Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 7 ЭТОТ ГОРОД СКОЛЬЗИТ И МЕНЯЕТ НАЗВАНЬЯ… : Евгений Журавлев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42

вы читаете книгу




Глава 7

«ЭТОТ ГОРОД СКОЛЬЗИТ И МЕНЯЕТ НАЗВАНЬЯ…»

Небесное тело просачивалось из небесной прорухи подобно капле воды в проржавевшей водопроводной системе.

Вместе с набуханием устрашающего объекта у народа набухала мысль о панике. Сама паника отрешенно ждала первого выплеска эмоций. В преддверии паники люди буднично обсуждали, что бы это могло быть. Абсолютное большинство склонялось к мнению, что это и есть пресловутый медный таз, которым рано или поздно всех накрывает. На худой конец, очень большой и нецензурный субъект гинекологии.

Единственными, кто не поддался всеобщему гипнотическому остолбенению, стали «зелтолицые целовецьки» из картафановского отделения Цяйна-тауна. Как известно, самый главный Цяйна-таун находился где-то у «церта на кулицьках», однако ходоки оттуда уже добрались до любого хотя бы мало-мальски населенного пункта земного шара. Бродя по миру, они навяливают всем «зелто-зеленый цяй без сахара» (благодаря каковому, собственно, и выглядят зелтолицыми), ну и прочие сопутствующие товары.

Так вот, картафановские ходи при виде небесного подарочка немедленно вспомнили ужаснейшую страшилку своей родины и единогласно проголосовали за то, что на них падает мифическая «БээРБеска» – Больсая Резиновая Бомбоцька. Они живенько построились в походный порядок, пропустили вперед запевалу-забойщика и снялись с места. Уходя, «целовецьки» тонкими голосишками затянули песню отчаянных «собацек-партизан»:


А Белла чао,
Мы чау-чау,
Мыча уча-уча-уча-уча-уча-учачау…

Отголоски марша не успели смолкнуть за горизонтом, а падающий объект приблизился настолько, что уже можно было рассмотреть его очертания. Народ на Копчике заахал в едином порыве.

– Не может быть! Откройте мне веки, – осипшим от изумления голосом выговорил Илья, тщетно пытаясь протереть глаза.

Опровергая его сомнения, сначала еле слышно, затем все громче и громче навстречу объекту понеслись приветственные слова:


Здравствуй, здравствуй, наш ласковый Миша,
Ты вернулся из сказочных мест!

– Неужели это не бред и не массовая галлюцинация? Неужели это он?!

Тысячи людей задавались подобным вопросом и сами себе отвечали:

– Да, это он, это он, олимпийский эталон!

После долгого блуждания во вселенной на родную землю возвращался легендарный герой Олимпиады-80, ее символ Олимпийский Мишка. Он опускался так же, как и отправлялся в историческое путешествие – с поднятыми лапами.

Огромная и важная, но улыбчивая фигура местом приземления выбрала почему-то стоянку джипов. Хозяева и водители едва успели отскочить, когда надувная бестия вошла в контакт с лакированными кузовами. Надувная-то она, конечно, надувная, да ведь и инерцию никто не отменял. Скрежетало мнущееся железо, крошились стекла, лопались шины, гудели клаксоны. Проминалась гигантская коричневая попа прорезиненного зверька.

Бесконечно так продолжаться не могло. Настал момент, когда, оглушительно бумкнув, Мишка взорвался. С последним духом олимпийский эталон исторгнул из себя великое множество пестрых предметов. На мгновение они зависли в воздухе и стремительным градом обрушились на головы кричащих от удивления и радости картафановцев.

Ну кто бы мог подумать, что Мишкино нутро заполнено плюшевыми Чебурашками самых разнообразных расцветок!

Воистину невозможно описать то цунами эмоций, ту ниагару ликования, которая выплеснулась в мир буквально всеми присутствующими от мала до велика, вне зависимости от пола, статуса, мировоззрения, профессии и конфессии. Отметим лишь, что даже по заскорузлой щеке заслуженного казначейского хорька Августина Дерябныча торжественно прокатилась радужная слезинка счастья. Подсвинок Накладныч рыдал взахлеб.

Это да, это впечатляло!

Без умиления нельзя было смотреть и на вселенского дружбанолога. Своего Чебурашку Геннадий держал бережней, чем кормящая мать держит младенца. С блаженной улыбкой он что-то втолковывал в плюшевые уши, обводя окружающих безумно-восторженным взглядом.

Ух Ё с некоторой брюзгливостью взирал на повальное впадание в детство.

– Если это ваших рук дело, считайте, что я вам мысленно аплодирую, молодые люди. Олимпийский Мишка, Чебурашка – персонажи, безусловно, позитивные, а позитив мною всегда приветствовался. Но где креатив, я вас спрашиваю? В чем созидательный импульс вашей акции? В том, чтобы разбить машины? Детский сад, честное слово!

– Верите ли, господин Стрёмщик, случайное совпадение, – сказал Алексей. – Разорвись моя попа, если не спонтанно получилось…

«Спонтанно, спонтанно, непременно спонтанно!» – с опереточной интонацией протелепатировала Фенечка.

– Да пусть там у вас рвется что угодно, ваши проблемы. Но посмотрите, чего вы натворили и помимо этого разбоя! Скольких уважаемых господ подвели под монастырь. А ради чего? Цель-то какая? Побезобразничать захотелось? Погулять? Показать бесшабашную русскую удаль?

– С безработицей побороться, – сказал Попов.

– Да заодно и с Мировым Злом, – добавил Никита. – Одного поля ягодицы.

– Эх вы, Аники-воины! Послушайте опытного человека. Нельзя бороться с Мировым Злом, как бы вы его ни понимали, не сея по дороге зло маленькое.

– Так ведь выбор-то несложен, – встрял молчавший доселе Муромский. – Надо из двух зол выбирать доброе.

– И вообще, нам вашего Дела не надо, работу давай! – поддакнул Попов.

Ух Ё потер переносицу.

– Дурацкий у нас с вами разговор получается. Не пойму, то ли вы кривляетесь, то ли и впрямь такие блаженненькие. Ну да и черт с вами! Уверен, жизнь еще покажет, кто из нас прав. А теперь знаете что… Раз уж так у вас свербит, то валяйте работайте. Липовые ваши звания и должности, конечно, будут аннулированы. Но в остальном – никаких ограничений. За исключением статей УК. Изобретайте, нокаутируйте, препарируйте… Считайте, что я дал вам карт-бланш.

– И карточный домик в придачу, – буркнул Илья. – С чего такая щедрость? По шапке за самоуправство не получите?

– Вряд ли. Вердикт по вашему вопросу вынесен давно. Просто не нашлось случая ознакомить вас с ним.

– Лукавите, Ухват Ёдрёнович! Ну да ладно, и на том спасибо. Что, мужики, пошли работать, что ли? Эх, прокачу!

Илья гостеприимно раскрыл дверцы любимой «окушки». И остолбенел.

Алексей с Никитой, предчувствуя неладное, бросились к нему. Бывшая чудо-машина внутри выглядела теперь вполне обыкновенно. Соразмерно габаритам и соответственно классу.

– Феня, Фенечка! – позвали берегиню друзья, но та не отвечала.

Пребывая в заторможенном состоянии, чудо-богатыри стали загружаться в салон. Отрешенного инопланетянина Дредд на руках водрузил на переднее сиденье. Арапка привычно угнездился в ременное гнездышко под зеркалом заднего вида.

«Ока» плавно набирала ход, проезжая мимо нескончаемой шеренги хороших людей.

Отдавали честь вытянувшиеся во фрунт впукковцы во главе с бесшабашным, но строгим Ванятой. Стояла по стойке «смирно» вымуштрованная дружина Полковника Швепса. Приветливо вздымали ударные конечности будущие чемпионы из волейбольной команды Нинели Виленовны. Поднятыми вверх сжатыми кулаками салютовали люди-акулы: Рот Фронт! Улыбались Тоня с Пафнутием и густо покрасневшие Иван да Инга. Махали мануфактурной продукцией Юльша и Польша, обзаведшиеся Лешкиным номерком телефона. Махали все.

Потому что сами оставались на Копчике, чтобы продлить эмоциональную эйфорию до вечера; потому что не зря ведь перлись сюда с ранья, забыв про хлеб наш насущный, который дашь нам днесь; потому что знали: вечером в лучших традициях городских празднеств состоится концерт с фейерверком – чтобы «видели ночь, гуляли всю ночь до утра…».


Те, кто нечаянно способствовал рождению внепланового праздника для славных жителей Картафанова, катились потихоньку по местам недавних сражений. Мимо Черемухи, откуда доносились мощные песнопения спасенных от умыкания в консервные банки «la tsareven». Мимо заветного лесочка с будущими – в скором времени – рыжиковыми полянами навсегда. Мимо озера Пятак, сияющего благодаря невесть какой аномалии первозданной чистотой.

Здесь, около своротка на озеро, очнулся HomoReptyliaexPersei. Нетвердым голосом он произнес:

– Дорогие землянки ящерки! Наступили часики для моего камбэка нахт малая звездная родинка…

– Что так вдруг-то? – в расстроенных чувствах вскричали все разом, а Илья резко осадил «Оку».

– Да-да, пришло в меня пробуждение, что свою миссис я прикончил. Или мисс?

– Миссию, – поправили его по инерции.

– Во-во! Теперь я с конца на конец убедился, что Главный Дружбан Чебурашка существует. – Геннадий ласково погладил плюшевую фигурку. – И он не одинственный, в натурале. Его много быть в вашем Картофелеве. А частичка самого главного из Чебурашек сидит почтительно в каждой милой ящерке на всех планетах всех звезд. Это такая добрая звездная пользень… болезнь, да.

– Ну какая же это болезнь, братец? Самая пользень и есть!

Под профессорские откровения друзья добрались до места первого контакта с персеанской цивилизацией. Всем хотелось сказать какие-нибудь теплые слова, но душили слезы. И скупые мужские и обильные амулетские: Арапка снова устроил в салоне ватер-кондишн, залив соленой влагой все ветровое стекло. И где только успел жидкости насосаться?

– Генаша, – собрался-таки с духом стойкий, хоть и не оловянный солдатик Добрынин, – ты это… передавай привет тамошним человекам, что ли. Поцелуй от всех нас этих твоих краснозадых бестий с Лямбды Скота. Чешуйки им пощекочи…

– А может, тебе презент какой-нибудь сделать на прощанье? – предложил Муромский.

– Ничего на свете лучше нету, чем такой-растакой брезент! – Геннадий побаюкал Чебурашку. Вдруг его глазки мечтательно сощурились, и он с робкой надеждой попросил: – Разве что, язви тебя в тушу, не найдется ли граммулечки посоху в посоховнице… То есть порошка на дорожку?

– На посошок? Рассолу?

– Йес, йес, натюрлих! – возбужденно вскричал потенциальный рассологолик.

– Для тебя, милый ящерка, всенепременно отыщем.

Илья пошарил в багажнике и выудил трехлитровую коробку знаменитого капустно-огуречного сока а-ля натюрель картафановского разлива.

– Держи, брат, да смотри за рулем много не пей! – напутствовал он.

– Мой аппарат имеет автопилотку, – хвастливо заявил звездоплаватель.

Обнялись.

Профессор сноровисто проделал манипуляции со своим аппаратом, сделал книксен, опираясь на хвост, и с прижатыми к груди дарами был, чертяка, таков. Опознанный летающий объект мигнул огнями, мелодично присвистнул соплами и растаял в тета-пространстве.


«Ока» с тремя оставшимися «ящерками-землянками» на борту возвращалась в город.

Попов потянулся, хрустнув косточками.

– А что, парни, неужто и вправду кончилось наше безделье?

– Безработица, – поправил педантичный Никита.

– Ты как хочешь это назови. Но ежели солидный господинчик нас не обманул, то с обещанным карт-бланшем я устрою-таки новый виток научно-технической революции на отдельно взятой планетке. А может, и за пределами. Посадим на Марсе яблоневые сады. Тем более что Генка, хотя и полный чайник в технике, кой-какие идейки подбросил… Илюха, а ты как? Обратно в большой бокс?

Муромский задумчиво смотрел на дорогу.

– Да, пожалуй. Есть мыслишка поднять боксерскую школу в Картафанове. Бакшиш-то, паразит, заигрался с профессиональными матчами, а работу с молодежью начисто завалил. Не знаю уж, что получится, но попробовать стоит. Опять же карт-бланш. Хотя я и сам кому угодно могу на карточку бланш навесить. Никита, ты-то куда со своей бланшированной картой подашься? Обратно в прозекторат?

– Э, бойцы, фиг вы угадали! Куда подамся, еще неизвестно, а вот на уговоры Любавы свет Олеговны, скорее всего, поддамся.

– Товарищ военный, мы про эти уговоры столько раз слышали, а что и почем, до сих пор не знаем. Не носи в себе, поделись. Какой такой экстрим она тебе предлагает?

Добрынин смущенно улыбнулся в щегольские усики.

– Да это… того… экстрим самый экстремальный. Жениться на ней.

– Ну военный, тебе круто подфартило! – крякнул Илья. – Опаснейшая, едренть, работа – быть Любавиным мужем, честное слово.

– Да ладно, хорош мужика пугать, – шикнул на Илюху Попов. – Не дрейфь, Никита, прорвешься!

Добрынин шутливо поднял руки:

– Уболтали, сдаюсь. Тогда уж вы и будете сватами. А как откатаем медовый месяц, ей-богу, возьмусь за писанину. Пока мы с вами колобродили, навалилось громадье творческих планов. Писать хочется, аж моченьки нет!

– Продолжение сериала? Новые приключения Аллигатора? Мы тебе названий подбросим.

– «Аллигаторову грушу нельзя кушать».

– Или «Утка для Аллигатора».

– В смысле ночная вазочка, но кто же виноват…

Обретая за пикировкой былую форму, напитываясь привычным желанием заниматься тем, к чему сердце лежит, подобрались к ставшей родной для всех троих штаб-квартире Муромского.

Илья вопросительно глянул на дружбанов:

– А не соблявого… собаково… тьфу ты, не согласятся ли милостивые судари посидеть перед трудным рабочим днем?

– Шоу маст гоу он, – напыщенно пропел боевой товарищ Лешка.

– Гуано вопрос, – по-военному четко расставил акценты перчила Никита.

– Тогда двигайте помаленьку. Я догоню.

Пока хозяин загонял «окушку» в гараж, глушил мотор, заботливо протирал машине стекла и шептал какие-то нежные водительские глупости, парочка скрылась в подъезде. Распрощавшись с автокровиночкой, Муромский подхватил Арапку и зашагал к дому, томимый неясными предчувствиями.

Предчувствия его не обманули.

Илья открыл подъездную дверь и обмер. Навстречу, доброжелательно улыбнувшись подвернувшемуся старичку-дворнику, порхнула Дева. Нет, не Орлеанская, и не Мария, а всамделишная Дева с заглавной буквы. Илюха машинально отметил скромный цветастый сарафанчик, открывающий плечи и колени, светло-русые кудряшки и слегка вздернутый носик над спелыми вишневыми губками. А машинально оттого, что увидел глаза Девы. Невозможно дивные Девины глазищи. Два блестящих от восторга перед жизнью изумруда размером с вселенную надвигались со скоростью улетевшего персеанского звездолета. Они искрились, переливались, обволакивая Илью такой женственной нежностью и лаской, что он не выдержал и крепко-крепко зажмурился.

Когда же решился приоткрыть глаза, незнакомка исчезла. «Наваждение», – подумал Илья с тоской и тяжело затопал по ступеням.

В квартире при виде друзей он невольно расслабился. Здоровые, взрослые мужики гонялись друг за дружкой, перестреливаясь нематериальными карт-бланшами.

– Даю коренной зуб Аллигатора за прибор сквозьстенного бдения! – с упоением орал Никита.

– Меняю самонаводящееся сверло на массаж Любавы Олеговны! – не отставал Лешка.

Муромский с ходу включился в игру и загудел, сграбастав великовозрастных игрунов в объятия:

– А я меняю все будущие нокауты на возможность почаще задыхаться от вашего мерзейшего табака, курилки вы этакие!

Уже все вместе побарахтались еще сколько-то, затем решительно двинулись к столу, по обыкновению изобильному. Прежде чем сесть, не сговариваясь, выразили признательность невидимой хозяйке:

– Ай спасибо, Фенюшка, кормилица ты наша, лапушка и голубушка!

– Приятно-то как, право слово, – раздался знакомый голосок. Почему-то со стороны прихожей. – А в глаза повторить сможете?

В зал вплыло виденье, пригрезившееся Илье у подъезда.

– Феня?! Феня!.. Но откуда? Да как же это… – забормотал утративший молодецкую прыть Попов.

– Мадемуазель, – молодцевато склонил голову не потерявший ее Добрынин, – не откажи офицеру. Прими посильное участье в строительстве моёва щастья!

Мадемуазель не отвечала. С чуть лукавой улыбкой она смотрела на Илью. Только на него одного. Наваждение повторялось. Опять на него стремительно надвигались два пылающих изумруда, поглощая его с потрохами и одновременно отражая в самих себе.

Неоднократный победитель Хмыря и ему подобных, костолом и разрыхлитель женских сердец по-младенчески бессвязно лепетал:

– Фенечка… берегиня… ты… вы… я…

– Какая гламурненькая мистика! – захлопал в несуществующие ладошки циничный Арапка.

– Да никакая не мистика, – со знакомой наигранно-сварливой интонацией пропело наваждение. – Видимо, с Олимпийским Мишкой я все-таки перестаралась. Кончилась моя парапсихологическая, или как ее там, энергетика. Где-то что-то разладилось. А может, наоборот – наладилось. Вот, принимайте меня такой.

Она робко шагнула к Илье:

– Что, Илюшенька, загрустил? Не чаял увидеть подобную замухрышку? А ведь помнится, все как один жениться клялись.

– Эге ж! – опомнился наконец Алексей. – И впрямь клялись. Позвольте мне стать вашим любимым мужем, о прекраснейшая из прекрасных те… – Он начал судорожно выбирать между тетками и тетьками – не справился и сконфуженно умолк на середине фразы.

Никита ткнул его, и пребольно, в бок. С целью выгнать беса.

Муромский, не доверяя ногам, словно во сне сделал шаг по направлению к девушке. Серебряными струнами звенело здоровое сердце спортсмена. «Остановись, мгновенье, где же этот чертов Мефистофель?!» – надрывалась душа. Все было ясно без слов. Слова – это путы, мешающие понять истинную суть вещей, явлений и понятий. Самых что ни на есть простых и великих. Таких, как любовь. С первого взгляда и до последнего.

Незримые струны двух сердец соприкоснулись, породив чистую высокую ноту, какой никогда не исполнить даже ангелам. Нота эта звучала бесконечно долго – но только для двоих. А затем между Ильей и Фенечкой проскочила бутафорского вида громадная искра. И напряжение спало. Все засмеялись, задвигались, загремели стульями.

Никита скоренько наполнил бокалы.

– Друзья, – произнес он с неожиданным для него пафосом. – Давайте выпьем за отсутствующих здесь дам. В том смысле, что за присутствующую девушку – или женщину – Мечту каждого русского народного мужика! И пусть она поведает нам наконец в приступе застольного откровения, откуда берутся уникальные Мечты?

Феня, слегка пригубив из бокала, призадумалась.

– Ну сами мы из Питерсберга. Обучали нас, как водится, в Институте благородных девиц по специальности кавалер-барышня для особых поручений…

– Кавалер-барышня? – переспросил начавший оживать Илья. – Это как в старинном романсе: «Крутится-вертится шар голубой, крутится-вертится над головой, крутится-вертится, хочет упасть, кавалер-барышню хочет украсть»?

Феня покачала головой:

– Да нет же, дурачок, какой голубой шар…

От двери донесся звонок. Муромский гаркнул: «Открыто, входите!» – продолжая с обожанием смотреть на берегиню.

– Здор-рово, мужики! А ну, кто у вас тут в «Яре» цыган заказывал?

Чудеса на сегодня никак не хотели заканчиваться. Илья мигнул и повернулся к вошедшим. Голос с хрипотцой был знаком до дрожи под ложечкой. Даже спьяну не перепутаешь.

– Жеглов?! – воскликнул он, вскакивая. – Не может быть!

– Может, может, дорогой товарищ. У нас все может быть!

– Какими судьбами, господи? Да вы проходите, располагайтесь. У нас тут запросто, по-домашнему…

– Самыми обычными судьбами. Я на прошлой неделе выступал в черемысльском политехе. А тут СашБаш подвалил. Вот мы на пару и разгулялись по квартирникам.

Лохматый парень с шальными ясными глазами застенчиво буркнул:

– Я что, я ничего.

– Ага, ну погуляли, пора и честь знать. Мы уже в вагон садились, а тут подлетает эта девуля, – Жеглов кивнул на зардевшуюся Фенечку, – заталкивает в мотор и везет сюда. По пути, конечно, растолковала, что к чему. Мол, поезд без нас не уйдет, а такого квартирника у нас больше в жизни не будет. Куда было деваться, выпрыгивать на ходу? Нет, прыгать мы пока погодим – не все еще спели. Кстати, что за город-то хоть?

– Вообще-то до сего момента был Картафаново, – задумчиво ответил Алексей. – А теперь кто его разберет.

Молчаливый СашБаш тихо провел по струнам и пропел: «Этот город скользит и меняет названья…»

Активный Жеглов продолжал говорить, шутить и расспрашивать о жизни, попутно доставая из рюкзачка бутылки с водкой и портвейном под экзотическим номерным названием «72».

– Значится, так. Мы-то, собственно, уже и сыты, и пьяны, и нос в табаке. Но за компанию примем, правильно, Саш?

После чего без всякого перехода уселся посреди зала на стул, побренчал секунду-другую для разогрева гитары и запел ожившим магнитофоном, ожившим проигрывателем винила, ожившим сиди-проигрывателем. Пел и хитро поглядывал на бойцов-молодцов, подмигивал кавалер-барышне и пьющему портвейн СашБашу.


Бедный молодец Иван решил попасть сюда:
«Мол, видали мы кощеев, так-растак!»
Он все время где чего, так сразу шасть туда,
Он по-своему несчастный был дурак.

Муромский вскочил, раздал присутствующим гитары и присоединил свой вокал к жегловскому.


И началися его подвиги напрасные,
С баб-ягами никчемушная борьба —
Тоже ведь она по-своему несчастная,
Эта самая лесная голытьба.

Ведь скольких ведьмочек пришикнул,
Семь молоденьких, в соку, —
Как увидел утром, всхлипнул:
Жалко стало их дураку…

– Вспомнил, я все вспомнил! – вклинился в звон гитар дикий вопль. Арапка подобно пушечному ядру метался по комнате и вопил: – Я вспомнил, мужики! Хотите верьте, хотите нет, я – арап Петра Великого! Тот самый…

– Вот и хорошо, вот и славно, – принялась успокаивать его Фенечка. – Только давай об этом потом поговорим. Пусть ребята оторвутся. Заработали…

А ребята, действительно увлекшись, даже не услышали вопля исторической души. Им просто было по кайфу петь вот так, всем вместе. Им было по кайфу не замечать ни времени, ни рассогласования с реальностью – и петь хоть до утра. Пусть они не выспятся сегодня, пусть завтра прямиком с бала на корабль, то есть на работу. Пусть. Не страшно.

Когда работа по кайфу, это и есть подлинный кайф.


Содержание:
 0  Операция Шасть! : Евгений Журавлев  1  ВВЕДЕНИЕ, ВСТУПЛЕНИЕ, ВНЕДРЕНИЕ, ИНТРОДЬЮСИНГ : Евгений Журавлев
 2  Часть первая ВПЕРЕДИ НАС – РАТЬ… : Евгений Журавлев  3  Глава 2 БИТЬ ИЛИ НЕ БИТЬ? : Евгений Журавлев
 4  Глава 3 В РОТ – КОМПЛОТ! : Евгений Журавлев  5  Глава 4 В РОТ – КОМПЛОТ! (окончание) : Евгений Журавлев
 6  Глава 5 ОБОГАЩЕННЫЕ ЗЛОМ : Евгений Журавлев  7  Глава 6 ПОЛЯНКА ЧУДЕС : Евгений Журавлев
 8  Глава 7 КАМАРИНСКАЯ ПОД СЕНЬЮ САКУРЫ : Евгений Журавлев  9  Глава 8 В СТОЛЬНОМ ГРАДЕ КЛЯЗЬМОГРАДЕ… : Евгений Журавлев
 10  Глава 9 ПО ВСЕЙ ЧЕРЕМУХЕ БУШУЮЩИЕ ВОЛНЫ : Евгений Журавлев  11  Глава 10 СИЕСТА : Евгений Журавлев
 12  Глава 11 ХРЕН РЕДЬКИ НЕ ГОРШЕ : Евгений Журавлев  13  Глава 12 ПЕРЕПОЛОХА ПУХНУЩИЕ ВСПОЛОХИ : Евгений Журавлев
 14  Глава 1 ДИАЛЕКТИКА, ПРОСТИ ГОСПОДИ : Евгений Журавлев  15  Глава 2 БИТЬ ИЛИ НЕ БИТЬ? : Евгений Журавлев
 16  Глава 3 В РОТ – КОМПЛОТ! : Евгений Журавлев  17  Глава 4 В РОТ – КОМПЛОТ! (окончание) : Евгений Журавлев
 18  Глава 5 ОБОГАЩЕННЫЕ ЗЛОМ : Евгений Журавлев  19  Глава 6 ПОЛЯНКА ЧУДЕС : Евгений Журавлев
 20  Глава 7 КАМАРИНСКАЯ ПОД СЕНЬЮ САКУРЫ : Евгений Журавлев  21  Глава 8 В СТОЛЬНОМ ГРАДЕ КЛЯЗЬМОГРАДЕ… : Евгений Журавлев
 22  Глава 9 ПО ВСЕЙ ЧЕРЕМУХЕ БУШУЮЩИЕ ВОЛНЫ : Евгений Журавлев  23  Глава 10 СИЕСТА : Евгений Журавлев
 24  Глава 11 ХРЕН РЕДЬКИ НЕ ГОРШЕ : Евгений Журавлев  25  Глава 12 ПЕРЕПОЛОХА ПУХНУЩИЕ ВСПОЛОХИ : Евгений Журавлев
 26  Часть вторая ПОЗАДИ НАС – РАТЬ! : Евгений Журавлев  27  Глава 2 В ДАЛЕКИЙ КРАЙ ОЯДЗИ УЛЕТАЕТ : Евгений Журавлев
 28  Глава 3 МЫЧАНИЕ ЯГНЯТ : Евгений Журавлев  29  Глава 4 ARE YOU READY TO RUMBLE?[10] : Евгений Журавлев
 30  Глава 5 ГОРДИЕВ БАНТИК : Евгений Журавлев  31  Глава 6 СТРЕЛКА НА КАЛИНОВСКОМ ПОСТУ : Евгений Журавлев
 32  Глава 7 ЭТОТ ГОРОД СКОЛЬЗИТ И МЕНЯЕТ НАЗВАНЬЯ… : Евгений Журавлев  33  Глава 1 ХВОРОСТИНА ВЕРСУС ХВОРОСТ : Евгений Журавлев
 34  Глава 2 В ДАЛЕКИЙ КРАЙ ОЯДЗИ УЛЕТАЕТ : Евгений Журавлев  35  Глава 3 МЫЧАНИЕ ЯГНЯТ : Евгений Журавлев
 36  Глава 4 ARE YOU READY TO RUMBLE?[10] : Евгений Журавлев  37  Глава 5 ГОРДИЕВ БАНТИК : Евгений Журавлев
 38  Глава 6 СТРЕЛКА НА КАЛИНОВСКОМ ПОСТУ : Евгений Журавлев  39  вы читаете: Глава 7 ЭТОТ ГОРОД СКОЛЬЗИТ И МЕНЯЕТ НАЗВАНЬЯ… : Евгений Журавлев
 40  CODA : Евгений Журавлев  41  BONUS 'Ы : Евгений Журавлев
 42  Использовалась литература : Операция Шасть!    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.