Фантастика : Юмористическая фантастика : Работорговцы : Юрий Гаврюченков

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу

Пародия на «Ратоборцев» Алексея Югова, родоначальника славянского фэнтези, и заодно на весь жанр: «Русь измочаленная», «Волкоудав» и иже с ними.


Средневековье после БП рулит. Ядерная война вбомбила Европу в каменный век. Лет через триста поднялся феодализм. Очаги промышленности и культуры уцелели в Скандинавии, за Уралом и на Дальнем Востоке. В тексте утверждения, способные привести к разрыву шаблона, шутки ниже пояса и полное отсутствие толерантности.

Давайте нам оружия побольше, да так кулаков трахнем, чтобы, как говорится, душа из них вон. Фильм «Ленин в 1918 году»

ГЛАВА ПЕРВАЯ,

в которой появляется бард и развлекает путников за скудный ужин

Сидящие у костра похватались за оружие, когда старый Щавель вскочил, целясь из лука в темноту.

— Не стреляйте! — голос с дороги был необычный, глубокий приятный баритон. — Я один.

— Подойди, — приказал Щавель. — Держи руки на виду.

Под ногами затрещали ветки. Идущий старался ступать шумно, чувствуя за собой косяк. В отблеске пламени появился одутловатый мужчина, бородатый, рыхлый, с покатыми плечами, над которыми горбом высился необычного вида сидор.

— Ты очень тихо шёл по дороге, — проворочал Михан. — Винись, дурак. Другорядь поймаешь стрелу.

— У меня сапоги мягкие, — примирительным тоном оправдывался гость. — Мужики, я бард, иду в Новгород и могу развлечь вас балладой.

— Присаживайся, четвёртым будешь, — Щавель опустил лук, убрал стрелу в колчан, сел, скрестив ноги, положил колчан на траву подле налуча, а лук поверх и замер, бесстрастно уставившись на пришельца. — Раздели с нами ужин и покажи своё кунг-фу.

Жёлудь, его сын, на голову выше отца и шире в плечах, уложился не так споро. В сноровке молодца чувствовалась сила, но не было стремительности и ловкости, что прибывает с опытом лишь к седым волосам.

— Сидай, незваный, — Михан опустился на бревно, пристроив палицу под рукой. Щит и оба дротика подтянул поближе, чтобы пришелец не мог до них достать.

Бард распрягся. Длинный кожаный сидор хранил драгоценные гусли красивого янтарного дерева.

— Тебя звать как? — спросил Михан.

— Филипп, — бард устроился между отцом и сыном, уложил гусли на колени.

— «Солнышко лесное» только не вздумай петь, — предупредил Жёлудь. — От его Михана сразу пучит, а потом он начинает мощно пердеть и бегает по лесу кругами, роняя добро.

— Не слушай его, он дурак, — возразил Михан.

— Развлеки нас балладою, — смиренно, словно всю жизнь лил воду в сухой песок, обронил Щавель. При том молодые враз осеклись.

Бард профессионально улыбнулся, тронул струны. Звук придал ему сил. Плечи распрямились, взгляд оторвался от котла, в котором булькало вечернее варево.

— Я расскажу вам историю, достойную храбрых мужей, имеющую в себе мораль, полезную и молодым, и мудрым.

— Про Конана? — спросил Жёлудь и замер с открытым ртом.

— Песнь из эпоса о Плешивом Драконе, повелителе пчёл и пчелиных жилищ, силу которому давала река с именем женщины. Это история отважной девы-воительницы Фанни Каплан, сразившей Плешивого Дракона. Она вступила с ним в бой принародно и нанесла несмертельную рану. Деву схватили подручные Дракона и казнили, а тело сожгли. Плешивый Дракон удалился залечивать раны в страну Маленьких Гор. Он утратил могущество и власть, силы оставили его. Через несколько лет он испустил дух, тоскливо воя. Вот о чём я поведать хочу, о, отважные! О храбрости девы, коварно ударившей в спину, но зрением слабой.

— Валяй! — подзадорил Михан и запустил деревянную лжицу в котёл. Испробовал и кивнул спутникам. — Готово.

Под песнь неслабо похавали, глотая разварную солонину почти не жуя. Каждый откушал треть, а барду заслали вяленого карася и пару печёных картофелин, уцелевших с обеда.

Ночь Щавель провёл в дремоте вполглаза, обнимая ладонью костяную рукоятку ножа.

Поднялись чуть свет. Завтракать собирались в пути. Бард никуда не торопился и развёл костёр.

— Канайте с миром, — изысканно напутствовал деятель искусства. — Желаю счастливой дороги, воины. Хрен на вас и на ваши жилища!

— И ты отсоси не нагибаясь, — пожелал ему Щавель.


Содержание:
 0  вы читаете: Работорговцы : Юрий Гаврюченков  1  j1.html
 2  j2.html  3  ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ, в которой Щавель встречается с князем : Юрий Гаврюченков
 4  ГЛАВА ПЯТАЯ, в которой Щавель ведёт парней на торжище : Юрий Гаврюченков  5  ГЛАВА ШЕСТАЯ, в которой люди гуляют на княжеском пиру и лицезрят безумие бардов : Юрий Гаврюченков
 6  j6.html  7  ГЛАВА ВОСЬМАЯ, в которой свершается первый шаг большого пути : Юрий Гаврюченков
 8  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ, в которой ликуют Звонкие Муди : Юрий Гаврюченков  9  j9.html
 10  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ, в которой отряд доходит до Середины, а справедливость до края : Юрий Гаврюченков  11  j11.html
 12  j12.html  13  j13.html
 14  j14.html  15  j15.html
 16  j16.html  17  j17.html
 18  j18.html  19  j19.html
 20  j20.html  21  j21.html
 22  j22.html  23  j23.html
 24  j24.html  25  j25.html
 26  j26.html  27  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ, в которой лазутчики уходят в Замкадье : Юрий Гаврюченков
 28  j28.html  29  ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ, в которой новгородский ОМОН проводит спецоперацию : Юрий Гаврюченков
 30  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ, в которой караван идёт на восток : Юрий Гаврюченков    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap