Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава пятая : Рон Гуларт

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




Глава пятая

Хильда отложила в сторону скрипку и сошла с оркестровой площадки, чтобы забрать свою одежду.

– Ах, фроляйн Айнфюр, вы просто бесподобны. – Невысокий темноволосый мужчина заспешил через все еще шумное пространство плохо освещенной сцены, казалось, только для того, чтобы подхватить Хильду за голый локоть.

– Благодарю вас за комплимент, герр Шерц. – Хильда, будучи в данный момент совершенно голой, была к тому же перекрашена в блондинку и называла себя Ирма Айнфюр. Ее светлые волосы были заплетены в косы, и она разговаривала на безупречном немецком.

– Это большое дело – прийти к нам на помощь в тот самый момент, когда бедная Урсула растянула лодыжку. – Герр Шерц покачал головой, машинально похлопывая Хильду по голому заду. – Ума не приложу, как могло случиться, что такая живая и подвижная девочка, как Урсула, смогла растянуть ногу.

– Да, это поистине загадочный случай.

– Набросьте вот это, набросьте. Представление заканчивается. – Из-за кулис вышла грузная женщина, протягивая Хильде цветастый халат.

Бросив взгляд назад в сторону остальных девушек, которые составляли квартет нудисток, Хильда с помощью гардеробщицы облачилась в халат из нео-шелка.

– А возможно, как вы недавно весьма тонко заметили, герр Шерц, сама судьба подсказала мне появиться здесь и попросить роль в «Обнаженных Тенях».

– Именно судьба, моя дорогая Ирма, самая счастливая судьба, – согласился Шерц. – И это далеко не просто, могу уверить вас, стать участником единственной на швейцарском телевидении мыльной оперы нудистского плана. Вы увидите, что в своей одежде они выглядят так же прекрасно. Но без нее… ах, честное слово, это совсем другое дело. Возьмем, к примеру, Вебера: он выдающийся актер, но, между нами говоря, мы получили столько жалоб и замечаний по поводу этих прыщей на его спине. Вы заметили их?

– Когда он танцевал около меня, то да.

– Танцует он, без всякого сомнения, прекрасно, особенно при его дородной комплекции, – продолжал Шерц. – Ведь очень важно, для подобного рода мыльных опер, чтобы у танцора не слишком тряслось и подергивалось тело. – Он улыбнулся, глядя на светловолосую Хильду. – Разрешите мне сделать вам комплимент, Ирма, за то, что у вас в этом отношении все в полном порядке.

– Но я думаю, что ничего не будет трястись сколь-нибудь заметно, когда всего лишь играешь Моцарта, – ответила она ему. – А сейчас, с вашего разрешения, я должна бежать в раздевалку, пока окончательно не замерзла.

– Да, да, разумеется. Мы не можем допустить, чтобы новое столь выдающееся прибавление к нашей труппе подхватило грипп. – Директор проводил ее через помещение телевизионной студии и далее по тускло освещенному коридору в меньшую по размерам комнату, где переодевались артисты. – Когда вы вновь украсите одеждой свое очаровательное тело, Ирма, может быть, мы сможем провести время, наслаждаясь чашечкой какао, здесь рядом, в «Занбюрсте Роуз». Есть многое, о чем нам следует поговорить, включая и ваш возможный контракт.

– К сожалению, я уже пообещала встретиться за кофе с одной из участниц квартета, герр Шерц, – сказала Хильда в тот самый момент, когда он уже взялся за ручку двери. – Но, вполне возможно, что я буду свободна в обеденное время.

Директор-коротышка весь засиял.

– Тогда, пожалуйста, давайте пообедаем вместе. Где и в какое время я могу отыскать вас?

– Гейнцвакштрассе, 77, – тут же придумала она.

– Очень приятное местечко.

– Я тоже так считаю. Итак, до семи вечера. – И с этими словами она скрылась в раздевалке.

– Не позволяйте ему уговорить вас на какие бы то ни было дополнительные репетиции, – посоветовала ей блондинка, сидевшая за ближайшим к Хильде туалетным столиком.

– Он не кажется чересчур настойчивым, Грета.

Грета Кеделинг только вздохнула.

– Возможно, что и нет, – сказала она, пристально разглядывая свое красивое личико, отражавшееся в голубоватой поверхности косметического зеркала. – Я допускаю, что на самом деле, все заключается только в моей чрезмерной доверчивости. Я верю буквально каждому.

– Но это может привести к определенным затруднениям. – Хильда принесла свои вещи из платяного шкафа, который был предоставлен ей несколько часов назад.

– Все было точно так же, когда я работала на… да ты сама знаешь, на кого. – И полуодетая девушка сделала несколько выразительных движений, и эта пантомима должна была изображать фокусника. – Было достаточно случаев, когда он уговаривал меня раздеться, а ведь он не был даже директором, заправлявшим вот такой мыльной оперой, с участием нудистов.

– Мы можем поговорить об этом за кофе, – предложила Хильда с очаровательной дружеской улыбкой.


Их обслуживал поблескивающий хромом робот-официант, которого с большой натяжкой можно было причислить к отряду гуманоидов. Его конструкция была доведена до полного совершенства, в его грудь даже было встроено музыкальное устройство, временами срывавшееся на протяжные колыбельные мелодии.

– Два горячих шоколада и два наполеона. Вот вкуснятина. И звучит очень неплохо.

Сидя в отделанной деревом кабине этого весьма уютного кофейного заведения, они могли видеть слегка искривленную, мощеную грубым булыжником улицу, черепичные крыши, безупречно выглядевшие дома белого и розового цвета, а еще дальше – покрытые снегом цепи горных вершин. В этот послеобеденный час небо сияло почти безупречной голубизной.

– С тобой очень легко говорить, – сказала Грета, как только их официант укатил по деревянному, из крепкого дерева, полу выполнять заказ.

– Давай попробуем, – сказала Хильда.

– Ты знаешь, я никогда не доверяла этой бедняжке Урсуле, – заметила девушка. – Хотя мы и играли с ней бок о бок в квартете «Обнаженных Теней» более шести месяцев. И каждый день, когда заканчивалось очередное шоу, мы возвращались в шале, которое снимал Рафлес Танни, чтобы выполнять там роль служанок. Именно таким эвфемизмом он называл это занятие. Временами я задумывалась над тем, а стоит ли вообще заниматься шоу-бизнесом.

– А что ты собираешься делать теперь, когда Рафлес Танни умер?

– Сказать по правде, я не знаю, Ирма. Герр Шерц обещает, что может взять меня на выступления в кабаре, где я должна быть раздета только наполовину. Так или иначе, это может быть, хотя я совершенно не верю ему.

– Ням, ням. – Это вновь появился их официант вместе с двумя чашками шоколада и парой пирожных. При этом одним из своих металлических пальцев он задел лежавший на подносе наполеон, и на обратном пути старательно облизал металл.

– Я не смогу все это съесть, – сказала Грета, хмуро поглядывая на свое пирожное. – Может быть, ты и не обратила внимания, но я начинаю толстеть вот в этом месте. – Она провела рукой вокруг талии.

– После всего, что произошло с тобой, мне кажется, ты должна была только похудеть.

– Нет, только не я. Чем больше неудач сваливается на меня, тем больше растет мой аппетит. Когда умерла моя мать, я прибавила в весе почти на шесть фунтов. А один только вид бедного Рафлеса, пораженного насмерть… у-ух! – Она торопливо прижала палец к губам и чуть опустила голову. – Нельзя даже предположить, что кто-нибудь знает о том, что я была свидетелем его смерти.

Разумеется, никто и не знал этого, как удалось выяснить Хильде в течение первых нескольких часов ее пребывания здесь, в швейцарском местечке Гефюзнек. И местная полиция, и агенты МСП, которые приглядывали за этим кантоном, подозревали, что Грета знала и нечто большее кроме тех сведений, которые она сообщила следствию, однако ничего конкретного они не знали. С тех пор, когда в 1999 году было принято Женевское соглашение по уголовным преступлениям, было запрещено использование специальных препаратов или устройств, позволяющих получить достоверную информацию от свидетелей, за исключением случаев, связанных с угрозой национальной безопасности. А поскольку было очень трудно связать интересы национальной безопасности Швейцарии с убийством с помощью шока фокусника из варьете, то все, что Грета знала по этому поводу, по-прежнему оставалось ее секретом.

Однако «Одд Джобс Инк.» имела хорошего осведомителя как раз в этой части Швейцарии, который при этом обладал определенными возможностями психо-энергетического воздействия на людей. Во всяком случае, его способности позволяли получить весьма убедительное подозрение в том, что одна из «служанок» Рафлеса и на самом деле была свидетелем его убийства. Этот же человек смог оказать Хильде и другую услугу: он отыскал еще одну из участниц музыкальной группы «Обнаженные Тени» и с помощью денег уговорил ее симулировать растяжение лодыжки.

– Должно быть, это ужасно, – сказала Хильда, опуская свою руку на руку девушки.

– Я подумала в тот момент, что он собирается проделать то же самое и со мной. Я была уверена в этом. И как ты думаешь, какова была моя первая реакция? Я ужасно захотела есть.

– Но ведь он, этот убийца, так или иначе, не тронул тебя, – заметила Хильда.

– Всего лишь потому, что меня фактически и не было в той комнате, – сказала Грета. – Но он должен был видеть меня, так как я стояла в дверях спальни. Видишь ли, Рафлес собирался заняться массажем в своей комнате, а я как раз принимала душ наверху, у себя, когда услышала этот… ах, это был такой ужасный звук. Было похоже на то, как будто Рафлес схватился за что-то, неожиданно оказавшееся раскаленным. Он буквально взвыл от боли и от удивления. Вот этот его ужасный крик и заставил меня прибежать туда. И вот еще кое-что обо мне, Ирма: кажется, что я всегда только и делаю, что попадаю в какие-нибудь неприятности.

– А этот человек, он вообще-то хоть видел тебя?

– Я не совсем уверена в этом. Хотя он и повернул свое лицо в мою сторону… но… – Тут ослабевшая девушка затряслась. – У него отсутствовала большая часть лица. – При этом она провела ладонью по своему собственному лицу. – Во всяком случае, у него было нечто, отдаленно напоминающее глаза, и очень странные белые брови. Но далее, под глазами и ниже, не было ничего, ни носа, ни рта.

– Безликий Слим! – чуть не закричала Хильда. – Но ведь он тоже умер.

– Что?

– Ничего, Грета. Просто твое описание напомнило мне кого-то знакомого.

И вновь дрожь охватила ее собеседницу.

– Кто же это захочет знакомиться с такой ужасной личностью?

– И он даже не направил на тебя своего оружия?

– Оружия?

– Ну, ту штуку, с помощью которой он убил Рафлеса.

– Но у него не было ни пистолета, ни чего-то еще в этом роде. – Грета для убедительности даже покачала головой. – Я абсолютно уверена в этом. Все, что связано с этой сценой, по-прежнему сидит у меня в голове. Я не хочу помнить об этом, но оно сидит там против моей воли. У этого безликого человека не было никакого оружия. Когда я оказалась почти на самом пороге, он все еще прикасался к Рафлесу. Он держал бедняжку Рафлеса своей рукой прямо вот так. – Казалось, что сейчас последует шок, когда она, подняв руку, продемонстрировала эту сцену. – И после этого он просто ушел, а Рафлес буквально перекатился через стол, и все его тело стало будто окостеневшим, а его тонкие волосы стали дыбом. Он с ужасающим тяжелым звуком грохнулся об пол, а на его голой спине продолжали играть солнечные блики.

Хильда поднялась и перешла на ту сторону кабины, где сидела девушка. Положив руку на ее плечо, она сказала:

– Ну хорошо, достаточно. Теперь ты больше не должна никому рассказывать об этом.

– Я и не рассказывала никому, до сегодняшнего дня, – сказала Грета. – Я даже не сказала об этом в полиции, потому что единственным моим желанием было убраться отсюда как можно подальше. Быть свидетелем убийства, участвовать в попытках идентификации людей и давать какие-то клятвы – все это было чересчур тяжело для меня. Вся эта история обошлась мне в лишнюю сотню фунтов, которую я прибавила в весе, находясь под давлением всего свалившегося на меня. Поэтому на самом деле я не соврала им, а просто не рассказала до конца всей правды. – Она повернула свою голову к Хильде. – Ты ведь не расскажешь об этом?

– Нет.

Пятнадцать минут спустя обе женщины собрались покинуть кафе. Робот-официант проводил их до дверей, выдавив из себя наилучшие пожелания, сопровождаемые протяжными мелодиями. За первым же углом они расстались, и Хильда направилась назад, к своему отелю.

– Но ведь убийство Рафлеса, совершенное методом, столь характерным для Шокера Фулсона, исключает ситуацию, при которой убийца мог выглядеть как Безликий Слим, – подумала она почти вслух. Что за ключ скрывается здесь? И к какой разгадке? Эти факты ведут нас всего лишь к паре мертвецов. И кажется, что все материалы, которые нам с Джейком удалось просмотреть прошлой ночью, указывают на то, что и другие убийства были совершены с участием очередных мертвых преступников. Если только Гюнтер прав в отношении МН, которая занялась новым, неподдающимся контролю бизнесом по воскрешению из мертвых, то…

Тут Хильда почувствовала, как что-то упало на нее сверху.

Было слишком поздно пытаться остановить тяжелое тело, навалившееся на нее, и отвести сильную руку, обхватившую ее горло. И тем более слишком поздно было останавливать иглу, пронзавшую ее кожу.

Слишком поздно.


Содержание:
 0  Свидание с доктором Лоскутиком : Рон Гуларт  1  Глава вторая : Рон Гуларт
 2  Глава третья : Рон Гуларт  3  Глава четвертая : Рон Гуларт
 4  вы читаете: Глава пятая : Рон Гуларт  5  Глава шестая : Рон Гуларт
 6  Глава седьмая : Рон Гуларт  7  Глава восьмая : Рон Гуларт
 8  Глава девятая : Рон Гуларт  9  Глава десятая : Рон Гуларт
 10  Глава одиннадцатая : Рон Гуларт  11  Глава двенадцатая : Рон Гуларт
 12  Глава тринадцатая : Рон Гуларт  13  Глава четырнадцатая : Рон Гуларт
 14  Глава пятнадцатая : Рон Гуларт  15  Глава шестнадцатая : Рон Гуларт
 16  Глава семнадцатая : Рон Гуларт  17  Глава восемнадцатая : Рон Гуларт
 18  Глава девятнадцатая : Рон Гуларт  19  Глава двадцатая : Рон Гуларт
 20  Глава двадцать первая : Рон Гуларт  21  Глава двадцать вторая : Рон Гуларт



 




sitemap