Фантастика : Юмористическая фантастика : ШОТЛАНДСКИЙ ЗАМОК : Альберт Иванов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  5  6  7  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  79  80

вы читаете книгу




ШОТЛАНДСКИЙ ЗАМОК

— Верите ли вы в привидения?

Таким вопросом огорошил меня Ураганов.

Я честно ответил, что нет, но хотелось бы. Человеку вообще свойственно верить в таинственное, фантастическое. Наверное потому, что он смертен и во многом неудачлив, а любые чудеса дают какую-то надежду на реальность несбывшегося. Они как бы манят: вдруг невероятное произойдет и с тобой!..

— Как известно, — поведал Валерий, — всякими привидениями особенно славится Великобритания. А ведь ее жители — сдержанный, рассудительный народ, начисто лишенный французского легкомыслия. Однако, говорят, в той же Франции с привидениями слабовато. А в Англии, Шотландии — что ни замок, то с привидениями. Не гнушаются они и загородными домами. В общем обожают старину. Чем старинней любое строение, пусть даже деревенский амбар, тем вероятней встреча с ними.

Наш «Богатырь» стал на якорную стоянку в рыболовном порту Абердин Грампианской области, самого крупного города Северной Шотландии. Абердин-на-Дону — так назвал бы я его в честь реки Дон, в излучине которой он и находится. Есть там поблизости еще и другая река Ди, но у нее не столь звучное название.

Абердин — изумительный, романтичный город. Островерхие дома сложены из светло-серого гранита, а здания главной улицы Юнион-стрит облицованы разноцветным мрамором. Так и кажется, что сейчас по узким улочкам проскачут герольды, объявляя о рыцарском турнире.

И они проскакали в тот день, когда мы сошли на берег, но объявили о традиционном кельтском фестивале. На зеленых лужайках парка собрались гэлы — обитатели северозападной части острова, наследники старых кланов — в ярких народных костюмах. Англичане называют их хайлендерами — горцами.

Гэлы играли на своих крикливых волынках и отплясывали старинные танцы.

Любимое их развлечение на фестивале — бросание длинного бревна. Наш «Илья Муромец» — боцман Нестерчук — не удержался и под шумные овации бросил бревно-ближе всех. Ликованию гэлов не было предела!

Группа разделилась: одни разбрелись по парку, глядя на шумный праздник. Другие завернули в ближайший «паб» отведать знаменитого «эля». Остальные направились в магазины за сувенирами. И я как-то остался один.

Побродил по улицам и вышел к древнему замку с башенками и решетчатыми окнами. От нечего делать я присоединился к группе туристов. Прежние владельцы замка — лэрды одного из шотландских кланов — принадлежали к родовой шотландской знати. Что означает звание «лэрд», а не «лорд» — не берусь объяснить, лучше не спрашивайте. Я в средневековых званиях и должностях не разбираюсь: не могу отличить графа от барона. По-моему, все графы — худые, а бароны — толстые.

Сквозь лабиринт низких коридоров мы попали в главный, Каминный зал. Последний в роду лэрд погиб на рыцарском турнире несколько веков назад. Его мощи захоронены в этом сводчатом зале, а над местом погребения установлена статуя самого бывшего хозяина.

Она выполнена в натуральный рост, вырезана из мореного дуба и раскрашена: от синей шотландской шапочки с орлиными перьями до золотых шпор на сапогах. На камзоле — синий Андреевский крест по белому полю, шотландцы считают своим покровителем святого Андрея. На боку — настоящий меч в ржавых узорных ножнах. Внушительная скульптура. Как говорится, «статуя командора»!

Гид — тощий юноша — не забыл, конечно, сообщить, что нам посчастливилось попасть в замок с привидением. Мол, очень редко древняя статуя оживает и разгуливает по ночам в пустынном замке, строго наблюдая за тем, чтобы все сохранялось в первозданном виде. По-моему, это обязанности завхоза.

Никаких нововведений привидение не одобряет и в последнее свое появление испортило, например, проводку. Поэтому пришлось отказаться от электричества и перейти исключительно на древнее освещение.

За окнами начало темнеть, и нам раздали свечи с металлическими чашами, как у рапир, только вывернутыми наоборот, чтобы тающий воск не падал на пол.

Задержавшись из любопытства в одном из зальчиков, я потерял экскурсию из виду, заблудился в бесчисленных переходах, стал шутливо кричать «ау» — никто не откликался.

За решетчатыми окнами стало совсем темно. Я не на шутку испугался: застанут здесь меня одного, что подумают! Затем я испугался, что не застанут. Вдруг про меня забыли?..

Так оно и вышло. Сквозь светлое стеклышко оконного витража я увидал в скупо освещенном дворе, как экскурсовод расстался с посетителями, закрыл за ними и за собой кованую калитку, сел в малолитражку и укатил. Гуд бай!

Почему я не закричал? Не стал колотить в окно? Или хотя бы не помахал своей свечой?

Я кричал, но никто не услышал. Махал свечой, но она уже догорала. А колотить по витражам — я вам не варвар, никакой зарплаты не хватит расплатиться.

Что делать? Телефона у них нет — видите ли, лэрд не одобряет. Сторожа, по-видимому, тоже нет. Иначе бы он давно прибежал, когда я кричал.

Повторяю: положение явно двусмысленное. Если меня все-таки найдут, представьте себе утренние шапки газет: «Русский водолаз…» — и тэ дэ. На борту меня, конечно, хватятся, но панику поднимать не станут. Подождут хотя бы до утра. В крайнем случае, свяжутся с консулом в Эдинбурге, поставят в известность. Знают: водолаз — парень надежный. Значит, произошло что-то непредвиденное. Сам вывернется.

Оставалось одно: дождаться утренних посетителей, смешаться с ними и выскользнуть из замка. Можно, правда, попытаться открыть окно… Окна не открывались.

Свеча погасла, и сразу со всех сторон надвинулась темнота.

Я прилег на дубовую лавку, но нервное возбуждение не давало мне заснуть. Потрескивала старая мебель, слышались шорохи, и казалось: глухо позванивает оружие, развешанное на стенах…

Вам смешно, а я встал и снял со стены короткий палаш. С ним чувствовалось увереннее.

И тут из-за створок дверей на пол упал дрожащий свет… Я невольно сжал в руке свой меч, а потом обрадовался: «Неужели сторож?»

— Наконец-то, — громко воскликнул я. Поверят — шотландцы гостеприимные люди. Ну, вышло недоразумение. Не рубить же голову?

Я подбежал и решительно распахнул двери в зал.

За ними стоял… сам старик лэрд в полном боевом облачении со свечой в руке! Вернее, похожая копия статуи.

— А! — глаза его радостно вспыхнули, когда он увидал у меня палаш. Поставил свечу на пол и стал со скрипом тащить свой двуручный меч из ножен, что-то бормоча на непонятном наречии.

Я начал сбивчиво объяснять ему, что со мной произошло. Он с интересом прислушивался и вдруг спросил на ломаном английском языке:

— Англичанин?

— Да нет! — вскричал я.

— Да или нет? — возмутился он. — Опять парадоксы, увертки, шуточки! Не выкручивайся!

Хорошо, что меч у него словно присох к ножнам и не хотел их покинуть.

Я невольно подумал: «Одно из трех: или он просто случайный безумец, помешанный на старине? Или сторож, повредившийся от средневекового окружения и нацепивший на себя обноски из гардероба лэрда? Или тронутый сотрудник музея, работающий по ночам под привидение?» Во всех случаях — передо мной сумасшедший. А с ними, как известно, спорить нельзя. Им надо потакать в их причудах, тогда они успокоятся.

Любопытно, я не подумал о четвертом варианте: а что, если это сам лэрд? Тем более что статуя куда-то исчезла из зала. Но безумцы хитры: он мог ее потихоньку вынести, пока я дремал на скамье.

Почти всю ночь мы с ним мило проболтали. Он жаловался, что позабыл английский язык, и зачастую не понимал меня.

Теперь-то я полагаю: сам язык за века видоизменился. Многое мы поняли бы, если бы к нам кто-нибудь обратился на древнерусском?.. Понять мы бы его поняли, но далеко не все.

Время от времени сэр старик вспоминал, что он воин, снова принимался сверкать глазами и тащить меч из ножен. Но тут же быстро забывал о нем — типичный атеросклероз! — и начинал бормотать про битвы, стычки и поединки, в которых он-де участвовал. Я поддакивал.

Он высмеял мою одежду. Современные наряды были не по душе лэрду: юбки на женщинах слишком коротки, выше колен, штаны на мужчинах невероятно длинны — ниже колен. А какая безвкусица! Платье почти однотонно. Прославленная шотландская клеточка напоминает теперь расцветку кирпичных труб. Вспомнили бы то прекрасное время, когда одна штанина была, допустим, голубая, а другая желтая или «спелого золота» — его подлинное выражение!

Смеялся он громко и вызывающе: ни тебе добродушия, ни иронии.

«Здорово вошел в роль, — подумал я. — Вероятно, в далеком прошлом смеялись только над тем, что казалось глупостью. Больше ничего не вызывало и улыбки. Потом лишь, постепенно, появились разные оттенки: от благодушного смешка до хихиканья. Раньше, уверяю вас, только хохотали».

Нудный, в общем, старикашка оказался, а так ничего. Мы даже подружились и обменялись головными уборами: он мне дал свою синюю «пилотку» с перьями, а я ему — полотняную кепочку с надписью «Tallinn».

Мой безумец был довольно занятной личностью. Рассказывал мне разные легенды, из которых я ничего не понял. Спел простуженным тенорком песню клана — развлекал, как мог. Отдавая отчет своему положению, он пылко, по-моему искренне, ругал современную жизнь, которую, мол, иногда наблюдает ночью из окна. Впрочем, ему понравились «цветные тарахтящие, самодвижущиеся повозки» — автомобили. Однажды он был свидетелем столкновения двух машин. Это произвело на него невыразимое впечатление. Словно на полном скаку сшиблись два рыцаря! Теперь он понимает, почему «повозки одевают в латы», как коней перед турниром. Если бы у него, лэрда, в свое время было бы несколько таких тарахтелок, он запросто завоевал бы Англию! В чем я не сомневался.

Ему не нравились яркие фонари на улицах: они-де мешают людям спать, бросая свет на окна домов. Такое же освещение как-то устроили в замке — оно слепило глаза! — пришлось бедняге долго помозговать, прежде чем он догадался разбивать выключатели, лампочки и перерубать провода.

— Очевидно, ток на вас не действует, — с иронией заметил я старику. — Могло так тряхануть!

— Трясло, — согласился он. После этого он окончательно облысел и перестали болеть последние зубы.

Наконец вздорный старик мне надоел. Я снова улегся на скамью, а он все шаркал по залу, ворчал, вероятно, разыскивая уже недействующую электропроводку. Он же не знал, что из-за него, дурня, покончили в замке с выдающимся изобретением Эдисона.

Я уснул…

Разбудил меня утром тот же экскурсовод. Вытягивая тонкую шею, он выговаривал мне, что ложиться на экспонаты строго запрещено. Рассеянный малый — наверняка посчитал за посетителя из своей новой группы, которая вовсю глазела на сонного тетерю.

Отругав, он обернулся было к группе, но вдруг, покраснев от гнева, уставил палец на мою голову:

— Это еще что, извините, пожалуйста?

Тут только я почувствовал на собственной голове что-то тяжелое.

— Безобразие! — Гид сорвал с моей головы… деревянную шапочку лэрда. И решительно направился к статуе, благополучно стоявшей на прежнем месте.

На прежнем-то на прежнем. Да на макушке у нее красовалась моя кепочка с надписью: «Tallinn»!

Сняв кепку, гид гневно вернул ее мне, а синюю шапочку с перьями нахлобучил на лысину статуи. Экскурсия продолжалась. Гид был настолько разгневан, что не заметил того, что заметил я…

На судне я сообщил лишь полправды: случайно оказался запертым в крепости-музее. И схлопотал выговор за ротозейство. Хорошо, что панику, как я и ожидал, никто не стал вчера поднимать.

Признаюсь: заменить шапочки я никак не мог, даже во сне! Ведь статуя лэрда, чем особенно гордился гид, была монолитной. Она вырезана целиком: от перьев до самых шпор из ОДНОГО куска дерева…

Теперь думайте что хотите.

Продолжая свое плавание вдоль берегов Шотландии, мы еще посетили город Элгин на берегу залива Мори-Ферт. Наши ходили на экскурсию в тамошний замок. Я сразу отказался — еще до того, как узнал, что меня не возьмут, — хватит с меня приключений!


Я осторожно намекнул замолчавшему Ураганову:

— А может, гид приврал ради красного словца? Может, статуя на самом деле — сборная?

— Не лунатик, — обиделся Валерий. — Такого за собой не замечал. Не обменивал же я шапочки! Я тут захватил один документик. Вот! — он достал из портфеля и протянул мне листок.

Это был официальный ответ на фирменном бланке с печатью из шотландского города Абердина: «В ответ на Ваше любезное письмо о якобы странном происшествии, случившемся с Вами в замке лэрда, подтверждаем, что указанная Вами статуя действительно вырезана из целого куска шотландского дуба, и в настоящее время шапочка по-прежнему составляет со статуей неразрывное целое. Любопытный факт, приведенный Вами, удостоверяется и показаниями гида г-на Дугласа. Благодарим Вас за интересное сообщение и приобщаем Ваше письмо к другим историческим документам, имевшим место в XVII, XVIII, XIX и середине XX века. С уважением». Дата и размашистая подпись: д-р такой-то.

Интересно…

— Неужели они сами нарочно все подстроили для рекламы? — задумчиво пробормотал Валерий. — Но в таком случае: откуда они знали, что я пришлю письмо как доказательство?

— В математике есть закон больших чисел, — ответил я. — Вон в той же лотерее кто-нибудь да выигрывает.

— Так что ж, они устраивают такие штуки каждый день? — озадачился водолаз. — Сотни лет подряд?!

— Кто знает… — пожал я плечами.


Содержание:
 0  Летучий голландец, или Причуды водолаза Ураганова : Альберт Иванов  1  ПРИШЕЛ И УШЕЛ : Альберт Иванов
 2  КРУПНЫЕ МУРАШКИ : Альберт Иванов  4  ГОНКОНГСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ : Альберт Иванов
 5  СЕАНСЫ ИГЛОУКАЛЫВАНИЯ : Альберт Иванов  6  вы читаете: ШОТЛАНДСКИЙ ЗАМОК : Альберт Иванов
 7  СКЛАД РОММЕЛЯ : Альберт Иванов  8  АГЙЯ : Альберт Иванов
 10  ИСТИННОЕ ЛИЦО : Альберт Иванов  12  КРУПНЫЕ МУРАШКИ : Альберт Иванов
 14  ГОНКОНГСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ : Альберт Иванов  16  ШОТЛАНДСКИЙ ЗАМОК : Альберт Иванов
 18  АГЙЯ : Альберт Иванов  20  ИСТИННОЕ ЛИЦО : Альберт Иванов
 22  ГАМБУРГСКИЙ СЧЕТ : Альберт Иванов  24  ПОЕДИНОК : Альберт Иванов
 26  ИСПАНСКОЕ ЧУДО : Альберт Иванов  28  КОТ ТИМОФЕЙ : Альберт Иванов
 30  ЖДАТЬ И ДОГОНЯТЬ : Альберт Иванов  32  ОХОТА НА КАТРАНА : Альберт Иванов
 34  ТАИНСТВЕННАЯ СТАНЦИЯ : Альберт Иванов  36  КОЛОДЕЦ : Альберт Иванов
 38  СТАМБУЛЬСКИЙ ГВОЗДЬ : Альберт Иванов  40  ВЕЩИЕ СНЫ : Альберт Иванов
 42  КОМПАС : Альберт Иванов  44  САМЫЙ ЦЕННЫЙ КАМЕНЬ : Альберт Иванов
 46  СТОЛОВАЯ НА МОХОВОЙ : Альберт Иванов  48  РАСПУТАВШИЕСЯ ПУТАНКИ : Альберт Иванов
 50  ЖУТКИЙ ОДИНОКИЙ ЧЕЛОВЕК : Альберт Иванов  52  РЕССУ, ТАССУ! : Альберт Иванов
 54  ГРОТ : Альберт Иванов  56  ГИПСОВАЯ КУЛЬТУРА : Альберт Иванов
 58  НАМ ХОТЕЛОСЬ БЫ… : Альберт Иванов  60  НАСТАСЬЯ ФИЛИППОВНА — ВОЛЬНАЯ ПТИЦА : Альберт Иванов
 62  САМЫЙ ЦЕННЫЙ КАМЕНЬ : Альберт Иванов  64  СТОЛОВАЯ НА МОХОВОЙ : Альберт Иванов
 66  РАСПУТАВШИЕСЯ ПУТАНКИ : Альберт Иванов  68  ЖУТКИЙ ОДИНОКИЙ ЧЕЛОВЕК : Альберт Иванов
 70  РЕССУ, ТАССУ! : Альберт Иванов  72  ГРОТ : Альберт Иванов
 74  ГИПСОВАЯ КУЛЬТУРА : Альберт Иванов  76  НАМ ХОТЕЛОСЬ БЫ… : Альберт Иванов
 78  НАСТАСЬЯ ФИЛИППОВНА — ВОЛЬНАЯ ПТИЦА : Альберт Иванов  79  БОЛЬШИЕ И МАЛЕНЬКИЕ Повесть : Альберт Иванов
 80  ЭПИЛОГ Заключительная история Ураганова : Альберт Иванов    



 




sitemap