Фантастика : Юмористическая фантастика : Принеси мне голову Прекрасного принца Bring Me the Head of Prince Charming : Роджер Желязны

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  105  108  111  114  115  116

вы читаете книгу

Книга известных американских писателей – фантастов написана в форме романа–шутки и посвящена извечной теме – борьбе сил добра и зла.

УТРЕННЯЯ ПЕСНЯ.

СЭНДВИЧ С ГЕРОЕМ.

Глава 1

Эти бездельники опять увиливали от работы. А Аззи только-только выбрал наконец уютное местечко, в самый раз удаленное и от огнедышащей дыры в центре преисподней, и от окружавших ее убеленных инеем железных стен.

Температура стен была не намного выше абсолютного нуля – ведь их охлаждал личный кондиционер самого дьявола. В центре же преисподней было так горячо, что атомы теряли свои электроны, а происходившие время от времени вспышки могли расплавить даже протон.

Нельзя сказать, что преисподняя позарез нуждалась в таком холоде и такой жаре. Тот, кто ее создавал, явно перестраховался, точнее, перестарался. Человек, даже мертвый и брошенный в преисподнюю, выдерживает – лишь очень узкий (в космическом масштабе) температурный диапазон. За пределами этой комфортной зоны он быстро теряет способность отличать плохое от очень плохого. Да и то, какая необходимость поджаривать беднягу при чудовищной температуре, если он чувствует себя одинаково и при пятистах, и при миллионе градусов?

Такие крайности только добавляли забот и мучений демонам и другим сверхъестественным созданиям, обслуживавшим грешников. У сверхъестественных созданий диапазон ощущений намного шире, чем у человека; большей частью это причиняет им одни неудобства, хотя иногда они испытывают истинное блаженство. Впрочем, в преисподней не принято говорить о блаженстве.

Конечно, адская преисподняя состоит из множества отделов. Оно и понятно, ведь миллионы и миллионы людей уже давно мертвы, каждый день поступают толпы новых грешников, и почти все они хоть сколько-то времени проводят в преисподней. Чтобы суметь разместить и обслужить всех, приходилось принимать меры.

Отдел преисподней, который возглавлял Аззи, назывался «Северный дискомфорт 405». Это был один из самых старых отделов, запущенный в работу еще во времена расцвета Вавилона, когда люди действительно умели грешить. На его стенах сохранились барельефы крылатых львов, поэтому он даже был занесен в Адский реестр исторических памятников. Но Аззи было решительно наплевать на работу в этом славном месте. Он хотел одного – поскорее выбраться отсюда.

Как и все другие отделы преисподней, «Северный дискомфорт 405» представлял собой огромную помойную яму, со всех сторон окруженную железной стеной. В центре ямы находилась дыра, из которой непрерывно била огненная струя, вылетали раскаленные угли и вытекала горящая лава. На ослепительный огонь невозможно было смотреть, однако лишь вполне оперившимся демонам вроде Аззи дозволялось носить темные очки.

Мучения грешников сопровождались и усиливались своеобразной музыкой. В массе плотных, белесых, плесневеющих и гниющих отбросов услужливые чертенята расчистили полукруглую площадку. На этой площадке были расставлены оранжевые гробы, на которых и располагался оркестр. Оркестранты подбирались из числа начисто лишенных слуха и скончавшихся во время концерта. В аду их заставляли играть произведения самых бездарных композиторов всех времен. На Земле имена этих бездарей давно забыли, но в аду они были знаменитостями – их произведения непрерывно исполняли и даже транслировали по всеадской сети.

Чертенята увлеченно работали, покомпактнее укладывая грешников на сковородках и переворачивая их. Как и вурдалаки, чертенята предпочитали основательно протухших мертвецов, которых подавали хорошо подсоленными с гарниром из уксуса, чеснока, анчоусов и червивых сосисок.

Аззи пришлось прервать свой отдых, потому что в том секторе, который располагался прямо перед его глазами, чертенята укладывали грешников штабелями высотой всего лишь в восемь-десять рядов. Аззи поднялся с весьма удобной лежанки и, с трудом продираясь через сгнившую яичную скорлупу, скользкие внутренности и куриные головы, сполз на низший уровень, где ходить уже было гораздо легче – по трупам.

– Когда я объяснял, что мертвецов надо укладывать в высокие штабеля, – сказал он чертенятам, – я имел в виду нечто гораздо более высокое, чем эту кучу.

– Но штабель рассыпается, как только мы пытаемся уложить наверх еще несколько рядов, – возразил главный чертенок.

– Так возьми доски или еще что-нибудь и закрепи! Мне нужны штабеля высотой не меньше двадцати рядов!

– Вряд ли получится, сэр.

Аззи удивленно уставился на чертенка. Неужели какой-то ничтожный бес осмеливается ему возражать?

– Делай что приказано, или сам окажешься в куче мертвецов.

– Слушаюсь, сэр! Доски уже несут, сэр! Чертенок побежал, на ходу отдавая распоряжения своей бригаде.

День начинался так же, как и любой другой день в любой преисподней ада. Но всего лишь через мгновение ему было суждено неожиданно и резко измениться. Перемены всегда застают нас врасплох. Мы вечно ходим протоптанными тропами, низко опустив голову, не отрывая пристыженного взгляда от земли; мы устали от этих надоевших троп и уверены, что так будет продолжаться всегда. Да и откуда взяться переменам, если ни письмо, ни телеграмма, ни даже телефонный звонок не предупредили нас о великом событии? Мы приходим в отчаяние, теряем всякую надежду – и не догадываемся, что гонец уже несет весть и что мечты изредка сбываются даже в аду. Правда, иногда говорят, что мечты чаще всего сбываются именно в аду, потому что они сами по себе – одно из дьявольских мучений. Впрочем, возможно, это всего лишь очередное преувеличение церковников, которые очень любят болтать на такие темы.

Аззи убедился, что чертенята стали работать как следует. До конца смены оставалось только двести часов (в преисподней дни тянутся долго); тогда можно будет поспать часа три, а потом снова приниматься за работу. Аззи уже шагнул назад, намереваясь вернуться в то сравнительно уютное местечко, которое только что пришлось покинуть, как его остановил гонец.

– Не ты ли – тот демон, кто отвечает за эту преисподнюю?

Гонцом оказался злой дух африт с фиолетовыми крыльями. Как и многие другие завсегдатаи базаров древнего Багдада, он теперь служил курьером, потому что дьявольским силам Верхней палаты нравились их нарядно раскрашенные тюрбаны.

– Я – Аззи Эльбуб. И именно я отвечаю за этот отдел преисподней.

– Значит, ты мне и нужен, – с этими словами африт вручил Аззи асбестовый документ, испещренный огненными письменами.

Аззи сначала натянул перчатки и только после этого взял документ. Такие приказы могли исходить лишь от Верховного совета адского правосудия.

Аззи прочел:


Настоящим оповещаем всех демонов, что совершена жестокая несправедливость, а именно: в преисподнюю раньше назначенного ему срока доставлено человеческое существо. От его имени силы Света уже выразили свой протест, поскольку человеку должно быть предоставлено время для покаяния, даже если он уже прожил отведенные ему дни. Готовы поставить один против двух тысяч, что такая несправедливость вообще невозможна, но все же шансы остаются, хотя бы и чисто теоретически. В связи с вышеизложенным предлагается (расценивайте это как приказ) забрать упомянутого человека из преисподней, отмыть подобающим образом и возвратить на Землю к жене и детям. Вам лично надлежит оставаться с ним до тех пор, пока он не адаптируется в такой мере, что сможет обходиться без посторонней помощи, поскольку в противном случае вся ответственность за невзгоды указанного человека ляжет на нас. По выполнении настоящего приказа Вам будет предоставлено право исполнять обычные обязанности демона на Земле.

Искренне Ваш Асмодей, глава отдела северной преисподней ада.

P.S. Человек, о котором идет речь, откликается на имя Томас Скривнер.


Аззи не смог сдержать ликования и даже обнял африта. Тот поспешно отступил назад, поправил свой тюрбан и сказал:

– Спокойней, приятель, спокойней.

– Я так рад? – воскликнул Аззи. – Наконец-то я выберусь отсюда! Я возвращаюсь на Землю!

– Ничего хорошего там нет, – заметил африт. – Впрочем, каждому и каждой – свое.

Аззи поспешил отправиться за Томасом Скривнером.

После долгих поисков он обнаружил своего подопечного в секторе 1002WW.

В адской преисподней грешников укладывают штабелями, которые располагают амфитеатром, так что при необходимости любого нужного грешника найти нетрудно. Существует и генеральный план преисподней. Но в силу того, что бездельники чертенята слишком небрежно бросают тела, штабеля часто рушатся и грешники из одного штабеля попадают в другой. Поэтому на самом деле местоположение грешника в преисподней известно только весьма приближенно.

– Есть здесь Томас Скривнер? – спросил Аззи.

Лежавшие огромной горой грешники сектора 1002WW прекратили оживленную беседу, а те, чьи головы были повернуты в нужном направлении, уставились на Аззи. Вместо того чтобы покаяться в своих грехах, они, очевидно, считали назначенное время пребывания в преисподней своего рода дружеской вечеринкой, на которой можно познакомиться с соседями, обменяться мнениями и сплетнями, в конце концов, просто похохмить. Видно, люди и после смерти продолжают обманывать себя, как они это делали всю жизнь.

– Скривнер, Скривнер… – пробормотал старик, расположившийся в самом центре горы тел. Он с трудом приподнял голову и продолжил: – Ну конечно, где-то здесь. Ребята, кто-нибудь знает, где Скривнер, а?

В поиски включились другие грешники, лежавшие в самых разных уголках огромной груды. Они бросили даже свои любимые игры (в аду много игр, но хозяева поля всегда проигрывают, если только вы не поставите против них).

Кто-то решил уточнить:

– Скривнер, Скривнер… Это не тот ли тощий длинный сумасшедший, у которого один глаз смотрит не в ту сторону?

– Я не знаю, как он выглядит, – сказал Аззи. – Я надеялся, что он сам отзовется.

Гора грешников забормотала, закашляла; люди, живые они или мертвые, всегда имеют обыкновение порассуждать, дай только более или менее актуальную тему. Если бы Аззи, как и все демоны, не обладал сверхъестественно острым слухом, он никогда бы не услышал тоненького писка, донесшегося откуда-то из самой глубины кучи.

– Эй, кто там! Скривнер здесь! Меня спрашивают?

Аззи приказал чертенятам вытащить Скривнера из кучи – только осторожно, чтобы не оторвать что-нибудь ненароком. Конечно, руку или ногу потом можно приживить, однако такая процедура довольно болезненна и часто приводит к душевным травмам. Аззи хорошо понимал, что от него требуется доставить человека на Землю в целости и сохранности; в противном случае Скривнер может пожаловаться, что темные силы преждевременно собирают урожай, а тогда хлопот не оберешься.

Скривнер довольно быстро выкарабкался из кучи грешников и отряхнулся. Он оказался невысоким и тощим бойким мужчиной, уже изрядно полысевшим.

– Скривнер – это я! Вы наконец-то поняли, что ошиблись, да? Когда меня сюда приволокли, я им говорил, что я совсем не покойник, но этот ваш Неумолимый Жнец не очень-то умеет слушать, верно? Только все время ухмыляется по-идиотски и скалит зубы. У меня прямо руки чешутся накатать жалобу кому-нибудь из вашего начальства.

– Послушай, – сказал Аззи. – Тебе повезло, что ошибку вообще обнаружили. Если ты затеешь тяжбу, тебя посадят в котел предварительного заключения и будешь там сидеть, пока не начнется слушание твоего дела. На это может уйти лет сто, а то и двести. Знаешь, на что похожи наши котлы предварительного заключения?

Скривнер широко раскрыл глаза и отрицательно покачал головой.

– Это очень плохое место, – объяснил Аззи. – Настолько плохое, что там нарушаются даже законы ада.

Очевидно, слова Аззи произвели на Скривнера должное впечатление.

– Думаю, лучше сначала отсюда выбраться, и поскорее. Спасибо за совет. Ты, случайно, не адвокат?

– По образованию – нет, – ответил Аззи. – Но здесь, внизу, всем нам приходится в какой-то мере быть адвокатами. Пойдем, вернем тебя домой.

– У меня такое ощущение, что дома я столкнусь с некоторыми проблемами, – нерешительно заметил Скривнер.

– Такова жизнь, – успокоил его Аззи.– Проблемы? Будь доволен, что они у тебя есть. Тому, кто оказывается у нас, уже не о чем беспокоиться. Все, что здесь с тобой происходит, совершается само по себе.

– Назад я не вернусь, – быстро сказал Скривнер.

Аззи хотел было поинтересоваться, нет ли у Скривнера желания побиться об заклад, но потом решил, что в такой ситуации этого делать не стоит.

– В твоей памяти придется стереть воспоминания о нашем досадном недоразумении, – сообщил Аззи Скривнеру. – Согласись, мы не можем допустить, чтобы парни вроде тебя шатались по Земле и рассказывали всякие небылицы.

– Я не имею ничего против, – ответил Скривнер. – Все равно здесь нет ничего такого, о чем хотелось бы вспоминать. Правда, чуть раньше, в чистилище, мне встретилась одна очаровательная блондинка-искусительница…

– Подожди со своей искусительницей, – проворчал Аззи, затем ухватил Скривнера за руку и повел к воротам в стене, которые вели к другим отделам ада и куда угодно еще – или наоборот.

Глава 2

Аззи и Скривнер прошли через железные ворота в железной стене и направились вверх по извилистой дороге мимо дальних предместий чистилища; здесь глубокие, испещренные трещинами пропасти чередовались с захватывающими дух вершинами – в точности как на картинах Фузели.

Долго тащились демон и человек, и путь их был легок, ибо легки дороги ада, но и скучен тоже, ибо ад – не место для веселья.

Спустя какое-то время Скривнер поинтересовался:

– Нам еще далеко?

– Точно не скажу, – признался Аззи. – Я сам в этом секторе никогда не был. В сущности, мне здесь вообще не полагается появляться.

– Так же, как и мне, – вздохнул Скривнер. – Из того, что у меня время от времени бывают припадки, когда я валяюсь трупом, еще не следует, что этот ваш Неумолимый Жнец должен хватать меня без всяких проверок! Я тебе точно говорю, с его стороны это была самая настоящая небрежность… А почему тебе нельзя появляться здесь?

– Меня готовили к более серьезным вещам, – уклончиво ответил Аззи. – В колледже чародейства я преуспевал, был одним из трех лучших учеников в классе.

Аззи не стал объяснять что почти все его одноклассники кончили очень плохо, когда с юга внезапно нахлынула эпидемия добра. Этот странный каприз метафизической погоды погубил всех учеников, кроме Аззи и еще двоих, которые, похоже, обладали врожденным иммунитетом к эманациям добра. А потом еще этот покер…

– Тогда почему же ты оказался здесь? – спросил Скривнер.

– Отрабатываю карточный долг. Я не мог заплатить, пришлось отбывать срок. – Аззи помедлил, потом признался: – Люблю карты.

– Я тоже, – проговорил Скривнер, и в его голосе можно было уловить нотку раскаяния.

Демон и человек еще какое-то время шли молча. Потом Скривнер поинтересовался:

– Что теперь со мной сделают?

– Надо тебя снова втиснуть в твое тело.

– И все будет нормально? Я знаю, что мертвые иногда воскресают, но, говорят, все воскресшие какие-то чокнутые.

– Я буду рядом и присмотрю за тобой. Я не уйду, пока не удостоверюсь, что с тобой все в порядке.

– Рад слышать, – сказал Скривнер.

Они еще прошагали молча, потом Скривнер спросил:

– А когда я проснусь, я, конечно, не буду знать, что ты рядом, да?

– Конечно, не будешь.

– А как же я смогу убедиться, что ты мне помогаешь?

– Когда ты воскреснешь, уже никто и ничто не сможет убедить тебя, – объяснил Аззи. – Поэтому я и говорю сейчас. Только пока ты мертв, ты в состоянии оценить нас.

Спустя еще какое-то время Скривнер признался:

– Понимаешь, я совершенно ничего не помню о своей прежней жизни на Земле.

– Не беспокойся, в свое время все придет.

– Впрочем, кажется, я был женат.

– Прекрасно.

– Но я не уверен.

– Ты все вспомнишь, как только окажешься снова в своем теле.

– А если не вспомню? Вдруг я потеряю память?

– Все будет в порядке, – заверил Аззи.

– Ты можешь поклясться честью демона?

– Конечно, – без колебаний соврал Аззи. Он окончил специальные курсы по клятвопреступлению и достиг в этом совершенства.

– Ты ведь не стал бы мне врать, правда?

– Можешь на меня положиться, – ответил Аззи, не преминув, впрочем, воспользоваться генеральным заклинанием, которое превращает в послушных ягнят даже самых недоверчивых и воинственно настроенных собеседников.

– Надеюсь, ты понимаешь, почему я немного нервничаю, – продолжал Скривнер. – Ведь не каждый день рождаешься заново.

– Понимаю. Стыдиться тебе нечего… Вот мы и пришли! – а про себя Аззи добавил: «Слава Сатане!»

Долгие разговоры с людьми действовали ему на нервы. Человек никогда ничего не скажет прямо, вечно будет ходить вокруг да около. В Университете демонов отцы-демоны читали специальный курс по уверткам человека, но этот курс был факультативным, и в то время Аззи решил, что на него ходить не стоит. Тогда ему казалась куда более интересной фальшивая диалектика.

Аззи сразу же заметил приближавшуюся санитарную повозку из северной преисподней, украшенную знакомыми алыми и ядовито-зелеными полосами. Повозка остановилась в нескольких ярдах поодаль, и из нее вышел медик – демон со свиным рылом и глазами-крестиками. Он ничем не походил на Аззи, у которого была лисья морда, рыжие волосы, острые уши торчком и глаза поразительной голубизны. Те, кто ничего не имеет против демонов, считали Аззи почти красавцем.

– Это тот самый парень?

– Тот самый, – подтвердил Аззи.

– Прежде чем вы начнете со мной процедуры, – сказал Скривнер, – я хотел бы только узнать…

Демон-медик со свиным рылом протянул руку и поставил пятно на лбу Скривнера. Тот сразу замолчал, а его взгляд стал совершенно бессмысленным.

– Что ты сделал? – спросил Аззи.

– Переключил на холостые обороты, – ответил медик. – Теперь пора его переправлять.

Аззи оставалось только надеяться, что со Скривнером все будет в порядке: если демон пачкает твою голову, то хорошего ждать не приходится.

– А куда переправлять, ты знаешь? – забеспокоился Аззи.

Демон-медик расстегнул рубашку Скривнера и кивнул Аззи: на груди человека красными чернилами были вытатуированы его имя и адрес.

– Это дьявольская регистрационная отметка, – объяснил демон-медик.

– Ты сотрешь ее перед отправкой?

– Не бойся, он ее не увидит. Татуировку можем прочесть только мы… Ты переправляешься с ним?

– Спасибо, я своим ходом, – ответил Аззи. – Только дай мне взглянуть еще разок на адрес. Все в порядке, запомнил.

– До встречи, Том, – сказал Аззи человеку с бессмысленным взглядом.

Глава 3

Вот так Томаса Скривнера возвратили домой. К счастью, демону-медику удалось доставить душу Скривнера на Землю прежде, чем его телу были нанесены серьезные повреждения. Тело Скривнера купил врач: в момент воскрешения он как раз собирался сделать глубокий разрез на шее покойника, дабы продемонстрировать студентам кровеносную систему в натуре. Но стоило врачу поднять скальпель, как Скривнер, открыв глаза, промолвил: «Доброе утро, доктор Моро» – и тут же потерял сознание.

Моро засвидетельствовал, что Скривнер жив, и потребовал от вдовы компенсации. Вдова с неохотой возвратила деньги. Ее брак со Скривнером был не слишком удачным.

Аззи добрался до Земли другим путем. Ему очень не хотелось путешествовать вместе со Скривнером в колеснице вампиров, которая провоняла гнилью так, что поездка в ней являлась испытанием даже для сверхъестественных созданий.

Аззи прибыл сразу же после воскрешения Скривнера. Его никто не заметил, потому что на нем был амулет невидимки.

Невидимый для всех, кроме имевших второе зрение, Аззи присоединился к процессии, которая сопровождала Скривнера домой. Добропорядочные жители деревни, все простые крестьяне, объявили воскрешение Скривнера чудом. Только Мило, жена Скривнера, не уставала бормотать про себя: «Я знала, что этот негодяй только притворяется!»

Воспользовавшись тем, что его никто не видит, Аззи обследовал дом Скривнера, где ему предстояло жить до истечения срока подачи жалоб. Похоже, речь шла о нескольких днях. Дом оказался большим, с несколькими комнатами на каждом этаже и с роскошным сырым подвалом.

Конечно, Аззи устроился в подвале, самом подходящем для демонов месте. Он принес с собой несколько свитков для развлечения и мешок протухших кошачьих голов, чтобы было чем перекусить.

Аззи надеялся, что в подвале никто не нарушит его покой, но неприятности начались в первый же день. Сначала в погреб за продуктами спустилась жена Скривнера – высокая, широкоплечая и толстозадая крестьянка. Потом появился старший сын Ганс, нескладный деревенский увалень; он искал горшок с медом. Как только ушел Ганс, появилась служанка Лотта, которой понадобилось отобрать несколько картофелин прошлогоднего урожая.

Из-за всех этих нежданных визитеров Аззи почти не удалось отдохнуть. Утром он пошел взглянуть на Скривнера. По всем признакам воскресший начал поправляться. Он уже сидел за столом, пил отвар из трав, спорил с женой и ругал детей.

Потребуется еще денек, решил Аззи, чтобы Скривнер совсем пришел в себя, и тогда можно будет заняться более интересными делами.

Две хозяйские собаки почувствовали Аззи и шарахались в сторону каждый раз, когда он проходил мимо. Этого и следовало ожидать. Но то, что случилось чуть позже, совсем не входило в планы демона.

В ту ночь Аззи устроился спать в самом сыром месте погреба, где была свалена наполовину сгнившая репа и где он соорудил себе прелестное зловонное гнездышко.

Демона разбудил свет: оказалось, в подвале горит свеча. Кто-то стоял со свечой в руке и смотрел на него. Ребенок. Это уж слишком!

Аззи вскочил было на ноги, но тут же снова рухнул наземь. Кто-то веревкой привязал его за лодыжку!

Аззи инстинктивно встал на дыбы. Ребенок! Маленькая толстощекая девчонка лет семи с волосами соломенного цвета. Как-то ей удалось увидеть демона; больше того, она заманила его в ловушку.

Аззи выпрямился во весь рост, решив, что лучше всего сразу напугать ребенка. Он попытался было угрожающе нависнуть над девчонкой, но странная сверкающая веревка, привязанная одним концом к балке, потащила его назад, и он снова упал.

Девчонка рассмеялась, а Аззи содрогнулся: ничто не вызывает у демонов такого отвращения, как смех невинного младенца.

– Эй, девочка! – окликнул обидчицу Аззи. – Ты меня видишь?

– Конечно, вижу, – ответила она. – Ты похож на старую противную лису.

Аззи быстро взглянул на крошечный циферблат амулета-невидимки. Случилось то, чего он и опасался: стрелка показывала, что запас энергии почти иссяк! Какие же идиоты сидят в отделе снабжения! Конечно, и он виноват, надо было самому заранее проверить амулет.

Кажется, он влип в довольно неприятную историю. Но не бывает таких положений, из которых демон не смог бы выкрутиться.

– Наверное, не очень уж противную, а, курносая? – просюсюкал Аззи, вспомнив обычное ласковое обращение демонов-родителей к своим детям. – Очень приятно с тобой познакомиться. Пожалуйста, развяжи эту веревку, и я дам тебе целый мешок конфет.

– Ты мне не нравишься, – возразила девочка. – Ты плохой. Я тебя не развяжу, а позову лучше священника.

Девочка не сводила с Аззи обвиняющего взгляда. Аззи понял, что, если он вообще хочет выбраться из этой неприятной истории, ему придется прибегнуть к хитрости.

– Девочка, скажи, пожалуйста, – начал Аззи, – где ты взяла эту веревку?

– Я нашла ее в церковной кладовке. Веревка лежала на столе, а еще там было много разных костей.

Святые мощи! Значит, это не простая веревка, а ловушка душ!.. Лучшие ловушки душ делали из веревок, которыми подпоясывались святые. Получалось, что выбраться из этого капкана будет нелегко.

– Послушай, девочка. Я здесь только для того, чтобы присматривать за твоим отцом. Ты же знаешь, с ним были разные неприятности: он умер, потом снова ожил и все такое прочее. Ты же хорошая, послушная девочка, будь умницей и развяжи веревку.

– Нет, – ответила она так непреклонно, как это иногда умеют делать маленькие девочки, да и некоторые большие тоже.

– Проклятье, – пробормотал Аззи.

Он еще раз безуспешно попытался высвободить ногу из ловушки душ, которая имела неприятное свойство затягиваться все сильнее после каждой такой попытки.

– Слушай, девочка, повеселились и хватит, теперь пора меня развязать.

– Не называй меня девочкой. Меня зовут Бриджит, и я все знаю про тебя и про всех вас. Нам священник рассказывал. Ты ведь злой дух?

– Ничего подобного! – воскликнул Аззи. – Я, скорее, добрый дух, в крайнем случае – нейтральный. Меня послали сюда, чтобы помочь твоему отцу побыстрее поправиться. Сейчас я должен присматривать за ним, а потом уйду и буду помогать другим.

– Ах так, – протянула Бриджит и задумалась, потом продолжила: – Ты ужасно похож на демона.

– Внешность может быть обманчивой, – сказал Аззи. – Отпусти меня! Я должен ухаживать за твоим отцом!

– А что ты мне за это дашь? – спросила Бриджит.

– Игрушки, – нашелся Аззи. – Я дам тебе столько игрушек, сколько ты в жизни не видела.

– Ладно, – согласилась девочка. – А еще мне нужны новые платья.

– Получишь целый гардероб. Только отпусти!

Бриджит подошла ближе и грязным пальчиком взялась было за узел, но остановилась.

– А если я тебя отпущу, ты будешь приходить и играть со мной, когда я тебя позову?

– Нет, это уж слишком. У меня хватает своих забот. Я не могу быть на побегушках у маленькой деревенской грязнули.

– Ладно, тогда обещай, что исполнишь три любых моих желания, когда бы я ни попросила.

Аззи заколебался. С этим исполнением желаний нетрудно нажить крупные неприятности. Такие обещания демон обязан выполнять, а с человеческими желаниями это всегда непросто. Люди так экстравагантны!

– Ладно, – сдался он, – одно желание я исполню. Если оно будет разумным.

– Так и быть, согласна, – сказала Бриджит. – Но не слишком разумным, хорошо?

– Хорошо! Развяжи меня!

Бриджит развязала узел.

Аззи потер лодыжку, потом порылся в мешке, нашел запасную батарейку для своего амулета-невидимки, вставил ее – и тут же исчез.

– Не забудь, ты обещал! – крикнула Бриджит.

Аззи знал, что не забудет, даже если очень захочет. Обещания сверхъестественных созданий людям регистрировались в Бюро равновесия, которым руководила сама Ананке. Стоило демону сделать вид, что он забыл о своем обещании, как силы необходимости быстро и болезненно напоминали ему об этом.

Скривнер явно не терпел каких-либо неудобств. Он уплетал за обе щеки кашу из огромной миски, одновременно отдавая приказы работникам и жене.

Аззи был в восторге. Наступало время заняться своими делами.

Глава 4

Аззи страшно радовался свободе, возможности снова постранствовать по зеленой Земле. Он до глубины души ненавидел преисподнюю с ее удручающим однообразием: ужасно устаешь от этого смертельно скучного каждодневного поджаривания грешников. Аззи был энергичным, предприимчивым и инициативным демоном, агентом зла; несмотря на некоторую внешнюю фривольность, он относился к своим адским обязанностям весьма серьезно.

Распрощавшись с деревней Скривнеров, Аззи решил прежде всего сориентироваться. Местность была ему незнакома. Последний раз Аззи посетил Землю во времена расцвета Римской империи; он даже присутствовал на одном из знаменитых пиров Калигулы.

Аззи пролетал над страной, которая раньше называлась Галлией. От всяких неожиданностей демона страховал амулет-невидимка. В известной мере амулет придавал владельцу и свойство неосязаемости, что оказалось как нельзя более кстати, когда демону пришлось пролетать сквозь большую стаю лебедей-трубачей.

Куда ни посмотри, под Аззи расстилались одни леса. Та деревня была лишь точкой в огромном лесу, который покрывал всю Европу и тянулся от страны скифов до Испании. К счастью, Аззи заметил внизу пересекавшую лес грязную тропинку и полетел вдоль нее на высоте примерно пятьсот футов. Тропинке, казалось, не будет конца; все же спустя какое-то время она влилась в настоящую мощеную дорогу, проложенную еще римлянами.

Аззи встретилась группа всадников, вместе с которыми демон долетел до какого-то более или менее большого города. Потом он узнал, что этот город называется Труа и входит в королевство франков – огромных, вооруженных железными мечами варваров, которые, воспользовавшись распадом Римской империи, захватили Галлию, да и не только ее.

Над городом Аззи полетел медленнее и на небольшой высоте. Здесь было множество скромных домиков, среди которых изредка попадались дворцы вельмож и сановников церкви. На самой окраине города расположилась ярмарка – Аззи пролетел над яркими палатками и флажками. Ему понравилась ярмарочная суета, и он решил здесь задержаться.

Аззи спустился на землю и принял одно из своих стандартных обличий – добродушного лысеющего толстяка с горящими глазами. Вот только свойственная обличью одежда – тога – показалась Аззи слишком старомодной. Поэтому в первой попавшейся палатке он купил домотканый плащ; в плаще демон выглядел почти так же, как все люди.

Все еще немного сбитый с толку Аззи не торопясь прогуливался по ярмарке, присматриваясь к окружению. Здесь было несколько деревянных зданий и множество палаток, разбитых прямо на поле. Продавали на ярмарке все что угодно: оружие, одежду, скотину и другую живность, еду, рабочий инструмент, пряности…

– Эй! Господин, подожди!

Аззи обернулся. Действительно, ему кивала какая-то старая карга. Она сидела перед небольшой черной палаткой, расписанной золотыми каббалистическими знаками. Темнокожая старуха, видно, была из цыганок или арабов.

– Ты звала меня?

– Да, господин, – ответила старуха с отвратительнейшим североафриканским акцентом. – Войди в палатку.

Возможно, любой человек, окажись он на месте Аззи, проявил бы большую осторожность, так как никогда нельзя угадать, что может случиться в черной палатке с каббалистическими знаками. Но для Аззи эта палатка оказалась первой знакомой вещью, которую он увидел на Земле.

Дело в том, что среди демонов есть целые племена которые скитаются по преддверию ада и живут в черных палатках, а Аззи, хотя и был по отцу ханаанитом, имел кое-какие родственные связи и со странствующими демонами.

Изнутри палатка была увешана коврами с затейливыми рисунками. На стенах висели изящно расписанные оловянные масляные лампы, а под ними было разбросано множество расшитых подушек. В глубине палатки стоял низкий жертвенник со столиком для жертвоприношений, а над ним возвышалась выполненная в греческом стиле статуя прекрасного молодого человека с лавровым венком на голове.

Аззи сразу узнал юношу.

– Значит, Гермес в конце концов оказался здесь, – заметил он.

– Я его жрица, – произнесла старая карга.

– А у меня было такое впечатление, что мы находимся в христианской стране, где поклонение древним богам строго наказывается, – сказал Аззи.

– Ты говоришь правильно, – кивнула старуха. И добавила: – Древние боги мертвы, но и не совсем мертвы, потому что они воскресли и приняли другой облик. Гермес, например, стал Гермесом Трисмегистусом – покровителем алхимиков. Поклонение ему не поощряется, но и не запрещается.

– Отличная новость, – сказал Аззи. – Но все же зачем ты позвала меня?

– Господин, ты ведь демон? – осведомилась жрица.

– Да. А как ты узнала?

– В твоих манерах чувствуется что-то благородное и зловещее. На твоем лице отражаются тягостные раздумья и неумолимое зло. Тебя нетрудно заметить в толпе, как бы велика она ни была.

Конечно, Аззи знал, что чувства у цыган обострены, они видят то, чего другие люди совсем не замечают, и облекают это в словесную форму, чтобы польстить своему клиенту. Тем не менее он полез в карман, достал золотой денье и бросил его старухе.

– Возьми в награду за твой льстивый язык. Все же что тебе нужно от меня?

– Мой хозяин желает поговорить с тобой.

– Хорошо, – согласился Аззи: он давно не болтал с древними богами. – Где твой хозяин?

Старая карга опустилась на колени перед жертвенником и что-то пробормотала. Через мгновение белый мрамор изнутри наполнился розовым сиянием. Статуя ожила, потянулась, сошла с пьедестала и села рядом с Аззи.

Старухе Гермес сказал:

– Найди нам что-нибудь выпить.

Старая жрица ушла, и Гермес обратился к демону:

– Что ж, Аззи, много воды утекло.

– Очень много, – согласился Аззи. – Рад снова видеть тебя, Гермес. Меня не было на Земле, когда христианство одолело язычников, – был по горло занят другими делами, ты понимаешь, – но я выражаю свое искреннее соболезнование.

– Спасибо, – сказал Гермес, – хотя, в сущности, мы ничего не потеряли. Мы, боги, постоянно заняты, все до единого. Мы развиваемся, совершенствуемся и иногда занимаем почетные места в обоих лагерях – и у святых, и у демонов. Перед нами открываются чудесные перспективы. Можно долго говорить о нашем своеобразном промежуточном статусе.

– Рад слышать, – сказал Аззи. – Почему-то при мысли о безработном боге становится грустно.

– О нас можешь не беспокоиться. Я приказал своей жрице Айссе позвать тебя, потому что, по ее словам, у тебя был потерянный вид. Я подумал, что могу чем-нибудь помочь.

– Очень любезно с твоей стороны, – ответил Аззи. – Введи меня, пожалуйста, в курс земных дел. Что здесь случилось со времен Калигулы?

– Что ж, в двух словах дело было так. Римскую империю погубили вторжения варваров и отравление свинцом. Теперь варвары повсюду. Они именуют себя франками, саксами и вестготами и создали империю, которую называют Священной Римской империей.

– Священной? – переспросил Аззи.

– Так они ее называют. Не знаю почему.

– Но все же как погибла настоящая Римская империя?

– Про это ты можешь прочесть в любой книге по истории, – ответил Гермес. – Пока что поверь мне на слово: империя пала, и это было концом классической цивилизации. Время, в котором мы живем сейчас, называется – вернее, будет называться вскоре после того, как закончится, – средневековьем. Появись ты на Земле чуть раньше, застал бы смутные времена. Тогда у нас было весело, уверяю тебя! Но и сегодня тоже неплохо.

– Какой сейчас год? – спросил Аззи.

– Тысячный, – ответил Гермес.

– Тысячный!..

– Да.

– Значит, скоро будет состязание?

– Правильно, Аззи. Приближается время, когда силы Света и силы Тьмы вступят в великое состязание, а победитель будет определять сущность – добрую или злую – человеческих судеб в следующем тысячелетии. Что ты собираешься делать?

– Я? – удивился Аззи. – А что я могу делать?

– Ты тоже можешь принять участие в состязании.

Аззи отрицательно покачал головой:

– Представители сил Тьмы выбираются на Верховном совете Высших сил Зла, а Высшие силы всегда подыгрывают своим любимчикам, и в результате на состязания отправляются только их друзья. Мне на Верховном совете ничего не светит.

– Так было раньше, – сказал Гермес. – Но я слышал, что реформы не обошли стороной и ад. На силы Зла жестоко давят силы Света. В семейственности нет ничего плохого, но, если хочешь добиться своего, теперь недостаточно иметь родственника в Верховном совете. Насколько я понимаю, участниками состязания должны стать самые достойные.

– Достойные! Это что-то новенькое!.. Даже если и так, все равно я ничего не умею.

– Не будь капитулянтом, как многие другие молодые демоны, – строго произнес Гермес. – Почти все они – бездельники и в своей бессмертной жизни выбирают самый легкий путь: им ничего не нужно, только валяться круглыми сутками, глотать наркотики и рассказывать друг другу всякие небылицы. Но ты, Аззи, ты совсем не такой. Ты умен, инициативен, у тебя есть принципы. Сделай же что-нибудь! Ты в самом деле можешь победить.

– Но я не знаю, что делать, – возразил Аззи. – Да если бы и знал, все равно у меня нет денег.

– Ты заплатил старухе, – напомнил ему Гермес.

– Это призрачное золото. Через день-два оно исчезнет. Если я хочу принять участие в состязании, мне нужны настоящие деньги.

– Я знаю, где их взять, – сказал Гермес.

– Где? Сколько драконов я должен победить, чтобы добраться до них?

– Никаких драконов. Тебе нужно будет всего лишь перехитрить других игроков в большой игре в покер в День основателя.

– Покер! – прошептал Аззи. – Моя страсть!..

– Игра состоится через три дня на одном кладбище в Риме. Но на этот раз ты должен платить честно, не призрачным золотом, иначе ты еще на несколько сотен лет вернешься в преисподнюю. В сущности, – продолжал Гермес, – тебе нужно то, что игроки последующих поколений назовут эйджем.

– Эйдж? Что это такое?

– Любой прием, который поможет тебе выиграть.

– В такой игре всегда участвуют наблюдатели – они следят, чтобы не было мошенничества.

– Ты прав. Но ни в аду, ни на небесах нет закона, запрещающего талисман удачи.

– Это такая редкость? Если бы у меня был талисман удачи…

– Я могу сказать тебе, где найти его. Но для этого тебе придется преодолеть не одно препятствие.

– Так скажи, Гермес!

– В моих ночных скитаниях по городу Труа и его окрестностям, – промолвил Гермес, – к западу от города, на опушке леса я заметил место, где растет небольшой оранжевый цветок. Местные жители ничего не знают о нем, а между тем это настоящий спекулум – цветок-зеркало, который растет только рядом с феликситом.

– Значит, где-то здесь есть феликсит? – воскликнул пораженный донельзя Аззи.

– Ты должен найти его сам, – ответил Гермес. – Но я вижу добрые предзнаменования.

Глава 5

Аззи поблагодарил Гермеса и покинул черную палатку. Он пересек болотистый луг и направился к окружавшему город лесу. Там Аззи нашел редкий цветок – небольшой и совсем неприметный. Аззи понюхал цветок (аромат спекулума восхитителен), потом опустился на колени и приложил ухо к земле. Обладая необычайно острым слухом, он понял, что под землей что-то происходит: отчетливо слышались шорохи и удары, шорохи и удары.

Ну конечно, это был гном, потому что только гном может издавать такие звуки, киркой и лопатой прокладывая туннель. Гномы хорошо понимают, что этими звуками выдают себя, но ничего не могут поделать: чтобы жить, гном должен копать.

Аззи топнул ногой о землю и провалился в подземелье. Таким талантом обладают почти все европейские и арабские демоны. Для них жить под землей так же естественно, как для человека – на земле. Демоны чувствуют себя под землей почти так же, как хороший пловец под водой; впрочем, они все же предпочитают бродить по туннелям.

Под землей было прохладно. Отсутствие света не мешало Аззи отчетливо видеть все происходящее; возможно, демон улавливал неяркие инфракрасные лучи. Обстановка здесь оказалась довольно приятной. Ближе к поверхности кроты, землеройки и другие живые существа рыли норы там, где почва была более податливой.

В конце концов Аззи добрался до большой подземной пещеры.

Тускло светились фосфоресцирующие камни, а в противоположном конце пещеры Аззи заметил единственного гнома североевропейской разновидности, одетого в хорошо пошитый красно-зеленый костюм из кротовой шкуры и крошечные ботфорты из кожи геккона; на голове у гнома была шапочка из мышиного меха.

– Привет, гном, – сказал Аззи, выпрямившись настолько, насколько позволяли каменные своды пещеры, – чтобы можно было угрожающе нависнуть над гномом и произвести на того должное впечатление.

– Привет, демон, – отозвался гном: по его голосу нетрудно было догадаться, что встреча с демоном не доставляет ему особого удовольствия. – Прогуливаешься, да?

– Можно и так сказать, – уклонился Аззи от прямого ответа. – А ты что здесь делаешь?

– Да просто проходил мимо, – соврал гном. – Вообще-то я направляюсь на вечеринку на Антибы.

– Ты не врешь? – засомневался Аззи.

– Не вру.

– Тогда зачем же ты здесь копаешь?

– Я? Копаю? Не может быть!

– А что же ты делаешь киркой, которая у тебя в руке?

Гном посмотрел вниз и, казалось был очень удивлен тем, что в его руке и в самом деле оказалась кирка.

– Просто решил здесь немного прибрать, – и он попытался сгрести несколько камней в кучку, но это у него получилось плохо, потому что кирка совсем не предназначена для такой работы.

– Прибрать? – возмутился Аззи. – Послушай, дефективный, за кого ты меня принимаешь? И вообще, кто ты такой?

– Меня зовут Рогнир, я из рода гномов Ролфингов из Упсалы. Уборка земли может показаться тебе нелепым занятием, но для гномов это самая естественная работа, потому что гномы любят, чтобы все оставалось как есть.

– Честно говоря, – сказал Аззи, – в твоих словах я не вижу ни малейшего смысла.

– Это потому что я нервничаю, – объяснил Рогнир. – А вообще, обычно я говорю очень понятно.

– Так говори понятно и сейчас. Не дрожи, я не собиралось причинить тебе зло.

Гном согласно кивнул, однако по его виду никак нельзя было сказать, что он поверил Аззи. Рогнир подозрительно относился к демонам, и его можно понять. В царстве духов случается много разных конфликтов, о которых человек даже и не подозревает, потому что там никогда не было своего Гомера или Вергилия.

Недавно между гномами и демонами разгорелся довольно острый территориальный спор. Несмотря на свое происхождение – а их предками, как известно, были падшие создания Света, – демоны постоянно претендовали на подземелье. Им очень нравилось подземелье – с пещерами, трясинами, пустотами, спусками, глубокими колодцами и туннелями, поражающими своей необычной красотой, которая так хорошо согласуется с поэтической, но мрачноватой натурой демонов. Гномы же утверждали, что подземелье должно принадлежать им; они считали себя его детьми, созданными из хаотично пляшущих языков пламени в самом центре первичного огня.

Конечно, это были лишь романтические фантазии. Истинная история гномов очень интересна: к сожалению для нее здесь нет ни места, ни времени. Для нас важнее странная сила, которой обладают фантазии: удивительно, насколько упрямо любое создание цепляется за какую-нибудь им же придуманную идею. Вот и гномы отстаивали свое право разгуливать под землей как им заблагорассудится, без всяких ограничений и запретов. Это, однако, никак не устраивало демонов. Демоны предпочитали безраздельно владеть территорией. Они любили бродить в одиночестве, а все другие создания обычно спешили убраться с их пути. Все, но только не гномы, отряды гномов с развевающимися белыми бакенбардами, с лопатами и кирками наготове маршировали по подземным туннелям, стучали и пели (все гномы – отличные певцы) и часто проходили строем прямо сквозь совет демонов, потому что демоны очень любили устраивать совещания по любому пункту своей доктрины, хотя голоса ораторов на таких совещаниях очень редко слышат те, кто располагает действительной властью.

Как бы там ни было, демонам очень не нравилось, когда их беспокоили во время совета. Гномы же обладали прямо-таки сверхъестественной способностью копать именно там и тогда, где и когда сидит погруженный в свои мысли демон, неподвижный, будто базальтовая скала, прижав ладони к ушам, – словом, точно так, как он изображен на некоторых высеченных из камня семейных портретах на башнях собора Парижской богоматери. Демоны чувствовали, что гномы понемногу вытесняют их из подземелья. Надо сказать, что войны часто начинались и из-за менее серьезных конфликтов.

– Уверен, – произнес Аззи, – что наши племена в настоящее время находятся в состоянии мира. В любом случае я пришел сюда за тем, что тебя совершенно не интересует, поскольку это не драгоценные камни.

– Что же ты ищешь? – спросил Рогнир.

– Феликсит, – ответил Аззи.

В те времена талисманы и амулеты еще обладали огромной силой. Тогда талисманов было очень много, хотя гномы старались прятать их в потайных местах, дабы уберечь от драконов. Впрочем, большого успеха в этом они не добились, потому что драконы знали: где гномы, там и золото. Гномы и драконы неотделимы друг от друга, как лиса от цыплят, селедка от сметаны, хорошее от плохого, память от сожаления.

Чтобы извлечь талисман удачи – феликсит – из недр земли, гномам приходилось изрядно потрудиться. Феликсит встречается, правда, в небольших количествах, только в пластах нептунова базальта, очень древней и самой твердой породы.

Этот камень доброго предзнаменования был широко распространен в те далекие времена, когда все создания были счастливее, лучше, правдивее, честнее – словом, в Золотой век, закончившийся как раз перед тем, как на сцену вышел человек. Иногда говорят, что феликсит был заложен в горные породы древними богами, которые правили Землей давным-давно, так давно, что ни одна вещь еще не имела своего названия. Но даже и тогда феликсит был самым редким минералом в мире. Крохотный кусочек феликсита передавал его владельцу свою карму счастья и радости, тем самым предопределяя благоприятный исход любого дела, за которое брался владелец талисмана. Поэтому, гоняясь за феликситом, люди нередко убивали друг друга.

Одно можно сказать наверняка: если хочешь заполучить магический талисман удачи, нужно или украсть его (что довольно сложно, поскольку настоящий талисман удачи верен своему хозяину и, следовательно, обладает немалой способностью сопротивляться кражам), или найти в недрах земли жилу и самому добыть феликсит. Можно подумать, что все природные запасы феликсита давно исчерпаны, так как гномы ищут его под землей столько же, сколько на поверхности той же земли существует человечество, но это ошибка. Феликсит приносит удачу не только людям – даже сама земля ощущает его благословение и поэтому время от времени, так сказать, в экстазе, производит минерал. К сожалению, всегда в очень небольшом количестве.

– Феликсит! – воскликнул Рогнир и попытался усмехнуться. Впрочем, попытка получилась неудачной и усмешка выглядела не очень убедительной. – А почему ты решил, что здесь есть феликсит?

– Одна мышка подсказала, – ответил Аззи, тонко намекнув на прежнее занятие Гермеса, который когда-то был мышиным богом: позднее эта должность, как и прежние должности всех других олимпийских богов, была упразднена.

Рогнир намека не понял.

– Феликсита здесь совсем нет, – сказал гном. – Все запасы истощились давным-давно.

– Тогда совершенно непонятно, что ты здесь делаешь.

– Я? Я просто решил сократить путь. Так получилось, что вот это место находится как раз на великом подземном пути от Багдада до Лондона.

– Раз это великий путь, – подхватил Аззи, – ты, наверное, не будешь возражать, если я осмотрю его?

– Почему я должен возражать? Грязи тут хватит на всех.

– Метко замечено, – согласился Аззи и принялся водить носом.

Скоро его лисий нос уловил тончайший запах, который однажды, не очень давно, Аззи уже чувствовал; тогда этот едва уловимый аромат ассоциировался еще с чем-то, возможно, каким-то образом и с феликситом. (Демоны имеют очень острое обоняние, чтобы служба в преисподней казалась им еще более тягостной.) Фыркая, как лиса, Аззи взял след и принялся рыскать по пещере. Скоро тонкий запах привел его прямо к сшитому из кожи лемура мешку, который покоился на ботфортах Рогнира.

– Не возражаешь, если я загляну вот сюда? – спросил Аззи, показывая на мешок.

Рогнир очень даже возражал, но в равных условиях гномы не конкуренты демонам, поэтому он решил пусть на этот раз восторжествует благоразумие, а доблесть может катиться ко всем чертям.

– Пожалуйста!

Аззи вытряхнул содержимое мешка. Он сразу отбросил рубины, которые Рогнир нашел в Бирме, не обратил ни малейшего внимания на колумбийские изумруды, отшвырнул южноафриканские алмазы вместе с их будущей зловещей историей и поднял небольшой розовый цилиндрический камушек.

– Насколько я понимаю в камнях, этот цилиндрик похож на феликсит, – промолвил он. – Ты не против, если я его у тебя на время одолжу?

Рогнир лишь пожал плечами, поскольку он все равно ничего не мог поделать.

– Только обязательно верни.

– Можешь не беспокоиться, – заверил гнома Аззи и уже было повернулся, чтобы уйти, но на глаза ему попались разбросанные на земле драгоценные камни.

– Послушай, Рогнир, – обратился Аззи к гному, – ты, кажется, неплохой гном. Что, если мы с тобой заключим выгодную сделку?

– Что ты имеешь в виду?

– Есть у меня наверху одно дело. Пока что я не вправе долго распространяться на эту тему, но мое дело связано с приближающимися торжествами в честь тысячелетнего юбилея. Мне нужны феликсит и твои камни, потому что без денег демон не может сделать ровным счетом ничего. Если я получу все, что должны мне дать Высшие силы Зла, я верну тебе в десять раз больше.

– Но я хотел отнести их домой и сложить в мою кучу самоцветов, – возразил Рогнир. Он нагнулся и стал подбирать свои камни.

– Надо думать, у тебя их уже изрядная куча, не так ли?

– Да, не стыдно показать, – ответил Рогнир с самодовольством гнома, коллекция самоцветов которого может сравниться с лучшими коллекциями других гномов.

– Тогда почему бы тебе не оставить эти камни мне? Твоя куча и без того достаточно велика.

– Но это совсем не значит, что я не хочу, чтобы она была еще больше!

– Конечно, не значит. Вот только если ты бросишь эти камни в свою кучу, твои деньги не будут работать на тебя. А если ты вложишь их в мое дело, они начнут работать, приносить прибыль.

– Деньги будут работать на меня? Какая смешная мысль! Мне и в голову никогда не приходило, что деньги должны работать.

– Эта мысль из будущего, и она несет в себе очень глубокий смысл. Почему деньги не должны работать? Все остальное ведь должно.

– Звучит убедительно, – согласился Рогнир. – Но какие у меня гарантии, что ты сдержишь обещание? Если я соглашусь на твое предложение, то у меня будет только твое слово, что предложение стоящее, а если не соглашусь, то у меня все же останутся все мои самоцветы.

– Я могу сделать так, что ты не откажешься от предложения, – сказал Аззи, – В нарушение всех обычных правил банковских операций я собираюсь выплатить тебе прибыль авансом.

– Мою прибыль? Но я еще ничего не вложил в твое дело.

– Это я знаю. Итак, в качестве стимула я собираюсь выплатить тебе проценты, которые ты заработаешь через год после того, как вложишь средства в мое дело.

– И что я должен сделать?

– Всего лишь подставить ладони.

– Ну хорошо, – сказал Рогнир, который, как и все гномы, не мог устоять перед соблазном получить прибыль.

– Получай, – и Аззи вручил Рогниру два алмаза из тех, что поменьше, один рубин с крохотной трещинкой и три идеальных изумруда.

Рогнир взял камни и в недоумении уставился на них:

– Разве это не мои камни?

– Конечно! Эти камни – твоя прибыль!

– Но они были моими с самого начала!

– Знаю. А потом ты дал мне их взаймы.

– Я дал? Что-то не припомню.

– Ну как же! Ты ведь согласился взять прибыль, когда я тебе ее предложил?

– Конечно. Кто же отказывается от прибыли?

– Ты поступил совершенно правильно. Но это была прибыль от тех камней, которые ты дал мне взаймы, чтобы я мог извлечь из них доход. Теперь несколько камней уже вернулись к тебе. Но я еще должен тебе и те камни, которые только что вернул, и все другие. Это оборотный капитал. Через год ты получишь назад все свои камни. А прибыль ты получил уже сейчас!

– Что-то я не уверен… – заколебался Рогнир.

– Поверь мне, – сказал Аззи, – ты очень мудро разместил свой капитал. С тобой работать – одно удовольствие.

– Подожди минутку!

Но Аззи быстро сгреб все оставшиеся драгоценные камни и ушел в наземный мир, не забыв предварительно прихватить и кусочек феликсита. Конечно, демоны умеют вовремя исчезать, поэтому их действия часто не лишены театральности.

Глава 6

Аззи давно не бывал в Риме. Демоны очень любили этот город, и у них уже вошло в привычку устраивать сюда экскурсии – иногда индивидуальные, а чаще групповые.

В группу экскурсантов обычно входили сотни демонов. Они путешествовали вместе с демоницами и демонятами непременно в сопровождении демона-гида, который рассказывал о событиях, происшедших в том или ином месте. А посмотреть в Риме было на что.

Первые места в списке достопримечательностей занимали римские кладбища. Очень увлекательным для демонов занятием было чтение надписей на надгробиях; кроме того, кладбища с их высокими темными кипарисами и древними, покрытыми мхами надгробными памятниками служили отличным прибежищем для меланхоличных демонов, склонных к размышлениям. Наконец, в те времена Рим был восхитителен в том смысле, что здесь то выбирали, то отлучали от церкви очередного папу и вообще поступали так, чтобы дела шли как можно хуже.

Во время визита Аззи Рим представлял особый интерес еще и потому, что тогда шел тысячный год христианской эры. Императором Священной Римской империи был Оттон III, и конфликты между его германскими сторонниками и итальянцами, поддерживавшими местных кандидатов, не угасали. Римские патриции регулярно брали оружие в руки и восставали против Оттона, так что в городе не прекращались беспорядки и вооруженные стычки. Выходить на улицу после наступления темноты было небезопасно; впрочем, и днем тоже. По улицам бродили банды наемников, не признающих никаких законов, и горе мужчине или женщине, если те попадались им в руки.

Аззи подлетел к городу в сумерки, когда приближался закат и солнце уже опускалось в Адриатическое море, ярко освещая стены храмов и башен Рима, тогда как терракотовые крыши уже окрасились в темные вечерние тона. Миновав узкие кривые улочки, Аззи спустился пониже над Форумом и Колизеем, чтобы насладиться величественным зрелищем. Потом он снова набрал высоту и спланировал к Палатину.

Здесь, на Палатине, было особенное кладбище Нарбоцци; именно на этом кладбище с незапамятных времен демоны устраивали свои ежегодные турниры по покеру. Если ничто не помешает, игра должна была состояться и в этом году.

Кладбище Нарбоцци, занимавшее не один гектар холмистого северного склона Палатина, было усеяно мраморными саркофагами, каменными крестами, семейными склепами. Аззи бродил по заросшим высокой травой дорожкам, которые теперь, когда солнце почти совсем село, он видел намного лучше – демоны вообще видят лучше в привычных условиях, то есть ночью. Поскольку кладбище было очень большим, Аззи испугался, что он никогда не найдет то место, где надлежало состояться турниру. Оставалось только надеяться на лучшее – ведь с ним был его талисман удачи, феликсит Рогнира, надежно завернутый в пергамент с символом царя Соломона. В кармане Аззи были и драгоценные камни Рогнира, его ставка в будущей игре.

Аззи ускорил шаги. Скоро вечерние сумерки сменила настоящая ночь, а на небе появился серп луны и засверкала звезда Сириус в созвездии Большого Пса, что всегда было хорошим предзнаменованием для демонов.

На кладбище звенели цикады, в соседних болотах квакали лягушки. Аззи испугался, уж не попал ли он не на то кладбище, ведь Риму в те времена принадлежал мировой рекорд по числу кладбищ, представлявших интерес для антикваров. Проверять все кладбища подряд – на это не хватило бы и года, к тому же у Аззи не было даже полного списка римских кладбищ.

Аззи уже начал было ругать себя за неподготовленность – конечно, следовало сначала связаться с Комитетом по сверхъестественным соглашениям, там узнать точное место, где состоится игра, – как вдруг услышал звуки, которые вряд ли мог издавать человек. Вскоре выяснилось, что это смех и доносится он с восточной стороны Нарбоцци, которую в древности называли «проклятой».

Когда Аззи подошел ближе, то смог разобрать богохульные ругательства и громоподобный хохот Ньюзейота, одного из самых важных господ среди демонов; его голос нельзя было спутать ни с каким другим.

Аззи быстро подлетел к источнику знакомых звуков. Демоны расположились в небольшом углублении между огромным мраморным саркофагом Ромула и менее древней гробницей Помпея, в роще, окруженной высокими падубами. Они провели здесь всего несколько часов, но успели, как и следовало ожидать от большой компании демонов, привести в беспорядок и загрязнить все вокруг. В качестве освежающего напитка в огромных бочках был выставлен ихор, там и тут горели костры, и демоны с кулинарными наклонностями поджаривали над раскаленными углями куски людей разных рас и национальностей. Скоро Аззи уже радостно приветствовали другие демоны.

– Тебе светлое мясо или темное? – спросила Аззи какая-то соблазнительная особа.

Но как ни восхитительно выглядела золотисто-коричневая молодая человечина на вертеле, у Аззи не было времени на еду.

– Где игра? – только и спросил он.

– Да вон там, – показала соблазнительница.

Судя по кольцу в носу и перевернутым пятками вперед ступням, девица происходила из племени индейских демонов. Она обворожительно улыбнулась Аззи. Соблазнительница и в самом деле была очень хороша, но в тот момент у Аззи не было ни времени заниматься флиртом, ни аппетита, – он уже заболел лихорадкой игры.

Демоны-игроки сидели кругом, освещенные кострами и свечами, слепленными из невкусных воскообразных веществ. Игроков окружало еще большее число демонов-зрителей, внимательно наблюдавших за игрой и оживленно комментировавших все события.

Когда Аззи подошел к ним, шла уже большая игра. Ставкой была кучка золотых монет, несколько серебряных денариев и человечье туловище, которое оценивалось очень высоко, потому что с обрубков рук и ног еще капала кровь. Крохотный пузатый демон с тощими ручками и ножками и огромным длинным носом (судя по оленьему свитеру, лапландец) выиграл и загреб весь банк.

– Новый игрок! – выкрикнул кто-то.

Демоны потеснились и освободили место для Аззи. Аззи уселся поудобнее, положил перед собой драгоценные камни и взял карты.

Поначалу он был осторожен. Немало воды утекло с того времени, когда Аззи играл в последний раз. В этой игре он твердо решил не рисковать, ставить только наверняка, в сомнительных случаях пасовать – словом, делать все только так, как испокон веку всегда обещают себе игроки в покер – неважно, демоны они или люди. Половину своих камней Аззи превратил в части человеческих тел и начал игру. Игра продолжалась в темноте, прорезаемой лишь жутковатым, с зеленым отблеском пламенем костров.

Целые состояния переходили от одного владельца к другому, выигравшие демоны радовались и смеялись, проигравшие ругались. Играющие демоны – отличные компаньоны до тех пор, пока игра складывается для них хорошо. Они начинают игру в превосходном настроении, ставят целые человеческие головы и с веселой непринужденностью задирают к небу ноги. Все это сопровождается определенного сорта шутками, которые демоны находят забавными, тогда как другие существа считают их признаком дурного тона. «Не желаете ли сандвич с героем?» – спрашивает, например, демон-слуга, предлагая игрокам поднос с кусками человечины.

Осторожности Аззи хватило ненадолго. Скоро он начал азартно рисковать, делая все более и более сумасшедшие ставки. У него из головы не выходила мысль о предстоящем банкете в честь тысячелетия злых деяний и о том, как бы ему хотелось быть на этом банкете. Если бы только удалось выиграть!.. В великом соперничестве между Светом и Тьмой он очень хотел представлять силы Зла.

К несчастью, его куча частей человеческих тел постепенно, но неуклонно таяла. Аззи понимал, что он играет глупо, неразумно, типично по-демонски, но ничего не мог с собой поделать. Увлеченный ходом игры, он почти не замечал, что солидные демоны понемногу забирают все ставки.

А что же его феликсит? Почему он не выиграл ни одну крупную игру?.. Потом до Аззи дошло, что талисманы удачи есть у всех демонов и что чем важнее демон, тем лучший талисман он может себе позволить. Очевидно, другие амулеты полностью нейтрализовали талисман Аззи. Его опять уничтожили! Это было невообразимо обидно и несправедливо.

Ночь пронеслась очень быстро, и вот уже Аззи заметил на востоке слабое свечение. Близился рассвет, когда игру придется прервать, если только у кого-нибудь из демонов не найдется ключей от семейного склепа. К этому времени Аззи проиграл уже большую часть того, с чем он начинал.

В лисьей голове демона чувства раздражения и обиды поочередно сменяли друг друга. Карты, которые он держал в руке, – две двойки и три разные, – означали новый проигрыш и полное банкротство. Он уже готов был бросить свои карты и сдаться, как вдруг почувствовал какое-то странное волнение, даже скорее не волнение, а ощущение чего-то необычного. Это было теплое сияние, исходившее как будто из его кармана. Неужели талисман удачи хотел что-то сказать ему? Да, конечно, так оно и есть! Только сейчас Аззи сообразил, что уж если феликсит действительно хочет помочь ему, то это можно сделать одним-единственным способом – подождать до определенной игры, а потом вложить в нее всю свою силу.

Аззи, уверовавший в то, что он правильно понял намерения феликсита, стал снова безрассудно рисковать, каждый раз увеличивая ставки.

Раздали последние карты. Аззи даже не взглянул на них и продолжал увеличивать ставку. Настало время раскрывать карты. Аззи бросил свои на землю и только тут заметил, что взял еще две двойки. Он уже готов был объявить две пары, как до него наконец дошло: у него же все четыре двойки! Ни у кого из игроков не было ничего похожего.

Демоны заворчали и бросили свои карты. Аззи загреб все ставки – больше, чем любой другой игрок в ту ночь. Вот так Аззи оказался обладателем кучи золотых цепей, драгоценных камений и рукоятки меча с обломанным лезвием и красной шелковой повязкой – знаком расположения какой-то дамы. Среди выигранных сокровищ оказались также две человечьи ноги – в очень хорошем состоянии, почти не тронутые гнилью, – и множество мелочей: голени, лодыжки, набор коленных чашечек… Все это Аззи обратил в золото.

Будучи истинным демоном, он обязательно продолжал бы играть до последнего гроша или самой завалящей человечьей кости. Но на востоке из-за горизонта уже осторожно выглянул краешек солнца, и всем демонам пришлось убираться с кладбища.

Аззи затолкал свои трофеи в прочный холщовый мешок, заранее припасенный именно для этой цели. В его голове понемногу начинала созревать какая-то мысль, которая пока еще была довольно смутной, но определенно содержала нечто разумное.


Содержание:
 0  вы читаете: Принеси мне голову Прекрасного принца Bring Me the Head of Prince Charming : Роджер Желязны  1  Глава 1 : Роджер Желязны
 3  Глава 3 : Роджер Желязны  6  Глава 6 : Роджер Желязны
 9  Глава 3 : Роджер Желязны  12  Глава 6 : Роджер Желязны
 15  Глава 1 : Роджер Желязны  18  Глава 4 : Роджер Желязны
 21  Глава 7 : Роджер Желязны  24  Глава 2 : Роджер Желязны
 27  Глава 5 : Роджер Желязны  30  Глава 8 : Роджер Желязны
 33  Глава 2 : Роджер Желязны  36  Глава 5 : Роджер Желязны
 39  Глава 8 : Роджер Желязны  42  Глава 2 : Роджер Желязны
 45  Глава 5 : Роджер Желязны  48  Глава 1 : Роджер Желязны
 51  Глава 4 : Роджер Желязны  54  Глава 7 : Роджер Желязны
 57  Глава 3 : Роджер Желязны  60  Глава 7 : Роджер Желязны
 63  Глава 10 : Роджер Желязны  66  Глава 13 : Роджер Желязны
 69  Глава 3 : Роджер Желязны  72  Глава 7 : Роджер Желязны
 75  Глава 10 : Роджер Желязны  78  Глава 13 : Роджер Желязны
 81  Глава 3 : Роджер Желязны  84  Глава 6 : Роджер Желязны
 87  Глава 1 : Роджер Желязны  90  Глава 4 : Роджер Желязны
 93  Глава 7 : Роджер Желязны  96  Глава 2 : Роджер Желязны
 99  Глава 5 : Роджер Желязны  102  Глава 1 : Роджер Желязны
 105  Глава 4 : Роджер Желязны  108  Глава 7 : Роджер Желязны
 111  Глава 4 : Роджер Желязны  114  Глава 3 : Роджер Желязны
 115  Глава 4 : Роджер Желязны  116  Глава 5 : Роджер Желязны
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap