Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 24 Вы у нас лечились, т.е. учились раньше?… : М Хмелинина

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Глава 24 Вы у нас лечились, т.е. учились раньше?…

Первые занятия в новом здании (точнее, вокруг него) благополучно завершились. Студенты, продрогшие за время лекций в самодельных мусорных беседках, в ожидании автобуса потихоньку грелись с помощью кофе, кофе с коньяком и коньяком без кофе - у кого что было. Сотрудники, с посиневшими от холода носами, завистливо косились на них, мечтая последовать примеру своих подопечных.

Сказать, что день оказался очень тяжелым, значит не сказать ничего. Было зверски холодно и сыро, с низкого серого неба непрестанно сыпал мокрый снег, загоняемый под жалкие навесы порывами ледяного ветра. Так что все присутствующие чувствовали себя так, словно оказались в стойбище первобытных охотников во время ледникового периода. Вот разве что компьютеров у неандертальцев, наверное, не было. А у "академиков" они были. И оказались не слишком приспособленными к работе в столь суровых условиях, о чем и не преминули сообщить. Однако сотрудникам Академии было не до компьютерных жалоб. Они изо всех сил старались поддерживать учебный процесс и при этом не загнуться от холода. Очень скоро на мусорных кучах появились костры, в связи с чем мусора вокруг стало заметно меньше, а температура слегка повысилась. Примерно на полградуса. Зато вонючий дым, который липкие снежные хлопья прибивали к земле, стелился плотным одеялом, заползал под навесы и заставлял чихать и кашлять любого, его вдохнувшего. И все же, посовещавшись, костры решили не гасить, чтобы попросту не дать дуба. Вдобавок, на кострах быстро приспособились греть чай, кофе, воду и жарить бутерброды.

Жить в полевых условиях предполагалось около трех дней, пока не вернется из командировки прежний нерадивый владелец здания. Но столь оптимистичные прогнозы в Академии не сбывались никогда. Вышеупомянутое лицо задержалось на семинаре на неделю, а потом не появлялось еще два дня - по слухам, лечило внезапно обострившуюся язву. Итого, народ провел под открытым небом почти две недели. За это время горемыки успели приспособиться к нечеловеческим условиям и даже создать себе определенный комфорт. Тем не менее, постоянное пребывание на свежем воздухе в начале зимы на пользу здоровью "академиков" не пошло.

- А-а-а-а-а-апчхи! - Майя, чихнув уже в пятый раз за последние полчаса, чудом успела подхватить падающие с носа очки. - Господи, да что же это такое!

- Если не ошибаюсь, это простуда, - флегматично сообщил ей профессор Шеллерман. Он только что допил уже шестнадцатую чашку горячего кофе, но так и не согрелся и теперь размышлял, не сотворить ли себе семнадцатую, однако опасался, что такого количества жидкости его организм не выдержит.

- Что Вы говорите, а я и не знала! - пробурчала в ответ его собеседница, шмыгая носом.

Последние несколько дней ОРЗ стало буквально бичом всех сотрудников. Филиал в полном составе непрерывно хворал. Сотрудники чихали, кашляли, сморкались, заражали друг друга и напрашивались на осложнения своим постоянным пребыванием на холоде.

- Теперь будете знать, - невозмутимо отозвался профессор, сотворив-таки семнадцатую чашку кофе. Он отхлебнул немного и поморщился: похоже, на ближайшие пару лет кофе он разлюбит.

- Знать мало, - отозвалась его собеседница, шаря по карманам в поисках платка, - надо еще решить, что со всем этим делать.

- Как - что делать? - вмешалась Нина. Она уже закапала в нос полпузырька нафтизина, забрызгала в горло баллончик ингалипта и теперь безостановочно поедала антипростудные леденцы. - Карантин установить надо. На недельку, до второго…

- Издеваешься, да? - кисло поинтересовалась Люда. Она уже надела три пары шерстяных носков и валенки, но продолжала мерзнуть. - Ты представляешь, что будет, если мы и вправду на карантин закроемся? Даже если не на недельку, а всего лишь на пару дней?

- Катастрофа, - подытожил Марик, дуя на озябшие пальцы. - Все полетит в тартарары!

- Можно подумать, мы и так уже не в этих… как их… тартарарах! - кисло заметила Ульяна, кутаясь в пуховую шаль поверх телогрейки.

- В тартара - где? - заинтересовалась Нелли, отвлекшись от занятия чрезвычайной важности - она пыталась раскочегарить костер, чтобы грел посильнее.

- В Караганде, - сообщила ей Лина, отковыривая сосульки со своего монитора. - Если не дальше, конечно.

Собеседники, поразмыслив, единодушно решили, что, конечно же, дальше. И глубже. Исполненную откровенного пессимизма беседу прервала Тоня, на всех парах влетевшая под навес, где вокруг чадящего костерка столпились ее зябнущие коллеги, и радостно сообщила:

- Люди, этот чмырь болотный из командировки вернулся! Сюда едет! С ключами!

По крыше пронесся порыв ветра - это присутствующие облегченно вздохнули. Однако Мастер-Целитель, со свойственным ему пессимизмом, который сам он называл реалистичным взглядом на жизнь, полагал, что неприятности еще далеко не завершились. И, как выяснилось, спустя буквально полчаса, он был прав на все сто, но в кои-то веки не злорадствовал по этому поводу, ведь свалились они и на его голову.

Перечисление проблем следует, по примеру Алисы из Страны Чудес, начать с начала. Как только была отперта массивная, тяжеленная дверь из мореного дуба, способная выдержать ураган, войну и конец света, выяснилась одна маленькая подробность: косяки, на которых она держалась, были гораздо менее прочными. Так что дверь нагло испортила торжественность момента заселения, вывалившись наружу вместе с замком, косяками и частью кирпичной стены. Дальше - больше. Оказалось, что полы на всех этажах просели и местами прогнили насквозь; крыша протекает в семнадцати местах; целых стекол на все окна приходится пять штук; от обоев не осталось даже воспоминаний - сгнили прямо на стенах. Плюс ко всему, отопление, водоснабжение и электричество отсутствовали напрочь и в ближайшее время не предвиделись.

- Кошмар! Ужас! Это чудовищно! - Маргарита Леопольдовна выразила общее мнение в наименее крепких выражениях. То, что думали остальные, на суд общественности лучше не выносить.

- И что мы теперь будем делать? - поинтересовалась профессор МакДугл. Она жутко устала - ей, Мастеру практической магии, пришлось несколько часов усиленно трудиться, укрепляя стены и пол.

- Полагаю, теперь мы будем делать ремонт, - переглянувшись с Людой, подвела итог Лина. Раздался общий стон. Что такое ремонт, проводимый собственноручно коллективом Академии, помнили многие. Но другого выхода не было.

- Значит, ремонт, - обреченно согласилась Майя, печально шмыгнув носом.

Для экономии времени и средств решили ремонтировать свой новый дом при помощи магии. "Академики" засучили рукава, припомнили основные магические формулы и дружно взялись за дело. А правильнее сказать, пошли чудесить кто во что горазд, так что результаты всеобщего магически-ремонтного безумия были жутковаты и непредсказуемы. Кое-где стены стали полубесплотными, местами пол превращался в каток, а в паре кабинетов почему-то сместились магнитные поля, так что полом стала одна из стен. Профессор МакДугл и профессор Шеллерман метались по всему зданию, пытаясь исправить хоть что-нибудь и предотвратить наиболее ужасные несчастные случаи. И если первое им хоть как-то удалось, то второе - не совсем. В частности, Владя вляпался в полупрозрачную стенку и застрял в ней, будто муха в куске янтаря. Пикантность ситуации заключалась в том, что стена была от женского туалета. Дамы очень возмущались и требовали немедленно убрать извращенца. Сказано - сделано. Убрали. Вместе со стеной, которую пришлось восстанавливать из воздуха. А Владислава с большим трудом выковыряли из плотной студенистой массы при помощи магии и современных технологий (тяжелого железного лома).

На все про все потратили три дня - рекордно короткий срок. Компьютерные залы смонтировали и подключили к автономному генератору, обеспечивающему новое здание Академии электроэнергией, пока не починили основную проводку. Административные помещения подготовили к работе, стены восстановили, а некоторые - достроили, полы перестелили, потолки закрепили и побелили, расставили мебель, запустили компьютеры, наладили общую сеть, а все документы распихали по местам. Можно было бы приступать к работе, если бы не одно "но": сотрудники филиала, измотанные двумя неделями походной жизни, холодом, ударным трудом и постоянными стрессами, расхворались всерьез. Эпидемия гриппа пронеслась по Академии, не щадя никого, так что в один прекрасный день храм науки превратился в лазарет. Карантин все же пришлось назначить. Правда, начальство решило, что болеть сотрудникам лучше на рабочих местах, так что легче никому особо не стало.

Именно в это непростое время профессору Шеллерману пришла в голову оригинальная идея. Он работал в российском филиале Академии вот уже больше года и за это время насмотрелся всякого. Отношения между коллегами в этом учебном заведении были, мягко говоря, неровными. Сотрудники могли вежливо раскланиваться с приветливыми улыбками, а уже через пару минут за глаза поливать друг друга грязью. Такое положение дел не могло не сказываться на атмосфере вуза. Мастер-Целитель решил разрубить гордиев узел очень простым способом: предложить всем присутствующим Антипростудную настойку, подмешав в нее малоизвестную гремучую смесь под названием "Находка для шпиона". Чуть-чуть, достаточно для того, чтобы неудержимо потянуло поболтать.

План профессора сработал на ура. Предложенное им лекарство народ, умаявшийся чихать и кашлять, принял, не задумываясь о возможных последствиях.

- И где же Вы раньше были, профессор? - обрадовано всплеснула руками Маргарита Леопольдовна. - Мы бы уже давно нормально работали.

- У этой настойки есть побочный эффект, - невозмутимо сообщил Шеллерман, отмеряя нужные дозы своего хитрого снадобья и разливая их всем присутствующим в чашки, кружки и стаканы. - В течение трех-четырех часов по принятии данного лекарства пациент становится особенно заразным.

- Можно подумать, нам это чем-то грозит! - фыркнула Лина, делая большой глоток из своей кружки и отсутствующе глядя в грязное окно. В последнее время она была странно рассеянной и невеселой.

- Нам - нет, - суховато согласился профессор, исподтишка наблюдая за всеми остальными подопытными кроликами и ожидая результата, - а вот студентам - да.

- Я не думаю, что, - начала, было, спорить Ульяна, но что она хотела сказать, так никто и не узнал.

Внезапно раздавшийся странный звук привлек внимание присутствующих к окну, в которое смотрела Лина. Она отставила кружку и постаралась разглядеть, что там, но не преуспела. Между тем, звук становился все громче и отчетливее и все больше напоминал шум мотора пикирующего истребителя. Народ занервничал.

- Ай! - незадачливая наблюдательница едва успела увернуться, когда в закрытое окно на полной скорости вмазался неопознанный летающий объект. Он вынес стекло вместе с рамой и, слегка притормозив, врезался в противоположную стену. Стена, поддерживаемая заклинанием, угрожающе заколыхалась. Впрочем, факт сей остался незамеченным: все столпились вокруг влетевшего в окошко предмета, который оказался человеком на изрядно потрепанной швабре со сломанной, перевязанной проволокой бамбуковой рукоятью и почти начисто опаленной щеткой. Незваный гость со стоном пошевелился, сел, с трудом сфокусировал разъезжающиеся глаза и выдал:

- Привет…

- Олесь! - как Лина умудрилась опознать в чумазом и оборванном террористе своего самого любимого коллегу, было тайной для всех. Понятно, кроме Лины.

- Ну, ты Шумахер! - ехидно восхитился Марик, вместе с Деньком поднимая приятеля с пола и усаживая его на стул. - А как же Новая Зеландия?

- Какая Новая, самая что ни на есть старая! - щелкая зубами от холода, отозвался Олесь. "Добрый" профессор Шеллерман оглядел его посиневшее лицо и, недолго думая, влил в окоченевшего любителя экстремальных путешествий изрядную дозу горячего антипростудно-правдивостного состава прямо из половника.

- Они меня чуть не съели! - выпалила жертва медицинского произвола, с трудом откашлявшись после перенесенной процедуры.

- Кто - они? - поинтересовалась Майя, недоуменно переглянувшись с Ниной.

- Новозеландцы, - мрачно пояснил Олесь. - Первобытные племена, которые там в лесах живут. Эта турфирма прибабахнутая предлагала туры в новозеландскую сельву. Погружение в прошлое, там, чистая жизнь в лоне девственной природы, знакомство с мудрыми людьми, не испорченными цивилизацией… Они меня туда отправили компьютерную сеть между деревушками провести, чтобы они туристов принимали. Я и поехал. Ну, откуда я мог знать, что они людоеды?!

- Кто - туристы? - ехидно поинтересовалась Майя. Она явно не слишком сочувствовала бывшему коллеге.

- Нет. Новозеландцы, - рассеянно отозвался тот, находясь под впечатлением пережитого. - Я когда к ним прилетел, сперва не понял, чего это они на меня облизываются, думал, обычай такой. Но вот когда они дров натащили и стали меня измерять, чтобы сделать бамбуковый шампур нужной длины, пришлось брать ноги в руки и спешно драпать. А транспорт, сами видите, какой - я думал, даже до Австралии не дотяну. Дотянул. Только прямо над Австралией меня попытался сбить истребитель тамошней противовоздушной обороны. Швабра от воздушной волны такую скорость набрала - через десять минут я уже в России был! Правда, управление отказало.

- Тормоза, судя по всему, тоже, - сухо отметил профессор Шеллерман, многозначительно оглядев своего пациента.

- И тормоза, - кивнул в ответ Олесь, - и регулятор высоты. Меня в стратосферу занесло, думал, дуба дам.

- Здорово, что ты вернулся, - тихо и задумчиво сказала Лина. Она взяла свою чашку и вертела ее в руках, упрямо глядя, как Майя и Марик вставляют в оконный проем новую раму со стеклами. У них получилось вполне прилично. Правда, в результате их совместной деятельности окошко вышло оригинальное: сама рама напоминала экран ЖК-монитора, а вместо стекол был цветной витраж с кельтским орнаментом.

Олесь поднялся, подошел к Лине и уселся рядом, так же глубокомысленно уставившись на помесь современных технологий и средневековых традиций, которая теперь играла роль окна.

- Я сам рад, что вернулся, - помолчав, серьезно отозвался Олесь. - Ты представляешь, там ничего нет. Ну, то есть вообще ничего!

- Как так - ничего? А океан? Солнце, пальмы и все такое? - Лина все так же упорно высматривала что-то за разноцветными стеклами.

- Ну, океан, ну, солнце, - ее собеседник тоже смотрел в окно. Казалось, он просто не знает, что сказать. Видимо, поэтому и говорил без остановки.

- Что я, океана никогда не видел? Вон, когда нас Леопердовна вместе со студентами на экскурсию за Полярный круг таскала, мы на этот Северный ледовитый океан так насмотрелись - я до сих пор воды боюсь!

- Но этот-то теплый…

- Ага, теплый! Там акулы водятся, знаешь, какие?! Самый климат им там… ни искупаться, ни позагорать. В песке всякая дрянь насекомая обитает, покусают так, что мама родная не узнает.

- А ты говорил, ничего нет.

- А вот издеваться не надо. Говорил и буду говорить - ничего там нет! Хорошего. Сама подумай - декабрь на дворе, Новый Год скоро, а у них лето! У них зимой всегда лето, так вот. А летом - зима. Правда, зима там одно название, зимой у них сезон дождей - и все! Ни снега, ни мороза. Представляешь? А еще у них еда жуткая. Даже картошки нет. Можно себе представить еду без картошки?

- Наши предки как-то представляли. До Петра ведь картошки в России не было.

- Это давно было. Теперь без картошки никуда. А эти новозеландцы придурочные вместо нее батат едят. Сладкий картофель!

- Так, значит, есть у них картофель?

- Я же говорю - сладкий! Вот если картошку с сахаром сварить, представляешь, что будет?

- Ага. Пакость.

- Вот-вот. Еще та пакость. Представляешь, каково там нормальному русскому человеку жить? Зимы нет, снега нет, картошки нет, водки нет…

- Да? Они что, поголовно трезвенники, эти новозеландцы? - Лина, досконально изучив окно, теперь придирчиво рассматривала свою опустевшую чашку.

- Нет. Просто у них вместо нормальной водки пальмовое вино. Белая мутная гадость со вкусом "Баунти". А я все думал, почему это я "Баунти" терпеть не могу. Теперь понял. Потому что из него такую вот мерзопакость делают. Захочешь напиться до зеленых чертиков, и то не получится. Столько "Баунти" на грудь принять мне не под силу, после второй чашки тошнит. В общем, - Олесь покосился на свою задумчивую собеседницу и неловко поерзал на стуле, - я там жить не смог. Ничего нет. Совсем ничего. И тебя… нет.

Лина едва не упустила на пол свою многострадальную чашку и изумленно повернулась к Олесю:

- Меня?

- А кого же еще? - сварливо отозвался тот, смущенно косясь на нее. - Я с новозеландками общаться не в состоянии. Они все прибабахнутые, как одна. И не только они, - добавил он, неодобрительно покосившись на Ульяну, которая шушукалась с Нелли. - Спросишь у них, который час, а они ржать начинают, как лошади. Или глазами стрелять во все стороны. Так и хочется каску надеть. С ними и поговорить не о чем. Не то что с тобой. Я по тебе скучал. Очень.

- Я тоже скучала. Очень-очень, - Лина чувствовала, что совершенно по-дурацки улыбается и вот-вот захихикает, как последняя новозеландка. А еще она поняла, что просто не может больше молчать. - Очень скучала. Потому что я тебя люблю. Тоже очень.

- Да? - Олесь казался удивленным, хотя и не слишком. - Представляешь, я ведь тебя тоже люблю. И тоже очень. Надо же, какое странное совпадение!

- И вовсе не совпадение! - Лина счастливо улыбалась, глядя ему в глаза. Самые красивые на свете, лучше просто не бывает! - Мы ведь совершенно разные, мы даже любим разных людей! Ты - меня, а я - тебя!

Они смеялись. Не глядя на окружающих, не размышляя над тем, что люди подумают… В конце концов, да кому какое дело, что они там подумают? Пусть думают, что хотят, нам-то что?! Однако окружающие не преминули высказать свое мнение вслух. Среди ошеломленного молчания отчетливо прозвучал голос Люды:

- Ну, наконец-то! - судя по всему, Люда явно была довольна тем, как развиваются события.

К ней присоединилась Майя:

- Вы бы поцеловались, что ли, - она говорила спокойно и буднично, словно предложила коллегам выпить чаю, - давно пора.

Как ни странно, ее послушались. От такого обалденного зрелища народ разразился одобрительным свистом и аплодисментами. Главные действующие лица внезапно осознали, что обнимаются у всех на глазах. Переглянулись, рассмеялись, отпустили друг друга и с дурашливой церемонностью раскланялись.

- И что ты в нем нашла? - задумчиво поинтересовалась Майя, отхлебывая из чашки подостывшее лекарство. - Балбес какой-то. Без подсказки не догадался даже любимую девушку поцеловать.

- Да ладно тебе, - беззлобно огрызнулась счастливая Ангелина, держа Олеся за руку. - Можно подумать, тот тип, который тебе нравится, прямо образец галантности!

- Пожалуй, нет, - согласилась Майя, сморщив нос. - Но вообще-то, согласись, профессор Шеллерман просто очаровашка. В душе. В глубине души. Где-то очень-очень глубоко.

"Академики" как по команде перестали оживленно переговариваться и уставились на нее. У Шеллермана натурально отвисла челюсть. Профессор МакДугл плотно сжала губы - она всерьез опасалась расхохотаться. Идея ее коллеги с "Болтуном", как еще именовалась "Находка для шпиона", Марион была не по душе, о чем она не преминула ему сказать, но Хьюго только отмахнулся. И вот теперь она с удовольствием наблюдала за тем, как он сам с треском провалился в яму, которую рыл другим.

- Вы действительно замечательный человек, профессор, - "Болтун" в малых дозах раскрепощает не хуже алкоголя, так что Майя не смущалась совершенно. - В том смысле, что Вас невозможно не заметить. Правда, зараза Вы редкостная, но тут уж ничего не поделаешь. И потом, это Вам даже идет. Жаль, что Вы скоро уезжаете, с Вами очень здорово ругаться.

- Полагаю, Вы найдете, с кем побеседовать на повышенных тонах, - ошарашенный таким комплиментом профессор с трудом отыскал где-то свой дар речи.

- Да не люблю я на повышенных тонах беседовать, - отмахнулась его собеседница. - Просто с Вами это жутко интересно выходит. Скажем, мысленно погавкаться ни с кем больше не получится. А мне понравилось.


Содержание:
 0  Дети Понедельника : М Хмелинина  1  Глава 1 День первый, или Добро пожаловать Часть I. Утро : М Хмелинина
 2  Глава 2 День первый, или Добро пожаловать Часть II. Еще не вечер : М Хмелинина  3  Глава 3 Ученье - свет : М Хмелинина
 4  Глава 4 Шалость удалась!… : М Хмелинина  5  Глава 5 Всяческая суета : М Хмелинина
 6  Глава 6 Здравствуйте, я ваша тетя!… : М Хмелинина  7  Глава 7 Кто ходит в гости по утрам?! : М Хмелинина
 8  Глава 8 О, чат!… Как много в этом слове… : М Хмелинина  9  Глава 9 Великая Февральская Комиссия : М Хмелинина
 10  Глава 10 Возвращаться - плохая примета : М Хмелинина  11  Глава 11 Ночные снайперы : М Хмелинина
 12  Глава 12 Из дневника Лины : М Хмелинина  13  Глава 13 Операция "Визг-Антитеррор!" : М Хмелинина
 14  Глава 14 Министерское тестирование, или чудеса на виражах : М Хмелинина  15  Глава 15 К сожалению, День рождения : М Хмелинина
 16  Глава 16 И сырость капает слезами с потолка… : М Хмелинина  17  Глава 17 Что? Где? Когда? : М Хмелинина
 18  Глава 18 Свято место пусто не бывает : М Хмелинина  19  Глава 19 Что нам стоит дом построить?… : М Хмелинина
 20  Глава 20 У природы нет плохой погоды : М Хмелинина  21  Глава 21 От перемены мест слагаемых… : М Хмелинина
 22  Глава 22 Устали? Отдохнете на том свете… (из дневников сотрудников Академии) : М Хмелинина  23  Глава 23 Пойди туда - не знаю, куда… : М Хмелинина
 24  вы читаете: Глава 24 Вы у нас лечились, т.е. учились раньше?… : М Хмелинина  25  Глава 25 Слово - не воробей… : М Хмелинина
 26  Глава 26 И пусть весь мир подождет… : М Хмелинина  27  Глава 27 Мелкие тревоги не стоят внимания… : М Хмелинина
 28  Глава 28 А все тревоги - мелкие! : М Хмелинина  29  Эпилог Несколько месяцев спустя : М Хмелинина
 30  Использовалась литература : Дети Понедельника    



 




sitemap