Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА ШЕСТАЯ : Крэг Гарднер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




ГЛАВА ШЕСТАЯ

«Память — такая странная вещь! Уж не помню, сколько раз я забывал о свидании, назначенном мне королевским сборщиком налогов. Это очень расстраивало чиновников, до тех пор пока я не предложил одному из них облегчить подсчет моего золота, превратив его, например, в воробья, чтобы он свободно мог порхать от золотого к золотому, или в лягушку, чтобы он бодро прыгал от одной материальной ценности к другой, или, лучше всего, в червяка, чтобы он искал под землей сокровища, которые я, как ему кажется, укрываю. И вы не поверите: после этого моего предложения ни один из сборщиков налогов больше не назначал мне встреч, они как-то сразу забыли о необходимости проверять мои доходы. Вот я и говорю: память — такая странная вещь!»

«Волшебнетика: ваш путь к магической самореализации». Эбенезум, величайший волшебник Западных Королевств (тридцать четвертое издание)

И тут началось! Все стало раскручиваться назад. Как будто меня огрели по голове волшебной дубинкой Хендрика. Я мгновенно вспомнил и Матушку Гусыню, и свою миссию, и своих товарищей, и нападения Голоадии на наземный мир, и похищение Вушты, и болезнь учителя, и размолвку с Нори, и еще много-много всякой всячины.

— Э-э… — заметил я, — да уж… — Я вспомнил также, что должен переубедить Матушку Гусыню. Но как сделать это, когда нас уже атакует Голоадия?

— Подождите секунду! — воскликнул тщедушный демон в дальнем конце стола. — Это же не Вушта!

Крупный во главе стола опять стукнул молоточком:

— Что вы хотите этим сказать? Мы уже объяснялись на эту тему. Остатки волшебной мощи наземного мира сосредоточены в Вуште. Помните, сколько там волшебников? Оттуда за версту пахнет волшебством. — Демон помахал молоточком. — На этот маяк мы и правили. Вушта — здесь!

— Прошу слова! — выкрикнул тщедушный демон. — Это место вовсе не похоже на Вушту.

Главный демон замахал своим молоточком еще яростнее, как будто намеревался разбить им все возражения, — значит, они замаскировались! Когда имеешь дело с сотней волшебников, всего можно ожидать!

— Нет, нет, нет и нет! — раздался голос Матушки Гусыни. Она уже неслась к нам с холма. — Все неправильно! Ну за что мне это?

— Я думаю, — кричал Джеффри, изо всех сил стараясь не отстать от хозяйки, — дела бы пошли веселее, займи вы в сказке хотя бы одного говорящего волка. Мы, волки, очень склонны к импровизации…

— Эй! — позвали откуда-то снизу. — Я что, должен лежать тут и ржаветь?

Я посмотрел под ноги. Это был Катберт, заколдованный меч. Вероятно, я выронил его, когда на меня свалились эти злосчастные волосы. Пришлось нагнуться и поднять оружие.

— Вот так-то лучше, — сварливо пробурчал меч. — Первое, чему вы должны научиться, — это содержать оружие в порядке. А уж если имеете дело с заколдованным оружием, то тем…

Я поспешно засунул Катберта в ножны. Сейчас было не до правил обращения с заколдованным оружием. Я все еще надеялся привлечь к себе внимание Матушки Гусыни, но, судя по тому, как волшебница смотрела на вновь прибывших, она сейчас была вовсе не склонна к разумной неторопливой беседе.

Один из демонов, указав на бегущую с холма старушку, предупредил:

— Похоже, на нас собираются напасть.

— По-моему, время кипятить кровь! — с большим энтузиазмом отозвался другой демон.

Матушка Гусыня подлетела к демонскому Комитету по завоеванию, потрясая сжатыми кулаками.

— Вот напасть! — проговорил демон с молоточком дрожащим голосом. — А может, это и вправду не Вушта?

— Что вы тут делаете? — закричала Матушка Гусыня. — Надеюсь, никаких завоевательных походов?

— О нет, что вы! Какие там завоевательные походы! — пролепетал демон с молоточком, сжавшись в комочек. Однако, когда стало ясно, что Матушка Гусыня пока не собирается убивать демонов на месте, он вытер лоб и продолжал уже гораздо спокойнее: — То есть, по правде говоря, это был поход, но только не на Восточные Королевства, ни в коем случае не на Восточные Королевства, уверяю вас… Мы просто немного не рассчитали… — Голос демона угас под гневным взглядом Матушки Гусыни.

— Всякий может ошибиться, — робко заметил другой демон.

— Видите ли, под землей темно, а с осветительными приборами у нас туго, — объяснил тщедушный.

— И я должна этому верить… — медленно начала Матушка Гусыня.

— Нет, нет, мы вовсе не призываем вас этому верить! — согласился тщедушный.

— Могут быть и другие причины нашего пребывания здесь, — поспешно вставил демон с молоточком. — Скажем, мы соскучились. Да, конечно. Так и есть. Разумеется! — Демон ослабил ворот. — Вы себе представить не можете, как трудно жить, не видя вас! Точно. Мы не виделись… несколько часов, и вы не представляете, как нам недоставало вашего вдохновенного…

— Молчать! — скомандовала Матушка Гусыня.

Демоны онемели. Во внезапно наступившей тишине я услышал звуки шагов и сопение: Снаркс, Гакс и Бракс взбирались на крутой берег реки.

— Вы тоже — молчать! — Сказочница пригвоздила трех демонов к земле своим стальным взглядом. Потом опять повернулась к Комитету. — Помните, что случилось, когда вы в последний раз попытались вскипятить здесь кровь?

Все пятеро демонов истово закивали:

— Конечно, Матушка Гусыня!

— Как не помнить, Матушка Гусыня!

— Те, кто выжил, до сих пор под наблюдением лучших врачей Голоадии, Матушка Гусыня!

— Вот и хорошо, — кивнула волшебница. — Мы ведь больше не хотим ничего такого, правда?

Все пятеро заметно побледнели. Их лица ядовитых оттенков сразу же окрасились в мягкие, пастельные тона.

— О нет, Матушка Гусыня!

— Только не это!

— Здесь все написано, Матушка Гусыня! Не будете ли так любезны прочитать это вслух?

Но не успела волшебница ответить, как хриплый голос рявкнул:

— Давай!

Бракс забил в свой барабан.


Гакс Унфуфаду — храбрый демон.
У него зуб на подлецов и трусов.
Он возьмет их за шкирку
И швырнет в ямы со слизью!

И Гакс выпустил свои страшные когти, словно готовясь, в соответствии с текстом, схватить врагов за шкирку. Члены Комитета уставились на своего бывшего вождя, который когда-то носил титул Большого Хухаха. О Матушке Гусыне на время забыли. Заявление Гакса явно расстроило демонов.

— Ах вот как? — наконец спросил самый тщедушный и болезненный.

— Может, у вас и армия есть? — осведомился другой.

— Почему бы вам не подойти сюда и не повторить то, что вы сказали? — послышалось с другого конца стола.

Демон-председатель стукнул молоточком.

— Давайте-ка проясним кое-что, — сказал он. — Когда-то власть в Голоадии принадлежала вам. Но не теперь. Теперь мы правим миром. Если вы попробуете поставить под сомнение наш авторитет, вас ждет… — он сделал паузу для пущего драматизма, — возмездие!

Матушка Гусыня встала между враждующими сторонами.

— Думаю, не ждет, — спокойно сказала она. — Ничего вы ему не сделаете. Все, кто был здесь до вашего появления, — под моим покровительством.

Я ушам своим не верил. Матушка Гусыня, наш заклятый враг, защищает нас! Интересно, что заставило ее сердце дрогнуть. Может быть, наша искренность. Играя в ее сказках, мы проявили свои настоящие характеры. Может быть, теперь будет не так трудно с ней договориться?

— Но они — демоны! — возразил демон с молоточком. — Они наши, по Голоадским законам!

— Ребята, пора кипятить кровь! — обрадовался один из комитетчиков, и все пятеро обратили свои взгляды в одном направлении. — Что? Жарковато стало?

Снаркс и Бракс попытались укрыться за огромным Гаксом Унфуфаду.

Матушка Гусыня пошарила под своим вязаным жакетом и вынула кусок пергамента.

— Кажется, вы забыли про это, — небрежно заметила она. — Это договор, который я подписала с Голоадией после нашего прошлого инцидента, договор, приостанавливающий действие всех Голоадских законов и запрещающий всякое вмешательство демонов в происходящее в моем королевстве. Этот документ — единственная причина, по которой… Голоадия еще существует!

— Неплохо сказано! — похвалил Снаркс, высунувшись из-за левого плеча Гакса.

— Нет ничего надежнее контракта! — добавил Бракс, высовываясь из-за правого плеча Гакса.

Я едва удержался от улыбки. Матушка Гусыня явно склонялась на нашу сторону. Как только это маленькое недоразумение разрешится, я поговорю с этой разумной женщиной как с союзником, ибо она непременно станет нашим союзником. А пока я смотрел в землю и пытался подобрать наилучшие слова. Как взялся бы за это учитель?

— Да мы, собственно, не возражаем, — пошел на попятную демон с молоточком. — Мы бы никогда не осмелились возражать Матушке Гусыне!

И все члены Комитета согласно закивали.

Матушка Гусыня улыбнулась:

— Я рада, что мы друг друга поняли. И больше никаких угроз этим троим! Вы — чужаки. — Она махнула рукой в сторону комитетчиков, а потом махнула второй — в нашу сторону. — А они — мои статисты, пешки. Они принадлежат мне, и я сделаю с ними все, что захочу.

Пешки? Сделает с нами все, что захочет? Так не говорят о своих союзниках. Я огорчился. Должно быть, я опять неверно оценил события. Может, следовало рассматривать Матушку Гусыню скорее как нейтральную сторону?

— Считайте, что вам повезло, демоны, — продолжала старая дама. — На этот раз я принимаю ваши извинения и согласна поверить, что вы попали сюда по ошибке. Но учтите: еще раз увижу вас здесь — это дорого обойдется Голоадии!

Демоны заговорили все разом:

— Конечно, конечно, Матушка Гусыня!

— Наше единственное желание — угодить вам, Матушка Гусыня!

— Мы сделаем все, что вы скажете, Матушка Гусыня! — прибавил демон с молоточком. — А не могли бы вы с присущей вам любезностью указать нам дорогу в Вушту или в Западные Королевства?

Матушка Гусыня вздохнула:

— Ладно уж, хотя я и не обязана этого делать. Но, похоже, нет другого способа избавиться от вас. — И она указала рукой куда-то за спину председателю. — Вон туда!

Демон растерянно повертел головой:

— И это все, что вы можете сказать мне? Вон туда! Нельзя ли чуть поподробнее?

Но остальные стали предостерегающе подталкивать своего вожака в бок.

— Все понятно, Матушка Гусыня, — пробормотал один из них.

— Большое спасибо за помощь, Матушка Гусыня, — подпел ему другой.

— Не пора ли нам удалиться, чтобы не мешать Матушке Гусыне работать с актерами? — с надеждой в голосе осведомился тщедушный болезненный демон.

— И помните о нашем договоре! — напутствовала их волшебница.

— О договоре? — Демон-председатель с трудом подавлял нервную дрожь. — Да-да, конечно, Матушка Гусыня. У меня и в мыслях не было ослушаться ваших приказов. Э-э… Так, значит, вон туда… — И он указал своим сподвижникам на запад. — Назад, под землю, братья-демоны!

Ворча и постанывая, комитетчики подтащили свой стол для заседаний к самому краю расселины, после чего один за другим попадали в яму.

— Ну наконец-то! — вздохнула Матушка Гусыня. Она испытующе оглядела оставшихся, потирая руки в предвкушении работы. — Хватит отлынивать. Принимайтесь за дело!

— Но… — начал было я.

Похоже, она меня даже не услышала. Старушка проворно полезла вверх по склону холма. За ней трусил верный говорящий волк. Ну как убедить ее, что наше дело — правое, если она и слушать не желает?

— Ах, Вунти! — прошептала Эли мне на ухо. — Она назвала нас пешками!

— Да уж, — отозвался я, втайне желая, чтобы барышня отошла от меня чуть подальше. — Думаю, она нас недооценивает. Эта женщина так поглощена выдумыванием своих сказок, что вне их сюжета просто никого не воспринимает. Пока она нас снова не околдовала, надо успеть выработать план побега.

Бывший Большой Хухах выступил вперед и, чтобы привлечь к себе наше внимание, поднял обе когтистые лапы и крикнул Браксу:

— Начинай!

Я решительно положил руку на плечо опального демона и опасливо покосился на Эли и Хьюберта:

— Пожалуйста, не надо декламации… И песен с танцами тоже не надо… пока я не закончу. Боюсь, время у нас ограничено.

— Более чем ограничено! — желчно заметил Снаркс. — Старушка уже почти взобралась на холм.

— Нет еще, — возразил Хьюберт, который был рад любой возможности не согласиться с правдолюбивым демоном. — Она разговаривает с волком. Должно быть, о том, что волосатые персонажи придают сказкам жизненность и достоверность. У нас есть еще минутка, — улыбнулся дракон, — драконьим ушам можно доверять!

Снаркс кивнул:

— Право, слух у драконов явно лучше, чем голос!

— Да уж, — вмешался я. — Боюсь, теперь не время для препирательств. Но упоминание о голосе навело меня на одну мысль. Обратите внимание, как именно околдовывает нас Матушка Гусыня. Она использует наши собственные голоса. Мы сами произносим слова заклинания. Я думаю, мы освободились бы от ее чар, если бы только смогли удержаться от этих слов. Надо сосредоточиться…

— От этих слов? — не понял Гакс.

— Ты имеешь в виду слова «жили-были»? — подсказал Хьюберт.

Как только дракон задал свой вопрос, с ним сразу же стало твориться что-то очень странное. Глаза огромного ящера закатились, он принялся раскачиваться взад-вперед.

— Поберегись! — крикнула Эли, и вовремя: мы едва успели отбежать в сторону, как Хьюберт слишком сильно качнулся назад и упал навзничь. Когда пыль, поднявшаяся от падения огромного тела, улеглась, мы увидели, что дракон совершает какие-то невообразимые движения: передними лапами он как будто загребал воздух, а задними старался лягнуть невидимую преграду.

— Что он делает? — спросил я, заранее страшась ответа.

— Разве не понятно? — восхищенно воскликнула Эли. — Он изображает «дракона, плывущего на спине». Хьюберт вернулся обратно в сказку. Но какой талант!

Значит, два волшебных слова тут же сделали Хьюберта драконом-мимом из последней сказки. Я мрачно заключил:

— Это только подтверждает сказанное мною. Если бы мы могли сопротивляться и не произносить заклинания!

— Но как же сопротивляться, если ее колдовство сильнее даже Домовой Силы! — в сердцах крикнул Тэп.

— Надо следить за своей речью и никогда не употреблять эти слова в одном и том же предложении. Сосредоточьтесь, и мы победим!

Вдруг меня бросило в пот. Неужели Матушка Гусыня уже пытается воздействовать на меня? Я поманил остальных поближе:

— Слушайте внимательно! Если Матушке Гусыне удастся околдовать нас, мы пропали. Кто ее знает, что ей еще придет на ум! — Голова кружилась, перед глазами плыло. Я закусил губу, надеясь, что боль поможет не потерять сознания. — Теперь, главное, где бы мы ни БЫЛИ…

Я вздрогнул. Что случилось! Что я сказал? Что я сейчас говорю? И почему все вокруг повторяют то же самое? И что там с моими оставшимися желаниями?


Содержание:
 0  Вредное волшебство An Excess of Enchantments : Крэг Гарднер  1  ГЛАВА ВТОРАЯ : Крэг Гарднер
 2  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Крэг Гарднер  3  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Крэг Гарднер
 4  ГЛАВА ПЯТАЯ : Крэг Гарднер  5  вы читаете: ГЛАВА ШЕСТАЯ : Крэг Гарднер
 6  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Крэг Гарднер  7  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Крэг Гарднер
 8  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Крэг Гарднер  9  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Крэг Гарднер
 10  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер  11  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер
 12  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер  13  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер
 14  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер  15  ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер
 16  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер  17  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер
 18  ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер  19  ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер
 20  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ : Крэг Гарднер    



 




sitemap