Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 23 Диалоги перед дорогой : Юлия Фирсанова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35

вы читаете книгу




Глава 23

Диалоги перед дорогой

Открыв утром глаза, Элия еще несколько мгновений понежилась в постели, убеждая себя, что неожиданно хмурое дождливое небо после вчерашнего теплого дня и холодный пол в комнате вовсе не испортят ей настроение. Потом быстро откинула одеяло, села, притянула к себе со столика одежду и начала натягивать ее. Брат, услышав шорох за спиной, слегка вздрогнул, но не подал виду, что проснулся. Впрочем, принцесса успела уловить это легкое движение.

Одевшись, девушка надела туфельки, предусмотрительно переброшенные Джеем поближе к кровати, и подошла к креслу. Тонкая рука опустилась на плечо принца, богиня наклонилась, нежно поцеловала его в одну щеку, потом в другую, чуть ли не в уголок рта, и прощебетала:

— Прекрасное утро, дорогой!

Джей проснулся в отвратительном настроении. Слушая возню Элии за спиной, он, припомнив все пережитое ночью, надулся еще сильнее и приготовился хамить сестре. Особенно если она вновь решит пошутить, облив его ледяной водой, как тогда, в «Десяти курах». Но неожиданное поведение проказницы совершенно выбило принца из колеи. Он недоуменно захлопал глазами, забыв, что намеревался притворяться спящим, и понял, что плохое настроение куда-то исчезло, даже не хлопнув на прощанье дверью. На смену ему пришло удовольствие от столь сладкой «побудки». Джей расплылся в кривоватой улыбке — право, как можно было сердиться на Элию?! — и, поправляя походное одеяло, в которое демонстративно закутался ночью, ответил:

— Прекрасно утро, сестра!

— Знаешь, милый, — ласково сказала девушка, неторопливо разминая тугие узлы мускулов на плечах и шее брата, — я думаю, немного бытовой магии, задействованной в пределах гостиницы, никто не заметит. Можно воспользоваться нашей посудой и заказать тебе хороший завтрак прямо в номер, чтобы не пугать обслуживающий персонал аппетитом и гастрономическими запросами. Типа пива с отбивными с утра. Я угадала?

Жмурившийся от удовольствия под искусными руками сестры Джей хмыкнул и пробормотал:

— К сожалению, очень сложно обнаружить в гостиничных меню блюда, которые были бы мне по вкусу. Если бы не отбивные, так с голоду бы, наверное, помер. Даже полные бездари в кулинарной сфере редко умудряются безнадежно испортить мясо. Так что поем хоть разок нормально. Кстати, встреча с Дарисом, как я вижу, по меньшей мере пополнила твою коллекцию украшений. — Принц метнул многозначительный взгляд на перстень с крупным агатом, красующийся у сестры на пальце.

— И это тоже, дорогой. Мы прекрасно провели время, — ответила Элия, присаживаясь на ручку кресла. — Дарис великолепный… собеседник.

Джей молча проглотил ответную подначку сестры — начни он сейчас заводиться, как обычно при упоминании о любовниках принцессы, она не упустит шанса поддразниваниями вывести его из себя. А в данный момент у бога не было сил на такие игры. Поэтому, смирив злость, он перевел разговор в деловое русло, не удержавшись, впрочем, от шпильки:

— Так поделись со мной информацией, полученной у этого «великолепного собеседника».

— Слушай.

Принцесса перешла на мысленную речь и кратко пересказала брату то, что знал Дарис о падении Альвиона.

Джей некоторое время помолчал, переваривая информацию, а потом промолвил так же мысленно:

«Ну что ж, теперь многое становится на свои места. Эх, знать бы еще, что за скотина стоит за всем этим. Но сначала постараемся разобраться с их величеством. — Узкие губы принца растянулись в хищной улыбке. — Если я правильно понял, мы можем рассчитывать на помощь Дариса».

«В принципе да. Но я не стала бы слишком полагаться на это. Дарису лучше держаться подальше от нас. Он не маг и сильной защитой прикрыть себя не сможет. В случае проверки его мысли могут подписать нам красивый смертный приговор. Ну а мы со своей стороны постараемся, чтобы у короля не возникло даже мимолетного желания хорошенько пошуровать в сознании сказителей. Защита поможет при легком прикосновении, но пристальный взгляд сметет все наши барьеры. Слишком неравны силы. Дарис сказал, что Кальтис — великолепный маг».

Принц скрипнул зубами и кивнул:

«А что еще Дарис сказал о Кальтисе и его ублюдках?»

«Кальтис не столько умен, сколько хитер. Не гнушается использовать силу. В этом он преуспел достаточно. Первое время головы летели одна за другой. Все, связанное с нами, уничтожалось с фанатичной настойчивостью. Дарис сказал, Кальтис был как одержимый. Да и сейчас казнь — предпочтительный метод решения всех спорных вопросов. Правда, разгуляться как следует ему, поговаривают, мешает Отис. Излюбленное занятие его величества — охота».

«За чужими королевствами?» — с горечью бросил вопрос принц.

«О, и это тоже. Завоевательные кампании он ведет с небольшими перерывами на протяжении всего царствования. Черной магией и мечом покорив королевство, оставляет на престоле одного из своих вассалов, наложив для перестраховки чары абсолютной преданности, и в скором времени начинает новую игру. Военнопленных использует для занятий черной магией и демонологией. Рабов ему на это уже не хватает».

«Экий ненасытный!» — зло хмыкнул принц.

«Крупномасштабные, видать, эксперименты. Да и союзников — демонов, оборотней, вампиров, что в его армии служат, тоже кормить надо. Кроме того, по основной сути он бог черной магии. Впрочем, мозги у Кальтиса кое-какие все-таки есть. Та же армия квартирует не в Альвионе, а в глухом мирке по соседству. Женился король на герцогине Кенберской, заграбастав в приданое одну из богатейший независимых провинций. Сама герцогиня в родстве с чуть ли не всеми знатными фамилиями Альвиона и хорошо укрепила его трон. Говорят, с амбициями была дамочка, но дальше женских покоев разгуляться ей Кальтис не дал. Выполнив свой долг перед государством в плане наследников, их ему не один век дожидаться пришлось, уже и слушок пополз о бесплодии, он к жене и носа не кажет. Так что королева пользует потихоньку дворцовую гвардию, жрет сласти, разводит карликовых собачек и плетет мелкие интрижки против мужа. А тому плевать. Сам фавориток не заводит. Женщины у него только для постели и дольше чем на пару недель не задерживаются. Цепляет его величество кого ни попадя — от шлюх и простолюдинок до знатных дворянок, на кого глаз упал. Но о бастардах никто ничего не знает. Большим успехом у короля пользуются светлоглазые шатенки. Вот тебе и крючок, Джей. Ничего на ум не приходит?»

«Возможно, — задумчиво и с некоторой ехидцей протянул принц, — „бедняжке“ Кальтису не повезло во время штурма увидеть прекрасную принцессу Элину. Или позже, во время жестокой расправы над всяческой памятью о нас, безвременно ушедших, он наткнулся на твое изображение. Особо „счастливым“ этого бывает достаточно, чтобы положить свое сердце к ногам богини любви — по портрету-то не видно, какой у тебя стервозный характер. Хотя, может, у него просто хороший вкус, потому и предпочитает дамочек этого типа…»

И Джей посмотрел на сестру в ожидании продолжения.

«Ну о Кальтисе, пожалуй, хватит. Номер второй — Алентис. Капризное, избалованное ничтожество. Но ничтожество коварное и мстительное, насколько мозгов хватает. Все проблемы предпочитает решать с помощью яда. Видать, рубить головы, как папочка, брезгует. Кровью новый костюмчик испачкать можно, а Алентис чистоплотен и брезглив до крайности. В магии принцу Творец таланта не дал. Мамочка от него без ума, зато младший братец терпеть его не может, и это взаимно. Кальм с Алентисом постоянно грызутся. Младшенький вроде не круглый дурак, но ничем особенным не выделяется. Так, немного фехтует, прескверно колдует, но почти всегда неудачно. Анекдоты об этом уже по всему королевству ходят. Вспыльчив до крайности. Когда бесится, ни о чем думать не способен. До девок еще более жаден, чем Алентис. Кидается на всех без разбора. Отец проблемы улаживать не успевает. Оба принца, по всему видать, папашу терпеть не могут, но боятся. Поэтому пока в мамочкины интриги против него не лезут. Образование кое-какое они получили, вернее, в них вдолбили, но Источник их не принял. Случись что с Кальтисом, ни один из них на троне удержаться не сумеет. Может, со временем из них что-нибудь путное и получится, но Дарис в этом сильно сомневается, имея некоторый опыт общения. Ему как-то пришлось приболевшего учителя боевых искусств мальчикам заменять, так он, бедняга, ту пору до сих пор с ужасом вспоминает.

Божественная же суть принцев не проявлена и вряд ли будет яркой. Никаких симптомов настоящего таланта ни один из приближенных, по сведениям Дариса, не наблюдал. Маги-предсказатели бормочут что-то невнятное о грядущей славе, только чтобы на эшафот не попасть, Источник Узла и Источники других миров, к которым ездили принцы, определять дар пареньков отказываются. Двадцать и Одна мальчиков вообще игнорируют, может, потому они и лезли с такой настойчивостью в храм Судьбы, тщась познать себя, а вместо откровения получили вдоволь синяков».

«Синяки тоже можно считать вполне откровенным ответом, — хмыкнул принц, припоминая кое-что из собственного опыта. Джей вскочил и нервно заходил по комнате. — А советник? Что Дарис сказал о нем?»

«Советник — личность занятная. Мелкий дворянчик из небогатого захолустного рода неожиданно становится правой рукой короля. И к его советам Кальтис почему-то начинает прислушиваться, хотя раньше и на дух не переносил всяческих поучений. Отис холост, а является теперь одним из самых богатых людей королевства. Колдун он, как и Кальтис, отличный. Но в черную магию, по слухам, не лезет, предпочитает работу с элементалями. Ах да, еще говорят, советник интересуется не только девицами, но и юношами, последними даже больше. Не стесняется выводить своих любовников в свет. К тому же весьма щедр с ними. Скорее всего, он бог интриги. Ну вот и все. А как и почему он вдруг приобрел такой вес в Альвионе — повод для раздумий», — завершила Элия мысленную беседу с братом и сказала уже вслух:

— Ешь, у меня есть дела.

С этими словами девушка встала. Согласно кивнув, Джей направился в ванную умываться, на ходу обдумывая информацию, полученную от сестры. А принцесса отправилась к себе, гадая, успел ли Кальм проспаться и убраться из ее комнаты. Девушке хотелось переодеться в свежее платье и причесаться. В коридоре она чуть не столкнулась с Отисом.

«О ком речь, тот навстречь!» — подумала девушка.

— О, дорогая моя, доброе утро! — доброжелательно улыбнулся мужчина, любуясь изящной фигуркой в ореоле чуть растрепанных пушистых волос.

— Доброе утро, милорд советник! — Элия вернула ему улыбку.

— А что, его высочество принц Кальм еще спит? — Отис был уверен, что знает, где и с кем находился принц, громогласно заявивший за ужином под зубовный скрежет Алентиса о своих намерениях «развлечь крошку сказительницу».

— Не знаю, милорд. Я как раз хотела это проверить. Вечером он так мило посапывал в кресле в моей комнате, что я не осмелилась будить его высочество и переночевала у брата, — невинно ответила девушка.

Отис подавил ухмылку и покачал головой:

— Кальм всегда любил поспать.

— Хотите, милорд советник, пойдемте вместе в мою комнату и посмотрим. Если что, вы поможете мне разбудить принца? — очаровательно улыбнувшись, спросила Элия и доверчиво положила свою ладошку на руку мужчины.

Пока Отис обдумывал ответ, дверь комнаты сказительницы распахнулась, и появился заспанный, лохматый и злой, как тысяча демонов, Кальм.

— Ну что, Отис, славно провели эту ночку? — ощерившись, спросил принц. Увидев советника в компании слегка растрепанной принцессы, парень тут же сделал свои выводы.

— Вполне ею доволен, — ответил советник, бросив на девушку ласковый взгляд.

— Слишком шустры вы стали, Отис. А шустрые долго не живут, — заносчиво пригрозил Кальм, не соображая со сна и досады, что за слова слетают с его языка.

— Со всеми претензиями, возникшими ко мне во время поездки, ваше высочество, обращайтесь к его величеству. А я, в свою очередь, выскажу ему свои, — холодно бросил советник, поигрывая рукой Элии. — Относительно дуэли в Вальне, повлекшей за собой скандал с шурином местного владетеля, о пьяном дебоше в Гард’норе, попытке изнасилования дочери королевского наместника в Далоне, погроме, устроенном вашими высочествами в Медарене, скандале в Небрисе, ссоре со жрецами храма Судьбы в Альше…

Отис сделал паузу, наслаждаясь тем, как на перекошенном, побледневшем лице Кальма ярость уступает место страху. Принц панически боялся отцовского гнева. Советник усмехнулся про себя: «Щенок попытался зарычать, но получилось только тявканье».

— Мы поговорим с вами позже, советник, я спешу, — постаравшись изобразить небрежный тон, пробормотал принц и поспешил ретироваться.

«Уж не в сортир ли?» — мелькнула у принцессы озорная мысль, но она сдержалась и прикусила язык. Девушка откровенно забавлялась, наблюдая, как ставят на место зарвавшегося мальчишку.

Отис насмешливо посмотрел ему вслед, потом погладил тонкие пальчики девушки и, лукаво улыбнувшись, заметил:

— Дорогая моя, какие у тебя прелестные ручки. Похоже, они никогда не знали черной работы. Узкая ладонь, длинные пальчики — руки не простолюдинки, а аристократки.

— Наследство мамочки. Папа говорил, она была знатного рода, но сбежала с ним из родительского дома, предпочтя свободу дороги роскоши быта и пустоте в сердце. А что мозолей нет — так сказители не пашут и не сеют. Мозоли у нас на языке! — рассмеялась девушка, внутренне напрягшись, и лишний раз похвалила себя за предусмотрительность, заставившую испортить маникюр еще до ухода из Лоуленда.

— А тебя утомила «свобода дороги» и, встретив двух высокородных болванов, ты с их помощью решила восстановить свое положение в обществе? — без обиняков спросил Отис.

«Ну почему же двух? — снова не без ехидства подумала девушка, — ты ведь тоже не из простолюдинов», и ответила:

— Да нет, что вы! Я решила соблазнить вашего короля. Как думаете, корона мне пойдет? — Ее ресницы затрепетали.

Советник рассмеялся и отпустил ее руку.

— Великовата будет. Да и женат король.

— Да? Вот жалость. Тогда погостим немножко в вашем легендарном королевстве и снова отправимся в странствия. А за свободу своих подопечных можете не опасаться. Плотские удовольствия и власть не стоят того, чтобы променять на них свободу истинного пути. Что же касается денег, поверьте, хорошие сказители зарабатывают достаточно, чтобы ни в чем не нуждаться. Ваши принцы мне ни к чему.

«Поживем — увидим, — решил Отис. — Если будешь мешаться, детка, убрать тебя всегда успеем. А пока пусть все идет своим чередом. Сказители — неплохая парочка. Красивая женщина, красивый мужчина… С ними должно быть интересно».

— Ну вот, теперь Кальм освободил твою комнату, и ты можешь вернуться в нее. — Советник дал понять сказительнице, что разговор окончен.

Зайдя к себе, принцесса наконец умылась, расчесала густые волосы и переоделась в серебристо-серое дорожное платье с неглубоким декольте и разрезом на юбке, доходящим до колен. Для сказителей и менестрелей такая одежда считалась вполне допустимой, а раз, по расчетам Дариса, они должны были этот вечер встретить в Альвионе, то и очень желательной — для привлечения внимания короля. Вдруг им удастся сегодня свидеться!

Нежное кружево белья, шелковые чулочки, изящные кожаные туфельки, хрустальная подвеска, спускающаяся с тоненькой серебряной цепочки прямо в ложбинку, образованную холмиками изумительных грудок, копна медовых волос, струящихся по спине, нежный аромат духов — все недорого, но лаконично и гармонично и направлено на то, чтобы свести с ума любого мужчину. И конечно, никакой маскирующей косметики!

Завершив утренний туалет, принцесса направилась назад в комнату Джея, дабы оторвать его от магической миски, проверить заодно, насколько хорошо она (богиня, конечно, а не миска) выглядит и подготовить брата к появлению с сестрой на людях. Надо же кому-нибудь проводить беззащитную девушку на завтрак.

Не став стучать, Элия сразу открыла дверь комнаты брата и с порога обратилась к нему:

— Ты готов, дорогой?

Что-то промычав, принц оторвался от аппетитного содержимого миски и, сглотнув, уставился на богиню. Мысль о необходимости отвечать на вопрос даже не заглянула к нему в голову. Да и голос куда-то подевался. Наконец после старательного поиска какая-то его часть все-таки нашлась, и Джей хрипло спросил:

— Чего?..

— Я говорю, ты уже кончил?

Первый ответ на этот вопрос: «Еще нет, но уже скоро» — не прошел цензуры остатков сознания. А вместо того чтобы подыскивать ему альтернативу, принц продолжал пялиться в декольте сестры, размышляя о том, какого цвета на ней нижнее белье. Все многоуровневое мышление бога, сдавшись на милость чувствам, было занято этим вопросом. А чувства в свою очередь сосредоточились на одном-единственном объекте — и, о Силы, каком объекте! — на богине любви. Джей автоматически встал. Стоя оказалось гораздо удобнее разглядывать декольте. Принцу показалось, что при движении в вырезе платья Элии мелькнул кусочек черного кружева. «Наверное, белье у нее черное, на сливочной коже, а может, я ошибся, и оно цвета персика или…» — завороженно думал принц, осознавая, что не в силах владеть собой и это демонски заметно, но мужчине было уже на все наплевать… И тут принца озарило:

— Может, присядешь? — хрипло предложил он.

— Зачем, дорогой? — выгнула бровь Элия.

«Чтобы было лучше видно ножку в разрезе юбки. И чтобы я тоже мог сесть, не теряя при этом из виду твое декольте», — подумал принц, подавив полувздох-полустон, и пробормотал:

— Поговорим.

— Ни садиться, ни ложиться, ни принимать иную другую позу сообразно твоим желаниям я не собираюсь, дорогой, — качнула головой богиня.

— Тогда, может, не стоило так одеваться? — злобно рыкнул принц.

— Я оделась так ради наших врагов, дорогой, — напомнила принцесса. — А тебе лучше побыстрее прийти в себя, чтобы на людях не разрушать личину безобидных сказителей.

Джей моргнул, с силой зажмурился и, взъерошив волосы, хрипловато пробормотал:

— Блин, что творится-то… Раньше я вроде так на твои штучки не реагировал…

— Слияние сил для творения общей магии, работа на пару, тесное общение со мной в течение нескольких дней кряду, — перечислила Элия. — Я понимаю, длительное пребывание в моем обществе не способствует сохранению твоего душевного равновесия. Не переживай сильно, это все поправимо. А теперь ступай умойся, — сочувственно покачав головой, рекомендовала девушка.

Губы принца дернулись в попытке изобразить легкую улыбку, которая скорее перекосила, нежели украсила лицо. Затем он кивнул, резко развернулся на высоких каблуках и скрылся в ванной комнате. С силой дернув магический кран холодной воды, принц в очередной раз сунул голову под ледяную струю. «Ну и стерва же ты все-таки, Элия, — с горечью, но без злобы подумал он. — Ни одной женщине я не позволил бы так измываться надо мной. Если б ты не была моей сестрой, давно бы отымел и убил тебя…»

Богиня задумчиво посмотрела ему вслед. Кажется, ее догадки относительно воздействия даже заблокированной силы при длительном личном контакте на объект, уже имеющий легкую степень увлеченности, подтверждались.

«Что ж, — философски решила принцесса, — если мы благополучно выпутаемся из этой авантюры, я смогу помочь Джею, а если нет, в следующей инкарнации будет велика вероятность встречи. Сильная эмоциональная привязанность притягивает души лучше всего».

Закрыв кран, Джей вытер голову полотенцем и полез за расческой, пытаясь привести в норму волосы, а заодно и мысли. Наконец наведя кое-какой порядок на голове, но почти не достигнув успеха в сортировке мыслей, принц вернулся в комнату, достал из сумки чистую рубашку, бросил на спинку кресла мокрую и переоделся, демонстративно отвернувшись от сестры.

— Пойдем, — сухо сказал Джей, стараясь не смотреть на мерзавку.

Принцесса, с исследовательским любопытством наблюдавшая за его поведением, улыбнулась и рекомендовала:

— Вообще-то, милый, я хотела посоветовать тебе сразу собрать вещи. Будет лучше, если после завтрака мы подождем их высочеств во дворе. Кто знает, какая шлея попадет им под хвост сегодня, особенно Кальму, так и не дождавшемуся меня вчера.

Джей хмуро кивнул и принялся ожесточенно заталкивать вещи в дорожную сумку, комкая одежду и гремя посудой, чтобы хоть на чем-то выместить свое ожесточение.

Несколько минут спустя, вежливо раскланиваясь с охраной, расставленной предусмотрительным Дарисом по всем ключевым местам гостиницы, лоулендцы спустились в трапезную для прислуги.

Восхищенный шепоток пронесся по залу. Но дисциплина или здравый смысл взяли верх над желанием поближе пообщаться с красоткой. Сказительница — спутница принцев. И теперь, судя по ее виду, сразу понятно, спутница какого рода. А значит, пялиться на нее или тем более заигрывать не рекомендуется. Если, конечно, не надоело жить.

Привычно ловя на себе, любимой, бросаемые исподтишка взгляды, девушка проплыла к столику. Джей стиснул зубы, в ярко-голубых глазах вспыхнула ярость. Если б принц мог убивать взглядом, трапезная сейчас наполнилась бы мужскими трупами. Но кто знает, быть может, в таком состоянии бог ограничился бы и всего одним, женским.

Мимоходом остановив свой взор на молоденьком красавчике-паже (уж не для утех ли Отиса взятом в поездку?), Элия маняще улыбнулась ему и села за свободный столик. Парнишка покрылся ярко-бордовым румянцем и опустил глаза. Товарищи по столу завистливо вздохнули.

Тем временем принесли завтрак. Наслаждаясь произведенным эффектом — хорошо подобранные аксессуары, платье — ни капли магии, а мужчины уже от тебя без ума, — принцесса неторопливо жевала какой-то странный омлет, задумчиво гадая, зачем среди яиц понатыкали кусочки каких-то фруктов. С зеленью, беконом, ломтиками огурцов, грибами и сыром она кое-как смирилась. «Ну прямо пицца недоделанная!» — сердито подумала девушка, придя к заключению, что фрукты здесь явно лишние. Впрочем, это возмущение было в большей степени наигранным, кроме омлета на столе имелись и восхитительные булочки с повидлом, горячий травяной отвар, сыр и паштет из дичи. Кроме того, запасы силы невольно пополняла стража, слуги принцев, брат, изливая на девушку чистую энергию чувств: восхищение, желание, нежность — словом, весь репертуар эмоций, служащий отличной подпиткой для богини любви.

Зато Джей, даром что завтракал из волшебной миски и совсем недавно ярился, с жадностью неделю некормленого ежа уписывал содержимое своей тарелки так, что за ушами трещало.

— Ты не перестаешь удивлять меня, дорогой, — меланхолично заметила девушка, отставив в сторону почти полную тарелку и прихлебывая нормальный травяной отвар — без сомнительных ингредиентов. — Как можно это есть?

Бог на мгновение уставился на сестру в немом изумлении, перестав даже жевать ради этого. Затем он хмыкнул, пододвинул к себе тарелку Элии и заявил:

— Это вы меня все время удивляете. Вечно все самое вкусное вам не по нраву, чудные существа! Ну не хочешь — не ешь. Мне больше достанется.

И принц с удовольствием продолжил уплетать загадочный омлет.

Завершив трапезу, сказители под восхищенными взглядами публики покинули зал и вышли во двор гостиницы. Тяжелое томное солнце уже потрудилось на славу: разогнав первые ворчливые тучи с хмурым осенним дождиком, оно изо всех сил обогревало землю, словно пытаясь доказать обывателям, что лето еще не кончилось.

Обосновавшись вместе с сумками на белой деревянной скамейке у стен гостиницы, брат и сестра лениво наблюдали за суетой слуг, готовящихся к отправке карет, мельтешением пажей, лакеев, охраны. Тем временем апельсиново-рыжий кот, броско маячивший неподалеку в декоративных кустах с нежно-фиолетовыми звездообразными листьями и крошечными алыми цветочками, подошел к Элии, ловко уворачиваясь от вечно спешащих непонятно куда людей, и проворно забрался на колени, требуя, чтобы его погладили. Девушка провела рукой по яркой шелковистой шкурке зверька, радуясь грязеотталкивающему заклинанию на платье — иначе оно было бы украшено отпечатками испачканных в грязи кошачьих лапок. Кот выгнул спину и мелодично замурлыкал.

Джей только хмыкнул (он уже привык к тому, что к Элии вечно липнут эти хвостатые твари) и принялся глазеть по сторонам, чтобы не пялиться на принцессу. Судя по ливреям, во дворе по-прежнему находились только челядь принцев и гостиничная прислуга. Если в «Приюте короля» и были другие постояльцы, то они, похоже, не желали попадаться на глаза альвионцам, а может, просто сезон путешествий закончился, подумал принц и поделился этими соображениями с сестрой, милующейся с котом.

— Раз тебе интересно, спроси у своей вчерашней подружки. — Элия кивнула на симпатичную служанку, уже с четверть часа таскавшую какой-то кувшин из одного конца двора в другой, надеясь, что Джей обратит на нее внимание.

Принц улыбнулся и приветственно помахал ей рукой. Служанка сделала вид, что только сейчас заметила сказителя, и, радостно улыбаясь, поспешила к скамье. Но по мере приближения улыбка сползала с ее лица, уступая место опасливому удивлению.

— Ой, ты гладишь не Апельсинку, а Пирата! Он же никому не дается, всех уже перецарапал. Ежели б хозяин не велел его не трогать — таких мышеловов поискать, — давно бы кто-нибудь утопил. Такой свирепый кот! Как же это?! — Служанка захлопала глазами, отвлекшись на время от созерцания Джея — своей очередной настоящей любви на всю жизнь.

— Я просто хорошо лажу с кошками, — улыбнулась принцесса. (За эту ее способность богиню даже называли иногда повелительницей кошачьих.) — И не говори о Пирате плохо, ему не нравится.

Бешено мурлыкавший под руками принцессы кот отвлекся, лениво открыл фиолетовый глаз и свирепо зашипел на служанку. Та отпрянула. Удовлетворенный ее реакцией, Пират поудобнее устроился на коленях Элии и замурлыкал с новой силой.

— А кто такая Апельсинка? — спросила принцесса.

— Апельсинка — сестра Пирата. Она тихая и ласковая. Но мышей тоже хорошо ловит. Я ей молоко часто ставлю, только она в последнее время почти не показывается, — пояснила служанка и, вспомнив о присутствии своей любви до гроба, кокетливо улыбнулась.

— Девушки, кошки, конечно, достойный предмет для разговора, но уж хватит об этом, а? Скажи лучше, куколка, почему во дворе нет ни других господ, ни слуг? Удовлетвори неуемное любопытство сказителя. Все разбежались, что ли, от этого гама? Или смылись заблаговременно, узнав о прибытии особ королевской крови, дабы избавить себя от удовольствия лицезреть их? — Джей лукаво выгнул бровь, разглядывая грудь служанки, просвечивающую сквозь тонкую ткань блузки.

— Ну это почти так и есть. — Девушка засветилась от удовольствия: такая возможность посплетничать. — Ведь гостиница называется «Приютом короля» неспроста. Видите, на вывеске пылает костер? — Служанка кивнула в сторону фасада здания. — В ней великая магия! — Она сделала круглые глаза, и Джей подавил усмешку. — Когда кто-нибудь из законных потомков короля или он сам приближается к гостинице на расстояние три мили, костер из желтого становится ярко-красным. И тогда, по указу его величества Кальтиса Первого, все постояльцы, если таковые имеются, должны покинуть гостиницу.

— И ночевать в лесу на болотах, — со смешком закончил принц.

— Вообще-то здесь по соседству есть пара скромных таверн, где можно остановиться в случае нужды. Но они, честно говоря, в жутком состоянии: короли-то ездят по дорогам нечасто, и все лучшие постояльцы привыкли останавливаться у нас, — хвастливо продолжила служанка.

Элия хихикнула, представив расфуфыренного дворянчика, гоняющего в своих временных апартаментах клопов, тараканов и прочих мелких домашних животных.

— Душевный человек король Кальтис, как я погляжу, — прокомментировала принцесса. — Какая забота о людях!

— Н-да. И к тому же маг великий — такие сложные страшные заклятия знает, — подытожил Джей, издеваясь над благоговением служанки перед простеньким заклинанием предупреждения.

Бог уже услышал все, что ему было нужно, и решил, что пора отделаться от девушки. Он выдал несколько милых глупостей о том, как удручен неизбежностью предстоящей разлуки с ней, но навсегда сохранит прелестный образ в своем сердце и постарается когда-нибудь снова навестить «Приют короля». Служанка внимала затаив дыхание: столько красивых слов за один раз ей еще никто не говорил. Но тут из окна гостиницы раздался требовательный вопль поварихи:

— Лизон! Где ты до сих пор шляешься, негодница? Где молоко?

И девушка, бросив на сладкоречивого сказителя последний прощальный взгляд, подхватила кувшин и заспешила на кухню.

Джей с облегчением подумал, что малышка не из тех чудных девушек, которые, проведя ночь с мужчиной, считают, что он их должник на всю жизнь.

Тем временем, получив свою порцию ласки, Пират соскочил с колен Элии и отправился куда-то по своим кошачьим делам. Мимо скамейки с крайне деловым видом проследовал на конюшню Дарис. Он надменно кивнул сказителям и сразу же отвернулся, чтобы не выдать сумбура чувств, охватившего его при виде Элии. В душе воина смешались желание, тоска, счастье обретения, боль и страх за любимую, восхищение ее красотой. Стараясь унять эту бурю, он быстро скрылся в конюшне и принялся, разогнав конюхов, собственноручно седлать коня, с преувеличенной тщательностью проверяя каждую застежку на сбруе, чтобы хоть как-то успокоиться, ибо он обещал госпоже своего сердца хранить молчание. Утешало Дариса лишь то, что его тайный перстень сверкал на прелестной ручке.

Спустя полчаса, когда все уже были готовы и изнывали от нетерпения, а Джею и Элии до чертиков опостылело созерцание фасада гостиницы с великой магической вывеской и мельтешение слуг, появились важные персоны. Провожаемые подобострастно кланяющимся хозяином и эскортом стражи, они проследовали во двор.

Хмурый Кальм, предвкушающий отцовскую выволочку, стремящийся на осенний бал Алентис и задумчивый Отис резко затормозили у скамейки сказителей и уставились на девушку. Сказители поспешно встали и почтительно поклонились.

«Да, — неожиданно подумал советник, зная, как падок король на прелестных сероглазых шатенок, — а может, корона ей будет впору».

Повинуясь взмаху руки Отиса, брат и сестра последовали за принцами.


Содержание:
 0  Месть богини : Юлия Фирсанова  1  Глава 2 Выбор спутников. Выбор пути : Юлия Фирсанова
 2  Глава 3 Путь наверх : Юлия Фирсанова  3  Глава 4 На Уровне : Юлия Фирсанова
 4  Глава 5 Альш. Дебют сказителей : Юлия Фирсанова  5  Глава 6 Новые лица, знакомый предмет : Юлия Фирсанова
 6  Глава 7 Маленькое недоразумение и большие планы : Юлия Фирсанова  7  Глава 8 Лавка старого Юшика : Юлия Фирсанова
 8  Глава 9 Немного о наместнике, а также вечер в Десяти курах : Юлия Фирсанова  9  Глава 10 Дорога Судьбы : Юлия Фирсанова
 10  Глава 11 И снова о плите : Юлия Фирсанова  11  Глава 12 Прелесть ночных прогулок : Юлия Фирсанова
 12  Глава 13 Прихоть наместника : Юлия Фирсанова  13  Глава 14 Вызов : Юлия Фирсанова
 14  Глава 15 Прослушивание талантов : Юлия Фирсанова  15  Глава 16 Укрощение строптивых : Юлия Фирсанова
 16  Глава 17 Укрощение строптивых — 2 : Юлия Фирсанова  17  Глава 18 Досуг благородных лордов : Юлия Фирсанова
 18  Глава 19 Плоды ночной вылазки : Юлия Фирсанова  19  Глава 20 Приглашения и признания : Юлия Фирсанова
 20  Глава 21 В путь! : Юлия Фирсанова  21  Глава 22 Вечер воспоминаний : Юлия Фирсанова
 22  вы читаете: Глава 23 Диалоги перед дорогой : Юлия Фирсанова  23  Глава 24 Дорога на Альвион. Недуги аристократов : Юлия Фирсанова
 24  Глава 25 Кальтис : Юлия Фирсанова  25  Глава 26 Дела королевской семьи : Юлия Фирсанова
 26  Глава 27 Ночное видение : Юлия Фирсанова  27  Глава 28 Розыгрыши : Юлия Фирсанова
 28  Глава 29 Неуместный вызов и его последствия : Юлия Фирсанова  29  Глава 30 Интересные предложения : Юлия Фирсанова
 30  Глава 31 Спасители : Юлия Фирсанова  31  Глава 32 Искусство мести : Юлия Фирсанова
 32  Глава 33 Путь домой : Юлия Фирсанова  33  Глава 34 Прочь заботы! : Юлия Фирсанова
 34  Глава 35 Самая последняя : Юлия Фирсанова  35  Глоссарий : Юлия Фирсанова



 




sitemap