Фантастика : Юмористическая фантастика : Товар лицом : Алексей Калугин

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Робот-коммивояжер серии Джи-Си совершил аварийную посадку на планету Самара, нарушив установленный там карантин. А вскоре появление робота на этой планете приводит к созданию новой религии… В общем, только экипаж космического корабля «Гала-4» может разобраться в этой запутанной истории.

Алексей Калугин

ТОВАР ЛИЦОМ

То, что не в порядке автоматический курсопрокладчик, Джи-Си почувствовал сразу же после того, как покинул пересадочную станцию Лейбер. О том, чтобы вернуться и обратиться за помощью к обслуживающим прибывающие корабли механикам, не могло быть и речи – компания не одобряла подобной практики. К тому же за время своего пребывания на станции Джи-Си успел там всем настолько надоесть, что опасался, как бы какой-нибудь особо злопамятный тип, воспользовавшись подвернувшимся случаем, не отключил бы его иридиевые батареи.

Передав в диспетчерскую информацию о возникших неполадках, Джи-Си получил приказ продолжать полет по намеченному курсу. При входе в сектор КМ-110 его должен был перехватить автоматический ремонтник, которому и надлежало заняться устранением возникших у Джи-Си проблем.

За тридцать три года исправной службы на компанию у Джи-Си не раз возникали проблемы различной степени сложности. Но компания всегда приходила ему на помощь. Даже когда он завяз в непроходимых тренинских болотах, его отыскали, вытянули из трясины, почистили и восстановили в должности. Поэтому и на сей раз Джи-Си полностью доверился компании. В соответствии с инструкцией он в целях экономии батарей отключил все свои внешние сенсоры, перевел программы в неактивное состояние и, передав функции управления автоматике, погрузился в состояние временного небытия.

Разбудил Джи-Си сигнал тревоги, пронзивший все его искусственные нервные окончания. Джи-Си не требовалось много времени для того, чтобы проснуться. Через две с половиной секунды он уже получил результаты тестирования всех автоматических систем, после чего переключил управление на себя и приступил к детальному анализу сложившейся ситуации.

Причиной всему, как и следовало ожидать, был курсопрокладчик, который окончательно вышел из строя. Поэтому, вместо того чтобы выйти к условленному месту встречи с ремонтником, Джи-Си залетел неизвестно куда. И это было еще не самое худшее. Основная проблема заключалась в том, что Джи-Си уверенно шел на сближение с автоматическим сторожевым спутником, находящимся на автономной околопланетной орбите. Что это была за планета, Джи-Си не имел ни малейшего представления, но то, что на орбиту был выведен сторожевой спутник, могло означать только одно: на планете существует примитивная разумная жизнь, пока еще не достигшая в своем развитии стадии, позволяющей безболезненно контактировать с представителями более высокоорганизованных цивилизаций.

Собственно, именно сигнал, посланный со спутника, разбудил Джи-Си, пребывающего в блаженном неведении относительно того, где он находится.

– Внимание! – в очередной раз включил передачу сторожевой спутник. – Данная планета находится на карантинном режиме! Вам следует немедленно изменить курс! В противном случае, в соответствии с требованиями статьи 113 Конвенции Галактической Лиги «О карантинных мерах в отношении миров, не достигших контактного уровня», против вас будет использовано оружие!

За долгие годы службы на компанию Джи-Си не раз приходилось сталкиваться со сторожевыми спутниками, и ему прекрасно было известно, что пытаться объяснить что-либо этим летающим крепостям было бесполезной тратой времени и сил. Лучшим, что можно было сделать, внезапно оказавшись в контролируемой таким спутником карантинной зоне, это немедленно выполнить все его требования. Но как раз сейчас Джи-Си и не имел возможности сделать это.

Джи-Си брал на себя управление только в момент выполнения маневров на ограниченных участках пространства: при посадках, взлетах или заходах в доки. Принимать же стратегическое решение о том, куда должен быть направлен его полет, имела право только сама компания. Поэтому, понимая, что происходит катастрофа, Джи-Си продолжал двигаться в направлении сторожевого спутника – навстречу неминуемой гибели.

– Внимание! Вы пересекли границу карантинной зоны! У вас есть еще сорок пять секунд для того, чтобы изменить курс или покинуть корабль! После этого корабль будет уничтожен! Включаю отсчет времени!

Ни изменить курс, ни покинуть корабль Джи-Си не мог – он тридцать три года верой и правдой служил компании и знал, что такое дисциплина. Но при всем при том Джи-Си вовсе не был камикадзе, и в тот момент, когда сторожевой спутник закончил отсчет времени и в жерле его лазерной пушки вспыхнул ослепительно яркий огонь, Джи-Си совершил один из самых своих любимых маневров ухода. Не снижая скорости, он нырнул вниз, изменив траекторию движения почти на девяносто градусов, а затем, когда лазерный луч метнулся следом за ним, заложил сложную петлю с уходом вверх.

Системы, управляющие действиями сторожевого спутника, были, конечно же, не настолько совершенны, как разум Джи-Си. Они были рассчитаны на выполнение весьма ограниченного набора простейших функций. Но зато уж с ними справлялись отменно. Совершив красивый и сложный маневр, Джи-Си лишь на время отсрочил неминуемую расплату за нарушение границы карантинной зоны. Следующий залп лазерной пушки сторожевого спутника почти полностью уничтожил ходовую часть Джи-Си.

Направляемый теперь только одним левым маневровым двигателем, Джи-Си конвульсивно дернулся из стороны в сторону. Он попытался было выровнять положение и снова развернуться лицом к сторожевому спутнику, чтобы не пропустить очередной залп, от которого он, конечно же, уже не сумел бы уклониться, но даже из этой простой затеи ничего не получилось.

Мгновенно проанализировав ситуацию, Джи-Си понял, что у него остался единственный шанс на спасение. Какое-то время необходимость строго следовать инструкциям боролась в нем с присущей любому разумному существу жаждой жизни, и в конце концов последняя одержала верх. Джи-Си в последний раз использовал возможности оставшегося у него маневрового двигателя для того, чтобы развернуться в направлении планеты, которую охранял сторожевой спутник. Импульс от взорвавшегося вслед за этим двигателя втолкнул Джи-Си в стратосферу. Сторожевой спутник если и не потерял его из вида, то уже не имел возможности использовать всю мощь своих орудий для того, чтобы стрелять в направлении поверхности планеты. Однако участь Джи-Си по-прежнему оставалась незавидной – он вошел в плотные слои атмосферы и начал быстро падать на поверхность неизвестной планеты.


– Поступило сообщение от Центральной, – сообщил Морин собравшимся в командном отсеке членам своего отряда.

– Ну, и за кем на этот раз нам предстоит убирать мусор? – ехидно усмехнулся Пасти.

– Задание серьезное и ответственное, – строго посмотрел на штурмана командир. – Нам, можно сказать, оказано особое доверие.

На этот раз Пасти удержался от замечаний. Он просто закатил глаза, выгнул губы подковой и многозначительно кивнул.

– Именно доверие, – еще раз, с нажимом повторил Морин, дабы каждый мог проникнуться значительностью момента.

– Так в чем, собственно, дело-то, Петр? – Задав вопрос, Кромов провел пальцами по щеке, после чего на ней остались темные маслянистые полосы.

– Нам предстоит выполнить задание в условиях карантинной планеты.

– Да ну? – удивленно вскинул брови Ку Ши. – Ты серьезно, Петр?

– Никаких шуток, – покачал головой Морин. – Четвертая планета системы Тим.

Тротт пробежался пальцами по клавишам справочного компьютера.

– Все верно, – сказал он, просмотрев выведенную на экран информацию. – Планета Самара.

– А живут на ней не иначе как самаритяне, – едва заметно улыбнулся Ку Ши.

– Самара – это местное название? – задумчиво сдвинул брови Кромов.

– Какое там местное, – усмехнулся Тротт. – Карантин четвертой степени. Самаритяне пока еще не имеют ни малейшего представления о том, как на самом деле устроен мир. Сами же они тешат себя историями о толстом блине, который бог солнца испек на панцире гигантской черепахи, плавающей в водах бескрайнего Мирового океана.

– Должно быть, кто-нибудь из первооткрывателей, ностальгируя, присвоил планете имя города, в котором родились его предки, – предположил Пасти.

– Самара – это на Марсе? – Лоб Кромова пересекла глубокая вертикальная складка.

– На Марсе Новая Самара, – поправил его Ку Ши. – Сама же Самара находится на Земле.

– И чем же провинились несчастные самаритяне перед Галактической патрульной службой? – обратился с вопросом к командиру Пасти.

– С самаритянами все в порядке, – ответил Морин. – Проблема возникла с роботом-коммивояжером серии Джи-Си.

– Их до сих пор все еще используют? – удивился Тротт.

– Да, – коротко кивнул Морин. – Хотя с производства Джи-Си давно уже сняли. Один из этих роботов пару часов назад совершил посадку на Самару.

– А как же сторожевой спутник?

– Спутник попытался остановить Джи-Си, однако роботу удалось уйти из-под обстрела.

– Ничего себе! – восхищенно присвистнул Тротт.

– Сторожевой спутник уничтожил ходовую часть Джи-Си, но остальные его системы скорее всего не повреждены. Что он будет делать, оказавшись на карантинной планете, трудно даже предположить.

– Ну, почему же, – снисходительно улыбнулся Ку Ши. – Он будет предлагать аборигенам имеющиеся у него образцы товаров.

– Он не имеет права заниматься этим на карантинных планетах, – возразил Морин.

– Если уж на то пошло, то он не имел права и совершать посадку на Самару.

– Представитель компании «Хорн», на которую работает Джи-Си, сообщил, что за семьдесят два часа до посадки на Самару робот сообщал о неисправности курсопрокладчика.

– Роботы серии Джи-Си действуют, основываясь на заложенной в их памяти шкале приоритетов. Поскольку вышел из строя курсопрокладчик, Джи-Си счел возможным, спасая свою жизнь, совершить посадку на карантинную планету. Ну а после того, как он оказался на Самаре, доминанта его шкалы приоритетов оказалась свободна от любых запретов. Я уверен, что если Джи-Си сейчас находится в рабочем состоянии, то он занимается делом, ради которого и был создан.

– В таком случае нам предстоит остановить его, – сказал Морин. – Нам приказано убрать с Самары Джи-Си и все следы его пребывания на этой планете. Причем сделать это мы должны тихо и аккуратно, не привлекая внимания местного населения.

– Представляю себе, как ликует сейчас это самое население, если Джи-Си уже начал предлагать аборигенам одноразовые зажигалки и индивидуальные противозачаточные средства, – хмыкнул Пасти.

– Попридержи воображение, Велло, – недовольно поморщился командир. – Займись лучше своими прямыми обязанностями – рассчитай курс на Самару.


Во время прохождения плотных слоев атмосферы внешняя обшивка Джи-Си, выполнявшая функции защиты во время космических перелетов, почти полностью выгорела. Но то, что осталось от нее, смягчило удар о землю.

Освободившись от остатков внешней обшивки, Джи-Си первым делом провел тестирование всех своих систем. Спустя две с половиной секунды он с радостью узнал, что с ним практически все в порядке. Имелись некоторые незначительные повреждения механики опорно-двигательного аппарата, но для того, чтобы отрегулировать его крошечным эндороботом, занимающимся текущим ремонтом всех механических частей Джи-Си, в соответствии с заключением аналитического аппарата, должно было понадобиться от сорока до сорока пяти минут. Иридиевые батареи наполовину разрядились, но даже пятидесятипроцентного запаса энергии было вполне достаточно для того, чтобы Джи-Си мог исправно осуществлять все свои функции.

В ожидании окончания ремонта Джи-Си внимательнейшим образом изучил окрестности. Планета была похожа на сотни других, на которых ему уже довелось побывать. Кислородно-азотная атмосфера и яркое, чуть желтоватое солнце, стоящее в зените, обеспечивали условия для обильного роста растений, насыщенных хлорофиллом, и возникновения более сложной жизни на основе белков. Джи-Си уже успел заметить нескольких мелких представителей местной фауны, шныряющих среди высокой травы и кустов неподалеку от него. Вскоре ему удалось обнаружить признаки, безоговорочно свидетельствующие о том, что на планете существует и разумная жизнь: на самой границе разрешающей способности своего оптического аппарата Джи-Си разглядел пень дерева, которое, вне всяких сомнений, было срублено с использованием какого-то довольно-таки примитивного орудия.

Джи-Си сразу же почувствовал себя значительно лучше. Компания, конечно же, не оставит его в беде. Как только станет известно об инциденте со сторожевым спутником, компания сразу же пошлет к нему на помощь своих представителей. Но, ожидая их, Джи-Си не станет сидеть сложа руки, а займется делом. Несколько новых договоров на покупку предлагаемой компанией продукции станут хорошим оправданием его пребывания на этой планете, куда он попал не по своей вине, а по трагическому стечению обстоятельств.

Собрав в кучу все, что осталось от внешней обшивки и от ходовой части, Джи-Си установил на вершине ее радиомаяк. Для того чтобы странные предметы не привлекли внимания аборигенов, благо они здесь объявятся, Джи-Си накрыл их маскировочной сеткой для туристов из богатого набора имевшихся у него образцов товаров.


– Внимание! Данная планета находится на карантинном режиме! Вам следует немедленно изменить курс! В противном случае…

– Успокойся! – Нажав клавишу, Морин передал сторожевому спутнику код доступа.

– Код принят, – тут же отозвался спутник. – Корабль Галактического патруля «Гала-4» имеет право войти в карантинную зону.

– Спасибо, приятель, – несколько натянуто усмехнулся Тротт. – Хорошо, что обошлось без проблем, – добавил он, кинув взгляд на командира.

– А какие могли быть проблемы? – недоумевающе пожал плечами Морин.

– Не доверяю я этим сторожевым спутникам, – уклончиво ответил Тротт. – Любая автоматика со временем выходит из строя. Согласись, командир, как-то неуютно себя чувствуешь, когда видишь направленные на тебя стволы лазерных пушек и знаешь, что управляет ими всего лишь поток электронов, текущий по электрическим цепям в соответствии с законами, о которых мы имеем лишь то представление, которое сами себе внушили.

Морин ничего не ответил.

Тротт вывел корабль на круговую орбиту вокруг Самары и переключил управление на автопилот, который должен был постепенно смещать положение орбиты с таким расчетом, чтобы через двенадцать витков вернуться в исходное положение.

Пасти включил поисковое устройство, нацеленное на обнаружение периодических электромагнитных импульсов. Их источник должен был находиться на поверхности планеты.

– Есть! – радостно сообщил он на пятом витке.

– Как ты догадался, что Джи-Си включит радиомаяк? – спросил у Ку Ши Морин.

– Он думает, что все еще нужен своей компании, – ответил патрульный.


Первая заповедь коммивояжера гласит, что, прежде чем предлагать товар, следует добиться расположения потенциального покупателя. А для этого, как было известно Джи-Си, нужно походить на того, кому ты пытаешься свой товар продать. Пятиглазый тарантоид с Фау-5 даже не взглянет на товар, который станет предлагать ему сутулый увалень-финиец, только презрительно хлопнет своими жаберными крышками. А вот своего брата-тарантоида, пусть даже с другой планеты, выслушает благосклонно.

За тридцать три года службы на компанию в арсенале Джи-Си подобных маленьких хитростей накопилось достаточно для того, чтобы написать объемистое пособие для межпланетных торговцев залежавшимися товарами. Возможно, он бы именно так и поступил, если бы был человеком. Но Джи-Си был роботом, а потому интересовала его только работа, которую он искренне любил и в которой понимал толк.

Обычно Джи-Си, еще находясь на орбите, принимал внешний облик коренных обитателей планеты, где собирался торговать. Но на этот раз все было иначе – он не знал, на какую планету занес его злой случай, и не имел ни малейшего представления о том, как выглядят местные представители разумной формы жизни. Поэтому, не принимая пока никакой определенной формы, Джи-Си двинулся в том направлении, где, как ему представлялось, он мог встретить аборигенов, следы топоров которых он уже успел обнаружить.

Со стороны Джи-Си был похож на большую полупрозрачную медузу светло-желтого цвета, быстро ползущую по траве. Это была нейтральная форма, из которой быстрее и проще всего можно воссоздать любой требуемый образ. В памяти у Джи-Си хранилось не меньше полутора сотен образцов представителей разумной жизни из различных уголков Галактики. Но даже если бы встретившиеся ему аборигены имели некий совершенно невообразимый внешний вид, на то, чтобы скопировать его с детальной точностью, Джи-Си потребовалось бы не более сорока пяти секунд.

Но должно же было несчастному роботу повезти хоть в чем-то? И удача наконец-то улыбнулась Джи-Си – он увидел аборигенов прежде, чем они заметили его. И представляли они собой классический тип гуманоидов, без каких-либо ярко выраженных отличительных особенностей.

Расположившись на вершине холма, поросшей невысоким, стелющимся по земле кустарником, Джи-Си некоторое время внимательно наблюдал за людьми, занятыми какими-то хозяйственными делами на каменистом берегу большого водоема, противоположный берег которого скрывался где-то за горизонтом. Сделав анализ воздуха, Джи-Си пришел к выводу, что это было море, потому что мелкие брызги, долетавшие до него с ветром, содержали в себе растворенные соли. Люди скорее всего были рыбаками, потому что, присмотревшись повнимательнее к тому, что они делали, Джи-Си увидел широкую сеть, сплетенную из веревок, которую аборигены растягивали вдоль берега. Чуть в стороне от них стояли две грубо сколоченные парусные лодки. Одежда на людях была серой и невзрачной – какие-то широкие, бесформенные рубахи с рукавами до локтей и полами, подоткнутыми под перепоясывающие их веревки. Обувь на ногах была похожа на куски плохо выделанной кожи, привязанной шнурками к стопам.

В целом все свидетельствовало о том, что уровень развития общества, к которому принадлежали рыбаки, был чрезвычайно низок. Никогда прежде Джи-Си не приходилось иметь дело со столь примитивными разумными существами. Однако по собственному опыту торговец знал, что чем примитивнее существо, тем охотнее оно приобретает всевозможные, зачастую совершенно ненужные ему безделушки.

Взяв за образец внешность землянина, Джи-Си быстро придал своему телу соответствующий облик. Джи-Си считал себя тонким физиогномистом, а потому, благо причин для спешки не было, тщательно проработал свой внешний облик и воссоздал его со всей возможной тщательностью.

Поскольку аборигены не были ни карликами, ни гигантами, Джи-Си выбрал средний рост – один метр семьдесят два сантиментра, – чтобы особенно не выделяться в толпе, но в то же самое время и не выглядеть ничтожно маленьким. Фигуру он создал себе худую и с узкими плечами, дабы не подавлять собеседников своим физическим превосходством. Лицо – узкое, с чуть выступающими скулами и запавшими щеками, обрамленное длинными светло-рыжими волосами, расчесанными на прямой пробор. Подумав, Джи-Си добавил еще и небольшую рыжеватую бородку. Скопировав одежду с той, что он видел на аборигенах, Джи-Си все же не смог удержаться и придал ей более аккуратный вид. Ослепительно белая рубаха, которую Джи-Си подогнал к своей новой фигуре, сидела на нем даже с некоторой ненавязчивой элегантностью.

Активировав видеосенсор на кончике указательного пальца, Джи-Си поднял руки вверх и, придирчиво осмотрев себя со всех сторон, остался вполне доволен проделанной работой. Теперь оставалось только продемонстрировать ее местным жителям.


– Будем садиться? – посмотрев на командира, спросил Тротт.

– Ты в своем уме? – едва ли не с испугом глянул на пилота Морин. – Это же карантинная планета!

– Но ведь робот, который нам нужен, сел на нее, – пожал плечами Тротт.

– Не сел, а упал, – поправил Кромов.

– Какая разница, – снова дернул плечом Эрик.

– Разница в том, что падение Джи-Си местные жители могут интерпретировать как некое природное явление, – ответил ему Морин. – А посадку «Гала-4» иначе как явление богов не объяснишь.

– У тебя мания величия, Петя, – усмехнулся Пасти.

– А как, по-твоему, отреагируют на посадку космического корабля самаритяне? – с вызовом посмотрел на штурмана Морин.

– Ну, возможно, они обрадуются, что наконец-то к ним из космоса явились долгожданные братья по разумам, – принялся фантазировать Пасти. – Встретят нас с цветами и песнями, а потом на руках отнесут во дворец верховного правителя…

– И отдадут нам всех своих жен, – счастливо улыбнувшись, закончил Кромов.

Морин только обреченно головой покачал, решительно отказываясь комментировать подобные идиотические измышления.

– Хорошо, командир. – Оперевшись локтем о пульт, Тротт слегка подался в сторону командирского кресла. – Если мы не можем сесть на Самару, то как в таком случаем мы вытащим с планеты робота?

– Именно этот вопрос я сейчас и обдумываю, – угрюмо отозвался Морин.


Спускаясь с холма, Джи-Си намеренно двигался очень медленно, дабы не напугать аборигенов и не спровоцировать приступа агрессивности с их стороны.

Люди, суетившиеся на берегу, обратили внимание на приближающегося к ним незнакомца, когда Джи-Си ступил на каменистую прибрежную полосу. Один из аборигенов что-то быстро заговорил, обращаясь к остальным, при этом его вытянутая рука указывала на Джи-Си. Робот тут же включил речевой анализатор и, проведя быстрый поиск, убедился в том, что язык, на котором говорили аборигены, не имел аналогов среди более чем двух сотен известных ему языков. Джи-Си не смог даже приблизительно понять, о чем идет речь, однако тон голоса человека показался ему возбужденным несколько более обычного, поэтому для того, чтобы убедить рыбаков в своих добрых намерениях, торговец улыбнулся и, чуть приподняв, развел руки в стороны.

Говоривший рыбак умолк. Но его приятель, коренастый мужчина лет тридцати пяти с угрюмым взглядом смоляных глаз из-под густых бровей и черной кудлатой бородой, решительно сделал шаг вперед и произнес несколько коротких слов, адресуя их Джи-Си. Джи-Си в ответ улыбнулся и чуть смущенно пожал плечами. Для того чтобы речевой анализатор робота разобрался в особенностях местной лексики и фразеологии, ему нужно было послушать, как аборигены разговаривают между собой. А именно этого они делать как раз и не собирались.

Бородач снова обратился к Джи-Си с какими-то словами, произнесенными с вопросительными интонациями. В его голосе отсутствовали агрессивные модуляции, однако по выражению лица рыбака можно было понять, что он не доволен тем, что собеседник не желает отвечать на его вопрос.

Остальные рыбаки – всего их было семеро – посматривали на Джи-Си как-то странно, не то с удивлением, не то с неприязнью, хотя до поры до времени предпочитали оставаться за спиной своего более решительного приятеля.

Внимание аборигенов нужно было чем-то отвлечь. И Джи-Си выбрал для этого самый простой ход, который уже пару раз выручал его в похожих ситуациях. Сделав успокаивающий жест левой рукой, Джи-Си сунул правую руку за пазуху и открыл у себя на груди ячейку, где хранились образцы товаров. Пошарив в ней, Джи-Си зажал в кулак миниатюрную одноразовую зажигалку, которую товаропроизводитель гордо именовал вечной по причине того, что в корпус зажигалки был вмонтирован миниатюрный синтезатор этана. При этом в прилагаемой инструкции с однозначной определенностью было сказано, что купленный товар обмену и возврату не подлежит.

Вытащив кулак с зажатой в ней зажигалкой из-под рубашки, Джи-Си щелкнул клавишей. Продукция безвестного производителя и на этот раз не подвела – узенький огонек желтоватого пламени, выскользнувший из кулака Джи-Си, заставил аборигенов удивленно вытаращить глаза.

Чтобы продемонстрировать возможности зажигалки, Джи-Си погасил ее, а затем снова зажег.

Аборигены медленно попятились назад.

На месте остался только чернобородый. Заметив, что приятели его готовы обратиться в бегство, чернобородый обернулся к ним и что-то быстро заговорил. Остальные рыбаки принялись наперебой возражать ему, то и дело бросая косые, быстрые взоры на Джи-Си, который продолжал забавляться зажигалкой.

Информации для речевого анализатора было более чем достаточно, и вскоре Джи-Си начал понимать отдельные слова, а затем и обрывки фраз, произносимых аборигенами. Насколько он мог разобраться, бородатый пытался убедить своих приятелей в том, что с незнакомцем вполне можно иметь дело. Остальные же почему-то испытывали на сей счет серьезные сомнения.

Тогда бородатый снова обратился к Джи-Си:

– Мы всего лишь простые рыбаки, но это не значит, что нас можно напугать фокусами с выскальзывающим из руки пламенем! – с вызовом произнес он. – Если хочешь знать, то дяде моей жены в свое время доводилось бывать в Гасалуре, и он рассказывал, что видел там мага, у которого изо рта вырывался целый столб пламени, а не жалкий язычок, как у тебя!

– Прошу извинения, если я невольно напугал вас. Я вовсе не собирался этого делать. – Джи-Си погасил зажигалку и протянул ее на открытой ладони бородатому. – Я пришел для того, чтобы облегчить вашу жизнь путем внедрения в нее некоторых простых, но весьма полезных в быту приспособлений.

– Как зовут тебя, незнакомец? – усмехнулся бородач.

– Называйте меня Джи-Си, – ответил торговец.

– Джи-Си, – повторил, чтобы лучше запомнить, странное для его языка имя бородач.

– Позволь мне узнать и твое имя, уважаемый, – вежливо, как и подобает истинному коммивояжеру, обратился к собеседнику робот.

– Меня зовут Пирул, – ответил бородач, гордо выпятив грудь. – Я – рыбак. И отец мой был рыбаком. И отец моего отца – тоже.

– Это достойная профессия, – с уважением наклонил голову Джи-Си.

– Достойная, – не стал спорить с ним Пирул. – Да вот только доход приносит небольшой.

– Должно быть, потому, что сеть у вас недостаточно хорошая, – осторожно заметил Джи-Си, бросив взгляд на расстеленную на камнях латаную-перелатаную сеть, которой, наверное, ловил рыбу еще дед Пирула.

– А где взять другую? – развел руками Пирул.

– Для того, чтобы получить прочную и надежную рыбацкую сеть, сплетенную из нитей, армированных углеродным волокном, достаточно обратиться ко мне, – снисходительно улыбнулся Джи-Си.

– Ты торговец сетями! – догадался Пирул. – Тогда для чего ты показывал нам огонь, выскальзывающий из кулака?

– Я могу предложить вам и зажигалки. – Джи-Си снова протянул рыбаку зажигалку. – Вы можете попробовать и оценить ее качество, а те, которые вы закажете, прибудут с ближайшим транспортом. Скидка начинается с количества, превышающего десять штук.

Джи-Си буквально всунул в руку Пирула зажигалку. Рыбак беспомощно покрутил странный предмет между пальцами, не зная, что с ним делать. Когда же Джи-Си нажал клавишу и из зажигалки выскочил язычок пламени, Пирул в ужасе кинул зажигалку на камни и несколько раз топнул по ней ногой.

Подняв зажигалку и убедившись, что корпус ее не пострадал, Джи-Си спрятал ее в ячейку на груди.

– Я так понимаю, что зажигалки вас не интересуют, – по-своему истолковал он странные действия аборигена. – А как насчет сети? Образца у меня с собой нет, но имеется рекламный проспект…


– Поблизости от места, где упал Джи-Си, расположено несколько мелких населенных пунктов, – сообщил Пасти.

– Как близко? – уточнил Морин.

– Ближайший – километрах в пяти. Но с учетом пересеченного рельефа местности посадка одноразового модуля скорее всего останется незамеченной аборигенами. – Подумав, Пасти добавил: – Если, конечно, кто-то из них уже не копается в том хламе, что притащил с собой Джи-Си.

– А чем, собственно говоря, торгуют эти странствующие роботы-коммивояжеры? – поинтересовался Тротт.

– Всевозможнейшим залежавшимся хламом, который только и можно продать на границах цивилизованного мира, – ответил Пасти.

– Ну, среди этого хлама порою можно найти весьма полезные и недорогие вещи, – не согласился с ним Кромов. – Как-то раз я купил у робота-коммивояжера бритвенный станок с вечным лезвием…

– Видел я твой станок, – усмехнулся Пасти. – Таким еще мой дедушка брился.

– Ну и что, – пожал плечами бортинженер. – Он ничем не хуже тех, что выпускают сейчас. И меня ничуть не смущает то, что в него не вмонтирована звуковая карта. Признаться, у меня вызывает большие сомнения утверждение, что музыка, звучащая из ручки бритвенного станка, значительно улучшает процесс бритья.

– К делу! – ударил пальцами по краю пульта Морин. – Джеймс, сколько времени уйдет на то, чтобы установить на посадочном модуле мощный антиграв-генератор?

– Если все разом возьмемся за дело, то пара часов, – ответил бортинженер.

– Отлично, – удовлетворенно кивнул Морин. – Мы выводим корабль на стационарную орбиту, так, чтобы он все время находился над точкой, в которой приземлился Джи-Си. Затем спускаемся на поверхность планеты в одноразовом посадочном модуле, сориентированном по позывным радиомаяка, грузим робота или то, что от него осталось, и поднимаемся на антигравитационной тяге до высоты, на которой нас сможет подобрать «Гала». Вся операция не займет и часа.

– Только в том случае, если мы найдем Джи-Си в том же месте, где установлен радиомаяк, – заметил Ку Ши.

– А где же ему еще быть? – удивленно посмотрел на него Тротт.

– Если при падении робот не получил серьезных повреждений, то сейчас он скорее всего занят тем, что выполняет свои непосредственные обязанности, – ответил Ку Ши. – И в этом случае отыскать его будет совсем не просто. Он вернется туда, где оставил маяк, лишь когда ему нужно будет пополнить запас образцов товаров, которые он собирается предложить местному населению.

– Ты хочешь сказать, что он полный идиот? – удивленно развел руками Морин. – Ему же прекрасно известно, что планета на карантине.

– Я хочу сказать, что Джи-Си всего лишь робот, – ответил Ку Ши. – Поэтому не стоит подходить к оценкам его поступков с человеческими мерками.


– Прости, а можно узнать, откуда ты пришел? – вкрадчиво поинтересовался Пирул.

– Меня прислала компания. – Небрежным жестом Джи-Си указал на небеса.

Взгляды всех рыбаков одновременно обратились вверх, словно они никогда прежде даже и не подозревали, что над их головами простирается лазоревое полотно неба, по которому неспешно плывут серебристые облака.

– Ты хочешь сказать, что явился с небес? – наклонив голову к плечу, как-то странно посмотрел на Джи-Си рыбак.

– Ну, можно сказать, и так, – не стал вдаваться в подробности обстоятельств своего появления на планете торговец.

– А не хочешь ли ты сказать, что тебя прислал Небесный Отец? – все тем же странным тоном задал новый вопрос Пирул.

Не зная, что ответить, Джи-Си только молча развел руками. Никогда прежде ему не доводилось слышать, чтобы кто-то называл президента компании Небесным Отцом, но, с другой стороны, если как следует подумать, то это имя вполне ему подходило. Звучит красиво и одновременно скромно. И кто он, если не отец, всем тем роботам-коммивояжерам, которые неустанно бороздят просторы Галактики, доставляя в самые дальние ее уголки образцы продукции, реализуемой компанией?

– Так как насчет сети? – задал интересующий его вопрос Джи-Си.

– Я уже давно молюсь Небесному Отцу, умоляя его послать мне новую сеть, – растерянно развел руками Пирул. – Но я не думал, что это произойдет таким образом.

– Что ты несешь, Пирул, – пробубнил у него за спиной другой рыбак с болезненно-бледным лицом. – Небесный Отец не станет направлять своего Посланника к простому рыбаку.

– А помнишь ли ты, Иунан, кем был Святой Мохмол? – обернувшись, с вызовом спросил у рыбака Пирул. – Разве не был он простым сборщиком навоза до того, как явился к нему Посланник?

– Смири свою гордыню, Пирул, – усмехнулся Иунан. – Ты был рыбаком и рыбаком умрешь. А человек, который стоит перед тобой, никакой не Посланник.

– Ты пришел для того, чтобы даровать мне сеть, о которой я просил Небесного Отца? – снова обратился к Джи-Си Пирул.

– Я пришел для того, чтобы узнать, что вам необходимо, и предложить некоторые образцы товаров, имеющихся на складах нашей компании, – ответил Джи-Си, решив не обращать внимания на то, что рыбак, похоже, предпочитал не покупать столь необходимую ему сеть, а получить ее в дар. – Сами же товары, как я уже говорил, будут доставлены чуть позднее.

– Если он и предложит тебе сеть, то уж непременно потребует за нее деньги, – усмехнулся за спиной Пирула Иунан.

– В деньгах нет необходимости, – тут же поспешил заверить рыбаков Джи-Си. – Наша компания работает по безналичному расчету. – Джи-Си извлек из особой ячейки, запирающейся на секретный код, электронную чековую книжку и уголком ее указал на застывшее прямо у него над головой облако, напоминающее по форме эмблему Галактического патруля. – Если у вас есть ответственное лицо либо просто поручитель в Федеральном Галактическом банке, то у нас не возникнет никаких проблем с наличными.

Пирул внимательно посмотрел на облако, которое почему-то выделил среди всех остальных его странный собеседник.

– У каждого есть свой покровитель на Небесах, – произнес он немного растерянно.

– Ну вот и отлично, – радостно улыбнулся Джи-Си. – В таком случае, чтобы получить заказанный товар, вам достаточно будет всего лишь приложить палец к контрольной ячейке. Вам нужна новая сеть?

Секунду помедлив, рыбак уверенно кивнул.

Раскрыв электронную чековую книжку, Джи-Си ввел наименование и код товара, после чего протянул ее аборигену.

Рыбак с опаской посмотрел на светящуюся ячейку.

– Сюда нужно приложить палец? – спросил он.

– Именно, – подтвердил Джи-Си.

– Не делай этого, Пирул, – снова раздался за спиной самого отважного из всех рыбаков голос недоверчивого Иунана. – Это Враг Небесного Отца искушает тебя.

– Но ведь он не требует от меня ничего взамен, – ответил ему Пирул.

– Враг Небесного Отца горазд на всякие хитрости, – с угрозой произнес Иунан.

– Уверяю вас, здесь нет никакой хитрости, – улыбнулся недоверчивому рыбаку Джи-Си. – Каждый из вас может получить точно такую же сеть, если только пожелает.

– А, чего там! – решительно махнул рукой Пирул.

– Пирул! – предостерегающе воскликнул Иунан.

Боясь передумать, Пирул быстрым движением прижал подушечку указательного пальца к светящейся ячейке.

– Благодарю вас за покупку. – Улыбнувшись рыбаку, Джи-Си закрыл электронную чековую книжку и спрятал ее в ячейку с секретным кодом.

– Ну, и где моя сеть? – осведомился Пирул.

– Ее доставят вам с первым же транспортом, – заверил рыбака Джи-Си.

– Я думал, Небесный Отец дарует мне ее немедленно, – растерянно развел руками Пирул.

– Простите, но компания не может направить к вам персональный транспорт, если вы сделали всего лишь одну покупку, – как и полагается, вежливо ответил Джи-Си. – Вам придется подождать, пока наберется достаточное число заказов. В противном случае заказ будет доставлен к вам с попутным транспортом в течение полугода.

За спиной у Пирула раздался издевательский смех Иунана.

– Ну, что, простофиля, получил свою сеть? Не забудь поблагодарить Посланника Небесного Отца за столь щедрый подарок!

Пирул тяжело вздохнул и обиженно, исподлобья посмотрел на Джи-Си, который пребывал в полнейшем недоумении, не в силах понять, чем вызвано столь пренебрежительное отношение к его последнему замечанию. Со стороны аборигена было более чем странным ожидать, что компания немедленно пришлет транспорт с заказанной им сетью. Конечно, можно было организовать и экстренную доставку, но в таком случае цена покупки взлетала до астрономических высот, поскольку в нее автоматически включался и фрахт корабля, а судя по далеко не блестящему внешнему виду аборигенов и их более чем скромному рыбацкому инвентарю, вряд ли кто-то из них мог позволить себе подобную роскошь. Джи-Си был профессиональным торговцем, но он не собирался грабить этих и без того не особенно богатых людей.

– Ладно, мужики, хватит бездельничать! – махнул рукой Иунан. – Если Пирул все надеется на милость Посланника Небесного Отца, то нам хлеб свой насущный приходится в поте лица добывать! Навались!

Рыбаки быстро свернули сеть, закинули ее в лодку и, навалившись разом, столкнули лодку с берега. При этом им пришлось почти по пояс зайти в воду.

– Друзья мои! – глядя на это, радостно воскликнул Джи-Си. – У меня есть именно то, что вам нужно!

Одновременно с этими словами он достал из ячейки на груди легкие, почти невесомые полипластиковые туфли с антигравитационными подметками. Видя, что никто, кроме Пирула, не обращает на него внимание, Джи-Си быстро скинул свои сандалии и натянул на ноги туфли. Разбежавшись, он прыгнул на нос лодки, которую рыбаки все еще удерживали у берега, пробежал от носа до кормы и прыгнул прямо в воду.

Пораженные рыбаки рты от изумления открыли, когда странноватого вида незнакомец вместо того, чтобы уйти с головой под воду, остался стоять на водной поверхности, слегка покачиваясь в такт набегающим на берег волнам. Более того, убедившись, что внимание всех присутствующих теперь всецело приковано к нему, Джи-Си взмахнул руками, словно актер, вызванный на «бис», и зашагал по воде, аки по суху.

Хождение по воде в антигравитационной обуви требует определенного навыка, но Джи-Си уже не раз приходилось демонстрировать данный товар и в его исполнении прогулка по воде выглядела донельзя простым и обыденным делом.

– Ну, что скажете? – замерев на месте и раскинув руки в стороны, обратился к аборигенам Джи-Си.

– Посланник, – пробормотал одними губами Пирул и тут же рухнул на колени. – Посланник! – возопил истошным голосом Иунан и упал на колени рядом с Пирулом. – Прости меня за то, что усомнился в тебе!

Следом за ними коленопреклоненное положение заняли и все остальные находившиеся на берегу аборигены.

Джи-Си в задумчивости почесал затылок. Этот жест он подцепил от кого-то из людей, да так и не смог от него избавиться.

– Я не понял, – растерянно обратился он к рыбакам. – Вы берете туфли или нет?


– Так что ты предлагаешь? – обратился к Ку Ши Морин.

– Я считаю, мы должны быть готовы к тому, что нам, возможно, придется вести активные поиски Джи-Си, которые могут затянуться на неопределенный срок, – ответил Ку Ши. – Как ты это себе представляешь?

– Нам придется вступить в контакт с самаритянами.

– Исключено! – решительно взмахнул рукой Морин.

Ку Ши молча развел руками:

– Боюсь, иначе мы не добьемся результата. Только у местного населения мы сможем получить информацию о местонахождении Джи-Си.

– Я не возьму на себя такой ответственности! – снова протестующе махнул рукой Морин. – Контакт с населением карантинной планеты – серьезное мероприятие, требующее определенной подготовки и соответствующих навыков. Если мы допустим какую-нибудь ошибку, то потом по гроб жизни будем оправдываться.

– Можно подумать, что нам это впервой, – усмехнулся Тротт.

– Кроме того, – заметил Пасти. – Нам же придется отвечать и за то, что натворит на Самаре Джи-Си.

Аргумент, приведенный штурманом, показался Морину достаточно веским для того, чтобы пересмотреть свои взгляды.

– Хорошо, Ку, займись подготовкой экспедиции. Если возникнет необходимость, мы должны суметь выдать себя за самаритян.

– Сколько человек? – спросил по-деловому Ку Ши.

– Четверо, – ответил Морин. – Мы спустимся на поверхность планеты и, если не обнаружим Джи-Си рядом с маяком, отправим посадочный модуль на «Гала-4», после чего займемся поисками. Вахтенный, оставшийся на корабле, снова спустит нам модуль, когда мы найдем Джи-Си.

– И кто же будет этот несчастный, которому предстоит скучать на корабле? – поинтересовался Пасти.

– Ты, Велло, – ответил ему Морин.

– Нет, командир, так не пойдет! – возмущенно воскликнул штурман. – Я, как и любой другой, хочу посмотреть на карантинную планету вблизи! Когда еще подвернется такая возможность!

– Это приказ, не подлежащий обсуждению, – ответил Морин. – Мы не на экскурсию сюда прибыли.

– Я настаиваю на том, чтобы вахтенный был выбран путем жеребьевки! – решительно заявил Пасти.

– Во-первых, вахтенного назначаю я, – ткнул пальцем себя в грудь Морин. – Во-вторых, я его уже назначил.

– Но почему именно я? – обиженно спросил Пасти.

– Потому что у тебя прическа неуставная, – вздохнув, ответил ему Морин. – Я уже чувствую, что мне и без того придется писать кучу докладных и объяснительных по поводу нашего пребывания на Самаре. Не хватало мне еще отвечать перед начальством за твой внешний вид.


Пирул выбрался на берег, откинул с лица мокрые волосы и принялся отжимать на себе одежду, промокшую насквозь, когда, попытавшись пройтись по волнам, он с головой окунулся в соленую и довольно-таки холодную в это время года морскую воду.

– Попробуй еще раз, Пирул, это совсем не так сложно, как кажется на первый взгляд, – принялся уговаривать рыбака Джи-Си.

– Нет, Посланник. – Пирул сел на гальку, стянул с ног антигравитационные туфли и вернул их роботу. – Дело вовсе не в обуви, а в том, что тебя Небесный Отец наделил способностью ходить по воде, а меня – нет. Я ведь в отличие от тебя всего лишь простой смертный.

– Как ты догадался, что я не такой, как ты? – Джи-Си удивленно посмотрел на рыбака.

– Ты – Посланник Небесного Отца, – ответил Пирул. – И лишь Замысел его, который мы не в силах постичь, придал тебе человеческое обличье.

Джи-Си задумчиво хмыкнул и хлопнул туфли подошвами одну о другую.

– Это не так сложно, как кажется, – снова произнес он. – Нужно только поверить в то, что ты можешь это сделать.

– Видимо, вера моя пока еще не так крепка, как твоя, – с извиняющейся улыбкой ответил Пирул.

Поняв, что туфли ему не продать, Джи-Си спрятал их за пазухой.

– Посланник, – подойдя к Джи-Си, почтительно обратился к нему один из рыбаков, расположившихся неподалеку. – Не соблаговолишь ли ты разделить с нами нашу скромную трапезу?

Рыбак указал на костер, разложенный чуть в стороне от береговой линии. В большом закопченном котле, подвешенном над огнем, побулькивало какое-то варево.

– Благодарю за предложение, – с улыбкой ответил Джи-Си. – Я не нуждаюсь в пище, но, если вы не возражаете, я с удовольствием посижу с вами возле костра.

Прежде чем приступить к еде, Иунан поблагодарил за дарованную пищу Небесного Отца, чем несколько удивил Джи-Си. Неужели на этой планете, которую охранял орбитальный сторожевой спутник, все же побывал его коллега-коммивояжер, торгующий пищевыми концентратами?

На всякий случай Иунан все же предложил присевшему вместе со всеми возле костра Джи-Си тарелку с рыбным супом и ломоть серого хлеба. Снова получив отказ, рыбак удивленно качнул головой.

– Как может человек обходиться без пищи? – удивленно спросил он.

– Я использую другой источник энергии, – ответил, не вдаваясь в технические подробности, Джи-Си.

– Могу ли я спросить тебя, Посланник, о том, с какой целью прислал тебя к нам Небесный Отец? – задал вопрос совсем еще молодой рыбак с едва только начавшими пробиваться светлыми усиками над верхней губой.

– Я занимаюсь распространением товаров, пользующихся широким спросом среди населения, – ответил Джи-Си. – И я был бы весьма признателен вам, если бы вы указали мне дорогу к ближайшему крупному населенному пункту.

– Тогда тебе, наверное, нужно в Итор, – сказал Иунан.

– Итор – это город? – уточнил Джи-Си.

– Итор – это самый большой город на берегу Окраинного моря, – ответил ему Пирул. – Двенадцать лет назад, после того как Верховный Правитель Волвара перенес в Итор свою резиденцию, город стал официальной столицей. – Сказав это, он решился задать вопрос: – Неужели в Царстве Небесного Отца неизвестно о том, что происходит на земле?

– Мы стараемся следить за текущими событиями, – рассеянно кивнул Джи-Си. – Но, сам понимаешь, порою дел бывает невпроворот… – Джи-Си развел руками, показывая, что сам сожалеет о своей неосведомленности о том, что происходит на планете. – Как далеко отсюда до Итора?

– Если морем, то за день можно добраться, – ответил ему Пирул.

Джи-Си посмотрел на море. У него, конечно же, имелись антигравитационные туфли, но удаляться в них от берега было рискованно. Снова же менять внешний облик Джи-Си не хотел.

– А берегом? – спросил он у рыбака.

– Дня три, не меньше, – ответил тот.

Джи-Си озабоченно покачал головой. Ему не хотелось надолго покидать место, отмеченное маяком. За то время, что он будет путешествовать в Итор и обратно, на планете вполне могли появиться прибывшие за ним представители компании.

– У меня есть лодка, и я отвезу тебя в Итор, – неожиданно объявил Пирул.

– Я буду весьма признателен тебе за это, – поблагодарил рыбака Джи-Си, несколько удивленный таким поворотом событий.

Иунан доел суп, обтер глиняную тарелку оставшимся у него куском хлеба и отставил пустую посудину в сторону.

– Я тоже отправлюсь вместе с вами, – сказал он.

– С чего бы вдруг? – с недоумением глянул на него Пирул.

– Что бы ты обо мне ни думал, – с вызовом ответил ему Иунан, – я всегда и везде готов служить Посланнику Небесного Отца. Если, конечно, это истинный Посланник, – добавил он, – а не самозванец вроде того, что ты подобрал прошлым летом на дороге в Инабар.


Ухватив край маскировочной сетки, Тротт рывком сдернул ее с груды хлама, на самом верху которой была установлена плоская серая коробка радиомаяка.

– Мне как раз нужен был маленький фонарик, – сказал Кромов, присаживаясь на корточки и протягивая руку в сторону образцов товаров, оставленных незадачливым коммивояжером.

– Отставить! – скомандовал Морин.

– Да брось ты, Петр, – с укором посмотрел на него бортинженер. – Сам знаешь, какая темень в машинном отделении за главным реактором – все на ощупь делать приходится. Наверное, я где-то там и потерял свой фонарь. Если заказывать новый через Центральную, ждать придется не меньше месяца. А этого робота теперь уж точно в утиль спишут.

– Скорее всего так оно и будет, – уверенно кивнул Морин. – Но вначале будет проверен по описи весь имевшийся у него товар.

– Можно списать фонарик на самаритян, – предложил Тротт. – Могли же они найти эту груду барахла раньше нас.

– И унесли только один фонарик? – с сомнением посмотрел на пилота Морин.

– Они могли убежать, испугавшись нашего появления, успев прихватить с собой только фонарик.

– В таком случае нам же и прикажут отыскать этот фонарик. – Мрачно усмехнувшись, Кромов бросил приглянувшийся ему фонарь на кучу остальных товаров.

– Теперь нам остается только отыскать самого робота, – сказал Ку Ши.

– Интересно, почему никто не догадался на него самого маяк поставить? – недовольно буркнул Кромов.

– Ладно, – обреченно махнул рукой Морин. – Грузим весь этот хлам в модуль, а потом переодеваемся в приготовленные Ку костюмы.

– Начинается маскарад, – улыбнулся Тротт, единственный из всех присутствующих не считавший перспективу задержаться на карантинной планете подольше убийственно мрачной.


Лодка у Пирула была совсем маленькая – в ней едва хватило места для двух рыбаков и робота. Но при попутном ветре она весело бежала под парусом по спокойной воде.

Пирул умело управлялся с парусом, так что у него оставалось время еще и на то, чтобы разговаривать с Джи-Си. Сидевший на руле Иунан был куда менее словоохотливым, чем его товарищ. Он все больше слушал, о чем беседовали Пирул с Джи-Си, лишь изредка вставляя какое-нибудь короткое замечание.

Вначале Джи-Си надеялся, что от рыбаков ему удастся получить информацию относительно перспектив торговли в столице. Но те вместо того, чтобы четко и ясно обрисовать ему картину спроса и предложения на различные товары, начинали длинно и путано рассуждать на тему каких-то отвлеченных и совершенно неинтересных Джи-Си вопросов. К тому же они всякий раз предлагали ответить на них самому Джи-Си. А сделать это было совсем непросто, потому что временами робот вообще не понимал, о чем, собственно, идет речь. В конце концов, Джи-Си решил, что рыбаки, постоянно проживающие в глухой провинции, просто плохо осведомлены о том, что происходит в больших городах. Ну а поскольку они и Джи-Си принимали за городского жителя, то и относились к нему с соответствующим почтением.

Хотя, с другой стороны, Джи-Си был поражен, какое огромное количество товаров заказали у него жители деревни, показавшейся торговцу очень маленькой и невероятно бедной. Аборигены готовы были покупать все и без разбора, даже не заглядывая в каталоги, которые предлагал их вниманию услужливый торговец. Правда, начался этот ажиотаж покупательского спроса только после того, как Пирул объяснил своим соседям, что Джи-Си является Посланником Небесного Отца и на каждого, кто приложит палец к электронной чековой книжке, снизойдет Его благодать.

Странным показалось Джи-Си еще и то, что, делая покупку, каждый из жителей деревни рассказывал ему о своих горестях и невзгодах. Решив, что таков местный обычай, Джи-Си внимательно выслушивал каждого, после чего с благосклонной улыбкой на устах произносил несколько слов утешения. Ему это было вовсе не трудно, а на покупательском спросе, который интересовал Джи-Си в первую очередь, это сказывалось весьма положительно.

По причине того, что торговля в деревне пошла успешно, Джи-Си собрался в дорогу только после полудня.

Сначала лодка плыла вдоль пустынного каменистого берега. Затем, когда впереди появились высокие утесы, Пирул направил ее в открытое море. Берег превратился в узкую серую полоску, тянущуюся вдоль горизонта. Судя по всему, Пирул боялся потерять ее из вида, из чего Джи-Си сделал вывод, что местные жители не знакомы даже с простейшими навигационными приборами. Не привыкший терять время даром торговец тут же предложил рыбакам простейший компас, встроенный в брелок для ключей. Но, как ни старался Джи-Си, он так и не смог объяснить Пирулу и Иунану, для чего служит эта вещь и как ею надлежит пользоваться.

Когда начало темнеть, Пирул снова повернул лодку к берегу.

– Неподалеку есть небольшое селение, – сказал он, обращаясь к Джи-Си. – Переночуем в нем, а как только рассветет, снова отправимся в путь.

Джи-Си не стал возражать, решив, что если в селении, где они должны заночевать, торговля пойдет так же бойко, как и в рыбацкой деревушке, то задержку в пути можно будет считать вполне оправданной.


Деревушка, к которой, спустившись с холмов и пройдя берегом моря, вышли патрульные, стояла на самом краю береговой линии. Поскольку у Самары не было естественного спутника, местные жители не знали, что такое морские приливы. Да и штормы здесь, должно быть, случались не часто, кособокие домишки, похожие издалека на поросшие серой, пожухлой травой кучи мусора, стояли так близко к воде, что, сидя на пороге крайнего из них, можно было без труда закинуть в море удочку. В деревушке было всего-то с десяток домов, причем три из них, судя по темным оконным провалам и покосившимся крышам, давно уже пустовали.

– Ведите себя непринужденно и с достоинством, но при этом не забывайте и о тактичности, – напутствовал своих подчиненных Морин, одергивая на себе одеяние, наскоро сшитое из простыни, похожее на короткую тогу, перетянутую в поясе куском веревки.

– Давно я не участвовал в маскараде, – неловко дернув плечом, мрачно буркнул Кромов.

– А для чего ты нацепил на свой халат значок патрульного? – взглянув на бортинженера, поинтересовался Тротт.

– Джеймс! – возмущенно всплеснул руками Морин. – Немедленно спрячь значок!

– В соответствии с уставом патрульный, выполняющий служебное задание, должен иметь при себе значок, – спокойно возразил командиру Кромов.

– Но это вовсе не означает, что его нужно выставлять напоказ! – Морин на всякий случай посмотрел на остальных подчиненных, чтобы убедиться, что они не сделали подобной глупости. – Мы находимся на карантинной планете и должны соблюдать конспирацию, – добавил он, удостоверившись в том, что теперь внешний вид всех патрульных вполне соответствует тому, как, по его мнению, должны выглядеть местные жители. – Самаритянам ничего не известно о существовании разумной жизни за пределами их планеты. В таком же неведении они должны остаться и после того, как мы ее покинем.

– Ага, – с усмешкой кивнул Кромов. – Ты лучше расскажи об этом тому чокнутому роботу, которого мы ищем.

– С психическими и мыслительными функциями у Джи-Си все в порядке, – возразил Ку Ши. – Просто заложенная в нем программа приоритетов не соответствует тем условиям, в которых он оказался.

– Можно подумать, что разгуливать, завернувшись в простыни, для всех нас дело самое что ни на есть привычное, – недовольно проворчал Кромов.

– Прекратить разговоры, – негромко приказал Морин, увидев вышедшую из дома женщину, которая, остановившись на пороге, приложила ладонь козырьком ко лбу, вглядываясь в приближающихся к деревне четверых незнакомцев.

Еще на «Гала-4» Ку Ши получил через Центральную диспетчерскую службу Галактического патруля программу для автоматического переводчика, совмещенную с самарским языком. Но, поскольку голосовой аппарат самаритян практически ничем не отличался от того, чем природа наделила людей, а структура самарского языка и принятая в нем система звукоизвлечения были не особенно сложными, Ку Ши решил полностью переключить автоматического переводчика на аудиоклипсы, закрепленные на мочках ушей патрульных. Таким образом, каждый из них мог не только слышать синхронный перевод речи аборигенов на понятный им язык, но и перевод собственных слов на самаритянский. При этом не нужно было говорить в полный голос – крошечный голосовой сенсор, закрепленный на горле, улавливал колебания голосовых связок даже тогда, когда слова произносились настолько тихо, что никто из находящихся рядом не мог их услышать. После этого патрульному оставалось только повторить услышанную фразу на самаритянском языке.

Впрочем, даже для этого требовалось иметь определенные навыки, поэтому Морин принял решение, что разговаривать с аборигенами будет Ку Ши. Остальным же было приказано не вступать в беседу без особой на то необходимости.

К тому времени, когда патрульные подошли к женщине, первой заметившей гостей, к ней присоединились еще трое человек. Трое ребятишек, в возрасте от пяти до восьми лет, возившиеся неподалеку на устилающих берег камнях с каким-то небольшим четвероногим животным, завидев вошедших в деревню незнакомцев, прекратили свою игру и замерли на месте, внимательно наблюдая за происходящим.

– Что-то подсказывает мне, что Джи-Си здесь уже побывал, – негромко, почти не открывая губ, произнес Тротт.

– А это «что-то» случайно не подсказывает тебе, куда он после этого направился? – спросил Морин. – Потому что, судя по тишине и спокойствию, царящим в деревне, робота здесь нет.

Ку Ши знаком велел своим спутникам умолкнуть.

Выйдя вперед, он почтительно, но одновременно и с достоинством, свойственным человеку, занимающему достаточно высокую ступень на иерархической лестнице, наклонил голову, приветствуя жителей деревни. Никаких ответных жестов или движений со стороны аборигенов не последовало.

Подождав несколько секунд, Ку Ши обратился к самаритянам со словами, произношение которых подсказывал ему электронный переводчик:

– Мы ищем нашего друга, с которым случайно разминулись в пути. Возможно, вы или ваши дети видели сегодня утром где-то в окрестностях деревни незнакомого человека?

– Нет, – коротко ответил мужчина с длинными седыми волосами, расчесанными на прямой пробор и перехваченными над ушами плоскими заколками из рыбьих костей.

Ответ был настолько однозначным, что Ку Ши сразу же понял, что его обманывают самым нахальным образом. Подтверждением этому служило то, что самаритянин ответил один за всех и даже не спросил ни о чем детей, находившихся неподалеку.

– Значит – нет, – недобро прищурился Ку Ши. – В таком случае нам придется забрать с собой тебя.

Глаза самаритянина испуганно округлились.

– Меня? – растерянно пробормотал он. – А я-то здесь при чем?

– Человек, которого мы разыскиваем, является важным государственным лицом, – со скрытой угрозой в голосе произнес Ку Ши. – У нас есть все основания полагать, что он заходил в вашу деревню. И если ты утверждаешь обратное, следовательно, являешься одним из тех, кто готовит покушение на него.

– Да нет же, нет, – быстро заговорил самаритянин. – С чего бы мне вдруг таить зло на этого доброго человека…

– Так, значит, он все же был здесь? – сделав шаг в направлении перепуганного аборигена, чем напугал его еще больше, спросил Ку Ши.

– Был. – Самаритянин быстро кивнул несколько раз. – Пирул с Иунаном встретили его где-то на берегу и привели в деревню.

– Когда это было?

– Сразу же после утреннего лова.

– И что было потом?

– Пирул сказал, что это Посланник Небесного Отца. – Посланник? – удивленно сдвинул брови Ку Ши.

– Мы тоже сначала не поверили, – встряла в разговор женщина, стоявшая по левую руку от самаритянина. – Пирулу, после того как он как-то раз побывал на проповеди Святого Мохмола, все время Посланники мерещатся. Но Иунан и другие рыбаки, которые были с ним, в один голос твердили, что видели, как этот незнакомец по воде ходил, аки по суху, а еще огонь извлекал из камня.

Ку Ши оглянулся через плечо на Морина и тяжело вздохнул.

– А вам он что-нибудь показывал? – спросил он, снова переведя взгляд на самаритян.

– Нет, – покачал головой мужчина. – Только спрашивал, что бы мы хотели получить в дар от Небесного Отца. А после осенял нас своею благодатью.

– Было и нам явлено чудо! – Женщина резко ткнула мужчину острым локтем в бок и плечом оттеснила его за спину. – Было чудо! – снова уверенно повторила она, глядя в глаза Ку Ши.

– И что же это было за чудо? – мягко поинтересовался патрульный.

– Жена у Хавара три дня назад девочку родила, а сама после этого слегла с родильной лихорадкой. Думали – все, помирает. Сегодня утром она уже и говорить не могла, и никого вокруг себя не узнавала. Посланник только присел возле нее на минуту и за руку подержал. После этого у нее на руке круглое желтое пятнышко осталось. А недавно я к Хавару в дом зашла, смотрю – жена его уже на кровати сидит и суп рыбный ест! Ну?! – Самаритянка с вызовом посмотрела сначала на стоявшего чуть позади нее мужчину, а затем на патрульного. – Разве ж это не чудо?!

Самаритянин смущенно пожал плечами.

– Критоцид, – услышал Ку Ши тихий голос Тротта у себя за спиной. – Я просмотрел список образцов товаров, которые имел при себе Джи-Си. Среди них был и пластырь со слоем универсального антибиотика. Быстро и эффективно помогает при сепсисе.

– Какие еще чудеса были явлены вам Посланником? – спросил у самаритянки Ку Ши.

Женщина гордо вскинула свой длинный подбородок.

– Я крепка в вере в Небесного Отца, – с восторженным благоговением произнесла она. – И для того, чтобы верить в Посланника Его, мне не нужно никаких чудес! Я на себе ощутила ту благодать, что исходила от Посланника!

– Статическое электромагнитное поле, – тут же нашел объяснение Кромов. – Частенько возникает вокруг автоматов системы Джи-Си, когда роботам приходится подолгу сохранять несвойственную им форму. Если находишься в этот момент рядом с одним из них, то чувствуешь, как все волоски на теле встают дыбом. Кстати, именно из-за этого роботов Джи-Си в свое время сняли с производства.

– Где сейчас Посланник? – спросил у самаритянки Ку Ши.

– Пирул и Иунан повезли его в Итор, – ответил за нее мужчина.

Ку Ши быстро оглянулся по сторонам. Никакой дороги видно не было, а следовательно, слово «повезли» можно было истолковать как «поплыли».

– Как по-твоему, – снова обратился он к рыбаку. – Как скоро они туда доберутся?

Самаритянин задумчиво посмотрел на море, затем перевел взгляд на небо, по которому плыли мелкие перистые облака, и не спеша огладил ладонью свою всклокоченную бороденку.

– Дотемна им до Итора не добраться, – рассудительно произнес он. – А значит, заночуют где-нибудь на берегу. Если отправятся в путь на рассвете, то к полудню будут в Иторе. – Самаритянин снова посмотрел на море и уверенно добавил: – Точно, не раньше полудня.

Ку Ши обернулся, чтобы взглянуть на командира.

– Нам тоже нужно в Итор, – развел руками Морин.

– Ты можешь отвезти нас в Итор? – обратился Ку Ши к самаритянину.

– А сами-то вы как сюда добрались? – хитро прищурился рыбак.

– Тебя интересует, куда делась наша лодка или сколько мы заплатим тебе за твою? – Ку Ши сунул руку во внутренний карман, где у него лежали десятка два медных монет, принятых к обращению в Волваре. Монеты были изготовлены синтезатором патрульного корабля по коду образца, переданному Центральной диспетчерской.

– Извини, – развел руками самаритянин. – Но, сколько бы ты мне ни предложил, я смогу доставить тебя в Итор разве что на собственной спине. Своя лодка была только у Пирула. А на той, что принадлежит деревенской общине, рыбаки уплыли за мыс. – Самаритянин указал рукой вдоль берега, туда, где в залив врезался острый скальный выступ. – Вернутся не раньше завтрашнего утра.

– А если идти пешком? – спросил из-за спины Ку Ши Кромов.

– Тогда вам нужно перевалить через холмы. – Рыбак махнул рукой в сторону, откуда пришли патрульные. – Там вы и найдете дорогу, ведущую в Итор.

– И как долго идти по дороге до Итора? – спросил Ку Ши.

– Да дня три, – усмехнулся самаритянин.

За спиной у Ку Ши тяжело вздохнул Кромов, вспомнивший об оставленном на корабле вездеходе.

– А когда лодка вернется, вы отвезете нас в Итор? – понимая, что другого выхода у них все равно нет, спросил у рыбака Морин.

Самаритянин, видимо, тоже понял, что странные гости, невесть откуда появившиеся в рыбацкой деревне, находятся в безвыходном положении. Он не спеша, как будто только для того, чтобы прочистить горло, кашлянул в кулак, степенно огладил бороду, провел ладонями по волосам и лишь после этого промолвил:

– Ну, если сойдемся в цене…


Уже в сгущающихся сумерках лодка причалила к берегу. Велев Джи-Си оставаться на месте, Пирул с Иунаном прыгнули в воду и быстро вытащили лодку на берег.

Отойдя на пару шагов от кромки воды, Иунан с облегчением перевел дух.

– Ну, кажется, и на этот раз обошлось, – негромко произнес рыбак и трижды ударил себя в грудь кончиками пальцев правой руки.

– А в чем проблема? – спросил, выбираясь из лодки на каменистый пляж, Джи-Си.

– Смотри. – Пирул указал рукой в сторону моря.

Примерно в сотне метров от берега слегка колышущаяся морская гладь мерцала переливающимся зеленоватым светом. Казалось, тысячи мельчайщих светящихся блесток были рассыпаны по поверхности воды. Зрелище было необычайно красивым, даже чарующим, но никак не внушающим опасение. Что за угрозу могли таить в себе скопления одноклеточных организмов, которых по непонятной прихоти своей природа снабдила люминофорами?

Джи-Си непонимающе посмотрел на своих спутников.

– Это души утонувших рыбаков, – шепотом произнес Пирул. – Когда они появляются на поверхности моря, нужно скорее править к берегу. Иначе – быть беде.

– Ну, я не думаю, что это так уж страшно, – улыбнулся Джи-Си. – Насколько мне известно, мертвые не проявляют никакого интереса к делам живых.

– Тогда для чего же они всплывают по ночам с морского дна? – указав взглядом на волны, свечение которых становилась все ярче, спросил Иунан.

Джи-Си сначала было решил открыть своим спутникам истинную причину свечения моря, но, подумав, пришел к выводу, что потребуется слишком много времени для того, чтобы растолковать необразованным рыбакам принцип природной люминесценции. Он попытался молча уйти от ответа, но глаза рыбаков неотрывно следили за ним, так, словно даже в отсутствии слов движения Посланника могли подсказать им ответ на заданный вопрос.

– Может, просто для того, чтобы напомнить о себе? – не найдя ничего лучшего, произнес, смущенно глядя в сторону, Джи-Си.

Высказанное предположение казалось ему довольно-таки абсурдным, но, как ни странно, рыбакам оно пришлось по душе.

– А что происходит с душами тех, кто умирает не в море? – тут же спросил у робота Пирул.

В поисках чего-то схожего с зеленоватым мерцанием люминофора на поверхности моря взгляд Джи-Си невольно обратился к звездному небу.

– Они там? – благоговейно прошептал Пирул.

– Не все, – несколько смущенно, оттого что ему приходится лгать, ответил Джи-Си. – Только те, кто этого достоин.

– А как же остальные?

– Они ждут, когда Небесный Отец примет решение по поводу их дальнейшей судьбы.

Сплетая совершенно невероятную историю для простодушных рыбаков, Джи-Си находил оправдание в том, что когда-то и сам слышал нечто подобное.

Кончив обсуждать тему жизни после смерти, рыбаки и робот зашагали в сторону, где находилось селение, в котором они рассчитывали переночевать.

– Нужно было раньше пристать к берегу, – недовольно буркнул шагавший впереди Иунан, в очередной раз споткнувшись о невидимый в темноте камень.

Джи-Си, обладавший способностью видеть в различных волновых диапазонах, не испытывал никаких неудобств из-за опустившейся на землю ночной темноты. Но, услышав сетование Иунана, он решил оказать услугу своим спутникам, а заодно и продемонстрировать им еще один из имевшихся у него образцов товара. Достав из ячейки на груди пластиковую люминесцентную трубку, Джи-Си несильно ударил ею об открытую ладонь. В одно мгновение механическая энергия удара была поглощена заполнявшим трубку люминофорным составом и преобразована в световое излучение. Призрачный голубоватый свет осветил тропинку, по которой они шли.

– С нами Небесный Отец! – в ужасе воскликнул Иунан, отпрыгнув в сторону, за пределы светящегося круга.

Пирул тоже кинулся во тьму, но споткнулся и упал, больно ударившись коленкой о камень.

– Чем мы провинились перед тобой, Посланник? – даже не пытаясь снова подняться на ноги, униженно проскулил Пирул.

– В чем дело, друзья мои? – Джи-Си еще раз ударил люминесцентную трубку о ладонь и поднял ее над головой, чтобы его спутники могли увидеть, что никакой опасности рядом с ними нет. – Что вас так напугало?

Лежа на земле, Пирул вскинул руку, прикрывая лицо от бледного люминесцентного света, так, словно это было ослепительное сияние.

Стоявший чуть в стороне Иунан пошатнулся и, как будто лишившсь внезапно последних сил, упал на колени.

– Пощади нас, о Великий Повелитель Душ, – простонал он, умоляюще глядя на робота.

– Слушайте, я не понимаю, что происходит! – с досадой всплеснул руками Джи-Си. – Что вас так напугало?

– Сосуд Душ в твоей руке, – едва слышно произнес Иунан.

– Это? – Джи-Си удивленно посмотрел на светящуюся трубу. – Это всего лишь люминесцентный фонарь – вещь совершенно безопасная. Я просто хотел осветить вам дорогу.

Иунан изумленно приоткрыл рот.

Пирул, поднявшись на колени, вцепился пальцами в свою бороду.

Оба рыбака смотрели на коммивояжера с благоговейным ужасом.

– Ну так что? – устав ждать, обратился к ним с вопросом Джи-Си. – Мы идем в селение или заночуем прямо здесь? Между прочим, – с едва заметным упреком добавил он, – это была ваша идея остановиться на ночь. Мое тело в отдыхе не нуждается.

– Ты заключил души мертвых в волшебный сосуд и заставил их служить тебе? – осторожно спросил Пирул.

– Ну, если ты называешь душами умерших то, что заставляет светиться море, то так оно и есть, – ответил робот. – Только я не сам создал этот фонарь, а получил его вместе с остальными образцами товаров от представителя компании. Хочешь взглянуть на него поближе?

Джи-Си протянул люминесцентную трубку Пирулу, в ответ на что рыбак испуганно замахал руками.

– Тебе помочь подняться? – Джи-Си протянул Пирулу свободную руку.

Рыбак быстро коснулся кончиками пальцев тыльной стороны ладони Джи-Си и, тут же отдернув руку, самостоятельно встал на ноги.

Поднялся с колен и Иунан.

– Ну так что? – вопросительно посмотрел на рыбаков Джи-Си. – Хотите, чтобы я спрятал фонарь и мы продолжали наш путь в темноте?

Иунан провел языком по сухим, потрескавшимся губам.

– Если этот свет послан нам Небесным Отцом, мы не вправе отвергать его, – севшим от волнения голосом произнес он.

– Отлично сказано, – ободряюще улыбнулся рыбаку Джи-Си и, снова стукнув люминесцентную трубку о ладонь, высоко поднял ее над головой.


Трое патрульных сидели на берегу моря, глядя на то, как с наступлением темноты волны на некотором расстоянии от береговой линии начинают переливаться призрачным зеленоватым светом.

– А знаете, мне здесь нравится, – неожиданно произнес Тротт. – Мне давно не доводилось слышать столь необыкновенной, первозданной тишины, нарушаемой только естественными звуками природы.

– Характерно для планет, общество на которых не достигло индустриальной стадии, – весьма своеобразно прокомментировал слова пилота Кромов.

– Эх, Джеймс, – грустно вздохнул Тротт. – Нет в тебе ни капли романтики. Ну, скажи мне на милость, при чем здесь индустриальное общество, когда мы говорим о красоте нетронутой природы?

– При том, что мне нравится, как тикают маятники, щелкают шестеренки и скрипят несмазанные колеса, – ответил Кромов. – А если хочешь сполна насладиться красотой нетронутой природы, то можешь прогуляться на тот конец деревни, где рыбаки сваливают гниющие остатки своих уловов.

– Эх, Джеймс, – снова вздохнул Тротт и, ничего более не сказав, лег на спину.

Положив руки под голову, Эрик устремил взгляд к удивительно прекрасному звездному небу. В свое время он подал заявление в Звездную академию только потому, что надеялся на то, что уж небо никто и никогда не сможет превратить в выгребную яму. Однако, судя по тому, какими феноменальными темпами продвигалось замусоривание космического пространства, ожиданиям этим не суждено было сбыться. Именно осознание данного факта заставило Тротта сделать еще один шаг и поступить после окончания академии в Службу Галактического патруля.

– Главное – не расслабляться, – произнес одну из своих любимейших фраз Морин. И тут же добавил к ней вторую из той же категории: – Мы здесь не на отдыхе.

– Верно, – совершенно неожиданно поддержал командира Кромов. – Аборигены представления не имеют о том, что мы патрульные, зато им известно, что у нас есть деньги. Того и гляди, подкрадутся из темноты и нож в спину воткнут. – Кромов с недовольным видом покрутил головой по сторонам: – Не нравится мне здесь.

– Ничего удивительного, – произнес, не отрывая взгляда от звезд, Тротт. – Ты чувствуешь себя спокойно, только находясь в недрах машинного отделения своей несравненной «Галы».

– Ну и что с того? – с вызовом посмотрел на пилота Кромов.

– Ничего, – едва слышно усмехнулся тот. – Я просто констатировал факт.

– Факт, – недовольно буркнул Кромов. – Скажи лучше, где Ку запропастился?

– Я здесь, – послышался негромкий голос из темноты.

Кромов проворно вскочил на ноги и сунул руку под тогу, где у него был спрятан парализатор.

Увидев, что это и в самом деле Ку Ши, Кромов успокоился и снова сел на гальку.

– Ну, какие новости? – спросил Морин.

– Мне удалось получить исчерпывающую информацию о религиозных воззрениях самаритян, – ответил, присаживаясь на небольшой плоский камень, Ку Ши.

– Какое это имеет отношение к нашему пропавшему роботу? – покосился на него Тротт.

– Самое непосредственное, – ответил Ку Ши.

– Грязь марсианская, – в сердцах выругался Морин. – Вот чего я не люблю, так это вмешиваться в религиозные дела. Как ни старайся, непременно выплывет наружу какое-нибудь гнилье, за которое потом с тебя же еще и спросят!

– В особенности это касается карантинных планет, – добавил, приподнявшись на локте, Тротт. – Здесь как на минном поле, ошибся раз – и ты уже труп… Естественно, я выражаюсь фигурально.

– Так что там насчет местной религии? – обратился к Ку Ши Кромов, единственный, кому не казалось, что обсуждаемая тема таит в себе нечто инфернально ужасное.


Селение, в которое рыбаки привели Джи-Си, было чуть больше рыбацкой деревни. Жили в нем мелкие ремесленники, промышляющие изготовлением глиняной посуды и плетением циновок с традиционными цветными узорами. Дома в поселке стояли двумя концентрическими кругами, в центре которых находилась большая утоптанная площадка с обложенным камнями очагом. В очаге потрескивали дрова, выбрасывая в темное небо снопы оранжевых искр. Красноватые отсветы невысокого пламени озаряли фигуры четверых человек, неподвижно сидящих у огня.

При появлении Джи-Си и сопровождавших его рыбаков неспешный разговор у костра тут же оборвался.

Джи-Си держал высоко над головой люминесцентный фонарь, свет от которого окрашивал в мертвенно-голубой цвет как самого робота, так и его спутников. Рыбаки уже успели несколько привыкнуть к тому, что путь их в ночи освещал мистический сосуд, наполненный душами умерших людей, и странный, никем прежде не виданный свет уже не казался им столь ужасным, как в тот момент, когда они впервые увидели его. А вот для засидевшихся до темноты сельчан подобное зрелище было в новинку. Секунд двадцать они сидели неподвижно, изучая взглядами незваных гостей, явившихся, как им казалось, из самого чрева ночи, после чего, не сговариваясь, одновременно вскочили на ноги и кинулись врассыпную.

Все произошло настолько быстро, что гости, не успев даже понять, в чем дело, остались на площади одни.

Пирул подошел к очагу и поставил ногу на закопченный камень.

– Должно быть, их напугал твой Сосуд Душ, – сказал он, обращаясь к Джи-Си. – Не мог бы ты спрятать его?

– Конечно, – с готовностью согласился Джи-Си и спрятал фонарь в ячейку на груди.

– Эй! – крикнул, раскинув руки в стороны, Иунан. – Куда вы все попрятались?! Это же мы! Пирул и Иунан!

Где-то во тьме осторожно скрипнула дверь.

– Пирул?..

– Ну так кто же еще! – быстро развернулся на голос рыбак.

– Уходите отсюда, – произнес голос, в котором звучала не столько угроза, сколько страх. – Уходите!

– Эй, да это никак Драш! – повернулся в ту же сторону, что и Пирул, Иунан. – Что случилось, Драш? Прежде вы никогда не отказывали нам в крове!

– Мы были рады видеть вас, когда вы были живые, – ответил голос из темноты. – Но мы не хотим делить кров с мертвецами. Мертвые должны лежать в земле, а не ходить по ней!

– О чем ты говоришь, Драш! Мы живы!..

Пирул сделал шаг в ту сторону, откуда звучал голос невидимого собеседника.

– Оставайся на месте, Пирул! – крикнул Драш. – У меня в руке дротик! И если ты сделаешь еще хотя бы шаг, клянусь, я кину его в тебя!

– Так оно и есть, – негромко произнес, обращаясь к Пирулу, Джи-Си. – У этого типа, что прячется за приоткрытой дверью, в руке дротик. И не только у него одного. За нами следят еще человек десять с оружием в руках.

– Ты собираешься убить мертвеца, Драш? – усмехнулся Пирул. – Лучше подойди поближе и убедись, что я живой.

– Мы видели Сосуд Душ в руке твоего спутника! – раздался голос с другой стороны площади.

– Верно, нам освещал дорогу Сосуд Душ, который находился в руке Посланника Небесного Отца! – Пирул говорил, постепенно повышая голос, и к концу фразы он звучал уже почти как крик. – Выйдите, трусы и маловеры, и убедитесь сами! Посланник Небесного Отца посетил ваше селение, а вы, вместо того чтобы встретить его достойно, попрятались в свои норы, словно твари ползучие!..

Пирул говорил долго и вдохновенно. Слушая его, Джи-Си подумал, что из рыбака мог бы получиться неплохой коммивояжер. Что-что, а убеждать людей он умел. Если бы и рыбу он ловил столь же успешно, то, наверное, давно бы уже скопил деньги на новую сеть. К концу его вдохновенной речи, должно быть, все жители селения, включая беззубых стариков и хнычущих младенцев, в равной степени не понимающих, что происходит, собрались на площади вокруг очага.

Страх быстро прошел, как только сельчане убедились, что перед ними действительно те самые Пирул и Иунан, которые не раз гостили в их домах, а вовсе не призраки и не всплывшие из морских глубин мертвецы. Ну а после повторной демонстрации Сосуда Духов, вновь повергшего в страх и трепет все взрослое население поселка, ни у кого уже не возникло сомнений в том, что пришедший вместе с рыбаками незнакомец есть не кто иной, как Посланник Небесного Отца.

В очаг подбросили дров, и огонь в нем заполыхал ярче. Мужская часть населения поселка расположилась вокруг костра и приготовилась внимать захватывающей истории о явлении Посланника и о подлинных чудесах, продемонстрированных им. Женщины, испытывавшие не меньшее любопытство, чем их мужья и братья, сновали вокруг, делая вид, что занимаются приготовлением пищи.

Джи-Си, как обычно, от еды отказался, чем уже вызвал немалое удивление у всех присутствующих.

Быстро освободив от еды предложенную ему тарелку, Пирул заговорщицки подмигнул Драшу:

– Помнится, в прошлый раз вы угощали нас отменным вином.

– Извини, Пирул, – улыбнувшись, развел руками Драш. – Все вино выпили на прошлой неделе на свадьбе сына Илипа.

– Что ж, – разочарованно цокнул языком Пирул. – Придется, видно, пить простую воду. Плесни-ка мне водицы, красавица, – обратился он к женщине, стоявшей неподалеку с кувшином в руках.

– Зачем же пить воду! – протянув руку, Джи-Си остановил женщину, собиравшуюся наполнить кружку Пирула.

Взяв кувшин из рук удивленной женщины, Джи-Си достал из ячейки на груди небольшой пластиковый пакетик и, оторвав уголок, всыпал его содержимое в воду. Взяв кувшин за горло, он как следует перемешал жидкость в нем, после чего наполнил кружку Пирула.

Рыбак вначале осторожно понюхал то, что было в кружке, затем так же осторожно лизнул языком.

– Это вино! – благоговейным шепотом произнес он.

Вновь поднеся кружку к губам, Пирул сделал глоток.

– Настоящее вино! – восторженно воскликнул он и залпом осушил кружку.

Джи-Си широко улыбнулся и, приподняв кувшин до уровня груди, радостно сообщил всем присутствующим:

– Вкусовые добавки «Шмак» способны даже воду превратить в вино!


Рассказ Ку Ши, как всегда, был неторопливым и обстоятельным:

– Как мне удалось выяснить, до недавних пор все самаритяне, обитавшие по берегам Окраинного моря, жили небольшими селениями, в которых практически все состояли друг с другом в той или иной степени родства. Перемены в их жизни начались примерно лет пятнадцать тому назад, когда некий деятель по имени Трапар Кислый провозгласил себя Верховным Правителем Волвара. Тут следует заметить, что прежде о государстве, именуемом Волвар, никто на берегах Окраинного моря и слыхом не слыхивал. По той простой причине, что его не существовало в природе. Трапар Кислый сам придумал для себя государство, подданными которого объявил всех обитателей селений, разбросанных по берегам Окраинного моря. Но, что самое удивительное, затея Трапара сработала! Никто не стал противиться объединению. Должно быть, необходимость в переустройстве общества давно уже назрела, и требовался только человек, способный толкнуть камень, находящийся на вершине горы, чтобы он сам покатился вниз по склону.

Судя по тому, что мне рассказали местные жители, Трапар Кислый, который и по сей день правит теперь уже вполне реальным Волваром, на самом деле личность незаурядная. При нем на побережье Окраинного моря буквально на пустом месте всего за несколько лет было построено несколько больших городов, в том числе и Итор – столица Волвара. После того как Трапар ввел в обращение медные деньги, начала процветать торговля. По всему побережью протянулась сеть новых дорог. Пару лет назад во всех городах приказом Трапара были открыты государственные школы. Конечно, их очень мало и принимают туда только особо одаренных детей, но для существующей общественно-экономической формации наличие школ, находящихся на полном содержании у государственной казны, является несомненным показателем прогресса.

Весьма своевременной и дальновидной оказалась религиозная реформа, которую в первые же годы своего правления провел на подвластной ему территории Трапар Кислый. Не знаю, кто уж здесь выступал в роли мозгового центра – сам Трапар или собранная им команда советников, только идея и в самом деле оказалась гениальной. Под руководством Трапара был создан новый, прежде никогда не существовавший на Самаре тип религии. И имя ему: монотеизм.

Прежде все самаритяне были, если можно так сказать, стихийными мистиками. Они обожествляли силы природных стихий, но при этом не персонифицировали их с тем или иным образом. Вера же в загробную жизнь сводилась к идее о том, что душа человека после смерти сливается с той или иной природной стихией. При этом, если рыбаки поклонялись Отцу-Океану, то земледельцы, естественно, отдавали предпочтение Матери-Земле. К серьезным конфликтам такая разница в объектах поклонения никогда не приводила, но также она не способствовала и объединению людей.

Трапар предложил всем своим подданным образ Небесного Отца, который некогда сотворил земную твердь, воду и небеса, а чуть позднее, отдохнув пару дней, создал растения, животных и людей. Таким образом, он является властелином всех природных стихий и Отцом всех, кто живет на земле, плавает в океане или летает в небесах.

Здесь просматривается довольно-таки явная параллель между Небесным Отцом и самим Трапаром Кислым: и тот и другой являются как создателем, так и властелином. А с властью, данной свыше, спорить, как известно, так же бессмысленно, как и плевать против ветра.

Что касается загробной жизни, то и здесь было предложено не особенно оригинальное, но вполне соответствующее духу времени решение. У Небесного Отца, само собой, не так много времени для того, чтобы персонально направлять каждого из детей своих по пути истинному, а потом еще и следить, чтобы он случайно не свернул в сторону. Но он позаботился о том, чтобы даровать людям свод Наставлений, в соответствии с которыми им и предстояло строить свою жизнь. Каменные плиты с выбитыми на них словами Наставлений были обнаружены в пустыне Дивел экспедицией, отправленной туда Трапаром Кислым, который во время одного из своих прозрений узнал, что именно в этом месте Небесный Отец однажды ступал на землю Самары.

Кстати, вам, наверное, будет любопытно узнать, что название планеты не имеет никакого отношения ни к земной, ни к марсианской Самаре. В переводе с древнесамаритянского слово «самара» означает «возлюбленная». А в современном языке оно превратилось в название всех тех земель, которые известны самаритянам.

Судит же дела людей Небесный Отец только после их смерти. Праведникам предоставляется возможность стать частью тех природных стихий, с которыми они были близки при жизни. А вот души грешников заключаются в некий Сосуд Душ, где и дожидаются дня, когда у Небесного Отца появится свободное время, чтобы пересмотреть их дела. Но, как принято считать, произойдет это не раньше, чем мир, который мы знаем, перестанет существовать.

– Все это очень интересно, – воспользовавшись короткой паузой, сказал Морин. – Но какое все это имеет отношение к Джи-Си?

– К этому я как раз и подхожу, – ответил рассказчик. – Предложенное Трапаром Кислым религиозное учение, в основе которого лежал культ почитания Небесного Отца, в целом пришлось по душе его подданным. Трапар даже не стал прикладывать особых усилий, чтобы внедрить его в среду жителей небольших селений вроде того, гостями которого мы с вами являемся. Казалось, все только и ждали вести о Небесном Отце, который укажет верный путь, обласкает тех, кто исправно следует по нему, и накажет отступников.

Однако спустя какое-то время проявились и некоторые недостатки, на которые в свое время создатели учения о Небесном Отце скорее всего просто не обратили внимания. По сути, все они сводились к тому, что человек лишь после смерти может рассчитывать на суд Небесного Отца. В земной же жизни он не может надеяться ни на прощение, ни на оправдание совершенных им неправедных поступков. Получалось, что, сделав однажды, пусть даже по случайности, неосмотрительности или просто из глупости неверный шаг, человек обречен на бессрочное заключение в проклятом Сосуде Душ.

Однако нашлись народные умельцы, которые смогли исправить эту ошибку. Благодаря их усилиям штат сотрудников Небесного Отца пополнился когортой порученцев, именуемых Посланниками. Это существа, объединяющие в себе как божественную, так и человеческую природу. В соответствии с народными верованиями, чаще всего Посланниками становятся праведники, при жизни взятые Небесным Отцом в свое Царство. Посланники периодически возвращаются на землю, чтобы указать людям, что они сбились с пути праведного, а заодно частично снять с них ответственность за совершенные грехи.

Существование Посланников никак не противоречило самой сути учения о Небесном Отце. И все бы ничего, да только к тому времени, когда истории о Посланниках стали приобретать все большую популярность среди простого люда, само религиозное учение о Небесном Отце обросло коралловым рифом официальных служителей и толкователей. Последние разработали целую систему религиозных обрядов, к неукоснительному исполнению которых призывали все население Волвара. В городах началось возведение храмов Небесному Отцу, где проходили пышные богослужения. Обряды местных церквей отличаются невероятной напыщенностью и глупостью. Основной их целью является выуживание денег из карманов прихожан под благовидным предлогом необходимости строительства новых храмов. Ну а неучтенные потоки денег, естественно, порождают различного рода злоупотребления.

Служители Храма Небесного Отца очень скоро превратились в привилегированную касту, присвоившую себе не только право толковать Наставления Небесного Отца, но даже за некую отнюдь не символическую плату отпускать людям их грехи. Само собой разумеется, что их совершенно не устраивало существование института Посланников, которые могли отпускать людям грехи бесплатно. Вначале официальные представители Храма объявили истории о Посланниках ересью, подрывающей основы учения о Небесном Отце, а спустя какое-то время, убедившись, что это их заявление не возымело никакого действия, храмовики уговорили Трапара издать указ, направленный против тех, кто распространяет подобные еретические измышления.

Официального раскола вслед за этим не произошло, поскольку храмовикам противостояли только массы малообразованных сельских жителей, но Храм Небесного Отца перестал быть истинно народной религией, превратившись в одну из ветвей государственной власти. Храмовики поддерживают Трапара Кислого, объявляя его власть данной от бога, а Верховный Правитель Волвара предпочитает не трогать служителей Храма Небесного Отца, опасаясь, по-видимому, потерять в результате конфликта одну из опор, на которой держится его все еще весьма призрачное государство.

– При чем же здесь Джи-Си? – снова перебил рассказчика Морин.

– А вы разве не поняли? – удивленно посмотрел на своих товарищей Ку Ши.

– Что мы должны были понять? – недоумевающе развел руками Тротт. – То, что церковь и государство – близнецы-братья?

– Самаритяне приняли Джи-Си за Посланника Небесного Отца, – сказал Ку Ши. – Он продемонстрировал местным жителям несколько имевшихся у него образцов товаров, и они решили, что Посланник являет им подлинные чудеса.

– Интересно, – озадаченно сдвинул брови Кромов. – Что такого уж удивительного мог показать самаритянам робот, чтобы они приняли его за святого?

– Да все, что угодно, – раздраженно взмахнул рукой Морин. – Зажигалку, электрический фонарик…

– Тот же пластырь с антибиотиком, – добавил Тротт.

– Рыбаки рассказывают, что Джи-Си ходил по воде, – сказал Ку Ши.

– Туфли с антигравитационными подошвами! – хлопнул ладонью о ладонь Кромов.

– Вот же кретин, – зло процедил сквозь плотно стиснутые зубы Морин. – Ну, я еще понимаю, помочь женщине, умирающей от сепсиса… Но какого дьявола он начал разгуливать по воде!!!

– Это робот-коммивояжер, – спокойно ответил командиру Ку Ши. – Он просто демонстрировал самаритянам достоинства предлагаемого товара.

Морин и сам прекрасно понимал, что глупо злиться на робота, который попросту не представлял себе, за кого принимают его аборигены, и все же ему было трудно удержаться от еще одного возмущенного возгласа:

– А какого лешего его понесло в столицу?!

– Наверное, он решил, что в городе торговля пойдет живее, – ответил на этот раз Тротт.

– Для нас это создает дополнительные проблемы, – заметил Ку Ши.

– Конечно, – согласился с ним Кромов. – На центральной площади Итора модуль не посадишь.

– Кроме того, если этот чертов робот начнет раздавать рекламные образцы продукции, нам придется все их отыскать и изъять, – добавил Морин.

– Об этом лучше не думать, – с удрученным видом покачал головой Тротт.

– Верно, – кивнул Ку Ши. – Сейчас нам следует думать о другом. Если по Итору поползут слухи о том, что Джи-Си – это Посланник Небесного Отца, – а учитывая то, как быстро ему удалось охмурить жителей деревни, можно предположить, что в городе дела у него пойдут еще веселее, – то ему придется иметь дело со служителями Храма Небесного Отца. Как мне рассказали местные жители, еретиков, упорствующих в своих заблуждениях, приговаривают к смерти. Представляете, что произойдет, когда самаритяне попытаются казнить Джи-Си?

– Робота системы Джи-Си можно вывести из строя, только отключив питание, – задумчиво произнес Кромов. – В остальном, – бортинженер развел руками, – он неуязвим.

– Вот именно, – медленно наклонил голову Ку Ши. – А если те, кто будет проводить экзекуцию, увидят, что у Джи-Си внутри…

– Грязь марсианская!!! – заорал Морин, обратив лицо к темному и безответному небу. – Когда же все это кончится?!

– Есть еще какие-нибудь вопросы, на которые я могу ответить? – обратился к двум другим своим товарищам Ку Ши.

– Почему Трапара называют Кислым? – поинтересовался Кромов.

Ку Ши растерянно хлопнул ресницами.

– Мне даже в голову не пришло спросить об этом у самаритян, – честно признался он. – Кислый и Кислый, что ж с того? Встречались мне имена и попричудливее.


Джи-Си остался вполне доволен числом и объемом сделок, которые ему удалось заключить в селении, где он с рыбаками провел ночь. Пока Пирул и Иунан сладко спали, наевшись от пуза и напившись вина, что сотворил для них Джи-Си, сам торговец занимался активной рекламой имевшихся у него товаров среди местного населения. То, что сельчане соглашались брать все, что им предлагалось, а некоторые товары шли даже небольшими оптовыми партиями, Джи-Си относил на счет своего умения торговать. Главное, показать товар лицом, так, чтобы потенциальный покупатель задумался над тем, как же он прежде жил без столь необходимой ему вещи. Огромной популярностью пользовались надувные диваны и кресла из каталога, продемонстрированного Джи-Си. Также пришлись по вкусу сельчанам стремянки, которые в сложенном состоянии могли служить тренажерами для тренировки мышц брюшного пресса, очки ночного видения, дешевая косметика и одноразовые бритвенные станки. Но, к удивлению самого Джи-Си, ни с чем не сравнимый восторг среди мужской части населения вызвали карточки с переводными татуировками, одну из которых, с изображением дракона, кусающего свой хвост, робот в качестве демонстрации перевел на плечо Драша. Мода на татуировки отошла лет десять назад, и с тех пор Джи-Си не удалось продать ни одной карточки. Тогда он стал считать их абсолютно бесперспективным товаром и даже редко кому предлагал. Да и каталог с богатым выбором татуировок и несколькими прилагающимися рекламными карточками он прихватил с собой по чистой случайности. Здесь же за один раз было сделано столько заказов, что Джи-Си начал сомневаться, наберется ли такое количество карточек с переводными татуировками на складе компании.

В дорогу путники собрались еще в предрассветных сумерках. Для того чтобы поспеть в Итор к полудню, нужно было отплыть, не дожидаясь, пока солнце поднимется над горизонтом.

Неожиданное желание идти вместе с Посланником в столицу изъявил Драш. Пирул попытался отговорить его, делая упор главным образом на то обстоятельство, что даже для троих человек в его лодке едва хватает места. В ответ на это Драш вывел из загона четвероногое копытное животное ростом с пони, с большими, как у осла, ушами и парой маленьких рожек между ними. Животное шло, низко опустив голову и глядя на дорогу большими грустными глазами.

– Я поеду на слимпе через перевал, – сказал Драш, потрепав животное по холке. – К тому времени, когда вы подойдете к лодочному причалу Итора, я буду уже там.

– Зачем тебе это? – недоумевающе развел руками Иунан. – У тебя что, других дел нет?

– Я хочу собственными глазами увидеть, что станут делать храмовики, когда познакомятся с Посланником, – язвительно усмехнулся Драш. – На этот раз им уже не отвертеться так же просто, как в прошлый раз, когда они объявили Святого Мохмола самозванцем и сумасшедшим.

– Кто такой Святой Мохмол? – удивленно спросил Джи-Си, слышавший это имя уже во второй раз.

Как мог догадаться Джи-Си, этот самый Мохмол имел какое-то отношение непосредственно к нему, но вот что именно их связывало, робот не мог понять. Насколько ему было известно, подобной серии роботов-коммивояжеров не существовало, а следовательно, упомянутый Святой Мохмол никак не мог являться его коллегой, посетившим планету прежде него.

– Святой Мохмол, как и ты, был Посланником Небесного Отца, – ответил роботу Пирул.

– Нет, вы ошибаетесь, – покачал головой Джи-Си. – Я не знаю никого с таким именем.

Заявление Джи-Си повергло Драша и рыбаков в замешательство.

– Но Святой Мохмол также являл людям чудеса, способностью совершать которые наделил его Небесный Отец, – растерянно произнес Драш.

– И какого рода были эти чудеса? – осведомился Джи-Си.

– Конечно, они несравнимы с теми, что явил нам ты. – Сельчанин слегка развел руки в стороны. – Но я слышал, что Святой Мохмол мог впадать в транс, и тогда его тело становилось нечувствительным к боли.

– Да ну? – с показным изумлением усмехнулся Джи-Си.

Подойдя к очагу, в котором все еще догорал ночной костер, он наклонился и зачерпнул ладонью пригоршню красных, похожих на огромные искусственные рубины углей. Подняв руку до уровня плеча, он перевернул ладонь, и угли посыпались в очаг, потрескивая, а иногда даже вспыхивая на лету. Отряхнув ладонь о полу своей одежды, Джи-Си показал ее аборигенам, чтобы они смогли убедиться, что на коже его нет ни единого следа от ожога.

– Как видите, это совсем не сложно, – сказал он, улыбнувшись.

– А еще говорят, что Святой Мохмол разговаривал на языках, которые никто не знал, – быстро облизнув губы, сказал Иунан.

– Откуда же тем, кто его слышал, было известно, что это на самом деле какой-то язык, а не пустая тарабарщина? – спросил рыбака Джи-Си.

Не зная, что ответить, Иунан стыдливо втянул голову в плечи.

– Выходит, что Святой Мохмол действительно был всего лишь самозванцем? – глядя торговцу в глаза, тихо спросил Пирул.

– Я этого не говорил, – покачал головой Джи-Си. – Я сказал только, что никогда прежде не слышал о Святом Мохмоле. И еще мне хотелось, чтобы вы поняли, что не каждому, кто предлагает свои услуги, следует доверять. Вот. – Джи-Си достал из ячейки на груди маленький красный тюбик. – Любому из вас достаточно просто нанести эту антитермическую мазь на руки для того, чтобы повторить «чудо», которое я только что вам продемонстрировал.

– Ну, теперь уж я непременно отправлюсь в Итор! – решительно заявил Драш. – Не каждый день на Самару являются истинные Посланники Небесного Отца!


Рыбаки долго торговались с Ку Ши из-за каждого медяка. Патрульные прижимали деньги, поскольку запас наличности, которым они располагали, был хотя и не маленьким, но все же не бесконечным, а ведь никто не знал, с какими еще проблемами им предстояло столкнуться в Иторе.

Конечно, можно было заказать новую партию денег на корабле, но тогда пришлось бы искать безлюдное место и дожидаться ночи, чтобы посадка транспортного зонда, посланного оставшимся на «Гала-4» Пасти, осталась незамеченной аборигенами.

Солнце уже высоко поднялось над горизонтом, когда лодка наконец-то отчалила от берега.

– Между прочим, Джи-Си они повезли в Итор бесплатно, – недовольно буркнул устроившийся на корме Кромов.

– Так он же для них почти что святой, – усмехнулся Тротт.

– Более чем святой, – поправил его Ку Ши. – Посланник является посредником между Небесным Отцом и самаритянами. Можно сказать, наместник божий на земле.

– Подумаешь, – презрительно фыркнул Кромов. – Я тоже могу зажигалкой щелкнуть.

– Я тебе щелкну, – с угрозой процедил сквозь зубы Морин, которому все меньше нравилась вся эта история с роботом-коммивояжером, выдающим себя за святого.


По сравнению с теми судами, что стояли у пристани Итора, лодка Пирула казалась жалкой скорлупкой. Но в ее малых размерах было и несомненное преимущество – легко проскальзывая между бортами заполняющих гавань баркасов и фелюг, она сумела пробраться к самой пристани. Пирул кинул конец веревки, привязанной к носу лодки, сидевшему на досках босоногому мальчонке, который быстро и ловко обмотал ее вокруг причального столбика. Подтянув лодку к причалу, Пирул выбрался на доски и, дав мальчонке пару медяков, велел ему присмотреть за лодкой.

– Ну, вот мы и в Иторе, – сообщил своему облаченному в белые одежды спутнику Иунан.

Город оказался куда меньше, чем ожидал Джи-Си. Дома, взбиравшиеся вверх по пологому склону огромного холма с плоской вершиной, на котором стоял Итор, были по большей части одно– и двухэтажными, выстроенными из глиняных блоков с добавлением мелко нарубленной соломы. Особой красотой и причудливостью форм дома не отличались – просто большие коробки темно-коричневого цвета с плоскими крышами. Но все же это был город, который, как известно, отличает совершенно особый жизненный уклад. В городе ритм жизни торопливый и рваный, кажется, что все его жители куда-то постоянно спешат и, несмотря на это, неизменно опаздывают. Встретившиеся разговаривают короткими, рублеными фразами, произнося слова громче, чем нужно, при этом постоянно оглядываясь по сторонам, словно боясь пропустить нечто необычайно важное. В городе если человек выходит из дома на улицу, то непременно по делу. Даже те, кого обычно принято называть праздношатающимися, в действительности заняты очень важным для них делом – они изучают людей, местность и обстановку вокруг. Не потому, что им это для чего-то нужно, а потому, что может пригодиться впоследствии.

Город – это особая среда обитания, которую создает для себя человек. И именно эта среда, а вовсе не различия архитектуры или исторические памятники отличают города один от другого. Все города во Вселенной можно разделить на две большие группы: те, в которых хочется остаться навсегда, и те, в которых испытываешь острое желание немедленно бежать прочь. В чем причина столь резко противоположного восприятия, казалось бы, довольно однообразной городской среды, понять очень трудно. А объяснить практически невозможно. И что, пожалуй, самое удивительное, на разных людей один и тот же город оказывает зачастую совершенно противоположное воздействие: если один испытывает необоримое желание выйти на главную площадь города, раскинуть руки в стороны и во весь голос запеть, то другой прячется в темный переулок и сидит там в углу между мусорными баками, зажав голову ладонями, в тщетной надежде, что когда-нибудь этот кошмар закончится. Город взаимодействует с человеком подобно живому организму, который способен вызывать симпатию или антипатию на подсознательном уровне, при одном только взгляде на его внешний облик, когда первое впечатление чаще всего оказывается решающим и наиболее близким к истине.

У Джи-Си был богатый опыт общения с городами, и даже с теми из них, которые не желали его принимать, он умел найти общий язык. Бросив один короткий взгляд на часть Итора, выходившую к порту, Джи-Си понял, что в этом городе дела у него пойдут.

– Я благодарен вам за то, что вы доставили меня в Итор, – сказал, обращаясь к рыбакам, Джи-Си. – Со своей стороны, могу заверить, что заказанные вами товары будут доставлены в первую очередь, как только в Федеральном Галактическом банке будет проведена проверка кредитоспособности ваших поручителей. Мне было очень приятно провести время в вашем обществе, но, должно быть, у вас есть свои дела в Иторе. Поэтому не смею вас более задерживать. Еще раз большое спасибо за услугу, которую вы мне оказали.

– Нет, нет, нет! – протестующе замахал руками Иунан. – Мы будем сопровождать тебя повсюду, Посланник, до тех пор, пока ты не вернешься вновь в Царство Небесного Отца.

– Мы не сомневаемся в том, что твои возможности поистине безграничны, – поддержал приятеля Пирул. – Если бы ты возжелал того, то в одно мгновение перенесся бы в Итор, не затратив на это ни малейших усилий. И, раз уж ты оказался в нашей деревне, значит, такова была воля Небесного Отца, который хотел, чтобы в твоем земном пути у тебя были верные и надежные спутники.

– Пирул владеет грамотой, – продолжил Иунан, не дав Джи-Си возможности сказать хотя бы слово. – А у меня отличная память. Когда ты покинешь нас, мы опишем все твои деяния на земле, дабы память о них сохранилась среди людей навеки. Мы запишем каждое слово, сказанное тобой, чтобы свет истины, заключенной в них, никогда не померк.

– Ну, это, пожалуй, лишнее, – смутился Джи-Си. Он прекрасно знал себе цену как хорошему торговцу, но при этом был исключительно скромным роботом. – Я могу прислать вам все имеющиеся в компании каталоги с первой же партией товаров.

– Мы должны лично увидеть все творимые тобой чудеса, – вдохновенно произнес Пирул. – Иначе наши дети и внуки назовут нас ленивыми глупцами, узнав, что мы находились рядом с Посланником Небесного Отца и не пошли за ним.

– Даже если ты прогонишь нас, мы будем тайно следовать за тобой, – добавил Иунан.

– Ну, если вы так ставите вопрос… – Джи-Си улыбнулся и развел руками.

– Эй, Пирул!.. Иунан!..

Рыбаки оглянулись на крик. Сквозь пеструю толпу заполнявших пристань людей, размахивая над головой руками, к ним пробирался Драш, следом за которым покорно плелся его маленький слимп.

– Ну, что я говорил! – радостно воскликнул сельчанин, приблизившись к рыбакам и роботу. – Я оказался в Иторе раньше вас! Успел еще и вина на постоялом дворе выпить!

– И что теперь собираешься делать? – спросил у Драша Пирул.

– Как это что? – удивленно развел руками тот. – Я ждал, что вы мне это скажете!

– А в самом деле, – посмотрел на Джи-Си Иунан. – Для чего мы приплыли в Итор?

– Здесь много людей, – повел рукой по сторонам робот. – А следовательно, хорошо пойдет торговля.

– Торговля? – удивленно вытаращился на Джи-Си Драш. – И чем же мы будем торговать?

– Речь идет о тех чудесах, которые Небесный Отец через своего Посланника дарует своим детям на земле, – объяснил непонятливому сельчанину Пирул.

– А-а, – Драш неспешно повел бородой сверху вниз, делая вид, что понял, о чем идет речь. Но, чуть подумав, задал новый вопрос: – А при чем здесь торговля?

– При том, что так это называется в Царстве Небесного Отца, – недовольно процедил сквозь зубы Иунан. – Уяснил наконец?

– Ну да, – немного растерянно кивнул Драш. – Чего ж здесь не понять: торговля – она и есть торговля, что на земле, что на небесах.

– Разница только в том, что служит товаром и чем приходится за него рассчитываться, – многозначительно заметил Пирул.

– Ну да, – снова кивнул Драш. – Я и говорю: чем больше продашь – тем больше заработаешь.

– Пытаться продать товар, не рекламируя его, все равно что подмигивать самому себе в полной темноте, – включился в разговор Джи-Си.

Три пары восторженно-удивленных глаз устремили на него свои взгляды, ожидая продолжения. Но Джи-Си хотелось не рассуждать о принципах торговли, а зяняться ею на практике. И как можно скорее. Вокруг него расстилалось покрытое спелыми колосьями поле, с которого только нужно было собрать урожай.


– А вот и лодка Пирула, – пробасил один из рыбаков, когда их собственная подошла к причалу.

– Где? – Морин приподнялся, уперевшись руками в борта раскачивающейся на волнах неказистой рыбацкой посудины.

– Вон та, – рукой указал направление рыбак. – Что носом уткнулась в причал.

– Отлично, – кивнул Морин. – Высадите нас рядом с ней.

– Так к причалу еще подойти нужно, – усмехнулся рыбак. – Видишь, у пристани нет свободных мест.

– И что теперь? – спросил Кромов.

– Ждать, когда место освободится, – ответил рыбак.

– А проще эту проблему решить нельзя? – спросил Ку Ши, подбросив пальцем вверх медную монету.

– Любую проблему можно решить, если знать, кому и сколько заплатить, – усмехнулся рыбак.

– Кому и сколько? – вполне серьезно спросил Морин.

– Три монеты вон тому парню, – указал рыбак на юношу лет четырнадцати, сидевшего, скрестив ноги, на краю причала.

– Отлично, – кивнул Морин. – Мы готовы заплатить.

– Ваше дело, – с безразличным видом пожал плечами рыбак и, вскинув руку над головой, сделал какой-то знак, скрестив указательный и средний пальцы.

Сидевший на пристани парень тут же вскочил на ноги, прыгнул в узкую плоскодонную лодку и, оттолкнувшись шестом от сваи, начал ловко править промеж заполняющих гавань лодок, яликов, баркасов и фелюг, выгребая к рыбацкой посудине, с которой ему был подан знак.

Плоскодонка ткнулась носом в борт лодки, и парень всем корпусом навалился на шест, удерживая ее на месте.

– Куда? К пристани? – хитро бегая глазами по сторонам, спросил он.

Морин перебрался в плоскодонку и, держась руками за борта, прошел к корме, освобождая место для остальных патрульных.

– Поехали, – махнул рукой Тротт, последним покинувший рыбацкую лодку.

– Три монеты, – не двигаясь с места, объявил цену парень.

Ку Ши отсчитал деньги и протянул их перевозчику. Спрятав деньги за пояс, парень снова навалился на шест, развернул лодку и быстро подогнал ее к деревянному настилу пристани.

– Чья это лодка? – спросил Морин, перебираясь из опасно раскачивающейся плоскодонки на пристань.

– Какая? – переспросил парень.

– Вон та, – указал Морин на лодку, которую узнали рыбаки.

– Эй! Чья лодка?! – зычно крикнул парень.

– Моя! – тут же подскочил к лодке босоногий мальчонка. – А тебе-то что?

– Мне ничего, – криво усмехнулся парень. – Вон они интересуются, – кивком указал он на патрульных.

– Ты уверен, что это твоя лодка? – переспросил у мальчонки Тротт.

– Мне велено за ней присматривать, – ответил тот.

– А когда приплыла эта лодка?

– Сегодня перед полуднем.

– В ней приплыли трое человек?

Мальчик быстро кивнул.

– Как они выглядели?

– От двоих несло рыбой, – наморщил нос мальчик. – А третий был высокий, светловолосый, в белых одеждах.

Ку Ши подошел к мальчику, присел перед ним на корточки и показал медяк.

– А куда они пошли, тебе известно?

Мальчик отрицательно тряхнул головой.

– И когда они обещали вернуться, ты тоже не знаешь?

Мальчик повторил свой жест.

– В таком случае скажи мне, куда они, по твоему мнению, могли бы отправиться? – спросил Ку Ши.

– Это зависит от того, зачем они приплыли в Итор, – с серьезным видом изрек малолетний информатор.

– Ну, допустим, они толкователи Наставлений Небесного Отца.

– Не похожи, – усмехнулся мальчонка. – По крайней мере, двое-то из них точно не храмовики.

– И все же…

– Ну, будь они храмовиками, то, наверное, направились бы в Светлый Храм Небесного Отца, – не задумываясь, ответил мальчик.

– А если они приплыли в Итор для того, чтобы торговать? – по-иному поставил вопрос Ку Ши.

– Нет, – уверенно мотнул головой мальчик. – У них при себе не было никаких товаров.

– Представь себе, что у них были товары. Куда бы они могли пойти в таком случае?

– Все туда же, – улыбнулся мальчик. – На площади возле Светлого Храма самая торговля.

– И как нам туда попасть?

– Прямо по улице. – Мальчик махнул рукой в сторону города. – Мимо не пройдете.

Ку Ши потрепал мальчика по густым светлым волосам и отдал ему монету.


– Ты должен сесть на слимпа, – в пятый раз повторил Драш, обращаясь к Джи-Си.

– Я не устал, – возразил ему робот.

– Посланнику Небесного Отца не следует входить в Итор пешком, – неожиданно поддержал Драша Иунан.

– Почему? – спросил Джи-Си.

– Если ты сядешь верхом на слимпа, это придаст тебе солидности, – уверенно ответил рыбак. – Ни один уважающий себя человек в Иторе не ходит пешком.

– Почему же вы не сядете верхом на слимпа? – удивился Джи-Си. – Или вы совсем не уважаете себя?

– Дело не в том, уважаем мы себя или нет, – смутился Иунан.

– Конечно же, уважаем! – выручил товарища Пирул. – Но нас четверо, а слимп у нас только один. Поэтому и ехать на нем должен достойнейший из нас.

– Давайте купим еще трех слимпов, – предложил Джи-Си.

– Для этого у нас нет денег, – возразил Драш. – Слимпы в Иторе стоят вдвое дороже, чем в провинции.

– Серьезно? – с интересом посмотрел на сельчанина Джи-Си. – А каковы цены в Иторе на другие товары?

– Ну, это смотря что покупаешь, – рассудительно ответил сельчанин. – Еда дорогая, а вот одежду, например, можно купить добротную и по вполне приемлемой цене. Крупные торговцы по большей части привозят в Итор только образцы своих товаров. После заключения договора требуемая партия доставляется в указанное покупателем место.

– То, что нужно! – радостно воскликнул Джи-Си. – Как я понимаю, у вас прекрасно налажена система оптовой торговли по предоплате!

– Нормально, – буркнул Драш, которому казалось несколько странным то, что Посланника интересовали по большей части вопросы торговли, а не то, как выполняют самаритяне Наставления Небесного Отца.

– Каковы скидки на оптовые партии? – продолжал между тем развивать интересующую его тему Джи-Си.

– Не знаю, – все так же мрачно ответил ему Драш. – Я всего лишь мелкий ремесленник.

Про себя Джи-Си отметил, что мелкий ремесленник так навсегда и останется мелким, если не будет интересоваться конъюнктурой рынка, но вслух ничего говорить не стал.

Когда же Драш в очередной раз предложил роботу сесть на слимпа, Джи-Си не стал отказываться.


Вопреки своему названию, Светлый Храм Небесного Отца, представляющий собой приземистый трехъярусный зиккурат с узкими щелями вместо окон, был самым мрачным строением в Иторе. К высоким узким дверям вела лестница. По краям от закрытых дверей стояли четверо стражников в коротких пурпурных туниках, подпоясанных узкими кожаными ремнями с медными пряжками, и в кожаных шлемах, закрывающих щеки и лоб до самых бровей. Из оружия при них были короткие кинжалы и длинные копья с плоскими наконечниками в форме листа дерева тус.

На площади перед Храмом шла оживленная торговля. Лотки и телеги, с которых торговцы предлагали свой товар, стояли как попало, заполняя все свободное пространство. Направленные в разные стороны потоки покупателей, медленно просачивающиеся между торговыми точками, создавали благоприятную среду для карманников, которых было немало в этой толпе.

– Джи-Си здесь нет, – уверенно заявил Кромов, повозившись пару минут с портативным поисковым устройством. Устройство это он прятал под полой своей просторной одежды, к которой уже начал привыкать.

– А где же он в таком случае? – недовольно глянул на бортинженера Морин.

– Ты у меня спрашиваешь? – Тот недоумевающе вскинул брови. – Я могу сказать только одно: в этой толпе робота нет.

– И что нам делать теперь? – спросил командир, обращаясь ко всем разом. – Обшаривать весь город?

– А может, Джи-Си в Храме? – высказал предположение Тротт.

– Что ему там делать? – мрачно буркнул Морин. – Он прибыл в Итор не затем, чтобы молиться. Его цель – торговля.

– Его могли затащить в Храм рыбаки, – рассуждая вслух, произнес Ку Ши. – Они ведь считают его Посланником Небесного Отца.

– И что с того?

Ку Ши молча пожал плечами.

– Ты можешь просканировать внутреннее пространство Храма? – спросил Морин у Кромова.

– Только если мы подойдем к открытым дверям, – ответил бортинженер, посмотрев на мелкую шкалу показаний прибора.

– А если связаться с Пасти, – предложил Тротт. – Пусть он просканирует Итор с орбиты.

– При той разрешающей возможности, которой обладает планетарный сканер, Велло сможет только подтвердить или опровергнуть тот факт, что Джи-Си находится в городе, – покачал головой Кромов.

– И то неплохо, – пожал плечами Тротт. – По крайней мере, будем знать, что мы на верном пути.

– Свяжись с Велло, – приказал Кромову командир.

– Интересно, в Храм пускают в любое время или лишь в определенные часы? – задумчиво произнес Ку Ши, глядя на охраняемые стражей двери Храма.

– Хочешь попытаться отыскать там Джи-Си? – спросил Морин.

– Просто интересно, – тряхнул головой Ку Ши.

– Велло подтверждает, что Джи-Си находится в Иторе, – сообщил Кромов, пряча под одежду портативный блок связи.

– И что мы с этого имеем?

– Ну, мы можем ходить с поисковым устройством по городу, заходить в каждый дом…

– А не лучше ли попробовать поговорить с людьми, – перебил бортинженера Ку Ши.

– И о чем ты будешь их спрашивать? – усмехнулся Тротт. – Простите, вы случайно не видели где-нибудь поблизости свихнувшегося робота-коммивояжера?

– Джи-Си теперь не только торговец, но еще и Посланник Небесного Отца, – без тени улыбки ответил Ку Ши. – А появление Посланника в таком городе, как Итор, вряд ли могло пройти незамеченным.

– О том, что Джи-Си еще и Посланник, знают только двое рыбаков, приплывшие в Итор вместе с ним, – возразил Морин.

– И ты думаешь, они станут молчать? – Ку Ши улыбнулся одними губами.

– Нам стоило бы подумать о ночлеге, – заметил Кромов, бросив взгляд на темнеющее небо. – Скоро наступит ночь. И если мы к тому времени не найдем Джи-Си… А у меня, признаться, большие сомнения в том, что мы его найдем. К тому же я, в отличие от робота, время от времени испытываю потребность в пище и отдыхе.

– И не сказать, чтобы очень редко, – заметил Тротт.

– Это никоим образом не сказывается на моей профессиональной деятельности, – Кромов гордо выпятил подбородок.

– Тихо! – настороженно вскинул руку Ку Ши.

– Что там… – начал было Морин, но очередной нервный взмах руки Ку Ши заставил его умолкнуть.

Ку Ши прислушивался к разговору, который вели двое торговцев, чьи лотки стояли впритык друг к другу неподалеку от того мета, где остановились патрульные. – …Посланников! – потрясая в воздухе кистью левой руки, насмешливо восклицал торговец коврами. – Я этих Посланников столько повидал, что, если бы за каждого мне давали по десять монет, я мог бы забросить свою торговлю и жить припеваючи с тремя женами и выводком детей!

– Но говорят, что этот Посланник и в самом деле творит чудеса, – не очень уверенно возражал ему сосед, торговавший кожаными сандалиями.

– Кто говорил? – усмехнулся первый. – Те два провонявших рыбой деревенских увальня и здоровяк, что вел под уздцы слимпа, на котором этот самый Посланник въехал в Итор?

– Гашим тоже видел, как этот человек заставлял огонь выскакивать из своего кулака, а затем снова исчезать в нем. А еще он видел маленькую коробочку, из которой раздавались звуки нездешней музыки. И все это он готов был раздавать людям бесплатно.

– Бесплатно, – снова усмехнулся торговец коврами. – Этот Посланник, скажу я тебе, не кто иной, как просто ловкий торговец, который при помощи трюков старается набить цену своим товарам.

– В корень зрит, однако, – тихо произнес Морин.

– Смотри, что принес мне Гашим. – Торговец сандалиями извлек из складок одежды небольшой полупрозрачный стержень, в котором патрульные тут же опознали авторучку с встроенным молекулярным синтезатором. Неизвестная фирма-производитель именовала ее «вечной», хотя на самом деле срок годности определялся количеством чернил, заправленных в нее изначально, и обычно не превышал месяца.

Торговец коврами взял авторучку из рук своего приятеля и, крутанув ее пару раз между пальцами, попытался намотать на пластиковый стержень прядь своей рыжей, торчащей клоками во все стороны бороды.

– Эй! – схватил его за руку торговец сандалиями. – Что ты делаешь!

– А что? – удивленно глянул на него рыжебородый. – По-моему, эту штуковину можно приспособить разве что только для завивки бороды. Признаться, самому мне эта новая мода не очень-то нравится…

– Это палочка для письма, – почему-то понизив голос, сообщил торговец коврами.

– Да ну? – выкатив глаза, так же полушепотом переспросил его торговец сандалиями и, не дожидаясь ответа, раскатисто рассмеялся.

Чтобы продемонстрировать приятелю всю несостоятельность его заявления, рыжебородый выложил на лоток широкий лист грубого желтого пергамента и поставил рядом с ним мензурку с какой-то жидкостью темного цвета. Откупорив мензурку, он протянул авторучку торговцу коврами.

– Давай-ка, – предложил он. – Продемонстрируй, как пользоваться этой палочкой для письма.

Торговец коврами не спеша пододвинул к себе мензурку с чернилами и пергаментный лист. Похоже, он был не слишком уверен в том, что собирался сделать, но и признавать свое поражение тоже не хотел. Не сняв даже защитного колпачка с авторучки, он окунул кончик ее в чернила, аккуратно обтер о край мензурки и поставил на пергаменте жирную точку. Затем он быстро провел авторучкой в сторону, пытаясь начертить горизонтальную линию, но вместо этого у него получился только короткий смазанный след, похожий на хвост кометы.

Рыжебородый запрокинул голову назад и захохотал пуще прежнего, так, что лицо у него сделалось багровым.

– Простите, – подойдя к торговцам, обратился Ку Ши. – Я невольно услышал, что вы говорили о некоем Посланнике.

Торговец сандалиями сразу же насторожился и попытался даже спрятать авторучку в складках своей одежды, но вовремя вспомнил, что конец ее был измазан чернилами, поэтому просто убрал руку с зажатой в ней авторучкой за спину. А вот рыжебородого торговца коврами вопрос незнакомца, одетого в красивые белые одежды, ничуть не удивил и не испугал. Скорее даже напротив, в отсутствие покупателей возле лотка, разговорчивый торговец был не прочь поделиться имевшейся у него информацией, а заодно и высказать свои соображения как по данному вопросу, так и по любому другому. Первым делом он окинул Ку Ши и стоявших у него за спиной патрульных оценивающим взглядом.

– Вы, должно быть, не местные, – произнес он почти как утверждение.

Ничего не ответив, Ку Ши немного смущенно улыбнулся, давая понять торговцу, что он не ошибся в своих предположениях.

– Должно быть, из Сингама, – попытался угадать рыжебородый.

– Ты поистине проницательный человек, – снова улыбнувшись, слегка наклонил голову Ку Ши.

Торговец коврами самодовольно ухмыльнулся:

– Я торгую на этом месте вот уже без малого пятый год. И много кого повидал за это время.

– Ты и Посланника сегодня видел? – прищурившись, спросил Ку Ши.

– А кто ж его не видел! – Рыжебородый сделал широкий жест рукой, словно призывая в свидетели всех своих коллег, торгующих на площади перед Светлым Храмом Небесного Отца.

– А что тебя конкретно интересует, сингамец? – Торговец коврами продолжал разговаривать с Ку Ши так, словно не замечал стоявших у него за спиной людей.

– Все, что произошло сегодня на площади, – сказал Ку Ши и кинул на расстеленный перед торговцем ковер с сине-красным геометрическим узором медную монету.

Рыжебородый с интересом посмотрел на монету.

– Начинать с самого утра? – многозначительно спросил он у своего странного собеседника.

– Можешь начинать с того момента, когда на площади появился Посланник. – Ку Ши кинул на ковер еще одну моненту.

– Ну что ж. – Торговец не спеша собрал монеты с ковра и спрятал их во внутренний карман. – Начнем с того, что этот человек был самозванцем…

– Я слышал, что твой сосед утверждал обратное, – сразу же перебил торговца Ку Ши.

– Я за его слова не отвечаю, – махнул рукой рыжебородый. – Одно тебе скажу, сингамец: этот человек не мог быть Посланником уже хотя бы потому, что сам факт существования Посланников отрицают толкователи Наставлений Небесного Отца. Понятно?

– Продолжай, – коротко кивнул Ку Ши.

– Вскоре после полудня со сторо


Содержание:
 0  вы читаете: Товар лицом : Алексей Калугин    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap