Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Крэг Гарднер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

«Практикующий волшебник частенько попадает в стрессовые ситуации. Например, двое его клиентов ожидают от него двух противоположных результатов. Волшебник обязан тщательно взвесить запросы обоих клиентов, принять во внимание возможные осложнения после своего колдовства, прикинуть, какие последствия могли бы удовлетворить обоих, заранее наметить, как он будет спасаться, если одну из сторон результаты разозлят. Но и это не главное! Главное — маг никогда не должен пренебрегать первым законом профессиональной магии, который гласит: „Оплата — авансом!“»

Из «Наставлений Эбенезума», том XXI

Вунтвор снова очутился в лесу. Рядом стоял Домовой.

— Вот видите! — назидательно заметил Катберт. — Всегда можно решить вопрос, не прибегая к насилию.

Юноша засунул меч обратно в ножны. С Катбертом он разберется позднее.

— Ты где был? — призвал он к ответу коротышку Домового.

— О, то там, то здесь… — небрежно ответил тот. — Когда я нужен, я всегда на месте, не правда ли? Мы, маленькие, ненавязчивы. Я решил, что мое присутствие помешает развитию сюжета твоей истории. Мы, сказочники, должны всегда следить за тем, чтобы герой чувствовал себя свободным и не очень-то на нас рассчитывал.

— Моей истории? Сказочники? — Вунтвор как-то до сих пор не думал о своих приключениях как о сказке. Ну да, конечно! А иначе почему он то и дело повторяет: «Жили-были»?

— Но теперь пришло время мне появиться, — продолжал Домовой. — Близится финал. У тебя осталось только одно желание. Постарайся пожелать что-нибудь полезное.

На какое-то мгновение Вунтвору пришло в голову пожелать пудинг и разом покончить со всем этим. Нет уж! Ему в последнее время так не везет, что последнее желание может пригодиться для чего-нибудь посерьезнее. Юноша велел Домовому держаться поблизости и никуда не отлучаться.

— Будет исполнено, — отозвался тот и поспешно добавил: — Ну извини, извини… Просто… так говорится…

Молодой человек огляделся. Он опять стоял рядом с огромным бобовым деревом, только великанов, кажется, поблизости не было. В общем, почти ничего не изменилось, разве что в земле появилась довольно внушительная вмятина, которой раньше он не замечал.

— Да уж, — подумав с минуту, сказал себе Вунтвор, — кажется, пора бежать дальше.

Но не успел он сделать и нескольких шагов, как из соседних кустов послышались громкие голоса.

— Гляди-ка, эта девица носит ботинки армейского образца! — сварливо сказал первый.

— Да какие здоровенные! — подхватил второй. — И вообще, мы пришли в гости, а ты даже не здороваешься!

— Надо же! — поддал жару третий голос.

Из лесу вышли семь низкорослых человечков и обступили Вунтвора и Домового.

— Да уж… — нерешительно произнес Вунтвор. — Простите, мы разве знакомы?

Один из семерых выступил вперед, всплеснул ручками и заговорил:

— Ах ты, поди ж ты! Простите, пожалуйста. Мы не сообразили, что вы все еще во власти Матушки Гусыни. Мы — Семь Других Гномов. — Он кивнул на своих спутников: — Заносчивый, Грубый, Раздражительный, Шумный, Болезненный и Рассеянный. А я, недостойный и презренный, зовусь Льстивым.

— Вот-вот, именно недостойный и презренный! — насмешливо выкрикнул один из гномов.

«Верно, это и есть Грубый, — подумал Вунтвор. — Или Заносчивый?»

Один из гномов вдруг громко застонал. Значило ли это, что он Шумный? Или Болезненный? Вунтвор решил, что гадать нет никакого смысла.

— Да уж, — решительно сказал он, — очень приятно было с вами поболтать, но, к сожалению, мне надо бежать.

— Именно поэтому мы здесь! — просиял Льстивый, еще раз всплеснув ручками. — Какое счастливое стечение обстоятельств!

— Простите, — совсем запутался юноша, — вы что, тоже бежите?

— Что за дурацкая мысль! — вспылил один из гномов, явно Грубый.

— Прошу извинить моего собрата за резкость, — вмешался Льстивый. — Нет, у нас и в мыслях не было бежать. Будучи волшебными существами, мы навечно прописаны в Восточных Королевствах. Просто нас послала Нори, чтобы мы помогли бежать вам.

Нори? Его возлюбленная! Прекрасное лицо юной волшебницы вновь появилось у Вунтвора перед глазами. Черты все еще казались ему размытыми. Что еще он забыл? Что?

— А теперь, — сказал Льстивый, дождавшись, когда Вунтвор придет в себя, — умоляю, слушайте внимательно. Да, и еще я хотел сказать, что для меня, недостойного, большая честь передать вам…

Льстивый переждал выкрики с мест: «Вот именно, недостойного!» и «Кто вообще назначал тебя главным?» — и продолжил:

— Вам следует взобраться на холм, что на западе, и ожидать там Его Домовое Величество.

— Его Домовое Величество? — Домовой внезапно побледнел как полотно.

— А как же Нори… — начал было молодой человек, всей душой желая поскорее свидеться с юной волшебницей.

— Прошу прощения, — прервал его Льстивый, — но это все, что мне известно. Вам следует идти на Западный Холм.

— Его Домовое Величество? — засуетился Тэп. — Но зачем ему прибывать лично, если я на месте? Я вполне справляюсь, не так ли? — Домовой покосился на Вунтвора. — А может, и нет… Что это, кстати, за канитель с семью желаниями? — Он хлопнул себя по щеке своей крошечной ручкой. — Матушка Гусыня! Ее чары! — Бедняга даже вспотел от переживаний. В отчаянии он дернул Вунтвора за юбку: — Послушай! Я был бы тебе очень признателен, если бы ты при Его Домовом Величестве не упоминал о том, что здесь в последнее время происходило. А не то… Клянусь пряжками и шнурками, меня разжалуют и отправят на сортировку подметок!

— Вот как? — рассеянно проговорил Вунтвор, который и сам-то не слишком понимал, что же, собственно, происходит. — А что, если нам продолжить наше… бегство? — предложил он. Если Вунтвор и был в чем уверен, то только в том, что ему нужно как можно скорее добраться до Западного Холма, ибо так хочет Нори.

— Стало быть, прощайте! — крикнул Льстивый вслед юноше и Домовому, которые взяли курс на запад. — Поверьте, я жду не дождусь, когда все это закончится и я снова смогу заняться философией домовых!

— Ах вот оно что! — кротко улыбнулся Тэп. — Если не возражаешь, об этом тоже не стоит при Его Величестве… — он страдальчески застонал, — а не то отправят выпрямлять погнутые пряжки!

Домовому пришлось поторапливаться, чтобы поспевать за Вунтвором, который несся с такой скоростью, что трижды едва не упал, запутавшись в собственной юбке. Все наставления о том, чтобы делать шаги покороче, были напрочь забыты в горячем стремлении поскорее увидеться с Нори. Он должен был добраться до Западного Холма, пока Матушка Гусыня не настигла его очередным заклинанием. Должен! На этот раз ничто его не остановит!

Дело близилось к вечеру, длинные тени деревьев легли на землю. Чтобы двигаться еще быстрее, Вунтвор взял Тэпа на руки и шагал, не обращая внимания на низкорослый кустарник и молодые деревца. Наконец они вышли на поляну. Тут обоим пришлось прищуриться: нечто огромное ослепительно сияло в лучах закатного солнца.

— Не тот ли это холм, что мы ищем? — спросил Вунтвор у Домового.

Тэп пригляделся и тихо сказал:

— Боюсь, что нет. Это нечто гораздо более ужасное.

Он вскарабкался на плечо Вунтвору и прошептал ему в самое ухо:

— Это башмак!

Юноша удивленно уставился на огромный предмет. Башмак такого размера мог означать только одно…

— Ох ты! — раздалось сверху.

Толстое дерево, что стояло позади путешественников, разлетелось в щепки.

— Стойте спокойно! — закричал великан Ричард. — Бежать бесполезно. Я слишком большой, чтобы можно было от меня убежать.

Вунтвор справился с желанием с криком броситься в лес. Он понимал, что великан прав, и, кроме того, пытаясь убежать от Ричарда, он рискует стать жертвой несчастного случая из-за природной неуклюжести великана.

Ричард сложил ладонь лодочкой и посадил на нее Вунтвора.

— Ну вот, — густой бас великана радостно вибрировал, — я знал, что заполучу тебя рано или поздно. — Ричард поднес руку к глазам и внимательно вгляделся в человека. — Это, конечно, не мое дело, но что за дурацкий костюм у тебя?

Такого гордый путешественник вынести уже не мог. Это была последняя капля. Драться! Он выхватил меч из ножен.

— Ну? — истерически взвизгнул Катберт. — Что на сей раз?

— Мы должны напасть на великана! — воскликнул юноша.

— На великана? — с притворной жизнерадостностью переспросил меч. — Всего и делов-то? А почему не на все вооруженные силы Голоадии сразу? Ах да, я забыл: с ними мы уже покончили! Кстати, о забывчивости: вы, верно, не помните нашего разговора… Ну, тогда, когда вы в последний раз вынимали меня из ножен?

Молодой человек страдальчески наморщил лоб, силясь припомнить:

— Тогда еще демоны были…

— Браво! — саркастически воскликнул меч. — Именно… демоны! В сказках герои вечно попадают в ловушки. Это единственное, что нарушает скучную непрерывность повествования.

— Да уж, — волновался Вунтвор. — Боюсь, у нас совсем нет времени на разговоры о непрерывности повествования. И вообще ни на что, кроме битвы!

— Ага! — победоносно воскликнул меч. — Значит, все-таки забыли. Что ж, придется напомнить. У меня забастовка!

— Что-что? — не понял Вунтвор.

— Я ухожу на пенсию, — пояснил Катберт. — Надоело резать и крушить. Я вам жаловался на это миллион раз, но вы меня не слушали. Что ж, наступает момент, когда меч должен проявить твердость. Моя боевая карьера закончена! Больше ни одного удара! Ни одного пореза! О выпадах не может быть и речи!

— Что ж, если ты так решил… — сказал Вунтвор, пристально глядя на меч.

— С кем это ты разговариваешь? — спросил великан, изо всех сил всматриваясь в крошечную фигурку у себя на ладони.

— Да ни с кем, — отмахнулся юноша, — вы его все равно не заметите!

— Что? — возмутился Катберт. — Я ожидал, что вы будете торговаться! А вы… Ни с кем! Так, значит, по-вашему, я — никто?

Вунтвор пожал плечами:

— А как еще назвать меч, который не желает рубить и крушить? По-моему, он перестает быть мечом.

— И все-таки ты с кем-то говоришь! — прогудел великан.

— Ну допустим, — сказал Катберт, — моя реакция была слишком бурной. Возможно, мне и следовало пойти на какие-то уступки. Я вполне разумный меч и мог бы согласиться на эпизодические дуэли, например, или на показательные выступления… в благотворительных целях.

— Нет, нет, уверяю вас, — повторил Вунтвор, обращаясь к великану, — все это не стоит вашего внимания.

— Не стоит его внимания! — возопил Катберт. — Ну вы упрямый! Ладно, так и быть. Только потому, что мы так много пережили вместе… Я согласен иногда поучаствовать в настоящей битве, но только один на один, — так сказать, честный рыцарский поединок. И только если без кровопролития!

Ричард взмолился:

— Может, все-таки скажешь, с кем говоришь? Я хочу знать и то, что не стоит моего внимания. Мы, великаны, вечно пропускаем все самое интересное.

— Ладно, ладно! — выпалил меч. — Я согласен даже на небольшое кровопролитие, при условии, что меня тут же вытрут. И никакой зеленой сукровицы! На зеленую я не согласен!

— Я разговариваю со своим заколдованным мечом, — наконец ответил Вунтвор великану.

— Благодарю! — надувшись, пробормотал Катберт.

Ричард вскинулся:

— Это что-то вроде волшебной зубочистки?

— Да, пожалуй, — согласился Вунтвор. — Только меч, конечно, помощнее будет. — Юноша помнил, как однажды справился с великаном при помощи волшебной зубочистки. Однако он не стал уточнять, что, в отличие от зубочистки, Катберт не обладает чудесным свойством увеличиваться в размерах, если его засунуть в рот.

— Так нельзя! Ты должен обещать мне, что не пустишь его в ход! — заныл великан.

Юноша покачал головой:

— Ничего не стану обещать, пока нас не опустят на землю.

Великан нахмурился:

— Опустить на землю? Не думаю, что это понравится Матушке Гусыне!

— Вот как? — посочувствовал Вунтвор. — Значит, все-таки придется пустить в ход заколдованный меч…

— Минуточку! — начал было Катберт.

— Если, конечно, этот меч согласен называться мечом! — поспешил добавить молодой человек.

— Пусти в ход меч! — тут же воодушевился Катберт.

— Эй! — обратил на себя внимание Тэп, который все это время сидел у Вунтвора на плече. — Не забудь, что у тебя есть еще одно оружие!

— Еще голоса! — насторожился Ричард. — И почему это все люди такие маленькие?

Вунтвор повернул голову и прошептал Тэпу:

— Ты правда сможешь воздействовать на его башмаки?

— Вон на те? — Домовой указал вниз и, сам удивляясь своей смелости, сказал Вунтвору: — Если получится, это будет шедевр!

— Ты не отвечаешь на мои вопросы! — взорвался Ричард. — Великаны не выносят, когда на них не обращают внимания. Нет, не то чтобы мне хотелось, чтобы ты пустил в ход свой меч, — спохватился он. — Вовсе нет! Но существо моих размеров вправе ожидать от своих жертв вежливого обращения!

Домовой сосредоточился, страшная гримаса исказила его личико.

— Что это? — воскликнул великан. — Что с моими башмаками?

Тэп исполнял медленный танец на плече Вунтвора.

— Эй! — угрожающе прикрикнул великан. — Не забывайте о печах Матушки Гусыни! Что с моими шнурками?

Тэп затанцевал быстрее. Вунтвор морщился, изо всех сил стараясь не двигать плечом. Кроме Домовой Силы, им больше не на что было надеяться.

— Башмаки! Они движутся! — Ричард судорожно сглотнул, издав при этом звук, похожий на стук упавшего толстого дерева. — Вспомните о печках! О тех самых, в которых она печет хлеб с начинкой из героев!

Тэп запрыгал с удвоенной энергией, сопровождая прыжки ритмичными взмахами рук.

По лбу великана стекали реки пота.

— Из тебя сделают… — он сделал быстрый вдох, — сандвич… — Великан еще раз вдохнул. — Я больше не могу! Мне хочется танцевать!

И с этими словами Ричард пустился в пляс, неуклюже повторяя движения Тэпа. Вунтвор вцепился в ладонь великана, боясь сорваться вниз.

— Оп-па! — Домовой, в свою очередь, ухватился за парик Вунтвора. — Кажется, я перестарался.

— Да уж, — согласился молодой человек, у которого уже рябило в глазах от прыгающего пейзажа и дух захватывало, когда великан в танце взмахивал рукой. — Ты не можешь это исправить?

— Боюсь, что нет, — виновато ответил Тэп. — Либо он танцует, либо нет!

Юноша мрачно посмотрел вниз:

— Что ж, тогда придется прыгать.

— Прыгать? — ужаснулся человечек.

— В его волосы! — Вунтвор показал вниз, на макушку великана. — Три-четыре!

Оба прыгнули. К счастью, стоявшие торчком волосы великана не проткнули смельчаков насквозь, так как юноша успел ухватиться за одну волосину и съехать по ней вниз, и Домовой проделал то же самое. Через секунду они уже твердо стояли на темени Ричарда. Отсюда шевелюра великана напоминала густой лес, разве что волосы выглядели гораздо более грубыми, чем древесные стволы, и были покрыты толстым слоем чего-то липкого и противного. Тэп исследовал жидкость и, зажав нос, произнес:

— Жир!

— Да уж, — заметил Вунтвор, переведя дух. Великан по-прежнему скакал по лесу. — Скажи, пожалуйста, Тэп, а что будет, когда он перестанет танцевать?

— Как это перестанет? — с гордостью отозвался Домовой. — Он никогда не перестанет! Подвергшийся танцевальному заклинанию танцует и танцует, пока не… — Личико Тэпа исказил ужас.

— Пока не?.. — поторопил Вунтвор.

— Пока не выбьется из сил, — прошептал Домовой.

Голова Ричарда плясала под ними, как палуба корабля в сильную качку.

— Быстрее, Тэп! Ко мне в карман, живо! — крикнул юноша. — Мы должны укрепиться. — И он выхватил меч.

— Ну что еще? — закричал тот.

— Никакого кровопролития! — крикнул в ответ молодой человек. — Просто надо воткнуть тебя в луковицу его волоса!

— Этого жирного волоса? Да вы что… — Катберт был вынужден замолчать, так как его острие вонзилось в пористую кожу головы Ричарда. Домовой от греха подальше прыгнул к Вунтвору в карман.

Великан в последний раз взмахнул ручищей и рухнул на колени. Вунтвора швырнуло в сторону, но он успел уцепиться за меч, а меч выдержал.

— Танцевать… — хрипло прошептал великан. Его трудное дыхание напоминало вой ветра в горах. Бедняга, обессилев, упал лицом вниз. — Ох ты! — жалобно пробормотал он и, прижавшись носом к сломанной сосне, устрашающе захрапел.

Вунтвор поднялся на ноги. Он был цел и невредим, хоть и пережил сильное потрясение. Первым делом он освободил Катберта.

— Уфф! — произнес меч. — А я-то думал, что хуже зеленой крови ничего не бывает!

Вунтвор сунул меч в ножны, прежде чем тот успел еще на что-нибудь пожаловаться. Молодой человек осторожно перебирался от волоса к волосу, боясь поскользнуться на потной голове, и наконец со вздохом облегчения почувствовал под ногами твердую землю.

Тэп высунул голову из кармана и спросил:

— Мы уже спустились?

Вунтвор кивнул. Он никак не мог отдышаться.

— Мы больше не на его голове? — не верил Домовой. — Мы уже на земле?

— Да уж! — подтвердил Вунтвор.

Тэп радостно выпрыгнул из кармана, сплясал на радостях, после чего указал на поверженного великана и хвастливо воскликнул:

— Ну что? Как тебе Домовая Сила?

— Да уж. — Вунтвор предпочел произнести эти привычные слова вместо того, что он думал на самом деле. — Интересно, приблизились ли мы хоть сколько-нибудь к Западному Холму?

Вообще-то голова великана покоилась как раз на какой-то возвышенности. Дело в том, что из-за размеров Ричарда все остальное начинало казаться очень маленьким. Вдруг прямо у Вунтвора под ногами произошел маленький взрыв.

— Его Домовое Величество! — воскликнул Тэп.

— С тобой я после разберусь, — пообещал вновь прибывший. Это действительно был Его Величество Король Домовых собственной персоной, в своей кожаной короне. Тэп глухо застонал, опасаясь самого худшего.

— Я прибыл сюда с посланием, — царственно возвестил Его Величество. — А я всегда аккуратно доставляю послания, не в пример некоторым из моих подданных.

Тэп снова застонал и закрыл голову руками.

Его Домовое Величество взглянул на Вунтвора и веско предрек:

— В вашей жизни скоро появится башмак!

— Вот как? — удивился юноша.

Его Величество с достоинством кивнул:

— Очень большого размера.

— Дело в том, что вы немного опоздали. — И Вунтвор указал на ножищу поверженного великана. — Не этот ли башмак вы имели в виду?

Его Величество вспрыгнул на плечо Вунтвору, чтобы лучше видеть. Он долго молча всматривался в ногу Ричарда, потом на секунду оторвал от нее взгляд и сказал:

— Нет, не этот! Однако… — Он мечтательно смотрел на башмак. — Его стоило бы изучить… — Его Величество встряхнулся. — Но сейчас не время. Я сказал вам все, что мог. Здесь, в Восточных Королевствах, у Матушки Гусыни везде глаза и уши. Вы узнаете башмак, о котором я говорил, как только увидите его. Мы с Нори сделаем все, чтобы отвлечь… но довольно, я и так сказал слишком много. Главное, помните: «И жили долго и счастливо!»

Жили долго и счастливо? Единорог сказал Вунтвору те же самые слова, но из-за катавасии с Ричардом фраза вылетела у молодого человека из головы.

— Да уж, — только и сказал Вунтвор.

— А теперь, — Его Домовое Величество повернулся к Тэпу, — надо бы решить, как поступить с домовыми, не выполняющими приказы…

— О! Пряжки и шнурки! — горестно воскликнул Тэп. — Но, Ваша Малость! Были чрезвычайные обстоятельства!

— Столь чрезвычайные, что они заставили тебя забыть о приказе ждать меня в Вуште? — грозно спросил Его Величество.

— Э-э… да… то есть нет… — сбивчиво ответил Тэп. — Видите ли, эта миссия, да еще демон Снаркс, которого я хотел наставить на Домовой Путь, и еще Семь Других Гномов…

Оправдания Домового потонули в оглушительном вое. Вунтвор не сразу сообразил, что это стонет Ричард.

— И все это так на тебя подействовало, — обратился Его Величество к Тэпу, как будто и не было никакого великана, — что ты совсем забыл Кодекс Домовых и ввязался в глупейшую аферу с семью желаниями!

— Видите ли, Ваша Малость, — бормотал Тэп, потея и задыхаясь еще сильнее, чем когда хотел заставить плясать Ричарда, — мы оказались в Восточных Королевствах. Вы себе не представляете, насколько могущественна Матушка Гусыня! А тут еще великан…

Земля содрогнулась. Великан сел.

— О-о-х! — простонал он. — Как же это я так неудачно упал! К счастью, у вас хватило ума не пытаться бежать. Никому не убежать от великана.

Вунтвор обнажил меч.

— Могу я, наконец, отдохнуть? — закричал Катберт. — Я до сих пор еще весь лоснюсь от этого противного жира!

— Так я жду ответа! — напомнил Его Домовое Величество своему подданному.

— Ну вот что, — распорядился Ричард, — стойте спокойно. Не двигайтесь. Так я переловлю вас быстро и безболезненно.

— Да уж, — заметил Вунтвор. — Тэп! Возможно, лучшим ответом на вопрос Его Величества будет танец, который вновь выведет великана из строя!

— Пряжки и шнурки! — воскликнул Тэп, умоляюще глядя на своего короля. — А может, и правда?..

— Ну разумеется, я не могу пообещать вам безоблачного будущего, — продолжал Ричард. — Вы знаете, что делает Матушка Гусыня с непокорными. Что ж, может быть, именно в буханке хлеба вам суждено обрести вечный покой!

— И то приятнее, чем когда тебя, липкого, засовывают в душные ножны! — проворчал Катберт. — Это после стольких-то дней беспорочной службы! Вам никогда не приходило в голову, что оружие нужно чистить?

Ричард нахмурился:

— Опять этот заколдованный меч? Я ведь тебя предупреждал!

— Да, — кивнул Вунтвор, и прошептал Тэпу. — Самое время применить Домовую Силу!

— А? — Коротышка с надеждой посмотрел на своего повелителя.

— Что ж, возможно, — холодно ответил тот. — Но прежде ты дашь мне отчет в содеянном тобой.

— А Домовая Сила может отчистить жир? — спросил Катберт.

— Я вас предупредил! — прогремел Ричард. — Приготовьтесь!

Тэп дико вытаращился на опускающуюся ручищу. Потом он посмотрел на остальных.

— Делай что-нибудь! — взмолился Вунтвор.

— Отвечай! — потребовал Его Домовое Величество.

— Ничего не предпринимать! — скомандовал Ричард.

— Отчистите меня! — умолял Катберт.

— Все! — завизжал Домовой, у которого сдали нервы. — Я больше не могу! Жили-были… Жили-были!

Взгляд Тэпа затуманился. Это был уже не прежний взволнованный, задыхающийся Домовой, а флегматичный человечек, полностью подчиненный воле Матушки Гусыни.

— Что здесь происходит? — возмутился Его Домовое Величество.

Тэп не ответил ему. Король сердито посмотрел на Вунтвора.

— Если меня не очистят от жира, я возобновляю забастовку, — объявил Катберт. — Я требую сносных условий труда.

— Теперь не шевелитесь, — спокойно посоветовал Ричард. — Нам ведь не нужны несчастные случаи, верно? Ведь стоит мне сжать кого-нибудь чуть покрепче… — И великан издал смешок, похожий на отдаленный раскат грома. — Потерпите немного: пять минут — и вы в печке!

— Имейте в виду, — король угрожающе потрясал крошечным кулачком перед носом Вунтвора, — я должен знать, что произошло с Тэпом! Мое Домовое Величество никому не позволит себя дурачить! В конце концов, я требую!

— Я тоже! — поддержал меч.

Вунтвор начинал понимать, что побудило Тэпа произнести волшебные слова и сдаться на милость Матушки Гусыни.

Между тем над юношей уже нависла ладонь великана.

— Вот и умница, — прогудел Ричард. — Главное — не сопротивляться. Идеальная жертва!

Вунтвор был близок к помешательству. Пришло время что-нибудь сказать, и юноша в сердцах выпалил:

— Довольно! Не хочу больше иметь никаких дел с людьми, ни с большими, ни с маленькими!

— Будет исполнено! — торжественно провозгласил Домовой Тэп.

Вунтвор сразу понял, что совершил ошибку.


Содержание:
 0  Вредное волшебство An Excess of Enchantments : Крэг Гарднер  1  ГЛАВА ВТОРАЯ : Крэг Гарднер
 2  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Крэг Гарднер  3  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Крэг Гарднер
 4  ГЛАВА ПЯТАЯ : Крэг Гарднер  5  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Крэг Гарднер
 6  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Крэг Гарднер  7  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Крэг Гарднер
 8  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Крэг Гарднер  9  вы читаете: ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Крэг Гарднер
 10  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер  11  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер
 12  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер  13  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер
 14  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер  15  ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер
 16  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер  17  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер
 18  ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер  19  ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ : Крэг Гарднер
 20  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ : Крэг Гарднер    



 




sitemap