Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 21 Маленькие домашние проблемы : Юлия Фирсанова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




ГЛАВА 21

Маленькие домашние проблемы

В некоем скрытом от посторонних глаз мире — резиденции посланцев Совета богов — население тем временем резко возросло на пять существ. Ибо вместе с посланцами, вернувшимися домой, в зале совещаний перед зеркалом наблюдения, у которого сидели Макс и Мирей с лапочкой Рэтиком, тут же с писком шустро кинувшимся к любимому другу, проявился еще один нежданный субъект.

— А ты что здесь делаешь? — сажая на плечо соскучившегося крыса, удивился Рэнд, первым среагировавший на постороннего.

«Трамвай жду», — пробормотала про себя Элька, довольно вслушиваясь в смешок Связиста, прозвучавший где-то на периферии сознания. Мировая Сила-посланник был в этом мире единственным, способным понять такие шутки.

Вслед за Рэндом и все остальные обратили недоуменные взоры на… призрака Рогиро Гарсидо!

— Сеор Рогиро?! — воскликнул Лукас, вопросительно приподняв бровь.

— Право слово, я сегодня, должно быть, не в форме, совсем на себя не похож. Уже второй раз за день у меня интересуются, я ли это, — саркастически процедил Рогиро.

— Ух ты! Настоящий призрак! Так близко! — с энтузиазмом заорал Макс, подскакивая с кресла. Каким-то чудом на сей раз парень умудрился даже не запутаться в его ножках и устоять на собственных конечностях. Видно, кто-то там, наверху, решил, что Шпильман норму по травмам на день уже выполнил. Судя по его заклеенным зеленым пластырем локтям и коленке, это воистину было так.

Технарь с жадностью оглядывал призрака. В его бедовой голове заметались, налетая и сталкиваясь друг с другом, восхитительные идеи о первом научном исследовании нематериального объекта с помощью маготехнических приборов. Материал для работы сам пожаловал на дом!

— Хоть кто-то здесь рад меня видеть, — фыркнул сеор Рогиро, пока Макс ходил вокруг него, как лиса вокруг винограда или ребенок вокруг новой долгожданной игрушки, только что пальцем тыкать не пытался.

— Что ты здесь делаешь? — сурово осведомился Гал, расценивая самовольное явление призрака как вторжение в частную жизнь и изрядно бесясь.

— Выполняю условия договора, заключенного с сеоритой Элькой, — отвесив всем собравшимся короткий поклон, нахально объявил высокомерный призрак.

— Что-о-о-о? — Прицел пронзительного взгляда воителя переместился на провинившуюся девушку.

— А что? — вскинулась Элька. — Сколько сегодня дел Связист приволок? Нам с ними долго разбираться придется. Домашняя библиотека до сих пор как следует не изучена, а информация из нее может в любой момент понадобиться! Одним «Дорожным атласом» не обойтись. Как искать будем? Каталог, даже алфавитный, не говоря уж о систематическом, отсутствует! Времени на эту необходимую работу при всем желании не выкроить. А сеор Рогиро, посочувствовав нашей проблеме, великодушно согласился занять место библиотекаря и взяться за этот титанической труд.

— Так! — воспользовался для оценки ситуации своим излюбленным словечком Гал и сложил на груди руки, держа их подальше от искушения снять ремень и хорошенько нашлепать негодницу.

— Вот, значит, о чем вы секретничали! — догадался Рэнд, мигом сообразив, как подружке удалось так быстро уломать призрака вернуть книги.

— Мадемуазель Элька, рассуждения эти логичны, но с вашей стороны было несколько неблагоразумно принимать столь ответственное решение в одиночку, не посоветовавшись с нами, — тактично укорил девушку маг.

— Будь это вопрос воинской тактики, плетения заклинаний или воровства, я, безусловно, обсудила бы его с вами. Ну а доки по части дел библиотечных я что-то среди вас не заметила, — быстро оправдалась Элька, нисколько не устыдившись. — Что же касается юридической стороны вопроса, в ней я тоже не профи, пришлось посоветоваться со Связистом.

— Брать призраков на работу законы Совета богов и Сил не запрещают! — вякнул Связист, метафорическим задом чувствуя, что его только что банально подставили.

— И вообще, он наивыгоднейший работник! — не давая передохнуть возражающим, продолжила рекламную кампанию Элька. — Призраку не нужно платить жалованье, он не нуждается в отдыхе и пище. Зато на основании опыта работы в качестве Тени Короля может дать неплохой совет, когда нам придется — а что придется, я просто уверена — разбираться в темных делишках. Так что хватит хмуриться и метать в меня осуждающие взгляды! Лучше похвалите!

Элька скорчила уморительную мордашку и трогательно захлопала длинными ресницами. Рэнд покатился со смеху, не выдержав, улыбнулись и Лукас с Галом, признавая правоту девушки. А Мири только всплеснула руками. Женщины всегда правы, а если они не правы, то все равно лучше с ними согласиться!

— Добро пожаловать в наше скромное обиталище, мосье Рогиро Гарсидо! — сдался Д'Агар и приветливо кивнул привидению.

— Круто! Призрака-библиотекаря еще ни у кого не было! — восхитился Макс, изучая привидение визуально, пока его не удалось затащить на исследования.

— Нас, приятель, ты уже знаешь, — пока его никто не опередил, встрял Рэнд. — Этот лохматый чудик зовется Максом Шпильманом, а темноволосая красоточка — эльфийка Мирей, жрица Ирилии. Знакомься, Рогиро!

Забывшись, или же из чистого любопытства, вор попытался дружески хлопнуть привидение по плечу и заинтересованно хмыкнул, когда, не встретив сопротивления, его рука прошла сквозь бесплотный дух.

Призрак кивнул технарю и вежливо поклонился девушке, промолвив:

— Бесконечно счастлив лицезреть прекрасную деву Дивного народа. При жизни мне доводилось несколько раз видеть ваших сородичей, но вот никогда даже не думал, что получу право находиться в обществе эльфов и после смерти.

Мири, польщенная галантной речью призрака, слегка зарумянилась и, не оставшись в долгу, ответила:

— Приветствую вас, сеор Рогиро! Я видела духов и раньше, но столь учтивых никогда!

— Обедать пора, — не к месту, но точно по времени, бросив для порядка взгляд на настенные часы, заявил Гал, решительно пресекая обмен любезностями. Нечего всяким призракам головы девушкам дурить, тем более столь чистым и неопытным, как Мирей. В отношении Эльки воин действий духа тоже не одобрял, но относился к ним несколько спокойнее, считая, что эта вертихвостка и сама кого хочешь последних мозгов лишить в состоянии.

— И правда, есть хочется, — опомнился рассеянный Шпильман, как раньше, так и теперь частенько забывавший подкрепиться.

— Правильно-правильно, должны же мы отметить удачное завершение первого задания! — с энтузиазмом подхватил Рэнд. — Попросим скатерку чего-нибудь этакого по столь торжественному случаю сбацать!

— Только сначала переодеться нужно, — заметил Лукас, единственный из ильтарийской компании, не считая призрака, чьи одежды почти не пострадали от налета вездесущих искорок.

— Разумеется, — фыркнул Гал. Весь в сверкающих блестках, воин чувствовал себя каким-то диковинным попугаем из легендарных джунглей Арана или, того хуже, циркачом из балагана.

Эльке же и Рэнду собственная экзотичная одежда пришлась весьма по сердцу, но спорить с обществом они не стали: переодеваться так переодеваться, обновки с искрами целее будут.

— Сеоры и сеориты, поскольку я в пище не нуждаюсь, то предпочел бы, пока вы будете трапезничать, начать осмотр библиотеки, ибо сеорита Элька уверила меня, что работы там непочатый край! — подал голос прозрачный Гарсидо.

— Oui, конечно! — охотно согласился Лукас.

И команда вышла в коридор. Оставив Рогиро знакомиться с библиотекой — глаза у призрака при виде книг, собранных Связистом, разгорелись не хуже, чем у Эльки, — все разбрелись по комнатам.

Как только мосье Д'Агар оказался в своих покоях, его позвал Связист, так и не подававший голоса с тех самых пор, как вынужденно поддержал заявление Эльки о приеме на работу призрака:

— Слушай, Лукас, я тут сбегал договорился с Силами Времени, они между Тахреной и здешними местами хронотечение так подтасовать обещали, что здесь и минуты не пройдет, а в Кантерре сутки точно минуют.

— И? — на сей раз немногословностью вместо Гала решил блеснуть маг.

— Ну так ты можешь к Бъянхе на огонек заглянуть, — запросто продолжил Связист. — Или уже передумал?

— Ни в коем случае! Я же дал обещание даме! — радостно отозвался мосье, поспешно оправляя перед зеркалом свой камзол и взбивая локоны. — Вы доставите меня во дворец Кантерры?

— А как же, — довольно хмыкнула Сила, — прямо в спальню к красотке!

И Лукас испарился из комнаты, чтобы вновь возникнуть в ней спустя пять минут. Вот только выражение лица мага более всего напоминало умильно-довольную физиономию котяры, проведшего некоторое время у крынки со сметаной. Теперь с чувством выполненного долга можно было переодеваться к обеду!

В столовую проголодавшаяся и честно заслужившая пищу своими трудами на ниве решения вопросов божественной компетенции компания явилась практически одновременно. На Максе красовался купленный Элькой шарф в разводах. Им парень подпоясал ту самую «амебообразную» футболку, от которой рябило в глазах. Элька же опять, назло Галу — блюстителю морали, натянула малюсенький топик, длина которого проигрывала только длине ее же юбки, более всего похожей на чей-то широкий пояс.

— Эй, зеленушка, салют! — оповестил Рэнд скатерть, плюхнувшись на свое место. — Что у нас сегодня на праздничный обед?

Пока компания рассаживалась за столом, скатерть начала быстро метать на стол яства. В воздух взвились соблазнительные ароматы, от которых рот тут же наполнился слюной. Чего только не было на столе: зеленый суп с крокетами из яиц, салаты, пирожки, паштеты, жареные куропатки, запеченное мясо, рыба в слоеном тесте…

Пустые тарелки ждали только того, чтобы их наполнили. Вот только перед Рэндом вместо пустого блюда появилась тарелка с чем-то отвратительно зеленым, напоминающим разваренный до полужидкого состояния сельдерей или шпинат. Похоже, чувствительная и самолюбивая скатерть не простила вору обзывательств.

— Это что за гадость, пестрая? Отравить меня хочешь? — подозрительно нахмурился Рэнд Фин, Рэт, понюхав содержимое хозяйской порции, предусмотрительно отбежал подальше.

Ткнув вилкой в зеленое месиво, парень зацепил толику содержимого и поднес к лицу, принюхиваясь. Общество изо всех сил постаралось скрыть улыбки. А вор, закончив обнюхивать неприглядную пищу, издающую странный аромат, осторожно отправил первую порцию в рот и, помедлив секунду, расплылся в блаженной улыбке:

— Ну спасибо, подружка! Вот это вкуснятина! А добавки дашь?

Возмущенно дернув кисточками в досаде от неудавшейся мести, скатерть ожесточенно плюхнула в тарелку Фина еще изрядную порцию загадочного и довольно вонючего зеленого месива. Тот с энтузиазмом набросился на еду.

— О боже, — невольно содрогнувшись, Элька отвела взгляд от содержимого тарелки вора, не веря, что это можно есть на самом деле.

— Хочешь, поделюсь? — добросердечно предложил подружке Рэнд, заметив ее интерес к своей порции.

— Ешь, ешь, тебе и самому мало будет, — проявив невиданное великодушие, отказалась от дележки Элька, переведя взгляд на куда более аппетитные и привычные взору яства.

Покачав головами и вновь подивившись экзотическим кулинарным пристрастиям Рэнда, проголодавшаяся компания приступила к торжественной трапезе.

— За первый и несомненный успех в работе, мосье и мадемуазели! — провозгласил тост Лукас, и все, кроме Рэта, разумеется, его охотно поддержали.

Подождав, пока общество выпьет и немного утолит первый голод, Связист ликующе воззвал к собравшимся:

— Ребята! Я вас всех поздравляю! Правы были Силы Равновесия, вы действительно для этой работы идеально подходите! Так удачно дельце обтяпали, да еще и с выгодой для себя! Молодцы!

— Спасибо, Связист, — польщенно отозвалось общество.

— Теперь только отчетик набросайте, чтобы мне его в Совет богов забросить, — эдак небрежно, словно бы между делом, продолжила Сила, пока команда еще не успела очухаться от комплиментов. — А то ведь этим бюрократам завсегда бумажка надобна, будто на словах сказать нельзя.

Прекратив с аппетитом жевать, члены команды беспомощно переглянулись, всей душой надеясь прочесть на лице соседа уверенность в том, что ему знакомо коварное ремесло составления отчетов хотя бы понаслышке. Но тщетно! Им встречались лишь точно такие же полные надежды ищущие глаза. Чего только не приходилось делать за свою жизнь членам команды: воровать, врачевать, убивать, молиться, разрабатывать программы, но только не писать отчеты!

— Да ладно вам, что-нибудь сляпаем, — беспечно отмахнулась Элька, не поддавшись всеобщему унынию.

— Вы можете написать отчет, мадемуазель? — с благоговейной надеждой уточнил мосье Д'Агар так, словно Элька сообщила о своей способности воскрешать мертвых.

— Выкрутимся! Эти официальные бумажки одна на другую как близнецы похожи, — улыбнулась девушка. — Возьмем за образец описание лабораторной работы, добавим канцеляризмов, и пусть они там, в Совете, наслаждаются, любители порнографического чтения!

— Как это? — заинтересовался Макс, рассеянно уронив на шорты жирную начинку из поджаристого пирожка.

— Ну напишем что-нибудь вроде этакого, — отвлекшись от еды, небрежно ответила Элька и выдала экспромтом: — Дело номер один «Пропавшие библиотеки Ильтарии». Проблема: бесследное исчезновение большинства крупных книжных собраний в государстве Ильтария (смотри приложение один «Послание ильтарийцев в Совет богов»). Распределение обязанностей: Лукас Д'Агар, Рэнд Фин, Эсгал и все его сто десять имен для внушительности и объема, Елена Белозерова — расследование на месте преступления. Макс Шпильман и Мирей — тыловая поддержка. Используемое оборудование, инструменты и ингредиенты: пыльца Дреша Рома, шарик Кот-Дойля, лист Шарте, свечи (восемь штук), ну и прочее, потом маг перечислит все, чтоб я чего не упустила. В расходы впишем стоимость изведенных Лукасом магических штучек, раз уж деньги тратить не пришлось, может, Макс еще тоже чего-нибудь израсходовал, пока эктоплазму изучал. Кратенько опишем ход работы (прибытие в Храм Зигиты, обнаружение и исследование пустующей библиотеки, беседы со свидетелями, гипноз Сарии, вызов призрака, возвращение книг и договор о составлении соглашения), потом резюмируем, что задание выполнено.

— Charmant! — Лукас, у которого отлегло от сердца, огласил столовую своим излюбленным словечком. — Не будет ли с нашей стороны наглостью попросить вас изложить все это на бумаге, мадемуазель?!

Остальные все еще несколько ошеломленно молчали, пытаясь осознать то, что только что так играючи изложила им девушка.

— Ладно уж, — согласилась приятно польщенная Элька, как и всякая нормальная девушка, получающая немалое удовольствие от восхищения окружающих и осознания собственной значимости. — После обеда на Максовом «компьютере» напечатаю!

Девушка вспомнила один приглянувшийся ей маготехнический прибор в рабочей комнате Шпильмана, весьма напоминающий, по сути своей, да немного и внешне, традиционный компьютер. Его интерфейс и пакеты прикладных программ (в том числе текстовой редактор) легко подстраивались под любой язык, заодно изменяя и столь же приспособленную к метаморфозам гибкую клавиатуру. Для этого надо было только положить руки на специальную пластину справа на округлом бледно-золотистом системном блоке и немного подождать. Прикасаться к творению маготехнологий было даже приятно. На ощупь устройство казалось теплым, почти живым. Первый раз узрев такое чудо, девушка пришла в совершенный восторг! Макс, видя искреннее восхищение Эльки, тут же попытался объяснить ей принципы работы и устройство прибора, но совсем в этом не преуспел. Послушав странные слова, от которых через фразу перемыкало даже усовершенствованный Силами или богами служебный браслет-переводчик, она честно призналась в том, что ничего не понимает. Но поскольку реакция такая давно уже стала для технаря-специалиста типичной, он не слишком расстроился, утешившись хотя бы тем, что работать на приборе Элька научилась поразительно быстро.

— От одной проблемы отделались, — заключил вор и, воздев вилку к потолку, вопросил: — Теперь-то все, Связист? Или ты еще какую забавную новость на десерт припас для улучшения пищеварения, приятель наш остроумный?

Со странной зеленью на своей тарелке Рэнд уже расправился и продолжал поглощать другие яства, и не думая загибаться от отравления.

— Все, все! Кушай спокойно, не нервничай, а то аппетит пропадет! — отшутился Связист, и сам никогда не жаловавший чрезмерного бюрократизма, проникшего даже в чисто энергетическую среду Сил.

— Судя по астенической комплекции мосье Фина, ему приходилось неоднократно переживать значительные душевные потрясения, — невинно заметил Лукас, пряча в уголках губ следы ехидной улыбки.

— Да, я очень чувствительная и впечатлительная натура, — самодовольно подтвердил вор. — И любое непонимание со стороны окружающих больно ранит мое открытое сердце! Ах, сколько ударов безжалостной судьбы мне уже довелось пережить!

— Бедняжка, — с абсолютно серьезным лицом пожалела Фина Мирей. — Наверное, очень трудно добиться понимания от тех, кто становится жертвами твоих ловких пальцев.

— И не говори, — печально вздохнул Рэнд, обводя общество честными-пречестными глазами завзятого прохиндея. — Никто меня не понимает! Мой виртуозный талант, а всякий талант, прошу заметить, есть дар Творца, вызывает лишь злобу завистников! Если б вы только слышали, какими словами они меня проклинают, какую ярость изливают, и за что, спрашивается? Только за то, что я следую своему предназначению!

— Но опошленные прозой жизни люди, испытавшие на себе твой несравненный дар, этого не понимают, и как результат — удары судьбы! — тактично подсказал маг.

— И канделябров, — мрачно вставил Гал, напоминая о печальной участи разоблаченных шулеров.

— Вот-вот! — В голосе Рэнда прозвучала самая искренняя обида, комментария воина он предпочел не услышать.

— Но теперь ты среди тех, кто способен оценить твой дар, поставленный на службу высшей справедливости, — нежно прошептала Элька, но в глазах девушки плясали смешинки. — Так что, Связист прав, можешь есть спокойно и набирать вес!

— А в моем мире ворам руки отрубали, — опять не то чтобы совсем не в тему, но явно не в тон разговору меланхолично заметил Эсгал, даже с какой-то ноткой ностальгии. И при виде того, как возмущенно вытянулась физиономия Рэнда, позволил себе скупую улыбку.

— Вот уж точно, прямой, как меч. И не стыдно тебе младших, между прочим, более чем на сто лет, обижать? — не выдержав, горько упрекнул Гала Фин.

— Нет, — правдиво признался воин.

— И как в таких условиях потолстеть? Когда такие пакости в лицо говорят! — негодующе поинтересовался вор у общества.

— Не расстраивайся, дорогой! Худой ты все равно симпатичнее, — утешила Элька вора.

— Ты находишь? — тут же сменив гнев на милость, промурлыкал Рэнд, окидывая девушку игривым взглядом, и тут же жалобно уточнил, хлопая, как недавно Элька, ресницами: — Или просто стараешься меня утешить?

Все так и покатились со смеху. Вора дружно заверили, что он и его Рэтик совершенно великолепны именно такие, какие есть.

— А на Гала внимания не обращай! — призвала Фина Элька. — Он тебе просто завидует!

Гал просто дар речи потерял от такого сногсшибательного заявления. Чтобы он, достойный воитель, завидовал какому-то хилому прохвосту?

— Да уж, — гордо подтвердил Рэнд, признавая абсолютную правдивость слов девушки. — Пусть завидует, несчастный! Ему никогда не стать столь же великолепным, как я!

Гал только головой покачал, слушая столь нахальные речи, и коротко подтвердил, как отрубил:

— К счастью!

Утратив интерес к подзуживанию воина, Рэнд отправил в рот кусок рыбы в тесте и, задумчиво пережевывая пищу, констатировал:

— Мы решили эту задачку с библиотеками, но один вопрос все-таки остался.

— Ты о чем? — удивился Макс, скармливая попрошайничающему крысу, что отправился собирать дань по столу, кусочек мяса. Шпильману казалось, что ребята сделали все, что могли, и даже больше.

— А что было в том тайничке в библиотеке? — задался вопросом любопытный Рэнд. — Какая такая королевская тайна, которую сжег Рогиро?

— Какие-нибудь любовные письма, — отмахнулся знаток дамских сердец мосье Лукас, пригубив вино. — Женщины, даже самые мудрые и могущественные, часто хранят из чистой сентиментальности то, что можно использовать против них. Такова их романтичная натура!

— И все равно интересно… — протянул, не унявшись, вор, которому неразгаданная тайна жгла пятки не хуже добротного огонька в камере пыток.

— А что гадать? — удивилась Элька, пожав плечами. — Давайте спросим у самого сеора Рогиро! Может быть, он поведает нам ответ. Ведь подданными Ильтарии мы не являемся и злоупотреблять сведениями, шантажируя королеву, не намерены. Мировая тетка эта Бъянхе, она мне понравилась!

— Хорошая идея! — поддержал подружку Рэнд.

— Вы звали меня? — спросил, возникая в гостиной, призрак достойного сеора Рогиро Гарсидо с книгой в руках. — Неужто даже во время трапезы у вас, посланцы богов, не утихает жажда познания?

— Не утихает! — единогласно подтвердила команда заодно со Связистом.

— А как вы узнали, что мы вас зовем? — удивилась Мирей.

— Призрак всегда слышит, когда его имя достаточно громко произносят в доме, где он обитает, — пояснило привидение.

— А, вот где собака зарыта, — глубокомысленно кивнула Элька.

Не поняв, при чем здесь несчастное животное, Рогиро избрал тактику умолчания, дабы не выставить себя глупцом. Дух куда-то отправил книгу и, сложив руки на груди, оглядел команду.

— Похоже, у привидений много разнообразных талантов, о которых мы и слыхом не слыхивали, — забросил удочку Рэнд.

— Возможно, — коротко проронил сеор Гарсидо.

— Когда-нибудь расскажешь? — жадно спросил вор.

— Быть может, — расплывчато отозвался призрак, давая понять, что уж сейчас-то он точно не настроен на столь важный разговор.

— Сеор Рогиро, mille pardons, мы не хотели вас беспокоить прямо сейчас, отрывая от знакомства с библиотекой, но раз уж наш зов все равно потревожил вас, умоляю, удовлетворите наше любопытство, — учтиво обратился к духу маг.

— Касательно чего, мосье? Так, кажется, у вас принято обращаться к мужчине, — уточнил Рогиро.

— Это у него принято, — пояснил вездесущий Рэнд. — Но мы не возражаем. Пускай обращается, главное, чтобы ругаться не начал, как всегда, когда колдует, и Эльку неприличностям не учил, а то как научит, так потом с потолка голые мужики пачками падают. А любопытство нас гложет касательно содержимого тайника в библиотеке. Что такое позорное хранила там королева? Любовные письма?

— О нет, — усмехнулся изысканный сеор. — Все не столь интригующе!

В воздухе повисла пауза.

— Я сейчас умру от любопытства! — взмолился вор. — Скажи хоть слово!

— Что ж, я думаю, имею право удовлетворить ваш интерес, — задумчиво констатировал Рогиро, с усмешкой следя за тем, как подпрыгивает на стуле нетерпеливый парень. — Авторитету королевы это не нанесет никакого ущерба, поскольку ее подданными вы не являетесь. Она хранила в тайнике свои литературные произведения.

— Королева — графоманка?! — удивленно хихикнула Элька — как-то не вязался образ грозной Бъянхе со столь забавным пороком.

— И что, они были столь плохи? — уточнил сочувствующий Макс.

— Совершенно бездарные вирши, — чистосердечно признал Рогиро, без зазрения совести выдавая королевскую тайну. В свое время бывший неплохим поэтом, призрак терпеть не мог дурные стихи и презирал стихоплетов.

— Что-нибудь типа: «Сейчас прольется кровь, цветет в саду морковь»? — с усмешкой спросила Элька.

— У вас, сеорита, со стихосложением гораздо лучше, чем у королевы, можно даже сказать, выдающийся талант, — покачав головой, честно ответил Гарсидо.

— Несчастная! — посочувствовала ее величеству целительница Мирей, ценившая хорошую поэзию, но никогда не претендовавшая на лавры стихотворца, справедливо полагая, что этой искры Творца ей не дано.

— Значит, уничтожив ее вирши, вы оказали Бъянхе истинное благодеяние, — заключил Лукас.

— Я того же мнения, — скромно согласился сеор Рогиро. — А теперь, если у вас больше не осталось вопросов, я предпочел бы вернуться в библиотеку.

— Oui, — охотно согласился маг. — Благодарим вас, сеор, за то, что сочли возможным поделиться с нами этими сведениями.

Призрак кивнул и истаял из столовой.

— Вот и королевскую тайну узнали, — хмыкнул немножко разочарованный Рэнд, ожидавший все-таки чего-нибудь более загадочного и зловещего. — Главное теперь, чтобы наша драгоценная Элька, ободренная преклонением Рогиро перед ее талантом стихосложения, не засела за сочинительство поэмы про морковь.

— Чем это тебе не понравилась моя морковная ода? — с опаской положив себе рыбы в тесте — уж больно с большим удовольствием ее ел гурман Фин, — взвилась для порядка Элька.

— Она восхитительна, — умиротворяюще воздев руки, затараторил Рэнд, сделав вид, что испугался гнева подружки. — Вот только если ты засядешь за поэму, некому будет описывать наши выдающиеся деяния, милая!

— Ну ладно, не волнуйся, я займусь сочинительством только после того, как покончу с самой сложной частью нашего первого задания, то есть с отчетом в письменной форме, — «неохотно» согласилась Элька.

Компания заулыбалась, признавая, что она права, — написать отчет им казалось труднее, чем расследовать дело.

— Мы и правда смогли быстро справиться с первым заданием, не имея никакого опыта, но, наверное, только потому, что Силы Судьбы и Случая так перетасовали прошения, что сверху лежало самое легкое, — осторожно заметила Мирей, стараясь не поддаваться всеобщей эйфории.

— Логично, — соглашаясь, кивнул Эсгал, не привыкший, что победы даются так легко и бескровно.

— А, ерунда! Вы и с другими делами играючи справитесь! — беспечно отозвался Связист. — Я в вас верю!

— Тихо-мирно во всем разобрались, никого не убили, не побили и даже почти не грозили, как-то даже скучно и неправильно, а, Гал? — подколол Рэнд воина, учуяв, откуда дует ветер сомнений.

Эсгал не удостоил его ответом.

— А по-моему, наоборот, очень весело было и даже здорово! А что никого не убили, не переживай, может, нашему воину этим еще заниматься придется, хотя, честно признаться, не хотелось бы!

— Это почему? Тебе заранее всех жалко, заразилась от Мирей? — лукаво удивился вор.

— Вот еще, я же не эльфийская целительница! Наверное, как и в моем мире, в других имеется достаточно сволочей, которые жалости не стоят, но наш Гал, он такой со своим мечом весь замечательный, что натравливать его на какой-нибудь гнусный, пусть даже уникально гнусный сброд, все равно что гвозди компьютером Макса забивать, — резонно возразила Элька. — Лучше мы его для устрашения будем использовать!

— О да, мадемуазель, это будет весьма эффективно и эффектно, — согласился Лукас, живо представив Эсгала с обнаженным мечом на изготовку.

— Ага-а! — протянул Шпильман восхищенно, с толикой завистливой тоски по недостижимому, если уж не умению пугать одним своим видом, то хотя бы двигаться так же легко и уверенно, как воин, и хоть немного уметь обращаться если уж не с мечом (куда ему!), так хоть с простым посохом.

Гал только хмыкнул, слушая, как компания перемывает ему кости в его, между прочим, непосредственном присутствии. Совсем совесть потеряли, а всему виной вредное влияние сопливых девчонок! А неуемная Элька, отпив морса, продолжала разговор:

— Знаешь, Рэнд, я много книг о ваших мирах, где действует магия, прочитала. Так если им верить, такое впечатление создается, что все здешние сколько-нибудь выдающиеся жители только и делают, что сражаются с силами Тьмы или ищут для этих целей какие-нибудь предметы (ну, волшебные артефакты или оружие), в редких случаях стараются от этих предметов избавиться, для чего все время куда-нибудь идут. Причем все остальные, те, кто не идут, делятся примерно на две равные половины: мешающие продвижению и способствующие ему. Я несколько опасалась, что и нас в эту бесконечную историю втянут, а оказалось все куда интереснее и веселее.

— Да уж, — пораженно протянул Связист. — Если ты так думала, удивляюсь, что Дэвлин с Тэлином тебя вообще уговорили контракт подписать.

— А чего удивляться? Я решила, что скучнее и бестолковее, чем была, моя жизнь все равно не станет, — ответила Элька, вспоминая лохматых посланцев — серьезного Дэвлина и Тэлина — любителя сыра. — Да и ребята уж больно забавными показались!

— Правда-правда, — подхватил Макс. — Я тоже подумал, что работа интересная намечается!

— Авантюристы! — криво усмехнулся Гал.

— От авантюриста слышу! — ехидно парировала Элька, наслаждаясь рыбкой в хрустящем тесте. — Вы, сударь, напоминаю, если склероз на старости лет замучил, за одним столом с нами сидите и в одной команде работаете, значит, тот же самый авантюрный контракт подписывали!

— Мосье Эсгал, наверное, имеет в виду, что, в отличие от мадемуазель Эльки, откликнулся на Зов Совета богов из гораздо более высоких побуждений, ведомый не жаждой приключений, а благородным желанием нести в миры свет Закона и Порядка! Быть вестником воли Сил Равновесия! — патетично пояснил Лукас, и только легкая улыбка свидетельствовала о том, что маг снова шутит.

— А мы-то думали, его денежки поманили, — с видом раскаявшегося в темных мыслях грешника протянул Рэнд, метнув на воина хитрый взгляд острых глаз.

Гал продолжал упорно молчать, считая, что причины, приведшие его на службу Совету богов, — исключительно его личное дело. Воину очень не нравилось, что пролаза Рэнд начал копаться в его прошлом. Мало того что любопытная Элька (да что толку на вездесущую девчонку пенять, сам виноват) почти случайно раскрыла его родовую тайну, так теперь еще и этот любопытный проныра сует нос куда не просят. Сам-то небось не спешит рассказывать, какими судьбами здесь оказался, может, сбежал от кого, и теперь следы заметает, чтобы шкуру спасти. Да и Лукас с тихоней Мирей не торопятся посвящать компанию в свои секреты. Ну с целительницы что взять? Не от мира сего эти эльфийки. А Лукас? Ох, подозрительным до чрезвычайности казался Галу блистательный насмешник-колдун. Дамский угодник! (Сам-то воин никогда галантным кавалером не был.) Слишком уж безупречно изыскан, искусен в колдовстве и красив мосье Д'Агар. Такие обычно, как коты, только сами по себе шляются и никого в расчет не берут, а тут к компании прибился.

«Впрочем, как их не касаются мои тайны, так и мне не должно быть дела до их прошлого. Если Силы сочли, что мы должны работать командой, да будет так, и неважно, что привело сюда каждого: любопытство, жажда приключений или проблемы», — оборвал свои рассуждения Гал и ответил Рэнду:

— Конечно, деньги. Для меня нет ничего важнее на свете. Так что я предпочитаю работать серьезно, чтобы получать премиальные, а не превращать свою жизнь в балаган на потеху всем мирам.

Рэнд пока не научился определять, когда Эсгал шутит, а когда — нет, уж больно редко он снисходил до розыгрышей. Так что теперь настал черед вора насторожиться, пытаясь разгадать слова воина, сказанные с такой серьезностью. Ну насчет серьезности он, может, и правду говорил. А вот про деньги? Чутье подсказывало проницательному пройдохе, что уж кто-кто, а Гал никак не походит на алчного до звонких кругляшей типа.

— Веселиться и веселить других — это здорово! — заявила Элька. — Мне так летать понравилось!

— Рад, мадемуазель, что ваша магия в этот раз сработала довольно безобидно и действие этого экзотического растения, что вызвало столь нестандартную реакцию, уже закончилось, — заметил Лукас, тщетно пытаясь внушить девушке уважение и хоть некоторую осторожность к собственному дару. Сложно было мосье объяснить выросшей без магии Эльке всю потенциальную опасность бесконтрольного, необдуманного использования силы. Для того чтобы это чувствовать, наверное, следовало с детских лет видеть и мощь, и уязвимые стороны тонкого искусства.

— Теперь только главное — рыбу не есть, — тихо, словно про себя, заметил Связист.

— Но я ем рыбу, — услышав его, недоуменно ответила Элька, отрезая себе еще один соблазнительно хрустящий соленый кусочек, исходящий ароматным парком.

— Что? — неизвестно чем испуганно поперхнулась Сила.

— Вот! — Элька подняла и продемонстрировала наколотый на вилку кусок. — Она в тесте запечена, Связист. Вкусная штука!

— О-о-о! — страдальчески протянула Сила.

— Да что случилось-то? — категорически потребовала ответа Элька, стукнув по столу пальчиком.

— После мятного перчика колдунам несколько дней нельзя рыбу, — жалобно и несколько опасливо вздохнул Связист. — Я забыл вам сказать, если ее отведать, происходит новый всплеск волшебной силы. То есть колдунам-то можно, им, наоборот, это даже полезно. А ты-то хаотическая колдунья. О-о-й, что теперь будет?..

— Я бы тоже хотел это знать, — процедил Гал, нервно сверкнув зелеными глазами.

— Ну что вы переполошились, словно наседки? — беззаботно пожала плечиками девушка, уже немного привыкшая к хаотическим всплескам собственного дара и очень даже наслаждавшаяся ими. Не каждый день у девочки из урбомира просыпается такой занимательный колдовской талант!

— Вы ничего особенного не чувствуете, мадемуазель? — поспешил уточнить Лукас с огоньком исследовательского интереса в хитрющих глазах. Дома, в присутствии Силы, маг ощущал себя в безопасности и был настроен вволю поисследовать уникальный талант юной колдуньи.

Гал тяжко вздохнул. Макс и Мири с плохо скрываемой надеждой уставились на Эльку. Им-то пока полетать не удалось. Но, может, еще есть шанс?

— Ох, что же эта шальная малышка еще натворит?! Интересно, конечно, посмотреть, главное только, чтобы меня потом Абсолют не канал, если девочка выкинет что-нибудь эдакое. Сами ведь давали матрицу души для подбора по сходству с богиней, а песочить все равно меня будут, им лишь бы крайнего найти… — вслух принялся рассуждать Связист.

— А что такое Абсолют? — тут же полюбопытствовала Элька, доедая рыбу и попутно размышляя над тем, что слова Силы она стала слышать как-то по-новому, более объемно, что ли, к звучанию добавилось ощущение тепла и пушистой легкости, будто каждым словом тебя мягким шарфиком укутывают.

— Какой Абсолют? — уточнил Макс, думая, что по рассеянности упустил в разговоре что-нибудь важное.

— Тот самый, о котором Связист только что упомянул, — недоуменно пояснила девушка элементарную вещь технарю-растяпе.

— Я ничего не говорил, — испуганно прошептал Связист, добавив едва слышным шепотом: — Я только думал!

Последовала значительная театральная пауза, а потом…

— Она читает мысли! — панически завопила Сила и тут же исчезла, бормоча на ходу: — О Творец! Надо срочно исчезнуть и заблокироваться, пока девочка через меня, чего доброго, во Вселенское Хранилище Информации не залезла. Вот тогда точно Абсолют с меня три шкуры спустит и надеть забудет! Да еще и выше доложит! Хорошо, если только Высшему Абсолюту, а то и до Высочайшего дотянется. Ой-ё-ёй! Зачем я об этом думаю-ю-ю?!

— Вот оно как, — протянула Элька, начиная понимать, что с того самого момента, как она взялась за рыбу, все ее предположения касательно предметов «тяжких дум» сошедшихся на словесной дуэли Гала и Рэнда на самом деле и были обрывками истинных мыслей мужчин.

— Клёво! Это просто класс! — обрадовался Макс. Пусть полетать сегодня не доведется, но то, что приключилось с Элькой, казалось сейчас Шпильману интереснее воздушных пируэтов. — Слушай, скажи, а о чем я сейчас думаю?

— Да о том же самом, о чем говоришь, — чуть насмешливо улыбнулась девушка, воспринимая попутно и искрящийся светлый энтузиазм мыслей парня. — Чего тебе скрывать-то?

Но искренне радовался новому всплеску хаотической магической силы, даровавшей хозяйке талант чтения мыслей, только прямодушный Макс. Все остальные, даже всегда склонный к новым экспериментам с магией Лукас, восприняли эту сногсшибательную новость кто с легкой тревогой, а кто и с настоящим, пусть и тщательно скрываемым, страхом.

— Что вы так дергаетесь? — удивленно спросила Элька, тут же почувствовав комок нервозных мыслей коллектива, колющийся, словно потревоженный еж.

— Мадемуазель Элька, mon ange, вы еще очень молоды, но попробуйте понять! Мы прожили пусть и не большой по собственным меркам, но вполне достаточный отрезок времени, чтобы обзавестись тайнами, которые не стремимся открывать никому. Какую бы искреннюю симпатию мы к вам ни испытывали, а может быть, именно поэтому, нам не хотелось бы делать свои размышления открытой книгой для вас, пускать в темные и весьма неприглядные тайники собственных душ! — тактично, но очень поспешно, тщательно стараясь спрятать в глубины сознания какую-то все время выплывающую наружу яркую мысль, промолвил Лукас.

— Я поняла. Может быть, я еще действительно очень молода, но не круглая дура, — обиженно кивнула Элька. Мысли Лукаса кололись, как льдинки. Враз посерьезнев, она обвела взглядом команду — все, кроме Макса, отводили или опускали глаза. Она вздохнула и продолжила: — Хорошо. Я ухожу в компьютерную комнату писать отчет. Надеюсь, порцию сладкого вы для меня оставите!

Девушка молча встала, погладила скатерть-самобранку в благодарность за праздничную трапезу и направилась к двери.

— Я с тобой! Можно? — тут же вскочил из-за стола Макс, неуклюже опрокинув собственный стул, с мягким стуком упавший на ковер. — Я уже наелся. А мои мысли читай сколько хочешь! Не жалко! А то вдруг что с техникой понадобится подсобить?!

— Спасибо! — растроганно поблагодарила парня Элька и на секундочку даже порывисто обняла его. Уже у самой двери девушка неожиданно резко остановилась и развернулась к оставшимся за столом членам команды. Мягкая голубизна исчезла из глаз. Сейчас они вызывающе сверкали острой сталью. Решительно вздернув подбородок, Элька заявила: — Да, я молода, но, наверное, мне не понять никогда, почему те, кому я так доверяю, боятся открыться мне. Мы клялись быть одной командой, и Силы приняли нашу клятву. Мы разделяем боль и радость друг друга, так почему же между нами нет доверия? Мне все равно, кто вы и что вы творили раньше, какие, пусть даже самые тяжкие, грехи висят на вас в прошлом. Если вас простили те, кто именуется Силами, и призвал на службу Совет богов, то почему же не приму я? И уж конечно я вовсе не собираюсь орать о ваших тайнах на каждом углу и судить вас. Или вы думаете, что ваши секреты настолько опасны, что их нельзя раскрыть никому под страхом смерти? Что ж, ваше право, таитесь, только помните, что тайное всегда становится явным, и как бы оно не стало таковым в весьма неподходящий момент, навредив нам всем. Да, может быть, я не понимаю всего, потому что не испытала за те жалкие четверть века, что прожила, столько боли от предательства и измен, как могли испытать вы. Но меня тоже предавали и подставляли. Только я решила для себя, что не верить никому гораздо больней, чем доверяться. И я рада, что молода. Если время сделает так, что я перестану до конца полагаться на дорогих мне людей, закрою на сто замков свою душу и сердце, я не хочу взрослеть. Никогда!

Отвернувшись, девушка выбежала из комнаты, Макс последовал за ней. Тут же, будто на что-то решившись, вскочила легконогая Мирей и устремилась вслед за подругой, звонко крикнув на бегу:

— Подожди, Элька, я с вами!

В столовой остались только Гал, Лукас и Рэнд с маленьким крысом Рэтом. У зверька-то точно не было никаких тайн! Мужчины избегали смотреть друг на друга, вяло ковыряясь в тарелках, и пили вино. Аппетит был безвозвратно испорчен. Больно и неуютно стало им после страстных слов девушки, тем паче что по сути своей Элька была ой как права. Они разучились доверяться и не могли или не желали поверить вновь. Милая, смешливая, подчас ехидная, упрямая Элька с самых первых минут знакомства относилась к ним с самой искренней приязнью. И все уже успели привыкнуть к этому ощущению открытой симпатии, пусть и не такой всецело сопереживающей и сострадательной, как у целительницы Мирей. Да, привязанность Эльки была сдобрена изрядной долей колкостей и сарказма, но это только придавало общению приятную остроту. А теперь из-за какой-то проклятой магической шутки все безвозвратно рухнуло в одночасье… Или все-таки нет?

Закусив губу, Лукас размышлял о том, что будет, если девушка проникнет в его тайну, если его тщательно скрываемый уже больше столетия секрет станет известен всей команде. Не отвернутся ли они от него? Да, Элька сказала, что примет их любыми, но она не знала о том, что блистательный мосье Д'Агар может ей сказать, не понимала, кто он на самом деле. А с другой стороны, девушка может никогда и не узнать его опасной тайны, если не найдет на поверхности мысли о ней. Может, стоит рискнуть? Контроль над сознанием маг держать умел. А все остальные мысли, кроме той, единственной, он был готов ей доверить. Элька права, дракона в пещере не спрячешь.

Тем временем скатерка тоже собралась с мыслями, по-своему оценив происходящее, и, более не медля, приступила к решительным действиям. Стол мгновенно опустел, исчезли даже тарелки мужчин с недоеденной пищей, потом быстро накрылся вновь, уже блюдами десерта. Чего только не появилось на столе: шоколадный торт со взбитыми сливками, несколько огромных подносов с пирожными, вазы с фруктами, мороженое, желе, сдоба, сухарики, печенье, кофе и Галов невыносимо-лиловый ташит. Вот только самой скатерти на столе уже не было.

— О! Даже скатерть от нас сбежала, — с горьковато-философской усмешкой заметил Рэнд, окидывая печальным взглядом кондитерское великолепие — самый сладкий сон любого лакомки, на который в другой момент своего существования он накинулся бы со здоровым аппетитом.

— И поделом, — мрачно отрезал нахмурившийся Гал, делая изрядный глоток любимого напитка. Нет, пусть девочка обижается, но невозможно допустить, чтобы она окунулась в темную пропасть его мыслей. Нельзя опорочить ее жизнерадостную чистоту своими грязными, кровавыми воспоминаниями, бездной боли. Пока он не будет уверен в том, что прошлое надежно заперто в глубинах сознания, он не сдвинется с места.

— Мадемуазель Эльке понадобится моя помощь в составлении отчета, — в конце концов, перестав перекидывать на весах размышлений факты, отважился заявить Лукас и поднялся из-за стола. — Я должен идти.

— А как же чтение мыслей? Или ты думаешь, у нее это так быстро прошло? — озаботился Рэнд, прикармливая и так уже раздувшегося до невозможности крыса кусочком какого-то розового фрукта в нежно-зеленой шкурке.

— Не думаю. Но это теперь неважно, — решительно ответил маг и вышел за дверь.

Вор и воитель печально переглянулись, наверное, впервые чувствуя между собой небывалую душевную близость. Полный стол сладостей никого не соблазнял. Уж очень пустой казалась большая столовая без Эльки, Мири, Макса и сбежавшего последним Лукаса.

— А, чего уж там, — с каким-то отчаянным весельем бесшабашно махнул рукой Фин и, подхватив возмущенно пищащего и отчаянно сопротивляющегося крыса, припустил за приятелем.

В гордом одиночестве Гал допил свой чай. Съел для порядка пару сухариков с тмином и кунжутом. Вздохнул. Посмотрел на часы. Снова вздохнул. Нахмурился. Прикрыл глаза. Открыл. Снова налил себе ташита и медленно одну за другой выпил три громадные чашки, поворачивая их перед собой, пристально изучая светлый растительный узор на тонком черном фарфоре. Кивнул, соглашаясь с собственными мыслями, и встал из-за стола. Теперь можно. Воин последним покинул столовую и направился в компьютерную залу.

Там, как и следовало ожидать, царила веселая, пусть чуть нервная суматоха. На свободном от техники небольшом столе расположилась беглянка-самобранка, предоставляя отщепенцам все великолепие своего кондитерского ассортимента. Желающие время от времени подхватывали себе на опустевшую тарелку еще какой-нибудь вкуснятины и, возвращаясь на свои места, продолжали оживленное обсуждение работы.

— Сколько экземпляров в окончательной редакции выводить будем? — интересовался Макс, стоя у принтера и одновременно пережевывая пластинку ядовито-сиреневой пастилы. Каким-то чудом он пока не измазал ничего, кроме своей и без того грязной майки.

— Пять, конечно! — весело, будто и не обижалась минут двадцать назад на друзей, откликалась Элька, нажимая на кнопки. — По всем правилам бюрократии! Марать бумагу так марать, до состояния критического маразма, как положено! Два в Совет богов, третий Связисту на память вручим, когда вернется, пусть свой собственный архив собирает, четвертый для Совета Сил и пятый нам, если первые два в Совете где-нибудь потеряются! Свой мы зарегистрируем в специальном журнале исходящей корреспонденции, заодно снимем копию первой жалобы и ей тоже присвоим номер в журнале корреспонденции входящей! Будем бить божественных буквоедов их же оружием!

— Какие сложности, однако, — с уважением протянул Рэнд, не знакомый прежде с могущественной и ужасной бюрократией.

— Все!!! — радостно объявил Макс, потрясая в воздухе еще тепленькими листами бумаги, и общество, отставив тарелки, разразилось радостными криками. С отчетом справились!

В это же время в зал вошел Гал. Монитор компьютера панически мигнул, тревожно заурчал принтер, но лучшая маготехника миров все-таки совладала с негативным влиянием чрезвычайно антимагичного субъекта и вновь заработала на совесть, оправдывая свою сумасшедшую цену, гарантии и беззаветную любовь Макса.

— Voila, мосье Эсгал пожаловал! — с радостной улыбкой, но чуть настороженно, уж больно серьезен был вид Гала, поприветствовал его Лукас.

— Моя магия еще действует, — предупредила Элька воина и эдак с ехидцей прижмурилась. Может, ожидала, что коллега задаст стрекача?

— Пусть действует, — твердо ответил мужчина, подходя к девушке, сидящей на мягком крутящемся кресле с колесиками. Положив руку на плечико Эльки, прикрытое лишь тонкой лямочкой топика, Гал снисходительно пробурчал: — Не можем же мы все время от тебя бегать. Мало ли что ты в следующий раз надумаешь выкинуть, проказница!

Элька подняла на Гала широко распахнувшиеся глаза, весело улыбнулась ему и на мгновение накрыла своей теплой ладошкой его мозолистую руку.

— Я пришел сказать, раз мы пообедали, может, прочтем еще одну жалобу? — внес деловое предложение Гал, чтобы скрыть замешательство при виде такой ничем не замутненной радости.

— А что? Пошли! Конечно! Интересно! — с жаром согласилась команда и, мигом подхватившись с места, словно поднятые вихрем пестрые осенние листья, дружно повалила в зал совещаний, где до сих пор в центре стола ждала пухлая папка с прошениями. Все страхи мыслечтения и разоблачения страшных тайн были забыты.

Элька с Галом на этот раз шли последними. Метнув на воина лукавый взгляд из-под ресниц, девушка пихнула его локотком в бок и тихонько шепнула:

— А мне понравилось читать мысли! Столько всего интересного узнаешь! Оказывается, тебя не настолько уж раздражает моя одежда, а, «старший братец»? Скорее наоборот?

Эсгал сконфуженно закашлялся и замедлил ход, пытаясь понять, сильно обижена на него Элька или все-таки не очень. Заливисто рассмеявшись, девушка подпрыгнула, чмокнула его в щеку, подхватила под руку и почти втащила за собой в зал, задорно интересуясь с порога:

— Пока мы там с Галом целовались, вы уже решили, кто будет читать следующую депешу?

Воина снова согнуло пополам от неожиданного, жестокого приступа кашля, а добросердечная Элька тут же принялась колошматить его по спине, в полной уверенности, что именно этот способ лечения — самый эффективный.


Содержание:
 0  Божий промысел по контракту : Юлия Фирсанова  1  ГЛАВА 1 Третий звонок : Юлия Фирсанова
 2  ГЛАВА 2 Знакомство : Юлия Фирсанова  3  j3.html
 4  ГЛАВА 4 Крик в ночи : Юлия Фирсанова  5  ГЛАВА 5 Проверки на прочность : Юлия Фирсанова
 6  ГЛАВА 6 Особенности создания Хранителя Снов в темное время суток : Юлия Фирсанова  7  ГЛАВА 7 Об обидах скрытных мужчин и девичьих секретах : Юлия Фирсанова
 8  ГЛАВА 8 Проблемы нравственности и двуличности : Юлия Фирсанова  9  ГЛАВА 9 Один немаловажный разговор : Юлия Фирсанова
 10  ГЛАВА 10 Сборы : Юлия Фирсанова  11  ГЛАВА 11 Явление в Храме Зигиты : Юлия Фирсанова
 12  ГЛАВА 12 Забытая библиотека : Юлия Фирсанова  13  ГЛАВА 13 Дорожные происшествия : Юлия Фирсанова
 14  ГЛАВА 14 К расследованию приступить! : Юлия Фирсанова  15  ГЛАВА 15 Опрос свидетелей : Юлия Фирсанова
 16  ГЛАВА 16 О практической пользе психологии : Юлия Фирсанова  17  ГЛАВА 17 Ловушка для призрака : Юлия Фирсанова
 18  ГЛАВА 18 Развлечения и ожидания : Юлия Фирсанова  19  ГЛАВА 19 Королевские разочарования : Юлия Фирсанова
 20  ГЛАВА 20 Прощальная : Юлия Фирсанова  21  вы читаете: ГЛАВА 21 Маленькие домашние проблемы : Юлия Фирсанова



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.