Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава третья в которой герой только взглянул, все ли в порядке у спасенных девиц : Владимир Журавлев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




Глава третья

в которой герой только взглянул, все ли в порядке у спасенных девиц

В виде исключения – просто Володя

Учитель истории в виде исключения был мужчиной – и потому себя работой не утруждал. Методическая манера его была незатейлива и эффективна: в начале урока распределить абзацы учебника по ученикам – и вперед, читайте молча. А в конце урока выслушать пересказ прочитанного, не особо вслушиваясь, – и произвольно расставить оценки. Естественно, двоечников у него не бывало. Ну, а пятерки он ставил общешкольным отличникам, чтоб не портить отчетность. Очень удобная у него была позиция, бесконфликтная. Для школы – просто бесценное качество.

– Прочитал? – скучающе спросил учитель. – Рассказывай.

Класс привычно оживился. Еще бы – Вову спросили! И сейчас он что-то ляпнет!

– Прочитал, – признался он. – Вранье.

– Да? – протянул учитель, не удивившись. – Ну, обоснуй.

– Деревни в раннее Средневековье никак не могли быть такими бедными и малолюдными, – пояснил он. – Чисто логически: новое поселение образуют кто? Переселенцы. В количестве не менее двух семей, потому что инцест и тогда был предосудителен. Деревенская семья – это муж, жена и все дети, кого она успевала родить, примерно десять-пятнадцать. Так что в следующем поколении имеем что? Сорок-пятьдесят дворов, с учетом пришлых.

А пятьдесят дворов – это, уже через поколение, двести-триста взрослых и около пятисот детей. Я бы не назвал такую деревню маленькой!

– Неверно, – поправил учитель. – А высокая детская смертность? Оставалось в живых…

– Вранье! – уверенно заявил он. – Не было смертности! С чего бы, сами подумайте! Экологически чистая разнообразная пища, труд на свежем воздухе, отсутствие бытовых ядов типа табака и крепкого спиртного – с чего бы смертность? Еще и расселялись в самые удобные для жизни места…

– Данные науки…

– Да вранье это! – завопил он. – Все Средние века люди заселяли новые и новые земли! Откуда людские ресурсы, если была смертность? А еще войны!

– Незнание правил гигиены, распространение болезней? – с улыбкой предположил учитель. – Жили в сырых землянках, надрывались на барщине…

– Не было! – покачал он головой. – Там, где я жил, – не было точно. Барщина два раза в неделю – с чего надорваться-то? Это вам не нынешние колхозы, весь сезон без выходных и до ночи! Да и с землянками вранье наглое…

В классе поднялся восторженный шум. Первая красавица класса показала ему большой палец – молодец!

Учитель в каком-то смысле был солидарен с ней. Однообразные тягучие уроки, где не повернуться, не развлечься, могли свести с ума кого угодно. Ну а данному классу неслыханно повезло, что у них есть такой клоун, как Володя.

– А где ты жил? – лениво полюбопытствовал учитель.

– Не знаю, – вдруг растерялся Володя. – Понимаете, там такое преподавали в школе! Сказки и вранье, никакой полезной информации! Прямо как здесь!

– Ну, мы-то знаем, где живем, – благодушно возразил учитель. – Знаем, где, знаем, когда…

– Точно? – не поверил он. – И что, кто-то знает, в каком году мы сейчас живем? Я имею в виду, не от выдуманной даты мифического рождения богочеловека, а по универсальному летосчислению? А то у мусульман сейчас, например, совсем другой год – а их по численности больше, чем европейцев!

Учитель принужденно улыбнулся.

– По-твоему, в Средние века жилось лучше, чем у нас сейчас! – заметил учитель, пытаясь перейти на шутки.

– Конечно! – заявил он убежденно. – Средние века – это, по сравнению с нашим временем, прогресс. Мы-то живем в рабовладении. Я запросто могу доказать – причем буду пользоваться только открытыми источниками!

– Не стоит, – сказал учитель таким странным голосом, что смех в классе сам по себе утих. – Можете собираться домой, сейчас звонок будет… а тебя, Володя, я попрошу остаться.

– История – опасная наука, – сказал учитель, когда за последним любопытным учеником закрылась дверь. – Опасная даже в наше время. Сказал что-то не так – и на тебя обратили внимание… Ты, Володя, мудро поступаешь, когда переводишь свои разговоры на пошлости да на женщин. Вот так и дальше держись. За пошлость не бьют.

– А вы? – рискнул спросить он.

– А я увлекаюсь автомобилями, – усмехнулся учитель. – Я у себя в гараже такую технику собираю! А историей я не интересуюсь. Тем более – преподаванием истории. Хотя доказать, что мы живем в рабовладении, тоже могу. Но – не советую. Бьют за такое.

– Идиотизм какой-то! – раздраженно сказал он. – Школа должна давать знания, а не ложь, ведь так?

– Так, – легко согласился учитель. – А ты где-нибудь видел… такую школу? Хотя бы в тех мирах, про которые так увлеченно… фантазируешь?

Он честно повспоминал. И молча покачал головой.

– Ну вот и беги тогда! – сказал учитель, заканчивая разговор. – В свои Средние века. И воспринимай жизнь… более реально. Договорились?

А за дверью его поджидали девчонки во главе с первой красавицей класса. Та сверкнула полными бедрами под суперкороткой формой, улыбнулась победно холеным лицом и спросила:

– Вова, тут девочкам любопытно, что такое инцест… расскажи, а?

– Ну, блин, да что за класс такой! – пробормотал он обреченно.

Однако подумал, вспомнил совет учителя – и рассказал. И даже показал на пальцах. И, довольный, побежал в свои Средние века, провожаемый восторженными ругательствами девчонок.

Эпсар умер – да здравствует эпсар

В этот раз эпсар накинул броню: не девочек собрались лапать, а ловить тех, кто умеет загонять стрелку в глазницу по самое оперение. И теперь ему было жарко. Выпитое за день просилось на волю. Он со злобой поглядывал на молодежь, болтающуюся по улице, – а их много встречалось, празднично одетых, здоровых, сытых, собирающихся в компании, шумно обсуждающих явление полиции… Ишаки, подумал он. В город бы их, на пятидесятичасовую рабочую неделю. А то расслабились в деревне чрезмерно, волю почуяли, ишаки. Папы Борза на них нет. Но будет, ох и будет! Вот с отродьем Бессмертных разобраться, потом можно и деревню в три шеренги строить, с наклоном… Налоги им ввести дополнительные, что ли? А то живут слишком хорошо: улицу плитняком замостили, заборы через раз каменные, за заборами сплошь сады, такие, что домов не видно. И притом почти не работают! Вон печи гончарные дымят, да кирпичный заводик – и всё! Покос, видите ли, только по росе хорош! Роса долой – пошли домой! Разбогатели на торговле в городе, отродья Черного Топора. Ишаки…

Заместитель суетился, исправно бежал впереди, как собачонка, показывал дорогу. Вот тут, мол, ничего не нашли, а вон там нашли того, кого грохнули не найденные вот тут… Чует, мелочь худосочная, что последний день живет? Чует! Потому и суетится, жизнь вымаливает!

Эпсар цепко оглядел лесок, где потеряли убежавших девок. Непонятно. Голый ведь лесок. Как в нем не заметить двух девок, разряженных во все цвета палитры горных мастеров? Ладно – заместитель, он придурок по определению, но третий десяток! Молодые, не обленившиеся, не обнаглевшие – да не нашли девок в самом соку?! Да таких нюхом можно брать… мужским…

На опушке бойцы нервно задергались, заозирались. Понятно. Стрелка в глаз может и косоглазие спровоцировать. Как минимум. Вот и не хочется никому идти первым. А придется, хе-хе…

– Эй, молодой! – сказал эпсар заместителю. – След бери. И – веди. Десятник! Проследи, чтоб вел куда след идет.

Бойцы облегченно посмеялись. Не им первыми идти!

Заместитель без возражений закинул саблю в верхнее крепление и мягко побежал вниз по склону. Ну-ну. Может, потому, что туда и вел след. Но скорее потому, что под уклон бежать легче.

Эпсар достал командирскую раковину, развернул проекцию местности, поискал метку… Ну-ну. Получалось, правильно бежал заместитель. Хе! А что удивительного? Девкам смерть грозит – так ведь и заместителю тоже! Вот и бегут одинаково, куда ужас ведет!

Но внутри что-то ворочалось и зудело. На самом-то деле, конечно, не зудело, а натурально орало во весь голос, но эпсар ничего не слышал сквозь жар похмелья. Может, мастерство действительно пропить невозможно. Может быть. Но вот чувство опасности, присущее любому ветерану, сквозь алкогольное отравление способно пробиться не всегда. Потому эпсар покрутил головой в поисках, на ком бы сорвать злобу, нашел, сорвал – и успокоился.

Внизу, естественно, была река. Правда, мелкая, как все горные речки в этой местности. Скорее, ручей. Кони прошли не напрягаясь. А за ручьем – крутой склон. И выходы гранитные. И чем выше – тем больше. А метка на проекции туда и указывает. Уроды! Нет чтобы вдоль ручья бежать, где полегче, вон даже и тропка набита! Нет, полезли в гору. Словно опытные бандиты. Они, ишаки, наверняка еще не раз такое сделают – и что, вот так в броне за ними и лазить? А без брони страшно. Стрелка из пружинного стреломета – она того… очень неприятна, когда меж ребер…

Это надо было обдумать. Или хотя бы остудить клокочущее нутро речной водой. Так что эпсар спешился, встал на камень… А бойцы первого десятка поперли в гору, вслед за заместителем и десятником.

Вода остудила прекрасно. Вот тут-то чувство опасности и прорвалось. И понял эпсар внезапно, что заместитель бежал без брони. И легко бежал, ишак, всех обгонял, сильно обгонял! И…

Но в этот момент на воду легла тень. Эпсар поднял голову. Перед ним стоял заместитель, внимательный и настороженный. Подобравшийся, словно кошка перед прыжком. Сделал круг, зараза, и вернулся к ручью – а десяток еще пыхтит где-то вверху…

Может, мастерство не пропьешь. Может быть. Но если стараться, как эпсар… Так что он даже саблю не успел выхватить. Получил камнем по шлему – и упал в ручей. Стремительная вода рванула тело, поднатужилась – и поволокла по камням. Заместитель даже взглядом не проводил. Понятно, что камнем сквозь полицейский шлем не убьешь. Но если не поднимать голову пяток минут из воды… А пяток минут камень гарантировал.

Заместитель ловко подхватил командирскую раковину. Полдела есть! Осталось вернуться к погоне. Его еще не хватились – потому что лазить по скалам не умеют, ишаки! Но – хватятся скоро, и лучше бы поспешить…

Однако поспешить не получилось. Он еще ногу не поставил на склон, а чувство опасности взвыло, как голодная собака. Только заместитель был непьющим, а потому всё понял правильно: мгновенно развернулся и со свистом кинул саблю в защитную позицию. И только потом поинтересовался, в чем, собственно, причина.

За спиной у него перемещалась группа воинов. Знакомые камуфляжные балахоны, сапоги горного типа, стандартное вооружение. Вроде коллеги полицейские. Но – не они. Не такие здоровые. Не настолько краснорожие. Не… Короче, иные. Ловкие, даже изящные движения, длинные светлые волосы, невозможно синие глаза у всех. Словно все – двоюродные братья. Как минимум. И еще особенность – все пятеро без брони.

– Он убил эпсара, – констатировал один.

– Может, он сам теперь эпсар? – задумчиво предположил другой.

– А что, у них принято убивать эпсаров? – с любопытством встрял третий.

– А давайте и его убьем, раз он новый эпсар! – радостно предложил четвертый.

– Не спешите, братья, вдруг у них больше нет эпсаров, а мы же эпсара ищем, – благоразумно предложил пятый.

И всё это – на одном дыхании. И всё это – в непрерывном движении всех пятерых, в любопытном заглядывании во все места, в мгновенных переменах настроения… Заместитель похолодел. Угораздило же его столкнуться с боевой звездой Бессмертных, да еще в момент преступления! Говорила маменька не ходить в полицейскую школу – не послушался, придурок, а теперь поздно…

Дико зашумели кусты на склоне, и к речке свалился потный первый десятник. Как некстати-то…

Эльф развернулся в одно змеиное текучее движение – треньк! На груди десятника расцвела розовая вспышка.

– В броне! – констатировал стрелок.

– А жаль! – откровенно признал второй.

– А давайте ему в глаз засадим, там брони нет!

– А давайте убьем эпсара, у него нигде брони нет!

– Но сначала спросим, мы же спросить шли!

Заместитель с удовольствием понаблюдал, как десятник вертит головой и тихо хрипит. Так ему и надо, ишаку!

– Иди отсюда! – посоветовал эльф первому десятнику. – Бойцов верни.

Десятник что-то понял своим звериным чутьем и рванул обратно по склону.

– Он не отдал честь новому эпсару!

– Может, он не знал, что вот это – новый эпсар?

– Тогда это был плохой десятник!

– А давайте убьем эпсара – почему у него такие плохие десятники?!

– Но мы же шли сюда спросить эпсара… хотя…

– Стоп! – сказал обмирающий от страха эпсар.

И случилось чудо – эльфы «стопнули».

– Я новый эпсар, – представился заместитель по возможности твердо. – О чем вы должны меня спросить? Я с удовольствием отвечу на любые вопросы! То есть… на какие смогу!

– Есть вопрос, – благодушно признал эльф. – Что вы тут делаете, в нашем лесу?

– По плану розыскных мероприятий ведем преследование по горячим следам группы вероятных преступников с целью их ареста! – четко отрапортовал новый эпсар.

– Он нам не отвечает, пользуясь способом недостаточности информации! – капризно заявил другой эльф.

– Может, его так отвечать учили в полицейской школе?

– А давайте его грохнем, чтоб не учился всяким гадостям!

– Но нам же нужен ответ? Или уже нет?..

– Надия-ан-Тхемало! – отчаянно крикнул новый эпсар. – Она сбежала от прежнего эпсара, и мы ее ловим!

– И не поймали? – весело изумился один эльф.

– Наверно, не умеют? – предположил второй.

– А на что нам эпсар, который ловить не умеет?

– А давайте его за это грохнем!

– Может, его плохо учили?

– Мы хорошо ловим! – шепотом возразил до смерти перепуганный эпсар. – Но они убегают лучше, чем мы их ловим!

Эльфы разом замолчали.

– Не поняли, объясни! – потребовал эльф, непонятно, первый или пятый.

Новорожденный эпсар мысленно проклял тот день, когда поступил в полицейскую школу. Он рассказал все, что случилось за день, – и уложился в минуту.

– Хорошо докладывает, наверно, в школе отличником был! – восхитился один эльф.

– Вот и шел бы в сказители! – желчно отозвался другой.

– А то он про нас вот так же коротко расскажет!

– Надо его грохнуть, чтоб не рассказал!

– Да, надо бы…

«Боже! – мысленно взмолился эпсар. – За что ты меня так, а? Урод ты, а не боже, репей в ишачьей заднице!.. Разве я не почитал твои заветы?! Защити меня благотворной десницей, оборони и помилуй, Пресветлый, да вернутся твои милости в наш дольний мир… Почто ж ты создал отродья больного разума, этих бешеных эльфов, чтоб им их бессмертие через задницу повылазило!»

– Смотрите, молится! – уважительно отметил эльф.

– Бога, наверно, очень почитает…

– А бог про нас упоминал?

– Да откуда б ему про нас знать? Он же ушел давно, бог этот…

– Тогда надо грохнуть эпсара, чтоб не молился кому попало!

– Я готов молиться вам! – быстро сообщил эпсар, теряя всякую надежду на выживание.

– Смотрите, какой умный! – удивился один эльф.

– Может, поймет, что мы ему скажем?

– О, братья, уже пять поводов набралось его грохнуть! А мы же на пять и договаривались!

– Да? И снова искать эпсаров по лесам? А вдруг не найдем?

– Чтоб эльфы, да кого-то не нашли в своем лесу?

Со склона, гремя броней, спустились бойцы первого десятка. Новорожденный эпсар тоскливо поглядел на них и отвернулся. Против магии эльфов его бойцам не выстоять. Они даже против двух девок не выстояли. Двух девок и пацана, если быть точным. Но пацан – так, прыщ какой-то, берхь сопливый…

– Что-то эпсар не командует ничего! – подметил эльф.

– А может, он не настоящий эпсар?

– А давайте грохнем самозванца!

– Может, он просто не успел еще?

– Надо же, какие медлительные у нас эпсары!

– Десятник, отвести бойцов к месту общей дислокации, – устало сказал новый эпсар.

За последние пять минут случилось столько всего, что он просто устал бояться. И если б десятник не подчинился – зарубил бы его на месте без всяких сомнений. Но десятник подчинился моментально. И его бойцы – тоже. Почуяли, ишаки, что за ветер дует…

– Надию не ищи, – доверительно сказал эльф. – Она – дева Бессмертных. Кому она может принадлежать – только мы решаем. Вот это мы и спешили сказать эпсару. Вот и сказали. Понял?

Эпсар исступленно закивал. Да, он всё понял. Ну, почти всё.

– А вторую? – уточнил он. – С ней что? И еще с ними берхь какой-то был…

– У него, наверно, слух плохой? – предположил эльф задумчиво.

– У него мышление плохое! – возмутился другой.

– Братья, это уже седьмой повод! Я еле сдерживаюсь!

– А зачем сдерживаешься? Это же вредно для здоровья!

– Ребята, я все понял, – сказал эпсар обреченно. – Вы меня всё равно грохнете. Только это вам не поможет. У местного тхемало, где жила Надия, долгов по налогам на два повешения. Вместе с семьей. Таковы имперские законы. А у нас еще и особое предписание: не жалеть и не щадить. Семья Надии в опале. И даже если вы меня пощадите, я не смогу ее все время охранять. Предписание есть, значит, придут другие. Никто же не знает в полиции, что она – дева Бессмертных. Ведь никто не знает? Вы почему-то такое не оглашаете.

– О! – сказал один эльф.

– О! – сказал другой не менее озадаченно.

И все они задумались.

– Ну, ты же на весь мир не орешь, что по девкам ходишь! – рассеянно заявил наконец один. – Вот и мы – не орем.

– Но мы Надию все время защищать не можем!

– Есть у нас и другие дела, поважнее!

– И эпсар не может, он же на службе!

– А кто может?

Эльфы всерьез озадачились. Почти на минуту.

– А кто ее в этот раз защитил? – вдруг спросил один эльф.

– Ведь кто-то же ее перетащил через стену?

– И он же увел в скалы!

– Грохнуть его, чтоб не уводил деву Бессмертных?

– Или заставить охранять – пусть подольше помучается!

Эльфы разом повеселели.

– Найди того, кто спас Надию! – хлопнул эпсара по плечу фамильярный эльф.

– Скажи ему, чтоб охранял деву Бессмертных! – радостно добавил другой.

– Чтоб именно охранял, а не…

– А то убьем!

– И передай ему командирскую раковину!

– А мы пойдем в деревню!

– У нас там дела!

– Да у нас везде дела, где красивые девки!..

Эльфы оживленной гурьбой пошли в лес, но один задержался.

– Вот переговорная раковина, – строго сказал он. – Передай телохранителю девы – и научи обращению с ней. И с девой, и с раковиной, я имею в виду. Вот тебе самоцветов немножко – долги тхемало заплати, раз таков имперский закон. Выбери нового первого десятника – чтоб тебя слушался, но чтоб был умный.

– А этот?

– А этот помрет завтра! – беспечно сказал эльф. – Я же его стрелой!

– Но у него броня…

– У меня стрелы особые, – сказал эльф. – С кумулятивным принципом действия. Вспышку видел? Толчок энергии ему все внутри должен повредить, даже сквозь броню. Короче, это такая эльфийская магия!

– Если толчок – тогда ничего с этим боровом не сделается, – уверенно сказал эпсар. – У него на пузе столько жира – никаким толчком не пронять.

– Тогда добей сам, – сказал эльф равнодушно. – Нового десятника выбери не жирного. На всякий случай. И тренируй чаще, чтоб не зарастал. Всё, пока. Меня девки в деревне ждут.

Эльф удалился бесшумно, как и полагается этому проклятому племени. А эпсар рухнул без сил, где стоял. Он пережил этот день! Правда, непонятно, как, где и кого искать. А найти придется. Эльфы – они ведь и вернуться могут. Девки-то в деревне красивые. И много их, за один раз всех не перепробуют.

Эре – друг, Эре – враг

Утро наступило, а ничего не произошло. Он даже огорчился. Ну и где полицейские? Они что, по горкам десяток километров пройти не способны? Ну… эти, может, и не способны. Что, и родня Надии тоже? Те самые эльфы, существование которых противоречит законам мироздания? А может, никто просто не знает, где их искать? Да ну! Когда ночью Надия переговаривалась со своей родней, он внимательно наблюдал. И пришел к выводу, что раковина – достаточно сложное полифункциональное устройство. А где вы видели переговорник без встроенного маячка? Разве что в Средневековье. Но там самих переговорников не было.

Он еще раз взглянул на раковину, на Надию… Как она все же умело обращается с прибором! Провалиться на месте, если вот это – не посттехнический мир! Надо же, а пока жил в деревне, не замечал. А когда прошлый раз здесь жил, еще больше не замечал! Ну и как такое возможно?! Надия говорит, она всё это преподавала в школе. Да только кто ж ее слушал…

Он честно попытался вспомнить учебу. Для этого пришлось уйти в глубокий транс. Йогины, конечно, уроды все, и бить их надо при каждой встрече, но психотехники у них достаточно эффективные…

Но и фирменные психотехники не очень-то помогали. Вот классная комната, залитая светом… «Три кита, три великих народа держат на спинах наш мир…» Это Надия диктует нечто вроде конспекта, потому что книжек в ее учильне, естественно, нет никаких. Какие пухлые мягкие губы, карие глаза под задорной челкой светятся смехом и любопытством… блин, отсечь наводки… «…в горных долинах, сокрыты от взоров – дети лесов, синеглазые эльфы, вечно живущий народ… людям дары их – искусства и магия: песни и танцы, и сказки, и музыка…» – а рубашка учительницы просвечивает на солнце, и при каждом повороте качается упругая теплая тяжесть – а плечи так беззащитно хрупки… блин, да отсечь же наводки!.. «…в недрах земных – крепкоплечие гномы, горные все мастера…» – а вот это как – это Толкиен? Или местные выдумки?.. а вместо юбки у прекрасной йохи на этот раз просто длинный платок, туго обернутый вокруг бедер – и, если слегка дернуть вон там, он сразу упадет!.. Да ему и падать незачем, такой тонкий, что… блин!!! Да на фиг такой транс!

Интересно, подумал он угрюмо, все подростки страдают от гормональных бурь – или только ему досталось такое мучение? Думать же невозможно, когда женщина рядом!

– Эре! – насмешливо пропел грудной голос.

– Не отвлекай, он думает! – тут же прошипела Яха.

Хорошая она девочка, эта Яха, вон, даже заботится – а еще вчера гонялась с кулаками. Отходчивая. Чем и будут пользоваться всю ее несчастную жизнь.

– А что думать? В усадьбу пора возвращаться! Отец сказал – он всё порешает, как надо!

– Ага, а там полицейские… и эпсар этот безумный…

– Мой отец им всем головы пооткручивает!

Пора было вмешиваться. А то предприимчивая полуэльфийка сейчас уговорит Яху, и тогда они на него накинутся вдвоем.

– Надия-ир-Малх! – со скрытой насмешкой сказал он, да так, что девушка тут же самолюбиво вскинулась. – Что же твой могущественный отец не явился за тобой?

– Да… ему сейчас некогда, – легко заявила девушка. – Но он сказал – можно возвращаться в поместье! Эре, что я хотела сказать… ты ведь жизнь мне спас, получается… проводи нас, а? Ты же все равно в деревню пойдешь.

Он с изумлением воззрился на нее. Вот чего он никогда не понимал: как можно, признав себя перед кем-то в долгу, в виде оплаты-поощрения предъявлять следующую просьбу? Воистину женщины всех мужчин считают за идиотов! Хотя… если женщина красива, вот как Надия…

– Без охраны – опасно, – все же возразил он. – Убит полицейский. Скажут – это мы сделали. Если кто-то у них со скалы сорвался, когда за нами гонялись, – тоже на нас свалят, чтоб самим не отвечать. Для полицейских мы преступники. Нас поймают и убьют. А потом извинятся перед кем-нибудь.

– Не посмеют! Мой отец – эльф царственного рода!

– Йоха! – сказал он ласково. – Моя прелестная нежная йоха! Эльфов – не бывает. Бывают подлые мужчины, которые наврут что угодно, чтоб залезть под юбку прекрасной женщине. А я уверен, твоя мать была прекраснейшей женщиной…

Яха невольно кивнула, соглашаясь. Да, такое вполне могло быть. Подлых мужчин видели все – а кто видел эльфов?

– Да с чего ты взял, что эльфов не бывает?! – возопила Надия, забыв всякое воспитание. – С чего?!

Он полюбовался прекрасной в гневе девушкой и взялся объяснять.

– Вот ты – полуэльфийка, – сказал он. – Пусть даже квартеронка. Получается, твои якобы эльфы могут скрещиваться с людьми? Непонятно? Ну, эльфы-мужчины, по-твоему, легко покрывают женщин-людей, и у последних бывает потомство, вот ты, например?

– Ну… – промямлила шокированная квартеронка.

– Ого! – дошло наконец до простодушной Яхи.

– Но так не может быть по законам мироздания! – продолжил он, воодушевленный эффектом. – Эльфы же по определению бессмертны, следовательно, у них другая биохимия, и получается, что огромные области генома эльфа и генома человека не совпадают! Бессмертие – непростая штука! Непонятно? Ну нельзя же получить потомство от зайца и орлицы! Потому что они очень разные!

– О! – сказала несчастная квартеронка, начиная сомневаться в собственной реальности.

– Поняла! – обрадованно сказала Яха. – Эре, ты дурачок! А как же лошадь и осел? У них бывают дети, я сама видела!

– Да, но лошади и ослы очень близки по геному! – запальчиво возразил он. – И все равно их потомство нежизнеспособно! То есть мулы же не могут размножаться! Хотя… Надия, ты что, мул, что ли?

Он получил взгляд девушки и подавился очередным сравнением. И Яха растерянно прикусила палец. М-да. Кажется, немножко заговорились…

– Я – не мул! – отчеканила прекрасная йоха. – А вот ты – осел!

Она резко развернулась – только взметнулась вихрем бархатная юбка – и зашагала туда, откуда они вчера, по ее мнению, пришли. Яха укоризненно глянула на него и поспешила за разгневанной госпожой, только по дороге заскочила в будинок за своей сумкой.

Он с интересом понаблюдал, как девушки совещаются и размахивают руками, определяя возможное направление к деревне. Получалось у них… разнообразно. Потом до них дошло, что некому больше перетаскивать их через скалы, а сами они никогда не переберутся. Естественно, это не охладило их пыла. После долгих споров они все же приняли решение и уверенно отправились вниз по течению реки. И даже не оглянулись на прощание.

Он озадаченно проводил их взглядом. Он-то планировал дальнейший путь совсем иначе. Отсюда, из лесного убежища, было не так уж далеко до дороги в город. Ну, для него недалеко. Относительно. Зато таким образом оставалась в стороне деревня с неприятными полицейскими. Но вот девушек, оказывается, именно туда и тянет. М-да…

Что ж, решение не из худших, признал он. Действительно, если следовать течению, можно дойти до места, где река впадает в более полноводную Ирчу, на берегу которой, собственно, и расположена искомая деревня. Правда, ниже по течению в одном месте скалы сходятся к воде, и прохода нет. Но можно пройти по воде, если не испугаться, там всего по пояс… Ага, и бешеное течение… А потом еще сообразить, в какую сторону по Ирче двигаться, – и по пути как-то перейти еще один приток, который вверху – просто ручей, зато в устье – о-го-го! Перейдут? Ну… Очевидно, да. И так же очевидно попадут в лапы полиции, очень уж там место удобное для перехвата… Но они сами выбрали свой путь? Несомненно, сами! Так что им – туда, а ему следует посидеть да подумать, как жить дальше.

Но думалось почему-то плохо. Он недовольно поерзал, похмурился… Что-то давило, вызывало беспокойство, как будто он ошибся… Ну, понятно, совесть мучает, что бросил девчонок одних против всего мира, – но вот что еще, кроме совести? Да и совесть трепыхалась не очень сильно: в конце концов, он-то планировал отсюда двигать в город, а девкам вот захотелось назад в деревню, так что не по пути… Он облегченно усмехнулся и успокоился – потому что наконец понял, что его мучило. Несоответствие. Не должна была Надия рваться в деревню! Это психологически невозможно! Наоборот, сознательно и подсознательно йоха должна была изо всех сил стремиться прочь от того места, где ее чуть не убили, где у нее никакой защиты, где всё может повториться в любой момент… подальше от деревни и поближе к родне! Пусть не в столицу. Есть же у нее наверняка и в провинциях родня! Тетка какая-нибудь троюродная, у которой можно мышкой пересидеть опальные времена… Значит, что-то из рассказанного девушкой было очень убедительным враньем. Скорее всего – все. И есть долг, который тащит Надию-ир-Малх обратно, к опасностям и смерти, невзирая на ужас в ее глазах. Ну и что такого в этой деревне, ради чего принцесса готова рискнуть жизнью и честью? Нет информации…

Он вскочил и заходил в возбуждении перед деревом у входа в будинок.

– Меня ни о чем никто не просил! – наконец с фальшивой радостью сообщил он дереву. – Ну и что, что все предыдущие жизни я бился за справедливость? Пусть даже это было смыслом моего существования. Да и на Жери все детство вбил в восстановление боевых навыков – кстати, для того же дела! Но меня ни о чем не попросили, и я спокойно сваливаю в город и живу там счастливо до конца своих дней! Каково, а?!

Он злобно уставился на дерево, как будто ожидая ответа или хотя бы замечания. Естественно, не дождался.

– А вот еще неплохой вариант! – саркастически заявил он. – Я поставил на колени империю, чтоб добиться вольностей для деревни, я вырезал всю высшую знать за зверства против народа, мои отряды намертво вбили в каждую башку мысль, что крепи Черного Топора неподсудны империи! Мы все полегли в этой проклятой войне, наконец, чтоб наши потомки жили на своей земле в радости! И теперь я спокойно могу повернуться спиной к полицейским, насилующим в деревне беззащитную девушку, и свалить в город за легкой и беззаботной жизнью, потому что я, видите ли, устал воевать! Нет, замечательно, просто замечательно! Вот так и надо поступать!

Он пнул неповинный ствол и обиженно отвернулся.

– А что я скажу, с другой стороны? – угрюмо спросил он. – Привет, вот он я, ваш герой? А меня звал туда кто? Меня, наоборот, выгнали, если кто забыл! Это я для себя – герой, а для прочих – бесполезный берхь! Я, видите ли, ни к какому труду не приспособлен!

Дротик, вырванный мгновенно из обоймы, с сухим щелчком впился в дерево, именно туда, куда и был нацелен. Может, к труду он и не был приспособлен. Зато убить мог всех – и тех, кто приспособлен, и кто случайно рядом оказался, и еще кучу народу в придачу! Было бы за что.

Он привел в порядок будинок – в смысле, убрал с глаз подальше полицейскую пику. Закинул на плечо сумку.

– Я только спрошу отца, что за фигня с деревенскими вольностями! – виновато сказал он сам себе. – Он же деревенский священник? Вот пусть ответит! Да еще гляну, в порядке ли Надия. Да заберу Яху с собой. Все же я на ней спал. А без меня она пропадет. А жалко, хорошая ведь девочка…


Содержание:
 0  Неудачная реинкарнация : Владимир Журавлев  1  j1.html
 2  Глава вторая в которой герой решил пожить в свое удовольствие, но – не получилось : Владимир Журавлев  3  вы читаете: Глава третья в которой герой только взглянул, все ли в порядке у спасенных девиц : Владимир Журавлев
 4  j4.html  5  Глава пятая в которой герой еще раз спасает девицу : Владимир Журавлев
 6  Глава шестая в которой снова приходится драться! : Владимир Журавлев  7  Глава седьмая в которой герой сталкивается с эльфами : Владимир Журавлев
 8  Глава восьмая в которой появляется одна старая знакомая : Владимир Журавлев  9  Глава девятая в которой крадут настоящую принцессу : Владимир Журавлев
 10  Глава десятая в которой герой попадает ненадолго в плен : Владимир Журавлев  11  Глава одиннадцатая в которой приходится еще раз спасать принцессу : Владимир Журавлев
 12  Глава двенадцатая в которой гремят взрывы : Владимир Журавлев  13  Глава тринадцатая в которой боевое столкновение выиграли коровы : Владимир Журавлев
 14  Глава четырнадцатая в которой говорится о священном писании эльфов : Владимир Журавлев  15  Глава пятнадцатая в которой выясняется, что бессмертные тоже болеют : Владимир Журавлев
 16  Глава шестнадцатая в которой принцесса и герой наконец знакомятся : Владимир Журавлев  17  Глава семнадцатая в которой появляются гномы : Владимир Журавлев
 18  Глава восемнадцатая в которой герой обретает побратимов : Владимир Журавлев  19  Словарь : Владимир Журавлев



 




sitemap