Фантастика : Юмористическая фантастика : XIII : Наталья Иртенина

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51

вы читаете книгу




XIII

Назавтра в Кудеяре День города справляли. С утра на улицах толкучка, базары везде развернулись, шары надувные гроздьями пузырятся, всюду рыла начищенные сияют, как Кондрат Кузьмич велел. Щекотун не обманул – все семейство вывел, и жену, и тещу, и сватьев-братьев, и теток с племянниками. Каждый щекотунец со своим балаганом на улицах встал, представление развернул, народ бодрит и щекочет, как может. А откуда этот Щекотун с семейством у нас в Кудеяре взялся, пес его знает. На представлениях рот до ушей растянет, разные пассы руками водить начнет, будто ворожит, палец показывает, а то вовсе задергается и ну вопить: «Шо у мене там такое!» – будто его клопы кусают. А семейство за ним все повторяет. Некоторых из публики так защекочут своей ворожбой, что припадки бывают, да. Свалится кто на землю и давай в истеричности биться, головой об асфальт, а сам хохочет, остановиться не может. Тогда карету вызывают и в госпиталь, в чувство приводить. А иных и не довозили, те по дороге вместе с хохотунчиком дух выпускали. Такой он, Щекотун. И когда он от нас съедет, тоже пес его знает.

Кондрат Кузьмич с утра иноземную делегацию важных шишек встретил, побратимов-гренуйцев обнял душевно, облобызал и повел город показывать, благодарность народа обнаруживать перед дорогими гостями. На главной площади им хлеб-соль поднесли и чаркой нашей кудеярской водки угостили. Побратимы от этого свою чинность сразу оставили, похорошели, а главный их, мэр гренуйский, впрямь на пещерного тролля похожий, он так и вовсе к нашим девкам, разодетым в сарафаны, целоваться полез. Потом по очереди речи прочитали, кто по бумажке, а кто так, а Кондрат Кузьмич от души целый час говорил, все поминал дружбу нерушимую и побратимство вековечное.

После этого пошли на ярмарку, а это такое выставление народное, где каждый чем может хвалиться и тем прибыток себе имеет. Кто редиску пузатую и невиданную с огорода припрет, кто камушки, особо выделанные, кто вовсе валенки, узорами шитые, торгует. Сюда ж приволоклись с мыльного завода, где Горыныч как раз полным хозяином значился, и с веревкиной фабрики, там господин иноземный советник Дварфинк за главного распоряжался, потому как на это документ имел – контрольный пакет прозывается. Товар свой разложили, чтоб хвастать перед иноземцами, и ждут. Кондрат Кузьмич важных олдерлянских шишек особо к этим лавкам подвел, а там уж говоруны-умельцы хохол распетушили и ну заливать. Такого мыла, говорят, гости дорогие, нету даже в вашей знатной Олдерляндии, а таких красивых, прочных да надежных веревок вы нигде в мире не найдете, они у нас как первый сорт идут и на конкурсах медали берут. И самим попробовать дают. А важные шишки почему-то на это обидемшись и спрашивают, куриные гузки на лицевых фасадах соорудив:

– Это стоит понимать как намек?

Кондрат Кузьмич их тут же энергетично из казуса вывел, в преданности убедил и дальше повлек, а за спиной говорунам-умельцам кулак показал, выразивши со всей своей крепкостью: «Чтоб вам самим удавиться». А некоторые из них так и поняли и пошли прямо указание выполнять на своей продукции.

Но тут у Кондрат Кузьмича новое огорчение и для дорогих гостей недоразумение. Посреди народного выставления затесалась одна светлая голова, которая раньше не то Щит Родины ковала, не то шапки-самобранки изобретала для общего, а может, и тайного государственного пользования. Мужичок так себе, ни росту, ни виду, зато герой и смотрит орлом, а хвалится сапогами кирзачовыми, на вид совсем неотесанными. Как важным шишкам мимо него проходить, он возьми и гаркни:

– А вот кому сапоги-невидимки!

Кондрат Кузьмич аж позеленел от такого недосмотра.

– Какие, – кричит, – сапоги-невидимки! А ну, охрана, взять этого самозванца да с глаз долой убрать, чтоб мне тут гостей дорогих смущать не смел!

Охрана вмиг к светлой голове подбежала и за руки похватала, рылом об стол брякнула. Только тут важные шишки на них замахали и говорят:

– Оставьте его, он нам показать должен непременно свое изобретательство.

Охрана мужичка выпустила, он и упал под стол от временной слабости, ими причиненной. А Кондрат Кузьмич все плюется и дорогим гостям глаза отводит:

– Да какое там изобретательство, мухлюйство одно, у нас в Кудеяре этот калибр давно повывелся.

А точно повывелся, только не совсем. Как у нас дружба с олдерлянцами учинилась и Щит Родины на части распилили, так светлые головы поразбежались, а которые из патриотизма остались, тех Кондрат Кузьмич в черном теле держал и самовольно изобретать запретил. За каждым надзор особый установил и все бумажное хозяйство с чертежиками у них из дому исправно изымал. А все равно промашки случались. Кондрат Кузьмич малым городским шишкам в своем совещательном кабинете жаловался от досады: «Изобретают, – говорит, – подлецы. А чего изобретают, не видно. Бумагу у них изымаю, а там ничего нет, все теперь в их светлых головах содержится. А хоть и светлые, все равно темные. Того осознать не могут, – говорит и по лбу себя рукой стучит, – что своими изобретениями портят мне государственные сношения с иноземными державами. Обижаются иноземцы, все выпытывают: чего это они, мол, у вас все измышляют? Может против нас, иноземцев, способы измысливают? А мы к вам со всей нашей дружбой. И к нам в иноземные державы не едут по приглашениям на хорошую жизнь, вот как говорят. А что я им отвечать должен, вас спрашиваю?! – И по столу – бах, бах. – Как подлецов унять?!» А посадить непокорные светлые головы нельзя было, потому как у нас теперь свобода и человеколюбие, самим же Кондрат Кузьмичом объявленные.

Но их, правда, мало в Кудеяре осталось. Другие кто помер, кто через Мировую дырку перепрыгнул насовсем. А еще поговаривали, что Дырку эту изобрели как раз светлые головы из Щита Родины, которым в Родине жить надоело. Они построили Антищит и пробили им дыру в броне Родины, а через нее потекли один за другим в иноземные державы, где хорошо кормили. Но это, может, и врут. А дома остались только самые стойкие светлые головы и ремешки на брюхе время от времени перетягивали потуже. Зато были герои и смотрели соколом.

Вот гренуйские важные шишки спрашивают мужичка, с-под стола вылезшего:

– Как сей продукт технологии работает?

– Нешто непонятно, – отвечает он им, после бряканья об стол не так приветливо. – Одевай, да и все дела.

– Как, и после этого невидимость образуется? – допытываются.

– А как же, образуется всенепременно. Только друг об дружку их потереть вот тут.

А Кондрат Кузьмич, гостей переманить уже не думая, говорит:

– Ты тут не умничай, голова. Как есть выкладывай.

– Да чего тут выкладывать-то? – отвечает мужичок, тут же скидывает башмаки да в сапоги свои влезает и трет друг об дружку, где указано.

Здесь уже важные шишки в нервность впали и совсем ошеломились, а с ними сам Кондрат Кузьмич и вся охрана вокруг. Потому как от мужичка осталась ровно половина, а нижняя часть, та, что в сапогах, и до перетянутого ремня на брюхе, пропала из виду. От этого жуткое представление сделалось, будто его трактором переехало, а он живой, да еще в воздухе повис.

– Вот, – говорит мужичок, на истеричность вокруг поглядев, – сволочной продукт технологии. То работает, а то нет. Мощностей не хватает для полной и постоянной невидимости. Но это ничего, будем думать. – И из сапог обратно вылезает.

А важные шишки, чуть оклемавшись, за удивительную обувь тут же схватились и выражают удивление, а на мужичка смотрят косо и подозрительно.

– Это беспремерно, – стонут промеж себя и щупают сапоги со всем вниманием. – У нас такого продукта технологий нет. Эти кудеярские светлые головы опять нас обогнали.

Но тут уж Кондрат Кузьмич им долго надрываться не дал. Сделал знак охране, и те важных шишек начали вежливо в сторону оттеснять, а Кондрат Кузьмич стал примечательности города им расписывать и иные туманности навлекать. Двое же из охраны отстали и светлую голову куда-то уволокли. А удивительные сапоги важным шишкам в дар остались, и те, крепко вцепившись, в Олдерляндию их увезли на изучение.

Кондрат Кузьмич после всего, ввечеру, распрощавшись с гостями, разбор среди своих специальных людей устроил. Все пытал их, как могли светлую голову проворонить и его, кудеярского мэра, перед иноземными гостями так подвести. А они повинно отвечали, что в сапогах ничего крамольного не углядели, вот и вышел беспорядок, думали, изобретатель просто подкормиться хочет с голодной жизни в черном теле. Кондрат Кузьмич на них плевался и ругался жестоко: «Дурачье необтесанное, какие бескрамольные сапоги посреди народных промыслов? Мозгами надо варить, а не в носу ковырять!» И всех разжаловал на одно звание, а с кого сразу два снял.

А иного крамольного в тот День города не случилось. Яков Львович, слава богу, на глаза важным гренуйским шишкам не лез и на поползновения не покушался, только красненького вволю упился и домой спать пошел, старенький он уже у нас. Щекотун с семейством исправно народ бодрил, и к вечеру у кудеярцев разыгралось, а потому наутро кое-чего из имущества и кое-кого из соседей не досчитались. Но это нам привычно, и Кондрат Кузьмич совсем на такое дело не обмолвился, виноватых искать не стали. Потому как праздник все же. А главному дознавателю Иван Сидорычу забот меньше.

Тут же и радость объявили по всему городу: Кондрат Кузьмич вознамерился нам, кудеяровичам, подарок соорудить – город утопленный да легендарный из озера вытащить и доисторическую примечательность из него на потеху и на просвещение сделать. В честь такого объявления ночью фейерверки стреляли и темноту разукрашивали, а народ веселился и пел.


Содержание:
 0  Гулять по воде : Наталья Иртенина  1  II : Наталья Иртенина
 2  III : Наталья Иртенина  3  IV : Наталья Иртенина
 4  V : Наталья Иртенина  5  VI : Наталья Иртенина
 6  VII : Наталья Иртенина  7  VIII : Наталья Иртенина
 8  IX : Наталья Иртенина  9  X : Наталья Иртенина
 10  XI : Наталья Иртенина  11  XII : Наталья Иртенина
 12  вы читаете: XIII : Наталья Иртенина  13  XIV : Наталья Иртенина
 14  XV : Наталья Иртенина  15  XVI : Наталья Иртенина
 16  XVII : Наталья Иртенина  17  XVIII : Наталья Иртенина
 18  XIX : Наталья Иртенина  19  XX : Наталья Иртенина
 20  XXI : Наталья Иртенина  21  XXII : Наталья Иртенина
 22  XXIII : Наталья Иртенина  23  XXIV : Наталья Иртенина
 24  XXV : Наталья Иртенина  25  XXVI : Наталья Иртенина
 26  XXVII : Наталья Иртенина  27  XXVIII : Наталья Иртенина
 28  XXIX : Наталья Иртенина  29  XXX : Наталья Иртенина
 30  XXXI : Наталья Иртенина  31  XXXII : Наталья Иртенина
 32  XXXIII : Наталья Иртенина  33  XXXIV : Наталья Иртенина
 34  XXXV : Наталья Иртенина  35  XXXVI : Наталья Иртенина
 36  XXXVII : Наталья Иртенина  37  XXXVIII : Наталья Иртенина
 38  XXXIX : Наталья Иртенина  39  XL : Наталья Иртенина
 40  XLI : Наталья Иртенина  41  XLII : Наталья Иртенина
 42  XLIII : Наталья Иртенина  43  XLIV : Наталья Иртенина
 44  XLV : Наталья Иртенина  45  XLVI : Наталья Иртенина
 46  XLVII : Наталья Иртенина  47  XLVIII : Наталья Иртенина
 48  XLIX : Наталья Иртенина  49  L : Наталья Иртенина
 50  LI : Наталья Иртенина  51  LII : Наталья Иртенина



 




sitemap