Фантастика : Юмористическая фантастика : Зеленый корабль : Алексей Калугин

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Алексей Калугин

ЗЕЛЕНЫЙ КОРАБЛЬ

– Внимание! Центральная диспетчерская вызывает корабль Галактического патруля «Гала-4»!

Старенький, разболтанный динамик внешней связи хрипел и дребезжал так, что голос говорившего узнать было практически невозможно.

Ку Ши ударил указательным пальцем по клавише на клавиатуре блока связи и подтянул к себе стойку с микрофоном:

– Центральная, говорит патрульный корабль «Гала-4». На связи вахтенный Ку Ши.

Голос вахтенного прозвучал несколько рассеянно, потому что взгляд его при этом продолжал скользить по строчкам толстого тома, лежавшего у него на коленях. Если бы кто-нибудь удосужился посмотреть на обложку книги, которую читал Ку Ши, то увидел бы следующую надпись: «Доктор С.С. Ливенсон. Введение в краткий курс основополагающей теории взаимоотношений между полами гуманоидных рас Центральной части Вселенной».

– Привет, Ку! – бодро отозвался оператор Центральной диспетчерской службы Галактического патруля. – Это Асмур. Как ваша посудина, не заржавела еще в вечном дрейфе?

– Здравствуй, Асмур. – Ку Ши заложил книгу узким засушенным листом неизвестного растения и отложил ее в сторону. – Ты по делу или просто поболтать?

– Центральная всегда по делу! – солидно ответил Асмур.

– Ну конечно, – удрученно кивнул Ку Ши. – В таком случае передаю связь командиру.

Процесс передачи связи заключался в том, что Ку Ши взял в руку тяжелый гаечный ключ и, не вставая с кресла, пару раз стукнул им по трубе воздухопровода. Ровно через одну минуту и двадцать девять секунд в дверях командного отсека возникло заспанное лицо командира отряда «Гала-4» Петра Морина.

– Что случилось? – спросил он, с трудом сдерживая зевоту.

– Центральная вызывает. – Ку Ши указал гаечным ключом на свободное кресло рядом с пультом.

Морин сел в кресло, как драгоценную диадему водрузил на голову обод переговорного устройства, откашлялся, чтобы выбить из горла сонливую хрипотцу, и переключил связь на свой микрофон.

– Центральная, говорит командир отряда Галактического патруля «Гала-4» Морин.

– Привет, Петр. Давно проснулся?

– Здравствуй, Асмур, – ответил Морин, не обращая внимания на дружескую подначку. – Что там у вас опять стряслось?

– Не у нас, а у вас, – поправил патрульного диспетчер.

– Само собой. – Морин благоразумно решил не затевать долгий и в конечном итоге совершенно бессмысленный спор. – Так что тут у нас случилось?

– Да в общем-то ничего из ряда вон выходящего, – ответил Асмур. – Два дня назад с околоземной орбиты стартовал грузовой транспортный корабль «Аспу», принадлежащий корпорации «Харм». Кстати, это первый рейс транспорта, и у вас в определителе, наверное, еще нет его кода опознания. Так что не ленись – запиши.

Морин рассеянно ткнул пальцем в нужную клавишу:

– Готово.

– По официальным документам, «Аспу» направляется на Брок-3. Груз на борту – провизия для служащих «Харма», работающих на Броке-3, и кое-что из оборудования для подземных работ. Но из сообщения неофициального источника стало известно, что на корабль загружено несколько емкостей с концентрированным арбоцидом «АМ-110».

– Брок-3 – безжизненная планета, и препарат для уничтожения деревьев там никому не нужен, – заметил Ку Ши.

– В секторе, что вы патрулируете, находится планета Друмор, лицензию на разработку недр которой полгода назад приобрел все тот же «Харм». Однако лицензия была выдана с оговоркой, что «Харм» будет производить добычу полезных ископаемых на Друморе, не нанося при этом вреда уникальной экосистеме планеты.

– Особенность флоры Друмора заключается в том, что все, до последней травинки, растения связаны единой корневой системой, – ответил на вопросительный взгляд Морина Ку Ши.

– До сих пор «Харм» не смог предложить надежный и безопасный для флоры Друмора способ разработки недр планеты. Все проекты были забракованы Экологическим центром. Не имея возможности приступить к работе на Друморе, «Харм» несет колоссальные убытки. В Центре высказали предположение, что «Аспу» получил секретное задание обработать поверхность Друмора арбоцидом «АМ-110», чтобы тем самым избавить «Харм» от контроля со стороны Экологического центра. Нет растительности – нет и никаких ограничений.

– Асмур, а кто-нибудь в Центральной представляет себе, сколько отравы нужно для того, чтобы вывести подчистую растительность на целой планете? – сдвинув брови, поинтересовался Морин. – Здесь понадобится не один корабль, а целая флотилия.

– Для Друмора хватит нескольких десятков литров, – ответил на вопрос командира Ку Ши. – Достаточно уничтожить одно материнское дерево, от которого берут начало корневые системы всех остальных растений.

– Специалисты «Харма», занимавшиеся поисками полезных ископаемых на Друморе, должно быть, уже нашли это дерево. Конкретно ваша задача заключается в том…

– …чтобы проконтролировать маршрут «Аспу» и в случае необходимости произвести досмотр и арест. Верно?

– Абсолютно, – подтвердил Асмур. – Нужна еще какая-нибудь дополнительная информация?

Морин взглядом переадресовал вопрос Ку Ши.

Ку Ши был пятым членом отряда «Гала-4», в то время как по штату на кораблях Галактического патруля полагалось иметь экипаж из четырех человек. Морин попортил себе немало крови и нервов, доказывая командованию, что ему на корабле просто-таки необходим пятый человек, но никогда потом не жалел об этом. Ку Ши был гением по части сбора, хранения и переработки информации, сравниться с которым не мог ни один бортовой компьютер.

Ку Ши задумчиво прищурил свои и без того узкие глаза, серьезно наморщил лоб и вдруг совершенно по-детски широко и беззлобно улыбнулся.

– А что это за дурацкое название для корабля – «Аспу»? – спросил он.

– Это сокращенно «Александр Сергеевич Пушкин», – ответил Асмур.

– Я так и думал, – задумчиво кивнул Ку Ши.

– Конец связи, – сказал Морин и вместе с креслом развернулся к Ку Ши. – Ну, что скажешь?

– Скажу, что нам здорово повезло, – с глубокомысленно-серьезным видом произнес Ку Ши.

– Почему? – не понял Морин.

– Потому что наш корабль называется «Гала», а не «Мюле», – объяснил Ку Ши.

Морин несколько секунд обдумывал его ответ. Он всегда пытался отыскать в словах Ку Ши некий подтекст, в основе которого лежал бы потаенный отзвук древней восточной мудрости, но чаще всего не улавливал ничего, кроме шуточек и подначек.

Так и не найдя, что ответить Ку Ши, командир включил систему внутренней связи.

– Всему экипажу срочно собраться в командном отсеке! – Повторив приказ дважды, Морин откинулся на спинку кресла и посмотрел на Ку Ши: – Что читаешь?

Ку Ши молча протянул ему книгу.

Взглянув на название, Морин даже не стал открывать книгу – просто отложил ее в сторону.

– Зачем тебе это? – спросил он.

– В жизни не бывает бесполезных знаний, – ответил тот.


Первым откликнулся на зов командира Велло Пасти.

Войдя в командный отсек, штурман занял свое место за пультом и прежде, чем приступить к работе, провел ладонями по длинным светлым волосам, собранным в хвост, перетянутый на затылке тонким красным шнурком.

Когда Пасти спрашивали, как ему с такой прической удается проходить комиссию в Центре, которая строжайшим образом следит за внешним видом патрульных, Велло с серьезным видом отвечал: «Я подолгу мотаюсь в космосе, так что успеваю обрасти от одной комиссии до другой».

– Маршруты: Брок-3 и Друмор, – сказал, обращаясь к штурману, Морин. – Просчитай оба.

– Понятно. – Пасти вознес руки над пультом, как пианист, готовящийся взять первые аккорды концерта для фортепиано с оркестром.

Следом за штурманом появился в командном отсеке и пилот. Эрик Тротт был, как всегда, безукоризненно выбрит, опрятен и подтянут. На форме, в точности подогнанной по фигуре, не было ни одной лишней складочки, как у героя рекламных роликов из цикла «Таким должен быть настоящий патрульный».

– Возьми под контроль маршрут транспорта «Аспу», – сказал ему Морин. – Он летит на Брок-3, но, возможно, свернет к Друмору.

Не задавая лишних вопросов, Тротт коротко кивнул и занял свое место.

Последним в командный отсек явился бортинженер Джеймс Кромов. Одет он был в старый, затасканный, перемазанный машинным маслом комбинезон, перетянутый на поясе куском изолированного провода. Пропитанную маслом тряпку, которой он тщетно старался стереть черные пятна на запястьях, Кромов, войдя в отсек, спрятал в карман.

– В чем дело, командир? – угрюмо начал он, едва переступив порог. – Ты же обещал мне, что мы пролежим в дрейфе не меньше недели!

Морин изобразил на лице сожаление:

– Я обещаю, а Центральная приказывает…

Командир кратко пересказал наконец-то собравшемуся в полном составе экипажу сообщение, полученное от Центральной.

– Ничего не выйдет, – спокойно, но с непоколебимой уверенностью заявил Кромов. – У меня маршевый двигатель разобран.

– Как разобран? – возмущенно подпрыгнул в кресле Морин.

– На части, на мелкие детальки, – пошевелив кончиками пальцев, Кромов изобразил, как эти самые детальки рассыпаются по полу. – Ты же обещал мне неделю, Петр…

– Но ведь речь шла о небольшой профилактике!

– Так я ей как раз и занимаюсь! – развел руками Кромов. – А если по уму, так наш движок вообще давно пора выбросить.

– И будем летать без движка, – глубокомысленно изрек Ку Ши.

Все посмотрели на него, ожидая, что он скажет дальше, но Ку Ши молчал. Тем не менее обстановка несколько разрядилась.

Морин повернулся к Пасти:

– Велло, ты просчитал маршрут «Аспу»?

– Да. – Штурман откинулся на спинку стула и намотал конец своего хвоста на указательный палец. – Транспорт входит в наш сектор снизу под очень острым углом. Завтра утром, часам к девяти, можно будет точно определить, идет ли он к Броку-3 или к Друмору.

– Ты слышал, Джеймс? – Морин обратил свой командирский взор на бортинженера, который снова достал из кармана тряпку и теперь смущенно мял ее в руках. – Завтра к утру «Гала» должна быть на ходу.

– Я не волшебник, – пробурчал в ответ Кромов. – Мне понадобятся минимум три дня.

– Завтра к утру, Джеймс! – Морин направил указательный палец в грудь Кромова, словно это был пистолет, способный пусть не убить, так хотя бы напугать бортинженера.

– Три дня! – Кромов, словно защищаясь, выставил перед собой ладонь, два пальца на которой, большой и мизинец, были загнуты.

– Два, – процедил сквозь стиснутые зубы Морин.

– Хорошо, два, – мгновенно согласился Кромов, словно только и ждал это предложение.

– Было бы из-за чего спорить, – произнес вдруг Ку Ши. – Я посмотрел технические характеристики «Аспу». В любом случае, если он повернет к Друмору, мы не успеем его перехватить.


Скорость у «Аспу» была для грузового корабля феноменальной. А наглости его капитану было не занимать – транспорт шел прямым ходом к Друмору, не отвечая на запросы патруля, нахальный и уверенный в своей безнаказанности.

– Вот же грязь марсианская! – в сердцах выругался Тротт после очередной безуспешной попытки вызвать «Аспу» на связь. – Прет, как слон сквозь бамбуковые заросли, и наплевать ему на патруль!

– Такой патруль, как наш, действительно можно проигнорировать, – мрачно согласился с ним Пасти.

Несмотря на то что Кромов запустил маршевый двигатель на пять часов раньше объявленного им же самим срока, «Гала-4» опустился на Друмор только на третий день после того, как возле него побывал «Аспу», который к тому времени уже лег на прямой курс к Броку-3.

– Да-а-а, – полушепотом изрек Морин, выглянув в открытый люк корабля.

Пасти посмотрел через плечо командира и тихо, протяжно свистнул.

– Похоже, командир, что наш отряд расформируют, – уныло констатировал штурман.

Вокруг корабля расстилалась унылая равнина темно-фиолетового цвета, на которой кое-где торчали голые, почерневшие стволы деревьев.

– Невероятно, – голос Морина прозвучал чуть хрипловато, должно быть, от волнения. – Неужели у кого-то могла подняться рука на то, чтобы уничтожить целую планету? И ради чего?

– Есть люди, готовые за хорошую плату сделать и не такое, – ответил Пасти.

– И, что обидно, никто ничего не сможет доказать, – добавил подошедший к ним Тротт. – Наверное, команда «Аспу» уже позаботилась о том, чтобы избавиться от емкостей из-под арбоцида.

– Если очень постараться, доказать можно все, – негромко изрек Ку Ши. – Любой преступник оставляет след.

– И возвращается на место преступления, – закончил за него Кромов. – Классика!

– Вот именно, – задумчиво наклонил голову к плечу Ку Ши.

Спустившись по трапу, Морин ступил на поверхность Друмора. Раздался сухой треск, похожий на звук, издаваемый рвущимся полотном, и ноги командира по колено провалились в фиолетовую студнеобразную массу, покрытую сверху тонкой, подсохшей на солнце корочкой. В воздухе сразу же резко запахло прелой гнилью.

– Что за черт! – вскинув руки вверх, возмущенно воскликнул Морин. – Здесь болото какое-то!

Ухватившись за протянутую руку Пасти, он снова забрался на трап и потопал ногами, стряхивая прилипшие к ним клочья фиолетовой слизи.

– Что это за гадость? – Похоже, командир даже не сомневался в том, что Ку Ши известен ответ на этот вопрос.

Ку Ши тяжело вздохнул:

– Попробуем разобраться.

Присев на корточки на нижней ступеньке трапа, он поставил рядом с собой контейнер со стерильными емкостями для отбора проб.

Спутя полчаса Ку Ши вышел из лабораторного отсека корабля и сообщил, что слизь, покрывающая поверхность планеты, представляет собой смесь одноклеточных водорослей, грибков и микроорганизмов. Удивителен этот коктейль тем, что с невероятной быстротой расщепляет любой субстрат, используя в пищу практически все химические элементы. Разрасталась эта плесень с такой же фантастической быстротой, как и питалась. Вывод, которым завершил свой доклад Ку Ши, был неутешителен:

– По-видимому, это все, что осталось от флоры Друмора.

– Животные тоже, наверное, вымерли? – спросил Тротт.

– Животной жизни на Друморе практически не было, – ответил Ку Ши. – Только микроорганизмы и простейшие, которые как раз вполне могли уцелеть.

– Боюсь, что, вынося нам приговор, Центральная не станет интересоваться судьбой каких-то там простейших, – мрачно произнес Морин.

– Да уж, – невесело кивнул Пасти. – Можно мылить веревки.

– Какие еще есть мысли? – обратился ко всем присутствующим Морин.

Мысли если у кого и были, то по большей части все мрачные. Поэтому, чтобы не усугублять атмосферу декаданса, воцарившуюся в командном отсеке, никто не стал высказывать их вслух.

– Командир, – заговорил спустя пару минут Ку Ши. – До конца нашего дежурства в секторе остаются еще две недели.

– Пятнадцать дней, – уточнил Морин.

– Давайте пока ничего не будем докладывать Центральной, а покрутимся неподалеку от Друмора. Я хочу понаблюдать за тем, как будет развиваться затянувшая поверхность планеты плесень.

– Лично у меня возражений нет, – с совершенно безразличным видом пожал плечами Морин. – Давайте отсрочим экзекуцию на пару недель.


Пасти вычислил оптимальную точку наблюдения за сектором, и «Гала-4» снова лег в дрейф.

О случившемся старались не говорить, но тем не менее на борту царило упадническое настроение. Пасти и Тротт целыми днями вяло гоняли шары трехмерного бильярда. Морин добровольно взял на себя все дневные вахты и сидел в командном отсеке, обложившись детективами в мягких обложках и с плохими концовками. Кромов доставал всех разговорами о том, какой прекрасный корабль «Гала-4» и как жалко будет, если он попадет в плохие руки. Ку Ши, закрывшись в лаборатории, продолжал колдовать над фиолетовой плесенью с Друмора.

На третий день дрейфа бортинженер случайно обнаружил в коридоре вышедшего из строя робота-уборщика. Обрадовавшись неожиданно подвернувшейся работе, Кромов с энтузиазмом принялся за ремонт.

Едва только сняв с робота кожух, Джеймс почувствовал знакомый гнилостный запах. Ковырнув глубже, он обнаружил, что все приемное устройство и резервуар-накопитель для мусора автоматического уборщика забиты фиолетовой плесенью. Быстро вытерев руки промасленной тряпкой, которая, по мнению бортинженера, являлась лучшим средством от любой инфекции, Кромов побежал в хвост корабля, где за складским отсеком был установлен утилизатор мусора.

Глаза у него расширились и полезли из орбит, когда он увидел, что происходит с утилизатором. Стенки контейнера были выгнуты изнутри, швы по углам расползлись, а из щелей сочилась мерзкого вида фиолетовая слизь.

Поскольку никого рядом не было, Кромов ограничился тем, что беззвучно выругался, после чего кинулся к ближайшему блоку внутренней связи.

– Командир! – закричал он, ударив ладонью по клавише общего вызова. – Бегом на корму, к утилизатору! И прихватите с собой Ку! Если станет упираться, тащите его силой!

Голос у Кромова был такой, что Морин не стал ни о чем спрашивать.

– Сейчас буду, – коротко сказал он.

Через пару минут к утилизатору явились не только Морин и Ку Ши, которых требовал к себе Кромов, но также и Пасти с Троттом, томившиеся от скуки в кают-компании и случайно услышавшие отчаянный крик бортинженера.

– Ты набезобразничал, Ку? – спросил Тротт, указав взглядом на фиолетовые лужи.

Ку Ши отрицательно качнул головой.

– Я знал, с чем имею дело, и работал аккуратно, – уверенно отвел он от себя обвинение.

– Это командир притащил плесень на корабль на своих ногах! – обличающим жестом Кромов вытянул руку с открытой ладонью в направлении Морина.

– Я продезинфицировался по пояс, прежде чем войти на корабль! – возмущенно воскликнул тот.

– Значит, надо было дезинфицироваться не по пояс, а с головой! – тут же нашел что ответить бортинженер.

Подобно умелому рефери, Пасти легко развел спорщиков по углам ринга.

– Не о том сейчас речь, кто затащил плесень на корабль, – сказал он. – Вопрос в том, что нам теперь с ней делать?

– Выбросим ее за борт, – предложил Морин, несмотря на отказ признать свою вину, в душе все же чувствовавший себя в ответе за то, что произошло.

– А как же штраф за засорение космического пространства? – лукаво прищурился Тротт.

– В этом секторе только мы сами можем себя оштрафовать, – ответил ему Морин.

– Я бы не советовал вам этого делать, командир, – негромко заметил Ку Ши.

– Я и не собираюсь сам себя штрафовать! – взмахнул руками Морин.

– Я не советую вам выбрасывать плесень за борт, – уточнил смысл произнесенной фразы Ку Ши.

– А что ты можешь предложить взамен? Попробовать использовать этот полезный и питательный продукт на кухне?

– Я все это время наблюдал за плесенью, – сказал Ку Ши, не обратив ни малейшего внимания на язвительное замечание командира. – Она видоизменяется с невероятной быстротой, и никому неизвестно, что произойдет с ней в открытом космосе, под воздействием излучения и вакуума.

– Я могу тебе сказать, что произойдет с плесенью в космосе. – Пасти гордо ткнул себя указательным пальцем в грудь. – Она высохнет, почернеет и рассыплется в порошок.

– Не уверен, – с сомнением покачал головой Ку Ши.

– Нечего гадать! – рубанул рукой воздух Кромов. – Если мы оставим плесень на корабле, то через неделю она разрастется так, что бедняжка «Гала» лопнет, как контейнер утилизатора!

– Веский довод, – согласился с Кромовым Тротт.

– Можно сесть на Друмор и выгрузить плесень там, откуда мы ее взяли, – предложил Ку Ши.

– А заодно подцепить там какую-нибудь новую заразу. Все! – взмахнув рукой, Морин дал понять, что принял решение и менять его не собирается. – Выбрасываем плесень за борт.

С помощью Пасти Кромов протянул рукав от топливного насоса и перекачал плесень из утилизатора в кормовой шлюз. После этого, не сбрасывая давления в шлюзовой камере, они вручную открыли наружную дверь, и плесень с потоком воздуха выбросило за борт.

На корабле был восстановлен порядок, и снова, один за другим, потекли серые, безрадостные дни. Можно было заставить себя не говорить о больном, но совершенно невозможно заставить себя не думать о скором конце. А до дня, когда нужно будет предоставить Центральной диспетчерской полный отчет о том, что произошло на Друморе, времени оставалось все меньше.


Однако всего через три дня призошло новое неожиданное событие.

В сектор патрулирования вошел маленький быстроходный глиссер капитана Ларни, занимавшегося частной экспресс-доставкой мелких грузов, и вместо того, чтобы самому сообщить свой опознавательный код, запросил его у «Гала-4».

– Дожили! – стукнул кулаком по ручке кресла Пасти. – Никакого уважения к Галактическому патрулю!

Настроив внешнюю связь на волну глиссера капитана Ларни, он рявкнул в микрофон:

– Капитан Ларни! Почему не сообщаете свой код? На штраф нарываетесь?

– Ба! Да это же Велло Пасти! – радостно и одновременно удивленно воскликнул капитан Ларни. – Привет, Велло! Вы что, шпионов ловите? Секретная операция?

– Какие еще шпионы? – недовольно поморщился Пасти. – Что ты несешь, Ларни? Почему сразу не сообщил свой код? Надеешься на старую дружбу? Имей в виду, командир у нас сегодня не в духе.

– Да вы же замаскировались так, что вас и сам галактический черт не узнает!

– Что значит «замаскировались»?

Ларни какое-то время молчал, раздумывая, не разыгрывают ли его патрульные. Больше всего он не любил оказываться в дураках. Наконец, решив понапрасну не рисковать, он дал весьма уклончивый ответ:

– Выйди наружу, Велло, и посмотри, если и в самом деле не понимаешь, о чем я говорю. Все. Конец связи.

Откинувшись на спинку кресла, Пасти задумчиво намотал длинную прядь волос на указательный палец. Повторив эту операцию пять раз, он наконец принял решение. Включив внутреннюю связь, Пасти вызвал Кромова.

– Послушай, Джеймс, – намеренно безразличным тоном обратился к бортинженеру вахтенный. – У тебя случайно нет желания прогуляться?

– Ни малейшего, – уверенно ответил Кромов.

– Тогда посиди за меня полчасика на вахте, я сам вылезу наружу, – попросил Пасти. – Зачем это? – заподозрив что-то неладное, насторожился Кромов.

Пасти, так же как и Кромов, не имел ни малейшего желания выходить из корабля, зато он прекрасно знал, на чем можно было подловить бортинженера: когда дело касалось его несравненной «Галы», Джеймс превращался в параноика, подозревающего всех и вся в тайном намерении причинить вред кораблю, за которым сам следил, как ревнивый муж за красавицей-женой.

– Я только что разговаривал с капитаном Ларни, – невинным тоном сообщил Пасти. – Он сказал, что у нас что-то не в порядке с внешней обшивкой.

– Что именно? – забеспокоился Кромов.

– Он не уточнил, – ответил Пасти.

– Оставайся на месте, – сказал Кромов. – Я сам посмотрю, в чем там дело.

Пасти довольно усмехнулся – именно этого он и добивался.

– Только смотри не загуливайся, – заметил он на прощание. – Скоро ужин.

Через пятнадцать минут в динамике внутренней связи снова раздался голос Кромова:

– Велло, я в шлюзе. Выхожу.

Пасти молча кивнул, не отрывая взгляда от экрана монитора, где мелькали кадры нового боевика с пиратского видеодиска, который он недавно купил у встречного негоцианта.

Из динамика послышалось негромкое шипение уползающей в сторону шлюзовой двери, а следом за ним – истерический крик Кромова:

– Боже мой! «Гала»! Родная! Что с тобой?!

– Что там? – недовольно спросил Пасти, нажав кнопку паузы.

Но Кромов словно и не услышал его.

– Что с тобой сотворили, дорогая? – продолжал причитать бортинженер. – Я им всем руки пообрываю! Кто это устроил?

– Джеймс! Включи камеру! – не на шутку испугавшись, крикнул в микрофон Пасти.

Кромов ничего не ответил и распоряжение вахтенного, естественно, тоже проигнорировал. Что происходило за стенами корабля, по-прежнему оставалось для Пасти загадкой.

Недолго думая, Пасти подключил микрофон, встроенный в скафандр Кромова к переговорному устройству внутренней связи, и по всему кораблю понеслись жалобные стенания бортинженера.

И двух минут не прошло, а весь находившийся на борту экипаж «Гала-4» уже собрался в командном отсеке.

После того как Пасти насколько мог прояснил ситуацию, на помощь Кромову, который прекратил причитать и теперь лишь яростно сопел в микрофон, но на вопросы по-прежнему не отвечал, был отправлен Тротт.

Трое патрульных, оставшиеся в командном отсеке, с нетерпением ждали новых сообщений. Но вместо слов они услышали раскатистый, захлебывающийся на грани истерики хохот пилота.

– Уй, я не могу!.. – выкрикивал Тротт в коротких перерывах между взрывами хохота. – Ох, я сейчас выскочу из скафандра!..

– Да что там у вас происходит?! – взревел Морин, подобно вожаку стаи, которого нерадивые соплеменники оставили голодным. – Ответит мне кто-нибудь наконец или нет?! Тротт, приказываю немедленно прекратить идиотский смех и включить камеру!

– Одну секунду, командир. – Эрику в какой-то мере удалось совладать с пароксизмами дикого хохота. – Только ответьте мне сначала, кто-нибудь из вас троих любит парное молоко?

Морин удивленно посмотрел на остальных.

Ку Ши, сохраняя бесстрастное выражение лица, слегка пожал плечами. Пасти многозначительно постучал двумя пальцами по лбу.

Морин с пониманием кивнул и уверенно произнес в микрофон:

– Нет.

– Жаль, – снова хохотнул Тротт. – По-моему, Джеймс собрался завести на корабле корову. Он уже и сено для нее запасает.

С этими словами Тротт включил видеокамеру, закрепленную на шлеме скафандра.

При виде того, что возникло на экране, у Морина отвалилась челюсть.

Пасти согнулся пополам, скрученный судорожным приступом хохота.

По-прежнему невозмутимым осталось лишь лицо одного Ку Ши.

– Я же предупреждал, – произнес он с укоризной.

На экране между тем разворачивалось следующее удивительное действо. Вместо патрульного корабля в космосе на фоне мерцающих звезд висел огромный клубок буро-зеленых водорослей, тянущийся во все стороны длинными побегами, на концах которых набухали огромные красные шишки. Время от времени одна из шишек бесшумно взрывалась, и вокруг нее разлеталось облачко переливающейся серебристым светом пыли. Где-то в глубине этих джунглей ползал Кромов и, гневно сопя, тщетно пытался очистить корабль от опутавших его паразитов.

– Я же предупреждал, – снова, вздохнув, произнес Ку Ши.

– Наверное, плохо предупреждал, – сказал Тротт. – Я бы на твоем месте, зная, чем все это может обернуться…

Не закончив фразу, Тротт зашелся в новом приступе смеха, когда Кромов, запутавшись в длинных, гибких стеблях, завис среди покрывающих корабль зарослей.

– Хватит развлекаться! – скомандовал Морин. – Цепляй Кромова и возвращайся на корабль.

Пасти повернулся к Ку Ши:

– Ты хотя бы сейчас можешь объяснить, что все это значит?

– Объяснить все я смогу только после того, как мы вернемся на Друмор, – хитро прищурился Ку Ши. – Но, думаю, мы еще полетаем вместе на «Гала-4».

Последняя фраза заставила и Морина посмотреть на Ку Ши с удивлением.

– Что ты хочешь этим сказать? – вкрадчиво спросил командир.

Ку Ши демонстративно проигнорировал его вопрос, откинувшись на спинку кресла и сложив руки на груди.

– Хорошо, – сказал Морин, прекрасно понимая, что пытаться оказывать давление на Ку Ши совершенно бессмысленно. – Возвращаемся на Друмор.


Растительность, облепившую корабль, удалось сбить при торможении в плотных слоях атмосферы. Когда же корабль сел и наружный люк был открыт, перед столпившимися в тамбуре патрульными предстала удивительная картина. На месте зловонного болота фиолетовой слизи, которое они видели всего лишь неделю назад, простирались зеленые, цветущие джунгли. Невозможно было поверить, что могучий лес поднялся за столь короткий срок.

– Пора докладывать Центральной об успешном выполнении операции по спасению планеты Друмор от варваров из «Харма», – счастливо улыбнулся Пасти. – Люблю истории с хорошим концом.

– Похоже, планета спаслась сама, без нашего участия, – сказал Тротт. – Местная флора оказалась далеко не такой изнеженной девицей, как ее сестрица на Земле.

Морин взял Ку Ши за локоть и заставил его подойти к себе поближе:

– Ну, теперь твое слово, Ку.

– Все очень просто, – скромно улыбнулся Ку Ши. – Все растения Друмора связаны единой корневой системой, замыкающейся на одном материнском дереве. Рано или поздно материнское дерево должно умереть. Что произойдет тогда с остальной растительностью? Тоже погибнет? Да, но только на время. В момент своей гибели материнское дерево выбрасывает огромное количество спор, из которых развивается та самая фиолетовая плесень, которая едва не превратила наш корабль в летающую оранжерею. Плесень за короткий срок перерабатывает остатки былой растительности, подготавливая питательную почву для новой, которая из нее же и прорастает. Где-то в этих джунглях растет сейчас молодое материнское дерево. Дельцам из «Харма», сбросившим на Друмор арбоцид, удалось всего лишь спровоцировать внеочередной жизненный цикл местной флоры. А использованную ими отраву полностью переработала плесень.

– Но, если бы двигатель у нас был в исправности, мы могли бы поймать браконьеров с «Аспу» за руку, – бросил неодобрительный взгляд в сторону бортинженера Морин. – А теперь нам вряд ли удастся что-либо доказать.

– А где я вам возьму исправный двигатель! – взорвался Кромов.

Ку Ши поднял руки в умиротворяющем жесте.

– Если мы успеем перехватить «Аспу» на обратном пути, у нас еще есть шанс привлечь преступников к ответственности, – сказал он.

– Думаешь, они тащат с собой пустые контейнеры из-под арбоцида? – ехидно поинтересовался Пасти.

– Думаю, от них они уже избавились. Но у меня есть один сюрприз.

Ку Ши разжал ладонь и показал шарик размером с горошину.

– Что это?

– Это капсула со спорой материнского дерева, которую я извлек из плесени.

Морин мгновенно понял замысел Ку Ши.

– Все на корабль! Быстро! Взлетаем немедленно! Велло, проверь координаты «Аспу»!


Они успели перехватить грузовой транспорт «Харма» у самой границы контрольного сектора.

На этот раз капитан «Аспу» немедленно ответил на запрос патруля и по первому требованию остановил корабль для досмотра.

Он вел себя самоуверенно и нагло.

О чем речь? Какой Друмор? Корабль шел прямым рейсом на Брок-3! Все документы в порядке! Он не может понять, какие претензии к нему у патруля?

Проверив документацию, которая, конечно же, была в полном порядке, и осмотрев грузовой трюм, забитый сырьем с Брока-3, патрульные вежливо извинились и покинули борт «Аспу».

На «Гала-4» весь экипаж собрался в командном отсеке.

– Теперь далеко не улетят, голубчики! – со зловещим видом потер руки Кромов.

– Ку, где ты оставил капсулу? – спросил Тротт.

– В грузовом трюме, – ответил Ку Ши. – Туда обычно не заглядывают без особой нужды, так что плесень обнаружится не скоро. А капсула растворится через полчаса.

– И такое начнется!.. – восторженно закатил глаза Пасти.

– Центральная! Говорит Петр Морин, командир отряда Галактического патруля «Гала-4». Задержите грузовой транспорт «Аспу», принадлежащий корпорации «Харм», и свяжитесь с карантинной службой региона. Корабль заражен фиолетовой плесенью, которую они подцепили на Друморе.

– Откуда вам это известно? – недоверчиво поинтересовался диспетчер Центральной. – Если мы натравим карантинную службу на «Аспу», а в результате ничего не обнаружим, у нас, так же как и у вас, возникнут серьезные проблемы.

– На этот раз все точно, Асмур, – заверил диспетчера Морин. – Мы уже проводили инспекцию корабля.

Диспетчер на пару секунд задумался, после чего задал уточняющий вопрос:

– Ты хочешь сказать, Петр, что вам известно о том, что «Аспу» заражен плесенью, а экипаж транспорта – нет?

– Верно, – подтвердил догадку диспетчера Морин.

– Это дает мне право сделать предположение…

– Оставь свои предположения при себе, Асмур, – перебил диспетчера Морин. – Есть реальная возможность взять экипаж «Аспу» с поличным. Что тебе еще нужно?

– Хотя бы формальный повод для того, чтобы направить на транспорт карантинную инспекцию, – ответил диспетчер. – Брок-3, где, согласно полетной документации, побывал «Аспу», безжизненная планета. Индекс безопасности – пятнадцать. Груз «Аспу» – неограниченные природные ископаемые, подлежащие санитарному контролю. Я даже на вас не могу сослаться, потому что вы произвели осмотр корабля и не предъявили никаких претензий его капитану.

Морин растерянно посмотрел на своих подчиненных. Глупые бюрократические формальности, о которых никто из патрульных не удосужился подумать, давали преступникам реальный шанс снова уйти от возмездия.

Из всех патрульных невозмутимое спокойствие сохранял только один Ку Ши.

– Асмур, – поднеся микрофон к губам, обратился он к диспетчеру Центральной. – А ты можешь загнать «Аспу» на рейд, где он будет дожидаться разгрузки дня три?

– Могу найти и такой, где он простоит не меньше недели, – усмехнулся Асмур. – Только что это даст?

– Удивительно красивое и необычно редкое зрелище! – наклонившись к микрофону, крикнул Пасти, ему тоже стала понятна идея Ку Ши. – Если пропустишь такое, всю оставшуюся жизнь будешь жалеть!

– А поконкретнее можно? – недовольно проворчал Асмур.

– Дня через три «Аспу» зацветет, – ответил диспетчеру Ку Ши.

– Как это зацветет? – растерянно переспросил Асмур. – Знаешь, Ку, мне не всегда понятны используемые тобой метафоры.

– Зацветет в буквальном смысле, – заверил диспетчера Ку Ши. – Как куст сирени по весне.

– Ты уверен, что, обнаружив в трюме плесень, экипаж «Аспу» выбросит ее за борт? – с сомнением посмотрел на Ку Ши Морин.

– Я мог бы привести массу аргументов в пользу такого предположения. – С видом мыслителя, приготовившегося вести долгий диспут по проблеме, понимание которой, кроме него самого, доступно только двум-трем десяткам коллег, посвятивших свои жизни изучению этого же вопроса, Ку Ши откинулся на спинку кресла и скрестил руки на груди. – Мог бы напомнить, сколько штрафов за замусоривание космического пространства мы выписали в последний месяц. Мог бы сослаться на особенности человеческой психики, из-за которой человек до сих пор мнит себя венцом природы, а потому не склонен считать, что опасность для него может исходить от какой-то примитивной растительности. Мог бы привести пример из элементарной логики примитивных существ, основное правило которой гласит: все непонятное и необъяснимое должно быть уничтожено. Но к чему все это, Петр? – Снисходительно улыбнувшись, Ку Ши выложил перед оппонентом свой главный довод: – Достаточно просто вспомнить, как ты сам поступил в аналогичной ситуации.


Содержание:
 0  вы читаете: Зеленый корабль : Алексей Калугин    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap