Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 27 Мелкие тревоги не стоят внимания… : М Хмелинина

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Глава 27 Мелкие тревоги не стоят внимания…

Лина вернулась на работу через две недели, серьезно поговорив с мужем на тему "Женское упрямство и как с этим бороться". Совесть не позволяла ей бросить родной вуз и напарницу на произвол судьбы, по крайней мере до тех пор, пока не будет уверена, что Люда справится со всем самостоятельно. Как в жизни, так и в Академии, ее ждало немало перемен.

Из-за нехватки кураторов, которые были уже не в состоянии следить за всеми своими оболтусами, решением высшего начальства студентов поделили из расчета по направлению на каждый отдел и по курсам внутри оного. В результате кибермаги полным составом достались отделу ТСО, потому как только там могли научиться применять изученную ранее теорию на практике; по той же причине магов-правоведов отдали на растерзание… обучение под общее руководство Ядвиги в отдел юридический. Лесагромагов отправили в отдел кадров - с апреля по ноябрь работы на приусадебных участках хватало всем. Погодники, как самые дисциплинированные ввиду постоянного применения на них "Черепушки", достались учебному отделу - правда здесь возник вопрос, кто кого будет курировать по причине недисциплинированности последнего. Психомаги попали. На расписание, поскольку только настоящие психи могут работать на подобной должности в данной Академии. Универмагам повезло больше всех; Варька заявила, что отдавать своих подопечных никому не собирается, на чем и порешили. Хуже всех пришлось самым спокойным из-за своего постоянного нахождения в астрале магам-экстрасенсам - их раскидали по всем отделам для обеспечения психологического равновесия в коллективе.

Первая неделя после перераспределения групп прошла относительно спокойно, не считая периодических воплей и претензий, предъявляемых менеджерами друг к другу по тому или иному поводу. Майя выяснила, что ей достались полнейшие бездари и лоботрясы, изучавшие на себе магический уголовный кодекс - второй курс магов-юристов без зазрения стыда и совести тырил со стендов расписание по несколько раз на день. Лина, ни разу не сумевшая поймать их за руку, неистовствовала не хуже, чем когда паскудники вышеупомянутый стенд роняли, а посему посоветовала подружке присматривать за своими разгильдяями, пообещав в противном случае расставить вокруг невидимые ловушки. Сама же она, решив, что при малейшей провинности заставит третий курс психомагов, волей руководства доставшийся именно ей, составлять психологические портреты профессорско-преподавательского состава филиала, предавалась блаженному витанию в облаках. Расписание ее уже не волновало так, как раньше, да и прочие мелкие проблемы теперь воспринимались как не стоящие внимания, а все проблемы причислялись к разряду мелких.

Учебный отдел, кое-как справившись с изучением текущей студенческой документации, принялся тем временем за выявление и исправление возможных ошибок, коих обнаружилось на месяц кропотливой и упорной работы. Месяца в распоряжении не было, поэтому исправили наиболее видимые, а остальные списали на авось.

Больше всех ликовал Полуэкт Полуэктович. В его распоряжении оказалось больше технарей, чем требовалось по штатному расписанию, да еще и при полном сохранении заработной платы. Радость длилась недолго, в аккурат до тех пор, пока на глаза начальнику отдела ТСО не попался перечень необходимых по своим группам документов. Смекнув, что вместо кино теперь придется днями и ночами заполнять всякого рода ведомости, пораскинув мозгами в поисках выхода из ситуации, Полуэктович сотоварищи создали компьютерную программку, которая выдавала информацию по каждому интересующему студенту, запрашивая только дату и место рождения. Благодаря недюжинным способностям экстров, программу заворожили на составление любых возможных ведомостей на всю дальнейшую жизнь, правда, точность предсказаний не гарантировали.

Лесагромагов отдел кадров с первого же дня решил отправить на добровольно-принудительные работы - сбор грибов в близлежащую рощицу (а находилась она километрах эдак в шестидесяти от здания Академии); добираться обратно студенты должны были, используя заложенные в них трудолюбивыми наставниками знания по ориентированию в экстремальных условиях с применений магических технологий. Подумать, какие именно грибочки принесут их подопечные, как-то забыли, а потому от последовавшего пищевого отравления лечились всем штатом.

До начала занятий оставались считанные дни.


Поскольку каждый менеджер теперь вел и очников, и заочников, чисто теоретически рабочие графики сотрудников надлежало переделать так, чтобы студенты в любой момент могли к своему куратору обратиться. Присутствие менеджера во время занятий группы также считалось обязательным. Попытались сделать график на основе расписания. Получилось, но никого не устроило, поскольку, если верить сему крайне интересному и забавному документу, каждый сотрудник должен был выходить на работу рано утром, а домой возвращаться утром следующего дня, так что впору было запасаться раскладушками и ночевать на рабочем месте.

Попробовали уговорить Лину делать расписание на весь семестр или хотя бы на месяц из расчета восьмичасового рабочего дня, после чего, закрывшись в своем кабинете, долго рассуждали, кого поставят на вакантную должность, если Ангелина на самом деле приведет свою угрозу в действие и уйдет. В конце концов, для начала решили определиться с выходными, а уж там, что называется, как карта ляжет. Карта выпала, по всеобщему мнению, не в то время, не в том месте и совершенно не той масти.

Предполагаемые графики каждого "академика" не желали срастаться в единое целое и менялись ежеминутно; то оказывалось, что утром оставался один дежурный кабинетов на десять вкупе с обязанностями остальных, а вечером выходили все с расчетом уйти домой пораньше; то не работал никто кроме охранника Грызли. Кто-то даже предложил работать по шестнадцать часов в сутки в течение двух дней, еще восемь часов - одного и на четыре дня уходить на выходные. Майя на полном серьезе заявила, что если так пойдет и дальше, вообще можно будет перейти на удаленную работу, усердно трудясь в домашних условиях, а со студентами общаться посредством новейших магических средств связи. А лекции всем можно будет высылать через интернет, добавила она, с остервенением стирая одолженным у Лины ластиком свой незадачливый график, а домашнее задание пусть на мыло кураторам отправляют - если последние сумеют распознать сии творения среди нескончаемого спама, зачет поставят автоматом. И вообще, проворчала Марианна сквозь зубы, Шеллермана на всех нас нет - уже бы давно все сделали!

В конце концов, окончательно запутавшись в хитромудрых переплетениях времени и пространства, решили плюнуть на расписание занятий, и отталкиваясь от собственных приоритетов, составили график на каждый день каждого учебного месяца нового семестра. Бумажка получилась веселенькая, особенно если учитывать, что, дабы разместить всю требуемую информацию на обычном белом листе формата А4, набирать ее пришлось четвертым шрифтом. А чтобы нерадивая студенческая братия могла с документом ознакомиться, рядом на двери повесили большую лупу.


Первая же планерка повергла в шок новоиспеченных кураторов. Брумгильда Леонардовна, вернувшись из отпуска, сразу же расставила все точки над "Ё": успеваемость, оплата обучения и посещаемость создаются посредством долгой и интенсивной воспитательной работы. Менеджеры, которые раньше занимались делами студентов очного отделения дружно вздохнули, прекрасно зная, что их ждет впереди. Бывшие заочники неуверенно запереглядывались. Они еще не слишком понимали, что сие означает, но совершенно точно чувствовали, что ничего хорошего. "Пасти" заочку было делом весьма хлопотным, но зато от них никто не ждал походов по театрам и музеям с относительно взрослыми подопечными. А вот очка - совсем другой коленкор. И теперь ненаглядная Брумгильда Леонардовна готовилась как следует использовать подвернувшуюся удачу.

В частности, в связи с уменьшением количества студенческого поголовья из расчета на одного куратора было сказано завести на каждого студента со статусом обучающийся не анкетный лист, как было раньше, а журнал, с подробным описанием его характера, темперамента, достоинств и недостатков, обязательной проведенной и планируемой воспитательной работой, данными о родителях, братьях, сестрах, бабушках, дедушках, домашних животных; таблицами посещения занятий и всеми текущими оценками. Еженедельно журналы требовалось предоставлять на проверку и подпись замдиповоспраб. Распоряжения же касательно дайджестов и культурно-массовых мероприятий никто не отменял. Следовало также в ближайшие дни сформировать актив и новую агитбригаду для поездок по садикам, школам и училищам, но быть готовыми выступать в городских парках отдыха. Пригрозив, что если не найдутся желающие заняться художественной самодеятельностью студенты, на гастроли поедет старый состав агитаторов, из числа сотрудников, Брумгильда Леонардовна с чувством честно выполненного долга закрылась у себя в кабинете, втихаря ото всех включила маленькую электрическую плитку и поставила варить на обед картошку. Методисты же тем временем обмозговывали сложившуюся ситуацию, пока Люда задумчиво не спросила:

- А Леопердовна проверять наши походы по музеям по факту будет?

- Может, - хмуро произнесла Нелли, вспоминая, как в прошлом году воспитательша умудрилась обзвонить все кино- и драматические театры, клубы, выставки и т.д., хоть раз фигурировавшие в отчетах кураторов. - Надо придумать что-то новое.

- А может, стоит тогда писать то, что она проверять не станет? Или физически не сможет? - неуверенно проговорила Лина, нервно отгрызая ластик у своего нового карандаша. - Например, экскурсию на Южный Полюс.

- Почему на Южный? - удивилась Майя.

- Потому что на Северный уже ездили, помнишь? Когда она нам своего крокодила оставляла на воспитание?

Какое-то время присутствующие молчали, но когда стрелки старых настенных часов показали время обеда, разбрелись по своим местам, решив, что на сытый желудок думается лучше.

Две недели спустя Брумгильда Леонардовна лицезрела первые отчеты учебных менеджеров, сданные в срок и в надлежащем порядке, что привело ее в бешеный восторг, поскольку выяснилось, что студенты Академии за полмесяца занятий трижды успели совершить кругосветное путешествие в совершенно разных направлениях, при этом каждый день являясь на занятия. Некоторые экскурсии были весьма экзотичными.

Майя, например, доложила, что для улучшения дисциплины своих разгильдяев, повезла их в местную закрытую воинскую часть, пообещав, что если они не будут учиться, то в скором будущем их ждет то же самое.

Отдел ТСО полным составом под строгим руководством Полуэкта Полуэктовича, возил своих подопечных на рыбалку речную, озерную, морскую, подводную и даже виртуальную. В качестве доказательств начальнице предъявили улов, предусмотрительно купленный по дешевке на оптовках, включая красную и черную икру в банках.

Учебный отдел отправлял студентов в районы природных катаклизмов - учиться выживать в экстремальных условиях. Хотя, как они позже признались, наши погодники из любого райского уголка запросто могли сделать зону стихийного бедствия.

Отдел кадров приучал лесагромагов работать в команде. В качестве плацдарма выбрали садово-огородное товарищество в пригороде - собирать гербарий. Последний получился вполне приличный: по двадцать ведер картошки, шестьдесят килограммов арбузов, тридцать - дынь, пятнадцать - помидоров и пять кочанов капусты на брата.

Юридический отдел, тем временем, успел побывать на всех идущих судебных процессах и выборах как в России, так и за рубежом. Особенно Леопердовну порадовало присутствие сторонних наблюдателей из числа студентов Академии на процедуре избрания вождя племени Мутумба в Южной Африке.

Психомаги и экстрасенсы же под предводительством Лины и Люды летали на воздушном шаре компании "Костей не соберешь", плавали под парусами по атлантическому океану (здесь особо ярким получилось описание столкновения с айсбергом), играли в каучуковый мяч с индейцами Майя и, растеряв по дороге последний стыд и совесть, как заявил жене Олесь, прочитав ее отчет, забирались на Эверест.


Еще одним нововведением стало указание высшего начальства жить и работать в Академии исключительно по инструкциям. Раньше инструкций придерживались, в основном, в пунктах по оформлению документов, сейчас же решили выполнять все до последней буковки, тем самым подавая пример нерадивым студентам.

Специально для последних на главном информационном стенде вывесили Устав, Правила внутреннего распорядка, Правила хорошего тона, Правила этикета, Правила вежливости (по мнению Леонардовны, это разные правила!) и еще кучу всяких правил, регламентирующих поведение студенческой братии в стенах высшего учебного заведения. В кабинетах развесили Правила пользования всеми предметами, там находившимися, Порядок эксплуатации компьютерных залов (в частности, строго-настрого воспрещалось разводить там открытый огонь), Порядок ответа на вопросы преподавателя во время проведения семинаров, Порядок получения мини-тестеров и тестовых заданий и так далее; что не поместилось на стенах, доклеили на потолки, а после, довольные менеджеры добавили новую запись в свои отчеты по воспитательной работе, поскольку обнародованные Правила и указания были призваны воспитывать и перевоспитывать уже подросшее, но еще не совсем окрепшее молодое поколение. Дошло даже до открытия нового клуба "Этикет", где студентов и сотрудников должны были учить правильно вести себя в приличном обществе.

Чтобы выполнить новое распоряжение Леопердовны и заработать очередную галочку, а заодно сделать косметический ремонт в коридорах, на все трещинки и жирные пятна на обоях повесили объявления разовые, являвшие собой полезные советы на любые случаи жизни и учебы в Академии. На стене необходимого всем заведения, например, красовалась табличка: "Выкручивать лампочки в туалетах строго воспрещается!". На перилах любой проходящий мимо мог прочитать: "Обгон на лестницах не разрешен! Сидеть на подоконниках, столах, ступенях и полу не разрешается!". На дверях рабочих кабинетов сотрудников вскоре появилось дружелюбное сообщение: "Внимание! Если в обеденный перерыв дверь кабинета методистов заперта, значит, у них обед. Ломиться в запертую дверь не рекомендуется во избежание увечий!"; рядом красовалась табличка: "Убедительная просьба: мимо урны не плевать!" Однако все превзошло объявление, вывешенное на крыльце здания: "Студенты в спортивных и пляжных костюмах обслуживаться не будут!" После того, как несколько первокурсников, поначалу не поняв смысл данного выражения, явились на занятия и потребовали "обслужить" себя по полной программе, вышеупомянутый текст заменили следующим: "Уважаемые студенты! Приходить в вуз в спортивном и пляжном костюме НЕ ПРИНЯТО!" Объявление сняли буквально на следующий день, поскольку некоторые особо прямолинейные и не одаренные умом и сообразительностью студиоты умудрились прийти в своем естественном виде (благо уже было тепло).

Первые же попытки придерживаться практических рекомендаций и инструкций особых успехов и изменений в работе в лучшую сторону не принесли.

Началось все с заявок и получения канцтоваров на текущий семестр. Одной из необходимых вещей была небезызвестная белая корректирующая жидкость на спиртовой или водной основе. Прежде чем использовать ее по прямому назначению, теперь следовало ознакомиться с мерами предосторожности, что Владя и сделал, вычитав на флакончике: "Не выливать в канализацию". Пытливый русский ум не зря издревле называют пытливым. Задумавшись, а почему же данный химический состав в унитаз сливать не рекомендуется, если там уже плавает полкило арбузных корок и много чего еще, Владислав решил провести эксперимент. Эксперимент не получился, поскольку, пообещав Маргарите Леопольдовне отнести коробку бумаги, Владя по пути выронил заветный пузырек, и тот навернулся с третьего этажа на первый, от удара об пол треснул, и белая жидкость залила новые кожаные туфли Ядвиги. Может, на этом все бы и закончилось, если бы в это время в коридоре прямо под объявлением: "Место для курения - там, а не здесь!" не стояла толпа курящих студентов. Чтобы туфли вспыхнули прямо на ногах, хватило одной маленькой искорки. Владя, смотревший с третьего этажа на исполняемый Ядой оригинальный танец, напоминавший одновременно чечетку и ритуальные пляски аборигенов Новой Зеландии, с ужасом вспомнил предостережение второе: "Держать вдали от пламени".

Эстафету исследований приняла на себя студенческая братия на практических лабораторных занятиях. Киберги первым делом изучили инструкцию по эксплуатации имеющейся в Академии микроволновой печи, но так и не поняли, почему с ее помощью кошек сушить запрещается, а про других животных ничего не сказано. Придя к выводу, что на сей вопрос жизненно необходимо получить доскональный ответ, попытались найти подходящий объект, но поскольку единственным возможным доступным представителем фауны являлся Грызличка, одного взгляда на его зубки хватило, чтобы от затеи отказаться и просто поверить инструкции на слово. Инструкцию от газонокосилки, где черным по белому было написано: "Не направлять на живых людей", менеджеры решили деткам не давать.

Психомагов посадили изучать влияние содержания инструкций различных видов на психику человека и следующие за этим ответные реакции, а магов-правоведов - данные документы составлять на основе проведенных испытаний. Обнаружив, что чем слова сложнее для произнесения и замудренее для понимания, тем солиднее выглядит результат, пригласили Полуэкта Полуэктовича и с его помощью написали типовую инструкцию по написанию типовой инструкции. На этом лабораторные занятия закончились, а все особо опасные советы и указания изъяты из употребления, дабы не соблазнять слишком ретивых сотрудников и их студентов.


Наступил апрель; снег, выпавший в конце января, уже сошел, оставив за собой только грязные лужи; солнце все чаще выглядывало из-за облаков, наполняя воздух свежестью весны. Время шло, а веселая жизнь на новом месте продолжала набирать обороты.

В одно прекрасное солнечное утро, когда расслабленные после прошедших госэкзаменов сотрудники и студенты ради разнообразия занимались работой и учебой, и ничто не предвещало очередных неприятностей как минимум часа на два, по всем этажам Академии пронесся леденящий не столько душу, сколько нервы, пронзительный вой. Поначалу звук отвлекал от важных дел, однако привыкшие ко всему "академики" адаптировались и к новому звуковому оформлению своих рабочих мест. Дело сие оказалось не сложным, поскольку на протяжении вот уже полугода до нежных ушей обитателей филиала с улицы доносились звуки строительной техники и небольшого заводика по соседству.

Однако уже на следующий день на имя директора поступило любопытное, но крайне возмущенное послание о сорванных вдрызг учениях по пожарной безопасности. На исправление недостатков дали один (прописью: один!) месяц, пообещав провести повторную внезапную проверку, в связи с чем Нонна Вениаминовна созвала срочное совещание начальников всех отделов, как часто делала в последнее время. Через час уже всем было известно, что тренировки будут проходить ежедневно в разное время, чтобы укрепить собственную бдительность, довести действия каждого до автоматизма и при этом вписаться в нормативы.

Первые дни оказались крайне трудными, особенно для тех, кто умудрился прийти на работу на шпильке сантиметров в десять. Бежать по сигналу, спускаться по крутым лестницам да еще захватывать с собой нерадивых студентов было сложно, а посему на то, чтобы собрать весь штат и присутствующих на занятиях, требовалось от двадцати минут до получаса. После нескольких сломанных каблуков и пары супинаторов (к счастью, обошлось без травм) запаслись обычными кедами, которыми обеспечили всех любителей классических туфель. На переобувание, однако, уходило больше времени, что привело к увеличению скорости общего сбора на улице. Кроме того, половина огнетушителей, находившихся в кабинетах, попросту не работали, а другие выбрасывали струю куда угодно, только не в нужном направлении. Другую проблему представлял собой Грызли, которого в результате массовых перебежек едва не затоптали; каждый вечер зелененькому приходилось бережно перебинтовывать кончик хвоста, попадавшего под каблуки сотрудниц. Грызлик злился, но терпел, надеясь, что отыграется как следует, как только шумиха поутихнет.

Вскоре тренировкам уделялось практически все рабочее время, за исключением перерыва на обед, когда сотрудники, простояв в очереди в недавно открывшийся медпункт, получали свою пачку пластырей для новых ссадин и царапин. На синяки внимания уже не обращали.

Поняв в конце концов, что ничего хорошего из изнуряющего тело и душу практического обучения не выйдет, измученных "академиков" оставили в покое, тем более что текущей работы накопилось великое множество. Чтобы хоть как-то выйти из сложившейся ситуации, решили прибегнуть к помощи вездесущей и незаменимой магии и создать иллюзию послушного выполнения предписанных инструкций по пожарной безопасности и эвакуации, и в то же время позволить сотрудникам заниматься обыденными делами. Собственных сил и знаний, к сожалению, на данную задачу не хватило, поэтому, посовещавшись и скинувшись на международный звонок, коллеги, хоть в чем-то достигшие согласия, набрали заветный номер.


Содержание:
 0  Дети Понедельника : М Хмелинина  1  Глава 1 День первый, или Добро пожаловать Часть I. Утро : М Хмелинина
 2  Глава 2 День первый, или Добро пожаловать Часть II. Еще не вечер : М Хмелинина  3  Глава 3 Ученье - свет : М Хмелинина
 4  Глава 4 Шалость удалась!… : М Хмелинина  5  Глава 5 Всяческая суета : М Хмелинина
 6  Глава 6 Здравствуйте, я ваша тетя!… : М Хмелинина  7  Глава 7 Кто ходит в гости по утрам?! : М Хмелинина
 8  Глава 8 О, чат!… Как много в этом слове… : М Хмелинина  9  Глава 9 Великая Февральская Комиссия : М Хмелинина
 10  Глава 10 Возвращаться - плохая примета : М Хмелинина  11  Глава 11 Ночные снайперы : М Хмелинина
 12  Глава 12 Из дневника Лины : М Хмелинина  13  Глава 13 Операция "Визг-Антитеррор!" : М Хмелинина
 14  Глава 14 Министерское тестирование, или чудеса на виражах : М Хмелинина  15  Глава 15 К сожалению, День рождения : М Хмелинина
 16  Глава 16 И сырость капает слезами с потолка… : М Хмелинина  17  Глава 17 Что? Где? Когда? : М Хмелинина
 18  Глава 18 Свято место пусто не бывает : М Хмелинина  19  Глава 19 Что нам стоит дом построить?… : М Хмелинина
 20  Глава 20 У природы нет плохой погоды : М Хмелинина  21  Глава 21 От перемены мест слагаемых… : М Хмелинина
 22  Глава 22 Устали? Отдохнете на том свете… (из дневников сотрудников Академии) : М Хмелинина  23  Глава 23 Пойди туда - не знаю, куда… : М Хмелинина
 24  Глава 24 Вы у нас лечились, т.е. учились раньше?… : М Хмелинина  25  Глава 25 Слово - не воробей… : М Хмелинина
 26  Глава 26 И пусть весь мир подождет… : М Хмелинина  27  вы читаете: Глава 27 Мелкие тревоги не стоят внимания… : М Хмелинина
 28  Глава 28 А все тревоги - мелкие! : М Хмелинина  29  Эпилог Несколько месяцев спустя : М Хмелинина
 30  Использовалась литература : Дети Понедельника    



 




sitemap