Фантастика : Юмористическая фантастика : *** : Игорь Горностаев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6

вы читаете книгу




***

О, женщины!

Примус, друг Горация

Они все собрались в концертном зале корабля. Раньше такие большие помещения носили название «актовых залов», но после нескольких плачевно окончившихся коллективных попоек их так больше не именовали. Во избежание.

Каждый занимался своим делом.

Арина с традиционно грустной улыбкой рассматривала рояль. Рояль действительно, представлял определенный интерес: шестиногий, зеленого цвета, с шершавой поверхностью.

Алекс и Алекс чем-то болтали. Судя по звуку, применялись карандаш и стакан. Наверно, обсуждали вопрос создания с использованием демонстрационной модели. А о чем штурман и двигателист могли судачить на судне, кроме как о сотворении вселенной?

Повар читал нотации. Вслух. Ему внимал доктор. Странно: проходя мимо каюты лингвиста, Гена Ом видел на двери табличку «Не входить! Человек спит!». Странно. И чем доктора могли заинтересовать нотации, касающиеся работы камбузного отсека?

Лось отжимался. Ом собрался отпустить древнюю, как само занятие спортом, шутку: «Она ушла!», но сдержал. Не отпустил. Слово — не почтовый голубь: выпустишь, домой не вернется.

— Экипаж! Смирна!

Все застыли. Только карандаш еще сделал несколько кругов в стеклянном просторе, но и он наконец притих.

— Вольно.

Гена не был вредным капитаном. Но ему приходилось служить на таких кораблях, где капитаны команду «смирно» держали минут по пять. А сами ходили между членами экипажа и заглядывали с подленькой улыбкой в лица в надежде рассмешить кого и послать чистить картошку.

— Я уже кое с кем знаком. Прошу представиться по очереди, а я сообщу его обязанности на «Зеркале».

Воин-спец поднялся с пола и протянул Геннадию паспорт. Капитан покраснел. Вот, оказывается, почему Лось не хотел говорить, как его величают. Имя, фамилия и отчество полностью совпадают с действующим президентом Космической Людской Федерации. «Надо выходить из положения», — нервно шевелил мозгами Ом.

— Друзья мои! — наконец воскликнул он громко. — Перед нами известный боец-спец Лось!

Все же выбранное решение не совсем удачно. Кому-то послышалось «спеклось», кому-то «боец спец-лось».

— Вопрос можно? — Арина сделала шаг вперед. — Зачем Лось приделал роялю еще три ноги и обложил матюками?

— Не матюками, а матуканами, — хмуро уточнил Лось. — По уставу рояль должен быть в кустах. Но я кустов не нашел, а из всех растений обнаружил только вот эти перуанские кактусы. А ноги… Чтоб бегал быстрее. Мне тренироваться надо.

— Вот, Лось будет нашим охранником. Вы, Арина, — потребовал капитан, чтобы не углубляться в личные проблемы воина с физподготовкой.

— А я, что я? — изумилась Арина. — Я рояль не трогала!

А у самой в волосах имелось два цветочка, явно перуанского происхождения.

Весь экипаж дружно рассмеялся.

— Арина будет отвечать за хороший микроклимат! — объявил Ом.

— Слушаюсь, капитан, — отрапортовала Родионова и принялась выставлять на стол из карманов стограммовые мерзавчики с текилой. Скоро на столе уже стояло литра два целебного духоподнимающего и микроклиматулучшающего напитка.

Геннадий сделал вид, что ничего не видит. Словно слепой, подошел к повару, схватил за руку и спросил:

— А вы кто такой?

— Я? — корабельный кок задумался. Вопрос был совсем не таким простым. В штатном расписании значилось — кок. Но после того, как русские вложили в слово «петух» не свойственный ему в английском языке смысл, коком быть никто не хотел.

— Я по снабжению продуктами, — наконец признался Юрий Михайлович. — А зовут меня — Сэм. Можно по-родственному — «дядя Сэм».

Мужчина, надо полагать, решил прятаться всерьез и надолго.

— Сэм отвечает за питание.

— У меня вопрос: какие блюда будут обычно? — опять Арина. Бойкая девушка.

— Шницели, ростбифы, азу, поджарка, бифштексы… — затараторил Сэм и долго перечислял. Его кулинарные познания оказались очень и очень обширны. Чем дольше называл повар названия блюд, тем больше мрачнел Гена Ом. Все названия были мясные. Нехорошие подозрения принялись роится в голове капитана. Он отгонял их, но рой возвращался. «Хорошо, что никто не знает о его специальности, кроме меня…» — и подозрения умолкли, убаюканные мыслью «вегетарианство»…

— Вы!

— Штурман. Алекс.

— Алекс будет штурманом, — сообщил Гена.

Все посмотрели на Алекса. От этого человека зависела их жизнь. Никто ведь не мог заранее сказать, куда он прилетят. Только штурман. Во время подпространственного прыжка он должен сидеть в кресле и твердить: «Мы выскочим у звезды тау Кита. Все будет хорошо!». И если он свято верил в свои собственные слова — все получалось как надо. Но стоило фантазии штурмана чуть-чуть ослабеть, как… Для поддержания собственной уверенности в распоряжении штурмана имелись таблицы, графики, листы бумаги на которых чертились разнообразной зигзагообразности кривульки. Одна беда, во время прыжка у штурмана мелькнёт мыслишка: «или нет» — пиши «пропало» напротив «Зеркало» в кадастре космического флота.

Вопросов к штурману не возникло. Себе дороже.

— Звездосчетчик Александр. Прозвище — Великий. Двигатель в сносном состоянии. Снесет хоть на край вселенной. Вот только шкворень в четвертой оси вот так болтается.

С этими словами Великий поднял стакан заправленный карандашом и покрутил над головой. Звук получился несколько угрожающим.

Гена скривил лицо в несчастную гримасу, склонил голову на бок и потеребил собственное ухо. Со стороны казалось, что его раздражает звон. Отнюдь. Это он себя так наказывал.

Только что он расслышал, как назвал себя Алекс. В таверне было шумно. Но ведь он сам видел документы! Академик… Премии… Колодец памяти услужливо вытолкнул на поверхность вид удостоверения. Как он вчера не заметил разницы!!? Алекс не астроном, а астролог! Не летчик, а счетчик! О, небесный Шеф! Все пропало, Шеф!

«Шкворень в четвертой оси вот так болтается!» А что это значит? Это значит, что в трех других осях газовые подшипники заклинило!

— Выполнять обязанности по специальности! — скомандовал Ом, надеясь, что никто не заметит его ошибки. В конце-концов, именно для исправления таких вот оплошностей капитаны должны иметь много профессий.

Последним выступил доктор.

— Я врач. — Скромно представился он. — Люк Скай. Джонни Уокер. Всех лечил. А что делать? Я — врач, вот и вру. Они мне — «Не лечи нас!», а я их всех вылечил. Народными средствами. Клизмы и кружки с растворами, грелки со льдом, припарки, кровопускания… Но лучшее средство — намазать йодом. Не таясь скажу, что по сравнению с другими врачами, я как Гендальф среди хоббитов. Так что звать меня — Серый Йода.

— У меня вопрос! — Арина опять, конечно. — Стукнулась. Можете помочь?

Доктор подошел к девушке, взял за руку, пристально посмотрел в глаза, принялся гладить место ушиба и приговаривать:

— Йод, йод…

«Хоть с врачом подфартило», — успокоился Ом. — «Не надо тратиться на медикаменты. Любого уболтает».

— Итак, команда сформировалась…

— Подождите, капитан, а как же Клим Бердыш? — прервал Серый Йода капитана.

— Какой Бердыш? — оторопел Ом.

— Ну, у меня в каюте спит.

Члены экипажа недоуменно смотрели на Геннадия. Похоже, все были в курсах, кроме него. Капитан достал вчерашнюю пачку «Беломора» и вытряхнул содержимое на ладонь. Окурков оказалось семь. Оглядел экипаж — шесть. Когда же это он успел?

Видя замешательство начальника, на помощь пришел Сэм.

— Вчера, по пути в космопорт, останавливая очередную попутную машину, вы позвали из нее Климу и предложили должность маркитантки.

— Я? — поразился Гена. — Да в экипаже «Зеркала» такая должность отсутствует!

Сэм пожал плечами.

Раздался голос Серого Йоды:

— А вот и Клим!

В концертный зал вошла миловидная девица. Не такая пухленькая и аппетитная на вид как Арина, но очень даже симпатичная.

Если бы пилоты не создавались как механизмофилы, то Геннадий Ом наверняка бы попал в положение осла небезызвестного Буридана. Хотя он и так оказался в глупой ситуации. Одного из принятых на работу надо увольнять.

С одной стороны — зведосчетчика. Но с другой — Аринку-революционерку. Вопросами задолбала. Да и две женщины на корабле — к несчастью. Но последняя принята Клим Бесинжер. Кстати, почему Бесинжер? Ах, да, что-то такое смутное, сквозь сон… Она же говорила, что без инженерного диплома…

Плохо, все плохо… Всем нужна работа. Всем надо убраться с этой планеты прочь.

— Тайконавты! — громко произнес Гена Ом. — Я допустил ошибку. Принял в экипаж лишнего человека. Кто готов улететь в качестве пассажира?

Все молчали. А Гена прорабатывал варианты. Сэм? Откажется категорически. Надо проходить регистрацию, его обнаружат. Арина? При регистрации выяснится, что она шпионка. Откажется. Лось? Для него стать пассажиром — пятно в трудовой биографии наемника. Никогда. Без штурмана — нельзя. Астролог? Не зря он болтал стаканом перед штурманом. Его тронь — скажет, что двигатель не «сносный», а «несносный». И штурман потеряет уверенность. Серый Йода? Наверно, без него обойтись можно. Еще и хоббиты спасибо скажут. Но вон как смотрит зверем, прямо тигр усатый. И как знать? Вдруг он — хозяин «Зеркала»? Ведь сидел же тут раньше, пока Гена Ом не пришел. Его лучше не трогать. А самому Гене уклоняться в пассажиры невозможно. При подпространственном прыжке корабль от одиночества может рехнуться.

Итак, никто свою кандидатуру не двинул.

— Клим, а в каких вы спец, напомните… Врезалось в память лишь что у вас нет диплома инженера.

— Да, когда вы спросили вчера, я сказала — что спец без инженерного диплома. Специализация — гейша. А училась я… на программиста спецов.

Оп-па! Программист! Это та самая младшая карта, которую бьют все, но которая бьёт тех, кто всех бьет. Бьющая туза шестерка. А тут — все тузы.

В любом спеце есть маленький изъян. О котором никто, даже он сам порой не знает. «Пята Ахиллеса». Был такой непобедимый слон. Никто никаким самым мощным оружием не мог его попороть. Но подкрался программист, чиркнул ножичком над пятками и перерезал сухожилия. А там они — особенные. Если не сделать операцию — сжимаются в течение часа, и навсегда клиент останется без ног. Это пример.

Вот только за эти маленькие штучки их и не любят. Зря она сказала. Экипаж загудел. Бросились к столу и принялись за текилу. Разрядка такая психологическая.

Естественно, что воин всех опередил. Из двадцати бутылочек он осушил пять подряд. И начал рассказывать как эту вот гей-шу вместе со всеми программами выкинет за борт.

Клим Бердыш бесстрашно подошла к Лосю, обняла и поцеловала в губы. Поцелуй оказался долгим и страстным. После она что-то зашептала ему. И Лось, Сержант, опытный наемник, на счету которого только за службу на «Колонне» убил всяких людей и нелюдей не меньше чем другой за всю свою жизнь тараканов, безвольным кулем сполз на пол, разлегся, обхватил ноги Клим и принялся сладострастным голосом кричать:

— Сделай мне больно! Топчи меня! Рви на куски!!!

Бердыш в смущении развела руками, мол, ну, что ж тут поделать? И принялась выполнять пожелания страждущего. Все же не все функции «актового зала» утеряны.

С содроганием взирал Ом на происходящее. В его спецификации ведь тоже имелись программы воина. Это что? И ему хочется в глубине души такой вот любви?

Когда Лось перестал даже стонать, его истерзанное, свернутое ловкими ручками Клим в бараний рог тело аккуратно погрузили на тележку и доставили в медицинский отсек на восстановление. Все устроилось как нельзя лучше. У Лося будет запись в трудовой книжке «профтравма и доставка к месту лечения», а Бердыш временно займет вакансию воина.

Овцы — целы, волки — сыты, а пастуха наймем нового…

— Экипаж! Для вскрытия пакета с полетным заданием — смирно!

Геннадий Ом извлек конверт с пятью сургучными печатями. Не трогая их, оторвал полосочку с краю, вытащил листок, пробежал глазами по строчкам, и лоб его покрылся бисеринками холодного пота.


Содержание:
 0  Гена Ом : Игорь Горностаев  1  *** : Игорь Горностаев
 2  вы читаете: *** : Игорь Горностаев  3  ********* : Игорь Горностаев
 4  ********** : Игорь Горностаев  5  ********* : Игорь Горностаев
 6  ****** : Игорь Горностаев    



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение