Фантастика : Юмористическая фантастика : Часть ШЕСТЬДЕСЯТ ПЯТАЯ : Рон Хаббард

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  27  28  29  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  67  68

вы читаете книгу




Часть ШЕСТЬДЕСЯТ ПЯТАЯ

Глава 1

В окне едва загорался рассвет теплого июньского дня, а меня уже подняли с постели.

Я почувствовал, что против меня задумали что-то дьявольски жестокое, когда заметил, что они молчат.

Хеллер был одет в летний фланелевый деловой костюм, голубую шелковую рубашку, темно-синий галстук в горошек и модную панаму. По особому покрою его костюма я определил, что на ремне у него висит кобура с автоматическим пистолетом. В руках у него был серый замшевый дипломат. Прислонившись к стене, он ждал, пока два охранника и медсестра надевали на меня консервативного покроя темно-голубой костюм, извлеченный из шкафа. Я упирался руками и ногами и возмущенно кричал:

— Это жестоко! Я ранен, и мне нужен покой! — Прокричав эти слова в третий раз, я понял, что разжалобить их мне не удастся.

По окончании туалета меня выпихнули в коридор, где уже поджидал Хеллер.

В вестибюле я заметил Фахт-бея, одетого в деловой костюм западного образца; он не соизволил даже поздороваться со мной.

Хеллер подтолкнул меня, и я двинулся к главному выходу.

Выйдя на улицу, я так и застыл на пороге: у крыльца стоял мой «Даймлер-бенц» с красным орлом на дверце.

— Вы даже забрали у меня машину! — в сердцах вскричал я.

Хеллер, ни слова не говоря, знаком приказал мне забраться внутрь.

Оглянувшись, я увидел двух охранников и Фахт-бея, садящихся в невзрачного вида машину с базы. Хеллер ткнул меня локтем в бок, и я влез в мой "Даймлер-бенц".

Хеллер уселся рядом со мной. И тут я увидел на передних сиденьях автомобиля двух подлецов — Терса и Ахмеда, причем последний, обернувшись, заговорщицки подмигнул Хеллеру.

Это взбесило меня.

— Этот человек не достоин амнистии! — злобно прошипел я. — Он виноват в еще большем количестве преступлений, чем я! Он насиловал женщин! Это он привел на базу русского агента!

— Мы уже обсудили этот вопрос, — холодно ответил Хеллер. — Он только исполнял ваши приказы.

Несправедливость, как плетью, хлестнула меня по сердцу. Ничего. Не надо отчаиваться. Одно мое слово — и Ломбар прикажет расстрелять Ахмеда!

МЫ выехали на главное шоссе. Позади маячил автомобиль с Фахт-беем.

— Куда мы едем? — поинтересовался я.

— Вы здесь много чего натворили, — ответил Хеллер. — Многим деревням вы должны то, что местные жители называют «откупное». Кроме того, вы должны оплатить ремонт здешней мечети; вы тут кое-что подписали, в том числе чек на весьма приличную сумму, возвращенный Национальным банком «Пиастры» в связи с отсутствием денег на вашем счете. Управляющий местного филиала сказал, что ни один специалист не может разобраться в ваших финансовых делах. Поэтому мы решили выписать сюда человека, который наверняка сможет вывести вас на чистую воду, — Мудура Зенгина из Стамбула.

Я вжался в кресло. Уж кого я не хотел видеть, так это Мудура Зенгина! Крошка говорила, что он очень зол на меня.

Это известие совершенно испортило впечатление от поездки. Я даже не мог думать о том, как сбежать от моих чутких стражей: перед моим мысленным взором стоял Мудур Зенгин, и я судорожно изобретал, что мне ему сказать. Наверное, я должен ему целое состояние!

Мы ехали по дороге среди летних красот турецкой провинции, но я ничего не замечал. Наш автомобиль продирался в потоке машин через Ускудар на азиатском берегу метрополии, но я не обращал на это никакого внимания. Когда мы по мосту пересекали Босфор, я машинально скользил взглядом по цепи кораблей, входящих в порт. И когда мы ехали по улице Кемеральти в Бейоглу, я все еще дрожал от страха. Мы пересекли бухту Золотой Рог по мосту со стороны Галаты и, попетляв среди башен и минаретов, затормозили у дверей Национального банка «Пиастры». К тому времени я был уже почти мертв от грандиозного перенапряжения.

Но все еще только начиналось.

Мудур Зенгин сообщил, что переговорит с Фахт-беем, но, когда мы все вместе вошли к нему в офис и он увидел среди прочих лиц мою физиономию, у меня создалось впечатление, что банкир собирается указать нам на дверь.

Но тут Хеллер взял инициативу в свои руки. Окинув взглядом богато убранную комнату, он решительно пододвинул три стула к деревянному столу с резной крышкой и сказал:

— Не возражаете, если мы присядем?

— Я не хочу иметь дела с этим человеком! — твердо сказал Зенгин, впиваясь мне в лицо жестким взглядом.

Хеллер усадил меня на стул и сам сел рядом. На третьем стуле разместился Фахт-бей.

Мудур Зенгин продолжал стоять, трясясь от ярости.

— Нам бы хотелось исправить то, что он, — Хеллер указал на меня, — натворил.

— Самому дьяволу это не под силу! — проговорил Зенгин. Наконец он решил, что ему, может, все-таки стоит присесть, и теперь, оперевшись локтем на стол, грозил мне пальцем. — Вы знаете, что сделал этот человек? — Не дождавшись ответа, он продолжил: — Ему было назначено царское содержание, и что бы вы думали? Он все спустил в столице. Он вел распутный образ жизни, раздавая своим любовницам кредитные карточки направо и налево, и ни разу не сообщил мне об этом. Он заставил банк оплачивать счета. И в конце концов еле наскреб себе на яхту. На этой яхте он исходил семь морей, ведя привольную жизнь. А мы содержали яхту, оплачивая все расходы; мы даже помогали ему продать ее в пять раз дороже стоимости. А потом он попросту сбежал, и выгодная сделка не состоялась.

— Я думаю, еще не поздно все исправить, — утешил его Хеллер.

— Кто будет исправлять? Вы? — спросил Мудур Зенгин. — С ним я больше не хочу иметь никаких дел! Он совершил ужасное, отвратительное преступление — самое страшное, которое когда-либо совершал человек! — Он откинулся назад и презрительно скривил губы. — Промотав все свое состояние, он обратился в другой банк!

— Наверняка как-нибудь можно… — начал было Хеллер.

— После такого оскорбления? — воскликнул Мудур Зенгин и помахал руками, будто стряхивал на землю какое-то мерзкое насекомое.

— Полагаю, — сказал тогда Хеллер, — вы знакомы с Фахт-беем?

— Да, мы сотрудничаем с компаниями, которые он представляет. Мне кажется очень странным видеть его в обществе этого человека, и мне очень жаль, что он связался именно с таким человеком! — Зенгин ткнул в меня пальцем.

— Фахт-бей и я — друзья его семьи, — сообщил Хеллер. — Как оказалось, мы немного опоздали.

— Да уж конечно! — язвительно отозвался Мудур Зенгин.

— Не могли бы вы ответить на один вопрос? — продолжил Хеллер. — Как вы можете объяснить тот факт, что ваш банк ссудил такую сумму на оплату его счетов?

— Все очень просто, — ответил Мудур Зенгин. — У себя в сейфе этот полоумный держит целую пачку золотых сертификатов, не пуская их в оборот, то есть практически теряя кучу денег и получая с них только сравнительно небольшой процент. Он собирался там их и оставить. Но в конце концов он должен был за ними явиться, а мы бы его уже поджидали с актом-рекламацией. И в случае его смерти имели бы право конфисковать сертификаты в свою пользу.

С губ моих сорвался стон. Не думал я, что Хеллеру станет известно о сейфе!

— Что ж, все это очень интересно, — сказал Хеллер. — Боюсь, что присутствующий здесь Султан-бей не удосужился проинформировать нас о существовании этих сертификатов. Итак, речь идет о закладе. Что, если бы нам пришлось признать, что сертификаты поддельные, и в качестве доказательства были бы предъявлены показания человека, подделавшего их?

Мудур Зенгин пожал плечами:

— Это обыкновенное дело для банка «Граббе-Манхэттен» в сфере международных контактов. Если вы предъявите такие доказательства, залог будет аннулирован и объявлен недействительным, а «Граббе-Манхэттен» привлекут к ответственности, если, конечно, они не смогут убедить присяжных, что не знали, будто сертификаты — подделка. Хеллер взглянул на часы:

— Сейчас одиннадцать тридцать три. В интересах вашего банка не могли бы вы уделить нам время для беседы после ленча?

— Только ради остальных членов правления, — согласился Мудур Зенгин.

Мы уходили, а он даже не поднялся со стула, чтобы проводить нас до двери.

— Ну, Солтен, — обратился ко мне Хеллер, когда мы вышли из банка, — я вижу, что вы, к глубокому моему сожалению, были не до конца откровенны с нами.

Мой автомобиль был припаркован на стоянке; Хеллер втолкнул меня в салон и попросил Терса и Ахмеда немного прогуляться. Захлопнув дверцу, он достал из-под кресла видеотелефон с кассетой и начал нажимать кнопки.

— Я здесь, — сказала появившаяся на экране аппарата графиня Крэк.

— Все готово, — сообщил Хеллер. — Надень гипношлем на русского шпиона и заставь его признаться, что он подделал закладные сертификаты. Пусть его показания засвидетельствуют какие-нибудь солидные турки. После чего снова посадите его в камеру — он нам еще не раз понадобится в качестве свидетеля, — потом оформите показания надлежащим образом и переправьте их мне. Да, и надень шлем на Форреста Клошара и заставь его забыть о существовании этой базы, а также передай ему, что у «Граббе-Манхэттен» возникнут большие неприятности с правосудием, если будет продолжаться в том же духе. Понятно?

— Да, дорогой, — ответила графиня Крэк. Повезло им. Нет, повезло мне. Хорошо, что сейчас я не на базе и они не могут обнаружить, что у меня в голове стоит предохранитель, мешающий гипнозу с помощью этих дурацких шлемов. Но я был очень близок к провалу: исполнение всех моих планов в будущем целиком и полностью зависело от того, удастся ли мне сохранить мою маленькую хитрость в тайне. Они не должны знать, что сейчас на Волтаре заправляет Ломбар.

Фахт-бей нашел ресторан и возвратился за Хеллером. Они ушли, препоручив меня двоим охранникам, которые заставили меня съесть какую-то ерунду, принесенную для меня.

Хеллер и Фахт-бей вернулись примерно в полвторого. Забравшись в «Даймлер-бенц», Хеллер первым делом прочел листы с факсимильным сообщением и еще раз переговорил по видеотелефону с графиней Крэк.

Все время толкая в спину, Хеллер повел меня в банк, но мы почему-то пошли не в офис, а спустились в подвальное помещение, где находились сейфы. Я упирался руками и ногами. Я рассчитывал вернуться на эту планету, освещенный лучами славы, но мне вовсе не хотелось остаться без гроша!

Прибыв на место, Хеллер обратился к охраннику и служащему банка:

— Он хочет заглянуть в свою ячейку, — и указал на меня.

Служащие банка дали мне карточку, чтобы я расписался.

Никогда еще так не немела моя рука. Если я это подпишу, мне конец!

Хеллер с любопытством посматривал на меня. Интересно, подозревал ли он, что шлем на меня не подействовал? Жизнь моя зависела от того, сумею ли я сохранить свой секрет.

— Ну же, подписывайте! — подбодрил меня Хеллер. С великой скорбью в сердце я подписал карточку.

Клерк открыл сейф и вышел, охранник не спускал с нас глаз. Набрав комбинацию, я потянул дверцу ячейки на себя.

Мои славненькие золотые сертификатики!

Хеллер, встав у меня за спиной, протянул руку и взял бланк, лежащий сверху.

— Ага, — произнес он. — Контрабандное золото с Волтара! Проба не зарегистрирована. Как и на изделиях с корабля. Это дает мне, офицеру Флота, право конфисковать содержимое ячейки. А эти бумажки произведут неизгладимое впечатление на судей. — И он сунул сопроводительные документы в карман.

Мне стало нехорошо.

Опустошив ячейку, Хеллер сделал быстрые подсчеты и присвистнул.

— Почти четверть миллиарда долларов! Вот почему офицеры Аппарата не возмущаются низкой оплатой труда. Контрабанда наркотиков, нелегальное золото…

— Вы сами хотели на этом навариться! — воскликнул я.

— Ах, какое интересное слово: «навариться». Судя по весу, эти слитки доставлены прямиком из Индустриального города, с Волтара. Но я не хочу укорять вас, Солтен. Возможно, ваше презрение к закону помогло в этом случае решить сразу много проблем.

Я уже собрался схватить сертификаты и попытаться удрать, но рядом стоял охранник, а за дверями — еще двое, которые без предупреждения станут палить мне по ногам. Будет очень больно.

Хеллер, крепко сжав мой локоть, развернул меня к выходу.

Когда мы снова очутились в офисе Мудура Зенгина, на лице банкира уже не было презрительного выражения.

Хеллер протянул ему показания — я разглядел, что это были свидетельства двух человек.

Мы сели на предложенные нам стулья, и Мудур Зенгин, прочитав первый лист с заметно возросшим интересом, удивленно взглянул на Хеллера.

— Это невероятно, — сказал он. — Русский шпион получил через Москву указания от самого Роксентера подделать залог на лучшие опиумные плантации в Афьоне!

— Да, именно так он и сказал, — ответил Хеллер. — И Фахт-бей в любое время может представить в качестве доказательства самого полковника Бориса Гайлова с полным набором документов, удостоверяющих его личность, если, конечно, дело дойдет до суда.

— Благодарение Богу! — воскликнул Мудур Зенгин, удовлетворенно откинувшись на спинку кресла. — Я, кажется, понимаю, почему он решил покаяться: России больше нет, и ему теперь некуда податься. Что ж, такое событие, наверное, стоило недавнего ураганного ветра и землетрясения.

Потом он начал читать второй листок, и глаза его постепенно округлялись от удивления.

— О Господи! Это показания Форреста Клошара, главы международного отдела по закладным. Он утверждает, что получил распоряжения от самого Делберта Джона Роксентера подделать закладную на землю и что они с этим русским придумали небылицу о горе, в которой находится инопланетная база для летающих тарелок, чтобы заинтересовать Роксентера. Господи, если бы все раскрылось, Роксентер стал бы настоящим посмешищем для всего банковского сообщества! Вот забавно!

— Итак, что мы будем делать? — спросил Хеллер.

— Ну, молодой человек, все зависит от того, соглашусь ли я сотрудничать с вами.

Хеллер положил на стол золотые сертификаты. Я заметил, что в комнате присутствовал охранник из подвала, который поднялся вместе с нами, чтобы проследить, не покинем ли мы здание с этими сертификатами.

Мудур Зенгин пожал плечами.

— Мы бы все равно рано или поздно вступили во владение частью этих бумаг, — заметил он, не притронувшись к сертификатам.

— Хорошо, — сказал Хеллер. — У нашего сбившегося с пути истинного друга остались здесь кое-какие долги. — Он протянул Мудуру Зенгину листок.

Зенгин взглянул на него:

— Что ж, небольшая часть этих фондов могла бы погасить долг по откупным и накормить всех голодных в перечисленных деревнях. Приданое составят просто наличные. Можно поручить проведение этой операции компании по борьбе с эпидемиями. Меня совершенно не удивило ваше сообщение насчет мечети. Все расходы по кредитной карточке компании «Соковыжималка» были оплачены нашим банком, и таким образом он должен нам около пяти миллионов долларов.

— И сколько же останется? — спросил Хеллер. Пересчитав сертификаты, Зенгин достал карандаш и калькулятор.

— Около двухсот тридцати двух миллионов долларов.

— А если я верну эти деньги в ваш банк, — сказал Хеллер, — для организации трастового фонда, вы сможете переводить полученную прибыль на счет Фахт-бея, чтобы он имел право распоряжаться этими деньгами?

— Что ж, ваше предложение очень заманчиво. С помощью такой суммы мы сможем занять главенствующее положение среди стамбульских банков и даже выжить «Граббе-Манхэттен» из сферы нашего влияния. Фахт-бей будет получать около четырех миллионов в месяц на организацию своего бизнеса, и это во много раз больше, чем когда-либо находилось у него на счету. Но пока я не могу решить, принять ли ваше предложение. — И он бросил на меня хмурый взгляд.

— Мистер Зенгин, — снова обратился к нему Хеллер, — Фахт-бей, которого вы хорошо знаете, будет выполнять роль постоянного поверенного этого молодого человека в управлении фондами и вести все дела с вашим банком.

Зенгин все еще хмурился.

— Но поверенный может быть лишен полномочий.

— Может быть, я не был до конца откровенен с вами, — сказал Хеллер. — Я не представился по всей форме.

— Да, не представились.

— Я, — объявил Хеллер, — офицер Короны. Дело абсолютной важности, обстоятельства не подлежат разглашению. Поэтому я увожу Султан-бея в одну очень далекую страну. Его будут судить, и обстоятельства его дела таковы, что он будет либо приговорен к пожизненному заключению, либо казнен. Уверяю вас, что вы никогда больше его не увидите.

— Правда? — переспросил заинтригованный Зенгин, покосившись на Фахт-бея.

— Он не обманывает, — подтвердил Фахт-бей, махнув рукой в сторону Хеллера. — Он очень ответственный и надежный офицер. Фактически, начиная с этого момента, Султан-бей находится под арестом. Мы не собираемся беспокоить турецкие власти подробностями дела, но в течение нескольких дней Султан-бей покинет эту страну навсегда.

Лицо Мудура Зенгина начало расплываться в улыбке, и наконец банкир довольно рассмеялся. Подавшись вперед, он схватил Хеллера за руку и долго благодарно тряс ее. Затем обнял его за плечи и сказал дрожащим от волнения голосом:

— Сэр, можете считать меня своим другом до гроба!

Через час, в буквальном смысле пьяные от турецкого кофе, с карманами, набитыми сигарами лучшей марки, Фахт-бей и Хеллер направились к машине. Весь этот час я только и делал, что подписывал под неустанным наблюдением Хеллера бумаги всех видов, непрерывно подсовываемые мне клерками и банковскими поверенными. Меня даже не угостили кофе, а восторженные речи Зенгина в адрес Хеллера буквально обжигали мне уши.

Хеллер еще раз убедился, что Фахт-бей сложил все до одной бумаги в свой портфель.

— Вот так-то лучше, — проговорил он, обращаясь к Фахт-бею. — Вы получили столько денег, сколько не держали в руках за всю свою жизнь, даже не занимаясь контрабандой наркотиков.

Глядя на своего покровителя с обожанием, Фахт-бей отдал ему честь по всей форме. Каким это было ударом по моему самолюбию!

Хеллер уселся в машину и, перед тем как позвать шоферов, позвонил по видеотелефону. На экране аппарата тут же появилось лицо графини Крэк.

— Все прошло отлично, — отчитался Хеллер. — Показания сделали свое дело.

— Что они собираются делать с бумагами? — спросила графиня.

— Мудур Зенгин спрятал их в тайник и предъявит только в том случае, если дело дойдет до суда. Со слухами о летающих тарелках покончено. — Он рассмеялся. — О, моя любимая, ты лучше всех. Впутать в дело самого Роксентера — какой мастерский прием!

— Фу, Джеттеро, — проговорила графиня, — ты хочешь сказать, что твоя будущая жена — лгунья? Знаешь ли, так получилось, что каждое слово этих показаний — чистейшая правда. У меня даже имеются приказы, собственноручно подписанные Роксентером, и копии файлов Форреста Клошара на случай, если потребуется подтвердить показания.

— Не потребуется, — сказал Хеллер. — Прости, что сомневался в тебе. У тебя всегда все выходит просто великолепно. Ты хочешь, чтобы я привез тебе из Стамбула какой-нибудь подарок? Изумрудное ожерелье или что-нибудь в этом роде?

— С этой планеты мне не надо ничего, — ответила графиня Крэк.

— Хорошо, — произнес Хеллер, — скоро мы летим домой.

Сидя в машине и слушая этот разговор, я едва сдерживал кипящий во мне гнев. Он забрал мою базу, он забрал мою машину, он забрал мои золотые сертификаты. Перед тем как покинуть Стамбул, Хеллер купил своей любовнице, несмотря на ее отказ, изумрудное ожерелье, и все только потому, что знал: этим он нанесет еще один удар моему кошельку.

На обратном пути в Афьон я с трудом сдерживал распиравшие меня чувства. О да, скоро он летит домой.

Он летит домой — к Ломбару Хиссту и своей гибели!


Содержание:
 0  Катастрофа : Рон Хаббард  1  Словарик-Ключ к Книге "Катастрофа" : Рон Хаббард
 2  Часть ШЕСТЬДЕСЯТ ВТОРАЯ : Рон Хаббард  4  Глава 2 : Рон Хаббард
 6  Глава 4 : Рон Хаббард  8  Глава 6 : Рон Хаббард
 10  Часть ШЕСТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ : Рон Хаббард  12  Глава 3 : Рон Хаббард
 14  Глава 5 : Рон Хаббард  16  Глава 7 : Рон Хаббард
 18  Глава 9 : Рон Хаббард  20  Глава 2 : Рон Хаббард
 22  Глава 4 : Рон Хаббард  24  Глава 6 : Рон Хаббард
 26  Глава 8 : Рон Хаббард  27  Глава 9 : Рон Хаббард
 28  вы читаете: Часть ШЕСТЬДЕСЯТ ПЯТАЯ : Рон Хаббард  29  Глава 2 : Рон Хаббард
 30  Глава 3 : Рон Хаббард  32  Часть ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕСТАЯ : Рон Хаббард
 34  Глава 3 : Рон Хаббард  36  Глава 5 : Рон Хаббард
 38  Глава 7 : Рон Хаббард  40  Глава 2 : Рон Хаббард
 42  Глава 4 : Рон Хаббард  44  Глава 6 : Рон Хаббард
 46  Глава 8 : Рон Хаббард  48  Часть ШЕСТЬДЕСЯТ ВОСЬМАЯ : Рон Хаббард
 50  Глава 3 : Рон Хаббард  52  Глава 5 : Рон Хаббард
 54  Глава 7 : Рон Хаббард  56  Глава 2 : Рон Хаббард
 58  Глава 4 : Рон Хаббард  60  Глава 6 : Рон Хаббард
 62  Часть СЕМИДЕСЯТАЯ : Рон Хаббард  64  Глава 3 : Рон Хаббард
 66  Глава 5 : Рон Хаббард  67  Глава 6 : Рон Хаббард
 68  Глава 7 : Рон Хаббард    



 




sitemap