Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава двенадцатая в которой гремят взрывы : Владимир Журавлев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




Глава двенадцатая

в которой гремят взрывы

Бира Любей – маховик событий набирает обороты

Командир спецгруппы «Кулак императора» угрюмо крутил в мощных ладонях кубик с пайковым алкоголем.

– Я ведь не пью, – хмуро признался он. – Нам в постоянной форме положено быть. Но сейчас – требует традиция. Понимаешь, это же у меня первая потеря! Бира, я своих ребят провел через пограничные войны с гномами! Через рейды на контрабандистов! И – без единой царапины!

– У вас броня хорошая, – трезво заметил Бира Любей. – И спецсредства. Как дадите – и одна пыль, сопротивляться некому!

– Вот именно! Мы всегда идем напролом – и все разбегаются! Разбегались…

– А что у вас там вообще произошло? – полюбопытствовал эпсаар. – Если не секрет, конечно. Вы так резво подхватились – будто на защиту императорского дворца вызвали!

– Принцессу засекли, – хмуро сказал «Кулак». – У нас же спецсредства. Через перевал достали станционные камеры и сняли сигнал. Она там с единственным охранником была, совсем страх потеряла перед армейским спецназом!

– Э… так вы же ее уже?.. Или вы умеете по нескольку раз уничтожать, чтоб отчетность лучше была?

– Бира! – сказал «Кулак». – Ты никак шутить умеешь? А я вот нет.

Эпсаар струхнул и прикусил язык.

– Кто-то серьезный нам противостоит, – неохотно признал спецназовец. – Но вот кто? Полицейский? Не знаю… Понимаешь, до сих пор ведь ни одного убитого не было, хотя в усадьбе нас тогда качественно замесили, имели возможность положить всех… на погребальный костер. Ну так и мы им ничего не сделали. Так, детские игры, пару комнат обрушили – и все.

Урсаш осекся и с подозрением глянул на эпсаара. Но тот и не думал скалиться, слушал с жадным интересом.

– Но как только забили до смерти ее охранника, сразу всё изменилось! – угрюмо продолжил Урсаш. – Группа захвата – в госпитале. А старшего группы потом нашли. Он, когда отступал, видимо, для лучшего обзора шлем скинул. Вот его и пришпилили к дереву клинком. Стандартной полицейской саблей, без магии даже… Жуть какая-то… мы идем – а он стоит – и клинок в горле… Да ее охранник сам виноват! Зачем в драку полез? Да еще двоим головы разбил! Чуть не сбежали из-за этого! Вот ребята обозлились и… того… А меня не было, чтоб запретить, – я же болею тут!

– Кыррабалта! – изменившимся голосом вдруг сказал Бира Любей. – Ворта, а я же тебе сразу говорил, что деревенских лучше не трогать!

– Нет, это другое! – отмахнулся спецназовец. – Где Черный Топор и где мы? Сто лет прошло! Или больше?

– Двести, – неуверенно сказал Бира Любей. – Я историю не очень-то учил… да ее никто не учил… Э, а что ребята говорят?

– Да то же, что и твои. Бац – и темнота. Они же охранника пинали, увлеклись маленько, вот и не заметили, кто и как… а старший заметил, да ничего не скажет…

И Урсаш непроизвольно потрогал горло.

– Эпсаар! – заглянул в штабную палатку командир правого крыла, недоуменно покосился на подскочившего спецназовца и доложил: – Личный состав к внезапной боевой тревоге практически готов! Битюгов заканчивают запрягать!

– Перед тревогой построишь солдат! – распорядился эпсаар. – Проверишь, чтоб никто ранцы не забыл! А то, когда из казарм уходили, пришлось всю часть возвращать за личными вещами!

– Когда у тебя тревога-то? – осведомился Урсаш.

– За полночь, как положено, когда же еще?

– Ой, это же столько ждать! Объявляй прямо сейчас!

– Да личному составу уже довели, что за полночь! – махнул рукой эпсаар. – Сейчас объявить, так, пожалуй, перепугаются, решат, что степняки напали. Их тогда до утра не построишь! Пока еще по горам соберешь…

– Да зачем тебе личный состав? – угрюмо усмехнулся «Кулак». – Ты же тяжелое вооружение собрался использовать! Дашь раза – и все…

– Нельзя, это же секретные средства! Им положено фланговое прикрытие силами всей части! Так что сначала пойдут битюги…

– Дались тебе битюги! – с досадой сказал спецназовец. – Тебе конезавод бы держать, а не частью командовать! Правду говорят, что тяжелая конница давит врага не солдатами, а навозом… Мы же заснем, пока ждать будем!

– Не заснем! – пообещал эпсаар уверенно. – Внезапную тревогу знаешь как сложно организовать? Сейчас офицеры со всякой ерундой на доклад полезут, еще очередь у палатки образуется!

– Да, непростая у тебя служба…

– Эпсаар! – шагнул в палатку немолодой офицер – и недоуменно покосился на отпрянувшего спецназовца.

– Эпсар Целеш, командир орудийной группы, – негромко представился он. – Расчеты готовы к движению. Желательно получить координаты цели.

– А если не получите? – пьяно поинтересовался «Кулак».

Офицер желчно усмехнулся:

– При данной площади накрытия… достаточно направления. Рукой махнете…

– Эпсар, а вы сумеете раскатать только полицейских? – обеспокоенно спросил Любей.

– Наводчики опыта не имеют, – спокойно ответил офицер. – Оружие секретное, была возможность совершить по одному выстрелу на полигоне. Я допускаю, что могут и своих зацепить. Но только краем.

– А поаккуратней никак?!

– Чудес не обещаю. После первого пристрелочного, как внесем поправки, точность несколько повысится…

– Цель – подразделение блицштурма! – решился Любей. – Бей по их лагерю! Понял? Не по нашему!

Целеш глянул на эпсаара, равнодушно кивнул и вышел, оставив офицеров не вполне уверенными в том, что для них наступит завтра.

– Бира, не тряси жиром! – хмуро сказал спецназовец. – Тебе же приказ из генштаба был! Если что, ты в стороне.

– Да это такой приказ, что они в стороне, если что! – возопил эпсаар. – Принять эффективные меры для подавления противозаконной активности полиции в деревне! Эффективные – это какие?! У меня же, кроме тяжелого вооружения, ничего эффективного нет! Вон, даже вы в полной… – Он поглядел на ласковое лицо здоровяка и осекся. – А потом найдут меня у дерева с саблей в горле, – пробормотал он. – А таким способом, между прочим, Кыррабалта казнил садистов, я вот вспомнил…

– Ты объявил бы лучше тревогу! – поморщился Урсаш. – Раньше начнешь – быстрее отмучаешься.

– Положено за полночь! – возразил эпсаар. – Тайные операции правильнее проводить, когда самый сладкий сон, – чтоб внезапно, значит… – Он вдруг осекся. – А у полиции то же правило! – прошептал он. – Нас же по одним наставлениям учили! И командиры служб чего-то не идут – а должны бы…

«Кулак» мгновенно подобрался. Прислушался – снаружи тихо гудел лагерь перед внезапной боевой тревогой, топали битюги, скрипели фургоны… Он бесшумно передвинулся к выходу, отодвинул сетку…

– Гребло! – донесся снаружи недовольный молодой голос. – Убери руки от арбалета! А то опять выстрелишь нечаянно – и мне командовать еще и армейской частью?

«Кулак» окаменел. Он даже не пошевелился, когда мимо него, сердито отдуваясь, протиснулся Бира Любей.

– Эпсаар «красная роза», секретный шифр, Дребен Хист, при исполнении, – вежливо представились из сумерек.

– Чтоб тебе в навозе утопиться, Хист! – возмутился эпсаар. – Плевал я на твою «красную розу»! Был ты подэпсара, подэпсаром останешься! Чего в армейские дела лезешь?

Невысокий полицейский внезапно объявился совсем рядом, эпсаар даже вздрогнул.

– Я не ошибся, вон там площадки в камуфляже – это тяжелое вооружение? – негромко поинтересовался он. – Ну и куда выдвигаемся? Степняки вроде не напали. И даже не подошли – мои патрули тоже за степью следят!

– У меня приказ снести деревню вместе с вами, что я могу сделать?! – так же тихо ответил эпсаар.

– Не выполнять, например. – Полицейский ненадолго задумался. – Мне солдатиков учить некогда! – решил он. – Да и не хватало еще за тебя работу делать! Так что командуй сам. Вы собрались куда-то? Ну вот и идите себе. Через Ирчу – и немножко подальше. Встанете там заслоном, всё степнякам коров воровать будет труднее… Только подальше встаньте, не занимайте поля и выпасы!

– У меня приказ подавить! – шепотом закричал эпсаар, оглядываясь на темноту. – Я же не сам по себе, я на службе! Не выполню приказ – завтра здесь другой эпсаар будет – и всё равно подавит!

– Угу? – озадачился полицейский. – Вот оно что! Ну, идем в палатку, подумаем… И скажи своему спецназу, пусть посторонится, что ли?

– Что с ребятами? – выдавил кое-как «Кулак».

– А я знаю? Спят, наверно. Мы никого не трогали.

Полицейский уселся за штабной стол, хозяйски огляделся.

– Ничего у тебя! – признал он. – Уютненько. По-домашнему.

Эпсаар нервно оглянулся на пару полицейских у выхода. Долговязый боец смутился и убрал руки от станкового арбалета.

– Ну что делать будем? – безнадежно спросил эпсаар.

– А я знаю? – пожал плечами полицейский. – Вам, вообще, что нужно? Конкретно?

– Ну… ему вот – принцессу поймать! – указал на «Кулака» эпсаар. – Мне – чтоб здесь полиция не командовала. Чтоб полиции не было даже видно!

– И в чем проблема? – не понял полицейский и устало потер виски. – Не высыпаюсь с вами, уродами! То диверсантов подсылаете, то геноцид замыслили… и вообще – дорогу на станцию перекрыли, деревенские в возмущении все! Зачем нам враги, когда имеем собственную армию? Так… принцесса сбежала, так что «Кулак» может проваливать со спокойной совестью. Это решили… А по второй позиции надо как-то договариваться!

– А теперь ваша очередь проваливать! – с надеждой предложил эпсаар.

– Ну, у нас тоже приказ, – признался полицейский.

– Что ж теперь, воевать, что ли?! – возмутился эпсаар. – При императорском дворе интриги – а вы у меня всех солдат перебьете! Они же необученные еще! Не жалко пацанов?

– Жалко! – вдруг согласился полицейский. – Так что договариваемся! А ты, «Кулак», чего молчишь?

– Да вот думаю, – медленно сказал спецназовец, – уж не из этого ли арбалета недавно…

– Дело прошлое, забыли! – поспешно сказал полицейский. – Ты, это… по существу!

– Отведи блицштурм! – пожал плечами «Кулак». – Так, недалеко отведи… распадков много, есть где укрыться. Армейские могут в степь, как и предлагал. А в деревне – нейтральная зона.

– Со свободным проходом офицеров к кабаку и на станцию! – торопливо добавил эпсаар.

– Так что вы нас не будете видеть, а мы как бы вас в упор не заметим, – подытожил спецназовец.

– А генштаб?

– А зачем сообщать подробности? Бира доложит, что, мол, в результате успешно проведенных акций устрашения отряд полиции рассеян по горной местности, преследование не представляется возможным, визуально не обнаруживается… Ты доложишь, что армейское подразделение в результате успешно проведенных акций устрашения вытеснено в степь, преследование не представляется возможным, визуально не обнаруживается. Хотя как можно не обнаружить в степи такую прорву битюгов? А, все равно поверят! Кто бы в столице чего понимал в реальной жизни…

Офицеры призадумались.

– Поправка! – сказал полицейский. – У кабака наряд полиции обязательно должен быть, иначе, сами понимаете…

Оба офицера понимающе кивнули.

– Ты свой патруль оставь! – посоветовал эпсаар. – У тебя бойцы опытные, да и солдатики их теперь побаиваются. А мы их за военную полицию считать будем.

Офицеры переглянулись – и протянули руки для скрепления договора.

– Не ожидал встретить столь разумных офицеров! – искренне сказал полицейский.

Офицеры покосились на станковый арбалет, но промолчали.

– Гребло, передай, пусть дают приказ к движению! – распорядился Хист. – Сигнальщикам – запалить факелы, обозначить проход за Ирчу! Охрану с армейских офицеров снять, колонну спецтехники – в коробочку! Командира орудийной группы – под арест! – У выхода полицейский вспомнил кое-что и обернулся: – Чтоб завтра солдат отправил, пусть нужники закопают! – строго сказал он. – А то коровы ноги на ваших ямах переломают! Да, и аэростат заберите!

И полицейские исчезли.

– Ну, кажется, легко отделались! – выдохнул эпсаар. – А Целеш мне все равно не нравился…

– Думаешь? – медленно сказал «Кулак». – Ну-ну. А охранный контур? Он же всё пишет.

– А смысл тогда докладывать, что, мол, победили всех? Если узнают все равно?

– Проживем подольше! Доклад сразу смотрят, а записи – иногда, если сомнения возникнут. Хотя… как им не возникнуть-то?

– И что теперь будет? – жалко спросил эпсаар.

– Да как обычно! – усмехнулся «Кулак». – Пришлют еще войска. А полиция – тоже… И что-то будет! А нам с тобой, Бира, пора определяться. Военные и полиция в этот раз намертво сцепились! Что-то копится в империи… нагнетается… и скоро как даст! И к этому моменту лучше бы точно знать, кто против кого – и с какой стороны ты сам… лично мне, например, понравился этот мальчик. И знаешь чем? Он бережет ребят. Значит, ежели что, и меня сбережет. А это много значит в свете предстоящего…

– Я тоже берегу! – уязвленно сказал эпсаар. – А он вообще из полиции!

– И ты бережешь, – ласково сказал спецназовец. – Вот Целеша, например…

– А он твоего бойца на станции завалил! – напомнил эпсаар. – Сам же говорил: полицейской саблей, без магии.

– Может быть, он. Скорее всего, нет. Не похоже на него… В любом случае – справедливо. И в любом случае – он мне нравится. Мы же воевали вместе! Ну и что же, что друг против друга? Хотя, конечно, вопрос остался: кто-то мне противостоит. И очень серьезный кто-то. Но вот кто? Неизвестная сила… А мне решать надо, с какой стороны свалки оказаться, чтоб ребят уберечь.

Санниэре – и пророчество

– Итак! – зловеще произнес Эл Швадесенс. – Итак… Эти присоски провинциальные тебя бросили? Значит, я сейчас поквитаюсь с тобой!

– За что? – кротко осведомился он.

– За всё! За камнем по голове! За катания в порогах еще! За… А уж как за клещей в штанах отомщу!

Он вяло передвинулся, заслонил принцессу, но даже не соизволил встать. Эльф что-то вспомнил, непроизвольно потрогал горло и призадумался.

– У меня шокер есть! – сообщил эльф наконец.

– А говорил – магия.

– Это и есть магия! Сейчас как наверну! У меня вон сколько бирюлек! Могу усыпить, а потом отпинать! Могу в гуолы обратно заковать! И отпинать! Ослепить могу запросто! А потом отпинать! Могу боли мышечные вызвать! Жуткие!

– Убить проще.

– Убить не могу, – признался эльф с сожалением. – У тебя эльфийская кровь.

– Закон запрещает?

– Нет у нас запрещающих законов! – возмутился эльф. – Захочу убить – убью! Только потом энергией сложно управлять. Эльфийская кровь убитого сопротивляется, зараза, и пакостит! Был же умник среди наших дедов, догадался, как скрестить генетику с электроникой… а то бы мы друг друга давно уже вывели, с нашей свободой…

– Долевое участие в управлении энергией – или равноправное? – поинтересовался он.

– А я знаю? – отмахнулся эльф. – Главное – у меня шокер есть! И я могу как навернуть!

– Ну и чего тебе надо?

– Кровушки принцессы! – жадно сказал Эл Швадесенс.

Надия тихо охнула и съежилась. Наверно, приснилось что-то.

– Зачем? – недоуменно спросил он.

– Проверить, действительно ли она принцесса, зачем же еще! А то что-то не похожа…

– Я принцесса! – возмутилась Надия и села, перестав притворяться. – Моя семья из высшей знати! Мы в родстве с императором! Бери кровь и проверяй! Сколько тебе? Капли достаточно?

И девушка решительно протянула руку.

– О! – деловито сказал эльф. – Такой подход мне нравится! Только не руку, а ногу. Выше колена желательно. Там вены большие, мне же не каплю, а кружку требуется…

Надия отдернула руку и нерешительно натянула юбку на обнаженные ноги. Короткую юбку на очень длинные ноги. Легкая ткань с талии поползла вниз.

– Оу! – заинтересованно прокомментировал эльф.

– А какое вам дело до императорских интриг? – недоуменно спросил он увлекшегося эльфа.

– Да плевать на императора! Мы свою принцессу ищем, из пророчества!

– Пророчество? – поразился он. – В этом мире верят в пророчества?! В то, что можно предугадать будущее?!

– Пророчество, – терпеливо, как слабоумному, разъяснил Эл. – Рока, год то есть – понимаешь? Вот. А пророчество… оно, конечно, про будущее, но… в него не верят. Его говорят – а потом исполняют, если хотят, конечно, чтоб получилось, как в пророчестве. Понятно? Пророчество – это и есть будущее. В каком-то смысле.

Эре ошалело помотал головой. Новизна концепции пророчеств сбила его с толку.

– Ну и… что исполняем-то? – только и спросил он. – У вас что, предсказано… э… предписано, что найдете некую нужную для ваших планов принцессу в лесу на водоразделе, в компании подростка?

– Да ты что несешь?! – возопил эльф негодующе. – Это же величайшее пророчество! Уникальный труд сотни ученых! Чтоб его понять, нужно… такие мозги нужны… короче, его до сих пор не поняли! Пророчества не могут быть жестко привязаны к дате или местности! Это же… понять нужно! Истолковать!

– Ну истолкуй, – великодушно предложил он эльфу. – Зачем вам нужна принцесса, представительница могущественной семьи Ир-Малх?

– Принцесса Ир-Малх нам и даром не нужна! – честно брякнул эльф. – Мы ищем свою принцессу! Эльфийскую! И не просто эльфийскую, а… как там в пророчестве… когда смешается в юном теле кровь трех великих рас, к эльфам вернется могущество былых дней!

– Я что, по-вашему, происхожу от уродских гномов?! – вспыхнула Надия.

– Да эта ерунда давно доказана! – беспечно махнул рукой эльф. – Во Флоренсо ведется учет всех бройлеров…

– Кого?!

– Бройлеров, – осторожно сказал эльф, озадаченный нестандартной реакцией прекрасной йохи. – Смешение крови трех рас дает взрыв способностей, потомок превосходит родителей по всем показателям. Вот цыплят на мясо так выращивают… трехлинейные кроссы называются… и людей… тоже…

– На мясо? – дрожащим от возмущения голосом спросила Надия.

– Нет, конечно! Хотя, согласись, у людей-бройлеров и рост, и вес, и вообще фенотип выше всяческих похвал! Да вот же перед глазами пример!

– Я не пример! – сверкнула глазами принцесса.

Эльф понятливо заткнулся.

– Ты не отвлекайся, – подбодрил Эре эльфа. – В целом про принцессу понятно. Непонятно, почему именно Надия. И для чего она эльфам.

– Ты совсем тупой? – разозлился эльф. – Принцессы нужны, чтоб становиться королевами!

– У вас же анархия! Наследственная!

– Да! И она нас задолбала! Мы за то, чтоб была королева!

– А почему Надия? – терпеливо повторил он.

– А разве тебе не хотелось бы, чтоб такая прекрасная йоха стала королевой? – удивился эльф. – Образование, манеры, опять же фенотип просто замечательный!

– Мне хотелось бы, – признал он честно.

– И мне тоже, – совершенно непроизвольно шепнула Надия.

И нерешительно вытянула стройную ножку.

Эл Швадесенс обрадованно извлек анализатор с каким-то неприятно острым щупом. И кружку. Нога красавицы опасно задрожала.

– А все ли эльфы за то, чтоб Надия стала их королевой? – скептически спросил Эре.

– Конечно, нет! – рассеянно сказал эльф, протирая бедро принцессы мягким комочком с острым запахом. – Чуть меньше половины… а остальные – за то, чтоб убить. Старое поколение не желает перемен, их можно понять…

Нога принцессы с похвальной быстротой отдернулась.

– Понять? – еле слышно повторила она. – А… как же я?

– А тебя убить, – недоуменно сказал эльф. – Я же только что сказал. Да это некритично, у нас еще больше полутора сотен подходящих кандидатур! И вообще: я же работаю на дядю, а он как раз за королеву. Пока что.

Усталость давала о себе знать всё больше. Соображалось медленно и с трудом.

– Подожди брать пробу, – пробормотал он. – Что-то не то получается. Вы же могли кровь всех подходящих проверить давным-давно. Если учет ведете.

– Не учи работать профессионалов! – возмутился эльф. – Пробы с рождения у всех берутся! Но потом случаются возрастные изменения! И у всех разные! А нам подходят только те, что произошли в местах Силы!

– Места Силы?

– Ну да. Я для чего, по-твоему, магнитосъемку здесь провожу? Места Силы тоже ведь меняются. Но ваша деревня сейчас подходит по всем показателям! Так что смелее, принцесса! Оголи для меня свои ножки – и я сделаю тебя королевой!

Надия покраснела – но выполнила требуемое, не задумавшись ни на мгновение. А зря.

– Так по положительной пробе ее сразу признают королевой? – недоверчиво уточнил он.

– Признают подходящей кандидатурой, – пробормотал эльф, настраивая анализатор. – Одной из полутора сотен. Потом еще обучение, ряд необходимых сопутствующих факторов для становления личности… пытки там точно были. И изгнание.

Нога принцессы исчезла под юбкой, а Эре пришло в голову, что эльф сознательно вот так говорит, жуть со сказкой вперемешку. Потешается над бедной девочкой, скотина. А она даже не замечает. Послушно то поднимет юбку, то опустит… м-да. Ну, эльфу положено, он молодой, гормоны плещутся. И тут, наконец, сквозь усталость до него достучалась простая и жуткая истина. Он даже подскочил, откуда только бодрость появилась. Что значит хорошенько испугаться!

– Эл, так ее же все время будут стараться убить! – рявкнул он.

– Ну и что? Будни коронованных особ, ничего сверх…

– Да я не про то! – перебил он. – А твой дядя разве этого не понимает? Почему он не связался с тобой за это время ни разу? Не поинтересовался? Не отправил подкрепление, охрану на случай успеха? У тебя дядя, случаем, не старый маразматик?

– Дядя – это так говорится, – криво улыбнулся эльф. – Я работаю. Ну… у вас ведь тоже говорят – «работать на дядю»?

Эльф выглядел смущенным. Видимо, неприятно было признаваться, что трудится за зарплату.

– Ну и какого?.. Что, твоей фирме не интересны результаты поиска? Или у менеджера отпуск?

Наконец и до эльфа дошло. Испугался он по-настоящему, до дрожи в руках. И беспомощно уставился: мол, что ж делать-то, подскажи!

Ну, эльф обратился по адресу. Повезло курносому, что встретил в горном лесу единственного в данном мире специалиста по жизни в высокотехнологичном мире. В смысле – жизни изгоя и беглеца.

– Все именное оборудование немедленно снять! – рявкнул он. – Все, даже если это трусы с дистанционным управлением! И – ходу отсюда! Надия! Радость моя, если хочешь жить – сумочку в руки и бегом вон до той вершины и даже за нее!

Девушка испуганно глянула на него, что-то поняла и подхватилась с места. То-то же. Всего ничего в бегах, но учится быстро. Взрывное развитие способностей. Как у бройлеров… м-да.

– А зачем бежать? – растерянно спросил эльф. – И куда? И зачем?!

– Видишь, где уже Надия? – ласково сказал он. – Вот она хочет жить. А ты?

Эльф торопливо сорвал с себя сбрую с гномьими бирюльками, с горестным вздохом положил сверху раковину связи и рванул следом за принцессой.

Он угрюмо посмотрел на шатер эльфа. Там, закутанный в лечебный саван, лежал в беспамятстве Дерстин. Ну, с этим ничего не поделать. Только отомстить потом, так, чтоб запомнилось на века: раненые – вне войны. Как гласят законы Аркана. Его законы.

Он догнал эльфа только у вершины. Хорошо бегают Бессмертные!

– У ваших спецслужб телепорты есть? – осведомился он.

Эльф рухнул в изнеможении рядом с прекрасной йохой, даже руки раскинул так же картинно.

– Телепорт – это что? – вяло спросил он.

– Мгновенное перемещение в пространстве.

– Так не бывает, – вздохнул эльф. – Ткань мира надо преодолеть в любом случае. А если прокалывать – получится взрыв, и ничего более. У нас пробовали некоторые… да из-за взрывов быстро вывелись.

– Да я знаю, – смутился он. – Но если у вас есть магия, почему бы не быть телепорту? Говорят, можно обойти по параллельному пространству…

– Чушь полная. Мир – музыка суперструн, и по другому пространству все равно надо будет идти!

– Это хорошо. А то бы нас сейчас накрыли…

– Не может быть, – неуверенно сказал эльф. – Бессмертные друг друга не убивают! У нас – только интриги! Ну уволят меня… да я сейчас узнаю! У нас же раковина принцессы! А у меня такой знакомый в операторах сидит! Сейчас…

– Она тоже именная, – напомнил он.

– Так у меня же допуск! – отмахнулся эльф, подкручивая настройки.

На камне перед ними затряслась фиолетово-черная голова. Эльф высокомерно скрестил руки на груди.

– Ну, ишак, что скажешь в оправдание?! – рявкнул Швадесенс прямо в фиолетовую пасть изображения. – Кто тебя с руки кормил?! Кого ты продал?! И кому?

– Эл, мы же друзья! – булькнула голова.

– Ублюдок! – отозвался Эл.

– Ага, сам бы попробовал молчать, когда к тебе заваливается экстрим форс! – огрызнулась голова.

– Экстрим форс не бывает! – заявил эльф.

– Вот сейчас сам узнаешь, как их не бывает! – злорадно пообещала голова. – Они уже подходят к вашему лагерю! Прощай, засранец! Давно мечтал сказать это хоть кому-нибудь из царского рода: Эл, ты засранец! Шуадёсэкс! Жаль, посмотреть не получится, как они тебя будут убивать! Они блокаду ставят…

И голова исчезла.

– О чем это он? – не понял эльф.

И тут внизу рвануло. Неопытный эльф сложил именное оружие в кучу. А надо было раскидать по склону…

Не сговариваясь, они подползли к гребню и осторожно выглянули. На месте лагеря клубился серый дым.

– Что это? – жалобно спросил эльф.

– Экстрим форс, очевидно, – буркнул он. – Которых не бывает. Впрочем, как и эльфов. Так. Ладно. Надия, ты все еще хочешь в королевы?

Девушка кивнула чересчур уверенно. Похоже, из-за взрыва она не совсем соображала, что творит. Он поморщился. Для принятия решения не хватало информации. Как всегда. Эльфы еще эти сбежали… на удивление удачно…

– Вставай, сийн-о! – наконец решил он. – И вперед, к вечной славе. Веди королеву на престол.

– Эре, ты меня не бросай! – испуганно сказала Надия. – Ты обещал!

– Я провожу, – со вздохом согласился он.

Эльф встал и задумчиво оглядел их. Потом протянул руку девушке:

– Примете ли вы пусть грязную, но руку эльфа царственного рода?

Но прекрасная йоха вцепилась в руку Санниэре – и, похоже, собралась не отпускать ее до конца жизни. Эльф только завистливо покачал головой.

В. Переписчиков – пророк…

На Скалки он все-таки пошел. И даже оправдание подобрал: мол, несет ответственность за класс как самый старший в нем… точнее, во всей школе… э, да что там в школе – во всем этом несуразном мире! На самом-то деле захотелось отдохнуть от бесконечных тренировок, учебы, тяжкого груза ответственности на Жери… ну и что, что Жерь Светлолиственная где-то там? Так и он там же! А устает как будто здесь! Хотя… здесь ведь тоже?

А еще подошла к нему некая девочка – не Олька, а правильная девочка! – и скромно спросила, пойдет ли он на Скалки. Как будто не слышала, как он в прошлый раз разорялся. Вот так и превращается категорическое «нет» в уверенное «да». И неважно, что он старше не только ее родителей, но и ее страны. Гормоны-то бурлят. И в результате ведет себя умудренный жизнью старик как обычный пацан. Всё понимает, всё видит, но… идет. Она же позвала!

Но коли пошел, то заодно решил и потренироваться. Провел для пробы ближнюю разведку местности с оценкой вероятного противника. Хе, да какие в этом мире противники! С саблей, и то нельзя по улице ходить. В каком мире еще такое видано было? Ну на Астуре нельзя… но там ничего нельзя, потому что сканеры! А если сканеры разбить, то сразу можно! Вот что бы здесь разбить, чтоб можно было подростку – или женщине! – носить оружие как гарантию равноправия? Несуразный какой-то мир, и реинкарнация несерьезная – смех один. Вовочка Переписькин – достойный продолжатель нукерха Кыррабалты! М-да… Неудачная реинкарнация, честно надо признать. А жить все равно приятно! Вот подошла Сашка, пролепетала пару слов – и сразу приятно! Да жить вообще приятно, если на то пошло. Ну и что, что на Жери, наверно, скоро грохнут. Зато здесь тихо, ни войны, ни распада империй – благостный мирок! Ага, про Жерь вот так же думал…

Противника нет – но когда это мешало тренировке? Так что он скользящим бегом нарезал пару кругов вокруг заветной полянки, и сразу обнаружились три рыбака на Черемшанке, у порогов – Валух с какой-то незнакомой компанией; на грунтовой дороге в лесу – грузовой мотороллер и подвыпившие придурки при нем, а у скалы «Котики» – ожидаемо кто… и ведь даже не застеснялись!

Правда, они его не заметили. И не потому, что заняты были оба, – его никто не заметил. Разведка же, пусть и тренировка.

Скользящий бег – не из самых экономичных, так что он слегка взмок. Бесстыжая Ирка глянула на него после очередного круга, тряхнула вызывающе еле заметной грудью и прокомментировала:

– Что, Вовчик, с красивыми девочками в лес идешь? Так размечтался, что даже взопрел… Не боись, Вовчик, всё тебе будет, надо только правильно попросить!

И это семиклассница. Достойная смена Ольке растет. Хотя и не такая умная.

Девчонки одинаково громко захохотали, одинаково широко раскрывая рты. А как же, специально стараются не выделяться! Уж очень неприятно оказаться вне компании. Ага, а потом мечтают, чтоб кто-нибудь заметил и оценил как личность!

Так, а пацаны опять обиделись, что все внимание девчонок, как обычно, досталось классному шуту. Сейчас надуются, будут капризничать и ожидать, что их станут уговаривать. Ну, Олеся Михеевна станет. Только они на девчонок обиделись, не на нее. Что им с учительницы? Вместе не выпьешь, в кустах не полапаешь… Так что на выходе – полное взаимонепонимание.

На заветной полянке он позволил распоряжаться учительнице – для чего-то же она с ними шла семь километров? А сам завалился на теплом склоне понежиться. Когда еще будет случай просто отдохнуть?

Олеся Михеевна зачем-то организовала игру в «Ручеек». Девчонки пожимали плечами, со скуки даже пробовали играть… Он вспомнил, каким бешеным цветным водоворотом неслась эта вообще-то взрослая игра на Эрде, вздохнул и отвернулся. Здесь традиции утеряны.

Тэк-с, результаты разведки… Ну, если бы это было на Астуре… но там лесов нет, простые детишки вкалывают вместе со взрослыми, а обеспеченные девочки прогуливаются в парках. И рыбаки там однозначно были бы из службы безопасности парка, придурки на мотороллере… теми же придурками они и были бы, только из плавней.

И служба безопасности уже вызывала бы наряд полиции. Ага, от наших рыбаков дождешься. Еще и отойдут в случае чего, чтоб случайно не стать свидетелями.

Хе, а на Жери Светлолиственной рыбаки однозначно были бы разведчиками Кыррабалты – потому что здоровый мужик сроду не возьмет удочку в руки! Удочка – детская забава, а у мужика всегда работы навалом. Так что – только разведчики. Ну, придурки на мотороллере – стопроцентно Ит-Тырки! Особенно их легиньхи похожи, когда подопьют и вырвутся из-под наблюдения старейшин. И разведчики Кыррабалты уже вызывали бы подмогу из ближайшей деревни. А то и сами бы взялись за арбалеты.

Ага, а пацаны уже ушли за Черемшанку – те, кто гордые. Типун, понятно, остался. Значит, впереди пиво, сигареты и громкий смех. А тут как раз придурки на мотороллере, очень даже подходящая компания. Бедная Олеся Михеевна. Хорошая ведь девочка. Зря он ей тогда напророчил, что прижмут в углу да стянут юбку. Он давно заметил: его пожелания сбываются. И никакой магии тут не было, а были просто законы мироздания. А он не то чтобы понимал эти законы, все-таки не бог, но… Жизнь ведь длинная, а наблюдения копятся. Кое-что спрятать невозможно. И после какой-то пары сотен лет становится очевидным, что Творец, хоть и покинул мир, а в дела вмешивается. Этакий теневой правитель – очень модная во все времена позиция. Власть имею, но ни за что ответственности не несу.

А законы мироздания… ну, тут просто. Если в мире не гоняют наглецов, то получают на выходе беспредел. Где это видано, в каком мире, чтоб Ит-Тырки держали себя хозяевами жизни?! Да на той же Жери им бы так вломили! И вламывают! Так что прижмут они Олесю Михеевну обязательно, рано или поздно. Уж очень она беззащитно выглядит. Да и симпатичненькая – а за красоту же всегда платят приставаниями.

Был, правда, в этом деле один нюанс. Получит Олеся Михеевна на орехи скорее рано, чем поздно. Как-то так получалось, что в его окружении законы мироздания исполнялись… с большей оперативностью, что ли? И он всерьез подозревал здесь ручонку Творца. Вот, мол, есть Вова – моя карающая длань! Сказал, что прижмут учительницу, – и пожалуйста, сделано! Получается, что это у Вовы дурной язык, черный глаз, а у Творца – чистые руки! Подозрение было очень даже обоснованным – ведь со святыми Творец вытворял точно так же! А их потом каменьями…

За спиной громко и сердито заговорила Сашка. Ага, до выпивки-курева дело дошло, и подружка возмущается. Но она одна против всех, а там еще Типун, подлый провокатор…

Он подобрал шишку, что полегче, и мягко кинул через плечо. Сашка резко замолчала. Зато захихикали девчонки. Иди, мол, вызывает! Сейчас просить будет!

– Ну, чего тебе? – сердито спросила Сашка, присаживаясь рядом на корягу.

Он загляделся на ее пылающее возмущением лицо. А ведь похожа. Совсем как Яха в детстве. Не лицом похожа, нос у Сашки без горбинки, и мощи в фигуре недостает – обычная такая девчонка… А вот прямота, простые и понятные принципы – совсем как у Яхи. И его так же тянет к ней.

– Ты не пей сегодня, – сказал он. – Тебе вообще нельзя пить. А станут заставлять – скажи, я запретил. А начнут смеяться – я встану и дам насмешнику по морде. Прямо по наглой типуновской морде…

– Чуть что, сразу Типун! – возмутился Серега Типунчук и спрятал бутылку. – Да это вообще не я уговаривал, а Ирка!

Володя достал платок и заботливо стер пыль с виска девочки. Опять грязной рукой волосы поправляла, замарашка. Сашка моргнула и беспомощно уставилась на него. К вниманию она не привыкла и не знала, как себя вести. И в результате – вела себя именно так, как надо. Ну, у женщин обычно так все и получается, и ничего удивительного…

– Иди лучше домой, – посоветовал он. – Я тебя провожу.

Собственно, на этом он и собирался закончить прогулку, и можно было уже уходить. И Сашка вроде была согласная. Но пришла учительница, Сашку с коряги выгнала – и все испортила. Девочка обиделась, что поломали такую доверительную близость, и отошла к подругам. Учительница обиделась, что Сашка не уступила ей место, как старшей, и долго читала ей мораль в спину. А потом обратила свое негодование на невинного как ангел Вову Переписчикова.

– Ты почему саботируешь классное мероприятие? – высказала возмущение Олеся Михеевна. – И Олю отговорил, и сам в сторонке отлеживаешься! Класс в результате неуправляемый! И вообще ты свинья!

Он в тихом недоумении уставился на прекрасную йоху… э-э-э… на юную учительницу. Да, он, разумеется, свинья, но за что конкретно?

– Прочитала я твоего Лорку! – призналась учительница. – La kasada infiel, да? Знаешь, я сначала хотела пойти к тебе домой и треснуть по башке!

Он с любопытством уставился на нее. Забавно! Вот если б так заговорила Надия, это значило бы чуть ли не объяснение в любви. Треснуть по башке – это достаточно личностно, чтобы… но вот что это означает в исполнении учительницы?

– Меня же теперь в школе дразнят! – возмутилась учительница. – Иду по коридору, а за спиной горланят: «А бедра ее метались, как пойманные форели»!

Он перевел взгляд на ее обнаженные бедра. Короткая юбка их вовсе не скрывала. А учительница еще и сидела на низкой коряге. На грязной коряге в светлой юбке. Или такая же замарашка, как Александра, или… хочет привлечь внимание? Ай да Олеся Михеевна! Может, она еще на пивко и сигареты согласится?

– Ай-ай-ай! – сказал он ошеломленно. – Так вот почему вы Сашку отогнали. Это же ревность!

Учительница жутко покраснела.

– Что, не имею права? – очень тихо, но, тем не менее, решительно спросила она. – А с кем мне еще дружить в вашем зачуханном городке? С тобой хоть поговорить можно, как с нормальным парнем. И девочки от тебя без ума почему-то! Говорят, ты каждую в классе успел… э… да!

А потом еще об этом в стихах всем рассказал! А они почему-то все равно от тебя без ума…

– Вранье, – сообщил он честно.

– Да я сама видела, как они стихи о себе записывали и на подпись тебе носили! А потом по всей школе хвастались, как ты их… это… Вот!

М-да. Ну, она смогла его озадачить, признал он с уважением. Та же Нинель Сергеевна, как ни тщилась, ничем его не проняла. Правда, она и не признавалась ему ни в чем, да еще и в короткой юбке… Ай да Олеся Михеевна! И личико такое невинное, детское, пухленькое…

– Я еще маленький, – напомнил он, хотя это было не совсем правдой.

– А как же Ромео и Джульетта? – ляпнула учительница привычный аргумент. – Во сколько лет свела с ума Ромео юная Джульетта? В тринадцать! А ему было тогда пятнадцать! Ты, знаток поэзии, разве не знаешь?

– Да, но… – растерялся он, – в этой Вероне язычества было больше, чем христианства! Они там до двух-трех лет ребенку имя не давали и возраст не считали – злых духов обманывали, придурки! А уж когда было понятно, что ребенок выживет, – тогда и начинали отсчет. Так что Джульетте было, если я правильно помню, шестнадцать, а уж Ромео… ну подумайте сами, Олеся Михеевна! Он же изгнан был за то, что на дуэли завалил взрослого мужика! Представляете, какой он сам был тогда кабан?! Ну посмотрите хотя бы на меня! Вот разве я смогу завалить старшего Типуна? Вот то-то же. А историю потом раздули и извратили, чтоб детская проституция считалась в обществе нормальным делом. Ну какая из тринадцатилетней девочки жена? Хозяйство вести не умеет. Детей воспитывать не умеет. Мужа в трудный момент не поддержит, не заменит, если тот заболеет. Только и может, что лежать в постели, да и то… Вот это и есть детская проституция. Вот посмотрите на наших девочек…

– Хорошие девочки! – с жаром сказала учительница.

– …и что они умеют в свои тринадцать? Краситься и одеваться привлекательно. Еще кокетничать. Потянет Ирка домашнее хозяйство и детей? Или, тем более, Галя? Вот то-то же. Вот для чего они пришли на Скалки? Чему учиться, в чем совершенствоваться? Вот это и есть детская проституция. Выгодно продать свое тело.

Он осекся и искоса глянул на учительницу. Для чего-то же и она явилась на природу. В светлой мини-юбке.

– Любовь в детстве бывает! – убежденно прошептала учительница. – Самая чистая, самая-самая… Уж я-то знаю…

– Да пусть бывает! – благодушно согласился он. – Только… влюбились, и что дальше? Ничего. Потому что по законам дальше следует семья – а какая семья у тринадцатилетних балбесов?

– По каким законам?!

– По законам мироздания, естественно…

– А у вас с Александрой? – уличила его учительница.

– А мы с Александрой дружим. В прямом смысле. По кустам не тискаемся, на родительских дачах не встречаемся. Так что у нас с Александрой все нормально. Я ей покровительствую, она меня поддерживает. И сейчас я бы ее взял за руку и увел отсюда, да вы помешали.

– А зачем уводить? Зачем тогда было сюда идти?

– Ну, пришла, чтоб из компании не выделяться, – вздохнул он. – Еще чтоб был повод со мной побыть. А уводить… это чтоб вот с этими не встречаться.

Он оглянулся на невнятный шум. Ага, девчонки уже сходили покурить к дороге. А там же придурки с мотороллером. Естественно, родственные души потянуло друг к другу. В результате по заветной поляне бродили с многообещающими улыбочками пьяные парни, мочились в костер, наступали на оставленную еду, крутили музыку…

– Это кто? – с ужасом спросила учительница.

– Свои, – рассеянно отозвался он, выглядывая Сашку. – Это те, с кем наши девочки будут потом жить. А что вы так испугались? Где они принцев найдут в нашей провинции? Значит, с ними и будут жить. Да не тряситесь вы так, Олеся Михеевна, не в первый же раз – наши девочки зачем, думаете, на Скалки ходят? Здесь если кому и опасно, так это вам. Да вот еще Сашке. Расслабилась девочка под моей защитой, может неправильно себя повести…

– Володя, – вдруг странным дрожащим голосом сказала юная учительница. – У тебя правда пустая обойма? Помнишь, ты тогда на меня ругался? Пустая? Жаль.

Она решительно встала и поднялась на поляну, покинув спасительный, укрывающий от ненужных взглядов склон. А он даже не сразу понял, что это она пошла защищать девчонок от шпаны. Ага, можно подумать, им защита требуется…

– А, какая лялька к нам пришла! – встретил ее восторженный рев. – Сама!

– Сакре-мёрд! – только и сказал он. – Куда?! Здесь же не Жерь!

Такая наивная самоотверженность как минимум заслуживала поддержки. Что-то надо было делать. Но что? Что может сделать подросток банде подвыпивших придурков? И закон не на его стороне. И даже саблю носить нельзя. И утеряна традиция, которая смогла бы прикрыть его. Или хотя бы ее.

Он глянул на шампуры, аккуратно лежащие на салфетке. Один из них был особенный: инструментальная сталь, влажная заточка. Совсем безоружным он все-таки не бывал никогда.

– Прощай, мирная жизнь! – тоскливо сказал он. – Привет, разборки с полицией. Неудачная реинкарнация, однозначно!

Мягким движением смел лезвие в руку – и шагнул навстречу повороту судьбы. Этому миру явно недоставало законов Аркана! Значит, будут! А вспоминать о том, какой войной и чьей кровью эти законы утверждались, пока что не хотелось…

Он мысленно посмеялся над собой. Он уже давно отметил, что судьбоносные решения принимает именно так – не думая. Что, конечно, забавно характеризовало его способность думать.


Содержание:
 0  Неудачная реинкарнация : Владимир Журавлев  1  j1.html
 2  Глава вторая в которой герой решил пожить в свое удовольствие, но – не получилось : Владимир Журавлев  3  Глава третья в которой герой только взглянул, все ли в порядке у спасенных девиц : Владимир Журавлев
 4  j4.html  5  Глава пятая в которой герой еще раз спасает девицу : Владимир Журавлев
 6  Глава шестая в которой снова приходится драться! : Владимир Журавлев  7  Глава седьмая в которой герой сталкивается с эльфами : Владимир Журавлев
 8  Глава восьмая в которой появляется одна старая знакомая : Владимир Журавлев  9  Глава девятая в которой крадут настоящую принцессу : Владимир Журавлев
 10  Глава десятая в которой герой попадает ненадолго в плен : Владимир Журавлев  11  Глава одиннадцатая в которой приходится еще раз спасать принцессу : Владимир Журавлев
 12  вы читаете: Глава двенадцатая в которой гремят взрывы : Владимир Журавлев  13  Глава тринадцатая в которой боевое столкновение выиграли коровы : Владимир Журавлев
 14  Глава четырнадцатая в которой говорится о священном писании эльфов : Владимир Журавлев  15  Глава пятнадцатая в которой выясняется, что бессмертные тоже болеют : Владимир Журавлев
 16  Глава шестнадцатая в которой принцесса и герой наконец знакомятся : Владимир Журавлев  17  Глава семнадцатая в которой появляются гномы : Владимир Журавлев
 18  Глава восемнадцатая в которой герой обретает побратимов : Владимир Журавлев  19  Словарь : Владимир Журавлев



 




sitemap