Фантастика : Юмористическая фантастика : Умники : Алексей Живой

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




Увлекательная юмористическая фантастика. С далекой звезды, где живет раса поголовных интеллигентов и давно нет войн, на землю прилетает инопланетянин, получивший информацию о том, что на нашей планете обнаружена невиданная концентрация гена "Х", который отвечает за возбуждение агрессии в живых существах и опасен для галактики. Его цель - поставить диагноз - стоит ли лечить болезнь или лучше ее уничтожить. Он приземляется на территории России и дальше начинается такое...

Человек способен на поистине безграничную деградацию, он также способен на поистине безграничное совершенство и достижение. Успех зависит от целей и от усердия на пути к их достижению. Масутацу Ояма, основатель стиля каратэ Киокушинкай

Пролог

Космический вирус

Скопление ярко-синих звезд, окруженных многочисленными планетами, дрейфовало сквозь бескрайнюю галактику Аммавару. Эта ночь в созвездии Великий Тукан выдалась на редкость спокойной.Ничто не нарушало безмятежности звездного неба над Оззой, – планетой учтивых армаранов. И Ага Агу О, лучший наблюдатель звездной сущности, снова загрустил.

Он смотрел в небо с высочайшего горного хребта на Оззе, из главной обсерватории армаранов. Очередная ночь на дежурстве подходила к концу, а в галактике опять ничего не произошло. Однообразные тихие ночи текли без особых событий. А его уже давно и неудержимо тянуло в далекое путешествие.

Армаран-наблюдатель со вздохом оторвал пять разноцветных глаз, болтавшихся на тонких каналах-ниточках, от маленьких линз трансграбона, напоминавших Великую Линзу-прародительницу, и вздохнул. Затем воспарил над шевелящимся полом обсерватории, оттолкнувшись от блестящего каркаса трансграбона двумя передними лапками, и медленно поплыл на второй уровень обсерватории в надежде разогнать свою звездную тоску модным в этом сезоне напитком «БРР», от которого были в восторге все армараны.

Этот многоликий напиток, сваренный из тысячи разных сортов турды, пробуждал все лучшие стороны в широкой натуре обитателей Оззы. После первой же емкости «БРР» армаранам сразу становилось веселее и радостней. Глаза искрились, цвет кожи менялся на желтый или даже красный, хотелось писать яркие хрухи и дарить армаранкам благоухающие лордероны. В общем, замечательный «БРР» позволял видеть звездную сущность гораздо глубже. Но так было не везде. Раньше, некоторые армараны развлекались совсем по-другому.


… Давным-давно, когда звездное скопление армаранов было простой туманностью и дрейфовало по окраинам галактики, планета Озза была совсем молодой. В те далекие времена армараны еще не считались такими мудрыми. Они пили напитки из ядовитых сортов туды, от которых глаза быстро меняли орбиты, пели грубые вуки, раздражавшие ушки тактичных армаранок, и одевались так, как не одевается сейчас даже последний гук. По своему скудоумию они хотели быть похожими на обитателей планет из системы «Х», где тогда свирепствовала страшная космическая эпидемия, о которой долго никто не подозревал.

Как вскоре выяснилось, система «Х» был заражена неизвестным вирусом, который не трогал тела, но, быстро размножаясь, изменял сущность ее жителей. Очень скоро эпидемия перекинулась с одной на все планеты системы, некогда славившейся на всю галактику своими светлыми умами. Ее жители вдруг забросили науку. Прекратили исследования звезд. Перестали заботиться о будущем и начали жить в свое удовольствие. Они вдруг стали агрессивны, словно перепившие турды гуки, и не желали признавать ничьих интересов, кроме своих.

Прошло немного времени, прежде чем они объявили себя самыми лучшими во вселенной. Перестроив космические лаборатории в военные корабли, жители системы «Х» начали нападать на торговые суда галактики Аммавру и убивать всех, кто не был родом с их планеты.

Так продолжалось довольно долго. Остальные народы галактики, хоть и были многочисленны, не желали воевать и надеялись, что жители системы «Х» образумятся. Пока длилась эта неопределенность, система «Х» окончательно переродилась в галактического агрессора, захватив десять ближайших планетных систем. Истребили часть жителей, а других превратив в своих рабов. армия планеты «Х» готовилась к дальнейшим завоеваниям галактики. Но в это время с далекой звезды явился Великий Тукан.

Объединив все задумчивые народы, с помощью галактического флота он уничтожил корабли агрессоров из системы «Х», освободив порабощенных армаранов от власти «самых лучших». За это обитатели Аммавару назвали его именем едва сформировавшееся звездное скопление, где он и остался жить после победы со своими помощниками. Все они, как и сам Великий Тукан, прилетели с далекой звезды Бетельгейзе из отдаленной галактики, имя которой было неизвестно.

Времена той войны получили в галактике название «Эпохи отсталых». Попавших в плен обитателей системы-агрессора исследовали врачи армаранов, и пришли к удивительному заключению: всему виной был ген, носитель страшного вируса, возбудителя агрессии. Его так и назвали, – ген «Х».

Дальнейшие исследования привели армаранов в ужас: ген обнаружился в каждом обитателе звездных миров. Вирус дремал до поры в организме армаранов. Самое страшное открытие врачей заключалось в том, что главным условием для вспышки этой жестокой болезни была потеря привычки к размышлениям и поиску новых знаний (Катализатором эпидемии на планете «Х» послужил указ ее правителя об отмене всеобщего образования, – правитель тогда уже сам подхватил вирус «Х»). В этом случае болезнь начинала стремительно прогрессировать. Следовал переход человека разумного на жизнь тела, потом поворот к менее развитым формам жизни, а затем наступало полное вымирание, самоуничтожение или убийство всех соседних народов. Инкубационный период болезни был достаточно большим, но, если не принять мер вовремя, – необратимым.

Распространение вируса «Х» по галактике остановили. Вылечили всех обитателей планеты «Х», а на остальных планетах галактики Аммавару было введено обязательное условие для выживания, – думать о будущем!

К счастью «Эпоха отсталых» миновала безвозвратно, армараны вошли в длинную полосу благоденствия. Более миллиарда звездных кругов пошло с тех пор. Великий и Мудрый Тукан навсегда переместился в пространство, став легендой. И это звездное скопление стало священным для учтивых армаранов, еженощно радуя их любопытные разноцветные глаза своим сиянием.


Когда Ага Агу спустился на второй уровень Обсерватории и осторожно вплыл в обширное помещение, то обнаружил там множество веселых армаранов и армаранок. Только что наступил час фритура, и все устремились в уютную бручальню пропустить по емкости-другой модного, а потому любимого в этом сезоне «БРР».

Повсюду слышались громкие бурбурулы, то и дело грозившие перейти в стройные вуки. За крайним овалом, уставленным емкостями с разноцветными коктейлями из разных сортов турды, приютилось трое армаранов и одна армаранка. Ага Агу О узнал в них своих давних друзей по звездному университету имени Великого Тукана.

Двое крайних, – Ору Бору и Туртиллоус окончили вместе с ним отделение диких комет и теперь, как и Ага Агу, сами служили наблюдателями звездной сущности в Обсерватории. Третий, Амма Грузилбасси, был пилотом межзвездного корабля-исследователя и очень редко появлялся на родной Оззе. Очаровательную армаранку звали Жиши Пиксса, она работала главной секрезуллой в ФОУЧе, знала все нувы, любила побурбурулить на любые труммы и была чемпионкой по раскрашиванию пиручек.

Судя по желтевшим телам армаранов они уже опустошили не одну емкость и настроение у них было в полном порядке, чего нельзя было сказать о вечнотоскливом Ага Агу О. Когда он приблизился к овалу, увлеченные армараны на мгновение прекратили оживленно бурлить и двадцать разноцветных глаз уставились на переливавшегося сотней оттенков зеленого Ага Агу.

Первым его поприветствовал Туртиллоус.

– О Великий Тукан, кого я вижу. Это же сам Ага пожаловал в буручальню!

– Из какой туманности тебя занесло космическим ветром, позволь спросить? – поинтересовался в тон ему Ору Бору.

– Почему ты такой бестактно зеленый? – поздоровался Гузилбасси.

Армараны редко виделись и потому любили немного пошутить друг над другом по случаю встречи. Словечко «бестактный» служило им чем-то вроде древнего оскорбления в шутливой форме.

– Приветствую тебя, отдаленный! – радостно пробурбурулила Жиши Пкса, – Хочешь, расскажу последнюю нуву?

Ага завис над шевелящимся полом недалеко от овала и туманно ответил:

– Что-то я сильно зеленый сейчас, совсем тоска по звездам заела. Мне бы емкость сначала, потом немного побурбулить. А потом можно и нуву.

– Это проще пареной турды, – сказал Ору Бору, пододвигая прибывшему одну из емкостей с желтым веселящим коктейлем.

Когда Ага Агу О влил в рот эту разновидность турды он сразу ощутил себя двигателем космического корабля из легендарного флота Великого Тукана. Корабль несся сквозь бесконечные просторы, пожирая пространство, и он, Ага Агу, был тому причиной. Мимо звездолета пролетали метеориты, стеной на пути вставали астероиды, сбивали с курса и путали туманности, касаясь обжигающими хвостами, проносились дикие кометы, но ничто не могло остановить корабль, пока его двигателем был Ага Агу О!

Когда коктейль прекратил свое действие и Ага снова ощутил себя висящим неподалеку от овала в углу буручальни, цвет его кожи уже был ярко желтым, от недавней зелени не осталось и следа. Ага опустил все свои глаза и прочел надпись на емкости на древнеармаранском: «Движок».

– О Великий Тукан! – воскликнул он так громко, что армараны за соседними овалами настороженно повернули к нему свои кустики глаз, – как же это было здорово!

– Бурбулить будешь? – деловито спросил Туртиллоус, – или сразу нуву послушаешь?

– Давай нуву, – ответил Ага Агу, медленно опускаясь на свободное место напротив Жиши.

Пикса оживилась и радостно забурбулила.

– Между прочим, эта нува как раз для тебя, дорогой О. Ты уже который куг плачешься, что надоело тебе сидеть в обсерватории и быть привязанным к трансграбону, хотя о такой судьбе мечтает любой армаран-выпускник.

– Не сыпь мне хрусс на линзу! – взмолился Ага Агу, – бурбуруль дальше по основной трумме. Не отгукивайся.

– Так вот, – забурбурулила дальше Пикса, – Вчера из сверхдальнего рейса вернулся корабль Курдусса Одинокого. Он улетел триста звездных кругов назад, когда никто из нас еще не родился на Оззе и прилетел только сейчас. Совет Мудрых и Тактичных посылал его с важной миссией за пределы нашей галактики – разыскать Бетельгейзе, родную звезду Великого Тукана, защитника Сущности. Корабль Курдусса Одинокого должен был пройти через пустынный дальний космос и достичь невидимых из нашей галактики Аммавару областей, лежащих за шаровыми скоплениями красных звезд. Что там находится, – не знает никто. Совет Мудрых и Тактичных хотел найти следы рождения Великого Тукана, которые должны были остаться где-то в этой части дальнего космоса, как рассчитали наши звездочеты. Но, спустя сто пятьдесят кугов корабль Курдусса Одинокого пропал и потом еще целых пятьдесят кугов не выходил на связь. Старейшины уже считали его окончательно приставшим к черной дыре, но вчера он неожиданно прилетел обратно.

Ага Агу О слушал нуву рассеянно. Все его мысли и пять глаз были направлены на одиноко стоявшую возле Грузилбасси недопитую емкость с оранжевым коктейлем из турды с надписью «За свободный космос без орбит и гравитации». Сам Грузилбасси давно пребывал в состоянии душевной невесомости. Но сохранял вид присутствующего армарана. Три его глаза из пяти преданно глядели на очаровательную Жиши, а остальные два в разные стороны.

К великому удовольствию Ага Агу О скоро мимо овала проплыл армаран-разносчик с шевелящимся подносом, уставленным разноцветными емкостями. Ага на лету притянул к себе ярко-красную емкость с надписью «Вспышка сверхновой» и не раздумывая втянул в себя. Он тут же почувствовал, как сжимается подобно догорающей звезде, падает внутрь себя, распространяя туман среди окрестных планет, быстро теряет в объеме, но одновременно прибавляет в весе. Когда материя сжалась до критической массы, и падать внутрь себя стало уже невозможно, сверхновая вспыхнула! Образовался еще один катаклизм во вселенной и свет от вспышки полетел в разные стороны, разнося на своих лучах весть о рождении звезды. Смерть и рождение постоянно сменяли друг друга в космосе.

Но даже мгновенно возникшее сверкание в глазах не смогло заглушить все проникающий голос бурбулившей Жиши Пикссы. Едва только Ага Агу вынырнул из просторов расширенного турдой сознания, до него долетели обрывки нувы:

– … его даже не хотели подпускать на пять световых кугов к окраине Аммавару, не то что на орбиту Оззы. Но, когда совет Мудрых и Тактичных услышал по дальней связи о том, что Курдусс Одинокий вернулся не один, а везет с собой одного из вероятных потомков Великого Тукана, то было принято решение пропустить корабль на нашу планету.

Жиши Пиксса замолчала на мгновение, как-бы невзначай скользнула взглядом своих глазок по возраждавшемуся из пепла Ага Агу, и продолжала.

– Ну, следы обитания, ну капли радиоизлучения, ну проникающая светимость, но никто не мог предположить, что Курдусс Одинокий за давность кугов найдет кого-то живого в дальнем космосе, хоть и был послан для этого. Совет Мудрых и Тактичных был обескуражен. Вчера корабль приоззился в зоне карантина, за западным склоном нашего хребта. Внешнее сканирование не выявило никаких вирусов снаружи и внутри космического корабля, и Курдуссу Одинокому разрешили выйти в зал Временного Одиночества. Оттуда он уже мог видеть сквозь защитные линзы родные пейзажи гористой и песчаной Оззы, пить напитки из турды, отдыхать после сверхдальнего полета, но еще не мог встречаться с другими армаранами.

Ага Агу уже разошелся настолько, что подумывал о том, не повторить ли ему «Вспышку сверхновой». Очень хорошо она прошла.

– Пока он находился в зале Временного Одиночества, умные механические линзы исследовали того, кого Курдусс Одинокий с непонятной для ученого армарана уверенностью называл потомком Великого Тукана, – самозабвенно вещала секрезулла, – Пришелец действительно был привезен армараном из района дальнего космоса, его планета находилась за скоплениями красных звезд, а на небольшом удалении от них Курдусс Одинокий отыскал даже оранжевый гигант. По всем приметам это и была Бетельгейзе, родная звезда Великого Тукана. Но, ни рядом с ней, ни в ее окрестностях жизни не было. Единственным очагом жизни в этом заброшенном и пустынном районе дальнего космоса оказалась планета, большую часть которой занимала жидкость. Курдусс Одинокий решил исследовать ее и посадил свой корабль недалеко от северной оконечности неизвестной планеты. Он провел на ней всего пять звездных брунов, собирая информацию о климате, состоянии коры и обитателях, оставаясь для них невидимым, чтобы не испугать своим видом, как велел поступать в таких случаях совет Мудрых и Тактичных.

Рассказ секрезуллы наконец-то достиг ожившего сознания армарана и он стал слушать внимательнее.

– К концу пятого бруна Курдусс Одинокий, сопоставив информацию о Великом Тукане с только что собранной, окончательно уверился в том, что тот, чьим именем называется звездное небо в галактике Аммавару, бывал на этой планете, а может быть, и родился здесь. Выполнив свою миссию, он уже готовился к вылету в родную галактику, когда у него произошел непредвиденный инструкциями Совета Мудрых и Тактичных контакт с обитателями планеты. Во время проверки пусковой установки неожиданно отключился трансгрубатор, обеспечивающий невидимость корабля и вскоре Курдусс Одинокий обнаружил одного из представителей планеты рядом с местом посадки. Тот был невысок ростом – две трети от роста среднего армарана, имел всего четыре конечности с плохо гнущимися отростками и одну шарообразную выпуклость, на которой размещалось всего два глаза (и они даже не могли поворачиваться вокруг своей оси!). Обитатель загадочной планеты держал в руке закостеневшую часть одного из местных растений и, обходя вокруг корабля Курдусса Одинокого, постукивал ей по тускло блестевшим плитам противометеоритной обшивки. При этом он призносил что-то на своем языке. И хотя Курдусс Одинокий имел приборы универсального перевода с любого планетарного диалекта, он не понял больше половины из первых слов инопланетянина и поступил как исследователь: сделал запись, звучавшую как…

Тут Жиши Пикса приосанилась и пробурбурулила на языке обитателей далекой планеты:

– «Знатная хреновина, оттащить бы ее на пункт приема металлолома, жаль только у Яшки-тракториста запой».

– Интересно, – загадочно пробурбурулил Грузилбасси, – Что хотел сказать пришелец Курдуссу Одинокому?

– Запись пока не расшифрована, – продолжала Пикса, – Но, увидев одного из обитателей планеты, родственных Великому Тукану, Курдусс Одинокий решился на эксперимент, достойный настоящего ученого. Он выплыл из корабля через квазилюк и вступил в контакт.

– Вступил в контакт? – неповерил Грузилбасси, – но это же очень опасно!

– С помощью аппарата универсального перевода Курдусс Одинокий спросил, не испугал ли он своим видом обитателя планеты? И не слышал ли тот чего-либо о Великом Тукане? – продолжала бурбурулить Жиши Пикса, не обратив никакого внимания на замечание Грузилбасси, – Инопланетянин, как оказалось, нисколько не испугался вида Курдуса Одинокого, сказав, что видали и позеленее, а с глазами и у самих не всегда все в порядке по праздникам. Что касается Великого Тукана, так это он сам и есть, его так в поселке среди шоферов зовут. После чего инопланетянин попросился полететь с ним на какую-нибудь другую планету, поскольку на этой жизни уже совсем нет никакой.

Ошеломленный исследователь, недавно закончивший поверхностные наблюдения за безумно многочисленной популяцией обитателей мокрой планеты, был так сильно удивлен новой информацией об отсутствии жизни и знакомством с Великим Туканом, которого считал давно умершим, что решил снова нарушить инструкции ради науки. Он взял на свой корабль инопланетянина, утверждавшего, что он Великий Тукан, и пустился в обратный путь к родной галактике Аммавару. Едва инопланетянин оказался внутри корабля Курдуса Одинокого и пронаблюдал старт с поверхности планеты, как сразу достал из своей одежды странную прозрачную емкость. Трижды приподнял ее вверх, слегка стукнул об иллюминатор и опустошил, предварительно предложив разделить ее с Курдусом Одиноким. Ради научного эксперимента Курдусс Одинокий воспринял жидкость, которая оказалась по вкусу значительно крепче отвара из самой крепкой турды. Такие жидкости армаранам запрещено употреблять во время трансгалактического полета. Эта ошибка ученого привела к новым нарушениям графика полета. Очень скоро Курдусс Одинокий почувствовал себя в состоянии душевной невесомости и позволил потомку Великого Тукана немного «порулить» космическим кораблем, как тот просил, а сам вошел в состояние недвижимой Ушуры и не выходил из него целых десять брунов. Когда Курдусс Одинокий снова смог управлять своим телом и попытался понять, где же они находятся, то обнаружил, что теперь потомок Великого Тукана лежит с ним рядом и находится в состоянии звездной недвижимости. Осмотревшись, ученый с удивлением увидел, что инопланетянин выпил все запасы технической турды, имевшейся на корабле. Теперь протирать линзы бортового трансграбона было абсолютно нечем, и его пределы видимости сразу снизились вдвое. К счастью аппаратура определения звездных координат работала безотказно. Но она показывала такое, что Курдусс Одинокий чуть снова не впал в состояние недвижимости. Корабль сбился с курса почти на сто звездных кругов и сейчас путешественники дрейфовали неподалеку от эллиптической галактики «СЮ».

– Бедняга, – вставил слово Ага Агу.

– Едва придя в себя о этой информации, Курдусс Одинокий принял решение подготовить корабль к гиперпрыжку через пространство, иначе Совет Мудрых и Тактичных сочтет его не совсем живым, и вышлет на поиски множество кораблей, – пробурбуруллила на это секрезулла, – Что сильно осложнит жизнь армаранам-пилотам, а ученый совсем не хотел быть причиной чужих проблем. Подготовив корабль к прыжку, Курдусс Одинокий затормозил все процессы в своем организме, но делать это же с потомком Великого Тукана не стал, поскольку в его организме все процессы и так текли втрое медленнее, чем в армаранском. Немного смущали сознание ученого грубые вуки, которые издавало тело потомка Великого Тукана даже в состоянии полной звездной недвижимости. Перевести его речь аппаратура универсального перевода почему-то не смогла.

– Странно все это, – заметил Туртиллоус.

– Когда корабль вынырнул из гиперпространства неподалеку от галактики Аммавару и в непромытый трансграбон стало видно родную Оззу, Курдусс Одинокий испытал прилив радости. Однако, за время полета с ним произошли странные изменения. Связавшись с Советом Мудрых и Тактичных и сообщив им долгожданную новость о найдено потомке Великого Тукана, ученый-исследоватеь испытал неведомое доселе чувство, услышав отказ в срочной посадке и сообщение о необходимости пройти длительный карантин. Раньше он воспринял бы эту информацию как ученый, с пониманием. Но сейчас ему вдруг показалось, что его неоправданно долго держат на расстоянии от родной планеты, и он с размаху стукнул своей конечностью по пульту, сломав один из регуляторов бортовой температуры. Курдусс Одинокий даже произнес вслух какое-то неведомое ему самому слово из забытого мозгом учтивых армаранов лексикона.

Жиши Пикса ненадолго умолкла.

– Из карантина его препроводили в изолятор, где он показал по средствам внутренней связи собранные материалы и сделал отчет о своем исследовании мокрой планеты для Совета Мудрых и Тактичых. Но к другим армаранам его по-прежнему не допускают…

– Но почему? – не выдержал Ору Бору.

Жиши Пикса понизила голос и тихо пробурулила:

– Потому. Что на мокрой планете Курдусс Одинокий подхватил вирус «Х».

– О Великий Тукан! – воскликнул Туртиллоус в страхе отодвигаясь, – Разве вирус «Х» еще где-то существует?

Жиши Пикса пробурбурулила еще тише:

– Да. Как говорят наши врачи, он может жить там, где есть большие проблемы с Сущностью.

Затем она вдруг повернулась к Ага Агу О и, глядя только на него, закончила свой рассказ:

– Именно поэтому Совет Мудрых и Тактичных ждет тебя, дорого О, сегодня вечером на верхнем уровне башни Великой Линзы.


Весь светяcь от радости, Ага Агу О медленно вплыл на верхний уровень башни Великой линзы. Он был доволен собой и слегка смущен. Быть допущенным в святая святых наблюдателей космической сущности означало быстрый духовный рост и продвижение по службе. Когда темные двери, обсыпанные алатуровой крошкой, раздвинулись перед ним, армаран-наблюдатель оказался посреди большого округлого зала с гладкими каменными стенами. Голубоватый свет звездного неба падал сверху сквозь прозрачный выпуклый потолок, сделанный в виде Великой линзы-прорадительницы. Ага завис над зеркальным отражением и так засмотрелся на мерцавший под ним рисунок звездного неба, что не заметил появления Интелликуса, самого старого наблюдателя звездной Сущности на Оззе. Интелликус, между тем, не спешил вступать в разговор. Он ждал, когда будет замечен.

Наконец армаран-наблюдатель оторвал взгляд от созерцания звездного неба и, подняв глаза, заметил его.

– Простите мне мою оплошность, великий Интелликус, глава Совета.

– Не стоит, – ответил Интеллектиус, медленно приближаясь, – Ты смотрел на отражение Великого неба, это гораздо интереснее, чем смотреть на меня. Значи, это я оторвал тебя от важного занятия, но на то у меня есть веские причины.

Мудрый Интеллектиус остановился и завис рядом с Ага Агу О.

– Жищи Пикса уже поведала тебе с моего разрешения информацию о Курдусе Одиноком, которого постигло несчастье. Не беспокойся о нем. Сейчас он уже вне опасности и на пути к полному излечению. Не его судьба беспокоит меня в этот брун.

Ага Агу почтительно молчал, ожидая дальнейшего. Не зря же его сюда пригласили.

Интелликус поднял на него свои мудрые глаза с посеребренными временем каналами-ниточками и глубоко вздохнул. Этот вздох напомнил Ага Агу О его собственные вздохи.

– Ты, самый лучший наблюдатель за последний куг, – сказал он, – поэтому именно тебя и выбрал совет для трансгалактичекой экспедиции.

Ага Агу чуть не взлетел вверх к прозрачному потолку от радости. О, Великая Линза, неужели его отправят в путешествие на космическом корабле! Об этом он вчера не мог и мечтать.

Интелликус продолжал.

– Совет Мудрых и Тактичных исследовал того, о ком поведал Курдусс Одинокий как о потомке Великого Тукана. Получен анализ его восприятия и уже ясны мотивы его поступков – они ужасны. Этим инопланетным телом целиком владеет вирус «Х», который полностью подчинил себе его организм.

Глава совета вздохнул.

– Завтра ты должен отправится на мокрую планету в корабле, снабженном всей необходимой для исследования техникой. У тебя будут новейшие анализаторы Сущности, определители настоящих мыслей, намерений и состояний, прерыватели импульсов агрессивности. Модуляторы формы и температуры тела. Ты будешь абсолютно невидимым для инопланетян и поведешь на этой планете столько кугов сколько понадобится становясь видимым по своему желанию и необходимости. Мы проанализировали информацию Курдусса Одинокого, из нее следует, что большинство исследованных им обитателей мокрой планеты носят в себе вирус «Х» нового вида в такой чудовищной концентрации, что она грозит необратимыми изменениями будущего окружающих галактик в том случае. Если они выйдут в дальний космос не излеченными. Ты, Ага Агу О, должен будешь собрать всю недостающую информацию и попытаться понять какая часть обитателей этой планеты заражена и сможет ли планета самостоятельно излечиться.

Ага Агу О недвижимо застыл от неожиданности, от него зависела судьба целой планеты потомков Великого Тукана. Помолчав немного, словно давая время на размышление, Интелликус заговорил снова:

– Дело очень серьезное и опасное, Ага Агу. Мы до конца не знаем, хватит ли нашей защиты для того чтобы обезопасить тебя полностью. Поэтому ты должен решить сам. Полетишь ли ты?

Армаран-наблюдатель висел недвижимо над отражением звездного неба, прислушиваясь к своим ощущениям. И скоро он услышал голоса ученых предков исследовавших отдаленные уголки вселенной на плохоньких кораблях. Он был один из них, и он хотел лететь. Что-то неудержимо влекло его в дальний космос, пусть и полный опасностей.

– Я полечу.

– Что ж, – одобрительно засветился Интелликус, – Иного я и не ждал. Но помни: если твои наблюдения утвердят нас в неизлечимости планеты. Мы будем вынуждены лечить ее принудительно. Совет ждет твоего возвращения Ага Агу, но, на случай неудачи, отдан приказ готовить галактический флот для блокады носителей вируса на их планете. Я хочу, чтобы ты это знал. Вселенная должна жить в здоровом мире.


Утром, снабженный всем необходимым для долгого пребывания в одиночном полете, корабль Ага Агу О стартовал с каменистой поверхности великой и теплой Оззы. Сверкая плитами противометеоритной обшивки под лучами яркой звезды, мощный корабль миновал маяки на окраине галактики Аммавру и углубился в открытый космос.


Содержание:
 0  вы читаете: Умники : Алексей Живой  1  Глава первая Клинический случай : Алексей Живой
 2  Глава вторая Джентльмены, кто хочет водки? : Алексей Живой  3  Глава третья Хана Б. Уиллису : Алексей Живой
 4  Глава четвертая Князь Игорь и негры : Алексей Живой  5  Глава пятая Контакт по-русски : Алексей Живой
 6  Глава шестая Star Killer Group : Алексей Живой  7  Глава седьмая Метаморфозы : Алексей Живой
 8  Глава восьмая Кони педальные : Алексей Живой  9  Глава девятая Стилисты, визажисты, педерасты : Алексей Живой
 10  Глава десятая Зовите меня Машей : Алексей Живой  11  Глава одиннадцатая Джэдаи эфира : Алексей Живой
 12  Глава двенадцатая Тридцать восемь папарацци : Алексей Живой  13  Глава тринадцатая Пипл, радуйся!!! : Алексей Живой
 14  Глава четырнадцатая Спортивный отдых : Алексей Живой  15  Глава пятнадцатая Человек прямого действия : Алексей Живой
 16  Глава шестнадцать Хантай, Америка! : Алексей Живой  17  Глава семнадцатая Как надо делать это : Алексей Живой
 18  Глава восемнадцатая Ужас кошмарный : Алексей Живой  19  Глава девятнадцатая На танке через Диснейленд : Алексей Живой
 20  Глава двадцатая Децивилизация : Алексей Живой  21  Глава двадцать первая Дверь закрыта до весны : Алексей Живой



 




sitemap