Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава одиннадцатая в которой приходится еще раз спасать принцессу : Владимир Журавлев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




Глава одиннадцатая

в которой приходится еще раз спасать принцессу

Дребен Хист – честь превыше

– Куда бы нам засунуть блицштурм? – тоскливо вопросил Хист.

Десятники, подавленные величием звания «эпсаар „красная роза“», уважительно помалкивали. Хист глянул на них и обозлился.

– Зачем вообще нужны крупные полицейские силы? – рявкнул он. – Только для войны! С собственным народом воевать! Улицы расчищать, когда император едет к любовнице! Ит-тырк… За Ирчу загоню! Пусть разъездами степь перекроют, что ли? Чтоб степняки коров не воровали…

– Э… там же деревенские стадо пасут! – робко намекнул первый десятник.

– Надинька-кружевница заругается? – едко осведомился Хист. – Дожили! Сейчас еще и мельниковы сыновья припрутся указывать, как полиции службу исполнять? Дожили…

– Хист! – сунулся в дверь мельников сын. – Слушай, ты когда разберешься с военными, а? Чего они нас на станцию не пускают? Разве это порядок?! Деревня торговлей с городом живет! Знаешь, как про нас говорят? У деревенских голова разболится, если пару дней на рынок не съездят! А нас то пускают, то не пускают! Как начальник караула вздрючку от Любея получит, так вообще не пускают! Да кто они такие?! Какие-то военные!

– Э, дружок, а ты сам ли сюда бегаешь – или посылает кто? – вдруг спросил Хист. – Уж больно умно рассуждаешь, как будто думать умеешь… э?

– Так Кола Гончар же говорит! – простодушно признался здоровяк. – Ты, говорит, орешь громко, и морда у тебя наглая – тебе и идти к Хисту требовать справедливости! Он, говорит, тебя отовсюду услышит! И батяня то же говорит… да и все говорят, что у меня морда наглая!

– Может, тебе чего и Знобинька подсказывает? – обреченно уточнил Хист. – Э, не отвечай, это я так, мысли вслух… Передай Знобиньке… вот зараза красивая? прицепилась же – Гончару передай! Передай, что прямо сейчас разберемся! Вот молока попьем – и пойдем военных гонять…

– А вы молоко перед этим делом пьете? – подивился мельников сын. – А зачем? От него же… а, понятно… или непонятно?

И озадаченный глашатай деревенских интересов исчез.

Хист строго глянул на ухмыляющихся десятников.

– Отправьте вестового к блицштурму! – приказал он. – Пусть командиров подразделений тащит ко мне! Будем составлять план, как военных укоротить.

– Я Гребло пошлю! – тут же решил первый десятник. – После того как он угрохал их командира, а потом и начальника штаба, его там все опасаются.

– Вестовому станковый арбалет не положен, – напомнил Хист.

– Да он сапогом может! У него такой сапог!

И тут засияла проекция от командирской раковины. Хист взглянул – и оцепенел. Из синего тумана на него противно уставилась физиономия самого подвизиря! Ранее он его разве что на торжественных выездах мог созерцать… издалека…

– Хист? – неопределенно сказал подвизиря. – Ну-ну… Мне тут доложили… Круто берешь, мальчик… круто, да… э?

Хист не отозвался, потому что не сразу вышел из ступора. Его молчание почему-то добавило неуверенности в голос всемогущего главы полицейского ведомства.

– Мои… э… бессмертные союзнички о подобных нюансах забыли упомянуть, – задумчиво протянул подвизиря, изучая офицера цепким взглядом. – Забыли, да… а ведь блицштурм – мои ребятки, да… Нехорошо получилось, э? Ну-ну… А с другой стороны, и ты мой ребятенок. Ну, действуй, Хист, пока что у тебя получается. Союзничкам привет передавай, розочка, хе-хе.

Хист моментально помрачнел и наградил подвизиря таким взглядом, что, будь тот рядом, то сразу озаботился бы кольчугой с высоким воротом. Розочками в городских низах звались привокзальные женщины, доведенные до отчаяния безденежьем и согласные за еду исполнять иногда очень затейливые пожелания клиентов, отчего приобрели и кличку, и специфические физиологические отличия… Но подвизиря был в столице и ничего не ощутил из-за несовершенства связи. А потому отключился, даже не поняв, что Хист уже всерьез оценивал вероятность успешного рейда блицштурма на столичную резиденцию подвизиря.

– Вот урод! – вдруг сказал третий десятник. – Союзника обязательно унизить надо, да еще и при подчиненных! Таких убивать надо на месте! Даже если потом самого…

– Честь превыше жизни? – скептически возразил первый десятник. – Это закон степняков, для нас не подходит. Мы жить любим. Так что терпим.

– Я думаю, – медленно сказал Хист. – Я думаю… тут немного длиннее надо… Так: моя честь превыше жизни того, кто на нее покушается… да, именно так. Вот так я и думаю. И так и буду поступать!

Народная присказка, удлинившись, потеряла очарование и красоту полуправды, зато приобрела незыблемость и злобную целеустремленность нового нравственного закона. И это поняли все присутствующие.

– Э… – очень серьезно сказал первый десятник. – Тогда вот какое дело… дозволь обращаться к тебе просто «командир»? Оно и верно будет, и уважительно. А то у нас все звания как-то погано толкуются, вдруг поймешь не так…

– Только между своими! – подумав, решил Хист. – Только потому, что у нас спецотряд, спецпоручение!

– И потому что мы все братья через сестру нашу смерть! – хором добавили очень серьезные десятники.

Санниэре. Когда тебя слушают…

Первым делом после освобождения следует делать что? Конечно же, вытряхнуть муравьев из штанов! Вот кто бы сказал, почему их именно в штаны тянет? С научной точки зрения?

А вторым делом следовало попить и умыться – Эл заботой о пленнике себя не утруждал. Речка шумела внизу и вроде бы даже неподалеку – но по темноте спуск оказался неприятно утомительным. Ни одной подходящей тропинки не обнаружилось. То ли звери именно на этой горе не водились, то ли на водопой ходили не сверху вниз, а как-то иначе… в общем, вернулся он к связанному эльфу очень не скоро, на рассвете. И уже издалека обостренные чувства оповестили, что эльф там не один. Собственно, чувство требовалось одно и самое заурядное – слух. Ругался там кто-то без всякого стеснения, да на несколько голосов, причем голосов знакомых. Это в глухом горном лесу, где никого не знаешь.

Вообще-то к спорщикам можно было хоть на телеге подъезжать – не услышали бы. Но он на всякий случай осторожно подполз и поглядел. Не то чтобы это было жизненно необходимо: свою сумку он по привычке сразу захватил с собой. Но – вдруг что интересного скажут?

У притухшего костерка сидели на корточках два знакомых по деревне синеглазых прохвоста и с интересом поглядывали на связанного эльфа. До сих пор связанного.

– Тэк-с, попробуем еще разок! – с оптимизмом произнес эльф-мятежник. – Так кто ты такой, чтоб пугать дурным воплем двоих бегущих по своим делам эльфов?

– Тоже мне, эльфы! От любого звука на дерево прыгаете! И развяжите мне руки!

– В нашем лесу так никто не орет!

– Вот послушал бы вас, если б вам муравьи в штаны забрались! И развяжите мне руки!

– Тоже нам, эльф! Муравьи ночью не лазают – они спят с муравьихами! Какой ты эльф, если даже не разбираешься, кто к тебе ночью в штаны лезет?

– И, кстати, это, наверно, клещи… вот они как раз ночью…

– И чего снова орать? Или не знаешь, что с клещами запросто справляются? Их же можно прижечь – или отсечь… Ах, знаешь, потому и орешь? Ну мы же не извращенцы – по мужским штанам лазать!

– Уберите клещей! И развяжите руки!

– А он почему-то считает, что извращенцы… Эй, ты кто такой, чтоб считать нас извращенцами?

– Эл Швадесенс! Руки развяжите! И клещей!

Эльфы-мятежники удовлетворенно переглянулись.

Один из них встал, поискал взглядом подходящую ветку, примерил к руке… и со всей дури навернул пленника вдоль спины.

– Вой!

– Это не клещи были, – спокойно пояснил эльф. – И тем более не муравьи, они же ночью спят… с муравьихами… это наведенный зуд. Страх так проявляется. Сейчас ведь не щиплет, не зудит… ну, вон там?

– Там – нет, – неуверенно сказал пленник, прислушиваясь к себе. – А вот на спине…

– Акупунктура, понимать надо! Э… значит, мы остановились на том, что ты, Эл Швадесенс – ах какая громкая фамилия!.. Но мы ее все равно не боимся, придумай чего получше… – так вот ты, жалкий столичный хлыщ, связал себя очень ловко и пугал нас из кустов. А зачем пугал? Э… с этим разобрались, клещи же… зачем связал себя? И как, кстати? Мы тоже так хотим!

– Хотите – заимейте дядю, как у меня! – злобно ответил столичный хлыщ. – Я тут магнитосъемку веду, а он поручения дает! Кланового убийцу стреножить, типа, между делом! Типа, принцессу эту в драной юбке изловить – а мне к-э-к дадут по виску! Я вам что, экстрим форс?!

– А гномьих бирюлек – именно как на экстрим форс! – отметил мятежник задумчиво.

– А что такого? Во Флоренсо…

– Ну-ну, в столице жизнь веселая, одна брюлька стоит как наша провинция…

– Да вы у себя зарабатывать не умеете!

– Утянули все финансы в столицу и жируете!

– …вот и сидите в провинции, как…

– А ты – с клещом в штанах?

– Как хочу, так и сижу! Развяжите руки!

– Не повторяйся, скучно же! Вот интересно, а почему ты не взял убийцу? Или принцессу, если убийцу боязно? Хотя с такими бирюльками – я бы взял! А принцессу – так и вовсе без бирюлек… и даже без приказа…

– Так и я взял! – возмутился Эл. – И ничего сложного! Он же берхь! Дал раза – и слетел с босых пяток! Я его раз – и в гуолы!

– Вот садист! К нему же муравьи в штаны!

– А он мне камнем кэ-эк даст по виску!

– И он садист…

– А он сбежал – а вы прибежали, но не развязываете! А потом искать, ловить – а здесь же не мостовые Флоренсо! Я на вас дяде настучу! Как вас зовут?!

– С чего бы его искать? – буркнул мятежник примирительно. – Тут он, по кустам прячется и подслушивает! Они в этом возрасте все такие – лишь бы прятаться да подслушивать… Дети! Эй, убийца, иди сюда! Из кустов плохо же слышно! А видно еще хуже!

Он поднялся и подошел к компании, чувствуя себя как последний идиот.

– Вот скажи, я тебя разве бил? – начал заводиться пленник, едва завидев обидчика. – Я разве камнем? Ну-ка развяжи руки!

– Зачем? – не понял он.

Эльф поперхнулся возмущением – но сразу ответа на такой простой вопрос почему-то не нашел.

– Мог бы и развязать, – заметил эльф-мятежник. – А то к нему в штаны всякое лезет. Или ты садист?

– Чтобы драться было с кем? Он вон какой большой, и с бирюльками, а я еще ребенок.

– Ну можно же бирюльки отложить в сторону! – предложил с надеждой пленник.

– Бывает еще голосовое управление, – хмуро заметил он. – А еще программирование на штатные ситуации вроде отъема у владельца. Пусть сидит так.

Эльфы озабоченно поглядели на сникшего пленника. Похоже, тот рассчитывал и на одно, и на другое.

– А ты знаешь слишком много для кланового убийцы, воспитанного в провинции, – отметил эльф-мятежник. – Ты, вообще, кто? Давай-ка знакомиться. Сам понимаешь, у тебя нет иного выбора. И у нас тоже. Ты влез в наши дела – так решим здесь, с нами ты или нет. А то вот принцессу зачем-то украл и на место не вернул. А ее место – в деревне, вовсе не в горном лесу, чтоб ты знал…

– Что, уже можно говорить обо всём, да? – язвительно поинтересовался он.

– Почему – обо всем? – неуверенно пробормотал эльф. – О себе говори. Кому интересен деревенский берхь? В смысле, настолько интересен, чтоб везде слушать…

– А этот? При нем говорить?

– А как иначе? Он же связан, отойти не может.

Он с сомнением поглядел на пленного. Эльфы с интересом ожидали его решения. Все проверяют, блин! Но для обоснованного решения было мало информации! Как всегда. Знания – золото! А ведь мятежники явно струхнули перед громкой фамилией… Блин… Возможный высокопоставленный союзник? Забавно они с будущим союзником…

– Слово, что не станешь пакостить? – спросил он.

– Да кого ты спрашиваешь? – тут же возмутился один из мятежников. – В столице и слова такого не знают – честь! Они же все там деловые!

– Не то что вы, дикие придурки! Все еще верите в братство по крови!

– Да уж не то что ваша родственность! Чего вместо столицы по горам ползаешь? Магнитосъемка… хе-хе, магнитосъемка, хо-хо, магнитосъемка! Сказал бы честно – папаша пнул из дома!

– Вас вообще в столицу не пускают!

Он не стал возиться с узлами и просто разрезал путы трофейным эльфийским кинжалом – все равно же ремешок не свой. И понял, как эльфы-мятежники смогли выйти на него. Именное оружие. Проще говоря – маячок в рукояти! Блин! Высокотехнологичный же мир! Ну почему все время забывается?!

А еще мятежники работали на пределе – если на спасение принцессы помчались неполной звездой. Считается, что при соподчиненности это даже физически тяжело…

Эльфы поглядели на брошенный к их ногам кинжал и понимающе ухмыльнулись.

Обиженный Эл Швадесенс пытался шевелить опухшими кистями и непрерывно что-то бормотал. Наверно, эльфийское лечебное заклинание. Только матерное.

– Я действительно Санниэре, сын Колы Гончара, – прямиком сказал он. – Только я помню прошлые жизни. И у меня сознание находится в двух мирах сразу. Одномоментно. Кажется. В остальном – просто подросток.

Эльф-мятежник моргнул, потом очумело потряс головой.

– Ну ни…! И…! – только и добавил второй эльф. – Э?

– Про принцип реинкарнации знаете? – терпеливо спросил он. – Бессмертные души переселяются…

– Знаем! Фигня! – буркнул Эл. – Опровергается логически: при увеличении населения неоткуда брать резервные души. Но ты дальше, дальше…

– Только полный болван считает души поштучно! – возмутился он. – Это же души, не тела! Души – отсветы Творца, они же… блин, взялся объяснять неграмотным… любая душа – это же, в каком-то смысле, Творец! Они все – Творец, и их не бесчисленное множество, а сколько требуется. Блин, что такое копия файла, вам тоже неизвестно?.. Меня Творец точно приложит за такую интерпретацию!

– Ты дальше, дальше, про души в общем и начерно понятно…

– Прошлые жизни вообще-то не должны осознаваться, но лично мне крупно не повезло – я помню.

Эльф-мятежник сразу уловил суть и сочувственно кивнул:

– Младенцем тоже помнишь? Так это же садизм… если не врешь, конечно… но ты ври дальше, нам интересно!

– Да мне тоже интересно, смогу ли объяснить… э… вот про суперструнную конфигурацию Вселенной в вашей науке есть? Было?

– Музыка сфер? – уточнил Эл, очевидно более подготовленный к таким разговорам.

– Ну… на сказочном уровне можно и так выразиться.

– Вот как дам сейчас за «сказочный уровень» шокером!

– Да пусть врет дальше, интересно же! Где еще такое услышишь?

– В университете на лекциях по космологии, где же еще. Там и не такое услышишь.

– Я тебя сейчас самого шокером, грамотный выискался!

– Ну почему «грамотный» – это всегда ругательство? Вот кто бы разъяснил? Всё, молчу.

– Этот мир – гармоничное возбуждение на суперструнах Вселенной, – неуверенно сказал он. – Но он – не один.

– А другие где? – перебил Эл. – На соседних струнах? А между ними что? А…

– Слушай, ты, особо умный…

– Да молчу я, я же уже сказал.

– Другие там же, – со вздохом сказал он. – Это же струны! На них сколько угодно колебаний может накладываться… и вычленяться… блин, вам бы к Берен-йот-гали, он сумасшедший, вы бы его враз поняли как родного! Да! Так вот: а я живу сразу в нескольких мирах. То есть вычленяю их… наверно… блин! Как объяснить-то, если сам не очень понимаю? Ну где бы я нашел время на образование, если то убегаю от кого-то, то гонюсь?! Вечная занятость! Да еще языки везде разные!

– Не волнуйся, психам волнение вредно, по себе знаем, – рассудительно сказал эльф-мятежник. – Вот мы тебя понимаем, правда, брат? А что не понимаем, сразу спрашиваем: а ты сам где? Тут – или там? Как у тебя вообще со временем? Оно же в каждом мире идет себе, не останавливается? И пока ты в одном мире, в другом тебя что, нету? Или тела без души ходят? Или как?

Он мученически скривился. Если разнообразие миров не объяснялось никак, то соотносительность времен не объяснялась совсем никак! А ведь придется что-то говорить! Может, и у самого в мозгах просветление наступит? Он вздохнул, хорошенько подумал и, кажется, смог сформулировать осмысленное объяснение. По крайней мере его начало.

И тут затряслась раковина столичного эльфа. Тот нервно дернулся и хлопнул ее ладошкой.

– Ты чего ее? – подозрительно привстал эльф-мятежник – и шарахнулся от возникшей фиолетовой головы.

– Передачу выключил, – пояснил смущенно Эл. – Друзья увидят в такой позорной компании – задразнят.

– Придурок! – проорал из кустов эльф. – П-программист столичный! Делать нечего, настройки крутишь?

– Ага, испугался! – злорадно сказал Эл – и осекся.

В руках вышедшего из кустов эльфа был лук, и на приготовленной стреле, направленной в грудь Элу, медленно угасало недвусмысленное такое сияние…

– Эл, а мы твою принцессу нашли! – радостно пробулькала толстыми губами страшная голова. – Ее сейчас «Кулак императора» свинтит – посмотреть желаешь? Лучше всякого реала, они же ребятки брутальные – в смысле, натуральные скоты! – непременно чего-нибудь ей сделают всей толпой, не удержатся же… Лови ссылочку, присоединяйся! Э, а чего прячешься? На горшке, что ли? А, потом, некогда, реал ждать не станет!

И голова исчезла.

– Что значит нужные друзья в нужном месте! – самодовольно сказал Эл. – Дал задание операторам – и вот, принцесса как на ладони! Сейчас по ссылочке перейдем, посмотрим, чего ей сделают, а там и сами подключимся к действию…

Эльфы разом посерьезнели.

– Где принцесса? – быстро спросил один. – Мы, вообще-то, за ней и шли – да ты отвлек сказками…

– Не знаю, – прошептал он и сел. – Я специально без адресов, чтоб не засекли… В деревне ее убили бы без вариантов! К тетке она ехала… всё, не достать!

– Вам, может, и не достать, – небрежно сказал Эл. – А мой определитель ее вполне берет. Спуститься с водораздела – правда, на ту сторону… всё равно не больше часа. Если бегом, то даже быстрее. Но я бегом не собираюсь, жарко же! Зачем спешить, пусть ее «Кулак» вяжет! А я потом у них спокойно заберу…

– Эй, убийца, ты что-нибудь понимаешь? – недоуменно спросил эльф-мятежник.

– А что непонятного? – сорвался он. – Принцесса ваша… Блин!.. Я же сказал ей – уехать к… в… отсюда! А она гору обогнула и решила, что если сутки ехала, то это далеко! А сама у той же горы, только с другой стороны! Географию не учила! Вот ее сканеры и зацепили! Наверно, прямо из части взяли через проход! Она бы еще кружок сделала да вернулась! Б-блондинка натуральная!

– Швадесенс, на тебе вектора! – распорядился эльф. – Братия, ходу!

– По жаре? Проще по раковине отменить захват…

– Папашин приказ отменишь, что ли? Он тебе потом так отменит – век столицы не увидишь! Ходу!

– О? Так это папаше подлянка? Я однозначно с вами!

– С нами, конечно, куда ты денешься? Только принцессу тебе все равно не отдадим! То есть отдадим – но не тебе, а вон ему! А ты маленький еще, с принцессой в лесу, да наедине – и сам опозоришься, и весь эльфийский род унизишь…

– Да нужна мне ваша королева в драной юбке!

– А говорил – заберу, и аж у «Кулака императора»…

Эльфы покатились вниз по склону, не прекращая переругиваться. Он пристроился следом, хмуро соображая, для чего может сгодиться подросток в драке со здоровыми тренированными дядьками – кроме геройской смерти, разумеется.

Санниэре. Когда тебя не слушают…

Дерстина капитально изломали. Сделали это специалисты, так что сейчас он умирал. И был так плох, что даже не замечал этого.

– Я тебе что говорил, идиот? – в отчаянии сказал он. – Я говорил: при захвате принцессы бежать! Ты зачем полез драться?! Не умеешь же!

– Ты же защищал Яху? – прошептал Дерстин. – Маленький – а защищал.

– У меня оружие было!

– А у меня кулаки во какие…

– Ну и помогли твои кулаки? – горько спросил он.

– Помогли, – невнятно сказала Надия. – Ты бы видел, как он их дубасил… Мы убежали даже. Только я бегаю плохо, и нас догнали…

Он печально посмотрел на разбитые губы йохи. Девушка скромничала: она очень даже хорошо бегала. Дерстин – иное дело. При его весе стометровку он бегал отлично, а вот километрами, да в гору…

Вернулись эльфы. С опаской посмотрели на него.

– Один убежал, – пояснил мятежник. – Догнать хотели… а он, оказывается, вовсе не убежал, там стоит…

– Принцесса, а ты как здесь очутилась? – полюбопытствовал Эл. – У меня ссылка на станционные камеры, и друзья там же смотрят – а ты здесь! Такой реал мальчикам поломала!

– Я Дерстина домой отправляла, – неохотно сказала девушка. – У него там стадо, он беспокоился… вот… а пересадки долго ждать…

– На опушку пошел, своей господине цветов подарить хотел, – прошептал Дерстин. – А они выскочили, а мы отбились да побежали…

Эльфы озадаченно замерли.

– Господине? – неуверенно спросил один. – Своей господине? Господиня… кто?

Четыре пары глаз недоверчиво уставились на принцессу. В деревне легиньх имел право сказать «моя господиня» только в одном, весьма конкретном случае, и цветы тогда же положено было дарить… белые…

Надия-ир-Малх осторожно трогала широким рукавом рубашки разбитые губы, всецело была занята этим – и взглядов не замечала в упор.

– Опухли, – сообщила она очевидное. – Как дали по голове, а я лицом об дерево…

– А еще говорят, что эльфы такие, эльфы сякие! – растерянно прокомментировал эльф. – Ай да… слушайте, вы когда успели? Вы же в общем вагоне ехали, с крестьянами?

– На себя бы посмотрели! – огрызнулась мгновенно покрасневшая девушка. – Моя маменька вообще, говорят, всего лишь вальс с эльфом потанцевала – и хватило!

Эльф потряс головой, изгоняя непрошеные мысли и картинки.

– Тебя били? – озабоченно поинтересовался он.

– Были в своем праве, – покривилась она. – Женщина без оружия – женщина, женщина с оружием – мужчина, так ведь считается? А у меня стилет.

– Законы Аркана! – проворчал эльф. – Вот живучие!

– Что вы все про Аркана? – озабоченно сказал он. – Дался он всем… тут Дерстин умирает! Вы собираетесь лечить – или вам спешить некуда?

– Надо бы лечить, за Надию – достоин! – признал эльф. – А как? На нем живого места нет!

– Так магия же… эльфийская…

– Ага! Ты же говорил, эльфов не бывает! И магии тем более!

– Не слушайте вы этого дурачка! – вступилась Надия. – Вам что, магии жалко? Лечите скорее, Дерстину плохо!

– При чем тут магия?! – возмутился эльф. – Чуть что, сразу магия! Ему госпиталь нужен!

– Что, провинция, у вас даже лечебного савана нет? – удивился Эл. – Нищета! Все за счет столицы норовите, присоски… Ладно, тащите его к моему шатру! Пра-а-винция…

Эльфы оживились, бережно подхватили здоровяка и потащили в лес. А Эре, естественно, досталось сопровождать принцессу. Он с уважением подумал об эльфах: молодцы ведь, так непринужденно болтовней отвлекли внимание всех от только что произошедшей бойни. Но вот они ушли – и принцесса сразу осознала, в какой переделке была, – и затряслась в ожидаемой истерике.

– Эре! – лепетала она, вцепившись в него и с ужасом оглядывая побоище. – Эре, я ведь им говорила! Я им кричала! Я предупреждала их, что ты придешь и всех поубиваешь! И Дерстин кричал! Он так и кричал, что их бог накажет! И наказал!.. Кровь везде… Эре, я…

– Идем, принцесса, – устало сказал он. – Дойдем до лагеря – я тебя спать устрою. Тебе успокоиться надо – и поспать… и мне тоже.

– Эре! – отчаянно сказала она. – Ты меня не бросай больше! Меня убьют без тебя! Эре… бросишь – я тебя найду и сама убью, так и знай! У меня стилет есть!

– Да ну? – вяло удивился он. – Я же бог.

– Как дам сейчас богу! Эре! Ты обещай, что не бросишь!

– Обещаю, – покорно сказал он, только и надеясь, что истерика пройдет, и принцесса сама устыдится своей просьбы.

Как бы не так. Надия не отцепилась от него до самого лагеря Эла – и даже там заснула под навесом, не выпуская его руки. Он вздохнул, попробовал прикрыть голые ноги принцессы короткой юбкой – бесполезно. Как они в таком вообще ходят? И зачем?! Разумного объяснения явно не существовало. Он устало прикрыл глаза. Ему тоже стоило немного отдохнуть.

Вовчик

– Вовчик, скажи «да»! – коварно предложил смеющийся женский голос.

– Нет, на всякий случай, – машинально буркнул он.

– Ну, Вовчик! Ну хоть раз согласись!

– Нет! И можешь передо мной не ложиться соблазнительно! У меня своих дел полно, и некогда спасать сопливых девчонок от приключений, которые они же сами и наскребли себе на…

– Спит – а ворчит все равно! – удивленно сказала какая-то девчонка. – Вовчик! Глаза продери!

– И ничего нового не увижу… голые ноги и задранная юбка… – пробормотал он, открыл глаза – и уставился на Ольку, первую красавицу класса.

– У тебя всё еще голова болит? – вполне серьезно спросила она. – Или просто спал?

– Устал, – признался он. – То бег, то драки, то соблазняют всякие… Извини. Хорошо, не учительнице ляпнул…

Девочка сделала страшные глаза и указала ему за спину. Он окончательно осознал, на каком свете находится – однозначно на этом! – развернулся… с другой стороны оказалась юная красавица завуч. И если на Ольге был в виде исключения джинсовый костюмчик, то у учительницы как раз имелись в наличии и голые ноги, и юбка, не то чтобы задранная… но ведь короткая, и притом – с разрезом!

– М-да, – мрачно констатировал он. – И ты извини.

– Я не обижусь, если будете обращаться на вы, – сухо заметила завуч.

– Да блин! Эти флексивные языки! Постоянно забываю, что уважаемых людей не бывает по одному! Извините, конечно! – поправился он.

– Вовчик, мы тут на Скалки собрались в выходной, – приторно ласково сказала Ольга.

Он повернулся к ней, потом сообразил, что это он повернулся к завучу спиной, дернулся обратно…

– Что ты ерзаешь? – недовольно сказала Ольга. – Выбираешь, кто привлекательней? Короче, ты идешь с нами! В десять чтоб был!

– И духу не будет! – отрезал он. – И вам не советую! Выходной же! Без взрослых – и не думайте!

Около Ольги тут же собралась группа поддержки.

– Всегда же одни ходили, и ничего! – завопили девчонки.

Они, конечно, бессовестно врали. Было каждый раз «чего» и от родителей, и от учителей. Правильно, кстати, было.

– А с нами учительница идет, – безмятежно сказала Ольга. – Вот, Олеся Михайловна.

– Олеся Михеевна, – тихо поправила завуч за спиной.

Так. Он решительно повернулся к ней и встал. М-да. Мог бы не вставать, все равно ниже. Хорошо женщинам: если рост маленький – сразу на каблуки, и порядок, превосходство обеспечено…

– Вы, Переписчиков, очень популярный в массах, оказывается! – сказала завуч, покраснев от задетого самолюбия. – Без вас даже идти не хотят. И чем это вы их пленили?

– Шашлыками! – сердито сказал он. – Другого дурака не могут найти, чтоб он и мангал пер, и мясо мог заранее приготовить, и развлечения придумать, и мусор заставить убрать…

– Ой, разворчался! – прилетело ехидное в спину.

– Олеся Михеевна! – сказал он проникновенно. – А вам-то зачем это надо? Откажитесь. Вы не знаете, с кем связались. И с чем столкнетесь.

– Вовчик! – предостерегающе сказала Олька.

– Зачем вообще ходят на Скалки? – не обратил внимания он. – Ну не затем же, чтоб сдружиться, научиться взаимовыручке! Для этого другие маршруты нужны, километров по двести хотя бы, да под дождем, хорошо бы по горам… Они сами не знают, зачем идут на Скалки! В результате вы получите скучающую компанию, не знающую, как провести время. Так и вы ничего не имеете им предложить! От нечего делать они разведут костер в охранной зоне. Потом, чтоб поднять веселье и из тяги к запретному, нахлебаются пива или еще чего. Веселее от этого не станет, зато шумнее. Все будут орать, заведут дикую музыку, оскорбляющую величественную красоту суровых северных скал…

– Ну, Вовчика понесло, сейчас стихами заговорит…

– Не, стихами он только про женщин…

– Потом мальчики от нечего делать пройдут через Черемшанку по камням – и девочки останутся одни, – продолжил он стойко. – Обратите внимание – громко разговаривающие, глупо смеющиеся девочки. А они уже семиклассницы – то есть от мальчиков отличаются. Даже издалека. Но музыкой, криками они подманят тех, кто захочет убедиться в этом вблизи. Повезет, если это будут старшие ребята из нашей школы. Может, девочки именно об этом тайно мечтают. Но вы получите в довесок пяток ребят выше вас ростом – и уже не с пивом. Повезет, если они всего лишь будут танцевать – просто получите отвратительное зрелище. Девочки будут трясти вот этим – и еще вот этим – и вилять… а мальчики – вот этим…

Он воодушевился и прошелся по классу, показав и тех и других максимально отвратительно, – но только сорвал восхищенные аплодисменты и смешки.

– Потом мальчики решат уйти домой сами и по другому берегу реки, обидевшись на девочек, – заключил он. – А там тропы вообще-то нет, зато есть скалы, обросшие скользким лишайником. А девочки пойдут домой с вами – но не все. Кто-то пойдет со старшими мальчиками – и неизвестно куда. В смысле – вам неизвестно. И за всё за это перед родителями будете отвечать вы. Потому – откажитесь. Я вас прошу. Не нужны вам такие приключения. И им не нужны, хотя по молодости-глупости они считают иначе.

– Предатель! – обиделись девчонки и отошли.

– Думаю, мы сможем провести время интереснее, – легко сказала завуч. – Правда, девочки?

Он закатил глаза:

– А то вам дадут… Олька, ну ты-то разумная! Хоть ты не ходи! Ты же прелестями на километр светишь! За тобой обязательно влюбленный Валух увяжется! А оно вам нужно, с такой компанией на хвосте?

– Без проблем! – легко согласилась Олька.

Завуч нахмурилась. То, что от коллектива откололись два признанных лидера, ее встревожило. Но, к сожалению, недостаточно. Она же устанавливала, как это называется в педагогике, контакт с классом – и ее ничто не могло смутить!

Он хмуро наблюдал, как она ведет урок. Основы музыкальной культуры, факультативный курс. Ага, факультативный! А усадили весь класс, не спрашивая. Р-рабовладение! Очередной эксперимент. До-ре-ми, нотный стан, скрипичный ключ… скука. Странно, а почему? Нет, не почему скука, а почему такое неприятие школьных занятий? Ведь необходимая же вещь – нотная грамота! Да и та же пресловутая география… И все предметы, если уж на то пошло! Ненужных знаний не бывает! Потому что скучно? Не умеют преподавать? И что? Результативность занятий в основном от ученика зависит, не от учителя, то всем известно, да не всеми признается… Тогда – что?

Понимание забрезжило где-то на краешке сознания. Что-то важное ведь крылось в памяти, и очень неприятное, если до сих пор не выплыло. И как-то это связано и с Жерью, с теми проблемами, и с этой абсурдной жизнью. Ответственность учителя за свое учение? Понятно, никто не любит ответственности, но как…

На него оглядывались, ждали выходок. А фиг вам! Симпатичная же девочка, пусть ведет урок, как понимает! Пусть разучивает с вами детскую песенку – и песенка ничего, тоже симпатичная, о дружбе. А мысль ускользнула. Высунулась, гадко ухмыльнулась – и нырнула обратно в болото подсознания. Он досадливо побарабанил пальцами – и заинтересовался. Надо же, разный звук! Японские барабаны, блин. А если так?..

– Володя, а вы что скучаете? – тут же среагировала учительница. – Неинтересно?

– Равномерно темперированный строй? – уточнил он. – Ну… неинтересно. Мне национальная музыка нравится. А тут стол. Слышите?

И он воодушевленно простучал гулкую дробь.

– Это же музыка! – сказал он. – Слышите? И какие слова ложатся!

Он замер, сосредоточился… рассыпалась звонкая переливчатая дробь, и зазвучал холодный, отстраненно-гордый голос:

– Фуэ ла ноче дэ Сантьяго! И кази пор компромисо… сэ апагарон лос фаролэс – и сэ энсэндиэрон лос грийос! – Голос немного разогрелся, приобрел необходимую глубину – и он легонько качнул ритмом… – Случилось… ночью, в Сантьяго! – добавил он волнующей хрипотцы в перевод. – Так – словно сговорились! – фонари погасли – а светляки засияли!

Учительница завороженно слушала. Музыкальная подготовка оказала плохую услугу – она полностью попала под магию музыки его голоса – точнее, она просто смогла ее услышать – и пропала…

– Эн лас ультимас эскинас токэ сус печос дормидос! – страстно сообщил он. – И сэ абриэрон дэ пронто – комо рамос дэ хасинтас!

– Переведи! – прошелестело по классу.

– А на окраине, в переулке – чуть тронул ее… – прошептал он – и прикусил язык.

– Володя, продолжайте! – воодушевленно сказала учительница. – Посмотрите, как классу интересно!

– Еще бы! – проворчал он. – Чуют, волки, о чем там дальше.

– Вот… это же прекрасные стихи! – воскликнула учительница. – В них музыка живет! Можно будет даже номер для школьного театра сделать! Под такой ритм… вы переводите, не стесняйтесь! Никогда бы не подумала, что простой семиклассник прекрасно знает иностранные языки! Это же просто чудо!

– А вы какой язык учили в свое время? – осторожно поинтересовался он.

– В том-то и дело, что испанский! Я даже немного поняла, о чем там! Ну, Володя, не заставляйте себя упрашивать!

– Можно я после уроков вам нашепчу? – предложил он. – Ой, блин, после уроков – еще хуже.

– Тогда мне! – что-то сообразила Олька. – Никому нельзя, мне можно!

– Володя! – укоризненно сказала учительница.

– Вот если б вы «Ла касада инфиэль» Лорки прочитали, не просили б озвучить перевод – по крайней мере при семиклассниках! – попытался намекнуть он.

– Лорка? – переспросила учительница, скрыв обиду. – Что ж, я обязательно посмотрю в библиотеке.

На том урок и закончили.

А в коридоре его остановила первая красавица класса – и все девчонки у нее за спиной. И, немного в стороне, большинство классных бандитов.

– Ну, продолжай! – скомандовала Олька.

Он оглядел заинтересованные лица.

– Стихи не для вас были писаны – для взрослых! – предупредил он.

– Да мы сразу поняли! – брякнул Типун от окна. – Ты читай давай, не ломайся! Чего там такого, что мы еще не знаем? Вроде всё перепробовали?

– Вот именно! – согласился он. – Все пробовали, ни о чем не задумывались. В результате – каша в голове. Своих принципов нет, ничто святое не наделит великой силой.

Понимание ударило болезненно ярко – и мгновенно ушло.

– Значит, так! – сказал он, недовольно поморщившись. – В этой песне – как на мир смотрит красавец цыган, богатый, щедрый и страстный. Как смотрит на мир – и на женщин. Специально для девочек – хорошенько подумайте над последними его словами! Именно над последними, не над первыми! И не кривитесь, а подумайте… вот над чем: то было ночью, в Сантьяго! И, словно сговору рады, в округе огни погасли, и засверкали цикады…

Голос его раскатился по коридору – и упал темным бархатом на беззащитный перед властью искусства класс…

Эре. Разбирайся сам

По навесу тихо шелестел очередной дождик. Надия руку его так и не отпустила. Засыпала она съежившись, но у костра отогрелась, зарозовела, распрямилась – а юбка, и так не длинная, осталась на месте, так что… Он с трудом отвел взгляд. Надо же, какие фантазии, а казалось, что умотался до полусмерти… Ну, получается, фантазиям усталость не помеха. Да и ничему не помеха.

И эльфы умотались. Давненько что-то не доносилось из шатра язвительное «пра-а-винция!» и ответное «убери руки, я сам умею, меня на обвальщика учили!». Это эльфы там лечили Дерстина. Мятежники вообще-то умудрялись тащить свой воз проблем легко и с шуточками про девок – но есть же и у них, наверно, какой-то предел выносливости?

– Ну вот, дети спят! – удовлетворенно сказал синеглазый злодей, тут же появившись из шатра. – А ничего такое ложе неги и разврата! Эти Шуадёсэксы и в лесу не отказывают себе…

– Швадесенсы! – сердито поправили изнутри.

– …я бы тоже в таком будуаре только спал – не делами занимался! А если б еще и девки были… хотя зачем Шуадёсэксам девки? Они по раковине записей насмотрятся – и…

– Девка-то есть, но она уже выбрала, в кого вцепиться! – заметил второй эльф, присаживаясь под навес у костра. – Молодец, уважаю! Лихо с ней управляешься!

– Опыт, – пожал плечами Эре. – У меня как-то гарем был, приспособился.

Эльф поперхнулся словами.

– У тебя – гарем? – наконец выдавил он. – Хотя… ну да, ну да, якобы бессмертный… А гарем – это в другом мире? Или уже здесь успел?

И эльфы уставились на него в ожидании. Надо же, готовы к разговору! А казалось, вот-вот упадут от усталости. Что ж… он вздохнул и сосредоточился.

– Мир – он один, – сказал он. – Концепция мира-Творца… Эл, наверно, знает…

– Я тоже знаю! – недовольно заметил эльф. – Если я учился на акушера, это вовсе не значит, что кроме как… Но ты продолжай про мир, не отвлекайся!

– Мир один на струнах Вселенной, – покорно сказал он. – Можно сказать, музыка сфер… а из него можно вычленить – виртуально, разумеется! – всякие частные миры, вроде как обертоны, если следовать музыкальной аналогии и дальше. То есть, конечно, миры не всякие! Пакет миров, устроенных по одним и тем же законам, что есть Творец… так что в иных мирах девки такие же, если вам интересно.

– А ты?

– А я могу вычленять миры силой воображения. И воспринимать их. В некоторых эзотерических практиках эта способность называется визуализацией…

– А остальные?

– Живут в одном мире, естественно! На большее способностей не хватает.

Эльфы помолчали, недоуменно его разглядывая.

– И чем это ты от остальных нас отличаешься, что так можешь? – недоверчиво спросил один.

– И можешь ли? – пробормотал другой. – На бред смахивает. Материальных свидетельств об иных мирах, понятное дело, не существует?

– Ничем не отличаюсь, – терпеливо сказал он. – Свидетельства? Верно, и не существует.

– Подытожим, – разочарованно сказал эльф. – Просто подросток. Берхь. Но тебе кажется, что силой мысли создаешь… э, точнее, вычленяешь из Вселенной миры. Ну, это может быть. Мы все вычленяем. Фантазии называются. И очень яркие фантазии, особенно если там девки, а тебе не много лет… м-да. О, еще помнишь прошлые жизни! Ну, мы все помним. Фантазии это называется. Ничего не упустил? Э… вот, еще можешь перемещаться между мирами! Бац – и мы разговариваем с пустым местом, а ты там, где девки – такие же! Вот это, пожалуйста, подробнее – и с демонстрацией.

– Не перемещаюсь, – уточнил он. – Вычленяю.

– А существуешь где?

– Здесь и там, – пожал плечами он. – Одномоментно. Я же говорил уже.

– В разных мирах?!

– Только в двух одновременно, – признался он. – На большее способностей не хватает.

– Каких способностей?!

– Ну, вы же можете два дела сразу делать? Да еще и болтаете постоянно. Вот и я – делаю два дела сразу.

– А это возможно? – не поверил эльф.

– Тяжело! – признал он со вздохом. – Рехнуться можно запросто.

Разочарованию эльфов не было предела.

– Сумасшедший! – сказал один. – Потому мы и не разобрались сразу – такая каша в мозгах!

– Сумасшедший! – со вздохом согласился другой. – Одно непонятно: как он жив до сих пор? И знает многовато для сумасшедшего…

– Клановое воспитание Аспанбыка?

– Ты слышал, чтоб убийцы брали на воспитание сумасшедших?

– А ты вообще что-нибудь слышал конкретное о клане?

– Ну…

– И мы доверили ему принцессу?!

– А что, самим заниматься воспитанием детей?!

– Но – сумасшедшему?!

Эльфы замолчали, сбитые с толку. Заниматься воспитанием и уж тем более заботиться о ком-то они категорически не желали. С другой стороны… Сумасшедшему?..

Все-таки умотала его эта неделя. Иначе бы, может, не стал ругаться с эльфами. А так…

– Сами вы сумасшедшие! – прошипел он. – Заигрались в эльфийское царство в высокотехнологичном мире!

– У нас наследственная анархия! – возразил эльф.

– …А я скажу, что у вас на самом деле! Научный эксперимент! Отцы ваши не постеснялись продолжить поиски бессмертия – и ведь нашли что-то! И сейчас творят с миром что хотят! Загребли под себя технологию энергонапряженных структур и заявили – мы, мол, эльфы, вот это и есть наша магия! А другие упрятали под землю грязные циклы тяжелой промышленности, засели там – и назвались гномами! Тоже ведь наверняка бессмертные! И тоже – магия! А всей магии вашей – на пару нормальных учебников физики! Просто главные ваши никого к высоким технологиям не пускают! Да еще и прибыли наверняка из другого мира – этакими богами в Средневековье! Понятно, что для деревенских гончаров аэростат в небе – чудо! Особенно если никому не объяснять, за счет чего он там летает… А для горожанина чудом будет ваша вездесущая раковина, а на самом деле – управляющее устройство на биоаккумуляторе! На Арктуре такой магии – в каждом магазинчике! И у вас наверняка тоже – но только во Флоренсо! А весь остальной мир бегает с арбалетами, мотыгами, создает империи и кланяется принцессам!

Он выдохся и замолчал. Эльфы сидели мрачные.

– Мы не знаем, что правда! – признался наконец один. – Отцы же ничего не объясняют! Магия, говорят! А мы – бессмертные эльфы! Но мы действительно бессмертные! И магия – вот же она!

Он поднял руку, подбросил на ладони сияющий комок огня и мстительно откинул в сторону шатра. Шатер ощутимо тряхнуло.

– Сколько живем, всегда так было! – упавшим голосом добавил другой. – Хотя, конечно, физика – это серьезнее, чем магия…

– Хорошо вам, людям! – непоследовательно упрекнул эльф. – Вы хотя бы стареете и уступаете место молодежи! А я в столице с девушками сойтись не могу! У меня отец – моложе меня! И красивее! А он еще и владеет всем, а я ничем! И опыта в соблазнении у него – ого-го! Конечно, все девки будут его! Нам, молодым, во Флоренсо ничего не светит! Случайно, что ли, даже Эл Швадесенс увлекается эротическими записями? А что ему остается делать? Старшие имеют все – и будут иметь вечно! И им не надоедает, вот что ужасно! А нам тоже хочется! Вон, принц даже мятеж из-за этого решил устроить, вышел из долины, нарушил все наши и ваши законы – и мы за ним следом! А здесь столько девок! Если и проиграем – уже не напрасно! Даже сам Эл Швадесенс, чтоб пакость папаше устроить, тут же с нами снюхался, хотя обычно нос воротил, хлыщ столичный… А еще выясняется, что у нас и не магия вовсе, а сложная техника… то есть нас и этого можно лишить?! Ни девок тебе, ни магии, ни взрослого статуса… Вечно за детей держать будут!

Эльфы встали и в полном расстройстве побрели куда-то вниз.

– Эй, а как же все? – растерянно окликнул он. – Тут же и принцесса, и Дерстин раненый, и даже ваш Эл… и что мне с ними делать?

Эльф обернулся.

– Отвяжись, а? – сказал он. – Тут такое горе, а ты с ерундой лезешь! Разбирайся сам, у тебя получается! Вспомни опыт прошлых жизней, мистификатор…

Эльф безнадежно махнул рукой – и они ушли. И только когда их спины скрылись за стволами – подозрительно быстро скрылись! – он заподозрил, что синеглазые злыдни просто сбежали от ответственности за девушку. По привычке. Безответственность – производная от бессмертия? Нет, слагаемое! То есть, чтоб жить долго, надо быть хотя бы легкомысленным?

Он в полном смятении оглянулся на Надию – прекрасная йоха безмятежно спала, разметавшись на травяной постели и свалив все заботы на его усталую голову… Ага, спала она, как же! Так соблазнительно спать невозможно! А ведь еще и…

– А где зачуханная провинция? – осведомился Эл Швадесенс, выходя из шатра. – Втянули меня в свои дела – а сами куда-то свалили, ничего толком не объяснили… и, кстати, даже не представились… Ага, а принцессу оставили… И юного убийцу тоже!

На груди у эльфа победно сиял и переливался полный набор гномьих бирюлек. И взгляд его не предвещал ничего хорошего.


Содержание:
 0  Неудачная реинкарнация : Владимир Журавлев  1  j1.html
 2  Глава вторая в которой герой решил пожить в свое удовольствие, но – не получилось : Владимир Журавлев  3  Глава третья в которой герой только взглянул, все ли в порядке у спасенных девиц : Владимир Журавлев
 4  j4.html  5  Глава пятая в которой герой еще раз спасает девицу : Владимир Журавлев
 6  Глава шестая в которой снова приходится драться! : Владимир Журавлев  7  Глава седьмая в которой герой сталкивается с эльфами : Владимир Журавлев
 8  Глава восьмая в которой появляется одна старая знакомая : Владимир Журавлев  9  Глава девятая в которой крадут настоящую принцессу : Владимир Журавлев
 10  Глава десятая в которой герой попадает ненадолго в плен : Владимир Журавлев  11  вы читаете: Глава одиннадцатая в которой приходится еще раз спасать принцессу : Владимир Журавлев
 12  Глава двенадцатая в которой гремят взрывы : Владимир Журавлев  13  Глава тринадцатая в которой боевое столкновение выиграли коровы : Владимир Журавлев
 14  Глава четырнадцатая в которой говорится о священном писании эльфов : Владимир Журавлев  15  Глава пятнадцатая в которой выясняется, что бессмертные тоже болеют : Владимир Журавлев
 16  Глава шестнадцатая в которой принцесса и герой наконец знакомятся : Владимир Журавлев  17  Глава семнадцатая в которой появляются гномы : Владимир Журавлев
 18  Глава восемнадцатая в которой герой обретает побратимов : Владимир Журавлев  19  Словарь : Владимир Журавлев



 




sitemap