Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 4 Шалость удалась!… : М Хмелинина

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Глава 4 Шалость удалась!…

Профессор Шеллерман слов на ветер тоже не бросал, что стало предельно ясно на следующий день. Перво-наперво он стребовал со своих коллег домашнее задание и раскритиковал его в пух и прах. Самым язвительным образом разъяснив ученикам, насколько убоги оказались их попытки сделать добротный конспект по теме первой лекции, Хьюго потребовал переделать работу, учитывая его замечания, а также дал новое задание, вдвое больше прежнего. Дойдя же до практического занятия, он гонял своих учеников так, что первый практикум вспоминался ими как воплощение мира и покоя. В итоге с чердака выбирались едва ли не ползком, чуть живые от потери магической энергии. Профессор Шеллерман остался доволен собой и жизнью - сегодня никто не рискнул с ним спорить. Что ж, он всегда отменно умел обламывать самых нахальных и безалаберных студентов, так чем же его нынешние подопечные лучше их? Хью полагал, что, скорее, даже хуже, хотя, по его совсем честному мнению, хуже было уже и некуда. Но даже они, наконец, поняли, что сладить с Мастером-Целителем, чемпионом, лауреатом и все такое прочее, у них не выйдет ни при каких обстоятельствах.

Однако уже следующее утро заставило его более трезво взглянуть на ситуацию. Как всегда, Хьюго явился на работу очень рано. Не торопясь прошел по коридору, поздоровался с секретарем, вошел в кабинет… и остановился как вкопанный, увидев свой стол. Всегда аккуратный, с ровно выложенными стопками документов, выстроенными по ранжиру стойками и органайзером с тщательно заточенными карандашами и безупречно заправленными ручками, он выглядел чудовищно! Бумаги, переворошенные, расклеванные, изляпанные пометом; раскиданные ручки и раскатившиеся обломанные карандаши; органайзер, полный перьев; крошки и остатки прогорклой пшенной каши, размазанные по столешнице вперемешку с тем же пометом и… голуби, сидящие повсюду! Наглые, неопрятные, самодовольные свалочно-почтовые сизари, которых в филиале использовали в качестве наиболее дешевого средства связи. Наловленные по улицам, площадям и помойкам, заколдованные на скорую руку магами-неумехами, они были настоящим проклятием всех, кто имел несчастье с ними общаться. Письма они носили исправно и даже, как правило, доставляли их по адресу. Но в каком виде! Заклинания, требовавшие, чтобы голубок тащил письмо в определенное место, вовсе не препятствовали тому, чтобы пернатый почтальон слегка подкрепился где-нибудь во дворе, на площади, от щедрот сердобольных старушек и восторженных малышей, а то и в мусорном баке или на помойке. Соответственно, послание приобретало пыльно-серый цвет с малопривлекательными разводами и пятнами. А уж количество микробов, собранных этим письмом, заставило бы рыдать от счастья любого магэпидемиолога. Обычно крылатые почтари сидели в надежно запертом просторном вольере в углу фойе, но сейчас невесть как выбравшиеся из заточения птички ударились в натуральный загул, устроив на столе Шеллермана голубячий ресторан-диско-бар-караоке, тем более что кто-то хлебосольно оставил там для них грандиозное угощение. На появившегося так некстати хозяина полезной площади голуби воззрились с нескрываемым неодобрением - ходят тут всякие, понимаешь! Однако разозлившегося до последней степени Хьюго голубиные настроения не занимали. Он единым махом сотворил маленькое торнадо, мигом вынесшее за пределы помещения всех незваных гостей и бесцеремонно забросившее их обратно в клетку, надежно захлопнувшуюся, как только внутри оказался последний узник. Затем Шеллерман, пылая праведным гневом, отправился к секретарю выяснять, кто посмел сотворить такое на его рабочем месте. Бедная Тоня долго не могла понять, что стряслось. А когда, наконец, сообразила, отправилась посмотреть и едва не упала в обморок, узрев столь масштабный бардак на одном-единственном столе - такое она явно увидеть не рассчитывала. Ее неподдельное изумление заставило профессора сбавить обороты. Кстати сказать, то, что безобразие творилось именно на его отдельно взятой рабочей площади, Хьюго отметил сразу, что заставило его всерьез заподозрить диверсию. А когда в ящике стола он обнаружил самые важные документы, аккуратно спрятанные подальше от крылатых вандалов, его подозрения превратились в уверенность. Кто-то (он даже знал, кто именно!) желал сделать ему гадость. Но при этом оказался достаточно предусмотрительным, чтобы не подвергнуть порче действительно нужную документацию. Что ж, раз так, Хью тоже не станет особо зверствовать. Особо - не станет. Но зверствовать будет непременно!

И не преминул. На следующем практическом занятии с сотрудниками Академии он объявил, что считает нагрузку недостаточной, и добавил к едва освоенной "Сивке-Бурке" еще одно заклинание - "Позвольте Вам выйти вон", обратное предыдущему и предназначенное для выдворения нежелательных посетителей. Как он и ожидал, практическое занятие вылилось в действо, сильно смахивающее на Ледовое побоище. А еще больше - на попоище. Его студенты-коллеги, едва начавшие осваивать призывающее заклинание, оказались решительно неспособны так спешно перестроиться на заклинание посылающее. В результате посыл ни у кого толком не получился. Раз за разом подопытные кролики вместо того, чтобы спешно и цивилизованно испариться из помещения и материализоваться за дверью, вмазывались в эту самую дверь, а затем, в свою очередь, вмазывали в нее предыдущих экспериментаторов-садистов. Как следствие, занятие для всех, кроме наставника, завершилось травмами различной степени тяжести. Когда умученные в хлам, кое-как перебинтованные академики покидали чердак, Хьюго с очень довольной улыбкой сообщил персонально Лине и Майе, что терпеть не может голубей и все, что они делают. К его пущему удовлетворению, наглые девчонки на сей раз ничего не ответили, чем серьезно повысили настроение своего преподавателя.


То памятное утро началось для Хьюго как обычно - он перенесся в вестибюль, разогнал клубы черного дыма, сопровождавшие его появление, окончательно запугал и без того испуганных его появлением студентов, потребовав, чтобы они сдали на вахту сигареты, плейеры, мобильники, алкоголь, наркотические вещества, тамагочи, огнестрельное оружие, а также колющие и режущие предметы ввиду того, что все вышеперечисленное мешает нормальному течению занятий. В результате в рабочий кабинет он заявился в две минуты десятого. Погрузившись мыслями в дела предстоящего дня, он как-то упустил из виду некоторые странности в поведении коллег. В частности, они практически не болтали - сидели, не поднимая голов, и усерднейшим образом занимались ДЕЛОМ! Такими прилежными Хьюго никогда прежде их не видел. Не увидел и сейчас - просто не обратил внимания. Как вскоре выяснилось, напрасно. Он коротко кивнул сидевшей неподалеку Марион, подошел к своему рабочему месту, сел на стул, и, вытянув из стопки документов проект списка на отчисление, углубился в работу, даже не заметив ликующие взгляды, которыми обменялись девушки-кураторы, и того, как хлопнулись ладошками Денек и Марик.

Минут через десять, оценив масштабы задолженностей по учебе и оплате, Целитель решил сходить в бухгалтерию и уточнить, реально ли грандиозное количество неплательщиков, отраженное в отчете. Профессор Шеллерман поднялся… и тут же шлепнулся обратно, когда непонятная тяжесть властно дернула его за джинсы и усадила назад.

- Что за, - Хью безуспешно дернулся и принялся ощупывать руками стул, от которого почему-то совсем не желало отрываться его седалище.

- Что-нибудь случилось, профессор? - голос Лины звучал так приветливо, заботливо и предельно учтиво, а взгляды окружающих, исключая изумленную Марион, столь полны искреннего беспокойства о его благополучии, что Шеллерман мгновенно все понял. Его, опытного препода, собаку съевшего на студенческих хитростях, поймали в элементарную ловушку, словно первокурсника-практиканта.

Как он сумел выяснить много позже, зачинщиками, разумеется, были все те же Ангелина и Марианна. Вредные девицы еще не настолько давно закончили школу, чтобы забыть, как именно следует поступать с особо опасными для нервов учащихся преподавателями, и, обсудив несколько вариантов, приняли решение приклеить "любимого" наставника к стулу. Дабы претворить в жизнь коварный план, они отправились в отдел ТСО и попросили у Вольдемара тюбик клея БФ; когда же программист поинтересовался, на кой ляд им сдалось такое старье и что у нас опять сломалось, и не хотят ли они, случайно, стать токсикоманками, потому как ни на что другое это барахло не годится, девушки, недолго думая, посвятили его в свой план. Марик, у которого чесались полученные вчера ссадины и болели расшибленные колени, план одобрил, но с оговоркой - для такого дела клей следовало брать не какой-нибудь, а "Супер-Пупер-Осьминог", славившийся эстетичной упаковкой, отсутствием запаха и великолепным качеством склейки, которое Марик охарактеризовал выражением: "Хрен отлепишь". Однако добыть его можно было в одном-единственном месте - дипломате Полуэкта Полуэктовича, где, как в Греции, было все. Но едва ли почтенный начальник отдела ТСО одобрительно отнесся бы к плану приклеивания к стулу своего коллеги, а тем паче, к столь бездарному расходованию дорогостоящей субстанции. Следовательно, драгоценный тюбик придется стащить. К этому выводу одновременно пришли все трое и тут же принялись готовиться к краже. Для этого Марик обзавелся сообщником, рассказав обо всем Деньку, и получил радостное согласие последнего на участие в общей авантюре - Денису не нравилось, что у него на лбу вскочила шишка; это мешало общению в Астрале, загораживая обзор третьему глазу. И вот уже четверо подельников рьяно взялись за Полуэктыча и его чемодан. Покуда Майя, Лина и Марик сообща отвлекали его разнообразными вопросами касаемо компьютерного обеспечения, психологии и риторики, Денек без хлопот стянул из дипломата тубу с клеем. Убедившись, что ресурс получен, остальные потихоньку свернули разговор и с предельно невинным видом двинулись на выход. Полдела было сделано.

Назавтра все четверо пришли без десяти девять, но тут же столкнулись с непредвиденным обстоятельством: профессор МакДугл явилась раньше и из кабинета выходить не собиралась. Посовещавшись, заговорщики втянули в приключение секретаря Тоню. Та мигом предложила выход - строгую профессоршу можно отвлечь телефонным звонком. Для этого Тоня быстро связалась по мобильнику с Нелли, куратором очного отделения, кратко изложила ситуацию и попросила позвонить под видом студентки и поспрашивать о чем-нибудь важном. Пока профессор МакДугл беседовала с мнимой студенткой на тему перевода из группы в группу, из института в институт и времени даром, поверхность стула Шеллермана аккуратно, но щедро покрыли липким прозрачным веществом. Было уже без пяти девять, начал подтягиваться народ и новость о готовящемся покушении распространилась со скоростью лесного пожара, умудрившись миновать профессора МакДугл. Развязка неотвратимо приближалась.

Всю подноготную Хьюго узнал намного позже и подивился единодушию и неожиданной скрытности обычно неуемно болтливых коллег. А в тот момент единственное, что он знал наверняка - паршивки допрыгались. Терпение с треском лопнуло, и профессор изготовился как следует отомстить. Для начала необходимо было избавиться от стула, самым противоестественным образом сковывавшего движения. Для этого Шеллерман приподнялся (понятно, вместе со стулом), сквозь зубы пробормотал заклинание… и стул с треском и грохотом разлетелся, освобождая пленника. Затем, оглядев холодным плотоядным взором завзятого хищника прижухавшихся коллег, целенаправленно шагнул к зачинщицам, таращившим на него совершенно круглые от изумления глаза.

- На сей раз вы зашли слишком далеко, - зловеще сообщил им Мастер-Целитель, явно собираясь учинить с девушками нечто малоприятное, вроде превращения в лягушек. Однако его противницы сдаваться явно не собирались. Более того - заявление наставника их определенно рассердило.

- Мы зашли слишком далеко?! - гневно воскликнула Лина; она дернула рукав свитера и показала профессору скверную ссадину длиной от локтя до запястья. - А вот нам кажется, что это Вы зашли слишком далеко! Вчера все, кто у Вас занимался, поуродовались! Владя ногу вывихнул, Денек на единорога смахивает со своей шишкой, Ульяна с синяками под обоими глазами щеголяет, ну, чисто алкоголичка! И остальные не лучше! Может, Вы хотите сказать, что это все было так уж неизбежно?! И я не думаю, что вчерашний урок хоть что-то нам дал - скорее, Вашими стараниями мы утратили даже то немногое, чего успели достигнуть!

- Вот именно! - сердито поддержала ее Майя, демонстративно поправляя на ободранной переносице починенные очки. - Это Вы первый начали! Вам не нравится, что мы делаем Вам пакости? А кто на первом же занятии стал напропалую над нами издеваться? Ведь тогда мы еще ни в чем перед Вами не провинились, скажете, не так?!

- Имея в виду уровень ваших знаний, помноженный на степень нахальства, - едко начал профессор, но договорить ему не дали.

- Ну и что?! - оборвала его Майя. - Мы разве мешаем Вам в свою очередь тоже быть нахальным? От нахальства еще никто не умирал! А в незнании нет ничего постыдного! Мы знаем, что очень мало знаем, простите за тавтологию, но мы готовы учиться!

- А Вы не желаете нас учить! - сердито бросила Лина. - Только издеваетесь! Мы можем сколько угодно Вам не нравиться, но это не дает Вам никакого права измываться над нами! Так что за что боролись - на то и напоролись. И помните - еще одно такое занятие, и клеем на стуле Вы не отделаетесь, профессор!

- Вот-вот, - мрачно поддержала подругу Майя. - Самое малое - петарда в штанах!

Изумление Хью было достаточно серьезно, чтобы он успел слегка запамятовать о том, что вроде как должен очень сердиться. К тому же он не мог не чувствовать, что и в самом деле перегнул палку, укрощая неумех-подчиненных. Заявление же о петарде поневоле заставило его фыркнуть.

- По-моему, вы питаете необъяснимую слабость к моим штанам! - профессор помолчал немного, с насмешливым уважением разглядывая противостоящих ему девушек, затем продолжил. - Что касается ваших аргументов относительно учения и мучения, то я их услышал и принял к сведению. А поскольку данное мнение явно разделяют ваши коллеги, то впредь я постараюсь использовать менее экстремальные методы обучения. Насколько это будет возможно, - коварно добавил он, выдержав паузу для пущего эффекта, после чего назидательно поднял палец. - Но при условии: никаких дурацких шуток и невыполненных домашних заданий!

В ответ раздался оживленный шелест голосов, полных явного облегчения. Профессор меж тем изогнулся, пытаясь во всех подробностях разглядеть пострадавшее седалище; результат осмотра его не порадовал - штаны были непоправимо загублены.

- Между прочим, это были мои любимые джинсы! - невозмутимо сообщил он подружкам. - И вы их угробили, с чем вас и поздравляю.

Девушки малость сконфуженно переглянулись, и Лина, чуть помявшись, заметила:- Ну, не совсем так уж чтобы… В них, скажем, в лес можно ходить. И за грибами. А еще… еще за грибами и… а, и в лес!

- Скорее на кладбище, - съязвил в ответ профессор. - И непременно в безлунную ночь, чтобы не пугать вампиров; у них, знаете ли, слабая психическая организация!

- А может, их еще можно отчистить? - неуверенно предположила Майя. Судя по ее виду, она очень в этом сомневалась.

- А может, вы и возьметесь? - зловредно поинтересовался Хьюго, с интересом ожидая реакции коллег на такое предложение.

- Ну, мы попробуем! - поразмыслив чуток, дружно согласились девушки, после чего так же дружно уставились на Целителя.

- Но мы вряд ли сможем чистить их прямо на Вас! - заявила Марианна. - Не то, чтобы мы очень уж возражали, но это может плохо сказаться на Вашей… Вашем здоровье!

- Вы сперва определитесь, что будете делать! - заботливо порекомендовал им Целитель. - А потом уж…

- Логично! - согласилась Марианна и повернулась к подруге.

Кратко посовещавшись, они прямиком отправились в кладовую и принялись рьяно там копаться. Вскоре девчонки вернулись, таща с собой запыленный отрывной календарь за прошлый год. Календарь именовался "Советы опытной хозяйки" и именно в нем они рассчитывали почерпнуть что-нибудь полезное относительно джинсов и пятен. Усевшись за стол, Лина, недолго думая, разделила листки календаря надвое и отдала половину Майе, которая села рядом. Девушки углубились в изучение хозяйственных премудростей, предлагаемых потрепанным печатным изданием. Советы впечатляли - их изучение сопровождалось хихиканьем и предельно язвительными комментариями.

- И чего только не придумают! - удивилась Лина. - Ты только послушай: "Неприятный запах в буфете можно удалить, положив в него ломтики лука". Прелестно! Всю жизнь мечтала иметь в буфете запах лука!

- А как тебе вот это? - откликнулась Майя. - "Если в ванной треснула плитка, не нужно заново обкладывать всю стену. Изымите испорченную плитку и замените ее новой"! Ой, где ж вы раньше-то были, мы ведь столько стенок зря пообкладывали!

- Умора в тапочках! О, а вот это как раз в тему, слушай: "Процесс склеивания включает в себя: нанесение клея на склеиваемые поверхности; соединение склеиваемых поверхностей; выдержку склеиваемых поверхностей под прессом или без него".

- Убиться можно! Это же просто божественное откровение! Настоящий переворот в науке склеивания поверхностей!

- Ага, еще какой! Но согласись, мы гении?

- Соглашаюсь - мы гении! Кстати, а почему?

- А мы с первого раза все сделали правильно! - девушки переглянулись и прыснули.

Хьюго, под шумок утянувший стул из приемной, занимался своими делами, параллельно с интересом наблюдая за исследовательской работой, которую усердно проводили его неугомонные коллеги. Как ни странно, он совершенно перестал злиться на них, понимая, что они, возможно, в чем-то оказались правы. Но джинсы все равно было жалко.

Между тем Майя, перелистывая странички, оживилась:

- Вот, кажется, именно то, что нужно! Раздел "Стирка"!

- И что там?

- А вот: "Вода для стирки должна быть чистой…" Чистой?! Да что вы говорите, а я привыкла в болоте стирать!… Так, дальше: "…чистой и мягкой. Лучше дождевая или снеговая".

- Ну да, поэтому стирать лучше под дождем или снегопадом! И это все?

- Не-а! Тут еще вот: "Начиная стирку, нагретый раствор наливают в корыто, устанавливают стиральную доску и белье обильно смачивают". А потом все это запихивают в стиральную машину и прокручивают!

- Угу. Вместе с корытом и стиральной доской, разумеется.

- Естественно. Так, что тут у нас? Ага! "Выведение пятен"!

- Ну-ка, ну-ка, послушаем!

- Значит, так: "Для удаления пятен от фруктового сока вещь полить кипятком и постирать хозяйственным мылом; для удаления пятен крови замочить вещь в холодной воде и постирать хозяйственным мылом; для удаления пятен от йода положить на пятно тертый картофель и постирать вещь хозяйственным мылом; для удаления пятен, не поддающихся идентификации, постирать вещь хозяйственным мылом - если не поможет, то хотя бы принесет моральное удовлетворение". Ага, а если не принесет, связать петельку, привязать к люстре и натереть хозяйственным мылом!

- Ой, мамочки… Не, Май, это все ерунда! А вот ЭТО… "Как удалить пятна с брюк"!

- Надо же, как по заказу!

- Ну да, только вот по чьему?! Слушай: "Натяните брюки на кастрюлю…"

- Куда?!

- На кастрюлю. Дальше: "… с кипящим картофелем".

- Чего?!

- "Поливайте пятно пятипроцентным раствором уксуса по часовой стрелке…"

- Обалдеть…

- "…в течение полутора часов". Полутора?!.

- Часов?! Азохенвей, мама, роди меня обратно… Что дальше?

- Дальше - больше! "Если это не поможет…"

- А это еще может и не помочь?!

- "Если это не поможет, сделайте на этом месте вышивку". Каково?

- Шедеврально! Слушай, а там после всего этого еще останется, на чем вышивку делать? Может, тогда сразу… того? Легким движением ножниц брюки превращаются… брюки превращаются… превращаются брюки…

- В модные стринги! С рукавами. А мы, соответственно - в лягушек. И это как минимум!

- Да уж, перспектива неутешительная! Не знаю, кому как, а мне лично комаров всю жизнь жрать неохота!

- Аналогично. Ну, так что, попробуем? Все равно тут больше ничего нет.

- Как это нет? А хозяйственное мыло?…

- Если только мыло. Знаешь, давай лучше остановимся на пункте третьем, про вышивку.

- Давай. Все равно эта все белиберда вряд ли поможет. Профессор, Вы не будете против, если мы применим к Вашим джинсам наши художественные таланты?

- Не буду, - милостиво согласился профессор, затем строго посмотрел на подружек и предельно ханжеским тоном сообщил, - но лишь в том случае, если вышивка будет пристойной!

- Абсолютно пристойной! - Лина опустила глазки долу, напустив на себя вид самой добродетельной монашки.

- В высшей степени! - поддержала ее Майя, смиренно сложив ладони и старательно копируя выражение лица Сикстинской мадонны.

- Хорошо! - Хьюго величественно кивнул и, чтобы не отрываться от коллектива, притворился вредным кардиналом Ришелье. - Полагаю, вы согласитесь получить пострадавший предмет завтра утром?

Девушки не возражали, хотя Марианна втайне надеялась полюбоваться на профессора без штанов. Как бы там ни было, на следующее утро их ждал аккуратный пакет с испорченными брюками. В конце рабочего дня они отправились домой вместе, таща свое дополнительное задание и оживленно что-то обсуждая. Профессор Шеллерман мысленно простился со своими любимыми джинсами и выбросил из головы мысли о том, какими он рискует их увидеть - если увидит вообще. Однако ожидание оказалось довольно кратким - всего две недели спустя девушки с крайне довольным видом вручили Хьюго сверток, сообщив, что закончили работу. Их сияющие лица внушали профессору самые жуткие подозрения. В конце концов, стринги с рукавами - это еще далеко не самое страшное, что можно сотворить с брюками. Решив, что откладывать момент истины нет смысла, он развязал бечевку, развернул джинсы и… нет, он не удивился. Он просто обалдел! Да, Шеллерман ожидал подвоха, но чтобы такого!…

Вышивка была пристойной. Абсолютно пристойной. Просто в высшей степени! Сзади на черных джинсах красовался изящный веночек из алых розочек и голубых незабудок. В центре, искусно маскируя пятна, целовались два беленьких голубка, а чуть ниже была вышита надпись: "To You With Love From Us!" и две монограммы, явно принадлежащие рукодельницам. Пока профессор изумленно таращился на сие великолепие, вышеупомянутые рукодельницы стояли рядышком и умиленно рассматривали "осчастливленного" коллегу. Хьюго медленно поднял на них тяжелый взгляд и крепко сжал губы, чтобы не заржать (ТАКОЙ степени пристойности вынести он просто не мог):

- Пристойно. Более чем!

- Ой, профессор, Вам не понравилось? - огорченно всплеснула руками Лина, проказливо улыбаясь.

- Какая жалость! - поддержала ее Майя. - Ну, раз так, придется переделывать, чтобы было менее пристойно! - Выхватив брюки у Целителя из рук, она сильно их встряхнула.

Прежняя картинка, оказавшаяся магической иллюзией, осыпалась тающими блестками, открывая настоящую - свернувшегося клубком дракона. Изящный зверь, вышитый иссиня черным шелком, красовался серебряным гребнем и когтями, сверкал белоснежными стеклярусными клыками и хитро щурил солнечно-желтый бисерный глаз. Его хвост обвивал правую штанину до колена, а под коленом серебряными нитками строгим готическим шрифтом было вышито слово "DRAGON".

- Эта - настоящая! - улыбаясь, сообщила Лина, кивая на дракона. - Мы на совесть сделали, не сомневайтесь, профессор. Вышили и зачаровали, чтобы долго носились. У нас такие штучки всегда неплохо получались!

- Вы не обиделись? - чуть смущенно поинтересовалась Майя, передавая джинсы обратно хозяину. - Мы просто не могли напоследок не пошалить!

Хьюго полюбовался хитрюгой драконом, потрогал серебряный гребень и улыбнулся девчонкам:

- Шалость удалась!…


Содержание:
 0  Дети Понедельника : М Хмелинина  1  Глава 1 День первый, или Добро пожаловать Часть I. Утро : М Хмелинина
 2  Глава 2 День первый, или Добро пожаловать Часть II. Еще не вечер : М Хмелинина  3  Глава 3 Ученье - свет : М Хмелинина
 4  вы читаете: Глава 4 Шалость удалась!… : М Хмелинина  5  Глава 5 Всяческая суета : М Хмелинина
 6  Глава 6 Здравствуйте, я ваша тетя!… : М Хмелинина  7  Глава 7 Кто ходит в гости по утрам?! : М Хмелинина
 8  Глава 8 О, чат!… Как много в этом слове… : М Хмелинина  9  Глава 9 Великая Февральская Комиссия : М Хмелинина
 10  Глава 10 Возвращаться - плохая примета : М Хмелинина  11  Глава 11 Ночные снайперы : М Хмелинина
 12  Глава 12 Из дневника Лины : М Хмелинина  13  Глава 13 Операция "Визг-Антитеррор!" : М Хмелинина
 14  Глава 14 Министерское тестирование, или чудеса на виражах : М Хмелинина  15  Глава 15 К сожалению, День рождения : М Хмелинина
 16  Глава 16 И сырость капает слезами с потолка… : М Хмелинина  17  Глава 17 Что? Где? Когда? : М Хмелинина
 18  Глава 18 Свято место пусто не бывает : М Хмелинина  19  Глава 19 Что нам стоит дом построить?… : М Хмелинина
 20  Глава 20 У природы нет плохой погоды : М Хмелинина  21  Глава 21 От перемены мест слагаемых… : М Хмелинина
 22  Глава 22 Устали? Отдохнете на том свете… (из дневников сотрудников Академии) : М Хмелинина  23  Глава 23 Пойди туда - не знаю, куда… : М Хмелинина
 24  Глава 24 Вы у нас лечились, т.е. учились раньше?… : М Хмелинина  25  Глава 25 Слово - не воробей… : М Хмелинина
 26  Глава 26 И пусть весь мир подождет… : М Хмелинина  27  Глава 27 Мелкие тревоги не стоят внимания… : М Хмелинина
 28  Глава 28 А все тревоги - мелкие! : М Хмелинина  29  Эпилог Несколько месяцев спустя : М Хмелинина
 30  Использовалась литература : Дети Понедельника    



 




sitemap