Фантастика : Юмористическая фантастика : Герои поневоле : Святослав Имприс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  67  68

вы читаете книгу




Часть Первая

Глава вторая, которая по какому-то недоразумению оказалась на месте первой

— Вы уверены, что он прилетит, Ваше Высочество? — в десятый раз спросил придворный советник.

— Да, уверен, — ответил я. — Неделю назад я лично вызвал его на поединок. И он обещал появиться.

В целом всё для встречи дорогого гостя было готово:

И зрители, сидящие на специально сооружённых к этому событию скамейках, и король, мой отец, на своём выездном троне, и я, одетый в начищенные до блеска и тяжёлые до изнеможения, доспехи, стоящий рядом с упакованным в боевую сбрую конём. Место для поединка избрали в пустующей местности в дневном переходе от столицы. Время встречи — утро. Так, чтобы я быстро убил дракона и мы к вечеру вернулись в замок.

Ждали только летучего ящера. И он не подкачал. Буквально сразу же после моего ответа на горизонте возникла маленькая точечка, которая постепенно увеличивалась, приближаясь к нам, превращаясь в большого, злого дракона.

— Не ждали? — громоподобным голосом спросил он. И не дожидаясь ответа: "дескать, ждали, конечно", спикировал на меня.

Но я тоже не терял времени даром. Пока летучий гад долетел до места поединка, я успел, с помощью оруженосца, залезть на лошадь. Я взял у него копьё и поскакал навстречу угрозе с воздуха. Так что дракона я встретил во всеоружии.

Я пустил коня в галоп и тщательно нацелил оружие на слюнявую пасть летящего навстречу монстра.

Попал… В дракона, не в пасть… К сожалению, всего лишь в лапу.

Копьё с противным, наполняющим отчаянием душу звуком, переломилось и я, получив от совершенно не повреждённой драконьей конечности дополнительное ускорение, кубарем свалился с лошади. Щит, принявший на себя основную тяжесть удара, рассыпался в щепки, но нагрудник выдержал.

Покувыркавшись по земле, я кое-как поднялся на ноги, пусть это оказалось и нелегко, учитывая вес доспехов. Хотя жаловаться грех — постоянные тренировки с детства приучили меня не только сражаться в доспехах, но даже танцевать и плавать (пусть и недолго).

"Гад, я же мог себе шею свернуть, — подумал я, провожая злобным взглядом взвившуюся в воздух тушу".

Дракон порхал в небесах, милостиво давая мне время прийти в себя и подняться на ноги, а заодно выбирая, как можно более удачную траекторию нападения. Выбрав, он снова рванул вниз, пофыркивая огнём в мою сторону.

" Что же он делает, мерзавец! Так же и поджарить можно!"

Слава небесам, приблизившись он прекратил поливать огнём окрестности.

Чудовище стремительно летело на меня. Всё что я успел сделать за несколько остававшихся до столкновения секунд это достать меч, приготовиться к обороне и напомнить себе отменить вечернее свидание с леди Роксет.

Он атаковал, зависнув передо мной. Драконьи когти пронеслись в опасной близости от тела. Не думаю, что доспехи сумели бы выдержать удар, попади он в цель. И снова у меня мелькнула мысль о невменяемости дракона. Что он вообще о себе думает, гад бронированный, он же меня чуть пополам не разрезал!

"Похоже, придётся отменить и завтрашнее свидание с леди Милен, — понял я".

Его зубы клацнули там, где мгновение назад находилась моя особа, но за это мгновение я успел переместиться чуть правее и со всей силы опустить двуручный меч, которым пользовался лишь на рыцарских турнирах, на голову чудовища.

Меч с глухим звоном отскочил, а дракон укоризненно, даже, можно сказать, обиженно посмотрел на меня, словно такой подлости не ожидал и прошептал:

— Так сильно бить было совсем не обязательно.

— Извини, увлёкся, — ответил я. — Кстати, ты убит.

— Нет, я всего лишь смертельно ранен, — просипел в ответ он.

Дракон, будто бы с трудом поднялся в воздух и медленно, замысловатыми кривыми полетел прочь. Где-то на самой границе зрения силы оставили его и он упал на землю. Дрожь от падения докатилась до нас через несколько мгновений.

— Слава принцу Мильону! — донеслось со зрительских трибун. — Слава! Слава! Слава!

Отец, плюнув на обязательные для королей правила приличия, спрыгнул с трона и, смешно подёргивая ногами, поспешил ко мне, чтобы первым обнять сына-героя. В смысле меня.

Очень хотелось кланяться, но доспехи не позволяли. Ну и ладно, и без этого бой оказался оценен по достоинству.

Глава первая, самовольно занявшая место второй.

За неделю, до описываемых выше событий

— Мы точно не умрём Ваше Высочество? — робко поинтересовался мой оруженосец.

— Не волнуйся, всё будет в порядке, — соврал я. — Если бы драконы были сильнее людей, то это мы были бы вымирающим видом, а не они.

Конечно, нехорошо обманывать своего соратника, но расскажи я ему сколь рискованное предприятие затеял и мне пришлось бы дальше двигаться одному. А одному встречаться с чудовищем не хотелось.

— Прекрасный день для убийства дракона, милорд, — тонко заметил оруженосец. Поверив, что особой опасности нет, он совсем воспрянул духом.

— Прекрасный. Особенно, если бы дракона пришлось убивать кому-нибудь другому, — ответил я.

— Ваша милость шутит?

— Ага, — мрачно подтвердил я.

Не понимал оруженосец, что у меня не было совершенно никакого желания убивать дракона. Конечно, его задача в этом деле стоять в сторонке и болеть за господина. С чего бы ему волноваться? Хотя, если я проиграю, достанется и ему, но он то ли не осознавал этого, то ли надеялся, что успеет убежать.

Лишать жизни дракона я не сильно хотел. Во-первых, потому, что несчастное животное уже давно не причиняло никому вреда, а во-вторых, из-за того, что исход поединка: принц против дракона, можно было предсказать заранее, причём не в пользу принца…

Но папаша, совершенно съехал на почве подвигов и грозился лишить меня трона, если я не докажу, что являюсь настоящим мужчиной. Для этого он где-то в древних хрониках, откопал старинную традицию, в которой говорилось, что каждый настоящий принц обязан убить хотя бы одного дракона. Конечно, тогда драконов летало столько, что либо ты их, либо они тебя. Но зачем, заниматься этой чушью сейчас, когда во всём королевстве может быть всего два-три дракона и осталось?

Одновременно с этим я провёл собственное расследование, в поисках возможных наследников отца. И очень удивился, таковых не обнаружив.

Если я его единственный сын, то почему он так хочет от меня избавиться? Наверное, и вправду старческий маразм занял прочное место в королевских мозгах.

Я, конечно, долго доказывал, что уничтожать таких редких зверушек, как драконы, преступление, причём опасное для жизни, но не добился ничего, кроме обвинений в трусости. Что уже совершенно не соответствовало действительности. Я не трус, но и не дурак. И умирать в двадцать лет, по прихоти отца совсем не хотелось.

Поостыв, а заодно и поняв, что предка не переубедить я взял с собой одного лишь оруженосца и отправился в Эрийские горы. Там по сведениям одного очень старого и пыльного фолианта, который я читал в детстве, лет триста назад обитал дракон.

Честно говоря, я очень надеялся, что животное уже мирно скончалось от старости. Тем не менее, особых иллюзий у меня по этому поводу не было. Драконы живут очень долго.

День сегодня и вправду выдался прекрасный. Солнце светило ласково и нежно, на небе ни тучки, и даже изредка просыпавшийся ветер не раздражал, а лишь приносил приятную прохладу. В общем, в такой день умирать совершенно не хотелось, но не ждать же, в конце концов, плохой погоды. Поэтому, невзирая на чудесный день, я упорно карабкался наверх.

Не скажу, что лазанье по горам приносило какое-то особое удовольствие, но и тяжёлым это дело не оказалось. Конечно, лошадей, лёгкие дорожные доспехи и практически всё оружие, кроме меча, нам с оруженосцем пришлось оставить внизу. Иначе на эту, относительно невысокую, гору нам забраться бы не удалось.

Благо это место пользовалось дурной славой, из-за летучего гада, и, возвращаясь, у нас был шанс застать свои вещи там, где мы их оставили.

Взобравшись на вершину, я осмотрелся, и к великому своему разочарованию обнаружил заваленный громадным камнем вход в пещеру. Значит, старый ящер никуда не переехал. Плохо…

Подойдя к камню, я тихонечко и, надеюсь, деликатно по нему постучал.

— Никого нет дома, Стиви, — огорчил я слугу и, развернувшись, пошёл обратно.

За моей спиной раздались ужасно громкие удары меча по камню и крики оруженосца:

— Дракон — подлый трус! Выходи! С тобой желает сразиться благородный принц Мильон.

Да, да, меня зовут Мильон. Убил бы папашу за имечко.

— Спасибо, Стиви, — с вымученной улыбкой поблагодарил я.

"Может дракон и не услышал ничего? Знаете, как крепко они спят? А может, его вообще дома нет, — успокаивал я себя".

С холодящим душу звуком камень отъехал в сторону, и на его месте показалась голова дракона.

— Кто там? — спросил он недовольным, полусонным голосом.

— Это мы… простые продавцы… Вам случаем не нужно чего-нибудь? — выдало моё подсознание, пользуясь тем, что сознание от страха валялось в полной прострации.

— Настал твой конец, жалкое чудовище! — торжествующе проорал Стиви, прячась за моей спиной. — За твоей головой пришёл сам благородный принц Мильон!

— Спасибо Стиви, большое, — ответил я, искренне надеясь, что дракон на сегодня не ограничится блюдом в виде принца и не побрезгует одним тупым оруженосцем.

— Попробуй, возьми её, — ответил дракон, вылезая из пещеры.

Ну и чудище! Весь в броне, прочнее оставленных внизу доспехов, размерами превосходящий меня раз в двадцать, и то, если моим размерам откровенно льстить. А клыки, а когти, по слухам он ещё и огнём плюётся!

— Пришла твоя смерть принц, — грозно прорычал ящер.

— Может, поговорим? — взмолился я.

— Ты точно принц? — удивился дракон, но продвижение замедлил. Грех было этим не воспользоваться.

Подзатыльником направив оруженосца по направлению спуска я, первым подавая пример, ринулся вниз.

— Давай поговорим, — согласился, после непродолжительной паузы, дракон и добавил. — Можешь не убегать, летать я ещё не разучился.

Его голос застал меня, и слегка отстающего Стиви, уже почти внизу. Я, откровенно говоря, и не представлял, что умею так быстро лазить по горам. Смысл в словах летучего гада был и я, немного поколебавшись, полез обратно.

Подъём наверх оказался неожиданно более тяжёлым и долгим, чем спуск. Я не то что бы совсем не спешил на встречу с драконом, не дай небеса, он устанет ждать и разозлится, или, что ещё хуже, проголодается, но на спуск я похоже израсходовал слишком много сил.

Оруженосец, первый раз за сегодняшний день, проявив зачатки разума, здраво решил, что дракон хочет побеседовать только со мной. Поэтому он не колеблясь ни мгновения продолжал спускаться, наверное, спешил на поиски нового хозяина. Впрочем, может я и не справедлив к парнишке, он наверняка подождёт меня хотя бы до вечера.

В любом случае я не оказался расстроен его бегством — наоборот, даже рад. Встреча с драконом показала, что дипломат из Стиви, мягко говоря посредственный, да и насытиться ящер им вряд ли сумеет. Слишком он худощавый, даже для своих девятнадцати лет. Ладно, если выберусь живым из этой передряги, буду кормить парня на убой, в смысле, как на убой.

С этими мыслями я поднимался. Чудовище ждало.

Перевалив через последний, отделявший меня от собеседника, уступ, я постарался в первую очередь поглубже спрятать свой страх, а во вторую выглядеть как можно неаппетитней. Правда не зная, что кажется дракону вкусным, а что нет, это сделать было довольно затруднительно, но я старался как мог.

Нарочито медленно поднявшись на ноги, я тщательно отряхнул одежду от пыли, и лишь после этого удостоил взглядом терпеливо ожидавшего дракона.

Не так-то и просто оказалось проделать это всё под прицелом зловеще светящихся зелёных глаз.

— Давай поговорим, — подал голос я.

— Человек, ты разбудил не только меня, но и моё любопытство. Ты стоишь и гадаешь, почему я тебя не съел, а мне просто интересно, зачем ты полез на эту скалу?

— Папаша хотел видеть сына героем.

— А в жареном виде он его видеть не хотел? — усмехнулся, показав неимоверное количество зубов мой собеседник.

Мне почему-то стало очень жарко и неуютно. Ещё немного и я начну потеть, причём, не только благодаря вырывающемуся изо рта дракона раскалённому дыханию.

— Нет, не хотел, — срывающимся голосом, ответил я.

— Ладно, не бойся, не буду я тебя есть. Я в последнее время одними овцами питаюсь, от людей у меня изжога.

— Ну нет, так нет, — почему-то обиделся я, как будто оказался недоволен тем, что дракоша мной побрезговал.

— Дело для тебя есть. Вещь мне одна нужна. Достанешь, устрою тебе отличный бой при свидетелях и тобой в главной роли.

— А какие у меня гарантии, что ты меня не зашибёшь ненароком? — поняв, что дракону от меня кое-что нужно, я осмелел до неприличия.

— Ну, ты и наглец!

— Ага.

— Ладно, что ты предлагаешь?

— Вначале бой, вещи потом.

— Почему бы и нет, — после, по драконьим меркам непродолжительного раздумья, во время которого я чуть было не заснул, согласился на мои требования дракон. — И не пытайся меня обмануть. Я найду тебя везде.

— И в мыслях не было, — сказал я, благодаря небо, за то, что драконы не умеют читать мысли.

— Даю тебе год времени. Драконы живут долго и я готов ждать. Но не испытывай моё терпение понапрасну.

— Ладно, что тебе надо достать?

— Копьё. Копьё легендарного в вашем мире рыцаря, Эллиандра-драконоборца. Если бы ты знал, скольких моих товарищей он отправил к Великому Дракону.

— Не проблема, — обрадовался я. — Его вроде бы похоронили в королевской усыпальнице.

О том, что этот рыцарь был одним из моих предков, я тактично умолчал.

Я пожал дракону лапу, при этом чуть не сломав себе руку, и начал спуск. Дело было сделано…

Глава третья, которая совершенно случайно оказалась на своём месте

Вернее мне казалось, что дело сделано. До тех пор пока я не спустился в дворцовый подвал, где среди плесени с крысами и пауками располагалась королевская библиотека. Не слишком хорошее место, но учитывая склонность к чтению моих предков удивительно, что у нас вообще оказалась библиотека.

Навстречу тут же поднялся хранитель книг. Сколько я себя помнил, он всё время проводил в этом подвале. Даже еду ему вниз приносили служанки. Когда я был совсем маленький, мне казалось, что он вообще питается книжками, как крысы, с которыми безуспешно воевал библиотекарь и на которых он чем-то неуловимо походил.

— Привет Сэдрик. Мне нужна информация о моём предке Эллиандре.

— Не извольте беспокоиться, мигом соберу, — угодливо пролепетал он, поклонился и отправился вглубь библиотеки. Магические лампы горели тускло и не все — отец снова экономил — создавая прекрасную атмосферу для любого приличного призрака. Но тут их не было. Ни одного из моих предков никогда не убивали в библиотеке. На охоте раз десять, на пиру, тоже довольно часто. Подстеречь в тёмных коридорах замка с отравленным кинжалом, пожалуйста. А вот храмом мудрости, если такое определение подходит для нашего подвала, брезговали не только короли, но и их убийцы. Отец даже шутил, что может, стоит перенести его рабочий кабинет сюда и спокойно работать, ничего не опасаясь. При этом он на меня так подозрительно косился, будто я только о том и мечтал, как бы подослать к нему убийц. Признаюсь честно, изредка мечтал. Особенно после того, как папаша потребовал от меня подвигов. Но дальше мыслей дело не шло. Всё таки отец родной.

Порыскав среди полок, смотритель вернулся со стопкой увесистых книг в руках.

Я поблагодарил библиотекаря и устроился с верхней книгой в уголке за столом. Долго искать упоминания о предке не пришлось. Вот только, прочитанное среди пыльных страниц меня не слишком обрадовало. Судя по всему, предок жил в то время когда наше королевство ещё являлось частью империи. И похоронили его в фамильном склепе бывшей столицы.

Благо хоть дорога предстояла короткая. Три дня до границы и ещё пяток после неё. В общем, дней за двадцать должен справиться. Вот только вряд ли мне теперь удастся без проблем получить копьё. В фамильный склеп всех подряд не пускают и даже, если я, ссылаясь на своё родство, попаду туда, забрать оружие не позволят.

Хорошенько подумав, я отменил все свидания на ближайший месяц, предупредил отца, что отправляюсь совершать подвиги и поехал в Калетию, бывшую столицу империи, ныне столицу королевства Рианского.

Веснию, столицу моего королевства я покидал ранним утром до того, как перед моей комнатой соберутся претендентки на свидание с номерками в руках. Номерки довольно выгодно по моему поручению продавал Стиви.

Тяжёлые доспехи на этот раз так и остались в оружейной. В походах я предпочитал путешествовать налегке. Кольчужная рубашка поверх неё куртка, кожаные штаны, меч да пара кинжалов, вот и всё моё боевое снаряжение. И внимания так привлекаешь намного меньше, чем в рыцарском облачении.

В предрассветном тумане я пробирался с конём в поводу по улицам родного города. Когда-то давно мой предок возвёл на крутой и неприступной горе замок. Постепенно этот замок обзавёлся крестьянскими домами вокруг. Потому как в случае опасности крестьяне всегда могли найти спасение в его стенах. И сюзерен не мог отказать им в защите. Позже эти дома, сменили дерево на камень, их обнесли стеной и поселение превратилось в город. Потом к внешним укреплениям снова налипли разные пристройки и спустя сотни лет столица снова расширилась и обзавелась второй стеной.

Широкие улицы с высокими изящными башнями аристократического квартала сменились добротными двух-трёх этажными домами купеческого. Затем я миновал жилой квартал, где наряду с каменными постройками влачили существование деревянные дома, снабжая, постоянной работой городских пожарных и оказался перед южными воротами. Никем не узнанный я покинул город.

* * *

До границы мы со Стиви добрались без приключений. Всё-таки приятно быть наследным принцем и путешествовать по своему королевству. Везде тебя окружает забота и почёт сограждан. Они из кожи вон лезут, чтобы доставить удовольствие будущему монарху и чтобы, не дай Боги, не навлечь на себя его гнев. Правда, при этом желательно избегать политических противников отца — в лучшем случае от них наслушаешься о папаше всего «хорошего», в худшем получишь отраву в бокал. Но такова обратная сторона жизни наследника престола и с этим ничего не поделаешь.

К сожалению, приятная часть путешествия закончилась и я оказался перед воротами, открывающими путь в Риан. Представляли они собой презабавнейшее зрелище. Вернее сами ворота, окованные железом, громадные в три человеческих роста высотой и в несколько десятков шагов шириной забавными не казались. Ирония заключалась в том, что стена от этих ворот тянулась только в одну сторону. Историю о её возведении мне много лет назад поведал один из наставников и я долго не мог прекратить смеяться.

В то время отношения между Рианом и Виконом, нашим королевством складывались не слишком удачно, впрочем, как и сейчас. И тогда рианский правитель предложил построить громадную двойную стену, разделяющую наши королевства, чтобы не допустить войны. Моего деда эта идея в восторг не привела. Он считал, что мы вполне можем справиться со своевольным соседом, а возможность захвата чужих земель преграда осложнит. Да и денег из казны на неё ушло бы немеряно. Но подумав, он всё же согласился. И предложил, чтобы каждый возводил обе стены с одной стороны от ворот. Рианский правитель так обрадовался этому, что по глупости согласился. В результате стены справа от прохода постепенно возводились, опустошая казну противника, а постройку нашей части король оттягивал, как мог, пока откровенно не признался, что строить её не собирается. Что ещё сильнее осложнило наши отношения. Король Риана собирался, объявить нам войну и самому построить оставшуюся часть стены, но пустая казна и очень недовольные завышенными налогами горожане собиравшиеся почти каждую ночь под замком с факелами и вилами переубедили монарха. И он, плюнув на внешнюю политику, занялся внутренней. Мой же предок отложил захват соседей ослабленных междоусобицей по причине внезапной смерти, а его наследник был тогда слишком молод, чтобы воспользоваться удобной возможностью. С тех пор так и стоят оборонительные укрепления недостроенными. Правда и войн между нашими народами уже давно не случалось.

Я неспешно подъехал к караулившим проезд стражам. Всего их было четверо. Трое рианцев и один наш, виконец. Интересно для чего пост, если любой желающий, сделав крюк шагов в сто, спокойно его сможет обойти?

— Имя?

— Авин Латоносный, — всегда нравилось это имя, придуманное мной в детстве. Ехать с официальным визитом я совершенно не собирался. Тем более рассчитывая украсть семейную реликвию. Представляю, какой международный скандал начался бы, если бы общественность узнала, что принц Виконии собирается украсть у соседей легендарное копьё.

— По каким делам в Риан? — поинтересовался один из охранников.

— По личным, — честно ответил я.

— Подвиги совершать, — тут же всунулся вездесущий Стиви.

— Какие такие подвиги? — насупился страж.

— Никаких подвигов. Просто навестить родственников…

— И врезать любому кто совершает плохие поступки, — снова вклинился в разговор Стиви. Эх, надо было всё-таки купить ему кляп, перед тем как в дорогу отправились, да забыл. А старый он в прошлый раз умудрился проглотить.

— Так, понятненько. Значит, покушение на короля организовывать собираетесь, — протянул стражник, недобро поглядывая на нас.

— С чего вы взяли? — изумился я.

— Ну как же. Малец добровольно про желание избивать всех за плохие поступки рассказал. Всех, а значит и нашего короля. Он давно уже никаких других поступков кроме плохих не совершает.

— Мало ли что ребёнок сболтнёт.

— Устами младенца глаголет истина, — наставительно произнёс страж. — Ладно, платите пошлину и поедем.

— Ку-куда?

— В тюрьму, куда же ещё.

— Но почему? — возмутился я. — Ваши обвинения смехотворны!

— Ничего, там разберутся. На суде. Если конечно доживёшь до него и переживёшь.

Я попятился. Четверо против дво… Я посмотрел на Стиви и понял, что, как обычно, четверо против одного. Не то чтобы я не смог бы с ними справиться. Наверное, всё-таки смог бы, но особой уверенности в этом не было. Да и умирать по дурацки, да и по умному, совершенно не хотелось. Поэтому я стремительным движением вскочил в седло и помчался прочь от стражников. Стиви повторил этот манёвр почти одновременно со мной. Расчёт на то, что охранникам не позволено далеко отдаляться от ворот, оказался верным — минут через десять преследователи отстали.

Границу я с оруженосцем пересёк час спустя, сделав небольшой крюк.

И только на привале вечером до меня дошло, что проблему со стражей вполне можно было решить обычной взяткой. А всё королевское воспитание. Не привык я к этому всенародному способу решения любых проблем. Ну, ничего, чувствую, свалившееся на меня приключение научит и не такому.

Наскоро перекусив, я улёгся спать, завтрашний день обещал быть тяжёлым — мне предстояло провести его в седле.

Глава первая совершенно другой истории, которая совершенно случайным образом окажется переплетённой с нашей несколько позже, а может и не окажется…

— Я убью тебя чудовище! — с этим криком в зал ворвался, хотя вернее было бы сказать вковылял, обвешанный железом с ног до головы рыцарь.

— Как же вы мне надоели, — грустно вздохнул одетый в чёрное, сидевший на небольшом троне мужчина. На вид ему можно было дать лет двадцать пят. Молодое открытое лицо, серьёзный взгляд свидетельствовали об уме и честности хозяина замка. Тёмные короткие волосы едва прикрывали голову мужчины, карие глаза, которого с тоской смотрели на незваного гостя. — Тебе-то я, чем насолил?

— Ну, мне лично ничем, — с трудом вытаскивая тяжеленный меч из ножен, задумался гость. Чувствовалось, что мыслительный процесс не самая сильная его сторона, но он старался. — Но кому-то точно насолил. На то ты и Тёмный Властелин.

— Фамилия у меня такая — Тёмный, — чуть не плача простонал хозяин. — А Властелин — имя! Убил бы родителей…

— Да, ну тогда прости, обознался, — расстроился рыцарь. — А ты точно не злодей?

— Нет, — покачал головой Тёмный Властелин, всем своим видом показывая, какой он хороший.

— И ничего злодейского делать не собираешься, — продолжал допытываться рыцарь. — Ты говори, если что, не стесняйся. Я подожду, чтобы мне два раза сюда ездить не пришлось.

— Нет, нет ничего злодейского. Я даже в детстве варенье у бабушки, Тёмной Злодейки, не воровал.

— Ну нет, так нет, извини если что, — засовывая меч обратно в ножны сказал незваный гость. После чего аккуратно вышел через дверь, игнорируя прорубленный в зал широкий проём, сквозь который он и проник в главный зал. По замку этих проёмов он успел прорубить штук пять не меньше, настойчиво игнорируя надписи над дверьми и стрелки, доходчиво объясняющие, как добраться до Тёмного Властелина не разрушая замок.

— Ну что за жизнь, — снова горько вздохнул Властелин прислушиваясь. Похоже к нему уже пробирался очередной борец за справедливость. Уже пятый за эту неделю. Что за манера, только услышат имя Тёмный Властелин и тут же меч наголо! Хотя бы у крестьян поспрашивали, на что ненадёжные люди, да и то, ни один злого поступка от него не припомнит.

— Пришла твоя смерть чудовище!

— Ну вот ещё один на мою голову…

* * *

В эту ночь Властелин не спал. Во-первых, он прислушивался, не крадётся ли очередной герой, во-вторых, размышлял о том, что неплохо было бы сменить профессию. При его имени и фамилии владеть замком и, пусть невеликими, но землями было чересчур рискованно.

* * *

Следующим утром, когда ещё даже петухи не успели рассказать миру, что солнце поднимается из-за горизонта, в дверь гильдии героев постучали. Вначале вежливо, потом нетерпеливо, а потом и ногами. В конце концов, упорство стучавшего и отбитые ступни оказались вознаграждены и дверь приоткрылась:

— Кого ещё нелёгкая принесла!

— Нелёгкая, — пришелец удивлённо обернулся. — Не знаю, кого нелёгкая принесла, а я сам пришёл.

— Пришёл, говори, что тебе надо, — впуская гостя внутрь, посторонился полный, немолодой мужчина.

— Я это, героем стать хочу.

— Героем? — ухмыльнулся он. — Героем? А мечом драться умеешь?

— Не умею, — расстроился пришедший.

— Хотя бы махать? — удивился хозяин.

— А это обязательно?

— Обязательно, — отрезал он.

— Тогда умею.

— Хорошо. Магией, какой владеешь?

— Никакой не владею. Проклятий на мне много, а магии никакой.

— Плохо. А что ты вообще можешь?

— Да, вроде ничего. Замком управлять могу. Землёй.

— М-да, ну хоть бегаешь ты быстро? — с надеждой в голосе спросил мужчина.

— Бегаю, — гость почесал затылок. — Да вроде быстро.

— Хорошо. Значит с тебя сорок золотых и по два каждый месяц. Принят героем пятого ранга.

— Спасибо большое. А что значит пятый ранг?

— Это значит, что доход мы от тебя получать будем, пока ты с чудовищем не встретишься, — ответил вербовщик гильдии и достал учётную книгу. — Зовут то тебя как, герой?

— Тёмный Властелин.

* * *

"Ускоренные курсы для героев или как стать героем за три дня и десять золотых" — гласила вывеска на двери. Немного поколебавшись Тёмный толкнул её и вошёл.

Внутри было темно и душно. На стене, освещаемый редкими, с трудом проникающими сквозь ставни, солнечными лучами, висел плакат, на котором упавшего человека в доспехах доедали чудовища с надписью: "Ты либо герой, либо труп", ещё ниже было написано: " И почему я не заплатил эти жалкие десять золотых?".

Тёмный подошёл к стойке, за которой скучал худой господин лет сорока.

— Здравствуйте, я бы хотел провести ускоренный курс обучения.

— Прекрасно, наш лучший инструктор сейчас свободен, только деньги вперёд, — ответил хозяин заведения. — До первого, и часто последнего подвига, в долг ничего не даю.

* * *

— Главное, когда ты подкрадываешься к зверю, это заранее достать меч. Иногда на это просто не хватает времени, — вещал инструктор.

— Да, но как мне подкрадываться к зверю в этих доспехах? — с трудом переставляя ноги, спросил Властелин. — Я в них и идти то почти не могу.

На самом деле, на Властелине красовались облегчённые доспехи, просто для непривычного с детства к их весу Тёмному они казались непосильным грузом.

— Вопрос стоит так: без этого железа чудище вас в две минуты схарчит.

— А с ним?

— С ним он как минимум минут двадцать на вас потратит. За такое время чудовище вполне может потерять к вам интерес.

— Понятно. А без доспехов я вполне смог бы от него и убежать.

— Убежать? Вы не знаете, насколько быстро бегают чудовища, — усмехнулся инструктор.

— Нет, это вы не знаете, как быстро умею бегать я, когда за мной бежит чудовище, — возразил Тёмный, скидывая непосильный груз.

— Тогда тебе эти железяки точно не нужны, — ухмыльнулся инструктор. — Да и меч вряд ли понадобится.

— Нет, какой же я герой без меча буду. Ничего, убегая, я его всегда выкидываю — так что он не мешает.

— Ладно, будем считать курсы законченными, всему что я умею: подкрадываться, залазить на деревья, притворяться несъедобным и больным я тебя научил. Удачи в подвигах…

* * *

Похрустывая сочным яблоком и любуясь купленным на распродаже мечом, Темный вприпрыжку шагал по городу. Жизнь героя особой сложностью пока не отличалась, и Властелин мог спокойно предаваться праздности и некоторым другим порокам городского жителя. Проблема была только одна: деньги кончались, а ни одного чудовища кроме нищих, калек и уборщиков-гоблинов не наблюдалось. Начинающий герой уже подумывал покинуть славный город Ивельс, располагавшийся в рианском королевстве на юге рядом с речкой Кавинкой. Но чем он будет питаться вдали от трактиров, Темный не представлял. Добывать пищу охотой ему ещё не приходилось, хотя он и читал, несколько научных трактатов об охоте. Но ловить сокола и приручать его или обзаводиться сворой собак для травли не представлялось возможным в ближайшее время. А есть хотелось сейчас.

Именно в этот момент уединение новоявленного героя оказалось прервано тонким женским голоском.

— Слушай, а ты часом не герой?

Тёмный повернулся и увидел юную особу лет двадцати. Тоненькая, точёная талия девушки кончалась в обеих направлениях именно теми выпуклостями и окружностями, которые так ценят мужчины. Правда, прелести красотки не были чересчур большими. Достаточными, для того чтобы парни оборачивались девушке вслед, но не настолько великими, чтобы они впадали в ступор. Лицо незнакомки оказалось тоже весьма привлекательным. Карие глубокие глаза, алые губы и густые ресницы обрамлялись копной черных — словно самая тёмная из ночей — волос, опускавшихся до плечей. Облачена она была в мужскую одежду, гораздо более удобную в дороге, чем женские платья. В правой руке незнакомка держала иглу.

— Герой, а как вы узнали?

— Трудно было не заметить надпись на твоей куртке. "Герой настоящий, одна штука".

Тёмный покраснел. Когда он выбирал бесплатную куртку, по окончанию курсов эта надпись показалась ему достаточно остроумной. Но сейчас, когда её произнесла девушка, фраза показалась ему дурацкой до невозможности. Властелин смутился и решил выбросить глупую вещь при первой возможности.

— Угу, я герой.

— Понятненько. У меня есть для тебя работёнка, — сказала девушка, доставая из-под рубахи какую-то бумагу. — Подпиши здесь, здесь и здесь. Желательно кровью.

— Что?

— Ничего просто шутка, — усмехнулась черноволосая, разочарованно спрятала иглу в карман и протянула герою извлечённое неизвестно откуда гусиное перо с острия которого грозно сверкали чернила.

Ошарашенный такой атакой Тёмный вначале подписал и только потом опомнился и спросил:

— А делать то, что надо?

— В общем-то, ничего. На стрёме немного постоять. Или там отбиться от одного двух, а может и десятка стражников. Но это только если заметут и убежать не успеем.

— А может я того… Здесь останусь…

— Не выйдет, — усмехнулась девушка. — Контракт подписан — придётся выполнять.

Сам договор она уже успела спрятать в одном из многочисленных карманов своей куртки. Бумага исчезла из рук девушки с такой скоростью, что за её путём глаза Властелина проследить не успели.

— Жаль, — вздохнул Тёмный и покорно поплёлся за своей нанимательницей.

Глава из первой истории.

Я выхватил меч и предусмотрительно, держась подальше от середины комнаты с её проваливающимся полом, ринулся на Мага…

Простите не то место, случайно перескочил слишком далеко!

Глава из первой истории (дубль два).

Калетия встретила меня не слишком дружелюбно. Правда и особой враждебности не ощущалось. Говоря проще, большой город моё прибытие попросту проигнорировал. После того, как я заплатил въездную пошлину и оказался за воротами меня окликнул чей-то голос.

— Не проходите мимо, молодой господин, — почему-то потребовал он.

Я повернулся и увидел детину громадного роста, с грудью колесом и мускулами перекормленного медведя. Он стоял прислонившись к стене и задумчиво смотрел куда-то вдаль. Рядом с ним на земле лежала шапка. Вернее нет, Шапка, с большой буквы. Таких громадных головных уборов мне ещё видеть никогда не приходилось. В руках мужчина, держал палицу, лениво перебрасывая её из левой руки в правую и обратно.

— Почему это? — поинтересовался я.

— Помогите сирому да убогому,

— Это ты то сирый и убогий? — не поверил я.

— А вы сомневаетесь господин? — угрожающе нависнув надо мной и держа дубинку перед самым носом поинтересовался детина.

— Не-ет. — Не то чтобы я его испугался, но встревать в неприятности, только приехав в чужой город, да ещё и инкогнито, не хотелось. Особо не хотелось к тому же огрести дубинкой по затылку. Поэтому порывшись в кармане я достал несколько монет и бросил в бездонную, на вид, шляпу.

Под подозрительным взглядом «сирого» и «убогого» мне пришлось ещё раз запустить руку в карман. Слава Богам, после этого он успокоился, иначе мне пришлось бы использовать более острые аргументы. К примеру меч. А потом объясняйся с городской стражей, не говоря уже о том, что не уверен, успею ли первым обрушить оружие на противника.

Получив плату, нищий поклонился, поблагодарил за содействие и потеряв ко мне всякий интерес обратился к ещё одному вошедшему в город мужчине:

— Не проходите мимо, молодой господин…

Я воспользовался, тем что он отвлёкся и поспешил прочь.

В городе я быстро нашёл постоялый двор, по виду довольно приличный. Насекомые по столам и полу не ползали и даже скатерти, пусть и не новые, но сверкающие белизной, присутствовали. Да и народ внутри на грабителей не слишком смахивал. Обычные городские жители, решившие пропустить кружку другую после (перед или вместо) рабочего дня

Я передохнул несколько часов в снятой комнате и спустился вниз к обеду. Заказав жаркое, я принялся претворять в жизнь коварный план по откармливанию Стиви.

— Ну ещё один кусочек, — уговаривал я своего оруженосца, запихивая ему в рот жареное мясо.

Стиви, мычал, рычал, пытался отбиваться, но всё безуспешно. Я был неумолим.

— Ну давай, за маму.

Стиви замотал головой.

— Тогда за папу.

Протестующее мычание.

— Тогда за короля. Батюшку моего, — не видя должного энтузиазма на лице подопечного, я грозно поинтересовался. — Или ты откажешься есть за своего правителя?

Оруженосец обречённо открыл рот, позволяя очередному аппетитно пахнущему кусочку скользнуть внутрь.

— Ну вот видишь и совсем не больно, — похлопал по щеке его я. В ответ он рыгнул.

Оставив за столом таверны смотрящего осоловелым взглядом на мир Стиви, я направился в городское книгохранилище. Именно там я рассчитывал узнать где хранится копьё легендарного драконоборца.

* * *

Улицы древней столицы оказались кривыми и запутанными. Строились они во времена, когда враги могли нагрянуть в любой момент и поэтому архитекторы постарались сделать захват города, как можно более трудным делом. Идя вдоль одной из улиц, пусть даже и широкой, и даже с выложенной камнями мостовой, никогда нельзя было угадать куда именно она тебя выведет: на главную площадь, в узкий переулок или даже тупик. В общем без нанятого за медяк ещё в таверне мальчишки, драившего там полы, я бы ни за что не добрался до центральной площади на которой и располагалось нужное мне строение.

Здание библиотеки стыдливо пряталось позади ратуши, где заседали управители города. Власти у них было, как кот наплакал. Но в случае чего вместо того чтобы с вилами и кольями отправляться к королевскому дворцу жители города шли к ратуше. Иногда вешали главу города и торжественно выбирали нового, чтобы вздёрнуть его, если он не успевал вовремя смыться, после очередного повышения налогов устроенного королём. Отличная между прочим идея. Я предлагал отцу устроить тоже самое в нашем королевстве, но он отказался. Заявил, что король сам должен нести ответственность за свои поступки, иначе он будет слишком беспечен. Особенно, если сможет валить вину за неудачи на других. В общем-то папаша прав, но всё равно идея неплохая.

Неожиданным препятствием на моём пути стала дверь в библиотеку. Я долго и упорно тянул её на себя, но она не подавалась. Тогда я попытался толкнуть её внутрь, с тем же успехом. Вернее с отсутствием такового. Минут пять безуспешных попыток, привели к тому, что я всё-таки заметил прикреплённую сбоку табличку:

"Дверь не работает!!! В связи с ремонтными работами используйте запасной вход."

Помянув безумного дракона и его приятелей я отправился на поиски двери. Три раза обойдя прямоугольное здание библиотеки по кругу я, после некоторых размышлений, нашёл запасной вход. Оказывается нужно было всего лишь представить, что не может быть дверью по определению, и загадка тут же решится. Остановившись перед очередным зеркальным проёмом я толкнул его внутрь. Стекло без сопротивления, обиженно пискнув поддалось, пропуская меня внутрь.

В небольшом холле на стареньком диванчике посапывал ветхий дедок, наверное смотритель библиотеки.

— Простите, библиотека открыта? — почему-то шёпотом поинтересовался я.

— Что-что, — проснулся старичок. — Неужели посетитель?

— А что не похож? — поинтересовался я.

— Да, не очень честно говоря, — придирчиво осматривая моё одеяние и особенно меч, решил смотритель. — Давно уже сюда никто не наведывался.

— Отчего же так?

— Да вот уже несколько лет, после того как новую охранную систему поставили, никто и не приходит.

— Такая опасная система?

— Не опасная, страшная. Так что если тебе не сильно библиотека нужна, то лучше иди отсюда.

— К сожалению, мне очень надо, — делая ударение на «очень», сказал я.

— Хорошо, тогда проходи. Только меч пожалуйста здесь оставь.

— Отчего же с оружием внутрь не пускаете? Боитесь, что книги испорчу?

— Да нет. Просто один посетитель пытался с собой покончить, после встречи с охранником.

— Понятно. Ладно, — с сожалением я передал ножны смотрителю и под траурный вздох старичка, потянул дверь на себя.

Последнее, что я услышал перед тем, как дверь захлопнулась были слова смотрителя:

— Такой молодой…

В библиотеке было пыльно. И душно. И как-то очень не уютно. Нехорошее предчувствие холодком пронеслось по позвоночнику, от копчика до самого затылка.

Повсюду в большом, ярко освещённом магическими светильниками зале, стояли книжные полки. Я двинулся к ближайшей, протянул к ней руку, но вежливое и одновременно настойчивое покашливание откуда-то сбоку остановило меня.

Я повернулся и увидел одетого во всё серое мужчину, в длинной до пят мантии и с препакостным выражением на лице. Как будто он только, что съел десяток лимонов не останавливаясь. Сквозь одеяния мужчины просвечивались книжные полки. Похоже это и был страшный призрак, охранной системы.

— Кто таков? — требовательно спросил он, указывая своим кривым, коротеньким пальцем, с давно не стриженным жёлтым ногтём на меня.

— Ливр, путник, — соврал я.

— Не верю!

"Неужели в него вложили умение определять правду? — задумался я".

Да нет, чепуха. Слишком сложное и дорогое заклинание для обычного библиотечного сторожа.

— Клянусь твоим создателем, — добавил я.

Призрак поджав губы, что-то тихо пробормотал себе под нос, похоже ругательство и продолжил.

— Пол?

Я опустил взгляд вниз и ответил:

— Деревянный.

— Не верю!

— Точно деревянный, сам посмотри.

Охранник посмотрел, снова выругался уже громче и задал следующий вопрос.

— Раса?

— Человек.

— Не верю!

Похоже это была его стандартная реакция на любой ответ.

— Мамой клянусь, человек.

— Вероисповедание:

— Верю во всех Богов достаточно сильных, чтобы дать мне по шее, если я них верить не буду, — скороговоркой проговорил я.

— Не верю!

— Зря. В Богов верить надо. Ибо не верить опасно.

Допрос продолжался минут десять. И в конце я был готов придушить призрака. Останавливала меня только полная бесплотность мерзавца. Но всё когда-нибудь заканчивается. И хорошее, и Слава Богам, плохое. С громким хлопком охранник растворился, оставив после себя клубы пыли и неприятные воспоминания.

Вот только рано я обрадовался. Стоило мне взять книгу-указатель в руки, как призрак появился снова. И допрос пошёл по второму кругу. Похоже у охранной системы оказался сбой в сохранении показаний. А скорее всего и сбой в мозгах у мага настраивавшего всю систему.

Пять часов я потратил на то чтобы найти нужную книгу о захоронении обладателя копья. Всё это время я отвечал на вопросы охранника, посылал его подальше, просил заткнуться и не раз пожалел о том, что оставил меч у смотрителя. Как только я прекращал обращать внимание на призрака, книги в моих руках становились девственно чистыми и снова заполнялись буквами, стоило продолжить бессмысленную игру в вопросы и ответы с ним. Когда я, вне себя от ярости, выбрался обратно, то застал старичка мирно посапывающим на диване.

Громко хлопнув дверью я добился сразу двух вещей. Во первых выместил своё раздражение, на ни в чём не повинном предмете, и мне стало легче, во вторых разбудил смотрителя.

— Уже вернулись?

— А что не похоже?

— Нашли то, что искали?

— Да. Почти всё. Только один вопрос остался. Не подскажешь где маг заколдовывавший охранную систему живёт? Очень его увидеть хочется.

— Зачем?

— Голову открутить за такую работу.

— Уже.

— Что уже, — не понял я.

— Король голову ему уже открутил, после того, как он королевскую библиотеку зачаровал. Только надо было вначале потребовать, чтобы он её расколдовал. Да и нашу тоже. Но у нашего короля дорога до плахи короткая. Вот теперь и мучаемся. Никто из средних магов заклятие проклятое снять не может, а высшие таких деньжищ требуют, что ради их услуг все книги вместе со зданием продать пришлось бы.

В расстроенных чувствах я вернулся в таверну. Хорошо, хоть главное узнать удалось. Славный рыцарь оказался похоронен в королевской усыпальнице вместе с копьём. И, подозреваю, отдавать оружие предка добровольно король не захочет. Поэтому мне следовало хорошенько продумать, что делать дальше. По любому выходило, что придётся пробираться в усыпальницу тайком. Проблема лишь в том, что усыпальница располагалась в северном крыле королевского дворца. И попасть туда дело не самое простое.

Накормив до отвала оруженосца, я наскоро перекусил и улёгся спать.

Глава вторая истории второй

Путешествие проходило весело. Под горестные стенания и жалобы Тёмного Властелина и язвительные шуточки со смешками его работодательницы. Раньше Тёмный никогда надолго не покидал свой замок. И, хоть по натуре он и был довольно молчаливым, но тяготы пути несколько изменили его характер, пока ослабленное долгими полными чтений ночами тело, приспосабливалось к физическим нагрузкам. Властелин вместе с Алексис направлялись в Калетию.

Ехали они в основном окружённые стройными рядами деревьев, что росли по обе стороны дороги и углублялись дальше образуя знаменитый Рианский лес, занимавший большую часть королевства. Изредка деревья сменялись возделанными полями, на которых унылые крестьяне, с помощью не менее унылых лошадок, вспахивали землю.

— А может мы не будем никого грабить? — снова попросил Тёмный.

— Надо, у меня заказ.

— А может ну его?

— Да я бы с удовольствием, — задумчиво протянула девушка, — но не могу… Не могу не воровать.

Тёмный ничего не сказал в ответ, только в очередной раз полез рукой в карман и, ощутив внутри привычную пустоту, обвиняюще уставился на спутницу.

— Прости, привычка, — сконфуженно объяснила она, протягивая ему кошелёк, который за время путешествия уже раз десять перемещался в загребущие руки, Алексис.

— Я понимаю, что мы уже три дня в пути, но зачем нам так спешить?

— Мы совсем не спешим, — отмахнулась девушка. — Просто Тёмненький ты не привык путешествовать верхом.

— Конечно, а почему мы тогда так удирали с постоялого двора?

— Кто-же знал что купец так обидится не найдя свой кошелёк на месте? — пожала плечами девушка. — А вдруг он бы подумал на нас?

— А разве это не ты его… украла? — робко поинтересовался Властелин.

— За кого ты меня принимаешь? — фыркнула Алексис, а потом подумав добавила. — Ну может и я. Разве это повод вызывать стражу? Да ещё и кричать, как будто у него не кошелёк срезали, а сердце. Хотя… у купцов кошелёк поважнее сердца.

— Но зачем он вообще тебе понадобился?

— Сказала уже, не могу не воровать. Душа просит. И вообще, нечего на меня так обвиняюще глядеть. Я ведь не осуждаю тебя потому что ты Тёмный, к тому же Властелин. Небось уйму народа погубил в своём замке. Заживо замуровал, в застенках сгноил, сколько девушек невинных со свету сжил.

— Да не убивал я никого! — Взвился Властелин. — Не убивал, не грабил, не губил! Это меня постоянно все зарубить пытались. А я между прочим в своём замке почти бессмертный. Представляешь, как это надоедает.

— Ладно, ладно, — замахала руками девушка. — Считай, что меня ты убедил. Главное на суде выступи не хуже и все присяжные будут твоими. Только постарайся успеть до того, как они верёвку на дерево закинут.

— На суде? Верёвку? — ошарашенно повторил Тёмный.

— Угу, у нас народ Властелинов разных не любит. Особенно Тёмных. Так что ты старайся особо своё имя не называть. А ещё лучше придумай себе на время путешествия другое.

— Я… Я попробую, — подумав согласился он.

— Да и одежда твоя в глаза бросается. Чёрный плащ, чёрная куртка, чёрные штаны и чёрные сапоги, — усмехнулась девушка.

Властелин не ответил. Пристрастие к тёмной одежде передавалось из поколения в поколение в его семье. И, если имя он мог сменить с лёгкостью, то одеть что-либо другого цвета боялся. Его предки в гробу перевернутся если узнают. Более того, они из своих гробов повылазят (с них станется) и образумят нерадивого потомка. Итак, когда он в фамильном склепе объявил о своём решении податься в герои, тётушка Злобная Упырица, чуть было не вырвалась и это несмотря на то, что он все гробы с покойными родственниками перед этим заковал в кандалы, на всякий случай.

Лошадки неспешно трусили вперёд с каждым ударом подкованного копыта о наезженный тракт приближая парочку к Калетии. Город ещё не знал, что его ожидает…

* * *

До города было ещё далеко, когда из придорожных кустов вышли мужчины с арбалетами и вежливо поинтересовались:

— Кошелёк или жизнь?

— Ну сделай же что-нибудь, — шёпотом потребовала Алексис.

— А что я сделаю? — пожал плечами Тёмный. — Их трое, арбалеты взведены. Лучше отдать по хорошему.

— У, какой ты скучный, — сморщила носик девушка. — Я выбираю кошелёк. Ваши жизни нам ни к чему, так что отдавайте деньги разойдёмся, как культурные люди.

— Чего? — возмутился одетый поприличнее остальных мужчина, наверное предводитель. — А ну быстро гони деньги. Пока одежду снять не заставили.

Бросив взгляд в сторону Алексис Властелин решил, что избавиться от одежды не такая уж плохая мысль, особенно, когда рядом такая красотка. Но следующие слова красавицы тут же настроили его на совершенно другой лад.

— У меня с собой Тёмный Властелин и я не побоюсь его использовать!

— Угу, а у нас Королева Легона, в гостях, — усмехнулся всё тот же грабитель. — Ну что будете отдавать деньги по хорошему?

С этими словами он направил арбалет прямо в грудь девушки.

— Ладно, ладно, не горячись, — Алексис полезла в карман и бросила мужчине кошелёк. Следом за ней кинул всё своё состояние к ногам грабителей и Властелин.

Взвесив, свалившееся на него богатство в руке грабитель обнажил гнилые зубы в довольном оскале и сказал:

— Не густо. А вы точно всё отдали. А ну девка слезай, обыскивать тебя буду.

— Да ты что с ума сошёл, мерзавец! — Возмутилась Алексис. — Меня своими грязными ручищами лапать!

— Не грязными, я их между прочим мыл, перед едой, после еды и вместо еды, — обиделся бандит. — Слезай давай, а то пристрелю.

Девушка укоризненно посмотрела на бездействующего Тёмного и спрыгнула с лошади.

Грабитель долго шарил руками по ладной фигурке красавицы надеясь что-то найти. Но, то ли у неё был всего один кошелёк, то ли остальные она слишком хорошо спрятала. В общем кроме удовольствия от обыска, мерзавец не получил ничего.

— Ладно можете ехать, — наконец заявил он, с сожалением отрываясь от девушки.

— А я, — обиженно заявил Властелин. — Меня обыскивать не будете?

— Да зачем ты нам сдался. Тёмный ещё к тому же, руки об тебя пачкать, — сплюнул мужик. — Езжайте давайте отседова.

Алексис послушно вскочила на коня и они с Тёмным тронулись в путь.

Минут пять путники ехали молча. Потом Властелин не выдержал и сказал:

— Ну и мерзавцы. Мало того, что ограбили, так ещё и обыскивать не захотели.

— Не расстраивайся ты так. Будут ещё грабители по пути. Они обязательно тебя обыщут.

— Да, но кошельки то у нас уже кончились.

— Это как сказать, — довольно улыбнулась девушка. — Смотри.

В левой руке у неё покачивались туго набитые мешочки.

— Это вот мой, это твой, это грабителя. А вот эти два потоньше его приятелей.

— Но как? — раскрыл рот от удивления Тёмный.

— Легко и просто, — усмехнулась красавица. — Не обыскивали бы меня, остались бы при деньгах.

— Понятно, протянул герой пятого ранга, делая заметку на будущее Алексис не обыскивать, даже если она попросит. А то, так и без портков остаться можно.

Ну, очень длинная глава, основной истории, какая именно история нагло умалчивает

Операция была назначена на сегодняшний день. Я подготовился на отлично. Купил в ближайшей лавке книгу: "Как пробраться в Королевский дворец, самоучитель на три часа" и прочитал её от корки до корки. А самые интересные места, даже подчеркнул.

Итак, чтобы попасть во дворец мне в первую очередь нужна серая, неприметная одежда и маска. Её я приобрёл в магазине рядом с постоялым двором. Там было очень заманчивое предложение: "Купи одежду вора и маску ты получишь бесплатно! А также три бесплатных завтрака в городской тюрьме". Следующим пунктом оказалась покупка верёвок, кинжалов, миниатюрного арбалета со стрелами и только после этого шло проникновение в дворец. И, если, насчёт снаряжения особых сомнений не возникало, то способов проникновения в замок насчитывалось целых двадцать два. И каждый был по своему привлекателен. В результате я остановил свой выбор на способе номер семь. Никакой особой подготовки для него не требовалось.

Вечером я оделся в новый костюм и нацепил на себя воровской арсенал. В результате после двух шагов я грохнулся пребольно ударившись коленом.

"Ну нет, так дело не пойдёт, — решил я снимая оружие." Ну я понимаю ещё арбалет и верёвка, но зачем мне десяток кинжалов, если кидаю я их довольно посредственно. Про остроконечные звёздочки, говорить вообще не хочется. Я их прикупил только потому, что в книге они назывались обязательным снаряжением любого вора. Вслед за звёздочками я выбросил и кинжалы, оставив только два, потом дубинку и длинный плащ, с десятком карманов.

Облегчив свою ношу таким образом, и нацепив поверх воровского облачения повседневную одежду, я спустился вниз, где уже поджидал Стиви. Мой оруженосец печально смотрел на тарелку перед собой на которой всё ещё нетронутыми лежали несколько кусков мяса с зеленью.

— Давай быстренько доедай ужин и собирайся, — приказал ему я.

Он горестно вздохнул, но ослушаться не осмелился.

Не дожидаясь оруженосца я покинул постоялый двор и отправился к таверне "На холме", где, если верить книге, часто проводили время замковые стражи.

Я просидел час с небольшим в самом тёмном углу не слишком чистой таверны и решил, что пришло время устраивать засаду. Лучшее место для неё путь из уборной. Минут двадцать я прождал рядом с небольшим домиком во внутреннем дворе, пока не попалась подходящая жертва. Передвигаясь на четвереньках бравый вояка пытался лбом нащупать верную дорогу к заветному строению. Но, несмотря на то, что путь был прямой, его постоянно заносило на край, выложенной жёлтыми кирпичами, дорожки. Несколько раз он даже сползал с неё и оказывался на пыльной обочине. Но потом находил в себе силы вскарабкаться обратно и продолжить путь.

На всякий случай осмотревшись, я покинул свой пост и опустил небольшой, но увесистый мешочек с песком, купленный накануне, на голову стража. После этого отволок несчастного за уборную, раздел и связал. Потом не суетясь нацепил его доспехи и шлем. Всё. Новый стражник королевского дворца готов. Никто в таверне не обратил на меня внимания, пока я пересекал зал. Так что я беспрепятственно покинул сие заведение.

На постоялом дворе я Стиви уже поджидал меня с осёдланными лошадьми. Хоть что-то ему удалось сделать правильно. Вместе мы двинулись к дворцу. Располагался он в самом центре города, как и положено порядочному замку. Окружали его две возвышавшихся над мостовой стены с узкими бойницами. Одна внешняя, отделявшая дворец и прилегавшую к нему территорию от города и одна внутренняя, окружавшая уже сам замок. Перед площадью я спешился и приказал Стиви ждать меня до утра.

Потом отправился к центральной улице и затаился. Где-то через полтора часа мимо прошёл патруль из стражников, направлявшийся к воротам. Я незаметно пристроился к ним.

Вот только, ворота замка без проблем миновать не удалось. Каждый из стражей перед тем, как попасть внутрь останавливался у окошка в стене и что-то говорил. Ну и осёл же я! Неужели я думал, что во дворце не читали этот самоучитель? Небось ещё сами писали его и посмеивались. Наверняка с меня сейчас потребуют пароль, а я его не знаю. И сбежать по тихому уже не удастся. Через всю площадь, мишенью для лучников, особо не побегаешь.

Стражник впереди наклонился и что-то произнёс в окно. Как я ни напрягал слух расслышать ничего не удалось. Следующий был я. Склонившись с обречённым видом к окну я не переставал про себя повторять: "осёл, осёл, осёл."

Кажется я даже сказал это вслух. Во всяком случае служка в окне кивнул в ответ и произнёс:

— Проходи.

Не веря собственной удаче я вошёл внутрь, гадая над тем, сработал ли один из взятых с собой амулетов или начальник стражи до лучшего пароля (чтобы его могли запомнить и подчинённые) додуматься не сумел.

А во внутреннем дворе царила неразбериха. Стояли десятки дорогих карет, среди которых, как угорелая носилась прислуга. Судя по всему, внутри проходил какой-то приём.

Жаль, что я на него не приглашён. Хотя появись я здесь не инкогнито, кто знает… Правда, несколько лет назад я уже был на балу устроенном в мою честь в этом замке. Но ничего мне тогда особо не понравилось, кроме прелестей графинь Белозерских. С которыми я не отказался бы провести несколько ночей кряду в более приватной обстановке. Но помешал отец. Он отругал меня, сказал что я ничего не смыслю в политике и заставил пообещать не заводить никаких романов с подданными потенциального противника. Именно так он тогда выразился. И я, как примерный сын, который очень хочет стать в будущем королём, послушался.

Теперь, если верить книге (а веры в неё у меня, после проблем со входом поубавилось) необходимо найти заложника, который бы и указал путь. Сам я в этом замке смогу ещё долго плутать.

С этим проблем не возникло. Я удачно сумел затеряться в небольшом парке по дороге к самому замку. Там я скинул вконец надоевшие доспехи — пусть и облегчённые, но всё равно достаточно тяжёлые — и городскую одежду, оставшись в сером одеянии грабителя. Оно кстати мне очень шло. После этого я незаметно в ночной мгле просочился к входу и ударом мешочка с песком оглушил одного из слуг. Вообще — отличная вещь, этот мешочек. И изготовить его просто и спрятать за пояс легко. Непонятно почему его используют только воры.

Оттащив добычу в кусты я несколькими оплеухами привёл его в чувство и проникновенно спросил:

— Жить хочешь?

— А можно? — робко поинтересовался он, рассматривая кинжал в моей правой руке, порхавший перед его лицом.

— Можно. Сегодня я добрый. Покажешь мне где королевская усыпальница и всё.

— Как всё? — побледнел слуга.

— Ну в смысле отпущу тебя.

— Угу, к предкам. А у меня жена дети. Пят…Семеро. Все кушать хотят, папку ждут…

— Слушай тебе ведь на вид не больше шестнадцати, — удивился я. — Откуда такое количество детей? Кончай вешать мне лапшу на уши. Доведёшь до усыпальницы, так чтобы нас никто не увидел и ничего с тобой не случится.

— Обещаете? — всё ещё не веря, поинтересовался он.

— Честное воровское, — успокоил его я.

То ли он поверил, то ли не решился спорить дальше, но слуга безропотно повёл меня по коридорам замка, в который мы с ним вошли полу-обнявшись, будто старые приятели, при это мой кинжал находился напротив его сердца, чтобы бедолага не вздумал поднять тревогу.

Минут двадцать блужданий и несколько встретившихся на пути слуг спустя, мы оказались в восточном, если верить провожатому, крыле дворца. Именно нём располагалась усыпальница, вход в которую охранялся двумя сонного вида стражами с алебардами в руках. Хоть они и оказались в доспехах, но забрала шлемов оставались открыты, что существенно облегчало мне задачу.

Перед тем как действовать, я раздел провожатого, связал по рукам и ногам куском верёвки, и запихнул ему в рот кляп. Нацепив его камзол со штанами на себя я бросился к стражникам с криком

— Срочное донесение!

Они ещё не успели опомниться, а я уже преодолел разделявшее нас расстояние и мешочком с песком, прятавшимся до поры до времени, вместе с правой рукой за спиной, оглушил ближнего. Вернее попытался оглушить. Бессильно скользнув по шлему мешок не только не усыпил воина, но, кажется, помог тому окончательно стряхнуть дремоту. Во всяком случае алебарду он мне в живот направил довольно быстро.

— Я это того… Пошутил, — выдавил из себя я, осторожно пятясь назад. Оказавшись вне зоны досягаемости вражеского оружия я тут же развернулся и побежал прочь. Только запоздалое: "Стой!" неслось мне вслед.

К сожалению, стражники криком не ограничились. Один из них побежал за мной. И в первом же коридоре споткнулся о связанного слугу, через которого я попросту перепрыгнул. Обернувшись на грохот я увидел сложившуюся ситуацию и решил ей воспользоваться. Я подбежал, к пытавшемуся подняться стражу, сдёрнул с его головы шлем и с размаху опустил на неё мешок. Страж потерял сознание. А я, убедившись, что его товарищ пост не оставил, оттащил стражника подальше и снова занялся переодеванием. Мне предстояло опять перевоплотиться в замкового охранника.

Свою роль я сыграл на отлично. Второй стражник так и не заметил, что к посту вернулся не его товарищ.

— Догнал? — спросил он меня.

— Угу, — лаконично ответил я, опуская алебарду на его шлем. С громким звоном он грудой железа ссыпался на землю. Я опустился к нему и ощутил зловонное дыхание на своей щеке. Слава Богам! Я совсем не собирался убивать беднягу. Просто удар вышел более сильным, чем я рассчитывал.

Путь в усыпальницу оказался открыт!… Почти открыт. Оставалось только взломать, наотрез отказывавшуюся отворяться, дверь. К тому же в отличие от большинства приличных замковых дверей эта была изготовлена не из дерева, а камня. Как будто живые боялись, что мёртвые попытаются выбраться из усыпальни.

Хорошо, что я перед отъездом побывал у нашего придворного мага и позаимствовал у него (не)большое количество амулетов. Всё, что он не успел припрятать, а я мог легко унести. Несколько из этих амулетов я взял для ограбления. Один из них должен был открывать любые, обычные двери. С заколдованных, прежде чем их открывать, необходимо было снять магию, другим волшебным предметом.

Но эта дверь оказалась обычной, обиженно скрипнув, она поддалась под напором магии и освободила проход. Изнутри на меня дохнуло спёртым воздухом, запахом цветов и благовоний. Почему-то стало очень страшно и вспомнились детские сказки воспитателя. Отец выписал его аж из самой империи Лигн. Забавный был старичок. Утверждал, что страшные сказки укрепляют детское сознание. Моё он так укрепил, что я по ночам носа из под одеяла показать боялся. Но однажды всё-таки решил проверить теорию на воспитателе. Нацепил простыню, намазал её светящимся раствором, честно украденным у мага и пробрался к нему в спальню. Крику было… После того, как придворному лекарю, вместе с магом удалось спасти воспитателя, у которого неожиданно случился сердечный приступ, он, не слушая уговоров отца, спешно вернулся в свою империю.

Отбросив ненужные мысли, вместе с облачением стражника — оно слишком гремело при ходьбе, я прошёл внутрь. Признаться я надеялся, что усыпальня окажется не слишком большой. Надежда эта не оправдалась. Да, помещение насчитывали всего три десятка шагов в длину и два в ширину. Но это только на первом этаже. Мраморная лестница причудливо извиваясь звала за собой на этаж ниже. И ещё на один, и ещё. К тому же, каждый нижний этаж расширялся, увеличиваясь в длину и ширину узкими проходами змеясь под землёй. Не усыпальня, а катакомбы какие-то. В общем путешествие, в поисках копья, представлялось достаточно долгим.

На каждом этаже висели таблички с годами смерти. Судя по ним, мне нужно было спуститься на пять пролётов вниз. Первый и второй я преодолел без приключений. И уже почти миновал третий, когда наверху послышалась ругань и топот железных сапог. Похоже пропажу стражников обнаружили. Я хоть и оттащил их внутрь усыпальни вместе со слугой, но понимал, что при смене караула их исчезновение будет замечено. Правда, до смены караула оставалось ещё достаточно долго, если верить слуге. Но ведь он мог и соврать. Я побежал. Хорошо хоть усыпальница освещалась магическими светильниками. Я мог бежать не боясь подскользнуться и свернуть себе шею. Но и спрятаться при свете представлялось проблематичным.

Наконец, я оказался на нужном этаже. В центральном помещении гробницы Эллиандра-драконоборца нет. Значит надо идти в ответвление. Их ровно четыре. Я нырнул в первое и, как обычно, ошибся. Закончилось оно полукругом из трёх усыпальниц. Но нужного гроба среди них не оказалось. Бегом вернулся в общую комнату и проверил второй коридор — снова неудача. И только на третий раз, хорошо хоть не на четвёртый, я нашёл гробницу предка.

На стене рядом с гробом висели его доспехи и оружие. Меч, булава, топор только вот копья не наблюдалось. Хотя место для него присутствовало. Только оно оказалось пустым. Какая-то зараза украла копьё до меня!

"Спокойно, спокойно, не паниковать, не злиться, — уговаривал я себя. Его наверняка достали, чтобы почистить и скоро вернут назад".

Внезапно я услышал шелест шагов. Именно шелест. Кто-то очень тихо, почти беззвучно пробирался в это ответвление. Не страж. Они то гремели при ходьбе не хуже дракона. Но если не стражник — тогда кто? Мурашки поползли по спине. Меня начало ощутимо трясти. Неужели зомби? Не то чтобы я очень испугался, просто умирать не хотелось. Я взял кинжал в левую руку и верный мешочек с песком в правую. Помолился всем Богам, которые меня услышат и захотят помочь и уставился в проход.

Несмотря на то, что я ожидал нападения, увиденное застало меня врасплох. Выскользнув, одним плавным движением из-за поворота, одетая в чёрный обтягивающий костюм фигура побежала на меня. И со всего разгона врезалась. Остановиться она не успела, а я от неожиданности не додумался отойти в сторону. Немного побарахтавшись мы поднялись на ноги и только я хотел узнать, что собственно говоря вор делает в замке, как с лестницы послышался грохот сапог.

Вор снял маску и оказался изумительной красоты девушкой. С чёрными волнистыми волосами, карими глазами и маленьким симпатичным, немного вздёрнутым к верху носиком.

— Быстрее, снимай маску, — приказала она мне.

— Зачем? — не понял я.

— Надо. Быстрее давай.

Я снял маску, не понимая, чем это поможет, ведь шаги раздавались всё ближе и ближе.

Перед тем, как преследователи нас увидели девушка внезапно прижалась ко мне всем телом, обняла и страстно поцеловала.

"Интересно, она и вдравду рассчитывает такой ерундой избавиться от стражи? — подумал я". Они ведь не полные идиоты, чтобы на такое купиться. Хотя, идея очень даже ничего. И если я чуть-чуть посодействую, всё может получиться. У меня как раз был с собой амулет для отвода глаз. Между прочим заклинание первого уровня. Правда, силу оно расходовало быстро. Но в данной ситуации многого не надо. Всего лишь не сопротивляясь антимагическим амулетам охранников, направить их мысли в другую сторону.

— Ну что там? — услышал я голос стражника.

— Воров нет. Влюблённые какие-то целуются.

— Понятно. Ладно пошли на шестой этаж.

Наконец шаги стихли и девушка меня отпустила. Хотя я признаться был бы не прочь продолжить поцелуй. Но её следующие слова несколько сбили меня с лирического настроения.

— Хам, — сказала и отвесила мне звонкую пощёчину.

— За что, — удивился я, потирая пострадавшее место.

— Мы даже не представлены друг другу, а ты уже целоваться лезешь! — У меня от такого заявление дар связной речи на время пропал.

— Но ведь я… Ты… Сама… Я

— Хоть бы комплимент какой сделал, прежде, чем с поцелуями лез, — похоже девушка была смущена своим поступком и теперь, чтобы скрыть смущение пыталась устроить скандал. Но ведь мы не женаты, а значит я не обязан выслушивать её гневные реплики!

— Стража, — внезапно крикнул я, обнимая девушку и целуя в губы. Она не сопротивлялась. Только ударов через двадцать сердца до неё начало доходить… Она поспешно вырвалась и залепила мне вторую пощёчину уже по другой щеке.

— Отпусти меня. Варвар! Не слышу я никакой стражи. Как вам только не стыдно!

— Стыдно, очень стыдно, — согласился я. Но искушение было слишком велико. — Ладно, давай по делу — это ты охрану всполошила?

— Я, — потупилась она.

— По какому плану в замок пробиралась?

— Да я, — взвилась она, — между прочим профессиональный вор, мне этот самоучитель не нужен совершенно!

Увидев, что я ей не поверил она смутилась и добавила:

— По третьему.

— Это с ложными гостями? И где провалилась.

— Когда из кареты спускалась, платье дверью прищемила, оно порвалось, а под платьем костюм.

— М-да. А зачем в замок проникла, чего тебе здесь надо?

— А тебе? — вопросом на вопрос ответила она.

— Копьё предка, — сказал я, указывая на гробницу.

— И где оно? — поинтересовалась девушка.

— Нет, сначала скажи, что тебе нужно.

Воровка замялась, а потом сказала:

— Копьё. Вернее не само копьё, а камешек в нём.

— Понятно. На камни я не претендент. Мне только копьё нужно.

— Ну и где оно?

— Откуда я знаю. Когда пришёл его уже здесь не было.

— Плохо.

— Слышишь?

— Что?

— Стража возвращается.

— Да ладно, кончай врать. Меня второй раз на одну и ту же уловку не обманешь.

— Точно стража.

Девушка в ответ показала язык. Но потом и до неё донеслись размеренные удары железа о камень.

— Стража, — печально выдохнула она.

— Ну иди ко мне, моя любовь, — протягивая руки к ней, сказал я.

— Мерзавец, — шепнула она мне на ухо прижимаясь всем телом.

— Всё ещё обнимаются, — донёсся до меня голос одного из стражей.

— Влюблённые, что с них взять — понимающе протянул второй. — Ладно пошли. Вора похоже зомбя погрызли. Но караулы Главный всё равно усилил.

— Конечно, Король голову ему снимет, если ещё раз оплошаем.

Когда стражи ушли я, наученный горьким опытом, словил ладонь девушке за мгновение до того, как она опустилась на мою щеку.

— Спасибо не стоит, благодарностей, — сказал я. — Кстати меня зовут Мильон, почему то назвался настоящим именем я.

— Всегда пожалуйста. Я Алексис, — представилась в ответ девушка. — И что нам теперь делать?

— Я предлагаю сматываться. Лучше врозь — так больше шансов. Я остановился в гостинице "Зажаренный свин". Встретимся там завтра пополудни. Мне кажется у нас одна цель и мы можем помочь друг другу.

— Возможно, — покачала головой девушка. — А может и нет. Ладно, бывай.

— Угу, и тебе всего хорошего, — плотоядно глядя на её покачивающиеся при ходьбе бёдра сказал я.

— И не смей пялиться на мои ягодицы, — добавила она не оборачиваясь.

— И не думал, — тут же отводя взгляд, ответил я.

— Зря, там есть на что посмотреть — сочувственно кинула она, перед тем как скрыться за поворотом.

* * *

Выбраться из фамильного склепа оказалось на удивление легко. Стражников охранявших дверь почему-то на месте не было. Наверное, потребовались все замковые стражи, чтобы не допустить грабителей во дворец. Поэтому из самого замка исчезнуть будет не просто. Я пробирался по запутанным коридорам изредка прячась в тени, когда мимо проходили слуги. Идея с переодеванием несколько раз приходила мне в голову, но, думаю, стража уже знает, что я выдавал себя за слугу. К тому же, я не очень любил повторяться, хоть иногда и приходилось.

После некоторых размышлений я решил, что для ухода стоит воспользоваться планом номер двенадцать — отход через крышу. Верёвка у меня была.

Я плутал по коридорам почти час, пока не понял, что без проводника не обойтись. Кажется, я переоценил свои силы, решив что смогу выбраться на крышу сам. Я свернул в хорошо освещённый коридор, так как решил, что здесь обязательно встречу какого-нибудь слугу. Вместо этого, я столкнулся с патрулём из трёх стражей, вышедшем из бокового ответвления. И не слушая их возмущённые крики, бросился со всех ног бежать.

Поворот, ещё поворот, кажется погоня немного отстала! Я всё равно продолжал бежать, не слишком разбирая дорогу. Это меня и подвело. Коридор закончился тупиком. Я чуть не взвыл от досады, развернулся и побежал обратно, надеясь успеть проскочить до того, как стража перекроит пути к отступлению.

Неожиданно, одна из боковых дверей открылась и я, не успев остановиться, врезался в вышедшую в коридор даму. Она была выдающейся во всех смыслах этого слова. Крупная, с талией необъятных размеров, найти которую чрезвычайно сложно даже опытному портному и громадным бюстом. Дама, даже не покачнулась, когда я налетел на неё.

— Ого, какой темперамент, — выдохнула она.

— Это не темперамент, — задыхаясь в складках платья просипел я. — Это кинжал в кармане.

— Ну заходи, совратитель, — не слушая сказала она, втягивая меня за шиворот внутрь. Закрывшаяся за нами дверь и стукнувший засов отрезали путь к отступлению. Хотя именно сейчас я уже ничего не имел против схватки с тремя стражниками. Но выбирать не приходилось.

— Слыхала я, что в вашем королевстве страстные мужчины, но признаться не верила.

Хорошо, хоть я маску держал в кармане, страшно подумать, чтобы со мной стало, если бы она решила, что я грабитель. С трудом отбиваясь от ловких рук женщины, походу успевавшей избавляться от деталей своего туалета, я выпалил:

— Нет, я так не могу, мы даже не знакомы!

— С чего такая робость? — на миг прервавшись, удивлённо спросила она. — Ты так страстно на меня налетел не спрашивая имени.

— Мы жители Риана, все такие, в начале… Но без имени никак. — Свободной левой рукой, правая отгораживала меня от дамы, я пытался нашаривать в одном из бесчисленных карманов амулет. У меня было несколько полезных вещичек: чтобы добиться женской благосклонности (срабатывал к сожалению не часто) и чтобы от этой самой благосклонности избавиться (очень нужная штука). Его я как раз и искал. Также в карманах была вещица чтобы дама не казалась тебе привлекательной. Этот амулет маг изготовил по личному заказу отца, не слушая моих протестов. Он решил, что влюбляться в жену посла враждебной страны, наследник престола права не имеет. Подумаешь. Она ему с каждым придворным изменяла, а я должен королевскую честь блюсти. Высокая политика. А всего в ней высокое, только то, что король с послом любили выпить и в картишки перекинуться. При этом посол был единственным, кто постоянно проигрывал. Ну и конечно ещё амулет, чтобы любая особа женского пола казалась привлекательной, даже без принятия на грудь большого количества выпивки. Сделано уже по моему заказу. Незаменимая в жизни наследника вещь. В данном случае он бы тоже подошёл, но времени выбирать не оставалось. Сказав: "меня зовут Амели", дама вновь перешла к активным действиям.

Поэтому я выхватив первый попавшийся в руку амулет очень обрадовался — он содержал заклятье сна. Правда, я берёг его для стражников. Но в данный момент они представляли собой менее серьёзную угрозу для моей жизни, чести и достоинства, чем темпераментная шатенка, очень крупной комплекции. Прошептав несколько слов я вначале обрадовался, видя, что моя поклонница закрывает глаза и тут же испуганно подался назад, стараясь выскочить из под навалившегося на меня тела. Удалось это не сразу и с большим трудом. Я даже подумывал использовать амулет левитации, но всё-таки бережливость перевесила — не стоит постоянно применять силу магических побрякушек, они почти все у меня одноразовые.

Наконец, я освободился и даже, предприняв героические усилия, перетащил покорённую моим врождённым обаянием женщину, на кровать. А то, как то неловко было оставлять её лежать на полу. Я хотел покинуть своё кратковременное убежище, но, похоже, стражники оставались в коридоре и более того, проверяли комнаты одну за другой. Выхода не оставалось. Представляю, что произойдёт, когда меня найдут и я назову своё имя. Какой межгосударственный скандал начнётся. А не назвать себя и того хуже, вздёрнут на главной площади и все дела.

В панике я решил поступить подобно герою одного из старинных преданий — сменить пол. Не навсегда, лишь на время. Я открыл шкаф, натянул на себя первое попавшееся платье и активизировал амулет удобной одежды — он подгонял любое облачение под нужный размер. Потом я посмотрел в зеркало и понял, что платье мне совершенно не идёт. Синий цвет бархата мне не к лицу. Так что я снова полез в шкаф. Не то, не то, не то, одно за другим одеяния отправлялись на кровать. Наконец я вынырнул с красным, шикарным платьем длинным почти до пят с неглубоким вырезом. Я едва успел натянуть его на себя и использовать амулет — до этого мне приходилось женскую одежду снимать, но не одевать — как в дверь настойчиво постучали.

Последний взгляд в зеркало меня спас. Оказывается я так увлёкся подбором платья, что забыл про волосы! Я подхватил ближайший парик с туалетного столика, натянул его на голову и поспешил к двери.

Припомнив импульсивность хозяйки здешних покоев я рывком отворил дверь и с криком: «мужчины», затащил первого стражника внутрь. Не ожидавший такого страж не сопротивлялся, потерял равновесие и растянулся на пороге. Остальные остановились и изумлённо смотрели на меня.

— Ну что, неужели женщин никогда не видели?

Один из них них покачал головой и честно ответил:

— Таких, никогда.

— Хам, — фыркнул я. — Что стали обыскивайте меня, давайте! Вы же за этим сюда пришли? Звери, чудовища, насильники!

— Не стоит. Мы лучше пойдём отсюда, — ответил тот же страж, бледнея на глазах. Они подхватили всё ещё барахтавшегося на пороге товарища и боком, стараясь не оборачиваться ко мне спиной, двинулись к следующей комнате.

— Трусы, — обиженный таким пренебрежением, кинул вслед им я. А ведь на мне было отличное платье. Только когда добрался до зеркала и внимательно осмотрел себя, я понял отчего доблестные солдаты короля столь быстро покинули моё общество. Одной из моих ошибок оказалось то, что я совершенно забыл о груди. И она оставалась плоской, как у мужчины. Вторая же состояла в том, что для женщины я был несколько небрит. Бороду я не носил, но лёгкая щетина покрывавшая щёки не слишком красила и так несколько резковатые для женщины черты лица. М-да, хорошо, что они так быстро убрались, иначе вскоре бы раскрыли мою маскировку. Хотя и сейчас угроза ещё не прошла. В любой момент к одному из них с визитом может прийти мысль, о том, что я не тот за кого себя выдаю.

Я быстро вытащил из шкафа две ночные сорочки, скатал их в шары и запихнул себе под платье на место груди. Потом схватил пудреницу и замазал щетину. Всё, теперь надо делать ноги отсюда, но только я открыл дверь, как столкнулся нос к носу с молодым пареньком в дворцовой ливрее. Чудом удержав левой рукой парик, правой я схватил его за грудки и приподняв рыкнул:

— Чего?!

— Бал начинается, го-го-гос-спожа, — дрожа всем телом, проблеял он.

— Хорошо, веди, — милостиво разрешил я.

— Слуша-шаюсь госпожа. Только отпустите меня пожалуйста.

— Ах, да, — спохватился я, ставя слугу на пол.

— За-за мной пожалуйста, — сказал он и чуть ли не бегом понёсся по коридору. Я старался не отставать. Как выбраться из главного зала я знал, по прошлому визиту в королевский дворец. Так что с мальчишкой мне повезло. Также, как повезло с платьем. Не будь оно таким длинным пришлось бы менять удобные сапоги на непривычные дамские туфли. В них я бы уж точно не побегал, да и ходил бы с трудом.

Минут десять блужданий и я оказался в заполненном людьми зале. Он, казалось, купался в роскоши. Золотым или позолоченным было всё. Начиная с пола и столовых приборов и кончая придворными туалетами. Честно говоря, не люблю столь нагло бросающуюся в глаза роскошь. Разодетые словно павлины придворные кавалеры, обвешанные украшениями дамы. По мне, так одна изысканная вещь, пусть даже и недорогая, намного сильнее украшает человека, чем десятки дорогих каменьев. Но таковы нравы в Риане. Здесь считается, что чем больше на человеке дорогих вещей, тем он благородней. Как будто золото может быть мерилом чести.

Помещение было ярко освещёно магическими светильниками. Откуда-то сверху лилась медленная музыка, в центре зала кружились танцующие. Ближе к стенам располагались столы с разными яствами. Стараясь не привлекать ненужного внимания я продвигался между неспешно беседовавшими группами людей к выходу. Протяжное урчание в животе напомнило, что я давно ничего не ел. А так как я старался быть подальше от центра, то идти мне пришлось вдоль столов со всяческой снедью. Наконец, я не выдержал и решив, что король не обеднеет, присел на свободный стул и накинулся на еду. Глупо конечно, но безнаказанность с которой мне удавалось до этого воплотить планы в жизнь вместе с пустым желудком, вскружили мне голову.

Я успел расправиться с цыплячьей ножкой и свиным окороком, когда неожиданно музыка смолкла и я осознал, что все присутствующие смотрят только на меня. Неужели я так проголодался что забыл о манерах? Нет, вроде все вилки и ножи строго по этикету. Тогда что же?

Внезапно передо мной возник пухленький, лысый коротышка и жутко волнуясь сообщил:

— Простите, но вы заняли стол Его Величества.

— Ничего, когда он подойдёт я освобожу его, — нагло ответил я, поглядывая по сторонам в поисках пути отступления.

— Он уже подошёл, — услышал я голос из-за спины придворного и на его месте (я даже не заметил, когда коротышка успел испариться) возник Его Величество, Король Риана и прилежащих земель, Родерик Восьмой. На вид ему было лет сорок. Его строгое волевое лицо могло бы показаться красивым, если бы не тонкие губы, заострённый, словно клюв нос и узкие бесцветные глаза. Благородная седина тронула его виски и грозила через год другой перебраться дальше.

Вот это я влип! Если меня в этом костюме схватят, то даже отец не признает. Сделает вид, что такого сына у него нет. И тогда мне точно конец. А если и признает, то в лучшем случае отправит в монастырь, о худшем даже думать не хочется.

— Присаживайтесь, Ваше Величество, — милостиво разрешил я, вскакивая и делая реверанс. Но так как это была первая моя попытка, то получилось не слишком здорово. Левой рукой я умудрился опрокинуть тарелку с соусом прямо под ноги Королю. Зал замер. На помещение опустился полог тишины, будто все звуки в мире внезапно исчезли, раз и навсегда. Всё. Он меня точно убьёт!

Молчание нарушил Повелитель Риана:

— Не могу отказать такой даме, — сказал он, устраиваясь, неожиданно не во главе стола, а рядом со мной.

Ничего себе… Не ожидал, что Король такой галантный кавалер.

Изгнанная словами Правителя тишина обиженно юркнула в дальний уголок замка не прощаясь. В зале снова возникли звуки, прерванные разговоры возобновились, челюсти придворных поглощавших пищу заработали с удвоенной силой.

— Прошу вас, не обращайте на меня внимание, продолжайте трапезу, — предложил Родерик.

— Спасибо, Ваше Величество, но я уже кажется не голодна, — чувствуя, что кусок в горло мне больше не лезет возразил я.

— Вам не по вкусу наша еда? Одно лишь слово и повар лишится головы ещё сегодня.

— Спасибо не стоит, — остановил его я. — Пожалуй я возьму немного того салата.

— Да, вы правы, казнить его я всегда успею.

Ничего себе нравы при королевском дворе. Надо побыстрее уходить отсюда, пока меня тоже головы не лишили.

— Спасибо, за столь лестное внимание к моей особе, но мне, Ваше Величество, право пора домой, — расправляясь с салатом, и спасая тем самым шею повара, робко произнёс я.

— Ну что вы, милая дама, запамятовал ваше имя…

— Баронесса Виктория фон Грюз, — кажется в Империи Лигн было такое баронство. Вроде бы.

— Так вот милая Виктория, неужели моё общество вас так пугает?

— Нет-нет, что вы.

— Тогда в чём же дело? Бал продлится до утра и я желаю видеть вас всё это время рядом с собой.

Мне конец. Тут, как назло снова заиграла музыка.

— Потанцуем? — предложил Родерик. И видя мою нерешительность добавил, — вы ведь не откажете Королю?

Я бледно улыбнулся в ответ и позволил себя покорно отвести в центр зала. Другие пары поспешно расступались, уступая нам, вернее Правителю, дорогу. Мы закружились по залу, причём я постоянно останавливал себя, когда пытался вести. Признаться в роли женщины танцевать мне ещё не приходилось. К тому же, очень мешало платье, путалось по земле норовя спеленать ноги и повалить в самый неудачный момент.

И тут я почувствовал что рука Короля с моей поясницы переместилась ниже. Конечно, я должен был сдержаться. Должен был, но не сумел. Я всё-таки наследник престола и предпочитаю девушек. Ещё никогда меня так не оскорбляли. Моя правая рука, будто сама собой, сжалась в кулак и отправилась в путешествие к лицу Родерика. В последний момент я опомнился и всё-таки разжал кулак. Вместо удара отправившего бы Повелителя Риона в дальний полёт, он получил звонкую пощёчину.

Если мне показалось, что недавно все звуки умерли, то после моего поступка создалось впечатление, что они и не рождались никогда. Будто наш мир всегда оставался беззвучным и недвижимым. Я посмотрел на присутствующих и понял, что меня сейчас будут убивать…

— Прошу прощения… — неожиданно для всех произнёс Король, потирая щёку. Изумлённый вздох пронёсся по залу, вновь заиграла музыка, прогоняя вернувшуюся мгновением назад с триумфом тишину подальше.

— Ничего, — милостиво бросил я, возвращая сердце из левой пятки на его законное место.

— Продолжим.

Мы опять закружились по залу. При этом Родерик прижимался ко мне несколько крепче, чем того требовали приличия, но руки больше не распускал.

— Вы прекрасно танцуете, — сделал король мне комплимент, отчаянно не обращая внимание на то, что я уже несколько раз наступал ему на ноги. Первый раз случайно, из-за платья, остальные уже по расчёту.

— Спасибо, Ваше Величество.

— Я ещё никогда не встречал такую женщину.

— Ну что вы, — сделал вид, что смутился ответил я. Конечно, таких женщин ты точно не встречал.

— Ни одна из них никогда не посмела бы поднять руку на своего короля.

— Я не хотел… ла.

— Вы просто очаровали меня, волшебница.

— Ну что вы…

— Принцесса, королева, богиня. Давайте оставим скот веселиться и пойдём ко мне в опочивальню.

— Куда?!

— В опочивальню. Или вы хотите отказать своему королю?

Честно говоря, очень хочу. И не только отказать, но и набить морду, как минимум. По максимуму я бы не отказался передать корону кому-нибудь из его наследников в связи с внезапной кончиной Родерика. Но на этот раз, похоже, выбора не оставалось. Не думаю, что король стерпит ещё одну пощёчину. Этим я добьюсь, что меня принесут в его покои связанным по рукам и ногам, если не убьют на месте.

— Нет, не хочу.

Интересно, что мне делать в его спальне? Сильно подозреваю, что стоит снять платье и на женщину я походить перестану. И тогда… Лучше об этом не думать… Хотя нет, думать как раз об этом надо. Желательно так, чтобы этой ситуации не допустить. Пока мой разум думал, тело увлекаемое Родериком, целомудренно державшим меня под руку, двигалось по направлению королевских покоев. Причём достаточно быстро двигалось. Во всяком случае, мы успели оказаться перед дверью в спальню, раньше, чем я успел придумать что-либо путное.

Дверь предательски поддалась уступая напору Короля и мы оказались в освещённой пятью магическими светильниками комнате. Обставлена она была довольно скромно, как для покоев Повелителя Риана. Шкаф, стол, полки и расположившаяся в уютном алькове, громадная, человек на пять, кровать.

— Мне сразу раздеваться? — прямо спросил я. По своему я знал, что такая откровенность зачастую может погубить вожделение у мужчин. Но короля, похоже, она не смутила.

— Лучше я первым, — сказал он, скидывая камзол и оставаясь в шёлковой рубашке. Стянув брюки Его Величество лёг на кровать и ожидающе уставился на меня.

— Раздеваться? — с отчаянием в голосе, поинтересовался я.

— Ещё нет. По краям кровати верёвки. Свяжи меня.

Всё более и более странно. Похоже у Правителя не все кошки в подворотне. В смысле, с головой у него явный непорядок. Тем не менее я послушно исполнил его приказание. Шёлковыми шнурками привязал его руки и ноги к кровати.

— Возьми ключ в нижнем ящике стола. И открой ближний к окну шкаф. Выбери себе по руке и приступай.

Что выбрать по руке? Что король извращенец я уже догадался, но насколько ещё не понял. Щёлкнув ключом в замочной скважине я потянул дверцу шкафа на себя и увидел с десяток самых разнообразных хлыстов.

Я замер.

— Ну что ты там долго возишься? — ворчливо поинтересовался Родерик.

— Не могу выбрать.

— Бери любой и иди сюда.

— Да, Ваше Величество. — Я послушно взял первый попавшийся хлыст в руки и подошёл к кровати.

— Как же долго я искал такую женщину как ты, — проговорил Король. — Девушку, которая не побоится поднять руку на короля. Не девушку по вызову, а настоящую леди. Ну ударь, ударь же меня…

— Не буду, — покачал головой я.

— Садистка, — разочарованно протянул он.

— Угу. Я тебя не ударю, пока не признаешься, куда копьё дел.

— Какое копьё?

— Предка своего, лорда Эллиандра-драконоборца.

— Зачем тебе копьё? Ударьте же меня наконец!

— А это мой маленький, девичий каприз. Пока не скажите никаких пыток не будет. И точка.

— Ладно, скажу. Только ударь. Украли его месяцев шесть назад.

— Кто?!

— Они не представились. Вроде секта какая-то.

— И всё? — разочарованно протянул я, убирая хлыст.

— Придворный маг проследил их до границы с Измиром.

— Спасибо за информацию.

— Пожалуйста. Теперь ударь меня наконец.

— Не буду. Ты извращенец, а я садистка.

Король чуть не задохнулся от возмущения. А я в это время оторвал рукав от его рубашки и запихнул Родерику в рот.

— Может ещё встретимся, красавчик, — сказал я, посылая Королю воздушный поцелуй перед тем, как скрыться.

Я вернулся в зал приёмов, не останавливаясь и не отвлекаясь больше на еду, пересёк его. Спустился по ступенькам к ближайшему экипажу, не обращая внимания на кучера, сел в него и приказал:

— Домой!

Что удивительно, кучер послушался. Похоже он настолько увлёкся беседой со своими коллегами, что не заметил, что в карете устроились не его хозяева, а самозваная тётка.

Когда мы выехали из дворца, я скинул с себя женский наряд и, подождав для верности ещё минут десять, незаметно покинул карету.

Я немного простоял на мостовой, решая — идти мне за Стиви сейчас или подождать до утра. В конце концов решил, что всё-таки стоит его забрать. Не то, в следующий раз, он вполне может не дождаться меня. И в некоторых ситуациях (если ревнивый муж вернётся раньше домой), это вполне могло привести к катастрофе.

* * *

Следующий день я провёл в ожидании Алексис. Даже не предполагал, что мне так будет хотеться увидеть её вновь. Надеюсь, она выбралась из дворца живой и невредимой.

Как это свойственно девушкам, Алексис появилась несколько позднее, чем мы договаривались. На два часа позднее, если быть точным. Всё это время я просидел в общем зале за столиком у окна. Она пришла и я, не в силах удержать расплывающиеся в улыбке губы, отвернулся на мгновение, чтобы не выглядеть глупым. Более глупым, чем я есть на самом деле.

— Привет, — сказала она, присаживаясь на свободное место рядом со мной. Столик был на четверых. Стиви находился напротив меня. Вместе с девушкой заявился ещё какой-то тип мрачной наружности с кислым выражением на лице. Он присел рядом с моим оруженосцем.

— Привет.

— Ну что узнал где копьё? — сразу взяла за рог единорога Алексис.

— Узнал. А ты решила присоединиться ко мне?

— Да. Это кстати Тёмный Властелин.

— Где?! - Я вскочил с обнажённым мечом в руке.

— Спокойно. Напротив тебя. Но он хороший.

— Тёмный Властелин и хороший? — удивился я. Но всё же меч спрятал и знаками извинился перед другими посетителями. Дескать, простите ошибочка вышла.

— Да. Он осознал, что идёт по неправильному пути и стал на дорогу перевоспитания. К тому же он герой пятого ранга!

— Тёмный Властелин — герой. Что стало с нашим миром? Вроде, когда засыпал всё в порядке было, а проснулся и такой сюрприз.

— Да ладно тебе ворчать, — пихнула меня в бок девушка. — Возьмёшь нас с собой?

— А куда я денусь? Вместе безопасней.

— И веселей, — усмехнулась Алексис.

— Это точно, — согласился я и, почувствовав руку девушке в своём кармане добавил. — Кстати, если ты пытаешься сделать то, на что я надеюсь, то ищи ближе к центру, если то, что думаю, то не старайся. Кошелёк надёжно пришит к карману.

После того, как я дважды потерял свой кошелёк Стиви решил эту проблему кардинально. Он стал вшивать его прямо в карман. И, как я ни ругался, эту привычку не оставил до сих пор.

Девушка покраснела до корней волос, вытащила руку и бросив: "Хам!" отвернулась.

Я не спорил. Похоже путешествие обещает стать интересней, чем я ожидал вначале.

* * *

Покидая Калетию я наткнулся на довольно неприятное объявление. Висело оно напротив городских ворот и сообщало о том, что разыскивается баронесса Виктория фон Грюз. Награда за её поимку тысяча золотых. Найти её живой или… живой. Надеюсь никто никогда не узнает, кто именно скрывался под этим именем.

Глава первая и единственная история Елисея

Горох, правитель Руссейского Царства сидел за столом со своей женой Горошиной — обедал.

Вдруг раздался громкий стук, двери обеденной распахнулись, левая половина при этом слетела с петель, и в проёме возник добрый молодец с булавой в правой руке. По меткому определению дворцового скомороха добрым считался любой молодец, богатырской стати с оружием в руках. Потому как, если он, не дай родичи, злым окажется… нет, об этом даже думать не хотелось…

— Героя заказывали? — поинтересовался пришелец.

— Лебедя заказывали, — задумался Правитель. — Щуку заливную заказывали, поросёнка в собственном соку с яблоками заказывали. Героя нет, вроде не заказывали.

— Жаль, — расстроился добрый молодец. — Ну, будете заказывать, позовёте.

С этими словами он кое-как прикрыл испорченные двери и отправился восвояси.

— Да, засиделся мальчик во дворце, — задумчиво протянул Царь, обращаясь к супруге. — Подвигов захотел.

— Весь в тебя, — согласилась Горошина.

— В меня — герой! — гордо выпятив цыплячью грудь, сказал Горох. — Может женить его? Пусть геройствует.

Не знал Царь Горох, что сын его в эти мгновения совсем не геройским делом занимался. Сделав вид что уходит, Царевич приложил ухо к стене и подслушивал родительский разговор.

* * *

— Горынычей убил — ноль штук. Чуд-юд разных покалечил — ноль. Лих одноглазых убил — ноль, разбудил — много. Соловья разбойника и то ни одного не поймал, — подсчитывал свои подвиги Царевич Елисей.

"Да, не слишком внушительный список выходит, — подумал он. — Пора в графе вместо нолей палочки вписывать. Уже между прочим двадцать годков стукнуло, а успехов не видно. Да ещё и батя женить решил. Что за жизнь?"

Елисей вспоминал, как он однажды вышел на охоту за Соловьём разбойником, но матушка, волнуясь за его здоровье, послала войска, которые выловили из лесов не только всех соловьёв, но и разбойников, медведей, волков и даже барсучков, что особенно обидело юного наследника престола. Уж с барсучками он бы точно справился.

Про попытку сразиться с Горынычем, даже вспоминать не хотелось. После этого во всём королевстве даже ящериц не осталось — батюшка постарался.

Хорошо хоть с именем ему повезло. Сперва хотели Горошинкой назвать, но отец воспротивился, сказал, что гороха в семье уже предостаточно.

Не долго думая (а что тут думать? — настоящие герои никогда этим не занимаются), Царевич собрал свой нехитрый скарб из десятка сундуков с одеждой, драгоценностями и оружием, позвал дюжину слуг, для переноски всего это и направился к конюшне. Какого же было его удивление, когда тайный побег оказался на грани срыва из-за того, что чуть ли не полдвора придворных сбежалось посмотреть за отбытием Царевича. Хорошо хоть батюшка его пока ещё о новой затее сыновней не проведал. Но за этим дело не станет, чувствовал Елисей.

Тяжело вздохнув, юноша бросил багаж, бегом добрался до конюшни, запрыгнул на своего любимого скакуна по кличке Сонный и отправился на поиски приключений.

* * *

Приключения пришлось искать долго. День прошёл, а ни один злодей на жизнь и кошелёк Елисея ни разу так и не посягнул. Вот к чему привели его прошлые попытки геройствовать. Ну, ничего, на этот раз всё выйдет. Никто не знает, куда именно он направляется, даже он сам. Поэтому всю нечисть в округе выбить не успеют. Скорее всего, не успеют…

Ехал он, долго ли коротко, пока на болото не забрёл. А так как до этого по болотам бродить ему не приходилось, то путешествие чуть не закончилось трагично, когда Елисей попытался набрать воды во флягу. Только благодаря сообразительности своего скакуна, который вытащил ухватившегося за узду хозяина из неприятностей, удалось ему спастись.

Царевич приходил в себя на берегу болота и заодно пытался очистить штаны от тины. Он делал это так старательно, что не заметил покинувшей трясину лягушки, пока она не заговорила с ним:

— Ты это… того… не Принц случаем? — поинтересовалась она.

— Я — Царевич, — удивлённо ответил Елисей. Не то чтобы он не слышал историй про говорящих лягушек, просто с ним они никогда не разговаривали.

— Пойдёт, — махнула лапкой лягушка. И закрыв глаза, вытянула губы.

— Куда пойдёт? — не понял Елисей.

— Никуда не пойдёт, — покачала головой лягушка. — Целуй, давай.

— Це… целовать? Но зачем?

— Как это зачем? Ты меня поцелуешь, я превращаюсь в человека — и под венец.

— А может не надо под венец? — робко поинтересовался юноша.

— Как это не надо? Или ты считаешь, что я буду целоваться с кем-то кроме моего жениха, — возмутилась лягушка.

— У меня появилось не слишком хорошее предчувствие, что ты вообще ни с кем целоваться не будешь, — сказал наследник престола, вскакивая на коня и отправляясь прочь. Он, конечно, мечтал о приключениях, но любвеобильные жабы в них не входили. Тем более жениться он и дома мог.

Нет, не таких подвигов жаждала его душа.

Ехал Елисей ехал, пока не наткнулся на камень, на котором написано было:

Направо пойдёшь — коня потеряешь.

Налево пойдёшь — кошелёк потеряешь.

Прямо пойдёшь — совесть потеряешь.

И снова недолго думая, юноша отправился прямо, не потому что кошелёк пожалел или за коня испугался, просто интересно ему стало, как это он совесть терять будет.

Несколько часов отделяли Царевича от очередного приключения, и он их благополучно преодолел. Каждый нормальный человек, и даже герой, обычно дважды подумает прежде, чем входить в жуткий тёмный проём пещеры, которая оказалась в конце пути, но Елисей так жаждал славы, что, не колеблясь ни мгновения, шагнул внутрь.

Внутри было темно и душно. А самое главное там удобно устроился, свернувшись колечком, самый настоящий змей. Горыныч мирно дремал, не представляя, какое горе обрушилось на него в лице, и всех остальных частях тела, Царевича.

Ошалев от счастья из-за неожиданной находки — а он-то думал, что их всех уже перебили — и не желая убивать спящим такую редкую зверушку, что было бы крайне проблематично, учитывая, что у юноши был только меч, Царевич засучил рукава и схватившись за хвост потянул ящера на выход.

Разбуженный деятельностью Елисея, Горыныч вначале просто изумлённо взирал на него, а потом принялся советовать:

— Ты лучше в камень обеими ногами упрись.

— Да упираюсь я, упираюсь, — кряхтя от натуги, ответил юноша. — Камень крошится.

— Так ты всем туловищем работай, а не только руками тяни. Давай. И раз, и два…

— Нет, не получается, — запыхавшись после десяти минут безуспешных попыток, заявил Елисей.

— Ты просто плохо стараешься.

— Ничего себе плохо, — возмутился царский отпрыск, усаживаясь на камень. — Лучше вместо того, чтобы советовать, помог бы.

— Ну, если ты настаиваешь, — сказал змей, поднимаясь и идя к выходу.

— Ты-ы-ы-ы-ы… — заикаясь, произнёс юноша.

— Я, — согласился Горыныч.

— Так, что же ты молчал?

— Вообще-то я говорил. Даже помогал, — обиделся змей. — И вообще, зачем я тебе понадобился?

— Драться с тобой хочу! Не на смерть, а на жизнь!

— Ну что за богатыри пошли — приходят домой, стаскивают с кровати и тут же убивать. Нет, ты сначала накорми доброго змея, напои, а потом и драться будем.

— Накормить, — почесал затылок герой. — А чем ты питаешься?

— Преимущественно богатырями.

— Тогда тебе не ко мне. Я добрый молодец токмо.

— Даже не богатырь, — в свою очередь почесал затылок когтистой лапой Горыныч. — Значит, есть не буду — всю диету мне испортишь.

Елисей вздохнул с облегчением. Сейчас, перед лицом громадного чудовища, идея убить змея почему-то не казалась ему такой привлекательной, как раньше.

— Я тебя просто убью, — закончил Змей.

— Но как же, как же так! — возмутился Царевич. — На камне написано было, что я только совесть потеряю. А зачем мне совесть, в наше то время? Без неё жить намного лучше.

— Всё правильно: написано, что потеряешь совесть, значит потеряешь. Вместе с жизнью. И вообще меньше читать надо было, что на разных камнях и заборах написано, тогда возможно и прожил бы дольше.

— Ну, держись, — заявил юноша, доставая меч. Пусть он совсем иначе представлял себе карьеру героя, но убегать и прятаться Елисей не собирался. Не для наград и славы людской отправлялся он в путь. Просто хотел испытать, на что его храбрость способна.

— Лучше ты держись, — предупредил его ящер, набирая воздух в лёгкие.

— Не трожь его — он мой, — послышался строгий голос позади Елисея.

Царевич от неожиданности даже подпрыгнул, а Горыныч подавился. Из ушей у змея повалил пар, а сам он склонился в припадке кашля.

— Будем считать ничья, — сказал Елисей, после чего побежал к привязанному неподалёку скакуну вскочил на него и отправился прочь. Не то чтобы он очень боялся, совсем нет, страха юноша почти не испытывал, просто он теперь ясно понимал, что с Горынычем ему в одиночку не справиться.

— Интересно, кто это был? — задумчиво протянул Елисей, останавливаясь, после нескольких часов быстрой скачки.

— Угадай с трёх раз, милый, — донёсся до него голос из заплечного мешка. Юноша повернул голову и увидел давешнюю лягушку.

— Нет, только не ты, уж лучше бы меня Горыныч съел — простонал он

— Неужели я тебе не нравлюсь? — умильно сложив губки для поцелуя, спросила она.

— Нравишься, очень нравишься. А ещё больше ты понравишься моему учителю по землеведенью. Он лягушачьи лапки в жареном виде просто обожает.

— Да конечно, никто меня не любит, — пригорюнилась лягушка. — А я тебе, между прочим, жизнь спасла, противный.

— Ну хорошо, прости, прости меня. Давай я тебя поцелую и будем в расчёте, — предложил Царевич спешиваясь.

— А свадьба?

— Свадьба будет… Потом… И не со мной, — замялся Елисей.

— Ну, я даже не знаю…

— Да или нет?

— Да, соблазнитель.

Понимая, что долги надо платить, юноша закрыл глаза, собрал всё своё мужество и поцеловал скользкие, липкие, противные губы лягушки.

Когда он открыл глаза перед ним стоял накрашенный паренёк лет двадцати в женском платье.

— Спасибо, милый, теперь дело за свадьбой…

— С-с-с-с-свадьбой, — просипел Царевич, — Ты ведь не девушка!

— У каждого есть свои маленькие недостатки, — возразил парень.

Не слушая просьб бывшей лягушки, шокированный Царевич вмексто того, чтобы запрыгнуть на коня, закинул себе его на загривок и припустил к лесу. К сожалению, наездником лошадь Елисея оказалась плохим и увидев, что он мчится не разбирая дороги прямо навстречу гигансткому дубу, сделала единственное возможное, спрыгнула в сторону. Оставив Елисея один на один с деревом. Громкий удар прервал бегство юноши. Дуб покачнулся и с жалобным стоном рухнул на землю. Рядом с ним завалился Царевич.

Глава восьмая… или девятая… но точно не седьмая.

Шёл третий день путешествия. Нещадно палило стоявшее в зените солнце. А изредка подымавшийся ветерок не приносил прохлады, а лишь бросал горсти пыли в лица путников. Ещё два дня и мы достигнем границы.

— Не нравится мне эта дорога, — ныл Стиви, подгоняя свою гнедую лошадку поближе к моей.

— Это самый короткий путь, — отрезал я, не поворачиваясь в его сторону.

— Но почему им тогда почти никто не пользуется? — резонно поинтересовался скакавший сзади, на чёрном жеребце Властелин.

— Да, вопрос конечно интересный. Только почему ты не задал его, когда мы стояли на распутье? — парировал я.

— Ага, задашь его, — возмутился он и понизив голос добавил, — если Алексис себе в голову вбила, что надо идти короткой дорогой, то её не переспоришь.

— Мог хотя бы попытаться, — осуждающе покачал головой я, в душе соглашаясь с Тёмным.

— Мне моя жизнь ещё дорога, с ней спорить, — хмыкнул он.

Какая-то дощечка впереди привлекла моё внимание настолько, что я даже отвлёкся от спора имевшего право на существование только до тех пор, пока Алексис ехала впереди на лошадке белой масти и не слышала, о чём мы, собственно говоря, спорим.

Когда я подъехал поближе, то увидел, что кто-то прибил к стволу дерева грубо сколоченную доску, на которой корявой рукой было выведено: "Осторожно злАя чудовищ!!!!!!!!!"

Проехавшая мимо этого предупреждения девушка остановила лошадь, обернулась и недовольно поинтересовалась у нас:

— Ну чего встали?

— Надпись читаем, — ответил я.

— Нашли где читать. Вдоль дороги ничего умного не напишут, — фыркнула она, подъезжая к нам.

— Не скажи, очень интересная надпись, — не согласился я, спешиваясь. Остальные последовали моему примеру, изучая загадочное предупреждение.

— Нет тут никаких чудовищ, — категорично заявила Алексис. — Просто кто-то развлекается и всё.

— Мы все умрём! — завопил Стиви, когда с трудом сумел прочитать буквы, сложить их в слова и понять, что эти слова означают.

— Вот видишь и Стиви со мной согласен, — произнёс я, ударом локтя утихомиривая оруженосца. При этом я забыл, что этот паникёр в путешествии постоянно носит тяжёлый и очень твёрдый нагрудник. Так что вопль у меня получился не намного хуже, чем у него.

— С кем я связалась, — вздохнула девушка, откидывая непокорную прядь волос с глаз. Делала она это так завораживающе красиво, что я даже на мгновение забыл об ушибленной конечности

Неожиданно, указывая куда-то за нашими спинами, закричал Тёмный Властелин.

— Слушай, твой оруженосец кричал из-за надписи, ты потому что ушиб локоть. А почему тогда кричит Тёмненький? — удивлённо поинтересовалась Алексис.

— Может у него припадок, — с надеждой в голосе предположил я, поворачиваясь в сторону которую указывал герой пятого ранга.

К сожалению, Властелин оказался «неприпадочным». Из чащи леса, на нас пристально смотрели красные глаза. Но испугался я не их, а всего остального, что хоть и не смотрело на нас, но выглядело намного более угрожающе. Ростом зверь был с осла, в ширину не уступая откормленному медведю. Тугой комок мышц с когтями и оскалом на десять тысяч клыков (ну может немного и поменьше, я точно не считал) заметив, что его обнаружили, одним прыжком оказался на тракте, преодолев четверть разделявшего нас расстояния.

Лошади, как самые умные из нас, поняли, что здесь они лишние и, без особых угрызений совести оставили нас одних, причём моя скотина чуть не сломала мне руку, в которой я держал поводья. Вместе с предателями исчезли также наши запасы еды и дополнительное вооружение. Хорошо хоть за спиной у меня висел недавно купленный арбалет, единственное оружие дальнего боя не доверенное седельным сумкам. Одним движением я достал его из-за спины.

— Стреляйте! Ну, стреляйте же! — закричала Алексис, намертво вцепившись в оружие. Не знаю, чего она этим хотела добиться, но прицелиться и даже направить его на монстра в таком положении оказалось невозможным. Оба наших спутника, проявив наличие здравого смысла, уже карабкались на стоящее рядом дерево. Один из них, между прочим, герой, а второй мой оруженосец. Могли бы и помочь. Выпустив бесполезное оружие, я последовал их примеру. Ошарашенная Алексис несколько секунд непонимающе смотрела на него после чего отшвырнула в сторону и, нет, не вскарабкалась — взлетела на дерево, пробираясь всё выше и выше, чуть ли не к самой верхушке.

Монстр, не дотянувшийся до её ноги совсем чуть-чуть, разочарованно рыкнул и улёгся внизу.

— Похоже, мне придётся воспользоваться амулетами, — сказал я, опуская руку в карман. А вот и то, что я искал. Не думаю, что ему понравится маленькое торнадо заключённое внутри огненного камня. Я вытащил его, сжал в руке и прошептал слово активации. Но ничего не произошло.

— Не сработает, — печально произнёс Властелин. — Если амулеты находились рядом со мной на расстоянии десятка шагов, больше часа, и это не амулеты первого или высшего уровня, то они разряжаются. Защитный механизм Тёмных.

Я с трудом поборол в себе желание грязно и громко выругаться. Ничего себе. Высшего уровня! Я с громадным трудом угрозами и шантажом уломал королевского мага выделить мне один такой предмет, но хранил его на крайний случай. Ещё было заклинание отвода глаз первого уровня. Но оно в данном случае не подойдёт.

Понятно теперь почему приворотный амулет не действовал на Алексис. Не то чтобы я его на ней испытывал. Он просто скользнул в мою руку, и я совершенно случайно произнёс кодовое слово.

Прошёл час. Судя по всему, чудовище уходить, не собиралось.

— Нет, я так больше не могу, — пожаловалась девушка. — Уберётся эта тварь отсюда когда-нибудь?

— Думаю, уберётся, — ответил я. — Как только пообедает. Судя по желудку, ему хватит двух из нас, чтобы наесться.

— Надеюсь, ты шутишь? — недоверчиво поинтересовалась она.

— Шучу, — сознался я, прикидывая, наестся ли монстр Стиви или ему нужно будет скормить кого-то ещё.

Прошло ещё три часа. Тварь не уходила.

— Я больше не могу. Вы же мужчины! Сделайте хоть что-нибудь! Неужели вы заставите умирать от голода (всего четыре часа прошло, о каком голоде может идти речь?), холода (жара стояла невыносимая) и жажды, (вот это уже ближе к делу). Слабую, беззащитную женщину.

Я хотел было высказаться насчёт её слабости, но передумал. Кулачёк у Алексис довольно увесистый, за время нашего совместного путешествия я уже успел в этом убедиться.

— Чего вы хотите? — прямо спросил я.

— Моими иглами его не убить. Кто-то из вас должен спуститься, взять арбалет и застрелить гада.

Я чуть было не упал с дерева от такого требования.

— И кто именно, позвольте поинтересоваться? — источающим яд голосом, уточнил я.

— Кто-то из вас. Между прочим,Тёмный Властелин вообще герой и договор, на мою охрану подписывал. Так что спускайся за оружием.

— И не подумаю. В моём договоре ничего о самоубийстве не стояло. Вон Мильон, он же рыцарь. У него даже оруженосец есть. Пусть он спускается, — перевёл огонь прекрасных глаз Алексис, на меня Тёмный. Для девушки и её спутника я оставался всего лишь обычным рыцарем выполняющим обет по доставке копья своему принцу.

"Ну, я тебе это ещё припомню, — делая вид, что я глухой и ничего не слышал, пообещал я".

— Мильон, милый?

— Да?

— Ты не пойдёшь, убьёшь зверушку для меня.

— Кх-кх. Знаешь Алексис, он что-то чересчур мелкий для рыцаря. Стиви, твоя обязанность носить оружие за мной. Пойди, принеси мой арбалет.

С другой ветви Стиви отчаянно замотал головой.

— У меня живот болит. И нога, левая. Не могу я вниз.

— Мерзавец ты Стиви! И трус.

" Впрочем, я тоже хорош, — добавил я уже про себя". Я, конечно, не боялся монстра… ну почти не боялся… вернее боялся но в меру. Но вероятность получить ранение, а то и остаться под этим деревом холодной тушкой, слишком велика.

— Ну вот, кроме вас некому спасти бедную девушку, — снова обратилась ко мне Алексис.

— Я рыцарь. Поэтому не имею права оставить вас наедине с двумя мужчинами с сомнительной репутацией, что, обязательно, произойдёт после того, как монстр мной позавтракает, — выкрутился я. — И вообще не цеплялись бы вы за арбалет, я бы его не выпустил из рук и отсюда застрелил бы гада.

Алексис обиженно надулась.

Прошло ещё пять часов. Лазурное, предзакатное небо сменилось сумерками, а потом и темнотой. Тварь не уходила. Мы готовились ночевать на дереве. Книга, которую я читал "путеводитель по неизвестным и опасным местам, или как не стать обедом в первые пять минут" советовала при ночёвке на деревьях привязываться поясами к веткам. К этому моему предложению все беспрекословно, даже постоянно скандалящая девушка, прислушались.

Я уже почти задремал, когда неподалёку послышался шорох. Кто-то полз по дереву! Я в панике посмотрел наверх, ожидая увидеть крадущегося монстра, хоть они по деревьям вроде не лазят. Правда, такой пакостный зверь, как попался нам, мог об этом попросту не знать. Но увидел лишь Тёмного Властелина, который с ножом в руке целенаправленно полз к Алексис.

— Что вы делаете, — прошептал я.

Тёмный смутился:

— Твари хватит одной добычи. Не умирать же теперь. У неё меньше шансов.

— Как вам не стыдно, — возмутился я. — Она вас нашла, обогрела, обласкала, на работу наняла, поверила в вас, а вы её ножом. Бедную, слабую, беззащитную девушку.

— Не её, ремень, — закрыв лицо руками, Властелин заплакал. Он очень не хотел умирать, но совесть у героя оставалась.

— Какой же я подлец, — причитал он. — Не зря меня рыцари постоянно убить пытались. Я не должен поддаваться тёмной стороне. Не должен. Пусть она и сильнее ночью. Как я вообще о таком подумать мог?

Слёзы катились по лицу Властелина, падая вниз, прямо на дремлющего хищника. Внезапно он поднял голову:

— Куда вы ползёте?

— Я… — Настала моя очередь смущаться. — Да так размяться решил, ножик не одолжишь?

— Вы сами её скинуть хотите! — обвиняюще прошептал он.

— Как ты мог такое подумать! — возмутился я. — Я рыцарь и никогда не подыму руку на женщину, особенно на такую красивую. Другое дело Стиви.

Но подобраться к нему близко не удалось.

— Я всё слышу! — завопил мой оруженосец, отползая подальше. Его крик разбудил не только Алексис, но и прикорнувшего внизу зверя, о чём он нам и сообщил своим недовольным рыком — нельзя, дескать, потише там.

В результате всю ночь мы провели без сна, подозрительно косясь друг на друга и боясь сомкнуть глаза.

Прошло ещё двенадцать часов. Наступил полдень. А зверь всё также лежал внизу. Пить хотелось невыносимо. Есть тоже. Теперь я, поглядывая на девушку, смотрел несколько иным взглядом, в котором восхищение постепенно уступало место голоду. Да и взгляды, бросаемые на нас с Алексис, оруженосцем, с героем пятого ранга не слишком отличались от моих. Говорят, в глухих уголках королевств всё ещё живут людоеды. От этой мысли мне сделалось совсем не по себе.

— Мильон, благородный сэр, — тихо, чтобы не услышали, остальные прошептала девушка.

— Что?

— Женитесь на мне, пожалуйста.

— За-зачем? — изумился я.

— Вы ведь не бросите на растерзание дикому зверю свою жену?

Я не нашёл, что сказать в ответ. Похоже, девушка опасно подошла к последней черте, отделяющей отчаяние от безумия.

— Алексис, милая, успокойтесь. Обещаю, с вами ничего не случится. Если хищник не уйдёт сегодня, я спущусь и убью его. Поверьте, я ни за что не позволю ему причинить вам вред.

"В крайнем случае, он вдоволь поест, — добавил я, про себя сравнивая меч с длинными когтями и острыми клыками зверя. И это сравнение оказалось совсем не в пользу моего оружия".

Кажется, мне удалось ненадолго её успокоить. Во всяком случае, у девушки хватило сил благодарно улыбнуться.

А потом, со стороны дороги послышался шум шагов и на поляне, на радость монстру появился здоровенный детина, в котором я с удивлением узнал нищего, просившего милостыню на входе в столицу Риана. В правой руке он держал дубинку, в левой щит. С голодным рыком тварь помчалась навстречу добыче. Но бывший нищий, нисколько не смутившись, принял его тушу на левую руку и огрел дубиной по голове правой. Обиженно рявкнув, от такого грубого обращения монстр потерял сознание.

Когда мы, спустились вниз и поток благодарностей, полившийся на могучие плечи нашего спасителя, иссяк, он пояснил, что охотился на монстра по просьбе крестьян, которые собрали неплохой выкуп за избавление от этой напасти. И теперь собирается возвращаться в село, с добычей. Жаль, такой попутчик нам не помешал бы.

— Зовут то тебя, как? — поинтересовался я, перед тем как наши пути разошлись. Спаситель свернул в сторону деревни, а мы остались на тракте.

— Елисей… Вроде бы, — отчего-то неуверенно ответил он. Помахал на прощание рукой и ушёл не оборачиваясь.

Мы потратили остаток дня пытаясь найти убежавших лошадей. Слава Богам, в конце концов нам это удалось. Четвероногие предатели спокойно паслись себе в лесу на лужайке, совершенно не задумываясь о судьбе своих хозяев.

* * *

— Я устала и больше не могу ехать, — жаловалась Алексис. Причём повторяла она свои жалобы с завидным постоянством каждые две минуты. Откровенно говоря, я разделял её чувства, но вслух об этом не говорил. В конце концов, мужчинам не пристало сетовать на судьбу, к тому же хватало того, что тоже самое за ней повторял Стиви, а Властелин просто укоризненно смотрел на меня. Как будто это я заставляю всех двигаться без отдыха? Или это моя вина, что деревеньки с постоялыми дворами находятся так далеко друг от друга?

— Мы опять не успеем до сумерек и снова, будем ночевать под открытым небом, — продолжила она. Ещё немного и я сойду с ума. Рука непроизвольно потянулась к арбалету за спиной. Алексис конечно прекрасная девушка, когда молчит, но если она не успокоится, я за себя не отвечаю.

— Господин, смотрите, — отвлёк меня от мыслей о самоубийстве или Алексисубийстве, Стиви.

— Чего тебе?

— Указатель слева.

Я посмотрел налево и увидел вывеску, на которой был нарисован замок и надпись вверху: "Постоялый замок Последний приют. На развилке налево. Не проезжайте мимо, следующий приличный постоялый двор в соседнем королевстве".

Внизу более мелкими буквами красовалось: "Вампирам въезд строго воспрещён!".

— Ну, вот и решение наших проблем, — ответил я, впервые чувствуя благодарность к оруженосцу. Обычно он только и делал, что подставлял мою шею под неприятности. — Переночуем со всеми удобствами.

Никто не спорил.

Минут через двадцать мы достигли замка.

— Не нравится мне это место, — подозрительно протянул Властелин, осматривая мрачное строение в готическом стиле. Острые углы, высившихся над стенами башен, а главное десятки вырезанных из камня стращилиц красовавшиеся в узких бойницах, наводили на печальные мысли. — Похоже на замок вампиров.

— Чепуха, — отозвалась девушка. — На вывеске ведь стояло, что вампиры не принимаются. Так что хватит пялиться, поехали внутрь.

По её сияющим глазам я понял, что от ночлега в этом месте нам не отвертеться. Странно, вроде бы я командую нашим небольшим отрядом. Во всяком случае, перед выездом из города я ясно сообщил об этом Алексис. На что она согласно хмыкнула, хотя теперь мне больше кажется, что это было ироническое хмыканье. Но, почему-то любые прихоти девушки исполняются без замедления, если они, конечно, выполнимы. Поэтому я только вздохнул (про себя) и направил коня вслед за лошадкой Алексис, оставляя заметку в памяти — при возможности раздобыть чеснок. На всякий случай.

Глава рассказывающая очень страшную историю… Ну, может и не очень страшную, но историю — это точно

Когда вечное светило скрылось за горизонтом вся семья, как обычно, собралась за ужином. Папа Ворен, мама Элира, и их дети, старший Ранек, средняя Малли, и младший Лим.

— Пей. Пей! Я тебе приказываю! — горячился отец семейства.

— Не буду, — отказывался младшенький.

— Отличная кровь, двадцатилетней выдержки! Ты представляешь, какая выдержка у твоего отца? Я собрал её в честь твоего рождения. Чтобы выпить, когда тебе исполнится два десятка.

— Я знаю папа. Ты эту историю уже сто раз рассказывал.

— Между прочим, меня чуть было свят


Содержание:
 0  вы читаете: Герои поневоле : Святослав Имприс  1  Глава вторая, которая по какому-то недоразумению оказалась на месте первой : Святослав Имприс
 2  Глава первая, самовольно занявшая место второй. : Святослав Имприс  4  j4.html
 6  Глава вторая истории второй : Святослав Имприс  8  Глава первая и единственная история Елисея : Святослав Имприс
 10  j10.html  12  Коротенькая глава повествующая о тёмной истории… вернее истории Тёмного : Святослав Имприс
 14  Часть вторая : Святослав Имприс  16  Глава повествующая о брошенной на произвол судьбы основной истории : Святослав Имприс
 18  Глава возвращающая нас к истории первой : Святослав Имприс  20  Глава рассказывающая о прогрессивных методах допроса и поиска виновных : Святослав Имприс
 22  Глава приближающая читателя к Измиру : Святослав Имприс  24  Глава двадцатая (не верите — считайте) : Святослав Имприс
 26  Глава возвращающая читателя к Джейву и его прекрасной спутнице : Святослав Имприс  28  Глава приоткрывающая завесу тайны над новой историей : Святослав Имприс
 30  Глава повествующая о брошенной на произвол судьбы основной истории : Святослав Имприс  32  Глава возвращающая нас к истории первой : Святослав Имприс
 34  Глава рассказывающая о прогрессивных методах допроса и поиска виновных : Святослав Имприс  36  Глава приближающая читателя к Измиру : Святослав Имприс
 38  Глава двадцатая (не верите — считайте) : Святослав Имприс  40  Глава возвращающая читателя к Джейву и его прекрасной спутнице : Святослав Имприс
 42  Часть третья : Святослав Имприс  44  Глава следящая за приключениями Лима или: вампир за работой : Святослав Имприс
 46  Глава в которой главные и второстепенные герои отдыхают и строят планы : Святослав Имприс  48  Глава описывающая повторный визит к Собирателям, любовь, и отправление к цели : Святослав Имприс
 50  Глава затерявшаяся в крепости врага : Святослав Имприс  52  Последняя глава В плену : Святослав Имприс
 54  Эпилог (Это всё ещё, ещё не конец) : Святослав Имприс  56  Всё та же глава, но с другой перспективы : Святослав Имприс
 58  Глава забежавшая в гости к Собирателям : Святослав Имприс  60  j60.html
 62  Глава заставшая героев в пути к цели : Святослав Имприс  64  Глава затерявшаяся в крепости врага (попытка номер два) : Святослав Имприс
 66  Самая, последняя глава Финальная битва (второй раунд) : Святослав Имприс  67  Эпилог (Это всё ещё, ещё не конец) : Святослав Имприс
 68  Использовалась литература : Герои поневоле    



 




sitemap