Фантастика : Юмористическая фантастика : ЖУТКИЙ ОДИНОКИЙ ЧЕЛОВЕК : Альберт Иванов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  67  68  69  70  72  74  76  78  79  80

вы читаете книгу




ЖУТКИЙ ОДИНОКИЙ ЧЕЛОВЕК

— Канада — сказал Ураганов, — вторая по площади страна после нашей. А так почти одинакова, если не считать Прибалтики. В Канаде, кстати, много украинцев. К ним мы еще вернемся. Ну, значит, о просторах. На каждого канадца приходится по сорок гектаров, а у нас на каждого — только по четыре гектара: ведь нас в одиннадцать раз больше. Говорят, очень похожая на Россию страна. Не по дорогам и магазинам, конечно, а по природе. Да что там автострады и супермаркеты — их можно построить, а вот природу не построишь, ее можно только разрушить. Так что насчет площади природы у нас с ними полный порядок. Собственно, я-то дальше Виктории не бывал. Это портовый город на Тихом океане, известный своим судостроением и деревообработкой. По количеству населения вдвое меньше моего Курска.

— Райцентр, — хмыкнул толстяк Федор.

— Чья б мычала, — мягко возразил Валерий. — О городе надо судить не по количеству населения, а хотя бы по жилому фонду, то есть по числу зданий. А то ведь в один барак можно и тысячу человек набить при желании.

— Если ты на мой барак намекаешь, — обиделся кучерявый детина Глеб, — то у нас там не тысяча, а всего триста два человека. А, кроме того, он последний в Марьиной роще остался — скоро снесут.

— Лет через пять! — захохотал толстяк Федор, да так, что аж прослезился.

— Чего ржешь-то попусту! Отольются тебе твои лошадиные слезы! — вконец разобиделся Глеб.

— А почему мне? — вскипел Федор.

Еле мы их уняли. Жилищный вопрос — острый. Тут надо быть деликатным. Ураганов тоже хорош, вылез со своим бараком. Если уж сравниваешь, то подумай вначале. В конце концов тем же канадцам все их благополучие не с неба свалилось, сами же строили, да еще им украинцы помогали. Французы тоже старались. Никто ничего не растаскивал по своим национальным углам. И потом, им, канадцам, нетронутая природа досталась, а у нас цари до революции понастроили черт-те чего! Сносить не успеваем. А у них? Любому ж известно, что на голом месте строить значительно легче.

— Так будете слушать или нет?.. — сказал Валерий. — Я вам про одного канадца украинского происхождения хочу рассказать…


Тарас — так звали того канадского украинца — держал небольшой магазин, точнее — лавку рыболовных снастей на припортовой улочке. Там мы и познакомились. Его предки переселились в Канаду еще до революции. Впрочем, они из Западной Украины перебрались. В отличие от них фермером Тарас не стал, пошел по торговой части. Ясно, что английский язык он знал, как родной, а родной, украинский, — как я английский. Было ему лет тридцать пять. Бездетный холостяк.

Рыболовные магазины — это, пожалуй, единственные торговые точки, мимо которых я не могу равнодушно пройти, будь то у нас дома или за границей. Для меня такой магазин — все равно что для женщины обувной. Обязательно загляну. А уж у Тараса было на что посмотреть: спиннинги «Дайва», безынерционные катушки, жилки всех диаметров и любого цвета, блесны, мушки, крючки и так далее. Кстати, я у него леску на поводки купил — 0,18. Разрывная прочность — 2,5 кэгэ. Даже не купил, он так подарил, узнав, что я русский. Земляк земляка… Сами понимаете. Да и русские в городе Виктория редко бывают, как и покупатели — в лавке Тараса. Конкуренция.

Ну, и пошли тут с ним разговоры за кофейком. Он сам кофе смолол. Они почему-то растворимый не признают.

У них, на Западе, не принято спрашивать, сколько кто зарабатывает. Зато у наших они всегда бесцеремонно спрашивают и про зарплату, и про цены. Тарас тоже не был исключением из международных правил. Поинтересовался.

Но я стреляный воробей. «У советских собственная гордость», — как говорил поэт, очевидно подразумевая тем самым, что это единственный вид собственности, которым мы располагаем. У меня на каверзные вопросы всегда наготове наезженный ответ: зарплату называю в старом исчислении (ну, когда еще рубль десяткой был), а цены — сегодняшние.

— Почти как у нас, — удивленно сказал мой канадский украинец.

Все они так удивляются. Как говорится, беспроигрышная лотерея. А если попадется знаток, можно и выкрутиться с легкостью необыкновенной: «Ах, пардон, невольно спутал! Привычка, понимаете ли». Советую взять на вооружение всем, выезжающим за рубеж.

На стене лавки висел портрет симпатичной девушки.

— Милая акварелька, — сказал я, — случайно не ваша родственница? Или, поздравляю, невеста?

Он рассмеялся.

— Этой «невесте» сейчас было бы 175 лет! Лора Секорд — национальная героиня. В 1813 году она пробежала 30 километров лесом, чтоб сообщить англоканадскому ополчению о вторжении американских войск!

На это я скромно заметил, что однажды, с рюкзаком и удочками, пробежал 50 километров тайгой, чтоб предупредить о надвигающемся пожаре. Но никто национальным героем меня не объявил. Причем мне было труднее, чем канадской героине. Она-то могла хоть секунду передохнуть, а я — нет. Огонь буквально наступал на пятки, и я прибежал в поселок одновременно с пожаром.

Тарас тоже вспомнил про один пожар. Необычайная у него вышла история…

Я все не перестаю себя спрашивать, почему мне первые встречные порой самое сокровенное рассказывают?.. Наверное, потому, что я не глазливый. Этот не сглазит, — правильно считают они. А если потом вдруг и растрезвонит, то, мол, по-доброму. Да и кто ему — мне — поверит?.. Правда?

Продолжаю. Тарас тоже, как ни странно, любил рыбачить. Почему — странно? Да ведь так уж устроено: почти все бармены не пьют, многие врачи не принимают никаких таблеток, кондитеры не едят пирожных — примеры можно приводить без конца. Отчего же владельцы рыболовных лавок должны от них отставать?.. Работа и увлечение редко совпадают. Иначе не было бы никаких хобби.

Тарас был человеком одиноким, и рыбачить любил в одиночестве. В тот год он забрался аж на приток горной реки Фрейзер — Нечако. Это если от городишка Принс-Джордж взять налево, на запад. Вообще Фрейзер — самая дикая река в Канаде, а потому и самая красивая. Желтые бурлящие, ревущие воды, водопады, каньоны, каменные нагромождения, снежные пики скалистых гор — такое первозданное великолепие может только во сне присниться, и то не в каждом сне и не каждому. Если уж Фрейзер — река-дикарь, то Нечако — и подавно. Я имею в виду, что эта речка еще безлюдней. А так, по нраву, она поспокойней необузданного Фрейзера, тот уж больно свиреп. Многие золотоискатели сложили свои головы в его мрачных ущельях.

Главная рыбацкая добыча и на Фрейзере, и на его притоках — лосось. Когда идет нерест, мелкие притоки приобретают кровавый оттенок, а медведи обжираются лососиной так, что лежат по берегам, подставив пузо солнцу, чтобы быстрее все переварилось и можно было бы потрапезничать вновь. Ну, и другой рыбы там полным-полно. А вообще-то, если говорить о нерестовом лососе, то в устье Фрейзера он вкусней; пока дойдет до верховий, загнется — в прямом и переносном смысле. Загибаются челюсти, меняется окраска, худеет — и, отметав икру, выпустив молоки, гибнет.

У Тараса на Нечако есть свое долбленое индейское каноэ. После двухнедельной рыбалки он, уходя, обычно ставит его вверх дном под пихтами и закрывает полиэтиленовой пленкой. Так оно и ждет нового вояжа до следующего сезона: что с ним сделается?.. Но при вылазках в последние два года он стал замечать, что кто-то пользуется его лодкой, хотя и ставит затем на место. Ну, и ладно. Подумаешь!..

И вот, уже возвращаясь оттуда домой, Тарас заблудился в этот раз в тумане и очутился на краю какого-то ущелья. Как он не свернул себе шею, сам не знает. То есть, на языке акционеров, держал курс на понижение, и вдруг под ногами — пустота…

К счастью, пролетев несколько метров, сумел ухватиться за толстые ветки дикого винограда. Цепляясь за них, он стал спускаться вниз. Не полез вверх, благоразумно полагая, что сверху падать почему-то больнее. И все в густом тумане, почти наощупь. Ниже пошли склоны утесов, и стало легче. Здесь он нащупал ногами вытоптанную индейскую тропу — да-да, прямо в скалах. Я потом поинтересовался этим явлением и специально прочитал у путешественника Саймона Фрейзера: «… в тех местах проложена тропа, вернее, не проложена, она словно выдавлена в скалах ногами частых путников». Это ж сколько поколений индейцев ее вытаптывали из года в год! Века?..

Ну, спустился он, наконец, куда-то в низину. И видит — невдалеке огонек мерцает, так сказать, более светлое, дрожащее в тумане пятно. Да и запахом дымка потянуло.

Пошел туда. Человек у костра сидит. Фигура такая — в обвисшей черной шляпе. Поздоровались…

— Откуда принесло? — спросил незнакомец. Голос показался Тарасу смутно знакомым. Да тут вообще все было смутным. Туман…

Тарас ответил, что и как.

— Повезло, — сказал незнакомец. Нет, но голос-то, голос!..

— Еще б, не повезло. Запросто мог шею сломать.

— Да я не про то. Запросто мог изжариться. Там, куда ты шел, сейчас пожар бушует. Слышишь, трещит?

И правда, теперь Тарас различил отдаленный, с подвыванием, треск.

— А нас не…

— Стороной пройдет, — успокоил его незнакомец. — Вверху на краю деревьев нет, а не то жди на свою голову головешки.

Он подбросил сучьев в огонь. Теперь Тарас мог кое-как различить его лицо. Хотя тот и был бородат, но тоже ведь — черт возьми! — что-то знакомое проглядывало. Сбоку от незнакомца на большом рюкзаке виднелся приклад ружья и комель удочки.

— Охотитесь, рыбачите? Незнакомец, казалось, улыбнулся.

— Да вот уже пару лет, что хочу, то и делаю.

— Позавидуешь! — искренне сказал Тарас.

— А чего завидовать? Брось все, и живи!

— Легко сказать…

— Если тянуть да тянуть, никогда не решишься.


— Бродяжничать тоже не сахар… Извините, — спохватился Тарас.

— Для кого-то — бродяга, а для себя — вольный человек. Господи, как глупо я жил раньше! Дурак дураком. Жизнь-то одна…

— Одна, — думая о своем, откликнулся Тарас, — будь она неладна.

— Ну уж тут все от самого человека зависит. Конечно, что-то вроде и теряешь, а на самом деле — нет. Я вот недавно семгу поймал — на 34 килограмма. А!

— Где? — ахнул Тарас.

— На нижних плесах Фрейзера, недалеко от Мистона.

— Завидую, — повторил Тарас.

— Что, жалко свою рыболовную лавку бросить? Продался Мамоне?

Тут Тарас так бы и сел, если бы уже не сидел.

— Откуда…

— Откуда, говоришь, знаю? Знаю.

— Мы что, знакомы, да?..

— Не стану отрицать, — загадочно ответил незнакомец.

— Нет, правда?..

— Правда-правда.

— А-а, вы, наверное, из наших краев? Из Манитобы? Там меня все фермеры знают. Каждый год к родителям езжу. Но я вас что-то…

— Не ври. Девять лет не ездишь, только раз в год по телефону звонишь.

— Ну, знаете ли!.. — вспылил было Тарас и осекся. Вот так встреча! Кто же это?..

Помолчали… Затем стали ужин готовить. А у Тараса в рюкзаке был небольшой магнитофончик, любил иной раз перед сном после рыбалки любимые мелодии тихонько послушать. Ну, и включил его незаметно на запись, пока харчи доставал. Рюкзак оставил открытым.

— Что, заинтриговал я тебя? Ты чего же, хохол, — так и сказал незнакомец, — против своей души идешь? Разве ты об этом в детстве мечтал — в лавке штаны протирать?!

Ничего ему не ответил Тарас. Что верно, то верно. Не попрешь. Да и то сказать, лавка-то его — как бы муляж той жизни, о какой он мечтал. Один обман. Все эти удочки и рыболовецкие снасти — словно блеклая фотография чего-то взаправдашнего, настоящего, истинного, которое бывает с ним только две недели в году. Но ведь боязно что-то прочное на изменчивое менять. Не всякий решится. Все-таки какой-никакой, а делец, не то что бродяга, как этот чертов провидец!..

Поужинали… И так же молча спать улеглись. «Ладно, — решил Тарас, — утром допытаюсь, где тут собака зарыта!..» Магнитофон-то он еще раньше выключил.

А утром, как, верно, догадываетесь, когда сгинул туман, незнакомца и след простыл. Раньше встал и тихо ушел. Да еще новенький телескопический спиннинг из Тарасова рюкзака увел. А магнитофон не тронул.

Только дома прослушал Тарас магнитофонную запись. Кроме той последней фразы незнакомца, больше никаких слов не было.

Тарас прокрутил мне ее:

— Что, заинтриговал я тебя? «Ты чего же, хохол, против своей души идешь? Разве ты об этом в детстве мечтал — в лавке штаны протирать?!»

Клянусь, это был голос — самого Тараса. Только теперь я обратил внимание на то, что он не брит.

— Во-во, бороду отращиваю, — заметив мой взгляд, засмеялся он. — Аренда помещения кончается, распродам по дешевке товар и… Разве я об этом в детстве мечтал — в лавке штаны протирать!


— Неужели он сам себя тогда встретил? — наморщил лоб толстяк Федор.

— В прошлом — себя будущего?.. — задумчиво спросил кучерявый детина Глеб.

— Наверное… — ответил Ураганов. — Когда мы прощались, он сказал: «Одно жутко, вдруг мы снова встретимся? — А потом: — Интересно, поймаю ли я 34-килограммовую семгу на нижних плесах, неподалеку от Мистона?..»


Содержание:
 0  Летучий голландец, или Причуды водолаза Ураганова : Альберт Иванов  1  ПРИШЕЛ И УШЕЛ : Альберт Иванов
 2  КРУПНЫЕ МУРАШКИ : Альберт Иванов  4  ГОНКОНГСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ : Альберт Иванов
 6  ШОТЛАНДСКИЙ ЗАМОК : Альберт Иванов  8  АГЙЯ : Альберт Иванов
 10  ИСТИННОЕ ЛИЦО : Альберт Иванов  12  КРУПНЫЕ МУРАШКИ : Альберт Иванов
 14  ГОНКОНГСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ : Альберт Иванов  16  ШОТЛАНДСКИЙ ЗАМОК : Альберт Иванов
 18  АГЙЯ : Альберт Иванов  20  ИСТИННОЕ ЛИЦО : Альберт Иванов
 22  ГАМБУРГСКИЙ СЧЕТ : Альберт Иванов  24  ПОЕДИНОК : Альберт Иванов
 26  ИСПАНСКОЕ ЧУДО : Альберт Иванов  28  КОТ ТИМОФЕЙ : Альберт Иванов
 30  ЖДАТЬ И ДОГОНЯТЬ : Альберт Иванов  32  ОХОТА НА КАТРАНА : Альберт Иванов
 34  ТАИНСТВЕННАЯ СТАНЦИЯ : Альберт Иванов  36  КОЛОДЕЦ : Альберт Иванов
 38  СТАМБУЛЬСКИЙ ГВОЗДЬ : Альберт Иванов  40  ВЕЩИЕ СНЫ : Альберт Иванов
 42  КОМПАС : Альберт Иванов  44  САМЫЙ ЦЕННЫЙ КАМЕНЬ : Альберт Иванов
 46  СТОЛОВАЯ НА МОХОВОЙ : Альберт Иванов  48  РАСПУТАВШИЕСЯ ПУТАНКИ : Альберт Иванов
 50  ЖУТКИЙ ОДИНОКИЙ ЧЕЛОВЕК : Альберт Иванов  52  РЕССУ, ТАССУ! : Альберт Иванов
 54  ГРОТ : Альберт Иванов  56  ГИПСОВАЯ КУЛЬТУРА : Альберт Иванов
 58  НАМ ХОТЕЛОСЬ БЫ… : Альберт Иванов  60  НАСТАСЬЯ ФИЛИППОВНА — ВОЛЬНАЯ ПТИЦА : Альберт Иванов
 62  САМЫЙ ЦЕННЫЙ КАМЕНЬ : Альберт Иванов  64  СТОЛОВАЯ НА МОХОВОЙ : Альберт Иванов
 66  РАСПУТАВШИЕСЯ ПУТАНКИ : Альберт Иванов  67  ВЕТЕРИНАРНЫЙ ДЕТЕКТИВ : Альберт Иванов
 68  вы читаете: ЖУТКИЙ ОДИНОКИЙ ЧЕЛОВЕК : Альберт Иванов  69  ФЮНФ : Альберт Иванов
 70  РЕССУ, ТАССУ! : Альберт Иванов  72  ГРОТ : Альберт Иванов
 74  ГИПСОВАЯ КУЛЬТУРА : Альберт Иванов  76  НАМ ХОТЕЛОСЬ БЫ… : Альберт Иванов
 78  НАСТАСЬЯ ФИЛИППОВНА — ВОЛЬНАЯ ПТИЦА : Альберт Иванов  79  БОЛЬШИЕ И МАЛЕНЬКИЕ Повесть : Альберт Иванов
 80  ЭПИЛОГ Заключительная история Ураганова : Альберт Иванов    



 




sitemap