Фантастика : Юмористическая фантастика : XXIV : Наталья Иртенина

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51

вы читаете книгу




XXIV

Коля, про битву на озере прослышавши, в печаль вовлекся и тоже из своей сараюшки носу не казал. Все угодника с бумажной иконки пытал, как ему, Коле, Черного монаха разыскать, чтобы поскорее обещанное исполнил и в Кудеяре сам объявился. А другой раз Коле чудилось, что монах уже в городе, и даже попу про это сказал, заговорившись. Да как из дому вышел после затвора, так сразу к монастырю отправился, руины обозревать и монаха поджидать. Может, правда он там клад некий сторожит, как Коле на ум взбрело, когда с недорослями разговаривал. А только не дождался и обратно в город пошел.

Тут у него другая забота – в архив библиотекарный проникнуть. Ткнулся Коля в одно хранилище книжное и в другое, и в обоих на документ его поглядели задумчиво, очки протерли да сказали:

– Этого быть не может, чтоб с таким документом в государственное заведение допускаться. А вдруг вы международный террорист?

И не пустили.

Тогда Коля, совсем огрустневший, вернулся в сараюшку, пожевал задаром хлеба и отправился к попу, затруднение излагать. Так, мол, и так, говорит, летописность моя прозябает, и потомкам это во вред, а вот теперь хочу старину доподлинно установить и в праотцах Черного монаха сыскать, только с документом опять претыкание выходит. А поп ему отвечает, что эта беда не беда, и печаль эта вовсе не печаль, а делу помочь можно. И ведет Колю в подвал церкви, подклет по-тамошнему, церковному, да там дверцу отпирает и показывает архивное складилище. А там горы старинных газет, в пачки сшитых, желтых и хрустких, а где и во мху плесневом.

– Вот, – говорит, – осталось от библиотекарного заведения, а оное заведение в храме Божием завелось, когда открыли борьбу с религиозными предрассудками. Соорудили себе избу-читальню, называлось – домпросвет. А насчет чего тут просвещали, в сих исторических листках прочтешь, – говорит и рукой желтые горы обводит. – Необыкновенная усмешка судьбы.

Сказав так, поп ушел, а Коля перетащил одну гору к себе в сараюшку и стал читать. А там – вся кудеярская история от водворения кровососной власти, еще когда город был не город, а село Кудеяровка с монастырем и деревнями окрест. И как та кровососная власть вконец утвердилась, то монахов поразогнала, а в монастыре трудовую перевоспитательность для лихих голов устроила. Только они недолго перевоспитывались, тоже их разогнали, а в монастыре сделали коммуну для юных кровососцев. Но и эти недолго были, не понравилось чего-то. Монастырь в безлюдство впал, потому как тайные и секретные лаборатории в нем решили уже не обосновывать, а ковать Щит Родины в другом месте. Потом к монастырю кудеярцы присмотрелись да стали от него кирпичи отколупывать. Из тех кирпичей знатных, без износу, у нас много чего соорудили, и на личную нужду, и на общественную. А на общественную – водокачка уже сколько лет стоит, не падает, и котельная еще крепкая, и другое что, чему название забылось и внутри давно ничего нет, а стены все никак не обвалятся.

В каждой газете непременно было описание борьбы с религиозными предрассудками. Коля от того диву давался и душой обмирал. Потом принес из подвала другую гору и опять дивился да обмирал. А за неделю перетаскал в сараюшку и обратно весь подвал, и чувствами впал в неустойчивость от беспрестанного обмирания. Да все-таки вызнал, что в монастыре прежде святые мощи почивали, а как кровососная власть пришла, так мощи из подземных пещер выгребли, часть в музей сдали, а часть в озеро скинули. А монахов вывели и из ружей постреляли, и обратно в святое озеро бросили для осквернения отеческой веры.

В последней горе Коля главное нашел. Сыскал ругательную статеицу, а там прописано о слухах в населении про монаха на воде, ходил-де по озеру и не утоп, а наобратно, ушел тем путем от расстрельщиков. Но это все от невежества и темной народной забитости, говорилось в статеице, а был то всеобщий обман зрения и редкое явление природы. А в доказательство того, дальше говорилось, записан достоверный факт, что монаха не стали преследовать как обманное явление природы, а если б то было не явление, монаха непременно бы израсходовали.

Коля, сие прочтя, возгорелся духом, схватил статеицу и заторопился к попу.

– Вот, – говорит, – доподлинное житие Черного монаха, угодника Божия. По воде гулял, аки посуху, и тем от расстрельщиков спасся.

А поп статеицу изучил, перекрестился в торжественности и отвечает:

– Имени святого угодника кудеярского не имеем для прославления в каноне и обращения к нему воздыханий. А это весьма скорбно. Но с тем радость великая – обресть память о новом чудотворце во имя Божье.

А Коля говорит:

– Если обещался сам скоро у нас быть, имя свое непременно откроет.

– Молись, – сказал ему поп. – Если так, будет то событие чудное и преславное.

Коля тут замялся и спрашивает:

– Неужто теперь никто по воде не ходит, у святого озера живя? Можно ли сему научиться?

А поп на него за это осерчал:

– И думать не моги о таком, – говорит. – Велено у отцов в писаниях сбрасывать обратно на землю таковых, которые на небо слишком торопятся. А ты без году неделя к вере отеческой приобщен, рвение же полезно в меру. Молись, – опять говорит.

Коля голову потупил и спрашивает:

– А вот еще нашел там про святые мощи, которые из пещер под монастырем выгребли. Что за пещеры? Отродясь не слыхал.

– Пещеры, гм, – поп отвечает, – были пещеры рукотворные, монахами за века ископанные. Да засыпались, как новые порядки настали. А в тех пещерах монахи хоронились от разбойников-соловьев окрестных, те, известное дело, навещали обитель, творили лихое дело. От татар тоже под землю сходили, потом в смутное время от поляков да воровских отрядов в пещерах святыни берегли.

– А может, и осталось там чего, – говорит Коля одухотворенно, – раскопать если? А ну как впрямь клад найти?

– Все тебе клады покою не дают, – вздыхает поп. – Пост блюди, меньше беспокоя в организме будет. А на все воля Божья, на чудеса и на клады святые. Вот как кровососная власть устанавливалась, много стало чудес являться. Иконы слезоточили, и самые древние в пламени поновлялись, купола старые новым светом сияли. А теперь тоже много всего является, могут и по воде пойти, аки посуху, ежели сыщется такая чистота помыслов.

– А озеро святое высушат? – Коля спрашивает.

– Кишка тонка, – отвечает тут поп и дулю показывает, а сам бородой трясет и радуется, что у заморских мастеров-умельцев заведомо кишка тонка супротив святого озера.

Коля вернулся к себе в сараюшку, оттащил последнюю гору в подвал и лег на матрас. Руки закинул за голову да стал думать, отчего это в нем опять беспокойство собирается и томление снова надвигается, а осветленность души помалу рассасывается. Крещением будто омыт и к вере отцов приобщен, и дух где надо возгорается, и путь верный открыт, а все как бы уже другое, неустойчивость некая и не такая яркость вокруг. А это все оттого, что задаром хлеб ест, решил Коля, и трудовое свое человеческое назначение не исполняет. Вот грех и мутит душу. А как это назначение сыскать, так все и устроится. Только сие назначение Коле виделось в летописности для памяти потомков, оная же летописность в нем прозябала и не имела выхода наружу. Оттого суета сует приключалась и всяческое томление духа.


Содержание:
 0  Гулять по воде : Наталья Иртенина  1  II : Наталья Иртенина
 2  III : Наталья Иртенина  3  IV : Наталья Иртенина
 4  V : Наталья Иртенина  5  VI : Наталья Иртенина
 6  VII : Наталья Иртенина  7  VIII : Наталья Иртенина
 8  IX : Наталья Иртенина  9  X : Наталья Иртенина
 10  XI : Наталья Иртенина  11  XII : Наталья Иртенина
 12  XIII : Наталья Иртенина  13  XIV : Наталья Иртенина
 14  XV : Наталья Иртенина  15  XVI : Наталья Иртенина
 16  XVII : Наталья Иртенина  17  XVIII : Наталья Иртенина
 18  XIX : Наталья Иртенина  19  XX : Наталья Иртенина
 20  XXI : Наталья Иртенина  21  XXII : Наталья Иртенина
 22  XXIII : Наталья Иртенина  23  вы читаете: XXIV : Наталья Иртенина
 24  XXV : Наталья Иртенина  25  XXVI : Наталья Иртенина
 26  XXVII : Наталья Иртенина  27  XXVIII : Наталья Иртенина
 28  XXIX : Наталья Иртенина  29  XXX : Наталья Иртенина
 30  XXXI : Наталья Иртенина  31  XXXII : Наталья Иртенина
 32  XXXIII : Наталья Иртенина  33  XXXIV : Наталья Иртенина
 34  XXXV : Наталья Иртенина  35  XXXVI : Наталья Иртенина
 36  XXXVII : Наталья Иртенина  37  XXXVIII : Наталья Иртенина
 38  XXXIX : Наталья Иртенина  39  XL : Наталья Иртенина
 40  XLI : Наталья Иртенина  41  XLII : Наталья Иртенина
 42  XLIII : Наталья Иртенина  43  XLIV : Наталья Иртенина
 44  XLV : Наталья Иртенина  45  XLVI : Наталья Иртенина
 46  XLVII : Наталья Иртенина  47  XLVIII : Наталья Иртенина
 48  XLIX : Наталья Иртенина  49  L : Наталья Иртенина
 50  LI : Наталья Иртенина  51  LII : Наталья Иртенина



 




sitemap