Фантастика : Юмористическая фантастика : *** : Игорь Горностаев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6

вы читаете книгу




***

Любое совпадение говорит лишь о том, что все повторяется, и в мире нет ничего уникального.

Отмазка, бурятский шаман

— Суси, господин?

Официант стоял с белым ягненком на руках. Геннадий придирчиво осмотрел предполагаемый шашлык. Потрогал шерстку, отказался.

— Черные есть?

Официант задумался, воровато оглянулся по сторонам, нагнулся, зашептал прямо в ухо:

— Свежих нет. Только мороженные. И кровь имеется. Правда, лишь второй и третьей группы.

— Я про барашков, — уточнил Ом.

Официант отпрянул, ошарашено посмотрел на капитана, пожал плечами и вроде как презрительно ответил:

— Сейчас принесу.

А в таверне чувствовался уют. Юр-Петля старался не зря. На самом деле все знали, что имя Юр-петли несколько другое — Вадим. Но… Потребовалось сменить ксиву. Переменил имя, а в фамилии заменил лишь «ов» на «енко» — и вот вам Юр-Петля. Ну, честно говоря, здесь не принято интересоваться именами. Любой может сказать в глаза, что его зовут Ник. Тут главное — держать морду напильником, жестко.

Гена Ом вспомнил, что что-то хотел отдать «Закруглим-на-десяти». То ли 160, то ли 170 тысяч… «В этом месяце отдам», — клятвенно пообещал сам себе Ом. — «Подкопить надо. Сто тридцать уже есть»…

Черный ягненок, которого звали Сису, был Омом одобрен, зарезан и насажен на шампур. В комплектацию тела пилота-спеца входила бензопила типа «Техас», с помощью которой ягненка и раскромсали на порционные куски.

Тело пилота… Самая дорогая генетическая модификация. Ведь при случае пилот обязан заменить любого члена экипажа: от штурмана до маркитантки. Но, кроме того, пилот-спец должен выжить на всякий планете. И даже в открытом всем солнечным ветрам космосе. Иногда реактивный двигатель (метан+воздух) в организме срабатывал внезапно. По этой, или по другой какой загадочной причине, пилотов в своей среде тайконавты называли «Гад-джеты».

Обычно шашлык поедался в сыром виде. Костяные пластины с алмазным напылением во рту пилотов перетирали мясо до состояния татарского бифштекса, а желудок сам подыскивал и синтезировал нужный состав фермента. Но сегодня почти вся таверна глядела на его священнодействия. Если он поджарит шашлык, значит, нужна компания. А если еще и закурит…

Взяв шампур, Гена Ом, спец, осторожно подул на кусочки мяса. Голубое пламя, вырвавшееся изо рта, лениво облизало плоть ягненочка Сису. Не прожарилось? Ну, главное — традиция соблюдена. Теперь закурить. На стол легла пачка «Беломора». Собрав мундштук загибонистой гармошкой, Ом сунул папироску в уголок губ, и пыхнул пару раз. Вот, теперь он похож на бригадира… Если не считать, что сидит в капитанском кителе, а не топ-лесс. Кто первый подойдет наниматься?

Первым оказался эльф.

— Сигаретки не найдется, земеля?

Гена закашлялся.

— Да ты не переживай! — успокоил эльф. — Если без фильтра, замнём. Я ведь человек, просто модифицирован для шпионской разведработы. Послан был в Арлор-Д. Планета такая.

— Ага, — догадался Ом. — Это потому ты маленький, юркий и с длинными ушами?

— Это я ещё пластическую операцию сделал. А так был просто как тамошний крот. У меня на спинке шерстка сохранилась. Погладить хочешь?

Ом решительно и отрицательно замотал головой.

— Какую должность желаешь занять?

— Летописец, ответственный за ведение судового журнала. Есть опыт.

— Не смешно. Июнь на дворе, лето кончится не скоро. А шкурка песца только зимняя ценится. Лентяя не нужна.

— Я им тоже об этом говорил. Но они ржали как пони, кричали «Ни магу! Ни в „Красную звезду“! Ни в „Белую гвардию“!» И все равно уволили.

Капитан переспросил:

— Кто ржал как япони?

— Гномы… — туманно ответил бывший крот. И видя, что шашлыка ему не предлагают, встал и двинул обратно, независимо дымя беломориной. (Походку бы ему тоже надо отхирургичить…)

Почудилось, что второй претендент из армейских службистов. Наколка на запястье «Команда — чат!» (мелькнула, когда прикуривал) абсолютно точно говорила: лямку парень тянул в правильных структурах.

— Как звать?

Молчанье назвалось ответом и полезло в кузов. «Похоже, не сработаемся», — мелькнула мысль у Геннадия. Но тут раздалось:

— У меня много имен… Когда-то звали Сержант. Когда-то Лось. Во-о-от… Во-о-о-от…

«Какая неприятность», — обеспокоился Ом. Армейцам генетически удаляли чувство доброты. Если Лосю сейчас что-то не понравится, ну, например, что лезут в душу и заставляют вспоминать имена, которые он предпочитал забыть, то… Желание замочить, утопить собеседника в каких-нибудь не очень чистых прудах присутствует у них всегда. Серьезный вред здоровью спец-пилота воин-спец причинить не в состоянии, но что останется от всей «Нуль-Т»? Таверне придет каюк.

— Меня интересует один вопрос: ты — злой?

Лось задумался.

— Я им был. — Наконец признался он. — Но изменился после «Колонны». Это могут подтвердить на последних работах: компании «Боливия» и «Калиф»

Геннадию стало жаль парня. Приключения экспериментального корвета «Колонна», на котором поднял восстание несостоявшийся мичман Латаный Ватник, были известны многим, кто летал. «Возьму», — неожиданно решил он для себя.

— Угощайся!

Лось покосился на слегка опаленный шашлык. Взял один кусочек, кинул в рот и отошел от стола. Так. Воин — есть.

Кто еще? Следующей подвалила девушка.

— Молодой человек, угостите даму папироской.

— Вы с какой у нас специальностью? — улыбаясь, поинтересовался Ом. Хотя, чего интересоваться? Такую кралю он готов взять в любом виде.

Девушка ответила горькой ухмылкой.

— У меня полно профессий. Я — спец широкого профиля. Беда в том, что я… инопланетянка. Модификант с планеты Йогого, если это что-то вам говорит.

— Вы… Не человек по рождению? Лошадь?!

Опять та же усмешка, наклоненная голова и быстрые мелкие кивки.

— Так что я специалист по людской психологии и ксенобиологии.

Несмотря на почти готовое решение, Геннадий чувствовал: сам он вызывает антипатию у девушки, которая вынужденно выдала будущему командиру свою маленькую женскую тайну.

«А, будь что будет», — махнул на всё рукой Ом:

— Угощайся!

— Спасибо, — девушка быстро схватила кусочек. — Меня зовут Арина Родионова. Читали знаменитого русского писателя? Там был такой герой — Родион Раскольников.

«О-о-о… Как все запущено, оказывается», — поежился Ом. Решил выяснить:

— Тут до вас подходил воин, так он работал на «Боливию». Вы не с нее?

Вопрос пришелся явно не по душе Арине.

— Три месяца я ишачила там! А они оказались не революционерами, а жалкими капиталистами!

«О-о-о… Все запущено, да оказывается, еще как!» — Ом перепугался не на шутку. Только левацких настроений ему не хватало среди экипажа. Но что поделать — она уже попробовала мясо.

— И вот еще. — Арина мотнула головой в зал. — Там вон мужик, зовут Юрий Михайлович. Осторожней с ним. Все Юрии Михайловичи склонные к авантюрам люди. Говорю как психолог.

Действительно, четвертым подсел пожилой мужчина с лысоватой головой. Увидев, что голова беспокоит капитана, он убрал ее под стол. Похоже, Михалыч не являлся не только спецом, но даже и не тайконавтом: не стрельнул закурить.

— Мне нужно улететь. — Сразу поставил он ребром на стол золотую монету. — Оплачу. Мой бизнес идет настолько хорошо, что конкуренты решили расправиться со мной.

— Думаю, вам нечего бояться, убийства запрещены.

— Ха! Не на этой планете! Я знаю, в этом и есть мой бизнес!

Гена Ом инстинктивно отодвинулся. Киллер — все равно, что ассенизатор.

— Нет, вы меня не поняли. Я выращиваю свои личные клоны, и подаю их богатым клиентам, которые играют в индейцев. Они их из лука, томагавками там, гавками травят, то есть, собаками. Скальпы снимают…

Юрий захотел достать для демонстрации голову из-под стола, но Ом остановил его суетливыми отрицательными жестами.

— И как ваши ощущения?

— Да будто продаю свои волосы на парики.

«Откуда ему знать про волосы»? — удивился капитан, скользнув взглядом по макушке собеседника.

— А конкуренты хотят меня пришить к матрице. Тогда мое место займет клон — и все пропало! А деньги у меня есть. Мои клоны очень смешно умирают. И в разных положениях, и… У меня есть записи. Хотите посмотреть? Я очень популярен. Даже слишком. Когда проводился чемпионат мира — выбрали сорок моих копий, так что все оказались в одинаковых условиях. Чемпионат проводила фирма «Калиф».

— И кто выиграл? — совсем некстати задал вопрос Ом.

— Адмирал нашего космофлота.

— Он летает на «Джоне Д. Сильвере», да? Серьезный мужчина.

— Он серьезный? Знали бы вы, что он сделал с моим клоном! Так поможете?

— Да кем же я тебя возьму?

— Поваром. Все продукты — мои.

И, цепкими глазами окинув лицо и фигуру Ома, добавил:

— Я умею готовить плов.

А вот это уже аргумент.

— Иди на кухню. Проэкзаменую — решим.

Когда Юрий Михайлович умчался священнодействовать, стул занял высокий черноволосый парень с длинным, немного прямоугольным лицом.

— Штурман. Закурю? Тут больше штурманов нет. Кусочек возьму? Спасибо.

Штурманы — они легко считают пути. И ситуации. Но этот был слишком резов.

— Как зовут? — кинул Ом в спину черноголовому

— Алекс, — ответил тот не оборачиваясь.

— Как и меня.

Напротив уже сидел новый человек. Среднего роста. В очках-сканерах. Пухлые щеки, осторожные движения.

— Звездолетчик.

— Моторист? — уточнил Гена.

— Настолько, насколько вы — Гад-джет, мой капитан…

Беда с этими двигателистами. У всех спецов-тайконавтов в дипломе пишется — звездолетчик. Но только мотористы себя называют именно так, считая всех остальных — побочной ветвью профессиональной эволюции. А почему? Потому что умеют то, что не дано даже пилоту — клепать сопло у ракеты. Ну, и вообще — клепать.

Зато слух — изумительный. Нюх на технику — лучше всех. Чувство стиля — поразительное. Да вот, хотя бы эти очки. Но интересуются только космосом. Причуды специализации.

Уважение, конечно, от коллег — преогромное. У всех написано — звездолетчик. Но — никто так себя не называет.

— Ты сюда есть пришел, или хамить? — Гена почувствовал необходимость одернуть стилягу. — Бумаги попрошу.

Тот молча положил на стол несколько документов.

Ом с трудом удержался, что б не присвистнуть. Человек, сидящий перед ним, оказался членом нескольких межпланетных академий и академиком десятка планет. Почетным президентом университета и лауреатом множества премий.

«Этот что, тоже прячется»?

— Полеты мое хобби. — Ответил на не заданный вопрос претендент.

От такого спеца отказаться невозможно. Еще один кусочек мяса исчез. Всё. Команда набрана… Ах, да. Еще этот, клонист. Кстати, вот и он.

Со стороны кухни приближался Юрий Михайлович с чадящим казаном. Масло, которое вздумало загореть прямо в посудине, повар затушил только когда поставил емкость на пол и сам устроился рядом, по-турецки сложив ноги.

— Прошу, капитан.

Гена Ом опустился подле и втянул ноздрями ароматный дух. Газоанализаторы выдали результат: есть можно. Самое главное!

Гена вздохнул, запустил руку в варево, поднес к лицу….

Жир горячими, обжигающими струйками потек между пальцев, изредка унося с собой желтоватые рисинки и мелкие кусочки лука. Уже просто теплыми потоками устремился в рукав и принялся застывать где-то в районе локтя. Хорошо, ах, хорошо! Геннадий распахнул наполнившийся слюной рот как можно шире и отправил все, захваченное в пригоршню, во внутричерепную полость — между верхней и нижней челюстью. О-о-о-о… Жир облепил щеки и подбородок; а язык, нёбо, внутренние стенки рта возрадовались и послали приказ мозгу: ЕЩЁ!!!

Жадно нависнув над медным казаном, загребая плов двумя руками поочередно, Гена Ом запихивал огромные порции в рот, не жуя, заглатывая рис с кусочками мяса, опытной рукой повара превращенные в подобие черных мягких изюмин со вкусом чернослива. О-о-о-о… Звуки, которые при этом неслись по залу, были, видимо, не очень. За соседним столом кому-то стало дурно. О чем все поняли по истошному женскому крику:

— Принесите мне бумажный пакет!

На секунду Ом оторвался от жратвы, буркнул:

— Ты принят…


А потом Гена Ом заснул и, спящий, упал грудью на опустошенный чан. Команда заботливо подняла пилота, отнесла на «Зеркало». Характерно: пустую медную посудину капитан из рук не выпустил. Прижал к себе и больше не отпустил.

Путь до космодрома оказался долог (никто не хотел подвозить такое жирное тело) и по дороге Гена Ом многократно оказывался то «на щите», то «накрыт медным тазом».

Надо ли говорить, что очнулся Гена с головой в бардачке, а весь плов был… Н-да. «Жирная пища плохо усваивается организмом», — философски подумал пилот, отпустил казан и под его грохот отправился переодеваться.

Следующим в повестке дня значилось распределение обязанностей меж членами экипажа.


Содержание:
 0  Гена Ом : Игорь Горностаев  1  вы читаете: *** : Игорь Горностаев
 2  *** : Игорь Горностаев  3  ********* : Игорь Горностаев
 4  ********** : Игорь Горностаев  5  ********* : Игорь Горностаев
 6  ****** : Игорь Горностаев    



 




sitemap