Фантастика : Юмористическая фантастика : Все о : Евгения Изюмова

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Жил да был на свете студент Ерофей, жил - почти не тужил, да вот захотелось ему поискать приключений, отдохнуть от сессии мучений, и поиски это завели его не просто Куда-то там… А совсем в другие места…


Двадцатилетний студент Ерофей Горюнов, лежа на постели в общежитии, читал газету, переваривая не очень сытный и совсем неаппетитный ужин в студенческой столовой. Он лениво пробегал глазами газетный лист, что называется, по диагонали: начинал с первой строки страницы и, не вникая в смысл, тут же прочитывал последнюю. Вдруг его внимание привлекла статья, в которой описывались жуткие вещи: из одной пещеры на Кавказе часто неслись леденящие душу вопли. Это было так страшно и непонятно, что жители боялись бывать в окрестностях, и в конце концов перебрались всем селением в другое место. А когда любопытные спелеологи полезли в пещеру, чтобы разгадать её феномен, то одного из смельчаков чуть было не умыкнуло нечто, похожее на шамана-колдуна. И если бы друзья вовремя не вытянули его из пещеры - парень бы погиб.

«А что? - размечтался Горюнов. - Вот бы спуститься туда и посмотреть, правда ли существует ад, или моя бабуля просто пугает, когда я с ребятами чуток дребалызну? Всё грозится, добренькая наша: «Вот ужо попадешь в ад, греховодник, кипеть тебе в котле!» Да мало ли что в той пещере? Люди там кричат, видно, мучаются. Им помочь бы надо», - в груди Ерофея билось отзывчивое сердце.

Впереди - месяц отдыха, а потом предстояла работа в студенческом отряде. Все зачёты Ерофей сдал, и потому этот месяц мог посвятить себе. Он прикинул, сколько у него денег в наличии: стипендию выдали вовремя, да родители недавно подкинули немного. Выходило, что хватит на билет туда-обратно, купить кой-чего в дорогу и прожить «там» дня три. Не заметит ничего такого особенного, так хоть отдохнет малость от трудов умственных, праведных. А вернётся - в студотряде жратва бесплатная, до получки дотянет за милую душу. И одежда - стройотрядовская.

- Еду! - решил Ерофей.


Сказано - сделано. Через два дня Горюнов был уже в опустевшем посёлке-ауле. И так как некому было объяснить, где страшная пещера, он два дня бродил по окрестностям, пока не набрёл на совершенно круглое отверстие в одной из скал, откуда тянуло холодом и чем-то кислым. Он заглянул в отверстие и увидел, что спуск в пещеру круто уходит вниз.

Горюнов зацепил трос, который одолжил у приятеля-альпиниста, и стал спускаться. Тесновато было: мешал рюкзак, но Горюнов упорно проталкивался вниз, пока ноги не зависли в пустоте. Горюнов, отчаянно извиваясь, сделал последнее усилие и закачался на тросе под потолком какой-то обширной пещеры. Он посмотрел вниз и удивленно присвистнул: пещерка-то обитаемая!

Почти под ним - огромный особняк, сразу видно - не простого смертного. От этого особняка вдаль уходила прямая дорога, перегороженная полосатым шлагбаумом, возле которого стоял красочный, весь в бегущих неоновых огоньках, указатель. На нём было высвечено: «Дорога в Ад». Чуть поодаль - здание поскромнее. От него куда-то вверх стремились серебристые опоры то ли подъёмника, то ли ещё чего. На одной из опор - простая доска с надписью: «Служба вознесения».

Горюнов плавно заскользил вниз, тормозя ногами, чтобы не обжечь при спуске руки о трос.

До тверди осталось метра два, он готов был уже соскочить, как вдруг из-за усадьбы вылетели два здоровенных пса - то ли бульдоги, то ли доги, то ли собаки-водолазы. Псы вздыбились и едва не вцепились Ерофею в кроссовки, но Ерофей успел подтянуться на руках выше и завис, качаясь над беснующимися страшилищами.

- Бер! Цер! - послышался приятный голос, и из ворот вышла молодая черноволосая женщина, чем-то похожая на Изольду с параллельного курса, которую Ерофей неделю назад осмелился позвать в кино, оставшись без ужина: билеты в кинотеатре стали стоить недёшево.

- Цер, на место! Бер, фу! На место! - и шлёпнула собак по макушкам.

Собаки, яростно глядя на Ерофея и приглушенно рыча, отступили, а женщина сказала:

- Ну что же вы, молодой человек? Спускайтесь! Милости прошу к моему шалашу.

- Да уж, шалашик у вас превосходный, - ухмыльнулся Ерофей, спрыгивая вниз. - Здрасте!

- Земля пухом, - ответила женщина.

- Чего? - воззрился на неё Ерофей.

- У нас такое приветствие. Разве не знаете, что когда хоронят человека, то говорят: «Пусть ему земля будет пухом», - терпеливо, с еле приметной усмешкой разъяснила женщина.

- А-а… - Ерофей помолчал, соображая, не снится ли ему все это? А то, может, заснул? После хлебных чуть-чуть с мясом котлет запросто приснится всякая дребедень. Он украдкой ущипнул себя за мягкое место. Стало больно. Значит, не спит.

- Выходит, - вежливо спросил Ерофей, - существует всё-таки загробная жизнь?

- Конечно. Но не загробная, правильнее - жизнь вечная. И каждому, кто попадет сюда, или прямая дорога в Ад, или вознесение на Небеси. Ну, идёмте.

Ерофей пошёл за женщиной в дом, не переставая удивляться роскоши, с которой он был оборудован и обставлен: видимо, хозяйка ни в чём себе не отказывала. Ерофей спросил:

- Извините, а вы кто?

- Я - Смерть! - ответила просто женщина.

Ерофей споткнулся, ощутив, как шевельнулись волосы под шапочкой-жокейкой, однако сказал:

- Хм… Я думал, вы…. это… ну, пожилая женщина - в возрасте, значит. А вы - молодая и красивая.

Смерть кокетливо глянула на Ерофея:

- А я могу быть такой, какой захочу. Но вообще-то поддерживаю форму. Аэробикой занимаюсь, плаванием, у меня и бассейн есть.

Горюнов изумлённо вытаращился на нее: во, дела!

- Впрочем, - Смерть усмехнулась, - если хотите, я могу стать и такой, как вы меня представляли: безобразной, костлявой и с косой…

Ерофей энергично замотал отрицательно головой: нет-нет!

- А как вас звать? - осведомился он. - А то Смерть уж больно мрачно.

- Ну, поскольку я женщина, то предпочитаю иметь женское имя, а какое - это уж кому как нравится. Вам, например, какое по душе?

- Изольда.

- Ну, так и зовите - Изольда.

- А это что? - Горюнов ткнул пальцем в огромную книгу на столе, в которой беспрерывно то вспыхивали, то гасли строки.

- Это, скажем так - приходная книга. Здесь указан срок кончины каждого человека. Все вы там, наверху, словно в командировке, а здесь обретаете вечное местожительство. Я однажды читала на надгробии: «Остановись, прохожий, и не топчи мой прах. Я - дома, а ты - в гостях». Очень правильные слова. Между прочим, это удобно для тех, у кого там нет квартиры, здесь-то всем жилплощадь найдётся.

- Ну и у нас так будет, - уверенно заявил Ерофей. - У каждой семьи к двухтысячному году будет отдельная квартира, - и тут же брякнул: - А мой срок когда?

Конечно, не очень уж приятно знать дату своей смерти: будешь потом думать об этом и дни считать. Но любопытство преодолело страх, к тому же Горюнову говаривали не раз, что его язык - его же собственный враг, он выбалтывает все, о чём Ерофей думает.

- Сейчас, - Изольда полистала книгу и ответила. - Тринадцатого месяца, тринадцатого числа, в тринадцать часов и тринадцать минут.

- Ха-ха-ха! - облегчённо рассмеялся Ерофей. - Тринадцатого месяца не бывает!

- Как это не бывает? Сейчас, по-земному, какой месяц?

- Июнь, шестой, - глянул Ерофей на свои электронные часы, где светилась цифра шесть.

- А следующий?

- Июль, седьмой.

- А шесть плюс семь - сколько?

Горюнов сосчитал и пролепетал:

- Тринадцать…

- Во-во. Это как раз по-нашему сейчас идет тринадцатый месяц.

Горюнов машинально посмотрел вновь на часы. Там нахально подмигивала цифра тринадцать. Горюнов похолодев, постучал по циферблату, потряс головой, закрыл и открыл глаза: коварная цифра не исчезла.

- А… дни? Они у вас как? - холодные струйки потекли по спине Горюнова.

- А так же, как и у вас. Вот, по-земному, сегодня какое число?

- Первое.

- Во-во, и у нас первое. Только у вас - 1 июня, а у нас - первое тринваря.

- И ничего сделать нельзя? - с надеждой поинтересовался Ерофей. Голос его предательски дрогнул: - Отодвинуть срок смерти моей никак нельзя?

- Нельзя. У нас документация ведется строго, не то, что у вас. Так что, милок, иди обратно, и возвращайся, как положено, законным образом, с оформленной визой, - и Смерть-Изольда широко улыбнулась, показав ослепительную улыбку.

Горюнов немного поразмышлял. Потом философски произнес:

- Ну ладно! Чему быть, того не миновать. Уж коли я сюда попал, то хоть осмотрюсь, место себе подыщу перед тем, как на вечное поселение перееду. И ребятам расскажу, что к чему.

Изольда опять лучезарно улыбнулась:

- Посмотри, милок, посмотри, касатик. Вот сейчас очередной мертвячок к нам пожалует, - она указала на книгу, где вдруг одна из строк помигала и погасла. - По всем данным, ему прямо в Ад отправляться.

- Откуда знаешь, Изольда? - перешел на «ты» и Ерофей. - А может, в Рай?

- Он-то, может быть, и рад бы в Рай, да грехи не пускают. Да и не попасть сейчас в Рай, что-то там у них заело, с вознесением-то. Только ты сделай так: там, у шлагбаума, двое чертей дежурят - Ван и Бол, оба - дурни бестолковые. Тебе, живому, в столицу Ада, она Тихгор называется, нельзя. Ван и Бол не пропустят. Так ты старайся у обоих за спиной держаться. Они не заметят, потому что один - кривой, а другой - косой. Понял? А сейчас спрячься.

Горюнов кивнул и спрятался за углом дома.

Вновь прибывший был полный и рыхлый, лысоватый, с небольшими усиками под мясистым носом «а-ля Гитлер», весь в «фирме» и золоте - на пальцах массивные перстни-печатки, на шее - цепь. Ерофей попробовал сосчитать, сколько всего на Толстяке, и сбился со счёта, который пошел на тысячи.

Изольда, премило улыбаясь, сказал Толстяку:

- Внесите в кассу тысячу долларов и следуйте в Тихгор, - она показала на светящиеся вдали огни большого мегаполиса.

Толстяк игриво улыбнулся и придвинулся к Изольде поближе:

- А рублями нельзя?

- Что вы! У нас все давно оплачивается валютой, - Изольда поставила штамп на удостоверение личности Толстяка, и тот, оглядев похотливо Изольду с ног до головы, ущипнул её за плечо.

- Ой, баловник, - хихикнула Изольда.

- Позвольте ваш телефончик, - Толстяк своим плечом уже касался плеча Изольды.

- Ах, - зажеманничала Изольда, - потом, потом… Ну, идите, - и она вновь махнула рукой вдоль дороги.

Толстяк подошел к шлагбауму и обратился к двум чертям, что лениво развалились на траве:

- Получите по счету тысячу долларов, - Толстяк вытащил из кармана пачку зелененьких бумажек и вручил её одному из чертей. Тот долго что-то считал в уме и, наконец, проскрипел:

- Извольте доплатить пятьдесят долларов.

- Это ещё зачем? - возмутился Толстяк.

- А налог. За услуги. Таков приказ, - и чёрт кивнул на особняк.

Толстяк хмыкнул, но ничего не возразил, вынул требуемое и отдал. Один из чертей, маленький и толстый, весь покрытый рыжей шерстью, кривой на один глаз, открывая шлагбаум, повернулся к особняку спиной. Так же стоял и другой, косоглазый, длинный, тонкий и чёрный, воровато оглянувшись на особняк, он сунул несколько купюр под камень.

Горюнов в два прыжка оказался у них за спиной, и когда они, опустив шлагбаум, стали поворачиваться личинами к особняку, неслышно шагнул и, вновь оказавшись за спинами чертей, юркнул под перекладину и пустился вдогонку за Толстяком. Когда Ерофей поровнялся с ним, Толстяк недовольно покосился, однако ничего не произнёс. Молчал и Ерофей, пока не дошли до города, над воротами которого было начертано: «Тихгор (Ад). Посторонним и праведникам вход воспрещён».

Толстяк требовательно постучал в ворота, и в них открылось окошечко, незаметное издали:

- Ну, кто там ещё? - неприветливо спросил Лысый чёрт с одним обломанным рогом. - Носит вас нелёгкая, ходют и ходют…

Толстяк показал ему пропуск, выписанный Изольдой, и Лысый буркнул:

- А! Это к Степану Антоновичу Сатане. Прямо и налево, потом опять прямо, потом налево, направо… - Лысый долго-долго перечислял повороты, пока Толстяк догадливо не спросил:

- Сколько?

- Десять долларов!

- Господи, и здесь взятки берут, - вздохнул сокрушённо Толстяк.

Лысый чёрт покраснел и визгливо закричал:

- Па-а-а-пра-а-шу не выражаться и Господа не упоминать! А плату вы вносите за услуги! - приняв деньги, благосклонно и торжественно возвестил: - Ведомство Сатаны - напротив.

Толстяк вошёл в Тихгор, следом шагнул и Ерофей. Лысый глянул презрительно на его разбитые кроссовки, на потёртую ветровку, тощий рюкзак и, сморщившись, кивнул головой:

- Студент? Небось с горы чебурахнулся? Чего с тебя возьмёшь? Проходи!


Степан Антонович был очень элегантный и подтянутый, с бородкой клинышком и подбритыми усиками. Его рожки, как и когти, были аккуратно подпилены и покрыты лаком.

- О! Пополнение! Слышал, слышал, мне с проходной звонили. Что пожелаете? - учтиво обратился он к Толстяку. Ерофея же словно и не заметил.

- «Люкс» в гостинице, пока не осмотрюсь, и желательно девочек, - ответствовал солидно Толстяк.

- О, у нас положены котлы, сковородки и, так сказать, общие номера - геенна огненная. Куда пожелаете?

Толстяк оказался сметливым человеком:

- Ну, тогда индивидуальный котел с водяным охлаждением. За ценой не постою.

- О'кей! - и Степан Антонович, по-прежнему не обращая внимания на Ерофея, повел Толстяка в зал, где гудело пламя, и в пламени том стояли котлы. - Вот и ваш котелочек. Можете устраиваться.

- Он же сварится! - ужаснулся Ерофей, взглянув на кипящую воду в котле.

Степан Антонович прикинулся удивлённым, дескать, и не подозревал, что в комнате ещё кто-то есть, хихикнул и подвёл Ерофея поближе к котлу:

- Посмотрите, юноша: чудо моего технического гения, - он вздёрнул крючковатый нос вверх. - Всего за сто долларов в месяц. Снаружи адово пламя, а внутри прохладно, тридцать шесть градусов. А почему? Благодаря системе охлаждения, - и показал на двойные стенки котла: - Вот включаю вентиль, и, пожалуйста, прохлаждайтесь. Это у вас там, наверху, ищут местечко, где потеплее, а у нас, где прохладнее.

Толстяк уже залез в котёл, блаженно жмурясь, читал местную газету «Кривда», на ушах чернели наушники от плейера, который ему за пару баксов продал Степан Антонович.

- Ну как, голубчик? - осведомился вкрадчиво Сатана.

- О' кей! - Толстяк даже не глянул в его сторону.

- Может, отключить холодную воду? - насмешливо улыбнулся Сатана.

- Ты что? Сдурел? - высокомерно отозвался Толстяк. - Я за что деньги плачу?

- Вы поглядите, юноша, получил он прохладное местечко и сразу преобразился. Сам чёрт ему не брат! - саркастично сказал Степан Антонович, потихоньку заворачивая вентиль. Над котлом заклубился пар.

- Ой! - вскричал дурным голосом Толстяк. - Не отключайте ради Бога!

- Ради кого? - недоумённо приподнял брови Сатана.

- Уважаемый Степан Антонович, - заискивающе обратился Толстяк к Сатане, - у меня случайно завалялась тысчонка зелененьких, не примете ли как презент?

- С удовольствием! - осклабился Сатана и принял на лапу, одновременно открывая холодную воду, лицемерно произнеся при этом: - Как не услужить хорошему человеку?

- А знаешь ли ты, Ерофей, - рядом с Горюновым неожиданно возник полненький розовощёкий старичок в венчике седых волос, над которыми светилось фосфорным зеленоватым светом кольцо-нимб, - знаешь ли ты, что за котёл без охлаждения тоже надо платить пятьдесят долларов? - и он показал на соседний котел, где, выпучив глаза, сидел человек.

- Как? За кипяток? - поразился Ерофей.

- За кипяток. А этот платит пять долларов в месяц и терпит, - старец подвел Ерофея к другому котлу.

- Он же в пустом котле жарится! - обомлел Ерофей, увидев, как приплясывал и извивался, вздымая руки вверх, очередной грешник.

- Вот именно. А там - у кого и пяти долларов нет, - и он выкинул руку с короткими, как сардельки, пальцами по направлению огромного кипяще-бурлящего котла, над которым то поднимались, то пропадали руки, и без конца раздавались голоса, умоляющие о пощаде.

Степан Антонович, онемевший в момент появления старца, пришёл в себя и презрительно бросил:

- Не берите в голову, юноша, там варятся бездельники и лентяи, которые не способны заработать на хороший котёл!

- Выходит, и у вас всё продаётся и покупается? - задумчиво спросил Ерофей. - Даже дружба?

- Естественно. А у вас разве не так?

- Не так! - запальчиво воскликнул Ерофей. - Дружба всего дороже, и я, например, за друга - в огонь и воду!

- Хе-хе… - скорчил омерзительно-насмешливую рожу Сатана. - В тепленькую водичку, а, Ероша? - он фамильярно похлопал Горюнова по плечу. - А насчёт дружбы… Пойдём, покажу, - и они направились в зал, где вдоль стен были установлены какие-то аппараты, похожие на телевизоры.

Сатана подошёл к одному из них и включил.

- Сейчас в телеящике всё увидишь, хе-хе-хе, - пообещал он с довольным видом.

Экран засветился зеленовато, по нему пробежали искры, и появилось изображение: у шлагбаума сидели трое - двое знакомых уже Ерофею чертей и какой-то горбоносый человек, одетый в короткую тунику, точь-в-точь, как на картинках в книге древнегреческих мифов. Троица играла в карты.

Грек смачно хлопнул свои карты на землю и захихикал:

- Ваша карта бита! Гоните по сорок золотых!

- Бол! - воскликнул рыжий, кривой на один глаз, чёрт-толстяк. - Он опять нас надул!

- Да, Ван. А денег у нас больше нет, - печально констатировал сей факт чёрный чёрт, очень худой и косивший на оба глаза, которые то сбегались к носу, то укатывались к ушам. И тогда чёрт легонько хлопал себя по ушам, и глаза возвращались на место.

- А, может, забрать у него выигранные деньги? Нас же двое, одолеем. И расплатиться, - воинственно заявил Кривой.

Но его приятель был настроен ещё воинственнее. Он схватил грека за руку и прорычал:

- Давай, Ван, лучше посадим его на осиновый кол и вообще платить не будем! - его глаза сурово свелись к носу.

- Ой-ой-ой, косенький, - запричитал грек, - мы так не договаривались! Мы же друзья, а вы то ограбить меня собираетесь, то на кол посадить. Так с друзьями не поступают!

- А как поступают с друзьями? - тряхнул его за шею Косой чёрт. - Как ты? Ты обобрал нас до последней шерстинки, Сизиф, своим плутовством. Не только месячное жалование забрал, но и весь навар с налогов, - и нижней конечностью он отпихнул в сторону камень, под которым раньше хранились утаённые деньги.

- Но ведь по вашим чёртовым понятиям, кто больше нагадит, тот и друг, - пожал плечами Сизиф. - Чего же вы хотите от меня?

- Ну, что ты нам друг, это мы поняли, но и мы тебе друзья. Ван, тащи кол, да покрепче, - приказал, показав жёлтые крупные зубы, косой Бол.

- Вы что?! - возопил Сизиф. - Вы не имеете права заставлять меня нарушать инструкцию, согласно которой я должен таскать этот камень на гору, - и он пнул ногой, обутой в сандалию, по камню. Пнул так, что зашиб ногу и запрыгал на другой. - В инструкции для меня иного истязания не значится. Вы что? Хотите, чтобы меня строго покарали?!

- Дружище, нам для тебя ничего не жалко, - Бол снова осклабился, потрогав пальцем кол: остро ли затёсан, а мускулистый толстяк Ван схватил Сизифа в охапку и приготовился опустить его на кол.

«Думай, думай… - пронеслось в голове у Сизифа, - ведь не зря говорят, что хитрее тебя в Аиде нет», - и громко закричал:

- Друзья, мне перед смертью полагается последнее желание, а вы его должны исполнить!

- Ну, какое же, говори! - нетерпеливо потребовал Бол.

- Уберите этот чёртов камень с моих глаз, я буду видеть его, сидя на колу, и терзаться, что некому его тащить на гору, и большего терзания для моей души нет. В инструкции начертано, что этот камень обязательно должен тащить я, иначе буду испытывать страшные муки, если потащит этот камень кто-нибудь другой! - рыдал Сизиф, по его лицу катились крупные, с горошину, слезы. - Я прошу: уберите его с глаз моих! Уж лучше сидеть на колу, чем испытывать невообразимые душевные мучения, как сказано в инструкции!!!

Бол поковырял пальцем в носу, о чём-то сосредоточенно подумал, наморщив лоб, потом подозвал Вана и прошептал:

- Слушай, давай, я потащу этот камень, а ты заставляй его смотреть, - и решительно взвалил на плечо камень, отчего глаза его от натуги тут же разбежались в стороны.

- Ой, - взвыл Сизиф, - не делай этого, ведь ты мне друг! Мне будет казаться, что меня посадили на вертел и жарят на медленном огне, содрав шкуру, посыпав раны солью и перцем!!! Ой, не надо, я же просил камень убрать с моих глаз, а не тащить! - он брыкался в руках Вана, отворачивался, но рыжий Кривой держал его крепко и не позволял отворачиваться.

- Во! Видал? Я тащу! - злорадно ответил ему Бол, усилием воли сведя непослушные глаза к носу, и поволок камень в гору.

Косой чёрт обливался потом, согнувшись в три погибели от тяжеленной ноши, но улыбался, слыша, как за спиной истошно вопит Сизиф: «Ой, не надо! По моим жилам бежит расплавленный свинец!»

Едва Бол дотащил камень до вершины горы, как что-то заворочалось в ней, загудело, и с громким рёвом гора выплюнула из себя поток лавы вместе с Сизифовым камнем. Камень полетел вниз, набирая скорость, вслед за Болом, догнал его и поддал сзади, прокатился по нему и спокойненько улёгся у ног Сизифа, как послушная собака. Успокоилась и гора.

Охая и проклиная гору вместе с камнем, Бол встал, шатаясь, подошел к Вану и Сизифу:

- Ну, как, мучился он тут? - спросил Бол у Кривого чёрта.

- О! - воскликнул Ван. - Еще как! Выл так, что мне даже стало его жалко.

- Друзья мои, спасибо вам, что вы не вдвоём потащили этот проклятый камень, - всхлипнул Сизиф, вытирая ладонью глаза, - иначе мои муки удвоились бы.

- Удвоились бы, говоришь? - Бол вновь задумался. - Так-так… А ну-ка, Ван, потащим вместе этот булыжник наверх. Жаль только, что не увидим, как он тут будет мучиться, - и черти усердно покатили камень в гору.

А Сизиф приплясывал:

- Ну, камешек сбагрил, пора и дёру, - он скорчил рожу, состроил спинам чертей пальцами «нос» и побежал прочь, сгребя в подол туники все деньги, что были на кону.

- Ну? - спросил у Ерофея Сатана, выключив телеящик. - Как ты теперь смотришь на дружбу? Уж Бол, Ван и Сизиф - друзья, водой не разольёшь. А он их надул да ещё вместо себя подставил камень тащить. Слыхал про Сизифов труд?

- Слышал… - вздохнул Горюнов.

- Не внимай ему, Ерофей, - сказал седовласый. - Не в деньгах счастье.

- А в чём? - возразил Сатана. - Пошли, покажу одно местечко, - и он быстро повёл обоих собеседников в другой зал, где блестели, словно хрустальные, окна, под потолком сияли светильники, а во всю длину и ширину зала голубел отделанный серебряной плиткой бассейн (всем известно, что ионы серебра имеют дезинфицирующее свойство). А вокруг полусидели-полулежали на мягких подушках люди.

- Глянь, Ероша, чем этот котёл отличается от бассейна? Плати тысячу в месяц и существуй себе припеваючи! Конечно, это дороговато, и нам пришлось немало побегать, чтобы собрать и обложить налогом в Тихгоре все охладители, но зато котёл вышел классным.

- Да уж, простому человеку не по карману, - съязвил старец.

- Да кто мешает деньги иметь? Копи и существуй потом вечно.

- Но и плати - вечно! С трудовых доходов много не накопишь, тем более на такой котёл.

- Зато есть не трудовые, - отпарировал Сатана. - А иные и льготами пользуются. Грешники - такой народ: горбатиться особенно не привыкли. Верно, Ероша?

- За упорный труд на земле праведники вознаграждаются отдыхом на небе! - возопил старец. - И могут получить из наших рук всё, что захотят!

- Га! А на земле ничего не хотят и без штанов ходят! - заржал Сатана.

- Штаны - это от лукавого, а мы о душах праведных заботимся. Душе в Раю и без штанов тепло. Но за особые заслуги праведник может получить индивидуальную «спасибу».

- Ага, значит, есть и у вас денежки? - ехидно сощурился Сатана.

- «Спасиба» - это не деньги, на нее ничего купить нельзя, ею можно только гордиться, как орденом! - старец назидательно поднял палец.

- Н-да… За «спасибу», выходит, шубу не сошьёшь, - почесал бородку Степан Антонович, - она даже не булькает.

- А это как посмотреть! - гордо выпрямился старец, щёлкнул пальцами, и на Ерофея упало нечто шуршащее. Он глянул: это была шуба, вся сплошь из листков бумаги, на каждой стояло: «Спасибо». - Ну как? Неплохо получилось, а? - у старца блестели от удовольствия глаза.

- Ха-ха! Ероша, милок! Ангелы - идиоты, я ещё раз в этом убедился, а Рай - сумасшедший дом! - Степан Антонович еле выговорил это, сложившись почти вдвое от хохота.

Ангел-старец приосанился и с достоинством изрёк:

- Когда кончаются аргументы, то переходят к личным оскорблениям.

- Вот мой аргумент! - и Сатана с маху двинул Ангела в челюсть. Тот шустро взвился вверх и прокричал:

- Когда не могут доказать словами, доказывают кулаками! Это привычка всех дураков. Ерофей, когда напаришься здесь, поднимайся на небо, там и поговорим!

- Вали, вали! - свистнул снизу Сатана. - Не забудь: Сатана здесь правит бал, люди бьются за металл! - и погрозил кулаком, злясь, что ему, бескрылому, летучего Ангела не догнать.

Горюнов задумчиво почесал в затылке: «Да… И впрямь здесь надо разобраться, что к чему».


Ерофей вышел из дворца Сатаны и, задумавшись, медленно пошёл по Тихгору. Дойдя до небольшого, очень странного сквера, в котором росли совершенно безлистые деревья и кусты, чёрные, словно обгорелые, Ерофей сел на первую, попавшуюся на глаза, скамью. Неподалеку от него остановились двое зелёных взъерошенных и тощих чертей. У одного в руках - захватанный грязный стакан, у другого - точно такая же бутылка, которую на Земле звали «огнетушителем». Черти так пристально разглядывали Ерофея, что он заёрзал беспокойно на скамье.

- Он? - спросил один чёрт у другого.

- Не-а… Не похож, тот - постарше, помужее.

- А где же тот?

- А бес его знает…

Вдруг невесть откуда появился голый человек с взлохмаченной головой, опутанный резиновыми трубками. Под мышкой у него торчала стойка капельницы, оранжевый шланг от колбы тянулся к левому забинтованному запястью, а в правой руке он держал мензурку.

- Вот он! - обрадованно вскричал первый чёрт.

Они бросились к человеку, но тот вновь исчез. Черти забористо выругались, но не успели успокоиться, как человек появился вновь.

- Эй, приятель! - схватил его за руку второй чёрт. - Ты шутки с нами шутишь? То появляешься, то исчезаешь, а нам без третьего выпить никак не возможно. Ты хоть где?

- В ре-а-а-ни-ма-ци-и… - еле слышно выговорил полумёртвый человек.

- Ну, ясно! - авторитетно заявил первый чёрт. - Дохтура тебя то вытаскивают отсюдова, то ты сюды летишь.

- Не трепись! - оборвал его другой. - Пока он здесь, давайте скорее выпьем, - и налил вино в стакан и мензурку.

- Ну, вздрогнем, - произнёс полумёртвый и опрокинул содержимое в себя.

Черти тоже выпили: один из стакана, другой прямо из горлышка бутылки.

- Эх, пошла хорошо! - довольно крякнул полумёртвый. - Прямо-таки душа за… - и исчез.

- Во! Опять его отсюдова утянули! - воскликнул чёрт со стаканом, утирая губы и нюхая свой кулак.

- А, - махнул беспечно лапой его приятель, - скоро вернётся. У них там, наверху, ни таблеток от головы, ни валерьянки, ни аллилчепа. Сам видел. Просил как-то валерьянки на опохмелку в аптеке, не дали, заразы, без рецепту. Эй! - крикнул он Ерофею. - У тебя закуси не найдется? Только смотри, если кукуруза, то она мне не нужна. Терпеть не могу. А то был тут у нас один чудак, всех кукурузой угощал. Сейчас он в Соврае, из грешников в праведники недавно его перевели.

Ерофей стыдливо пожал плечами: он съел недавно последний кусок колбасы.

Черти отошли от Ерофея, и он вдруг услышал за ухом:

- Ерофей, ты давай к нам. Ну их, чертей зелёных. Перепились, теперь пойдут наверх казаться вашим алкоголикам. Слыхал, небось: допились до чёртиков? Это они, черти зелёные, балуют.

- Куда это - к вам? - недоверчиво поинтересовался Ерофей у стоящего за спиной Ангела.

- В Соврай. Так называется столица Рая небесного.

Бесприютному Ерофею было всё равно, куда идти, и он согласился. Вместе с Ангелом они миновали ворота Тихгора, Лысый чёрт при том истово перекрестился лохматой лапой и явственно прошептал: «Чур меня, чур!» - сплюнув им вслед. Вскоре они подошли к заставе, охраняемой Болом и Ваном.

Оба черта, высунув языки, сидели на камне, который никак не могли затащить на гору: она обязательно плевалась лавой и сбрасывала злополучный камень вниз, причём часто чертям на их бестолковые головы, потому у Кривого был обломан левый рог.

- Куда?! - грозно вскричали обозленные на весь свет и ад черти, преградив Ерофею дорогу.

- Со мной! - ответил важно Ангел, выпятив живот и отодвигая чертей в сторону, которые отскочили от него словно от прокажённого

Подойдя к странному сооружению, которое видел Ерофей сверху, Ангел открыл дверь небольшой обшарпанной кабины и гостеприимно пригласил Ерофея внутрь.

Горюнов с опаской ступил вслед за Ангелом: уж больно всё какое-то ненадёжное на вид.

Ангел нажал на кнопку «пуск». Кабина затряслась, что-то заскрипело снаружи, однако не сдвинулась с места.

- Ох, опять сломалось! - горестно развёл руками Ангел. - Придётся к проклятому Сатане обратиться, - и лицо его страдальчески сморщилось.

Ангел вышел из кабины, направился к аппарату, похожему на земной телефон, ободранному, как и кабина, снял рожок, долго щёлкал пальцами по мембране, дул на неё, крутил заводную ручку, пока из аппарата не раздалось:

- Это ты, Ангелочек? - голос у Сатаны был развесёлый.

- Он видит нас, - шепнул Ангел Ерофею, и заискивающе улыбнувшись, ответил. - Я, я, Степан Антонович! Я к тебе с просьбочкой небольшой: не повелишь ли Бабе Яге дать нам метлолёт, чтобы до Соврая добраться?

Сатана истинно по-мефистофельски расхохотался:

- Опять колымага твоя сломалась? Давно тебе предлагаю: гони валюту, и я тебе дам лучших специалистов! - Ангел при этом печальнейше вздохнул, а Сатана продолжал: - И поставь, наконец, видеофон, ни черта не видно и не слышно, когда ты на связи. А Бабе Яге, так и быть, звякну. Ждите чёртомобиль, - и он опять захохотал.

- Садись, Ерофей, - предложил Ангел, опускаясь на шаткую скамеечку возле аппарата. - Скоро прибудет экипаж, у них сервис на высоте, проклятый Сатана слово умеет держать, если его какой-нибудь чёрт не попутает.

И, правда, минут через пять к ним подкатил роскошный, но странный лимузин: спереди - как «Форд», сбоку похож на «Тойоту», а сзади - неизвестно на что, причём автомобиль постоянно менял свои очертания.

- Садись, садись, - подтолкнул Ангел Ерофея к машине. - С ветерком доедем до метлодрома. Эх, какой русский не любит быстрой езды! Трогай, милейший, - и махнул небрежно вперёд рукой, словно какой-либо князь своему лакею. Выглядел он заносчиво и высокомерно.

Сидевший за рулем чёрт в форменной фуражке опасливо глянул на Ангела, плюнул трижды через левое плечо и плавно тронул чёртомобиль с места. Вскоре они подкатили к огромному, из стекла и бетона, зданию. У входа аккуратными рядами стояли в специальных держалках мётлы - большие и маленькие, с сёдлами и без сёдел. Рядом со зданием прикорнула, отдыхая, избушка на курьих ножках. Она спала и сладко похрапывала. Ангел шепнул, почтительно указав на избушку: «Личный транспорт Бабы Яги», - и они, войдя в здание метлопорта, направившись к стойке с надписью «Администратор», где за стеклянной перегородкой сидела неприступного вида, сильно загримированная, мало сказать - пожилая, вернее, древняя женщина, явно желавшая выглядеть помоложе, что, вообще-то, присуще всем женщинам.

- Баба Яга, она недавно сделала пластическую операцию, - опять шепнул Ангел Ерофею и, отгородив рот ладошкой, таинственно сообщил администратору. - Мы от Степана Антоновича…

Неприступность мигом слетела с Бабы Яги, она заулыбалась, показав золотые зубы:

- Слушаю вас, слушаю…

- Нам бы метлолёт до Соврая.

Баба Яга звучно щёлкнула пальцами - тут же откуда-то возник юркий зелёнощёкий лешачонок в рубахе изумрудного цвета, такого же цвета брюках и сапогах. Он вытянулся перед Бабой Ягой по стойке «смирно». Ерофей, глядя на него, подумал: «Ишь, как вышколен!»

- Дашь дорогим гостенёчкам двухместный метлолёт-экспресс, - пропела елейно Баба Яга, а когда они отошли от стойки, выругалась. - Чтоб вы с метлы свалились.

Ангел и Ерофей очень удобно устроились в сёдлах. Лешачонок велел пристегнуть ремни безопасности: с него-то в случае аварии взыщут строго, и Баба Яга - в первую очередь, потому он вовсе не желал, чтобы пассажиры сверзились с метлы. Потом он оглушительно свистнул, и метлолёт взмыл вверх так стремительно, что Ерофей испугался: как бы головой о свод пещеры не треснуться. Но, к его удивлению, через минуту они оказались в месте, залитом солнечным светом. Над головой был голубой купол, по которому туда-сюда в одиночку и парами гуляли звезды. Им с одной стороны улыбалось добродушное солнце, а с другой надменно усмехался месяц, похожий на кусок серебристой фольги от шоколадки.

Метлолёт заложил такой резкий вираж, что Ерофей испуганно ухватился за плечи Ангела, сидевшего впереди. Но посадка прошла благополучно, метла не катилась по полю, как обычный самолет, а плавно спланировала и встала, как вкопанная, мягко коснувшись тверди разлохмаченным хвостом. Они слезли с метлы, разминая затекшие ноги. Ерофей с любопытством огляделся вокруг. Оказалось, что метлолёт сделал посадку на платформе, похожей на те, что устраивают возле железной дороги с самым незатейливым названием, вроде "Ост. 5 км". На платформе стояла убогая будочка с покосившейся скамейкой.

- Ой, какой красавчик, ой, какой упокойничек молоденький, - вдруг певуче кто-то сказал за спиной.

Ерофей оглянулся и увидел женщину, худую, плоскогрудую, в обтрёпанном, видимо, давно не стираном платье, в стоптанных туфлях. В руках она держала метлу, явно предназначенную для дворницкой работы, которую когда-то связали из длинных стеблей полыни, и хотя сейчас метла была растрёпана до невозможности, от неё до сих пор тянуло слабым полынным запахом. Женщина подошла поближе, и от неё пахнуло винным перегаром.

- У! Опять Никшна дребалызнула. И где только достаёт чёртово зелье? - недовольно пробурчал румянощёкий и упитанный старичок в строгом чёрном костюме-тройке и новых туфлях на тонкой подошве. Он степенно прохаживался по платформе, заложив руки за спину, и всматривался во всё острым, цепким взглядом.

- А твоё какое дело? - подбоченилась женщина. - Сгинь с глаз моих, а то как тресну по башке! - и взмахнула воинственно метлой.

Старичок тут же сгинул неизвестно куда, словно растворился.

- Куда это он? - поинтересовался Ерофей у Ангела.

- Докладывать Всевышнему, что Никшна выпивши. У нас ведь сухой закон, объявлена жестокая война Зелёному Змию. Змия-то мы пока не победили, а вот Эдемские виноградники особливо ретивые ангелы-столоначальники повырубили. Вот и готовят сатанинское зелье из дурман-травы, что из Тихгора доставляют.

- А как же Никшна в Соврай попала? - осведомился Ерофей. - Она вроде как пьющая женщина, значит, грешница.

- Эх, телом грешна и духом слаба, а душой - праведна. И она была пригожа, звали её Мария Никитишна, да судьба вот повернулась к ней таким чёрным боком, что не стерпела душа, затосковала, вином стала утешаться.

- Ну, а Всевышний ваш куда глядел? Подправил бы её судьбу.

- Всевышний всемогущ. Однако много вреда люди сами себе приносят. У Никшны любовь была необыкновенная, да предмет её любви - подлец и обманщик. Я его, кстати, видел где-то в Тихгоре. Дочушку, дитятко её малое, отцом непризнанное, Бог как дал, так и взял. Вот Мария Никитишна и запивала горькое горе горьким зельем, тут и стали её звать кто как, а чаще - Никшна. Легко и просто. К нам попала так: зимней порой в парке спать на скамье улеглась, вот и отправили сюда, в чем была. Так что Всевышний ни при чём, подлость и равнодушие людское сделали её такой.

- А этот, как его, ну, который сгинул? По всему видать - фискал, он-то как попал к вам?

- Милый Ерофей, такие, как он, всюду нужны, чтобы знать, где что происходит, чтобы вовремя нежелательные явления предотвратить. А этот у нас по контракту работает, по специальности. Наверху-то он на мно-о-гих донес.

- Ага, сексот, значит, - догадался Ерофей.

Так, разговаривая, Ангел с Ерофеем незаметно дошли до светлого города, только удивительным показалось Ерофею, что безлюдно в нём: нет занавесок на окнах, не выглядывают оттуда жители.

- Что это у вас так пусто? - спросил Ерофей. - И дома есть, а жить там некому, что ли?

- Понимаешь, Ерофей, у нас это, ну, по-вашему - приватизация. Всякий может купить, что угодно, даже целый дом. Но проклятый Сатана решил подорвать нашу экономику и наводнил Соврай таким количеством «спасибов», настоящая девальвация произошла. И теперь, пока расплатишься - язык смозолишь, столько надо «спасибов» сказать. У каждого язык ведь свой, как и рубашка, ближе к своему телу, жалко его. Впрочем, часть жилых помещений за валюту продается богатым тихгорцам, они к нам ездят отдыхать, климат у нас изумительный и очень пользительный. Кстати, ты есть хочешь?

- Хочу, - чистосердечно признался Ерофей, ощутив бурчание в животе. - Только как же вы? Вам полагается, кажется, святым духом питаться?

- Так-то оно так, но при моей дородной комплекции этого мало.

Впереди что-то сияло огнями, переливалось. И была толпа народа.

- О! - воскликнул Ерофей. - Там, случайно, не найдется перекусить чего? Что это?

- Ресторан «Шамдональдс». Это у нас забугорное предприятие. Заморские купцы открыли. Но понимаешь, Ерофей, там за обед валюту спрашивают. Она у тебя есть? Один «биг-мак», бутерброд с двумя котлетками, двадцать целковых стоит. Хотдог, ну, который «горячая собака», он дешевле десятки.

Ерофей ощупал в кармане свои неконвертируемые рубли, выгреб на ладонь мелочь и увидел смятую десятку. Ерофей вздохнул: купюра эта, конечно, далеко не доллар.

- Ладно, - сказал Ерофей Ангелу, - давай поищем кафешку либо столовку какую. А у этих, в очереди, у всех валюта есть?

- Нет у них никакой валюты, одни «спасибы» в кармане.

- А чего стоят? - удивился Ерофей.

- А смотрят, как в кино, на тех, кто туда обедать ходит. Чаще всего - туристы из Тихгора, только их всех уже в лицо знают, а все равно интересно посмотреть. А нам с тобой надо туда, - и Ангел показал рукой вдоль улицы.

Они зашли в кафе «Поестьладом», и Ангел, покраснев, смущённо попросил:

- Заплати, Ероша, и за меня, а то, понимаешь, у меня одни «спасибы», а чёртов Сатана прав: на них ничего не купишь. У нас раньше было лучше - всё по потребности, всё общее, но и у нас, как в Тихгоре, развилась частная собственность, а собственник, сам понимаешь, за «спасибу» ничего не даст.

«Поестьладом» было хорошее кафе со шведской раздаточной линией, где можно взять любое на свой вкус блюдо, и даже, если понравится, добавку. То есть ешь до отвала, сколько хочешь, лишь съедай все без остатка. «Да, - думал Ерофей, уплетая пятую порцию печеночного паштета (он уже съел тарелку наваристого борща, котлету по-киевски и люля-кебаб), - такую бы линию в нашу институтскую столовую. Это тебе не комплексный обед из пшенного супа, котлеты со шрапнелью-перловкой и бледным чаем».

Ерофей, отдуваясь, выпил пару чашек чая и почувствовал себя сильно потяжелевшим.

- Уф-ф!.. - сказал и Ангел. - Сто лет уж так не едал. Спасибо тебе, Ерофей!


Ангел долго водил Ерофея по Совраю, показывал, где и что, и всё жаловался на Сатану, что сманивает на жительство в Тихгор души праведников из Соврая. Их Всевышний, естественно, не пускает, так они устроили висячую забастовку. Поскольку все души имеют свойство свободно передвигаться в пространстве аки птицы и даже свободнее, то все желающие перебраться в Тихгор, зависли в воздухе и предъявили требование открыть границу между Раем и Адом и разрешить свободный въезд-выезд. Все, кто передвигался по тверди, нормально касаясь её, немало шишек понабивали, натыкаясь, хоть на бестелесные, но всё же ноги, болтающиеся в воздухе.

- Но, - Ангел хитро прищурился, - Всевышний со своими советниками-приближёнными издал Указ об открытии границы, вот будет это только через два года. Всевышний говорит, что чует его душа: Сатана затевает что-то негодное. Может, ты станешь нашим разведчиком, а, Ерофей? А то, знаешь, что нам Сатана подстроил? У нас, понимаешь, как во всех цивилизованных странах, где надо - интеграция, а где не надо - дифференциация. У нас одна артель топоры выпускает, другая - топорища, третья их собирает. И все при деле, и всем хорошо. А черти косоглазые взяли да и скупили все топорища. Артель-то обрадовалась: мол, сделку выгодную провернули, на смежников-собирателей плюнули, те без работы остались. А черти косоглазые топорища в опилки перевели, плиты из них понаделали и нам же из нашего же сырья мебель втридорога продали! До того, нахалы, додумались, что весь утиль скупают у нас, нам же потом сувениры из него продают. Так и норовят экономику нашу подорвать. Или вот апостол Пётр купил в Тихгоре дорожную машину, взятку, поди, взял: уж такая машина старая-престарая. У них там, в Тихгоре, все машины каждые пять лет обновляются, а нам старьё по дешевке подсовывают. А как не купить? Экономия же… И главное, всучили Петру ту машину, а запчасти, говорят, отдельно за валюту продаём. А где у нас валюта? Всю на мыло да шило истратили. Вот и стоит машина без толку. Ну, как, согласен стать нашим разведчиком?

Ерофей промолчал. Он думал.

Ангел проводил Ерофея до лифта, который уже починили.

- Лифт прибудет через час, - сообщил Ангел, посмотрев расписание. - А я, извини, пойду - дела. Ты не обидишься?

Ерофей помотал головой, дескать, нет, и уселся на колченогую скамью, где уже сидели двое очень знакомых на лицо стариков и мирно беседовали.

- О! - воскликнул один из них, густобровый и массивный, заметив Ерофея. - Никак новенький?

Ерофей туманно пожал плечами, мол, думайте, как хотите.

- Как там у вас, наверху?

- Нормально, - ответил Ерофей.

- Говорят, у вас там перестройка идет, старое ломается, строится новое. Вот я, помнится, на Днепрогэсе…

- Да, - вежливо ответил Ерофей, узнав наконец говорившего. - У нас много чего изменилось. Идет активная борьба с коррупцией и мафией, провели недавно денежную реформу…

- Гляди-ка, точь-в-точь, как при мне! - обрадовался другой, лысый и полный, приосанившись. - Раз есть последователи, помнят, значит, меня, а ты, Ильич, говорил, что и думать забыли, а вот меня ещё и в праведники произвели. Как деньги-то? - обратился он опять к Ерофею. - Меняли? Один к десяти?

- Нет, - сказал Ерофей, - в целях борьбы с обнаглевшей мафией были только изъяты из обращения сотенные купюры.

- Ну и как? - заинтересованно спросил густобровый. - Много изъяли?

- Ну… Это - экономическая тайна.

Старики помолчали, но говорливый густобровый опять начал:

- Слушай, Сергеич, я вот одного не понимаю: я вроде ничего не строил, а ты?

- Да и я тоже, не знаешь, что ли? Сам же меня свергал за развал экономики, какое уж тут строительство! Не до того мне было, кто бы тогда всю семью за границу возил, а? - ворчливо откликнулся лысый толстячок.

- Вот и я помню - нет, ничего такого мы особенного не строили. Я, вот, правда, целину распахивал. А чего тогда они там всё перестраивают?

Тут раздался звонок, откуда-то возле платформы появилась кабина лифта, опоздавшая на целый час. Ерофей попрощался с собеседниками и вошёл в кабину. Когда за ним с лязгом захлопнулась дверь, нажал на кнопку, и кабина медленно поползла вниз. В ней не было окошек, и Ерофей понятия не имел, где находится, а чтобы скоротать время, присел на корточки, упершись спиной в стенку, и стал читать надписи - очень интересные и полезные в познавательном смысле. Вот, например, написано фломастером: «Люблю, как душу, трясу - как грушу». Вырезано ножом: «Здесь был я». А рядом нацарапано короткое, трехбуквенное, знакомое с детства слово из стенно-заборного фольклора… Читая эти надписи, Ерофей незаметно задремал. Проснулся от толчка: кабина прибыла на конечную станцию.

Ерофей вышел из кабины и направился к вилле Изольды. Он побывал и в Аду, и в Раю. Пора уж и наверх выбираться. Подойдя к воротам виллы, Ерофей подергал за позолоченное кольцо звонка, но никто не откликнулся на его сигнал. В доме было тихо, даже страшилища Цер и Бер не лаяли.

- Куда её черти унесли? - с раздражением подумал Ерофей. - Сиди тут сейчас, будто у меня дел нет…

Горюнов ещё раз подергал кольцо, потом грохнул кулаком в калитку, пнул её ногой и пошёл к шлагбауму, где Бол и Ван, устроившись на тверди, играли в карты с босоногим человеком, который был в одних трусах, зато на шее болтался галстук. Рядом с Болом лежала сложенная аккуратно одежда и стояли туфли: на сей раз чертям, видимо, везло. Но человек не унывал, азартно шлёпал картами по Сизифову камню, который они приспособили вместо стола, и горланил песню:

- … Не везет мне в карты, повезет в любви!

Ерофей обошёл осторожно шлагбаум, ожидая окрика, но никто на него не обратил внимания - так все были увлечены игрой, и зашагал к Тихгору.

Перед воротами города, обняв Лысого чёрта, плакал какой-то черноусый человек в огромной кепке и рассказывал:

- Приехали мы с председателем в соседний колхоз - опыт перенимать. Нас угостили, накормили, выпили со встречи немного. Самую малость… - у человека был сильный кавказский акцент.

Ерофея заинтересовал рассказ кавказца, и он остановился поодаль: всё равно ведь спешить некуда.

- А что пили? - спросил, облизнувшись, Лысый.

- Лимонад написано. На бутилке бил нарисован адин стручок два листок. Патом паехалы другой колхоз опыт передавать. И там нас тоже встретили па-челвечески: пили-ели, но… - он утвердительно поднял вверх указательный палец, - выпили мы самую малость, панымаем: при исполнении…

- А что пили?

- Лимонад. Только на этикетке бил бик нарисован. Патом опять паехалы опыт перенимать и делиться. Нас встретили-приветили, накормили, выпить дали…

- А что?

- Лимонад, канэшно, только пачему-то этикетка странный рисунок: черепушка два кости. Едем абратно, а тут столбы взбесились, стали савсем пианые какие-то, панымаишь, перед самой машиной дорогу перебегать начали. Адин савсем шальной, прямо под колеса бросился. Ну, это - ладно, это все - ерунда… Ты, чертяка лысый, одно пойми: председателя нового в нашем колхозе изберут, старый во-о-н, - и человек показал на картежников. - И я, ладно: дети поплачут, жена найдет себе другого, но, чертяка, где же мой сменщик возьмёт при нынешнем дефиците новый радиатор, а? - и он опять заплакал так горестно, что даже Лысый не выдержал и смахнул слезу, кивнув Ерофею на ворота, дескать, проходи, что встал - не до тебя.


В Тихгоре было оживлённо, зазывно искрилась реклама баров и ресторанов, витрин магазинов, мчались чёртомобили. Вдруг к Ерофею подскочил лешачонок, вертлявый, нахальный, так и лип к Ерофею.

- Чейнд, сэр?! - и, распахнув курточку из листочков берёзы, показал несколько пачек жевательной резинки.

- Чего? - не понял Ерофей.

- «Чаво, чаво…» - передразнил лешачонок. - А еще иностранец, не понимаешь, что ли? Мах не глядя, говорю.

- Пошел ты… - дал краткий приказ Ерофей лешачонку, и он тотчас испарился.

А Ерофей направился в небольшое кафе - что-то ему есть захотелось. Он сел за свободный столик, развернул меню и тут же захлопнул: от обильного ассортимента предлагаемых блюд у него чуть слюна с губ не закапала, но когда он скользнул взглядом по ценам, то ему стало плохо: за один обед, пожалуй, он мог бы оставить здесь всю свою стипендию, недавно увеличенную. Ерофей украдкой глянул по сторонам и тихонько вышел из кафе. «Ладно, - решил он, - куплю где-нибудь пирожков». Окинул взором улицу и увидел толстую торговку в халате, готовом треснуть по швам. Она беспрерывно что-то жевала.

Ерофей направился к ней, на ходу нашаривая в кармане деньги, и остановился, как вкопанный - там было пусто.

- Чёртов лешачонок! - вырвалось у него. - Слямзил деньги!

Ерофей, пригорюнившись, пошёл, куда глаза глядят, повесив голову на грудь, размышляя, как возвратиться в свой мир, пока не заметил, что миновал городские кварталы и вышел к опушке такого же безлистого, как и парк в Тихгоре, леса. И вдруг он увидел голубое озёрцо, похожее на блюдце.

Ерофей изумленно протёр глаза: не обманывает ли зрение?

В центре озера, на берегу которого был вбит колышек с табличкой «Танталово», сидел измождённый, заросший клочковатой бородой человек с громадной книгой в руках. Ерофей пригляделся и прочёл название: «Чудо голодания». Над головой человека прямо в воздухе плавали всевозможные яства. Человек выглянул из-за книги и сказал:

- Приветствую вас.

- Вы кто? - спросил Ерофей, обалдевший от умопомрачительных ароматов, которые источали кушанья.

- Я? Тантал! Великий грешник. И сие наказание, когда нельзя ни поесть, ни попить - не дотянешься до еды, а вода, как ни наклоняй голову, все ниже шеи, дано мне за обжорство, коим я страдал на земле.

Он выкинул руку вперёд, но кусок мяса, который хотел схватить, стремительно взмыл вверх. Тантал наклонил голову - озеро и впрямь отхлынуло. Тантал развел руками, словно говоря, вот, мол, сам видишь: се ля ви…

- Ага! Видит око, да зуб неймёт, - ухмыльнулся Ерофей, щегольнув знанием русских пословиц.

А Тантал продолжал исповедоваться:

- И страсть к обжорству была до такой степени сильна, что я однажды изжарил и съел собственного сына. Впрочем, я оценил пользу лечебного голодания и признаю его.

У Ерофея волосы зашевелились на голове. Хотелось поскорее убежать от этого детоубийцы-обжоры, но в то же время он устал и проголодался: блуждания по Тихгору не прибавили сил.

- Можно, я посижу возле озера на камешке? - попросил Ерофей.

- Пожалуйста!

Ерофей сел, украдкой рассматривая фрукты и всякие прочие вкусные деликатесы, висевшие в воздухе. Тантал несколько секунд что-то сосредоточенно обдумывал, сморщив лоб. А Ерофей, чтобы не молчать, сказал:

- А у нас тоже многие увлекаются лечебным голоданием. Утром принимают холодный душ и раз в неделю - полный отказ от пищи, а ещё лучше - два раза в неделю. Или три. Это называется система Иванова. И быстрее всех ею овладевают студенты и пенсионеры: у одних стипендия маленькая, у других - пенсия. И вообще наши ученые пришли к выводу, что излишки мяса, масла вредны для здоровья, а сахар - вообще белая смерть. А здоровье - всего дороже, оно - богатство страны, поэтому большинство наших граждан отказались от мяса и сахара. И так заботятся о своём здоровье, что, например, больше килограмма сахара в месяц не потребляют. Видите, как удобно: и деньги целы, и здоровье в порядке.

- И правильно делают, - авторитетно изрёк Тантал. - А вообще, уважаемый, нельзя ли обратиться к вам с просьбой?

- Слушаю вас, - ответил вежливо Ерофей.

- А не могли бы вы подать мне во-о-н тот кусочек окорока? Знаете, я совсем не голоден, - Тантал скромно мпотупился, - а так - для дегустации…

Ерофей взял окорок из воздуха, как с полки, подал Танталу, сглотнув слюну: уж очень окорок аппетитно пах. От Тантала это не укрылось, и он, вгрызаясь зубами в розовую мякоть, предложил Ерофею:

- Присоединяйтесь и вы за компанию.

Они с полчаса молча уминали всё, что висело в воздухе. Наконец Ерофей наелся и развалился на траве. Тантал тоже сытно облизывался и говорил, икая:

- Ерофей, ик… ты мне… ик… друг по гроб! Век не забуду!

- Да ладно, чего там, - лениво отговаривался разморённый Ерофей. - Слушай, ответь мне, пожалуйста, отчего тут у вас все кусты и деревья голые, а трава - чёрная?

- Какими же им быть, если что ни день, то кислотный дождь. Сатана проклятый весь воздух отравил, экономит на очистных сооружениях. Впрочем, он сначала свои жаропарни для грешников пускает в эксплуатацию, а уж потом внедряет природоохранные мероприятия. Все не как у людей…

«Гм… - подумал Ерофей, - как раз, как у нас», - а вслух сказал:

- А вообще-то у вас тут ничего, жить можно. В Соврае не так, в магазинах там пустовато.

- Ик… - Тантал никак не мог отдышаться после сытного обеда. - У нас же свободная торговля, рыночные отношения, а цены до того свободные, что как их отпустили, они так и убежали. Что ты хочешь? У нас, брат, народ очень деловой.

«Да уж… Деловой - дальше некуда!» - подумал Ерофей, вспомнив про деньги, украденные лешачонком-менялой.

- А Всевышний, - продолжал Тантал, - в Соврае только обещания раздаёт. Обещания у них там, как и «спасибы»,

в бо-о-льшом ходу.

Ерофей слушал сквозь дрему голос Тантала, ещё миг - и заснул бы, как вдруг на него кто-то навалился с криком:

- А, проклятый Сизиф, вот я тебя и нашёл!

Ерофей ощутил несколько ударов, однако быстро пришёл в себя, вывернулся из-под нападающего, с удивлением узнав в нем Бола, косого чёрта-пограничника.

- Где наши деньги?! - орал чёрт, награждая Ерофея тумаками.

- Ты чо?! - Ерофей пытался защищаться. - С катушек слетел?

- Он тебя за Сизифа принял, - вновь икнув, провозгласил Тантал. - Сизиф всегда обыгрывает их в карты, ловко мухлюет, шельмец!

- Да я же не Сизиф! - отмахивался Ерофей от чёрта, начиная злиться.

- А ему что? - сказал Тантал. - Он косит на оба глаза, вишь, в стороны разбежались, и память у него на лица плохая.

- Помоги же, Тантал! - вскричал Ерофей, когда Бол стукнул его до звона в ухо. - Совсем оборзел этот чёрт косой! Скорее, друг!

- Ну вот ещё, - Тантал лениво ковырялся в зубах. - Друг мне нашёлся! Я безжалостный, и на драки, к тому же, люблю смотреть.

Ерофей рассвирепел, и, вспомнив фильмы с Джеки Чаном, подпрыгнул с воплем: «Ийя-а-а!» - и треснул ногой зазевавшегося чёрта в лоб. Тот рухнул беззвучно на твердь, а Ерофей живо связал его обрывком троса, который нашёл в кармане.

- Ну а теперь, гад… - он схватил лежавший неподалёку толстый сук, а потом наглядно и популярно объяснил Танталу, что бросать друга в беде не по-товарищески, стукнув его по макушке. Тантал не мог спрятаться под воду: она мгновенно уходила куда-то вниз, когда тот приседал.

- Я всё понял! - завопил Тантал, кружась в воде и стараясь увернуться от ударов дубиной. - Ты не имеешь права заниматься рукоприкладством, я пожалуюсь Сатане!

- Ах, ты ещё жаловаться будешь?! - рассвирепел Ерофей и вновь стукнул Тантала по голове. Наконец утомился дубасить вероломного, бросил сук и, взяв яблоко, начал грызть его перед завистливо глядевшим одним глазом Танталом - другой у него был подбит.

- Друг, - заныл плаксиво Тантал, - дай и мне яблочко…

- Волк тебе друг, - ответил презрительно Ерофей, однако взял яблоко и бросил его Танталу: он был не жадный. - Слушай, а как отсюда выбраться? Что-то мне у вас надоело.

- Дай ещё яблоко - скажу! - поставил тут же условие Тантал.

- На, подавись. Знаешь, где урвать выгоду, подлый вымогатель, - хохотнул Ерофей, бросая второе яблоко.

- А как же? Хочешь жить - умей вертеться. Даже в Аду. А как выбраться отсюда, я не знаю. Обратной дороги нет.

- Ты, - Ерофей вновь схватился за сук, - ещё издеваться вздумал?

- Ой, только без рукоприкладства! - шарахнулся в сторону Тантал. - Сейчас всё скажу. Иди в «Службу вознесения», там объяснят. А отсюда, правда, обратной дороги нет.

- Ну, тогда прощай! - махнул рукой Ерофей, набивая свой тощий рюкзак продуктами. Он вспомнил пословицу: «Сухая ложка рот дерет». Получив подарок, вечно полуголодный толстяк-Ангел наверняка будет посговорчивей да и самому надо тоже питаться. Тантал заканючил, глядя на сборы Ерофея:

- Ерофеюшка, подкинь и мне что-нибудь, а? Вот уйдёшь, - начал он давить на жалость, - и опять я буду голодный-холодный, неприкаянный-несчастный, всеми забытый и покинутый.

Ерофей кинул ему пару яблок, которые Тантал поймал так ловко, что Ерофей восхитился:

- Тебя бы в нашу институтскую команду - в водное поло играть, ишь, как наловчился в воде прыгать.

Потом Ерофей развязал Бола и сурово сказал ему:

- Сгинь, нечистый, и не попадайся мне больше на глаза, - и при этом многозначительно приподнял дубину.

Через несколько часов Ерофей добрался до лифтстанции «Служба вознесения», смело миновав пограничный шлагбаум. Ван и Бол, у которого была на лбу здоровенная шишка, тотчас при виде Горюнова вскочили и вытянулись в струнку - в Тихгоре уважали силу. Бол, едва Ерофей скользнул по нему взглядом, тут же стал невидимым. Ван услужливо поднял шлагбаум и даже подмёл хвостом дорожку перед Ерофеем. Горюнов снисходительно похлопал чёрта по плечу и направился дальше.

Однако вскоре его постигло разочарование: в «Службе вознесения» никого не было.

Ерофей подёргал за ручку дверь кабины, но безрезультатно. Потыкал в кнопки вызова ремонтников. То же самое - впустую.

- Ну и ну… Черти с квасом, что ли, там съели всех на небеси? - выругался Ерофей, усаживаясь на скамейку рядом с кабиной. - Как же теперь быть?

Посидев немного, Ерофей решил:

- Ну, видно, правда: чему быть, того не миновать. Пойду-ка в Тихгор, пора уж приглядывать местечко… попрохладнее, - вспомнил он Сатану. - Наверху человек ищет, где лучше, а здесь - где холоднее: на сковородке-то кому захочется жариться?


Степан Антонович Сатана сидел в кресле, вскинув копыта на стол. Он подтачивал пилкой когти, изредка испытующе поглядывая на Ерофея. Горюнов долго и нерешительно переминался с ноги на ногу, пока не промямлил:

- Я, знаете, насчёт работы…

Шерсть на личине Сатаны, там, где должны быть брови, вопросительно вздыбилась:

- ?

- Я подумал и решил: уж если мне всё равно скоро помирать, так заранее присмотреть местечко надо, - продолжил Ерофей уже гораздо уверенней.

- ??

- Думаю, что, имея незаконченное высшее образование, могу на что-то претендовать, - заявил нахально Ерофей.

- ???

- Всё-таки я учусь на третьем курсе…

- Я вас понял, юноша, - произнёс наконец Сатана. - Хотите место главного механика в преисподней? А то у нас там специалисты без образования, так сказать, самоучки. Конечно, минус, что вы не имеете опыта руководящей работы, но, думаю, справитесь.


Преисподняя была самым крупным предприятием в жаропарочном объединении, которым руководил Сатана. Впрочем, те, кому надо, знали, что Сатана одновременно являлся и повелителем Тихгора.

К преисподней Ерофея на чёртомобиле подвёз личный шофёр Сатаны, как бы раз и навсегда этим объявляя: Ерофей - друг Сатаны. Лихо затормозив у ворот в преисподнюю, чёрт-шофер Полосатый выскочил из машины и услужливо открыл дверцу, помогая выйти Ерофею. Этот поступок поднял Ерофея в его же собственных глазах, и он пошёл важной поступью к воротам, которые перед ним раскрылись мгновенно.

Ерофея провели в кабинет директора преисподней - просторный, с мягким ковром на полу, тремя кондиционерами в окнах. Директор поднял голову от бумаг, и Ерофей с удивлением узнал в нём того самого толстяка, с которым пришёл в Тихгор. Только сейчас он был одет в норковый костюм мехом наружу, а ноги, торчавшие из-под стола, обуты в туфли, формой напоминавшие копыта.

«А может, это не он? - засомневался Ерофей. - Тот в котле с охлаждением нежится».

- О! Старый знакомый! - воскликнул Толстяк и этим отмёл все сомнения Ерофея. - Очень рад, юноша, встрече. Добро пожаловать! Степан Антонович уже звонил мне и рекомендовал вас очень и очень положительно. Пойдемте, я покажу вам ваши служебные и личные апартаменты. Жить, думаю, вы будете здесь? У нас здесь прекрасный микроклимат, всегда прохладно, как видите, есть кондишен, - хвастанул Толстяк английским словцом.

Он вышел из-за стола, взял под руку Ерофея, любезно поклонившись, предложил выйти из кабинета первым: вот что значит - быть личным другом босса.

Пока шли в глубь преисподней, Вель Зевулович - так он себя назвал - рассказывал о своей быстрой карьере.

- Признаться, наверху я носил иное имя, а тут решил перейти в сатанинскую веру, ведь знаете - с кем поведешься… Подал прошение, знаете-ли, Степан Антонович сам лично меня чертовал, нарёк новым именем. Не жалуюсь: звучное и солидное. А вышло всё очень просто. Я решил идти, как говорится, ва-банк, узнав, что местный директор пошёл на повышение: предложил Степану Антоновичу приятную для него энную сумму. Ну, конечно, это не на виду, как бы невзначай уронил конверт в его кабинете. И вот я здесь. Даже тесты на мерзопакостность не проходил.

«Да уж ты бы эти тесты сдал наверняка на «отлично», - подумал неприязненно Ерофей, выслушивая словоизлияния провожатого.

Котельное отделение, последнее место, где побывал Ерофей вместе с Велем Зевуловичем, было похоже на шахту: там и сям в тумане мелькали огоньки лампочек, гудело пламя в огромных топках, и отсветы огня, когда распахивался тот или иной люк, падали на закопчённые утомлённые личины чертей. Их глаза сверкали злобой, никто не улыбался.

- Здесь, конечно, жарковато, но зато высокие заработки, почертомелят этак с годик, а потом живут привольно, не зная забот и хлопот, как говорится - сытые, пьяные и нос в табаке. Но ничего, скоро я им сделаю облегчение. Мне продал это изобретение один праведник-«трудоголик» из Соврая. Там он уже десять лет не может протолкнуть своё изобретение, а я помогу его внедрить. Конечно, изобретатель понимает, что от его изобретения не будет пользы для него и ему подобных, хоть и грешников, но он же болеет особой болезнью - трудоголизмом, и для него главное - его работа. Правда, тогда условия здесь будут считаться менее вредными и менее оплачиваемыми, но грешничкам придётся - ой-ой-ой! - и он гаденько засмеялся.

Изобретение оказалось обыкновенным атомным реактором, но очень маленьким. После установки реактора котлы стали с электроразогревом, и грешники доводились до белого каления гораздо быстрее, чем во время топки котлов углём. Зато многие черти-кочегары лишились работы, а это, учитывая массовую миграцию из Соврая, было весьма неприятно. И сокращённые с должности истопников черти пополнили ряды преступного мира: жить-то надо. Но всё равно, и в подмётки они не годились мафиози из Соврая, перебежавшим в Тихгор, поскольку в Соврае грабить уже было некого.

Должность свою Вель Зевулович превратил в доходное место - увеличил плату за прохладные котлы, куда теперь даже обед подавали. Доходы Вель, естественно, делил с Сатаной.


На третий день работы Ерофея в преисподней Сатана вызвал его к себе и сказал:

- Я, юноша, отбываю в отпуск, а вас решил оставить за себя заместителем. Много есть достойных мошенников, но им всё известно про меня, а вы пока разберетесь, я прибуду обратно. Короче, от вас для меня наименьшая опасность, - объяснил откровенно причину своего решения Сатана.

- Ладно, - ответил Ерофей, - согласен.

Он обрадовался предложению. Шли пятые сутки его пребывания в Аду, многое ему здесь не нравилось, а в отсутствие Сатаны можно было внести кое-какие преобразования: как-никак Ерофею здесь предстояло жить в недалеком будущем, и не где-нибудь, а как предрекала бабуля, - в Тихгоре, то есть в Аду.

Сатана уехал в Соврай, где у него, как у многих именитых грешников, была собственная вилла. А Ерофей, приступив к своим новым обязанностям, первым делом вызвал к себе главного заместителя Сатаны по общественным связам - Люцифера и объявил:

- Значится, так, - важно сказал Ерофей, подражая Глебу Жеглову, герою фильма «Место встречи изменить нельзя». - Назначаю вас главным редактором газеты «Кривда». В ней я буду публиковать свои Указы, а то печатается там всякая тягомотина.

И самый первый Указ Ерофея был о борьбе с пьянством - уж больно распоясались черти зелёные: что ни час, то - скандал. Но в отличие от Соврая, огненное зелье всё же продавали в магазинах, которые Ерофей назвал коммерческими. Там зельем торговали круглые сутки и тем подорвали бизнес Кикимор, которые втихомолку занимались самогоноварением. Второй Указ был о том, что в «Кривде» может печататься кто угодно, плюрализм должен быть полным. И тотчас в Тихгоре образовалось несколько команд, которые устраивали соревнования: кто кого переплюнет. Победу одерживали, как правило, команды вновь прибывших, уже знакомые по земной жизни с таким видом спорта, как плюрализм, где приветствуются всевозможные виды словесных упражнений.

Ерофей заставил зажиревших чертей каждый день делать зарядку, но самое главное - лишил их постоянного немалого дохода: налога на всевозможные услуги, что, конечно, приветствовалось всеми грешниками, которые решили образовать свой профсоюз. И в Тихгоре, где раньше было мирно и спокойно, как в тихом болоте, если не считать пьяных разгулов зелёных чертей и драк задиристых леших, всё завертелось колесом.

Грешники устраивали демонстрации и требовали снизить температуру кипения в котлах. Черти объявили о создании своей партии чертократов и выставили несколько требований, в том числе - повышение оплаты труда в жаропарнях: во-первых, за вредность (у них расшатались нервы от воплей грешников), во-вторых, за непрерывный график работы (грешники кипели в котлах вечно, это же не «ножки Буша», для которых достаточно сорока минут), а черти, естественно, не могли себе устроить выходной. Ну и, конечно, поставили вопрос об увеличении рабочих мест в преисподней - хоть и проклятая, а всё ж работа: чертенят ведь кормить надо.

Ерофей ликовал: за три дня жизнь в Тихгоре стала похожей на земную - в магазинах очереди, в общественных чёртомобилях давка, многие жаропарни бастовали.

Но если сказать честно, то Ерофея на все реформы и преобразования «подвигал» Тантал, который был страшно завистлив и любил интриговать. С ним Ерофей виделся каждый день: есть-то хотелось, он был пока живой, купить же не на что, да и цены до того злые, кусаются, как собаки. Вот и питался Ерофей в бесплатной столовой «Танталово», хотя там всё было теперь не в пример хуже. Но о том, что он пользовался этой бесплатной столовой, Ерофей никому, разумеется, не говорил, а то много бы оказалось желающих полакомиться на дармовщинку. Ерофею же, он считал, простительно: он просил Веля выдать аванс в счёт будущей получки, а тот расплакался зелёными крокодиловыми слезами и заявил, что в преисподней дела так плохи, что денег едва хватает на зарплату рядовым работникам, а уж они-то, руководители, должны потерпеть, впрочем, если Ерофей пожелает, может объявить забастовку и не выходить на работу, но, во-первых, должен получить санкцию на её проведение в администрации Тихгора, а во-вторых, денег за прогулы не получит. Но Люцифер шепнул Ерофею по секрету, что Вель врёт: приспособленец-мошенник приобрёл новый чёртомобиль, третий по счёту, да виллу строит в Соврае, вот и утекли туда денежки.

- Ну вот, - рассуждал Ерофей, - теперь не страшно и умирать, теперь здесь всё, как у нас на земле, даже Тантал сидит на пайке: вместо осетрины перед ним плавает банка кильки в томатном соусе, обходится он и без созерцания торта - достаточно ему и чёрного хлеба, какого цвета окорок - он и забыл, а фрукты - муляжные. Всё слопал обжора! И коррупция процветает.

Неожиданно его мысли прервал осторожный стук в дверь кабинета.

- Войдите! - разрешил Ерофей, и на пороге возник гибкий змееподобный начальник местных сыскарей, способный пролезть даже в угольное ушко, а уж про замочную скважину и говорить нечего, потому Ерофей не удивился, что Сыскарь появился в кабинете, не открывая дверь:

- А-а, это ты. Ну, в этот раз на кого решил донести?

Главный Сыскарь низко поклонился и шёпотом произнес:

- Я имею сведения, что Сатана - главарь шайки фальшивомонетчиков, которая наводнила рынок фальшивыми долларами. Ладно бы в Соврай сбывал, но алчность несчастного сгубила: не стерпел и здесь их распространил. А вот это уже нехорошо: своих грабить.

- А как отличить фальшивку от настоящей? - поинтересовался Ерофей.

- Элементарно! - ответил пренебрежительно Сыскарь. - Детали рисунка смазаны, номинал по верхнему срезу должен быть рельефным, а на фальшивках такой выпуклости нет, после стирки пригодны лишь в качестве туалетной бумаги, рубли российские, например, и стирка не берёт. Кроме этого… - Сыскарь сделал многозначительную паузу и совсем приник к уху Ерофея: - Сатана уличён ещё в нескольких преступлениях. Раз… - он загнул костяшку пальца, - злоупотребление служебным положением: имеет виллы здесь и в Соврае - и всё это за счёт бюджетных средств Тихгора. Два… - и он загнул вторую костяшку, - занимает две должности и получает при этом две полные ставки, скрывая доход от налоговой инспекции, три - берёт взятки…

Сыскарь ещё что-то говорил, но Ерофей не слушал, барабаня пальцами по крышке обширного стола. Он думал. Стол у Сатаны был особенный - на его полированной поверхности всё изображалось наоборот: Сатана выглядел писаным красавцем, а Ерофей видел жуткую образину и потому накрывал стол «Кривдой», обнаружив при этом, что стол высвечивает в газете написанное между строк. Но сейчас ему было не до чтения.

- Ладно, - наконец сказал Ерофей и отпустил Сыскаря, - свободен.

А сам лихорадочно соображал, как поступить, ведь заварил он такую крутую кашу, что аукнулось даже в Соврае, и там всеё забурлило и заклокотало, вот даже Сыскарь на Сатану «капает» безбоязненно. Но что делать дальше, Горюнов не знал. «Надо с Танталом посоветоваться», - решил Ерофей, тем более что подошло обеденное время. Он вызвал чёртомобиль и уже через несколько минут был в «Танталово».


Присев на свой любимый камень, Ерофей брал пищу, не забывая и о Тантале, рассказывал одновременно о своих возникших проблемах.

Тантал за последние дни располнел так, что лицо его лоснилось, а озеро казалось жалкой лужей - он в нём еле помещался. Да и ассортимент яств сильно оскудел, видимо, владыка подземного царства, Аид, не мог предвидеть, что пройдоха Тантал найдёт способ питаться. А он слушал Ерофея и уплетал подаваемое с невероятной быстротой. Когда насытился, опрокинулся на спину, раскинув руки и ноги, нежась, словно в ванне, поцикал зубами, произнес:

- Надо, Ероша, свергать Сатану.

- Как? Он скоро вернётся.

- Вот и надо свергнуть до возвращения. Объяви его персоной «нон грата».

- Ага, а он за помощью к Всевышнему, да как объединятся, тогда как?

- Всевышнему сейчас не до Сатаны, у него своих перестроечных проблем полно. А вообще для пущей гарантии устрой прямо завтра перевыборы правителя Тихгора и предложи свою кандидатуру.

- Ну, свою… - смутился Ерофей. - Это как-то нетактично, нескромно. Вот если бы кто другой предложил, знаешь, как у нас наверху: кто-то выдвинет, а все проголосуют.

- Тю! Скромность когда-то украшала человека, не спорю, но это сейчас не модно. Дерзай, Ероша, а мы тебе поможем. Мы здесь такое понатворим, что чертям тошно станет!

- Кто это - мы?

- Я и Сизиф. Вон в кустах прячется. Он у меня тут столуется.

Чёрные кусты зашуршали, и оттуда, озираясь, выполз Сизиф: он боялся Косого чёрта, который преследовал его повсюду, требуя компенсацию за материальные и моральные потери, а также за физический ущерб: не только за выигранные обманным путём деньги, но и побои, полученные от Ерофея. Увидев, что Косого нет поблизости, Сизиф приободрился, приосанился и, одёрнув тунику, вдруг заявил:

- А я, может, выставлю свою альтернативную кандидатуру на пост владыки Тихгора.

Тантал заржал по-лошадиному. Хорошо, что не мог утонуть, а то бы захлебнулся, катаясь от смеха в воде.

- Чо, чо! - запетушился Сизиф. - Я не могу, чо ли? Ещё как могу! Знаешь, какой я красноречивый? Во! Слушайте. Уж миллион лет никто не сомневается, что жить в Аду плохо, думали, хуже не бывает. Оказывается, бывает! И это не предел! Спросим себя: до каких пор? И вообще, хотим мы или не хотим?! Хотим! Так покажем, как хотим!!! - Сизиф от возбуждения так махал руками, что у Ерофея зарябило в глазах.

- Ну, как? Здорово? - неожиданно прекратил свою речь Сизиф и похвастался: - Я ещё и не так могу!

- Да, заливать баки ты можешь, - хмыкнул, вытирая слёзы от смеха, Тантал. - Картёжник и пьяница! А туда же - в Повелители!


Наутро, получив почту, Ерофей обнаружил новую газету «Трут» и понял, что Сизиф вовсе не «заливал баки», а взялся за дело всерьёз и с размахом, создав даже независимую газету. И на первой странице было интервью, взятое главным редактором Сизифом у кандидата в правители Тихгора Сизифа, где он сказал, что быть правителем - настоящий Сизифов труд, и уж кому, как не Сизифу, знать об этом, и никому, кроме него, не под силу взвалить на свои плечи такую тяжеленную ношу.

Восторженные грешники, поклонники Сизифа, называли его первым, кто осмелился сбросить тяжкое ярмо вечного наказания в Аду, а значит, именно ему, такому смелому, и надо быть Повелителем Ада. И вообще, с какой стати грешников отправляют сразу же с первых минут появления в Тихгоре прямо в преисподнюю и прочие жаропарни, за какие такие грехи? Грехи были на Земле, а наказывают почему-то в Аду. Это несправедливо, ведь душа каждого нового поселенца в Тихгоре безгрешна, как невинное дитя, и она не должна отвечать за грехи своей земной оболочки.

Потом Ерофей раскрыл «Кривду», пестревшую лозунгами типа «Ад - для чертей!», «Отправить грешников в Соврай!» В передовице, которую написал сам Люцифер, Ерофей прочёл, что ему, живому, вообще не место в Тихгоре, а Сизиф - лгун и обманщик, картёжник, нарушитель инструкции, предписывающей ему вечно тащить камень на гору, а не выступать на митингах, не лезть поперёд прочих грешников в пекло, если у него иное наказание. «Ах, предатель! - возмутился Ерофей. - Я его сделал главным редактором, а он меня же и хулит!» Но, поразмыслив, решил, что старый друг всё же лучше новых двух: с Сатаной Люцифер дружит чёрт-те с каких пор, а с Ерофеем и Сизифом знаком недавно.

Другие корреспонденты-чертократы тоже во все корки крыли Сизифа, а в одной статье была даже такая мысль, что известное изречение: «Горбатого могила исправит» - безнадежно устарело и до каких пор в Аду должны исправлять погрязшие в земном грехе души, пусть этим занимается Всевышний, а черти должны работать только для своего благоденствия.

Короче, плюрализм был полный…

Едва Ерофей прочёл все газеты, как раздался сигнал вызова, вспыхнул экран видеофона, где появился взбешенный Сатана: его, как персону нон грата не пускал в Тихгор Лысый чёрт. Находясь на маленькой должности, он вдруг проникся чувством достоинства большого начальника и, высокомерно поглядывая из окошка на своего бывшего Повелителя, испытывал огромное наслаждение от возможности показать свою власть над ним.

- Ты! - взревел Сатана. - Я тебя сотру в порошок, испепелю, превращу в пыль, я тебя посажу на индукционную решетку, расщеплю на атомы! - изрыгал он ругательства, а Ерофей старался быть невозмутимым, хоть и колотилось его сердце от страха, но одновременно и замирало от восторга: во, даже Сатане тяжко от его дел! Когда Сатана умолк, Ерофей произнёс:

- Не гоношись. Мы тут посоветовались и пришли к выводу, что ты не имеешь больше права быть и повелителем Тихгора, и главой объединения всех жаропарен. Нельзя быть у власти и заниматься предпринимательством, получается, что ты - главный коррупционер. Если хочешь и дальше заниматься бизнесом - руководи преисподней, а повелителем Тихгора мы изберем другого.

- Ах ты, недоучка! - и новый поток брани обрушился на Ерофея, а когда Сатана выдохся, Горюнов спокойно сказал:

- Ну, как хочешь, была бы честь оказана, могу предложить и другую должность, например, сменщиком Лысого чёрта, а то он заявил, что мы нарушаем его право на отдых: заставляем работать круглосуточно.

- Я соберу все военные силы Ада! - вскричал Сатана по-прежнему пылко и злобно. - Смутьян, сопливый зелёный мальчишка!

- Ничего, молодость - не порок, у молодости всегда есть надежда на будущее, - важно изрек Ерофей и выключил видеофон.


А в Тихгоре спешно шли приготовления к перевыборам правителя.

Инициативная группа по поддержке Сатаны разъезжала по Тихгору на чёртомобилях и в мегафоны призывала голосовать за него. В пику им сизифофилы оккупировали все бордели, кинотеатры, дансинги и вещали каждый час о бывшем мученике Сизифе, восставшем против векового гнёта Сатаны. Были приверженцы и у Ерофея, но немного. И надо сказать, что партия Сизифа побеждала чертократов и ерофеевцев по всем направлениям. Грешники, не задумываясь, верили басням Сизифа, что он облегчит им жизнь: закроет жаропарни, чтобы прекратились кислотные дожди и всякие серо-водородные выбросы, начнёт оздоровление атмосферы, из треста «Преисподняя» сделает комфортабельную гостиницу, посадит цены на цепь. К вечеру, когда должны были завершиться выборы (шли уже двенадцатые сутки пребывания Ерофея в Тихгоре), абсолютное большинство грешников отдало свои голоса Сизифу, а их было несравненно больше, чем чертей, к тому же прибывали и новые.

Ерофей приуныл. Завтра Изольда призовёт его к себе, а он так ничего и не добился, и будет обычным грешником, и уж тогда черти отыграются на нем. Вдруг свершилось неожиданное: Сизиф выступил по видеовидению с заявлением, что отказывается от поста правителя в пользу более молодого и энергичного Ерофея Горюнова. А всё Тантал… Сидели они с ним, обедали, вдруг Тантал и говорит:

- Сизиф, зачем тебе это хлопотное место? Видишь, как с Сатаной поступили? Вытурили из города, как чертократы ни старались, а уж краснобай он почище тебя. И в Соврай ему нельзя. А ты стань вице-повелителем: власти, хоть отбавляй, а ответственность вся ляжет на повелителя, то есть на Ерофея. Понял мою мысль?

Изгнанным Сизифу быть не хотелось, ведь он понимал, что быть властителем душ намного легче, чем тащить камень в гору, так пусть камни в гору таскают другие. Потому, взвесив «за» и «против», выступил по видео. Но Ерофей, естественно, этого не знал и был искренне признателен Сизифу и всем, кто его поддерживал. Вот когда чертям стало действительно тошно: Сизиф-то, хоть и мошенник, однако свой, адовый, а Ерофей свалился им на голову чёрт-те откуда со своими Указами…


Солнце едва позолотило горизонт, когда командир почтового вертолёта, пролетавшего над Чёртовым ущельем, увидел нечто, похожее на лохматую гусеницу, выползающую из скалы. Он снизил машину и ахнул: из скалы гуськом вылезали черти. Разные - зелёные, полосатые, кривые и косые, лысые и прочие. А впереди шёл самый крупный, элегантно одетый, правда, вид он имел несколько потрёпанный и нёс в лапах белый флаг.

Командир протёр глаза: не мерещится ли, ведь тут, в Чёртовом ущелье, туманы обманчивые, гораздые на всякие миражи. Он «повесил» вертолет метрах в десяти над колонной чертей, открыл входной люк и крикнул:

- Эй, куда вас чёрт ведет?

Передний поднял голову и закричал в ответ:

- Милейший, сообщи своему начальству, что Степан Антонович Сатана просит у вас на Земле политического убежища вместе со своими соратниками! Согласен на любую, самую низкооплачиваемую работу!

- Ох, ты, ёлки-моталки! - изумился командир. - Сам Сатана просит политического убежища… Да кто вас так допёк? - и чуть не всплеснул руками, но вовремя вспомнил, что держит штурвал вертолета.

Сатана замахал испуганно лапами, едва не перекрестился. Крупные слёзы потекли по его давно не бритым щекам и застряли в спутанной, некогда выхоленной бородке.

- Нашёлся такой… Пока числился живым - ещё ничего, терпимо было. А сегодня ему жизненный срок вышел, и не будет нам, чертям, никакого от него спасения. Такой, знаете, реформатор выискался, а у нас уже порядок отлаженный, каждому воздается по заслугам.

И в этот момент что-то вылетело из круглого отверстия в скале, шмякнулось о землю, чертыхнулось, поохивая, поднялось и…

- Громы небесные! Горюнов! Ерофей! - взревели черти и бросились врассыпную. - И тут достал!!!

Нервная система Степана Антоновича не выдержала, и он грохнулся в обморок от увиденного, а Ерофей выплясывал вокруг него дикий танец, хлопал в ладоши и вопил во всё горло:

- Живой! Я - живой! Надолго живой!!! Все о'кей!!!

Ошалелый вертолётчик взмыл стремительно вверх подальше от всей этой чёртовой кутерьмы и смотрел оттуда вниз, не понимая, на самом ли деле он это наблюдает или же ему всё-таки мерещится. А ведь вчера и капли спиртного не выпил… Или у него сдвиг по фазе начался?!!


А вышло так.

Тринадцатого числа Горюнов проснулся с мерзким чувством страха. Сегодня за ним придёт Смерть, и он уже никогда не увидит голубого неба, не порадуется ласковому солнышку, не будет бродить по траве босиком, не поест лесной земляники… Ах, какой же он был дурак, если жил по принципу: хоть пень колотить, да день проводить. А сколько всего вокруг было интересного, но он спал да гулял бесцельно. Ничего не оставил после себя: ни доброго имени, ни даже сына. А Изольда с параллельного курса? Вспомнит ли о нём? Уж эта Изольда, местная, обязательно о нём вспомнит…

Ерофей чуть не заплакал. Но потом решил поехать к Танталу поговорить хоть с ним, отвести душу, а уж потом идти сдаваться Изольде-Смерти.

Тантал сидел в луже, достигавшей ему едва до щиколоток - так он растолстел - и отдувался.

- Чего на сушу не выходишь, всё в мокроте сидишь? - спросил Ерофей. - Ревматизм схватишь. И жратвы уже нет.

- Мне такое наказание назначено. Выйду, неизвестно ещё, какое дадут, а к этому я привык.

- Сизиф вот решился нарушить инструкцию, и ничего - живёт.

- Сизиф - дурак, - изрёк Тантал презрительно. - Это ему временное послабление, он из-за глупости своей не дочитал до конца инструкцию, а там написано, что каждые сто лет грешник имеет право на тринадцать дней отпуска, но если в этот отпуск уйдёшь самовольно, то наказание ужесточится. Так что скоро самоволка Сизифа закончится, и он, желает или нет, а окажется вновь у своего камня, который станет ещё тяжелее. Я уж лучше отпуска дождусь.

- Что же ты об этом Сизифу не сказал, стать кандидатом в Повелители подначил? - удивился Ерофей.

- А зачем? Я - коварный и лицемерный.

- Да уж, - согласился Ерофей, - сволочь ты большая. Но котелок у тебя варит, так что хочу с тобой посоветоваться. Понимаешь, Тантал, я сегодня должен умереть - так в приходной книге Смерти написано. И если до этого момента меня никто и пальцем не мог тронуть, я был всех сильней, потому что живой, то неизвестно, как всё сложится, когда я стану законным жителем Тихгора.

- Тю! Нашёл о чём беспокоиться!

Тантал не сказал Ерофею, что он ему порядком надоел. Приезжая в «Танталово» на обед, ел-пил - и всё бесплатно, а с других Тантал, когда грешникам про всё это дело стало известно, брал мзду. Обогащался, ничего не тратя. Он притворно вздохнул, словно печалился:

- Разве тебе у нас плохо?

- Плохо, - вздохнул Ерофей, - мне, признаться, наверх уже хочется.

Тантал хитро прищурился и вкрадчиво спросил:

- А хочешь, научу, как отсюда выбраться? - сердце у него забилось радостно от мысли, что Ерофей больше не появится в «Танталово».

- Спрашиваешь! - воспрянул Ерофей. - Конечно, хочу.

- Ладно. Даёшь слово, что перед тем, как уйдёшь наверх, назначишь меня министром продовольствия? - Тантал не мог не торговаться.

- Даю! - завопил Ерофей не своим голосом. - Даю!!

- Тогда… - Тантал долго откашливался: любил нервы трепать, подлец этакий, пока не сказал: - Издай Указ о том, что ты должен быть последним умершим. Отныне Смерть лишается права вызывать из живого мира новые души - ни в Тихгор, ни в Соврай, дескать, и тех, что есть, не прокормишь: черти ушли, а грешнички-то не особенно горбатиться любят, да и праведнички рады баклуши бить - там-то, наверху, урабатываются. И… Впрочем, сам увидишь, что будет.

Ерофей бросился к себе во дворец и сразу же провидеофонил Изольде-Смерти:

- Слушай мой Указ: моя смерть должна быть последней. Хватит уж людей зазря морить. Продыху им не даёшь, что ни день, то сотни две косишь. Люди тебе что? Трава? То в аварии пихаешь их, то заразу какую-нибудь им подсовываешь вроде СПИДа. Я больше это терпеть не намерен, - и стукнул так по столу, что его безобразное изображение на поверхности полировки стало самым обычным, как в нормальном земном зеркале.

Смерть вдруг вспыхнула девичьим румянцем и пролепетала:

- Да как же я жить буду, на какие средства?

- Хватит и того, что уже нахапала, взяточница чёртова, старая карга, все вы тут одним грехом мазаны, всех выведу на чистую воду! - и хрясть опять по столу кулаком для пущей убедительности, что так и сделает. Зеркало-стол от страха стало матовым.

Смерть побледнела: неужто новый повелитель узнал о негласном налоге с усопших, поступавшем только на её счет? И робко спросила:

- Можно мне подумать?

- Можно! - рявкнул Ерофей, снова стукнув по столу: изображение опять стало правильным, так и застыло. - До тринадцати часов сегодняшнего дня! - и поспешно отключился.

Шли минуты, ползли томительные часы. Ерофей маялся, бродя по комнатам. Его бросало то в жар, то в холод. Как поступит Смерть-Изольда? Убьёт его или выполнит Указ? А что толку? Он-то всё равно останется здесь… «Мамочка моя, как же я хочу наверх!..» - простонал тоскливо Ерофей.

И тут включился видеофон:

- Ерофеюшка, у меня есть предложение… - заискивающий голос Изольды насторожил Горюнова.

- Ну? - буркнул неласково. - Чего тебе, ведьма загробная? Ещё нет тринадцати часов, - а сердце ухнуло куда-то вниз и словно замерло. Не насовсем ли?..

- И не надо, миленький! - заторопилась Изольда. - Не надо! Я сотру дату твоей смерти, а ты за это разрешишь мне выходить наверх? А, Ерофеюшка? Исчахну ведь я без свежего воздуха.

Ерофей вздрогнул: Смерть предлагала ему сделку! И выгодную. А как быть с совестью? Он будет жить вечно, раз Смерть сотрет дату его кончины, а другие? Все родные, друзья умрут, а он, как дурак, будет жить, но даже словом не с кем будет перемолвиться.

- Я скажу тебе о своём решении, - с суровой твёрдостью ответил Ерофей и отключил видеофон. Затем схватил перо и стремительно зачиркал им по бумаге. Закончив писать, положил перед собой часы и смотрел, как стрелка отмеривает ему последний час жизни: осталось тридцать минут, двадцать, десять…

Ерофей вызвал Изольду.

- Слушай, вот что я решил, - и он показал Смерти два исписанных листа без своей подписи. - Ты будешь выходить наверх только за теми, кто станет стар и немощен, к сожалению, у нас пока не научились делать человека вечно молодым, придёшь и за мной, когда я одряхлею. Поняла? А сейчас у меня дел полно наверху. Перенеси дату моей смерти, ну… этак лет на семьдесят. Впрочем, ставь, какую хочешь. Зачем знать мне дату своей смерти? Другие же не знают. Но если тебя такой вариант не устраивает, будет, как я сказал: моя смерть станет последней, сейчас я введу в действие новый Указ, пока мое жизненное время не вышло.

- Ерофеюшка, - возликовала Смерть, - да я тебя навечно отпускаю!

- Нет! - нахмурился Ерофей. - Или я остаюсь здесь, - и он пододвинул к себе Указ.

- Ой, миленький, ты такой молоденький, живи себе припеваючи, - запела Изольда ласково и провела пальцем по каким-то строчкам, и тут же Ерофея подняла мощная волна, нежно и стремительно понесла его, и он едва увидел, как мигнули огни Тихгора, пролетели мимо зелёные рощи Соврая. Потом что-то сдавило его с боков, сунуло в какую-то трубу с далёкой светлой точкой впереди, и он, словно пробка из бутылки шампанского, вылетел наружу. Туда, где светило солнце, где ароматный воздух и пряный запах цветов.


- Живу! Я живу! - плясал Ерофей возле Сатаны. - Все о'кей!!!

Степан Антонович медленно приходил в себя и, наконец, заплакал горестно и отчаянно, как ребёнок, размазывая слезы по шерстистым щекам.

- Ерофей, ну что ты мне спокойно жить не даёшь, дай хоть помру, уйди с глаз моих… - и он сложил верхние конечности на волосатой груди.

- Степан Антонович! - затормошил его Ерофей. - Ушел я из Тихгора, Изольда отсрочку дала!

Сатана недоверчиво глянул на Ерофея одним глазом, потом просиял, когда до него дошёл смысл сказанного, затем вновь насупился:

- А когда обратно?

- Не знаю, ничего не знаю! - Ерофей начал раздражаться от бестолковости Сатаны. - Ничего не знаю, кроме того, что сейчас живу, наверху я!

- Значит, я могу вернуться?.. - Сатана еле сдерживал нетерпение.

- Конечно!

Сатана бросился обнимать Ерофея, а сверху на них смотрели ничего не понимающие вертолётчики.

Облобызав Ерофея, Сатана отбросил белый флаг, оглушительно засвистел и зычно закричал:

- Орёлики мои! Мы возвращаемся! За мной! - и нырнул в чёрную дыру в скале, едва услышав голос Ерофея: «Прощай, Степан Антонович! Еще встретимся!»

- Как бы не так… - пробормотал Сатана. - Уж я тебя, голубчика, обязательно к Всевышнему спроважу, пусть он с тобой мается! - и захохотал так, что его сатанинский смех далеко разнесся по горам.

Июль, 1991 г.



This file was createdwith BookDesigner programbookdesigner@the-ebook.org1/13/2010

Содержание:
 0  вы читаете: Все о : Евгения Изюмова    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap