Фантастика : Юмористическая фантастика : Шестая неурядица. Будни : Андрей Гук

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




Шестая неурядица. Будни

Организация изысканного ресторана в Земном ботаническом музее оказалась не такой прибыльной идеей, как сперва показалось Бену. На первый взгляд, все было идеально, и даже появился список «плюсов» этого проекта, набросанный карандашом на обратной стороне одного из документов (Бен пообещал себе попозже заказать пачку чистых листов). Записи огрызком карандаша (стоило заказать и ручку) выглядели следующим образом.

Первый пункт - «Снижение налогообложения». В музее хоть и начали угощать настоящей картошкой и курицей, но он все же не являлся, как ресторан, коммерческой структурой и по закону облагался только налогом на прибыль. Музей благоразумно (по распоряжению Бена) отказался платить в полном размере и его.

Директор музея объяснил налоговым инспекторам, что так называемая «пища» - не что иное, как «музейные экспонаты», добытые неимоверным трудом и героическими усилиями работников музея. Откуда добывались «экспонаты», директор умолчал, но в их большой стоимости никто не сомневался. И то, что музей нашел в себе силы не только показать посетителям генетические карты, но и дать попробовать за вознаграждение некоторые растения, очень понравилось местной администрации; она, посетив музей и бесплатно отведав все сама, дала «добро» на проект, и налоговой инспекции волей-неволей пришлось отстать.

Часть вырученных денег шла на поощрение немногочисленных сотрудников музея, все остальное отправлялось на открытый счет некоего дядюшки Сэма, вроде бы дальнего родственника Бена. Бен совершенно не помнил своего сородича, как и тот Бена, но это не мешало дядюшке совершенно альтруистически переправлять все свои сбережения на орбитальный счет развивающейся аграрной планеты, откуда они перекочевывали в руки новоявленного агрария. Налогом они, естественно, тоже не облагались, и орбитальный налоговый спутник только и мог в бессильной злобе шевелить сенсорами и клацать вычислительной машинкой.

Пункт второй - «Сопутствующая выгода для Арахиса в будущем». Рано или поздно, но агрономическая планета должна была выйти на свою производственную мощность, и реализовывать всю готовую продукцию через музей становилось бы все более проблематично. Музей же мог послужить своеобразной рекламой: «У нас вы можете отведать некоторые диковинные экспонаты, а по вопросам оптовых закупок обращайтесь на Арахис». Бесплатная реклама в самом центре Галактики, на Земле! Об этом некоторые коммерческие планеты могли только мечтать.

Третий пункт - следствие второго пункта - «Заинтересованность населения в натуральных продуктах». Заинтересованность население Земли начало проявлять уже после первой же недели продаж. Отведав картошки и курицы (мало кто понимал, что курица не является растительным продуктом, даже директор музея пребывал в сомнении по этому поводу), все спрашивали, когда выйдут в продажу другие экспонаты. Музей вежливо отвечал что-то невразумительное и раболепно оглядывался на Арахис. Арахис молчал - Бен остервенело осваивал новые культуры.

Четвертый пункт - «Улучшение благосостояния Земного ботанического музея». Другой на месте Бена пропустил бы этот пункт, как не приносящий прибыли, в целом ненужный и вроде бы уже подразумевающийся в первых трех. Бен же, выполнив условия устного корпоративного договора - по обеспечению музея посетителями, решил пойти еще дальше.

Через директора музея он надавил на местную администрацию, пожаловавшись на ужасное состояние земной ботаники, и умудрился выбить из бюджета Земли приличную сумму дополнительных ассигнований. Почти все полученные деньги честно направил на модернизацию музея, приобретение новых корпусов и расширение штата сотрудников, но, в конечном итоге, не удержался и остатки средств через Сэма перетащил на Арахис…

Казалась бы, идиллия!

Но «минусы» выплыли уже после внедрения и эксплуатации проекта, его себестоимость просто ужаснула Бена. Вся проблема заключалась в доставке. Посетители готовы были употреблять свежую, только что приготовленную пищу. Перевозить ее с помощью транспортных компаний не представлялось возможным - после двухнедельного путешествия с Арахиса на Землю картошка и курица теряли свой товарный вид и становились крайне неконкурентоспособными.

Бен попробовал отправлять на Землю необходимые ингредиенты, но в гастрономии, несмотря на детальные инструкции, сотрудники музея так и не смогли достигнуть класса Салли. К тому же, музей очень рисковал быть атакованным пожарным надзором за разведение костров на заднем дворе.

Удрученный Бен начал уговаривать Салли отбыть в командировку на Землю и стать там главным шеф-поваром, но робот наотрез отказался и в знак протеста на неделю забрался в свою коробку, изредка шурша пенопластом.

Пришлось приобрести у лунных сепаратистов телепортатор и, отмыв его от тротиловых крошек, приспособить для пищевой промышленности. Теперь готовые блюда в мгновение ока оказывались на Земле, в ботаническом музее, и проект со скрипом начал набирать обороты. Но энергия и телепортационный трафик влетали Бену в копеечку, которую никак нельзя было вернуть из прибыли - посетители музея и так платили втридорога за наслаждение отведать парочку «экспонатов».

Центрально-финансовая планета, помимо субсидии, также предложила аграрной планете неограниченную кредитную линию, но Бен, подозрительно относившийся к кредитам, благоразумно отказался, надеясь обойтись и одним субсидированным миллионом. Между тем, миллион, положенный Арахису, как сельскохозяйственной планете с малым экваториальным радиусом, быстро таял - телепортатор, казалось, вместо пересылки продуктов занимается телепортацией денег в пустоту. Но интуитивно (аппендиксом) Бен ощущал, что двигается в верном направлении и огромная себестоимость - это еще не показатель. Поспешно, пока совсем не кончились субсидированные электронные банкноты, он занялся расширением ассортимента.

Музею наконец удалось выяснить, что, помимо картошки, хорошими растениями, уже имеющимися в семенном активе Бена, являлись пшеница, виноград и подсолнухи.

Из пшеницы в незапамятные времена жители Земли умудрялись добывать такие полезные и ничем, кроме нефти, не заменимые «хлебобулочные изделия»; как происходил процесс добычи, пока оставалось загадкой, но директор музея обещал рано или поздно пролить на нее свет. Из винограда получали, как утверждали электронные манускрипты, вино с «дивным, приятным ароматом и вкусом». В этих манускриптах вообще много писали про вино, и все они были заляпаны странными розовыми пятнами, но опять же технологию изготовления напитка древние авторы привести не удосужились. С семечками - семенами подсолнуха - все обстояло гораздо проще: путем простой «механической обработки» из них добывали пищевое масло.

– А что такое «механическая обработка»? - поинтересовался Бен.

– Главное - имеются реально существующие образцы! - проникновенно произнес директор. - А там уже как-нибудь разберемся. Думаю, такой эксперт, как Салли-сан, без труда найдет правильный подход к этим культурам.

Бен что-то пробурчал, неразборчиво даже для самого себя, но согласился и со временем освободил экспериментальную агроторию возле Посадочного Холма под пшеницу и виноград, а буйный рост приправ и картошки был бережно перенесен на первое запущенное в эксплуатацию поле Арахиса.

Кстати, по поводу открытия поля разыгралась торжественная получасовая церемония с последующим званым обедом. Оба приглашенных гостя (аграрий не поскупился и для такого случая заказал в полиграфическом земном центре два пригласительных на некого «землевладельца Бена» и «его робота Салли») осмотрели поле, нарекли его «Первым агрономическим полем имени Бена» и честно попытались разбить об него бутылку нефтяного шампанского.

Все попытки не увенчались успехом, и, недолго думая, один гость залихватски разбил бутылку о другого. Облитый шампанским и обиженный таким отношением к себе, второй гость удалился в свою резиденцию и, шурша пенопластом, дал понять, что в дальнейшем будет бойкотировать подобные мероприятия. Пришлось подчиниться его капризам, несколько изменить название поля, и теперь оно звучало как «Первое агрономическое поле имени Бена и Салли». Инцидент был исчерпан, гости приступили к смазочно-пищевому обеду…

К сожалению, пшенице на Арархисе не понравилось; может, почва оказалась слишком бедной для этого растения, может, несмотря на бдительность Бена, «Еж» где-то схалтурил и отошел от технологии, но вместо гордого золотистого растения, нарисованного в ориентировочном музейном каталоге, проросла какая-то нежно-розовая трава с едва заметным плодом. Плоды злака только отдаленно походили на требуемые зерна.

Пока музей пребывал в коллегиальном бреду на своих семинарах, посвященных пшенице, Бен осторожно попробовал плоды своих трудов. Плоды оказались сладковатыми на вкус и вполне могли заменить сахар для чая.

Кстати, виновником появления чая на планете стал Салли. Этот ротозей, разгружая контейнеры с семенами, случайно расколол один своими клешнями и только когда на тропинке от Космодрома до Центра управления стали пробиваться какие-то зеленые кустики, слезно во всем признался. К счастью, музей знал, как пользоваться чаем, и Бен иногда попивал горячую крепкую жидкость.

Теперь же появился заменитель сахара. Недолго думая, Бен, втайне от своего структурного подразделения, начал экспериментировать со сладким чаем, но после первого же чаепития, когда было съедено несколько десятков зерен и выпита чашка чая, у землевладельца началась такая дикая эйфория, что он провалялся в экстазе несколько суток подряд. На третий день он очнулся чуть живой, на другом конце планеты и хорошо еще что в кислородной трассе. Голова Бена раскалывалась, как после грандиозной попойки.

К сожалению, употреблять в пищу получившуюся пшеницу не представлялось возможным. Как выяснилось впоследствии, генетики что-то напутали в своих картах, и получилось растение с высоким содержанием наркотических веществ. Директор музея, передавая эту новость на Арахис, заковыристо так подмигнул и загадочно замычал:

– А может эту «пшеницу»… того… м?

Бен сразу понял, куда клонит директор, но остался неумолим и приказал все уничтожить. Обладая человеколюбивой натурой, он являлся абсолютным противником всевозможных наркотических веществ и другой подобной дряни и по тем же соображениям отказался выращивать на Арахисе «крайне перспективный» табак. Директор понял свою ошибку, и к этой теме больше не возвращались.

С виноградом никаких приключений не случилось. Он прижился и начал плодоносить, а музей нашел какого-то алкоголического старца, объяснившего принципы «брожения», «перегонки», «выдержки» и как это все проделывать с виноградом. По распоряжению Бена, старца взяли в музей «свободным консультантом», и вскоре на Арахисе появилось вино. Оно еще мало превосходило по вкусовым качествам аналогичные нефтепродукты, но Бен не отчаивался и отправлял на Землю все новые образцы для дегустации и полезных советов «консультанта». «Главный технолог» Салли раздраженно давил клешнями виноград.

На агротории уже не хватало места, и семена подсолнуха высадили на «Втором агрономическом поле имени Ботаники», открытом почти сразу же после «Первого». Семечек хватало (у генетиков во время их производства заклинило молекулярный клонизатор), и Бен щедро засеял «Второе поле». Часть семян он, как всегда, предусмотрительно оставил на «аварийные» случаи, а многочисленные остатки отдал Салли на эксперименты с простой «механической обработкой».

Робот оказался великим экспериментатором и рационализатором (это он впервые предложил чистить картошку прежде чем резать на куски и жарить) и вскоре выяснил, что для добывания масла достаточно выжать семечки, как мокрую тряпку. Добытое масло, как и предсказывал Ботанический музей, оказалось крайне полезным пищевым приобретением и жаренная на нем (а особенно - в нем) картошка стала очень похожа на нефтяную «картошку фри». В музей потянулись толпы людей. Это был настоящий триумф! Потом на горизонте Арахиса появились некоторые проблемы.

В отличие от чахлой и ненастоящей пшеницы и мелкого винограда, подсолнухи прижились идеально. Заняли все пространство отведенного им поля, а затем, недолго думая, по кислородному сообщению, начали хищнически захватывать другие, пока еще не готовые, поля.

Борясь с вегетативным бунтом на всех участках прорыва и оккупации, Бен успел собрать огромный урожай семечек и с помощью Салли произвести невиданное количество масла. До «Второго поля» Бен так и не добрался - подсолнухи начали подло изживать траву «бауц», уровень кислорода в системе трасс катастрофически понизился, и, чтобы не потерять другие посевы, а также и всю планету целиком, пришлось отсечь «Второе» от общего кислородного сообщения.

Восстанавливать целостность системы аппендикс Бену не советовал - в аммиачной атмосфере подсолнухи погибли, но десятки тонн семечек продолжали лежать на земле «Второго» и терпеливо поджидать своего часа. Администрация Арахиса временно объявила поле карантинной зоной, и на зачистки мест вероятного произрастания противника отправился верный Салли…

Кроме забитых семечками и маслом импровизированных складов и нервного истощения после борьбы с культурным сорняком, у Бена появился полезный опыт оборонительных действий. Единая система кислородного обеспечения по патенту Баумана теперь казалась ему глупой и крайне небезопасной. Ее улучшением Бен и занимался, когда на Арахисе неожиданно появился агент КБР - Конфедерального Бюро Расследований…


Содержание:
 0  Земля : Андрей Гук  1  Вторая трудность. Формальности : Андрей Гук
 2  Третья сложность. Робинзонада : Андрей Гук  3  Четвертая проблема. Ограбление : Андрей Гук
 4  Пятое злоключение. Закон : Андрей Гук  5  вы читаете: Шестая неурядица. Будни : Андрей Гук
 6  Седьмая напасть. Пираты : Андрей Гук  7  Восьмая неудача. Киты и пираньи : Андрей Гук
 8  Девятая горесть. Визиты : Андрей Гук  9  Десятое бедствие. Обман налогообложения : Андрей Гук
 10  Одиннадцатое несчастье. Предложение : Андрей Гук  11  Двенадцатая трагедия. Война : Андрей Гук



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap