Фантастика : Юмористическая фантастика : Двадцать лет спустя : Елена Картур

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36

вы читаете книгу




Аннотация: Автор снимает с себя всю ответственность за поведение героев. Я этого писать не хотела, это все они. Спать по ночам не дают, всех муз и музов разогнали, грозились убить и в виде зомби посадить за комп. В общем сами виноваты пускай теперь приключаются. Тьфу Санта-Барбара! Короче, это «Эльф и вампир-3».

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1. Вводная

Скажите мне, кто придумал таких жутких монстров, как младшие сестры? Нашел бы этого изобретателя, сказал бы большое и от всей души… гм, «спасибо». И родителям, конечно, за то, что на свет этого монстра произвели, а сами исчезли в неизвестном направлении, оставив заботу о сестрице на меня.

Нет, родители, конечно, ненадолго исчезли, они себе просто что-то вроде отпуска устроили, купили маленькую шхуну и уехали куда-то на острова. На полгода. А мы с сестрицей не захотели, вот и остались в замке моего учителя. Все бы ничего, только эта маленькая язва взяла и сбежала. Теперь мне придется ее отлавливать, а то ведь сестренка быстро найдет себе неприятности на то место, где у нее шило завелось. Что тогда со мной родители сделают по возвращении, подумать страшно. Ну, вот почему ее не потянуло на приключения чуть попозже, когда они вернутся? Или поехала бы с родителями, раз тут ей не нравится.

Вопрос остался без ответа, наверное, потому, что был задан про себя, я вздохнул и отправился к учителю отпрашиваться на поиски сестры.

Учитель нашелся в зале для тестирования экспериментальных образцов. Сидел на полу, скрестив ноги и задумчиво дымя сигаретой, разглядывал нечто ядовито-розовое. Подойдя ближе, я понял, что это черепаха… вроде бы. Странная такая, ну, про цвет я уже упомянул, а еще по нижнему краю панциря у этого существа имелись наросты в виде щеток. Этакая юбка.

— Это что такое? — полюбопытствовал я, осторожно тронув монстра ногой. Существо с неправдоподобной скоростью развернулось и попыталось забраться на мой сапог, активно шевеля щетками.

— Это уборщик, — меланхолично сообщил учитель, пыхнув сигаретой. — Должен быть уборщик… дизайн неудачный, тебе не кажется?

— Особенно расцветка, ага, — в типично папином стиле отозвался я.

— Интересно, если черных полосок добавить, будет лучше? — предельно серьезным тоном спросил он сам себя.

Я деликатно промолчал, отпихивая ногой активно покушающуюся на мою обувь черепаху. Никогда заранее не угадаешь, шутит учитель или всерьез что-то говорит.

Он потушил докуренную до фильтра сигарету о мраморный пол, понаблюдал, как розовое недоразумение кинулось оттирать черное пятно, и, наконец, поднял на меня осмысленный взгляд.

— Что-то случилось, Дань?

Даня — это я, Данила, Данька. Вампир, восемнадцать лет. Приятно познакомиться.

— Слишком беспокойная сестренка со мной случилась, — вздохнул я. Домогательства нелепого уборщика мне надоели, пришлось пинком перевернуть тварюшку вниз панцирем. — Сбежала, представляешь? Причем еще позавчера, а я только сейчас обнаружил, из лаборатории не выходил. Надо ее найти, пока не натворила чего.

— Знаешь где искать? — поинтересовался учитель.

Я отрицательно мотнул головой, тут же огорчившись. Ведь как раз надеялся, что он мне скажет, где, я быстренько туда телепортируюсь, сестренку в охапку и обратно, в родные лаборатории. Но не судьба, не стоило и рассчитывать. Учитель свои способности получать любую нужную информацию из ниоткуда использует очень редко, только когда действительно необходимо. Наверное, даже радоваться надо. Если бы учитель что-то сказал про сестренку, это означало бы, что неприятности она себе уже нажила, и спасать ее надо прямо сейчас, немедленно.

— Ну, так я пойду? — спрашиваю на всякий случай.

— Иди, — разрешил учитель.

Ну и пошел, в свою комнату за подготовленными заранее вещами. Их, впрочем, было немного, стандартный походный набор. Сумка с продуктами, деньгами, сменной одеждой и парой-тройкой зелий. И меч, больше похожий на шпагу — длинный и узкий, в два моих пальца, клинок. И ножны наспинные. Знаю, извращение, такое оружие на спине не носят, да и не вынешь его быстро, если вдруг срочно понадобится. Но это, смотря какие ножны, у меня — хитрые замки с пружинами, одного движения достаточно.

Спустился в конюшню и заседлал своего Рыжика. Его мне отец давно, еще жеребенком, подарил, мы практически вместе взрослели. Мы с ним всегда были лучшими друзьями, если такое вообще можно сказать о коне. Я его даже отпускал часто погулять в одиночку, любил он ночами по степи носиться. Вот так однажды выпустил, а Рыжик на каких-то бандитов нарвался, наверное, они его поймать пытались, конь-то красивый, породистый. Поймать не смогли, подстрелили. Я его утром умирающим нашел, расстроился, конечно, сильно, до слез. Вот тогда во мне склонность к магии смерти и прорезалась, совершенно странная для полуэльфа-полувампира. А Рыжик с тех пор совсем как живой, такой же умный и шкодливый, даже выглядит как жеребенок-двухлетка. И типичной для нежити плотоядностью не страдает, у него даже клыков нету, самый обычный каурый жеребец. Ну, почти… у него глаза по ночам светятся зеленым. Ну, так это сущие мелочи, даже полезно иногда.

Рыжик потребовал свою законную морковку и послушно позволил вывести себя из конюшни. Я запрыгнул в седло и спокойно выехал из замка, через несколько метров остановил коня и оглянулся. Всегда оборачиваюсь, уезжая, уже третий год тут живу, а к виду замка никак привыкнуть не могу. Нет, в плане архитектуры тут все нормально, это даже не замок на самом деле, а скорее особняк, в стиле замка выстроенный. И все бы хорошо, только вот цвет… канареечный. Ну, или лимонно-желтый, кому как нравится.

Вообще-то давно можно было перекрасить, это мама как-то неудачно колданула, но учитель не стал. Сказал, что желтый дом самое место для бога смерти, да и оставил. Я так и не понял, почему родители так смеялись тогда.

Нужно, наверное, объяснить немного. Мой учитель самый настоящий бог смерти в этом мире, случаются вот такие казусы. Зовут его кстати Руслан. Конечно, вряд ли можно назвать нормальным бога смерти, живущего в желтом доме и на досуге создающего бытовую нежить, вроде той черепашки-уборщика. Это, кстати, еще не самый странный образец. На заднем дворе, например, живет пушистый канареечный — под цвет замка — дракон по имени Жора. Создан он был на спор, да еще по пьяни. Я и учитель как-то поспорили с князем эльфов, что пушистые драконы бывают, а поскольку на тот момент, когда князь к нам приехал по какому-то делу, мы как раз возвращались из кабака, где отмечали очередной удачно завершенный эксперимент… в общем, пьяные были в дрова. Вообще-то стыдно признаться, спор начал я, в тот раз впервые в жизни напился до такого состояния, до тех пор мне такого не позволяли, мол, маленький еще. В общем, доказывал я, что существуют пушистые драконы, а мне не верили. Ну, как не бывает, если я его вот прямо сейчас вижу?! Тогда я решил показать наглядно, а Руслан меня поддержал, потому что я его ученик, раз уж поспорили, надо выигрывать. Без него я наверняка такое существо создать не смог бы. Тогда кстати я узнал, что магия смерти очень близко стоит рядом с жизнью, настолько, что кажется это просто две стороны одной медали. Почему-то мне думается, что не только я совершил такое эпохальное открытие, но и учитель. А Жора у нас получился почти живой. Единственное, мы потом так и не придумали, что с ним делать, пока сторожем работает, когда в замке никого нет.

А я с тех пор больше так не пью, мало ли что в следующий раз привидится?

Пока я предавался внезапным размышлениям, Рыжик самостоятельно вышел на дорогу и неторопливо потрусил в единственном пока доступном направлении, потому как приемлемая дорога от замка тоже имелась в одном экземпляре. Поскольку все остальное заросло такой непролазной чащей… И на этот раз вовсе не результат неудачного эксперимента, а специально высаженные модифицированные растения. Лучше всяких крепостных ворот и рва, в этом шипасто-ядовитом буреломе даже сбежавшая из замка нежить застревает. На самом деле мы ведь далеко не всегда всякие недоразумения праздничной раскраски создаем, наоборот, такие безобидные результаты можно считать редкостью, причем удачной. А зачастую такие монстры получаются, что и нас бы сожрали, да кто им позволит?

Так, ладно, хватит голову ерундой забивать. Пора думать, где сестрицу искать. Пока Рыжик к перекрестку выйдет своей неторопливой трусцой, как раз успею составить план поисков. Первое: куда она могла направиться? Ну, тут и гадать не надо, в какую-нибудь магическую академию. Есть у сестренки такой пунктик, а все из-за глупых шуточек некоторых безответственных личностей. Как-то год назад к родителям приехал погостить друг из другого мира, с Земли, если быть точным, и привез всем подарки. Сестре достались книги, пять штук. Обложки яркие, странные личности на них изображенные. Я тогда подумал, что сказки какие-нибудь. Оказалось действительно… гм… сказки. Фэнтези называется. И все пять об одном и том же, про ненормальных личностей, которые стремятся в школу/академию/университет магии или уже учатся там. Вот с тех пор сестренку навязчивая идея и посетила. Как уж ее не убеждали, что индивидуальное обучение продуктивней, что большинство этих школ и академий выпускают середнячков, ни в какую слушать не хотела. В конце концов, родители разрешили дело обычной логикой, во всех этих академиях учат классической магии, не вампирьей и не эльфийской, а к классической магии у сестренки никаких талантов нет, у нее вообще еще никаких особенных талантов не прорезалось, что для нашей семьи нетипично. Казалось бы, все понятно, вопрос решен, но Дашка — это сестренку так зовут, я разве еще не говорил? — упрямая до ужаса. А я теперь должен ее отлавливать и вразумлять. Ну, где справедливость?!

Опять я, вместо того, чтобы составлять план действий, ушел с головой во внутренний монолог, вслух разговаривать не люблю, меня все молчуном считают, зато про себя болтаю без умолку, хорошо, что никто не слышит. Эм… почти никто. Так, собрать мозги в кучу, подумать. Но подумать опять не получилось, сзади послышался стук копыт. Оборачиваюсь. Меня нагоняет учитель, такое ощущение, что прямо из лаборатории за мной рванул, по крайней мере, потертая камуфляжка та же самая, что была дома. И на таком же камуфлированном мерине. Тьфу ты, на сером в яблоко!

— Случилось что? — удивляюсь.

— Да нет, развеяться решил. С тобой поеду, — Руслан пожал плечами и вынул из кармана на колене пачку сигарет. Он ее вообще отовсюду вынимает и всегда полную. Как-то признался, что идею позаимствовал из какой-то книги. Магия ведь такая штука, помимо заклинаний надо еще четко знать, чего хочешь добиться, так что магов без воображения не бывает, или они воруют чужие идеи.

— Ты решил-то, где сестру искать будешь? — спросил учитель.

Я смущенно пожал плечами, не признаваться же, что опять замечтался.

— Понятия не имею, думаю, Дашка не оставила свою дурацкую идею о поступлении в магическую академию. Но вот в какую? Их только в Империи аж три штуки.

— Она конечно упрямая и слишком увлекающаяся, но здравый смысл у твоей сестры присутствует, — задумчиво сказал Руслан. Из буйных зарослей, теснящих дорогу с двух сторон, вдруг выметнулось нечто на длинном стебле с огромной зубастой пастью и попыталось отхватить учителю голову, он, не отвлекаясь от размышлений, шарахнул хищный цветок кулаком по макушке. Тот пискнул придушенно и упал на дорогу, серый мерин, флегматично всхрапнув, наступил тяжелым копытом, разбрызгивая в разные стороны зеленый сок. — Опять мутанты завелись, пора эту зелень чистить, а то скоро путешественников жрать начнут. Так о чем я? Да… здравый смысл у Даши все-таки присутствует, хотя она его редко использует. Думаю, она постарается поступить в столичную академию. Там не только магическое образование можно получить, но и светское, плюс лучшие преподаватели, среди них, кажется, есть даже пара эльфов.

— А еще в столицу надо чуть ли не через всю страну добираться, и за обучение в этой академии платить надо не слабо. Думаешь, у Дашки деньги есть? Нет, есть, конечно, родители нам счет в банке открыли, но кто ж ей такую сумму на руки выдаст без подтверждения взрослых родственников?

Он только плечами пожал, и я сам понял, что глупость сморозил. Конечно же, Дашке никто большую сумму на руки не выдаст, ей еще четырнадцати нет. Но ведь она, пока будет добираться до столицы, может в банках понемногу снимать, к тому времени, как доберется, как раз нужную сумму и накопит. Это же никакими правилами не запрещено. Главное, чтобы ее не ограбили по дороге.

Вот ведь, я начинаю беспокоиться за сестренку всерьез.

— Ладно, едем до ближайшего города и там узнаем, не присоединялась ли к какому-нибудь каравану девочка-эльфийка, — решил Руслан. — Не в одиночку же она чуть ли не через полконтинента поедет?

Так и поступили, пришпорив коней, помчались к ближайшему пограничному городу Империи. Поскольку Желтый замок стоял на узкой нейтральной полосе между границами Империи и Заповедного леса.

***

Дарья.

Вот братец, дурак, сидел в своей лаборатории и не заметил ничего. А я все боялась, что меня еще на пути к городу выловят, да только никто и внимания не обратил, что меня уже в замке нет. Вот и пусть теперь ищет, все равно не найдет! Я все продумала. И мне все равно, пусть все говорят, что магическая академия — это глупо. А что, лучше, как братец с Русланом, сутками сидеть в лабораториях да собирать нежитиков и над покойниками издеваться? Даже конь у Даньки мертвый, и дракон этот их мохнатый. Придумали же, тьфу, гадость! Весь замок магией смерти пропитался, растения вокруг мутируют, и такие ужасы в этих зарослях прорастают, что смотреть противно, того и гляди, разбегутся и начнут на проезжих на дороге охотиться. Меня саму чуть не съели, пока из замка выбиралась! А ведь я эльфийской магией владею хорошо, не то, что братец бестолковый, он вообще, кроме лопуха, ничего вырастить не может. Но даже мне с этими растениями договориться не удалось, еле сбежала.

Ну, а дальше было просто, надо только до города добраться. Правда, пешком пришлось, у меня своей лошади нет. В этом жутком месте могут жить только совершенно ненормальные лошади, вроде Данькиного Рыжика, который все равно уже не живой, или совершенно флегматичного мерина Руслана. Тот вообще ни на что внимания не обращает, ну точно, как его хозяин. Ни того, ни другого я взять не решилась, они меня не послушались бы, зато побег обнаружить могли гораздо раньше.

Мне повезло, через несколько часов наткнулась на дороге на небольшой обоз купцов, что из Заповедного леса ехал, они меня подвезти и согласились. За эльфийку приняли, даже спросили, знают ли родители, что я в человеческий город еду. Соврала, что знают. Хорошо, что меня за эльфийку принимают, я на маму похожа. Даже волосы светлые, как чистокровным эльфам и положено, только вот глаза подкачали, они у меня черные, как у папы. На бледном лице очень уж сильно выделяются. А еще выгляжу я на двенадцать человеческих лет, а мне уже почти четырнадцать! Обидно, все маленькой считают, и родители, и брат. Вот будут теперь знать, поступлю в академию, выучусь и докажу, что не маленькая и сама могу решать, что мне делать.

Добравшись до Нантля с попутчиками, я спросила, где тут можно купить коня. Купцы подсказали целых два варианта: на местном рынке есть конные ряды и за городом имеется конезавод. Там дешевле, но добираться пешком чуть ли не весь день. Подумав, выбрала второй вариант, если использовать вампирью скорость, то смогу за полдня добежать, зато можно будет нормальную лошадку выбрать. А то на рынке торговцы обязательно обжулить захотят, посмотрят, что маленькая, и попытаются всучить клячу какую-нибудь. Маленькая, пфе! Сами они…

Ну, оказалось, вовсе и не целый день туда добираться, те купцы, наверное, никогда пешком не ходили. Я за четыре часа добежала и уже возле самого конезавода, засмотревшись на играющих в большом загоне жеребят, чуть не сбила с ног какого-то дядьку. Он ловко поймал меня, хотя его развернуло по инерции чуть не по кругу, очень уж быстро я бежала.

— Девочка, разве ж можно так носиться? И не мала ты еще одной по пустым дорогам бегать?

Ууу! И это туда же!

— Мне уже четырнадцать! — выпалила сердито. Ну, подумаешь, несколько месяцев прибавила.

— Тем более, как тебя, такую маленькую, родители отпустили?

Ррр! Надо было сказать «шестнадцать», эльфы же медленней взрослеют. Или, вообще, лучше восемнадцать.

— Как надо, так и отпустили! — огрызаюсь по инерции. — Родителям лучше знать, куда меня отпускать. И вообще, я сюда пришла лошадь купить.

— Вот как? Ну, пойдем, присмотрим тебе лошадку покрасивей.

Ну, прямо как с пятилеткой разговаривает. Но может, оно и к лучшему? С такой добродушной физиономией вряд ли он окажется мошенником. Хотя мама всегда говорила, что на такие вещи полагаться нельзя, некоторые умудряются обманывать с очень честными и простодушными лицами. Ладно, если обманет, наколдую проклятье на крови, будет знать, как детей обижать.

То ли этот дядька решил слегка развлечься за мой счет, поняв, что в лошадях я разбираюсь не так уж хорошо, то ли наоборот, был фанатом своего дела и нашел свободные уши, но мне устроили экскурсию по всему конезаводу. Потом начали сватать каких-то смирных изящных кобылок, когда я отказалась, предложили здоровущего гнедого жеребца, который злобно меня обфыркал и, развернувшись, еще мазнул хвостом по лицу. Вот зараза, этого я тоже не куплю!

И вдруг мое внимание привлек совершенно потрясающий жеребец, белый в темных леопардовых пятнах. Ух ты, какая расцветка! Хочу такого! Оказалось, что масть называется чубарой. Какое слово смешное, все равно хочу!

С конезавода я возвращалась счастливая и гордая собой. Еле уговорила продать мне этого коня, всю наличность отдала, зато такого красивого точно больше ни у кого нет. Здорово!

Как бы его назвать-то? А то у братца, например, никакой фантазии, рыжего коня Рыжиком назвал. А у меня леопардовый… угу. Потом придумаю. Теперь мне надо решить, как путешествовать дальше. Проще всего напроситься в какой-нибудь караван, их тут много, граница, эльфийский лес рядом. Только меня там в первую очередь искать будут, это, во-первых. А во-вторых, караваны медленно двигаются, догонят. Не-ет, у меня уже все продумано.

Так, сначала в банк, взять деньги, а потом на поиски гильдии наемников. Надеюсь, она тут есть. Должна быть, ведь купцы часто нанимают охрану.

В банке дежурный маг взял у меня немного крови для идентификации личности. Вообще-то папа говорил, что моя кровь очень опасное оружие и доверять ее кому попало нельзя, но тут небольшую капельку берут, и вся она на анализ уходит. Так что можно, главное только следить, чтобы больше нужного не взяли. И вообще, никто же не догадается, что я вампир.

Пока мне не исполнилось четырнадцать лет, я могу снять с нашего общего с Данькой счета только полторы сотни золотых за раз. Глупая система, тем более, что в другом банке тоже могу взять столько же. Но в этом городе банк только один. Ну да ладно, мне пока больше и не надо, полторы сотни золотом и так весят много, хорошо, что у меня теперь конь есть.

Следующая по плану — гильдия наемников, найти их оказалось просто, надо было только пару раз спросить у прохожих. А уж руководствуясь подробными указаниями, я быстро нашла контору гильдии, она располагалась за торговыми рядами. Только меня туда не пустили, сказали, что детям тут не место!

Все, достали! Привратник схватился за поясницу и согнулся во внезапном приступе радикулита. А сам виноват, надо было меня просто пропустить, пусть теперь мучается до вечера!

Привратник согнулся прямо в дверях, потому никто не мог пройти мимо него внутрь конторы или наружу. Образовался затор, народ недовольно зашумел. Через пару минут, пройдя сквозь толпу так, словно ее и не было, к привратнику подошел пожилой подтянутый мужчина и властно спросил:

— Что тут происходит, Харль?

— Это все она, — привратник, не разгибаясь, ткнул в меня пальцем.

Мужчина тут же посмотрел на меня вопросительно. Отвечаю ему очень честным взглядом.

— Он сам виноват, я пришла нанять телохранителя, а он меня не пускает.

— Телохранитель стоит дорого, юная леди, — вежливо сказал мужчина, и мне это понравилось. — Уверенны, что можете себе это позволить?

А вот не поймаешь, я уже все продумала!

— У меня хватит денег на задаток, и я готова заключить магический контракт. Родители все оплатят после того, как ваш человек доведет меня до места, — сказала и выжидающе посмотрела на мужчину. Что скажешь? Ведь магический контракт стоит дороже, чем обычно, и не позволяет обеим сторонам обмануть. Так что деньги будут получены в любом случае, главное, довести меня до места.

Мужчина молча сделал приглашающий жест рукой. Я аккуратно проскользнула мимо скрючившегося привратника и пошла за ним. А спустя два часа вышла из конторы гильдии в сопровождении сосредоточенного и очень серьезного воина. Поисками каравана, к которому мы сможем присоединиться, и разговором с его главой телохранитель уже занимался самостоятельно. С караваном мы пройдем недолго, только чтобы сбить погоню со следа, потом поедем вдвоем совсем в другую сторону. Пусть теперь братец попробует меня поймать!

Глава 2. Поиски

Дарья.

Караван полз по пыльной дороге медленно и нудно, я начала отчаянно зевать уже на втором часу такого путешествия. Зато мой телохранитель ответственно относился к своей работе, потому шарил по сторонам грозным взглядом, выискивая возможную опасность. Особенно настороженные взгляды доставались охранникам каравана и одному купцу. Этот худой лысый мужик час назад имел глупость пригласить меня вечером в свой шатер. Да еще так двусмысленно, что я даже не сразу поняла, куда и зачем меня приглашают, а уж когда поняла, шарахнулась от него, как от чумного. Зато телохранитель понял все гораздо раньше меня и сверлил извращенца убийственными взглядами. Бывают же ненормальные, тоже мне нашел предмет страсти. Я, конечно, уже не ребенок, но насчет своей внешности не обольщаюсь. Тощая и плоская, как ивовый прут, девчонка с худющим бледным лицом, большими черными глазищами и длинными ушами а-ля ослик Иа-Иа. Впрочем, ненормальных, гоняющихся за эльфийками любого возраста, всегда хватало, считалось, что они обладают особенной волшебной силой, способной вылечить мужчину от многих проблем, бессилие там или бесплодие. Хорошо хоть похищать или обращать в рабство рисковали редко, князь, если узнает, сожжет на месте всех причастных. А государство, где такое может случиться, лишится всякой возможности торговать с эльфами. Если, конечно, не выдадут преступников раньше, чем князь серьезно рассердится. Между прочим, лишиться торговли с эльфами — это серьезная угроза. Они ж не только свой волшебный шелк производят, но и всякие целебные и косметические зелья, которые срок жизни увеличивают и магический потенциал, даже не магам. Вот только поэтому я надеюсь, купец ко мне больше приставать не будет, а то его ж свои и придушат, они все разорятся в случае чего. Никто ведь не знает что я не эльфийка, только думаю, князь все равно рассердится. Я наполовину его подданная, и вообще они с папой дружат. Да и папа сам может так рассердиться…

Ладно, что этим голову забивать? Вон у меня теперь телохранитель есть, пусть всяких извращенцев отгоняет. Зря я, что ли, именно его выбирала? В конторе гильдии к процессу выбора телохранителя подходят ответственно, заверенный магом контракт теоретически не может нарушить ни одна из сторон, потому и оплата соответствующая, и специалисты подбираются лучшие. Так что мне сразу представили несколько человек и дали на них полные характеристики. Плохо только, что я в специфике их профессии ничего не понимаю, не учили меня, как надо телохранителей подбирать, и чем маг-мечник отличается от мага-лучника. Или телохранитель не маг вообще лучше? Сомнительно как-то, а они говорят, что тоже специалист. В конце концов, выбрала того, который специализируется на магической защите и холодном оружии, и, вообще, мне его лицо понравилось, серьезное такое, без всякой снисходительности. Приятный, в общем, дядька.

К полудню мы заехали на придорожный постоялый двор, и там к каравану присоединилась еще группа путешественников. Богатая дама с дочерью и свитой. Трое охранников, служанка и какой-то непонятный худой субъект, кажется, учитель хороших манер. Ну и кучер, поскольку дама с дочерью путешествовали в карете.

Мне тут же сделали замечание, что девочке ездить верхом неприлично. Вот можно подумать! Я почти обиделась, что тут, спрашивается, неприличного? Дама, кажется, тоже обиделась, когда я сердито фыркнула на ее замечание, до вечера старательно делала вид, что меня в упор не видит. Можно подумать, мне больно надо! Между прочим, ее дочка, где-то на год меня помладше, смотрела завистливо. Еще бы, она в карете трясется, а у меня конь такой красивый.

— Шон, Шо-он…

— Да, госпожа? — телохранитель отозвался тут же, с очень серьезным лицом. Он всегда такой серьезный, что мне прямо уныло.

— Как думаешь, как коня назвать?

— Не знаю, госпожа.

И он не знает. Назову Гладиолусом! А что, хорошее имя, Гладиолус, а ласково Лося. Ура, у меня фантазии точно больше, чем у братца!

Развлечение с придумыванием имени тоже очень быстро кончилось, дальше ехать опять было скучно. Я доставала Шона вопросами про классическую защитную магию, он стоически терпел, отвечая подробно и понятно. Еще время от времени показывала даме в карете язык, когда она отворачивалась, самым интересным было успеть придать своему лицу невинное выражение за миг до того, как она снова выглянет в окошко. Отличное развлечение, один раз я не успела и была обругана невоспитанным ребенком. Ой, подумаешь, и вовсе я воспитанная!

Так мы и путешествовали два дня, я отчаянно скучала, а потому искала любые способы развлечься. За что страдали все окружающие. В основном Шон, которому по должности положено было со мной нянчиться, а значит, сбежать, куда подальше, от моих бесконечных вопросов он не мог. Но также досталось и хозяину каравана. Бедный, он не знал, на что соглашается, когда я попросила рассказать о его жизни караванщика и тех землях, где ему удалось побывать. Кто же откажется рассказать о любимом деле внимательному слушателю? Ну, и караванщик, понятное дело, согласился с удовольствием, он же не знал, что от меня после этого отделаться будет невозможно! Два дня я по очереди измывалась над ним и Шоном, вытягивая из них все мало-мальски интересное, на третий до купца, наконец, дошло, что от меня банально можно сбежать. Наутро третьего дня караванщик, только завидев меня, поспешно отговорился, что у него много работы, и тут же резво умчался гонять своих подчиненных, собрались и выехали с постоялого двора мы в два раза быстрее, чем раньше. Жалко, а я еще столько хотела спросить. Дорогу до столицы, например, выспросила во всех подробностях, так что и одна бы теперь не заблудилась. А завтра утром мы уже поедем отдельно от каравана, если задержаться еще чуть-чуть, Данька меня точно догонит, свяжет, утащит в этот их некромантский замок и в чулане запрет. Еще и цепями к стенке прикует, на всякий случай, до возвращения родителей. Я его знаю.

Сегодня мы в первый раз остановились на обеденный привал не в придорожном трактире, а на небольшой полянке рядом с ручьем. Дама в карете, оказавшаяся баронессой, сделала недовольное лицо, но возразить ей было нечего. До ближайшего заведения, в котором можно будет не только поесть с относительным комфортом, но и остановиться на ночлег, мы, хорошо, если к вечеру доберемся. К тому же и остановились-то только из-за нее, остальные могли бы и на ходу перекусить.

Пока все неторопливо насыщались и отдыхали на травке, я утащила пару бутербродов и пошла исследовать окрестности. Люблю раннюю сухую осень, тепло еще, листья на деревьях только желтеть начинают, а трава уже почти засохшая. Насекомые в воздухе с гулом носятся, стрекочет что-то.

Неторопливо жуя бутерброд, иду вдоль ручья, вот чую: где-то тут пруд есть. И точно, небольшой, неправильной каплевидной формы. Один край пруда затенен наклонившейся над ним молоденькой ивой, а на другом — на солнышке греется пара лягушек. Я тихо присела на корточки, засмотревшись. Одна из лягушек мне особенно понравилась. Большая такая, почти с мою ладонь, из-за того, что она чуть подсохла на берегу, шкурка казалась удивительно яркой и красивой, темно-зеленая с яркой желтой полосой на спине и темными крапинками на лапках.

Осторожно подбираюсь ближе и глажу лягушку указательным пальцем по спинке, она сидит не шевелясь. Хорошо быть наполовину эльфийкой, совсем меня звери не боятся и растения слушаются.

Двумя руками аккуратно беру лягушку под брюхо, прижимаю к груди.

— Красивая, я буду тебе вкусных комариков ловить.

— Госпожа Дарья!

Ой, это Шон зовет. Только он меня так называет, хотя и просила просто Дашей. Но профессиональная этика и все такое, нельзя. Прижимая свою добычу к груди, чтобы не уронить, выбегаю обратно на поляну. И тут же натыкаюсь на рассерженный взгляд баронессы. И за что она меня так не любит?

— Юная леди, вы разве не знаете, что заставлять себя ждать невежливо? Привал уже окончен, а вы где-то ходите!

— Госпожа Дарья, что у вас в руках? — это Шон бдительность проявил, полностью проигнорировав недовольство баронессы. Все равно, не она тут главная, а караванщик молчит.

Честно показываю телохранителю свою добычу, вытянув руки и сложив их лодочкой. Лягушка безразлично выпучила на него свои круглые глазищи. Тут дочка баронессы, наконец, разглядела, что у меня в руках, и с визгом отшатнулась, перепуганная резким движением лягушка мощно оттолкнулась лапами от моих рук и, пролетев по крутой дуге, приземлилась прямо в высокую прическу баронессы. От оглушительного визга заболели уши, а баронесса заметалась, пытаясь вытрясти запутавшуюся в ее волосах лягушку. От ее непрекращающегося визга, казалось, листья с деревьев посыпались.

Поспешно прячусь за спину Шона, пока меня виноватой не назначили. А то, как в детстве, ужика нашла и домой принесла, а оказалось змея ядовитая. Ну откуда я знала?

Лягушка тем временем выпуталась из прически баронессы и опять прыгнула, теперь на подоспевшую на помощь госпоже служанку. Та грохнулась в обморок, не дожидаясь, когда бедная амфибия долетит до цели.

Из-за широкой спины телохранителя я наблюдала за этой катавасией и грустно думала: где еще найду такую классную лягушку?

***

Данила.

До Нантля — ближайшего к нам города — мы добрались уже к вечеру. Дашки там, понятное дело, уже давно не было, но что была, мы разузнали быстро. Такую наглую малолетнюю эльфийку очень многие заметили. Да уж, наглости сестрице не занимать, особенно когда с ней обращаются как с ребенком. Тут она здорово на маму похожа, как только начинает злиться, тут же хамит и окружающим гадости делает, причем с особой изобретательностью. Впрочем, она то же самое может и со скуки.

Мы даже узнали, что Дашка наняла телохранителя, что меня приятно удивило. С ее способностью лезть, куда не надо, телохранитель может оказаться очень кстати. Правда, в конторе гильдии слегка обеспокоились, контракт уже подписан, так что свою выгоду они, понятное дело, не потеряют, а вот репутация… скандалы и недовольные клиенты никому на пользу не идут. Я тут же заверил, что все в порядке, как старший родственник полностью одобряю наем телохранителя, и родители одобрят.

А вот узнать, с каким караваном ушла сестренка, нам сегодня не удалось. У купцов имелась своя организация, вроде гильдии, где регистрировались все прибывающие-отбывающие караваны, а также вносились страховые взносы на случай неприятностей в дороге. Там можно было получить все нужные сведения, но на тот момент, когда мы приехали, эта контора уже не работала, придется ждать до утра.

— Сходим завтра с утра, — пожал плечами учитель.

Я посмотрел на него и только грустно вздохнул. Ну вот, что ему стоило воспользоваться своими способностями Знающего? То есть я знаю, что боги в физическом теле сильно ограничены в использовании своей силы, Руслан мне как-то объяснял. Но ведь и способности Знающего у него были еще до того, как получил силу бога.

— А ты не задумывался, чем сила богов отличается от магии, за исключением энергетических ресурсов? — поинтересовался учитель так, словно я задал свой вопрос вслух. Вот для этого он свои способности использовать не стесняется.

В ответ на вопрос я только плечами пожал. Зачем строить предположения? Мне сейчас и так все объяснят.

Но Руслан молчал, не потому, что тянул время, а просто мы зашли в местный ресторан поужинать, и к нам как раз подошел официант. Сделав заказ, я выжидающе уставился на учителя.

— Сила богов отличается от магии способом реализации, магия — это заклинания, а сила богов — просто мысль, — объяснил учитель.

Он думает, что мне это понятно? Слишком хорошо он обо мне думает.

Руслан вздохнул и задумчиво прикурил сигарету.

— Боги вынуждены следить за своими мыслями и желаниями постоянно, потому они не живут в человеческом мире, их желание тут почти абсолютно, именно поэтому все остальные боги были уверены, что я не справлюсь с этой властью. И когда твоего отца собирались ей наделить, ограничили к ней доступ. Они только слегка подзабыли за давностью лет, что сами когда-то были такими же, как я. Не понимаешь, к чему я это все рассказываю? — усмехнулся он, разглядывая мою непонимающую физиономию. Я действительно пока не понимал, хотя некое смутное озарение уже забрезжило на краю сознания. Неужели все боги Знающие?

— Были таковыми, — сказал Руслан, как всегда, узнав, о чем я подумал. Сделал паузу, дожидаясь, когда принесшая заказанный ужин официантка расставит тарелки на столе. — Из Знающих как раз и получаются всякие мелкие боги, не из всех, а только тех, кто выживает и проходит несколько не самых простых ступеней развития. Пара процентов из общей массы, подозреваю. Последняя ступень в этом непростом процессе — это отказаться от данного при рождении тела.

Еще одна затянувшаяся пауза, мы, наконец, уделили должное внимание ужину. Я задумчиво ковырялся в тарелке, обдумывая полученную информацию. Прежде меня подобные вещи не особенно интересовали, с детства привык к тому, что вот он есть бог смерти. А почему он есть, как-то и не особо интересовался, удовлетворившись в детстве рассказом родителей о победе над злым и нехорошим Холосом. А тут оказывается… м-да…

Единственное, чего я до сих пор не понял: где проблема с использованием способностей Знающего? Задавать этот вопрос вслух я не стал, вопросительно посмотрел на Руслана. Все равно ведь ответит.

— Ладно, — хмыкнул он, — объясню на конкретном примере, чтобы понятней было. Вот сидишь ты сейчас и ковыряешься вилкой в своей тарелке в раздумье, какой бы кусочек на эту самую вилку наколоть и в рот отправить. А можешь и вовсе, если тебе вздумается, тарелку отодвинуть и сказать, что ты такую гадость не ешь.

После этих слов я внимательно принюхался к тому, что там у меня в тарелке имеется, вроде пахнет хорошо, особенно мясо. Учитель, тихо посмеиваясь, с удовольствием жевал свой ужин. Издевается он, что ли?

— Ну и? — не выдержал я.

— Да ничего особенного. Что ты сейчас выберешь, я не знаю, и мне это, признаться, совершенно не интересно. Но если, предположим, я все-таки решу сейчас узнать с помощью своего дара твои дальнейшие действия, из множества вариантов выберу самый вероятный, или тот, который сочту таковым, даже просто самый мне понравившийся, то у тебя не останется никакого выбора.

— С чего вдруг?! — вскинулся я. Потом задумался, серьезно так задумался. Руслан ничего просто так не говорит, он же мой учитель как-никак, ему учить положено. Так что надо только мозгами чуток пошевелить и все пойму. Я и понял, только вот выводы мне что-то не понравились совсем.

— Хочешь сказать — влияние на реальность?..

— Угу, — учитель продолжал меланхолично жевать свою отбивную.

Нет, ну логично, если подумать. Первый этап — это возможность пользоваться информационным полем (Вселенной?) для получения нужной информации, а заключительный этап развития — уже возможность влиять на реальность через это же информационное. Не зря все-таки говорят, что мысль материальна. Получается, что все боги так могут?

— Слушай, а как же вы Холоса-то победили, а?

— Ну, как победили, так и победили, он один, а богов много. Главное, заставить всю эту толпу воздействовать на реальность согласованное, а не как кому в голову взбредет, — ответил Руслан, безразлично пожимая плечами. — И вообще, жуй, давай. Или решил без ужина остаться?

Хороший совет, между прочим, отбивная ж стынет! И вообще, пора бы тему разговора сменить, полученную информацию я как-нибудь потом обдумаю. Когда в мозгу уляжется.

— Слушай, весь день спросить хотел, а почему та черепаха была розовая?

Он посмотрел на меня с этакой задумчивостью, словно решая, стоит ли открывать несмышленому ученику некую великую тайну. Я на какой-то миг даже поверил, что тайна действительно существует.

— Клиентка заказала расцветку посимпатичней, — очень серьезно сказал учитель.

— Чего? — я обалдело моргнул.

— Не делай такое умное лицо, — посоветовал Руслан, — а то я начинаю сомневаться кто из нас учитель, а кто ученик.

Тьфу ты, ну почему я всегда попадаюсь на его шутки!? И ведь прекрасно знаю, что Руслан часто шутит с совершенно серьезным лицом, и все равно всегда попадаюсь. Греет только мысль, что не я один, почти все попадаются.

— А если серьезно? — спрашиваю.

— Да совершенно серьезно, некая экзальтированная дама заказала нежить бытовую с функцией уборщика. Просила цвет поприятней. Так что этот… пылесос гламурный у меня в сумке, завтра зайдем и отдадим. Угу?

— Угу.

Надо сказать, такими заказами зарабатывали мы оба. Это было даже интересно, хотя работать приходилось не с самым приятным материалом. Нежить ведь из воздуха не берется, ее собирают как конструктор. Из трупов. Так что у нас в добротно зачарованном подвале этого материала хороший склад. И человеческие тела, и зверья всякого. Тут ведь, главное, собрать работоспособную модель, наделить ее псевдожизнью и сделать безопасной для людей. А это самое сложное, нежити, чтобы существовать, нужна энергия, взять ее проще всего, убивая живых. Вот и приходится придумывать альтернативные источники. Получалось не всегда, но, могу поспорить, что тварь, которую учитель обозвал «гламурным пылесосом», получает энергию за счет переработки того, что должна убирать. Тут еще от размера зависит, чем крупнее тварь, тем сложнее сделать ее безопасной. Дракон Жорка, например, исключительно плотоядный, хорошо хоть, разумных не ест, во всяком случае, в нашем присутствии. Что там происходит с нарушителями частных владений, когда никого в замке нет, о том только Жора и знает. И Руслан, пожалуй.

Переночевали мы в гостинице, а утром быстро уладили все свои дела. Учитель отнес заказ клиентке, я разузнал все о караване, с которым ушла Дашка. Удивился. Неужто мы ошиблись, и она стремилась вовсе не столицу? Караван, во всяком случае, ушел совсем в другую сторону, и конечной его цель какой-то малознакомый мне город почти в центре империи. Там точно нет никаких учебных заведений, даже не магических.

— Значит, либо у нее другая цель, либо путает следы, — высказал идею Руслан, когда я рассказал ему новости.

— Знать бы точно, что путает, можно было бы напрямую поехать и перехватить, — говорю и с намеком смотрю на него.

— И не надейся, я свой дар использовать не буду.

— Чтобы узнать, что я думаю, ты его используешь, — я почти обиделся.

— То, что уже стало реальностью, я изменить не могу, так что это безопасно. К тому же, мой дар на меня же не действует, так что свое будущее я могу узнавать без проблем.

— Так что ж ты вчера не узнал, с каким караваном Дашка уехала? — возмутился я.

— А зачем? — невозмутимо пожал плечами учитель. — Все равно ночью ехать смысла не было, а с утра ты и сам сходил. Небось, ноги не отвалились?

Короче говоря, мы все-таки решили догонять караван, хотя я был почти уверен, что сестренка все же решила путать следы, а на самом деле едет именно в столичную академию. Но, на всякий случай, Дашка существо непредсказуемое, может и так оказаться, что мы будем ее до самой столицы искать, а она спокойненько доедет с караваном до его конечной цели, а уж оттуда подастся, куда ей нужно на самом деле.

На то, чтобы догнать караван нам понадобилось чуть больше трех дней, и то, только потому, что кони у нас были очень выносливые, и привалы мы делали только на ночь.

Сестренку мы в караване не нашли, оказалось, что она в компании телохранителя поехала своей дорогой еще два дня назад, но эти люди Дашку тоже хорошо запомнили, даже историю с лягушкой рассказали. В красках, я пока все это слушал, героически пытался сдержать хохот. Ну, сестренка, как всегда, в своем репертуаре, и ведь даже не специально, просто в очередной раз понравившуюся зверушку нашла. Она их постоянно подбирает.

— Чудный ребенок, — заметил учитель, когда мы повернули коней назад. Теперь придется возвращаться и сворачивать на том же перекрестке, где свернула Дашка, иначе не получится, — а пауков она, случаем, не любит?

— Пауков терпеть не может, а вот ядовитых змей запросто.

Я невольно припомнил, как семилетняя сестренка принесла однажды домой такую змею. И ладно бы, какую-нибудь гадюку, любой мало-мальски толковый целитель сможет противоядие приготовить, да и у вампиров и эльфов частичный иммунитет к таким ядам. Так нет же, умудрилась где-то найти самую редкую и самую ядовитую змею в мире, степную айссу, или пестрянку, по-простому. Это из-за окраски. Сама она черная, маленькая и длинная, как ленточка, с красивым желто-алым симметричным рисунком. Подозреваю, именно потому она сестренке и приглянулась, у Дашки какая-то непреодолимая страсть к живности с пестрым окрасом.

Родители, когда увидели, как она с этой змеей обнимается и чуть ли не целуется, так их чуть дружно кондратий не хватил. И два дня потом пытались всеми способами отобрать у Дашки ее новую любимицу, или хоть уговорить отпустить обратно в степь под предлогом того, что ей там будет гораздо лучше. Учитывая, насколько эта змея опасна, процесс был не простым, а меня каждый раз передергивало, когда я видел на Дашкиной шее этакое пестрое украшение. Все думал: сейчас как укусит и хана, не будет у меня больше сестренки.

Все это я рассказал Руслану, благоразумно умолчав, что сам в детстве пауков как раз любил и тоже домой таскал. А однажды, ради эксперимента, одного папиному советнику за шиворот засунул. Крику было. Кто ж знал, что Эльмон пауков боится? Но с тех пор меня в Цитадель не брали, кажется, папа всерьез боялся, что советник меня прибьет в каком-нибудь темном коридоре.

В последнее время мне все больше кажется, что родители от нас банально удрали, оставив на попечение Руслана. Того все равно ничем не проймешь, даже пауком за шиворотом. Попробовать, что ли?

Глава 3

Дарья.

Перед тем, как мы решили отделиться от каравана, караванщик предупредил нас, чтобы были осторожней. В этих краях опять завелись разбойники. Они тут вообще-то регулярно заводятся, близко к границе местность населена не очень плотно, зато лесов много, опять же, потому что к границе близко, эльфы, считай, под самым носом, леса вырубать не дают. И несколько торговых путей опять же. Вообще-то, как мне рассказал хозяин каравана, разбойников тут выбивают так же исправно, как они появляются. Купцы платят специальный налог на содержание большого отряда рейнджеров, которые обучались у эльфов, так от них никакие разбойники не спрячутся. Другое дело, что желающие разбогатеть за чужой счет появляются снова, как их ни уничтожай.

Шон к предупреждению отнесся серьезно, постоянно держал магическую защиту и сканировал окружающее пространство, стараясь обнаружить возможную засаду. Но приближение людей я почувствовала раньше, просто потому, что эмпатия дает гораздо больше возможностей, чем обычное магическое сканирование. А я разве не говорила, что очень сильный эмпат? Сильнее даже, чем мама.

Так вот, навстречу нам ехали три человека, я их почувствовала, но тут же закрылась. Чужие беспорядочные эмоции мне не нравились. Предупрежденный Шон тут же передвинул меч на поясе поудобней и развернул еще одну защиту. В магическом диапазоне это выглядело, как распускающийся цветок. Красиво, жаль, что я в человеческой магии так и не продвинулась. Обидно, у папы получается, даже Данька кое-что из классической магии умеет, а мы с мамой нет.

Незнакомцы, только увидев нас, обрадовались, как родным, впрочем, подозреваю, они бы и медведю из леса обрадовались не меньше, потому что были изрядно навеселе и, по-моему, ничего не соображали. Когда они подъехали ближе, я чуть не задохнулась, это ж как надо напиться, чтобы был такой перегар? Ужас!

Подвыпившая компания заявила, что они заблудились, весь день ищут дорогу до Ревенда (ближайший город) и уже пять раз свернули не туда. Учитывая, что за последние полдня нам встретились два поворота и один перекресток, а эта троица ехала нам навстречу, то есть в обратном направлении от точки назначения, я вообще не понимаю, куда они умудрились свернуть аж пять раз? Наверное, еще со вчерашнего дня пьют. Узнав, что мы тоже едем в Ревенд, эта троица увязалась за нами, хотя ни я, ни Шон такой компании не обрадовались. Но что делать? Дорога-то одна, все равно следом поедут.

Новые попутчики продолжали что-то пить, а я пыталась понять, кто они такие. Ну, просто ради интереса. Одеты, как воины, все трое вооружены, у одного даже арбалет, кольчуги. Амулеты под одеждой чувствуются, скорее всего, ускоряющие. Без ускоряющих реакцию амулетов (или заклинаний, если есть магические способности) сейчас даже новобранцы в армии не обходятся. Я бы действительно приняла этих троих за воинов, но очень уж глупо они себя ведут, напились, заблудились. Нет, не похоже. Солдаты в увольнении? Тоже нет. Если бы были из Ревенда, то не заблудились бы даже в полусознательном состоянии, а пограничники так себя вести не будут. Может, какие-нибудь младшие баронские сыновья? Наверное, так и есть. Впрочем, какая разница? Вот шумные они — это плохо. Если в этих краях действительно разбойники есть, то они нас издалека услышат.

— Шон, давай от них сбежим? — предложила я.

Телохранитель посмотрел на меня вопросительно.

— Они явно быстрой скачки не выдержат, из седел повыпадают. Смотри, опять пьют.

Нежданные попутчики увлеченно пили из фляжек — и явно не воду. Раздражают они меня очень, из-за этой троицы приходится все время блокировать эмпатические способности. Я умею делать это надолго без всякого вреда для здоровья (эльфы, например, не умеют), но сейчас это может помешать почувствовать неприятности заранее. Я, может, упрямая и авантюры всякие люблю, но делать это предпочитаю продумано.

Шон обернулся, коротко глянул на веселящуюся компанию и кивнул. Мы пришпорили коней, вслед раздались недовольные крики и топот копыт, но довольно быстро заглохли. Судя по испуганному вскрику, из седла кто-то все-таки выпал. Так вам и надо, алкоголики!

Когда мы отъехали достаточно далеко, я облегченно вздохнула и разблокировала свою эмпатию. Шон человек спокойный и выдержанный, его эмоции мне не мешают. Ладно, признаюсь честно, дело вовсе не в безопасности, просто мне слишком часто приходится блокировать свои способности, чтобы избежать сенсорного шока. А ведь это все равно, что второе зрение или более чувствительный слух, чувствую себя почти все время на один глаз слепой и на одно ухо глухой. А тут такая возможность дать себе расслабиться, никого, кроме спокойного, почти как Руслан, телохранителя рядом нет. Красота!

Жаль, ненадолго, часа через три троица гуляк нас нагнала, уже слегка протрезвевшие и немного хмурые. Пришлось снова срочно блокироваться, думаю, потому, спустя час, мы таки нарвались на неприятности.

Такие попутчики хуже всяких разбойников, честное слово! От запаха перегара мухи на лету дохнут, громкий хохот и вопли не дают услышать, что происходит вокруг, не считая того, что взбудоражили всех окрестных птиц. Издалека видно, что кто-то по дороге едет. Даже Шон со всем своим опытом телохранителя не смог этому ничего противопоставить. На нас и засаду устраивать не стали, разбойники просто вышли на дорогу, нацелив луки и арбалеты, и предложили спешиться, а сзади тем временем бесшумно подобрались их подельники, так что даже не сбежишь.

Как, интересно, так незаметно подкрались? Все-таки Шон очень опытный телохранитель, не могли же ему помешать эти пьяницы? А, вот оно что, с ними маг! Только какой-то он… странный. Самоучка что ли? Заклинание скрытности, которое он наложил на своих подельников, очень уж корявое, меня бы за такое еще лет в пять отругали.

Я вопросительно посмотрела на телохранителя, тот молча качнул головой и спешился, взяв моего Гладиолуса под уздцы. Чего это он? Ой, вспомнила! Некоторые магические щиты способны останавливать стрелы, но, чем меньше радиус, тем дольше продержится щит. Помнится, папа даже как-то рассказывал, как облегчить работу тому, кто держит защиту, и выжать из неё максимальную эффективность. Быстренько, пока наши попутчики пытаются ругаться с бандитами — вот дурные-то! — и на нас почти не обращают внимания, спрыгиваю с коня и прижимаюсь к спине Шона, обхватив его за пояс руками, щиты мгновенно сжимаются, едва не касаясь кожи. И, главное, никто ничего не понял, ну, подумаешь, испугалась девочка, спряталась за телохранителя!

А разбойникам тем временем надоело препираться с нетрезвой троицей, которой, по причине их нетрезвости, море по колено и полтора десятка разбойников не угроза. Они еще и совершенно серьезно возмущаться пытались, мол: «да вы знаете, с кем связались?!» Я насмешливо фыркнула. Можно подумать, промышляющим на дороге разбойникам есть до этого какое-то дело!

В конце концов, главарь этой банды, здоровый такой русоволосый детина, просто дал одному из скандалистов в глаз, а остальным пообещали прострелить какую-нибудь ненужную конечность, голову, например, если они не заткнутся. А потом нам всем приказали не делать глупостей и идти, куда прикажут. Что-то мне это не нравится, кажется, просто грабить нас не собираются. То есть, ограбление, конечно, тоже плохо, но после этого нас наверняка отпустили бы. Меня уж точно.

В отличие от продолжавшей вяло возмущаться троицы, мы с Шоном последовали за разбойниками без возражений. Все равно их больше, сбежать не получится, а получить стрелу в спину совсем не хочется. Щиты телохранителя, в самом лучшем случае, и десяток стрел не выдержат. Вообще-то, за свою жизнь я не беспокоилась, как уже говорилось, эльфов обижать не рискуют даже самые отъявленные головорезы. То есть, всякое, конечно, случается, но редко. Зато выкуп потребовать могут, эльфы за своих иногда платят, по большей части, за детей. Правда, только в том случае, если заложников возвращают целыми и невредимыми. Как-то в Заповедном лесу мне мальчишки рассказали историю, один из них сбежал на спор к вампирам и по дороге нарвался на каких-то бандитов, они на нем денег решили заработать, выкуп требовали. Им заплатили, мальчишку вернули, а у него палец оказался сломан. Вот потом этих бандитов наш эльфовампирий спецназ (мама так прозвала и прилипло) нашел и по деревьям развесил, последнему оставшемуся в живых сломали руку и доступно объяснили, что выкуп платят только за здоровых и невредимых эльфов! Потом было еще несколько случаев, но все, в общем, поняли, что выкуп за эльфа можно получить, но только в случае не причинения ему вреда. Ну, а если эльф при этом активно сопротивляется и кого-то убьет, так это, извините, ваши проблемы, тем более, что без присмотра по человеческим землям, в основном, полукровки вроде меня гуляют. Ну, еще наш доблестный спецназ может раньше выкупа появиться. Там такие ребята славные… с собачками. Я себе тоже такую собачку хочу, вот как в следующий раз Мэй появится, выпрошу семечко.

Ну, так вот, я думаю, наверное, за меня тоже выкуп потребуют, это плохо, пока я тут буду сидеть, Данька меня догонит, и прощай, магическая академия. Конечно, разбойникам тогда не поздоровится, но мне-то что с того?

Что бы придумать такое, а?

Пока я размышляла, нас вели куда-то в лес. Я старалась держаться поближе к Шону, ему легче защиту держать, а я, если что вдруг придумаю, могу быстро действовать. И ведь придумаю, не буду тут сидеть, эти разбойники еще пожалеют, что не дали мне спокойно ехать своей дорогой!

Дорогу я запоминала машинально, как они ни петляли, а в лесу я не хуже чистокровного эльфа. Разбойничий лагерь был устроен основательно, в глубине леса — широкая поляна, несколько землянок и небольших выглядящих потрепанными шатров. В центре поляны большой, выложенный из камня, очаг, над которым висит котел, и три женщины что-то там готовят. А они, похоже, тут уже давно, интересно, как это еще не поймали? Из-за мага?

Меня заставили отойти от Шона, телохранитель нахмурился, но на него наставили несколько арбалетов, и он вынужден был уступить. Хоть бы не сделал что-нибудь такое, за что его убьют, за телохранителей выкуп не платят. А я придумаю, как выбраться, ночью.

Шона и троих наших попутчиков увели к одному из потрепанных шатров, я постаралась запомнить, в какой, хотя меня тут же толкнули в другую сторону и загнали в землянку. Там было темно, и я, не успев сменить зрение на ночное, споткнулась и чуть не упала. Внутри землянки кто-то тихонько ойкнул.

— Кто здесь?

— Я, — отвечаю не задумываясь.

— Ага, — озадаченно согласился голос. — «Я» — это кто?

— «Я» — это я! — говорю сердито. И нечего дурацкие вопросы задавать, можно подумать, если бы я свое имя назвала, было бы хоть чуть-чуть понятней. Все равно мы незнакомы. Наконец, вспоминаю, что надо бы сменить зрение на ночное и рассмотреть, с кем разговариваю. В углу землянки, сжавшись и обхватив колени руками, сидела девушка года на два так постарше меня. Обычная такая девушка, человеческая. С синяком под глазом и в испачканном белом платье. Бедная, ей тут, наверное, совсем не просто.

— Эй, ты еще здесь? — спросила девушка испуганно, зашевелилась неуверенно, словно собираясь встать. Она же в темноте не видит!

— Здесь, куда я отсюда денусь? Тебя как зовут?

— Эмили. А тебя?

— Даша. Ты давно здесь? — подошла и села рядом с девушкой. Дотронулась до ее руки, заставив вздрогнуть.

— Три дня. Я к дяде в Ревенд ехала, карета сломалась, а охранников убили. Застрелили из-за деревьев, — она тихонько всхлипнула, а я вздохнула. Обязательно придумаю, как отсюда выбраться. С Шоном и с этой девчонкой. Назло всяким разбойникам.

***

Данила.

Иногда меня одолевают интересные мысли, например: зачем в этом мире нужны боги, да еще в таком количестве? Едем по дороге, скучно, вот мозг привычно и нашел, чем себя занять. Подобные мысли меня с детства время от времени одолевают. Зачем нужны боги? Или они ни зачем не нужны, и просто паразитируют на вере людей? На эти вопросы мне еще ни разу не смогли внятно и обоснованно ответить, или просто спрашивал не у тех, кто ответы знает. Вот наставник отца, наверное, смог бы объяснить, но мне его спросить даже в голову не пришло. А вот то, что я не догадался спросить о том же самом у Руслана и вовсе странно. Надо бы как-нибудь исправить это упущение.

— О чем задумался? — спросил учитель.

— Да так, о ерунде всякой, — отмахнулся я. — Скучно. Может, быстрей поедем, что мы плетемся по этой дороге?

— Мой мерин, в отличие от твоего коня, живой, ему отдыхать иногда надо. И вообще, не дергайся, никуда твоя сестра от нас не денется, догоним.

— Угу, найду ее, привяжу к чему-нибудь, а лучше в подвале на цепь посажу. Такой эксперимент из-за этой заразы не закончил.

Руслан только плечами пожал, у него этих экспериментов не меньше, а, пожалуй, даже больше, чем у меня. Мы оба этим только и занимаемся, даже выполняя заказы, каждый заказ тоже своего рода эксперимент. Это только кажется, что магия смерти — некромантия лишь один из ее разделов — довольно однообразна, на самом деле это очень интересный вид магии. Тем же некромантам приходится постоянно экспериментировать с живой и мертвой материей, создавать новые методики и заклинания. Это, пожалуй, единственный вид магии, где нет абсолютно изученных методик и проторенных путей. Вот и приходится все время изобретать что-то новое, иногда получаются неожиданные и очень интересные результаты. Даже начинающий бог смерти этого не избежал, ему, по-моему, вообще исключительно на ощупь пробираться приходится. Интересно, а чему в таком случае Руслан меня учит? И ведь за последние годы он таки многому меня научил.

— Впереди кто-то умер, — внезапно сказал Руслан, заставив меня вынырнуть из привычных размышлений.

— Давно?

— Несколько часов назад, — пожал он плечами. — До полусуток, еще душа бесхозная рядом бродит. Погоди, сейчас приберу.

Мы остановили коней, и я тут же закрыл глаза, сосредоточившись на ином виденье. От учителя куда-то вперед потянулись полупрозрачные серые ленты, напоминающие дымные язычки, схватили там нечто аморфное, такое же дымно-размытое, и потащили к нему. Уже не в первый раз смотрю, как Руслан забирает душу умершего, и снова мурашки по спине. Странное ощущение возникает при этом, словно заглядываешь в иную реальность. Но его новообразованный мир мертвых медленно наполняется душами, все больше развивается. Сейчас, во время безвластия, души попадают то к Холосу, то к Руслану, но Холос постепенно сдает позиции, хотя растянется это надолго, не на одно десятилетие, надо полагать. У богов все происходит очень медленно.

— Поехали. Я закончил.

Открываю глаза.

— На покойника посмотрим? Интересно.

— Можно и глянуть, — Руслан чуть улыбнулся. — Считаешь, что это Дашкина работа?

Честно говоря, мне такое даже в голову не приходило, чтобы сестренка кого-то убила? Да ну, быть такого не может! Но после этого вопроса вдруг задумался: а что если Дашка все-таки вляпалась во что-то очень серьезное?

Труп лежал недалеко от дороги, лицом вниз. Я спрыгнул с коня и, присев на корточки рядом с ним, перевернул. У мужчины было аккуратно перерезано горло, и две маленькие дырочки на шее под этим разрезом были почти незаметны. Хорошо кто-то постарался, профессионально. Тело практически не повреждено. Хороший такой покойничек, свежий. И зомби можно поднять, и гончую сделать. Да хотя бы и на запчасти.

Мы некроманты,

Веселые ребята.

Трум-пум-пум — напевая под нос, тыкаю пальцем в лоб мертвецу. Короткий импульс энергии, даже заклинание не нужно.

— Покойнички наш инструмент,

Он тихий и послушный,

Но тупой…

Трум-пум…

— Поэт, стихотворец! — иронично хмыкнул Руслан. — Сам придумал?

— А то!

Мертвец медленно открыл глаза и безразлично посмотрел на меня. Я не слишком старался, поднимая его, так что это ненадолго, но на пару вопросов он ответить успеет.

— Кто тебя убил?

— Мужчина, охранник, — голос у покойника был скрипучий и безжизненный, как напильник, которым провели по ржавому мечу.

— Девочку-эльфийку видел? Где она?

— Видел, — мертвец заскрипел и забулькал, сейчас закончится действие магии. — Сбежала…

— Откуда сбежала?

Ответа я не получил, мертвец забулькал снова и закатил глаза, после чего остался лежать на земле безжизненной куклой. Что-то слишком быстро.

— Ну вот, толком ничего спросить не успел, — огорчился я.

— Не надо было халтурить, — ответил Руслан. — Поехали уж. Оставь его.

Неохотно поднимаюсь, хороший материал, бросать было жалко, это я, наверное, от отца хозяйственность унаследовал. Материала для работы всегда не хватает, во всяком случае, относительно свежего и неповрежденного, вечно приходится добывать самыми невероятными способами. А тут лежит почти целенький бесхозный покойник, даже обидно, что прямо сейчас применить его не к чему. Помню, как мне один раз пришлось разыскивать особый материал для работы, один эксцентричный старикашка заказал служанку. Молодую, привлекательную, умную (маньяк!) и не живую (дважды маньяк!). Цену предложил такую, что я даже не сразу поверил, вообще-то браться за эту работу не хотелось, но очень уж идея показалась интересной. Только вот возникла проблема с поиском молодой, красивой и без критических поражений на теле. Качественную нежить можно и из безголового трупа сделать, чужую прирастить, только вряд ли заказчику это могло понравиться. Можно собрать из запчастей и трансформировать, как тех существ, что мы с Русланом обычно делаем. Разница-то небольшая, что монстра какого-нибудь создать совершенно нового вида, что собрать из кусков мертвой плоти красивую куклу. Только вот результат непредсказуем, может она по ночам будет превращаться в волосатое зубастое чудовище и жрать людей.

В конце концов, пришлось обратиться к одному дельцу, который время от времени добывал для меня материал для работы. В основном, за счет всяких криминальных элементов, там всегда находятся бесхозные трупы. Как ни странно, подручные дельца нашли подходящее тело, совсем молодая и довольно симпатичная девушка. Даже жалко, что умерла. От какой-то болезни, кстати. Так что создать не просто зомби, а вполне самостоятельную и даже немного разумную нежить труда не составило. Вообще-то, конечно, повозиться пришлось, действительно, не зомби ведь. Получилась совсем как живая, с первого взгляда и не отличишь, но живой она, тем не менее, не была, и я это знал лучше, чем кто-либо. Учитель, когда ее увидел, только головой покачал неодобрительно, но промолчал. А потом к нам в замок пришли родители девушки, очень сердитые. Оказалось, те идиоты, что принесли мне тело, не придумали ничего лучшего, чем забраться в фамильный склеп одной очень богатой семьи. Все могло кончиться большим скандалом, но конфликт удалось уладить довольно неожиданным образом. Хотели забрать тело дочери, но, увидев ее внезапно ожившей, заплатили в два раз больше того купца и забрали ее с собой. Они определенно не знали ничего о некромантии и о том, что кроме безмозглых зомби существует еще и высшая нежить, вполне разумная и, в каком-то смысле, вменяемая. Только без души, а потому все равно мертвая, просто фальшивые куклы, которые двигаются, думают и едят, но не живут.

Кажется, это был первый раз, когда Руслан дал мне по шее, просто отвесил подзатыльник как маленькому. А деньги родителям девушки я потом вернул, не знаю, почему. Совесть, что ли проснулась? И очень рад был, что она не досталась заказчику, который, кстати, в скором времени самым внезапным образом скончался.

Да, а за такие заказы я больше никогда не брался. Монстров всяких делать приходилось, так называемую бытовую нежить, относительно безопасную и полезную в хозяйстве, но человекоподобных никогда. И Руслан на такое тоже не соглашался, ни до, ни после. И еще он почему-то терпеть не может низших вампиров и оборотней, которые раньше служили Холосу, а теперь, по большей части, остаются бесхозными. В чем причина, я пока еще не понял, но, кажется почему-то, что в этом есть какой-то смысл.

Опять я задумался настолько глубоко, что ни на что вокруг не обращал внимания, оно, конечно, ничего страшного, учитель рядом. Но если так и дальше пойдет, меня убьют когда-нибудь. Или я сам убьюсь. Черепица там на голову упадет, или еще что. На окружающий мир я обратил внимание, когда уже начало темнеть, и то только потому, что мы свернули с дороги, и я получил по лбу какой-то веткой. Невольно пришлось вынырнуть из своих размышлений.

— Мы куда это?

— Тихо, — шикнул на меня Руслан. — Когда ты уже отучишься спать на ходу? Смотри. — Он показал рукой куда-то вперед.

Среди деревьев мелькал едва заметный огонек. Я напряг слух, от эльфийской половины чуткий достался, и расслышал несколько голосов. Кто-то устроил себе привал на ночь. Ну, а нам-то что?

— Похоже, мы ее таки догнали, — усмехнулся учитель в ответ на мое недоумение.

— Думаешь? — удивился я, впрочем, сразу же поверил. — Ну, Дашка, что я с тобой сейчас сделаю…

Глава 4

Дарья.

Побег — дело ответственное, я раздумывала над планом целый час. К собственному огорчению, ничего толкового в голову не пришло. Придется импровизировать. Не люблю этого, без плана у меня всегда все наперекосяк получается. Надо бы еще подумать, но если не сбегу сегодня, Данька меня догонит и так всыплет, что мало не покажется. Значит, сегодня и без всякого плана. Ну, ладно!

Поднимаюсь и иду к двери. Эмили пытается поймать меня за руку.

— Ты куда?!

— Никуда пока, не шуми, а то вдруг там снаружи кто-то есть?

— А ты что делать собираешься? — Эмили зашарила руками по сторонам, пытаясь подняться.

— Да тише ты! Потом расскажу.

Так, хорошо, и как сбегать будем? Есть два метода, я умею управляться с эльфийской и вампирьей магией, пусть Данька вредничает, сколько хочет и гордится тем, что он единственный среди двух рас маг смерти, а он и вполовину такого не умеет, что я могу. Вот не хвастаюсь совсем, но мои учителя меня всегда хвалили. Тьфу, ну я, прямо как братец, задумалась, когда не надо.

Ну что ж выбрать, а? Ощупываю дверь, деревянная. Можно попробовать повлиять на дерево, ведь оно когда-то было живым. А снаружи железный засов, можно заговорить кровь, и она заставит металл быстро поржаветь. А если снаружи кто-то есть? Заметят. Хотя осыпающуюся трухой дверь еще раньше заметят, а по-другому я ее не открою, засов не даст. Ну, никакого выбора и простора для фантазии, обидно даже!

Аккуратно прокусываю руку на запястье и смазываю выступившими каплями косяк, надо побольше, чтобы кровь просочилась сквозь узкую щель на ту сторону. Так, теперь заговариваем. Как там нужно, чтобы двигалась, куда надо и не свернулась раньше времени? С ржавчиной-то попроще, главное определить сходные элементы и влиять через них, а в крови есть железо. Ну, давай, давай, миленькая.

— Даша, ты что делаешь?

— Не мешай, — отмахнулась я. Нельзя отвлекаться, потеряю концентрацию, и все придется начинать сначала. А мне крови жалко, она, как говорит мама, не казенная.

Кровь просочилась сквозь щель между косяком и дверью, коснулась засова. Ага, теперь ждем, когда она разъест засов и разбойники в лагере, наконец, успокоятся. И глубокой ночью совершим наш побег под покровом темноты. Вот завернула-то да? Аж самой смешно!

Ждать, пока снаружи все успокоится, пришлось еще часа три, за это время я успела несколько раз объяснить Эмили, что, когда уйду, она должна дождаться меня, никуда ни в коем случае не уходить, пока я за ней не вернусь. А иначе поймают, и тогда ой что сделают! Последнее я добавила зловещим шепотом, для пущего впечатления. А то еще высунется не вовремя и все мне испортит. Ведь надо же еще как-то Шона выручить и Гладиолуса забрать, не оставлять же разбойникам моего коня? Перетопчутся!

Все, пора! Аккуратно, стараясь не шуметь, открываю дверь. Засов едва слышно хрустнул, переламываясь пополам. Тихонько высовываю нос наружу, рядом вроде никого нет, чуть дальше горит большой костер, и там сидят двое. Гм, а землянку-то оттуда прекрасно видно. Прежде, чем один из двоих часовых успевает повернуться в мою сторону, шустренько ныряю обратно.

Через некоторое время высовываюсь снова. Ага, отвернулся! Теперь шустренько, шустренько, по-над стеночкой и… а что и? Меня от разбойников сбегать не учили! Зато во всяких приключенческих романах пишут, что, прежде чем сбежать, надо позаботиться, чтобы не догнали, пробраться к коновязи и перерезать сбрую всем коням, или там про стремена говорилось? Ээ… нет вроде. Ладно, что найду, то и перережу… чем-нибудь. Коновязи я не нашла, кони паслись недалеко от стоянки полностью расседланные, и единственное, что можно было перерезать, это путы на ногах.

Только лошадей охраняют, вон какой-то парень сидит, привалившись спиной к дереву. Я присмотрелась, прислушалась, даже принюхалась и поняла, что охранник дремлет. Повезло! Воровато оглянувшись, тихо-тихо пробираюсь к нему за спину и озадаченно останавливаюсь. Как бы его так, чтобы не проснулся не вовремя, а? Сонная артерия? В нее кусать удобно, кровь быстро бежит. Если пережать — отключится, если перерезать — помрет. А ну как он проснется и шум поднимет, когда я пережимать буду?

Вздыхаю бесшумно и быстро зажимаю человеку одной рукой рот, а другой эту самую артерию. Он, конечно, сразу же проснулся и попытался вырваться, я вцепилась изо всех сил. Ой, мамочки, только бы удержать и шуму не наделать!

Фуух, получилось! Какой он здоровый, чуть не вырвался. Вот было бы тогда, весь побег насмарку. Еще раз воровато оглянувшись и убедившись, что меня никто не видит, крадусь к лошадям. Ножа нет, но зато в пряжке пояса острая пластинка, очень полезная штука — это меня Руслан научил.

Ну, дальше было совсем просто, перерезать путы на ногах у лошадей и аккуратно нагнать страху, чтобы убежали. Хотя нет, пугать нельзя, шум будет. Значит, тихонечко уговариваем. Идите к лесу, мои хорошие, идите, нечего вам тут делать рядом с плохими людьми, они злые, нехорошие. А в лесу вас никто не обидит, честно-честно не обидит. И волки не обидят, я обещаю. Идите и ждите там, я за вами приду совсем скоро. Только тихонечко, мои хорошие, совсем тихонечко. Уф, послушались! Мой Гладиолус пошел в сторону леса первым, и остальные кони потянулись следом за ним.

А если бы не послушались, что бы я тогда делала? Плохо без плана, приходится все на ходу придумывать. Вдруг что-то неправильно придумаю? Неправильно придумаю — поймают. Не убьют же.

Крадясь обратно, я мучительно пыталась решить, что делать дальше: спасать Шона или сначала вывести Эмили, чтобы не возвращаться за ней в третий раз? Так и так получалось плохо, двигаться в темноте тихо она не умеет, значит, спасать Шона вместе не получится, придется все равно возвращаться за ним в третий раз. Нет уж, сперва Шон, он мне как-то дороже.

Добраться до Шона было гораздо сложней, чем выбраться из землянки, нас-то что, заперли и даже не охраняли. А вот тот шатер, куда посадили моего телохранителя, был почти рядом с костром, где сидели часовые. Ну, что делать, пришлось ползком «я тучка, тучка, тучка, а вовсе не медведь!», жаль, что в нашем мире мультики смотреть нельзя, но мама мне про Винни-Пуха рассказывала, хороший, наверное, был маг, у меня так точно не получится. «Я змейка, змейка, змейка, а вовсе не вампир». И нечего головами вертеть, в огонь смотрите. Нет меня тут, змея ползет. Ну и что, что ночью? Ненормальная змея, бессонница у нее!

Надо же, доползла. Я уже собралась было приподнять или надрезать, если не получится, полог и проникнуть внутрь, как вовремя вспомнила, что Шон маг. Мага нельзя удержать, просто связав и оставив в каком-то шатре под охраной. Только если связывать зачарованными веревками или блокирующий амулет повесить (последняя разработка). Может быть, у здешнего мага блокирующий амулет? Если он настоящий обученный маг, то может, ничего сложного. И тогда я ничего сделать не могу, вампиры от блокирующих амулетов слабеют, взрослому бы ничего, ну там, голова закружится ненадолго, а мне плохо будет. Но маг же не похож на специалиста? Поколебавшись немного, решаю рискнуть. Ну, куда я без Шона?

Все-таки, какой у меня телохранитель хороший. Я только голову под полог сунула, а он мне невозмутимо:

— Госпожа Дарья, я вас ждал. Не торчите на улице, заметят.

Лаконично до безобразия, сюрприз не вышел. Проползаю в шатер, скоро так себя и правда змеей почувствую, все ползаю и ползаю.

— У тебя веревки или блокирующий амулет? — спрашиваю опасливо.

— Амулет.

Ой, а я уже и сама почувствовала. Плохо-то как! Попытка подняться на ноги благополучно провалилась, окружающее пространство резко пошатнулось и расплылось невнятными кляксами. Кажется, меня сейчас стошнит. Такое ощущение, что голова стала большой, как надутый воздушный шарик, и с трудом удерживается на маленьком теле, прямо как на маминых карикатурах. Я села на пол, поспешно ухватившись руками за голову.

— Госпожа Дарья, — встревожено позвал Шон. — Даша! Что случилось?

Надо же, он меня впервые нормально назвал, но как-то мне от этого не легче.

— Амулет, мне от него плохо, — мир опять качнулся, и я поспешно уткнулась лицом в колени, сдерживая нахлынувшую с новой силой тошноту. Так и знала, что без плана что-нибудь пойдет не так! Ой, мама, еще и блокировка с эмпатии слетела. Тут же на меня хлынуло беспокойство Шона, желание заснуть тех двоих, что сидели у костра, невнятные обрывки снов всех разбойников и даже страх сидящей в темной землянке Эмили. В носу резко захлюпало, и я поспешно втянула в себя воздух, не давая густым кровавым каплям упасть на землю.

— Даша, Даша! — голос Шона, словно сквозь вату, все забивают его же эмоции. — Даша, сними с меня амулет, его можно отключить. Ну же, сосредоточься.

Легко ему говорить, а мне пло-о-охо! Надо встать и снять этот проклятый амулет. Я хлюпнула носом, вытерла сочащуюся из него кровь рукавом и вслепую начала искать Шона. Все равно с открытыми глазами ничего не вижу. Только что толку снимать амулет, он ведь на расстоянии действует. Сама не знаю, как нащупала на шее телохранителя круглую штуковину и даже умудрилась после этого развязать ему руки. А потом, кажется, только глаза закрыла на минутку, ну, чтобы не тошнило так сильно, и очнулась уже на руках у Шона. Он тихо обходил спящих глубоким сном часовых.

— Стой, подожди, — я завозилась у него на руках, — надо Эмили забрать!

— Кто такая Эмили?

— Девушка, с которой меня заперли. Я ей обещала!

— Нас могут в любой момент обнаружить, — нахмурился Шон. — Я поддерживаю скрывающий полог, но если их маг решит проверить, все ли спокойно, мы тут же попадемся.

— Я обещала! — не думала, что можно кричать шепотом, но у меня упрямства на десятерых. — Без нее не уйду.

— Ты не в состоянии двигаться самостоятельно, а без тебя я никуда не пойду, — похоже, Шону надоело мне выкать, зато спорить начал. И пока мы спорили, он целенаправленно шел к лесу, кстати, вовсе не туда, куда я прогнала лошадей.

О, придумала!

— Не поможешь мне забрать Эмили, не скажу, где все лошади!

В конце концов, Шон согласился оставить меня в лесу рядом с тем местом, куда я велела идти лошадям, а сам пойти за девушкой. Но сразу предупредил, что если почувствует опасность, то немедленно вернется. Надеюсь, он хоть попытается на самом деле забрать Эмили, а не свернет с полпути. Мне ее почему-то жалко, и ведь правда обещала. Обманывать же нехорошо, да? Я ж ему потом припомню, если что!

Прежде, чем отпустить Шона на спасательную операцию, я потребовала подсадить меня на дерево, если вдруг кто-то сюда придет, ну, мало ли, вверх будут смотреть в последнюю очередь.

Шон ушел, а я некоторое время сидела, прислушиваясь к темноте, и очень скоро порадовалась, что придумала залезть на дерево. Кажется, того человека, что охранял лошадей, я усыпила слишком плохо, он сейчас брел среди деревьев, спотыкаясь и ругаясь. А почему тревогу не поднял? Хорошо, конечно, что не поднял, наверное, побоялся, что ему влетит за потерю лошадей, но что ж делать? Сейчас Шон вернется, тогда точно шум будет.

Придумала! Укушу его, и сил прибавится, да к тому же могу внезапно упасть на него с дерева, для этого даже много сил не надо. Сказано — сделано! Дождаться и упасть прямо на идущего под деревом человека оказалось легко, жаль шуметь нельзя, а то бы еще и гикнула, как следует. Эх, все удовольствие насмарку! Но зато вцепилась, как клещ, и зубами, и руками. Мужчина заметался в панике и попытался оторвать мои руки от своего рта, потом мою голову от шеи, в которую я впилась удлинившимися клыками. У меня было слишком мало сил, чтобы удержаться долго, он скинул меня на землю, и тут появился Шон и одним движением перерезал разбойнику горло.

Фух, ну и ночка!

Интересно, а где Шон нож взял?

***

Данила.

Когда мы подъехали ближе к замеченному в темноте костру, я усомнился, что мы действительно нашли мою беглую сестрицу. Руслан мог и ошибиться. Потому что встретил нас истошный девчоночий визг. Дашка не стала бы визжать, она бы скорее запустила чем-то тяжелым или на голову с дерева спрыгнула. Любимое дело, с непривычки можно сердечный приступ заработать, когда тебе на голову с победным воплем этакое нечто падает.

Вот потому я очень удивился, услышав визг, потом разглядел перепуганную девушку, замершую прямо перед мордой Рыжика. А у него глаза в темноте светятся, теперь понятно, почему она так визжала.

— Эмили, ты чего там, на ужа в кустах наткнулась? — Дашкин голос я узнал сразу. Догнали-таки, ну, все, мелкая, сейчас я тебя выпорю так, что мало не покажется!

Я спрыгнул с коня, хотел уже успокоить нервно вздрагивающую девчонку. Откуда только Дашка ее взяла?

— Эмили, ну чего молчишь? — сестренкин голос доносился откуда-то со стороны. — Не бойся, сейчас Шон вернется с дровами и уберет ужика. Или чего ты там испугалась?

— А… — девчонка глянула на меня, на молчаливо спешившегося Руслана и вдруг с места рванула обратно к костру. — Даша, тут чужие!

Ну и голосище у нее, как у баньши! И чего так орать спрашивается? Будто ее тут резать собираются.

Дашка высунулась из темноты на голос, увидела меня и, уронив на землю охапку хвороста, тут же припустила обратно. Ну что за?.. Она от меня, что ли, опять сбежать пытается?! Ну, это уже просто наглость!

— А ну, стой, мелкая зараза! — возмутился я, кинувшись в погоню. Сейчас ведь и вправду сбежит, что, опять за ней гоняться чуть не по всей стране?

Бежать далеко не пришлось, дорогу мне заступил незнакомый человек с таким решительным видом, что я даже притормозил от неожиданности. Дашка проворно нырнула за его спину. Я попытался его обойти и с удивлением наткнулся на щит. Дашка высунулась из-под локтя своего охранника и злорадно показала мне язык.

— А ну, иди сюда, мелочь вредная! — начинаю злиться, а когда злюсь, у меня глаза красным светятся. — Поймаю, прибью!

Дашкин охранник решительно сжал челюсти и одним коротким жестом усилил щиты. Он что, думает меня этим задержать? Короткий удар вмиг отросшими когтями, и щиты рассыпаются обрывками заклинаний. Впрочем, попытка выковырять Дашку из-за спины телохранителя успехом не увенчалась, стоило мне только попытаться его обойти, как сестрица проворно его развернула, опять поставив между нами.

— Уши оборву! — пообещал я, повторяя попытку. С тем же результатом. Минут пять мы кружили почти на одном месте, как заведенные, я пытался обойти телохранителя и выковырять из-за его спины уцепившуюся, как клещ, Дашку, не желая причинять вред человеку. Он постоянно ставил новые щиты и еще оружием грозился, а вредная сестрица ехидно строила мне рожи и показывала язык. Ну, не зараза?

Может вырубить этого телохранителя и все, сколько можно в салочки играть?

— Дашка, иди сюда немедленно, иначе я твоему охраннику что-нибудь сломаю!

— Не пойду, ты драться будешь!

— Я не драться буду, я тебя выпорю! И можешь потом хоть десять раз родителям жаловаться.

— Даша, ты знаешь этого вампира? — спросил человек. Это он про меня, ага. Тьфу, до чего ж это «ага» заразное, с детства избавиться пытаюсь, а оно все выскакивает!

— Ну, знаю, — призналась сестренка, вцепившись в своего телохранителя так, что он даже двинуться лишний раз не мог. Хитрая, с одной стороны это не помещает ему закрывать Дашку от меня, а с другой — помешает напасть, потому что для этого нужна свобода маневра.

— И? — подтолкнул телохранитель замолчавшую сестренку.

— Это мой старший брат, — пробормотала она со вздохом.

— Брат? — телохранитель недоверчиво посмотрел на меня.

— Ну, брат, — согласился я. — И что?

— Мне вообще-то все равно, — заявил он. — Я защищаю клиента и буду защищать дальше, даже от брата. Вы не слишком похожи. Кто-нибудь может подтвердить ваше родство?

Это он мягко сказал. Мы вообще не похожи. Дашка типичная эльфийская блондинка, только глаза как у отца. А я, наоборот, брюнет, только глаза голубые — вообще непонятно в кого — и черты лица не по-эльфийски резковатые. Помнится, когда я начал взрослеть, папа все время шутил, что мама меня от кого-то постороннего нагуляла и не признается. Ерунда, конечно, полная, но я так обижался.

— Заканчивайте этот цирк, — Руслан отлип от дерева, на которое опирался все это время, куря свои неизменные сигареты и с интересом наблюдая за нашей беготней. — Я могу подтвердить, что эти двое родственники. Более того, пока их родители далеко, за обоих отвечаю я.

Телохранитель уважительно поклонился, почему-то сразу почуяв родственную душу, протянул руку для приветствия.

— Шон.

Руслан представился в ответ, охотно пожимая руку, а я воспользовался моментом и схватил Дашку за шкирку. За что сразу же получил пинок по колену. Блин, больно же! Пока я потирал пострадавшее место, она успела спрятаться за свою подругу, хитро посмотрела на меня.

— Братик, ты ж не будешь обижать незнакомую девушку, правда?

Я вот иногда думаю: и почему родители оставили на меня это мелкое чудовище? Забрали бы с собой и сами бы ее воспитывали. Минут пять мы еще спорили, я, конечно, не собирался выковыривать Дашку из-за спины девушки, еще зацеплю нечаянно, окажется, что обидел. Девушек обижать нехорошо, особенно хорошеньких… а ведь действительно хорошенькая! И глаза такие растерянные, блестят влажно. Отвечая на Дашкины остроты, я тем временем разглядывал девушку. Личико симпатичное, фигурка тоже ничего. И грудь от волнения вздымается, ничего себе грудь, кстати, красивая, в широкий ворот платья так и норовит выскочить. Продолжая по инерции препираться с сестренкой — общаемся мы так — заинтересованно наклоняю голову.

Девушка, поймав мой взгляд, покраснела, вся. Гм…

Дашка замолчала на полуслове и высунулась из-за спины подруги.

— Дань, а Дань, ты куда смотришь?

— Ээ… мелкая еще такие вопросы задавать!

— Ага, — ехидно согласилась сестренка. — Эмили, пойдем ужинать, пусть мой братец на дерево слюни попускает.

От подзатыльника она увернуться не успела, я почувствовал себя почти отмщенным.

Пока мы препирались, Шон и Руслан успели приготовить ужин, обычная походная похлебка. Впрочем, никто не возражал, получилось вполне съедобно. Я потребовал у Дашки отчет обо всем, что она успела натворить за последние дни. Мысль о том, что эту ходячую катастрофу не удержала на месте даже толпа разбойников, меня изрядно повеселила. Рассказ о побеге повеселил еще больше. Дашка даже не представляет, как ей повезло с телохранителем, это же настоящий мастер магической защиты. Если бы он против меня хотя бы вполсилы работал, черта с два я бы такие щиты когтями разрушить смог. Пришлось бы магию применять, а она у меня ни разу не боевая.

— Нас потом все-таки засекли, — продолжила рассказывать сестренка. — Кто-то еще заметил, что лошадей на месте нет, сразу шестеро пришли и тревогу подняли. Хорошо, что арбалет был только у одного из них, а мы уже своих лошадей поймали, остальных я распугала. В нас стрелять пытались, но Шон от одного арбалетчика легко закрыл всех. А догнать нас не смогли, даже когда подмога из разбойничьего лагеря прибежала. Они своих лошадей, наверное, до утра потом ловили, а то и дольше. Я их так пугнула, чтобы долго к людям подойти боялись. За остаток ночи и день мы далеко уехать успели.

Да уж, если бы Шон не умел ставить маскирующий полог такого качества, что спокойно разгуливал по разбойничьему лагерю и не насторожил мага, не сбежали бы они так легко. Сама-то Дашка может ушиться откуда угодно, она глаза так отводит, даже без всяких заклинаний, что и споткнешься — не заметишь. И, кажется, даже сама об этом не подозревает. А я не говорю, чтобы не задавалась.

— Ну, ладно, побегала и хватит. Завтра домой поедем.

— А вот не поеду! — тут же возмутилась сестренка.

— Да кто тебя спрашивать будет? Сказал — поедешь, значит поедешь!

— Не хочу вас огорчать, но боюсь, Даша все-таки поедет в академию, — спокойно заметил телохранитель. — У меня магический контракт, и я намерен его выполнить. Мне дороги моя жизнь и магический дар, не имею ни малейшего желания терять их по причине невыполнения договора.

— У тебя контракт на защиту моей сестры, — сказал я, чувствуя, что тут что-то не так.

— В котором написано, что я должен доставить ее живой и здоровой в академию магии, находящуюся в столице. И никуда больше. Только при выполнении этих условий он будет считаться завершенным. Сами понимаете, даже если вы попытаетесь забрать Дашу силой, я буду ее защищать, поскольку это не в моих интересах.

Я почесал нос, подумал и со вздохом посмотрел на Руслана.

— Ну и что делать?

— Тебе этичный вариант или быстрый?

— Быстрый конечно!

— Ну, если быстрый, то все-таки забрать Дашу силой, правда Шона тогда придется убить, а то ведь он будет сопротивляться. Но тут я тебе не помощник.

— Почему это?

— Не считаю, что из-за такой ерунды стоит убивать хорошего человека, — спокойно, будто мы погоду обсуждаем, заявил Руслан. — Он мне симпатичен.

А сам я смогу? Ну, положим, смогу, магия моя хоть и не боевая, но парочку мгновенно убивающих человека заклинаний я знаю. С другой стороны, понятия не имею, насколько Шон сильный маг, что он специалист по магической защите, уже догадался. Но я тоже довольно сильный маг, а он может знать защиту против некромантии, к тому же опытный телохранитель, и вполне успешный. Я видел сумму контракта. То есть пятьдесят на пятьдесят, ну, положим, убью я его… а потом меня Дашка убьет. Да, вот это даже вероятней.

— А этичный? — спросил я безнадежно.

— Едем все вместе в столицу. В контракте же не написано, что Даша должна еще и поступить в академию? Значит, доберемся до места, разворачиваемся — и домой. Прогуляемся заодно, а то уже второй год дальше ближайшей пивной не выбирались.

— У меня эксперимент по сращиванию живой и мертвой плоти незакончен. Почти удалось добиться положительных результатов, никакого отторжения в течение недели, — безнадежно сказал я. — Образец же сдохнет!

— Ну, можешь попытаться убедить сестру отказаться от контракта, — безразлично пожал плечами учитель. Ему, по-моему, уже был совершенно неинтересен этот разговор.

Я посмотрел на Дашку и подумал, что это вообще невероятный вариант. Потом перевел взгляд на притихшую в сторонке Эмили… а почему бы и нет, собственно? Что я, какой-то эксперимент повторить не смогу?!

Глава 5

Дарья.

Вот так стараешься, стараешься, выдумываешь что-то, и хоть бы кто внимание обратил. Обидно! Я-то думала, обведу вокруг пальца братика, вот он меня догнал, а забрать не может, опять я выиграла.

А он даже внимания не обратил, таращится на Эмили и вообще больше ничего вокруг не замечает. Никто моих стараний не оценил. А ведь эта комбинация с телохранителем и магическим контрактом была самой сложной в моем плане побега.

Зачем вообще убегала после того, как заключила контракт? А из вредности! И еще немного опасалась, что Данька все же решит, что от телохранителя избавиться проще, чем ехать со мной в столицу. Он вообще-то может, если постарается. А одну меня в академию он не отпустит, даже под присмотром телохранителя, я точно знаю. Если что случится, ему же потом перед родителями отвечать.

Потому мы поедем дальше все вместе. Вот так!

На следующий день лес вокруг начал медленно редеть, то есть он еще вчера начал, но заметно это стало только сейчас. А к полудню мы наконец добрались до города. Если бы не разбойники и крюк, который пришлось из-за них делать, еще вчера добрались бы.

— Полагаю, надо Эмили отвести к родственникам, — напомнил Шон.

Братец встрепенулся и посмотрел на девушку. Эмили тут же покраснела и потупилась. И вот так они с утра, Даня пожирает ее глазами, Эмили краснеет и делает вид, что ничего не замечает. На всех остальных они упорно не обращают внимания. А теперь на лице братика отразилось такое разочарование — ну просто словами не описать. Я с трудом сдержалась, чтобы не захихикать.

— Эмили, ты ведь к дяде в Ревенд ехала? Где он живет? — спросила я.

— На Гвардейской улице, это три улицы налево от центральной площади, — она отвечала мне, старательно не замечая Даньку, тот выглядел почти обиженным.

Мы поехали искать Гвардейскую улицу, а я подъехала к брату и спросила шепотом:

— Ты что ли влюбился?

— Я? — искренне удивился братик. — Влюбился? Да нет, просто она мне нравится. Какая грудь! А талия какая!

— Ну ты… — у меня даже слов не нашлось, потому в голову пришло только услышанное однажды от мамы ругательство. — Ну, ты собака мужского рода!

У братца от моих слов натуральным образом челюсть отвисла, он даже не нашелся что сказать. Так и ехал, словно его пыльным мешком стукнули. Шон, который держался рядом со мной, поспешно отвернулся. Ему по статусу не положено смеяться над родственниками клиента. Я подумала над сказанным и поняла, что Даня меня прибьет, вот как только отойдет от потрясения, так сразу и прибьет.

А Эмили даже не отреагировала, то ли не расслышала, то ли не поняла. Она на самом деле вовсе не глупая, просто братик ее своими пылкими взглядами за полдня так в смущение вогнал, что бедная девушка уже ни на что больше реагировать не способна. Зато не боится, еще вчера и сегодня утром Эмили старалась держаться от Даньки подальше, словно опасалась, что он ее покусает. Хотя, наверное, именно этого она и боялась, про вампиров иногда такие глупости придумывают, даже обидно становится.

Дом на Гвардейской мы нашли довольно быстро, Эмили уже раньше приезжала в гости к дяде, так что хорошо помнила адрес. Симпатичный такой особнячок из оранжевого кирпича, с маленькими башенками, небольшим садом и черепичной крышей. А там обнаружился не только дядя, но и ее родители. Они выкуп привезли и ждали, когда разбойники с ними свяжутся, уже и не надеялись получить дочь обратно целой и невредимой, хоть бы живой и то счастье.

Вот было радости! Слезы, объятия, восторги! Родители и дядя с тетей чуть не задушили Эмили от восторга. Бедная, с такими родственниками никаких разбойников не надо. Мы все скромно в сторонке пережидали этот ажиотаж. Наконец все восторги немного утихли, и родственники, заинтересовались, как же ей удалось сбежать от разбойников?

Эмили скромно указала на меня:

— Даша помогла.

Я даже засмущалась под столькими взглядами. К счастью, сразу допрос мне устраивать не стали, пригласили на обед. Отец Эмили, кстати, оказался оч-чень богатым купцом, настолько, что баронский титул смог себе купить, без земель и не наследный, но зато престиж какой! Выкуп за единственную дочь с него запросили огромный. Деньги он, конечно, собрал, да только заодно и с рейнджерами связался, потому как отдавать такие деньги каким-то бандитам да без всяких гарантий не имел ни малейшего желания. Серьезный дядя, только разбойников мы наверняка спугнули, не дурные же они после нашего побега на том же месте оставаться? Будут рейнджеры опять по лесам бродить без всякого толка. Эх жаль, я их никак пометить не догадалась.

Потом, за обедом, я подробно рассказывала, как удалось сбежать от разбойников. Ну, почти в подробностях, о том, что я вампир предпочла промолчать. Даня тоже, а Эмили почему-то тоже ничего не сказала.

— Я вам весьма благодарен, юная леди, — сказал в конце ее отец. — За спасение моей дочери и моего состояния.

А дядька-то с юмором! Он мне нравится.

— Но я считаю, что ни одно доброе дело не должно остаться без вознаграждения, — тем временем продолжил он. — Что я могу для вас сделать, юная леди?

Сразу видно, что купец, такой практичный подход. В книгах герои всегда говорят: «на моем месте так поступил бы каждый» и от награды отказываются. Я подумала, потом подумала еще раз. Посмотрела на напряженно ожидающего какой-нибудь подлянки брата и… решила его не разочаровывать.

— Я собираюсь поступать в столичную академию магии, оплатите мне половину первого курса. Вам это обойдется намного дешевле, чем выкуп, который требовали разбойники.

Данька незаметно от всех сделал мне страшные глаза и показал кулак.

Отец Эмили, рассмеявшись, тут же приказал служанке принести перо и бумагу, быстро что-то написал, поставил размашистую подпись и передал мне вложенную в конверт записку.

— В столице, на улице Трех Министров зайдете в контору Эверета Лана, это мой деловой партнер. Отдадите записку, и он перечислит нужную сумму в академию на ваше имя. Поверьте человеку, всю жизнь имеющему дело с деньгами — вы, юная леди, нигде не пропадете.

Я украдкой показала брату язык: понял? И пусть теперь не умничает!

Потом нас еще пригласили погостить немного, но мы согласились остаться только до утра. Точнее я пригрозила Даньке, что если он тут намерен торчать неделю, опять сбегу, пусть догоняет. А то он бы, пожалуй, действительно остался, из-за Эмили. Вечером я застала их, целующимися в саду, хотела тихонько сбежать, но у брата слух как у летучей мыши, услышал. Как они друг от друга отскочили, да еще и покраснели! Ну ладно, Эмили, ее может раньше вообще парни не целовали, а Даня-то чего? И главное, ведь братик опять скажет, что это я виновата, можно подумать, специально им целоваться мешаю. Могли бы и местечко поуединенней найти. Тут садик такой, за десять минут не спеша обойти можно. Пусть скажут спасибо, что я на них раньше наткнулась, чем родственники Эмили.

Я уже даже обрадовалась, что мы завтра уедем, братик от внезапной страсти уж слишком сильно поглупел. Только зря обрадовалась, утром Эмили сообщила, что поедет с нами, тоже в академию поступать. Вот это номер!

Я посмотрела на одобрительно кивающего родителя, который обрадовался внезапно прорезавшейся в дочери жажде знаний, и подумала: может, стоит объяснить ему, зачем на самом деле Эмили с нами ехать собирается? И вовсе не для того чтобы брату гадость сделать, просто мне ее жалко, не понимает, с кем связалась. Ладно там вампир, так еще и некромант, для людей еще не известно что хуже, тех и других одинаково терпеть не могут. А тут все сразу. Да папенька ее на месте убьет, если узнает!

Данька поймал мой оценивающий взгляд и показал кулак. Не то чтобы напугал — все равно он меня бить не будет — но я решила не вмешиваться. Пусть сами разбираются. А только я заставлю его рассказать Эмили всю правду.

Ну, в общем, так и поехали, целой толпой. А что делать? Эмили в одиночку не отпустили, в итоге: охранников два штуки, служанка одна штука. Или их по головам считать надо было? Ну не важно.

Посмотрим, чем все это кончится. Странным образом моя авантюра стала разрастаться во что-то совсем непонятное.

***

Данила

Послали же боги сестричку! Или я это уже говорил? Да хоть и говорил, еще раз десять повторю. Заноза мелкая, все ей надо, везде нос сунет. Никакой личной жизни с такой сестрой, и так-то на поцелуй девушку еле раскрутил, но и тут Дашка влезла.

Впрочем, расстраивался я недолго, сообразительная все-таки девушка, уговорила папу отпустить ее в академию. Вот что бы Дашке с нее пример не брать, так бы у родителей разрешения спросила, и не стал бы я ее ловить. Оно мне надо? Лучше бы в лаборатории очередным экспериментом заниматься…

И с Эмили бы не познакомился. Н-да, вот так и подумай что лучше.

Кстати, из-за охраны нам с ней пришлось вести себя очень прилично. Разговаривать только о погоде и не приближаться друг к другу ближе, чем на метр. Служанка караулила подопечную как сторожевой пес. Просто какой-то надзиратель, а не служанка.

Этак все планы на вечер псу под хвост пойдут. Придется Дашку уговаривать поработать курьером по доставке любовных записок — страшно представить, что она с меня за это затребует — и героически лезть ночью в окошко с букетом в зубах. Романтика, однако.

Нет, это не служанка, это какой-то сторожевой монстр! Мало того, что она весь день не сводила глаз с Эмили, не давая мне даже приблизиться к ней, так что приходилось только перемигиваться, когда служанка отворачивалась. Так стоило мне помочь девушке спуститься с коня, чуть не был убит на месте огненным взглядом. И всего-то обнял немножко, проблем-то!

Ну ладно, а кто мне объяснит, что эта мегера делала в комнате своей подопечной среди ночи, специально сторожила, что ли?! Я получил какой-то тряпкой по лицу, свалился со второго этажа гостиницы, где мы остановились, под дикие вопли. И наелся зелени от букета, который держал в зубах.

Обломалась романтика. И весь день насмарку, что гораздо обидней.

На шум из окон высунулись все наши попутчики.

— Дань, ты в порядке? — встревожено спросила Эмили, старательно пытаясь удержать улыбку. Служанка утащила ее обратно вглубь комнаты, напоследок пригрозив мне все той же тряпкой.

Сестренка только пальцем у виска покрутила.

А Руслан, понаблюдав, как я отплевываюсь от горькой зелени, философски заметил:

— Хорошо, что не розы.

Юморист. Хотя да, от шипов отплеваться было бы сложней.

Как бы от этой служанки избавиться, хоть ненадолго. Интересно, если я из нее зомби сделаю, Эмили сильно обидится?

Утром оба охранника старательно делали вид, что готовы нашинковать меня в мелкий фарш только за один косой взгляд в сторону их хозяйки, но на самом деле украдкой посмеивались. Я не унывал, ерунда, главное Эмили моя выходка понравилась, а остальное приложится. Это будет даже интересно, может быть дольше, но и приз от этого только привлекательней.

И вообще надо подойти к проблеме логически.

Что мне нужно? Остаться с наедине с девушкой. Желательно надолго.

Что для этого надо? Избавиться от служанки, опять же, желательно надолго.

Ну, это понятно. Теперь главное придумать, как от нее избавиться. Может все-таки зомби сделать? Никто и не заметит. Или вампирье обаяние применить. Где-то оно у меня теоретически быть должно, ни разу в жизни, правда, еще не пригодилось. Вот и проверим. Для начала, экспериментальным путем на живом объекте.

Если этот вариант не сработает, есть еще несколько: натравить нежить, запугать, натравить Дашку в качестве отвлекающего маневра. Вот это, пожалуй, будет самое опасное оружие. Оставлю на самый крайний случай.

Я мысленно потер руки. Ну что ж, план составлен, приступаем непосредственно к эксперименту. Стараюсь, как можно очаровательней, улыбнуться этой мегере, называемой служанкой, судя по ее злобному взгляду — не сработало. Да уж, улыбка у меня не такая очаровательная, как у сестренки, и клыки до конца не убираются. Вторая попытка, опять прокол, кажется, еще чуть-чуть и от меня шарахаться будут, причем не только служанка.

— Ты решил довести бедную женщину до сердечного приступа своим зверским оскалом? — шепотом поинтересовался учитель. — Или ты ей таким способом понравиться пытаешься?

— Скорее второе, — со вздохом признался я. — Но я, пожалуй, и на первое согласен, если ничего не получится. Я вообще-то вампирье обаяние решил попробовать.

— Тогда тебе определенно практики не хватает, — Руслан хмыкнул. — Но я бы на твоем месте не рассчитывал. Магия смерти не слишком сочетается с вампирьим обаянием. Одно должно привораживать, другое вызывает инстинктивный страх у людей. Чтобы использовать вампирье обаяние тебе придется полностью отключить магию смерти.

— А это вообще реально? — удивился я. В жизни не слышал, чтобы магические способности можно было включать и выключать, как какой-нибудь осветительный шар. Считается, что они либо есть, либо нет.

— Для тебя реально, — этак загадочно сказал Руслан. — Попрактикуйся. Как раз и стимул подходящий. — Он насмешливо глянул на украдкой улыбающуюся мне Эмили.

В самом деле? А это интересно, надо действительно попрактиковаться. Времени на это предостаточно, едем мы не спеша, даже кони утомиться не успевают. Достопримечательностей вокруг никаких, дорога да множество полей, в которых колышется почти уже поспевшая пшеница. Осень, скоро урожай будут убирать.

После Ревенда густые леса практически сошли на нет. От границы далеко и влияние эльфов сильно уменьшилось, они ведь не только мешают людям вырубать леса, но и своей магией заставляют те расти чуть не в пять раз быстрей. Сколько не вырубай, а скоро на этом месте еще больше поросли появится. Но влияние это имеет предел и заканчивается как раз в окрестностях Ревенда. Дальше все плотно заселено: деревни, хутора. Городки маленькие, которые от деревень отличаются только наличием пары храмов на центральной площади. Зато постоялые дворы и даже вполне приличные гостиницы чуть не на каждом шагу. Можно не только переночевать с комфортом, но и пообедать вполне прилично. Что, несомненно, радует.

А от непроходимых чащ границы тут остались разве что редкие рощицы. И как мы все удивились, когда из одной такой на дорогу вдруг выскочил перепуганный до полной невменяемости заяц, напугал лошадей и замысловатыми зигзагами понесся куда-то в поля. А вслед за ним с басовитым кваканьем вылетело настоящее чудовище размером с добрую лошадь. Я еле успел поймать Эмили, едва не выпавшую из седла вставшей на дыбы лошади. Дашка среагировала одновременно со мной, поймав ту за уздечку и не давая стряхнуть наездницу.

Люди за это время успели только растерянно моргнуть и схватиться за оружие, видимо, собираясь сражаться с неведомой напастью.

Монстр уселся посреди дороги и, приветливо ухмыльнувшись огромной зубастой пастью, по-собачьи вывалил набок язык. Только спустя несколько мгновений я понял, что это действительно пес, просто очень уж большой и густо поросший какой-то зеленью и колючками, от чего стал похож на миниатюрную поляну. А еще несколько мгновений спустя я его узнал. В моей памяти этот монстр, почти не уступающий размерами Рыжику, сохранился куда меньших размеров, хотя тогда я сам был ребенком. И еще выглядел он тогда гораздо более похожим на нормального пса, несмотря на то, что фактически был растением и регулярно цвел, обрастал всякой зеленью, колючками и даже иногда ягодами.

Монстр басовито квакнул и опять вывалил язык.

— Шрек, и где твой хозяин? — поинтересовался учитель, он тоже узнал пса.

— Здесь я, — из той же рощи бесшумно выскользнул высокий эльф. Бледно-зеленая кожа, в небрежно заплетенных в косу волосах какие-то листики и травинки торчат. Одежда совершенно для эльфа нетипичная. Плохо покрашенные холщовые штаны и такая же куртка. Короткий меч в потертых ножнах на боку. С первого взгляда — ну точно разбойник с большой дороги.

— Мэй, ты тут откуда? — удивился я.

— Вас искал, — ответил он, спокойно обозрев нервно поглядывающих на него людей. — В замке никого не было, пришлось догонять.

Говорят, эльфы способны особым способом сокращать расстояние в лесу и потому перемещаются в несколько раз быстрей, чем положено идя пешком. Так вот, слухи все это. Но Мэй такое умеет. Вот только как он умудрился оказаться в этой роще? Наверное, с тех пор как мы виделись в последний раз, он кое-чему полезному научился.

А виделись в последний раз мы, когда мне было двенадцать лет. Тогда Мэй ушел, раньше-то он с нами жил. Они с мамой были связаны как сиамские близнецы, друг без друга могли умереть. Впрочем, мама от Мэя зависела гораздо меньше, чем он от нее, а в какой-то момент стало ясно, что и эта зависимость практически сошла на нет. Вот тогда он попрощался и просто ушел. Может, родители и знали куда, но нам с сестрой не собирались говорить. И вдруг он взял и появился, что-то случилось?

— …портал в другой мир.

— Что? — встрепенулся я, выныривая из своих мыслей.

— Мэй говорит, что нашел портал в другой мир, — пояснил Руслан.

— Так что его искать, стоит себе не первое тысячелетие на своем месте? — не понял я.

— Другой портал, — уточнил Мэй.

Руслан молча закурил, что-то обдумывая. Я решил кое-что уточнить. Считается, что портал в этом мире один единственный. Но зато часто случаются спонтанные аномалии, которые могут утащить предмет или человека из любого места. Чаще всего такие аномалии почему-то утаскивают магов или эльфов. Бывали случаи, когда попадались оборотни и вампиры. Но реже, и вообще такие аномалии сами по себе редкость, раз в сто лет появляются. Может быть, Мэй имел в виду как раз такую аномалию?

— Стационарный портал, — покачал головой он. — Точно такой же, как у Хрустального озера. Арка почти сохранилась, и управляющий контур. Сломанный правда.

— Ну а мне это зачем знать? — поинтересовался Руслан.

Мне кажется, или он чем-то недоволен?

— О таких вещах должны знать боги, — объяснил Мэй.

— Порталами у нас Светлейшая занимается, тебе нужно было идти к герцогу. Он может связаться с Анайби.

Мэй вздохнул и посмотрел на учителя укоризненно.

— Я и ходил. Нет его, а если Барс не хочет, чтобы его нашли, то этого никто не сможет сделать, даже ты. Других богов я не знаю. — Мэй развернулся, собираясь нырнуть обратно в рощу.

— Ладно, я понял. Извини. Надеюсь, это не срочно, у нас сейчас несколько другие дела.

— Тебе лучше знать срочно или нет, — пожал плечами Мэй. — Когда закончите свои дела, я вас найду. — И все-таки ушел в рощу. Шрек, квакнув на прощанье и вильнув хвостом, побежал вслед за хозяином.

Ну и дела. Что бы это значило?

Глава 6

Дарья.

Ну вот, наконец-то мы добрались. Столица. Огромный человеческий город, я даже растерялась сперва, оказавшись в такой толпе. Всегда удивлялась, как люди умудряются не мешать друг другу, годами живя в такой тесноте, когда прохожие на улице чуть ли не локтями толкаются, от соседа отделяет только тонкая стенка?

Хотя ко всему можно привыкнуть, даже к такой толчее и гулу множества голосов. Это даже интересно оказалось, я в таком большом городе еще никогда не бывала. Человеческая столица оказалась по-своему красивой. Вообще-то, город называется Альвенор, но в Империи как бы две столицы, одна официальная, которая часто с большой буквы и даже без названия, просто Столица. И Нашон. Летняя резиденция императора располагается в Нашоне. И вообще, он после столицы самый большой город Империи.

— Куда теперь, сразу в академию или сначала ищем приличную гостиницу? — поинтересовался Шон, как только мы миновали предместья и въехали в черту города.

Я хотела было сразу сказать, что в академию, но Руслан решил, что лучше в гостиницу. Я насупилась, оказаться так близко к цели и опять ждать. Не хочу!

— Ты уверена, что поступить удастся сразу? — спросил он. — А если нет, мы все будем ночевать на улице?

Пришлось согласиться. И почему он всегда прав? Остальные тоже не возражали, охранникам спорить не положено, если это не грозит безопасности подопечных. А братик и Эмили вообще ни на что внимания не обращали. За последние полторы недели их роман стремительно развивался. Он даже как-то смог договориться со злобной теткой, которая ее охраняет. Неужто, обаяние освоил? Вообще-то, Даня в этом отношении полная бестолочь, даже странно для вампира. Первые его попытки применить вампирье обаяние вызывали нервную оторопь у всех, включая телохранителей Эмили. Хотя, нет, вру. Руслана и Шона они совсем не впечатлили, но это и неудивительно, их, по-моему, вообще ничем пронять нельзя.

Ну так вот, отношения-то развивались и развились до такой степени, как братик и хотел. Но в последние дни он стал вести себя рядом с Эмили подчеркнуто прилично. Никаких пылких взглядом, лазаний в окошко с букетом в зубах и попыток обнять, под предлогом того, что помогает девушке спуститься с лошади. А что уж там у них ночью происходит, когда никто не видит… ну, это их дело. И все это благодаря Шону. Ну, и мне, конечно.

Все началось с того, что меня любопытство пробрало: а с чего это Эмили так охраняют? Не зря ведь эта служанка за ней по пятам ходит и на Даньку разве что не рычит. Братик за девушкой ухлестывает, ни на что внимания больше не обращает, а вдруг у нее из-за этого проблемы будут? Мы же с ним в человеческих делах и традициях ничего не понимаем. И за Эмили я отвечаю, вроде как.

Папа всегда говорит: «Если ты кого-то спасешь, потом всю жизнь несешь ответственность за него», — и на маму странно смотрит. А она только смеется в ответ.

Ну, я и подумала, что надо кого-то понимающего спросить об этом, из-за Эмили, и вообще… любопытно. Только у кого спрашивать-то, не у Руслана же? После недолго раздумья вышло, что кроме Шона и не у кого. Потому у него и спросила, выбрав удобный момент.

— Не думаю, что твой брат может испортить девушке репутацию больше, чем уже есть сейчас, но ему бы стоило, хотя бы на людях, соблюдать правила приличия и вести себя менее откровенно, — объяснил Шон. — Именно для этого отец Эмили и приставил к ней эту служанку, ради соблюдения приличий, думаю, такой опытный человек не мог не заметить, как Данила относится к его дочери.

Я растерянно моргнула. Кажется, чего-то не поняла.

— Какая репутация? И отчего это она уже испорчена?

Шон посмотрел на меня с сомнением.

— Даша, ты еще слишком маленькая, чтобы знать о таких вещах.

— И ничего не маленькая! — обиделась я. — Шон, ну, пожалуйста, мне надо знать обязательно.

Он вздохнул и неохотно начал объяснять. Нет, я догадывалась, что разбойники обычно только эльфов не трогают, а всем остальным приходится очень нелегко. Видела, что родители Эмили были рады хотя бы тому, что она вернулась живой, а уж на то, что невредимой и не надеялись, но никогда и не думала, что для людей это так важно. Оказывается, еще как!

— Но ведь Эмили выглядела вполне нормально, ты же сам видел! Вряд ли разбойники ее… ну, то есть, репутацию испортили.

— Такие вещи легко проверяются, а также девственность может восстановить маг-целитель, — покачал головой Шон, — но слухи все равно пойдут. И вот от них никуда уже не денешься, даже если разбойники девушку не тронули (а это вполне вероятно, судя по всему, они промышляли тем, что брали заложников и требовали за них выкуп, значит, причинять вред тем невыгодно). Так вот, даже если ее действительно не тронули, всегда найдется тот, кто скажет, что богатый отец заплатил за восстанавливающую операцию. Так что удачного брака у Эмили, скорее всего, уже не будет, разве только кто позарится на большое приданое.

— Она от этого вряд ли счастлива будет, — отозвалась я угрюмо.

— Вряд ли, — согласился Шон. — К сожалению, для таких богатых и влиятельных людей репутация имеет очень большое значение. Эмили вообще-то очень повезло с родителями, ее не заперли в каком-нибудь отдаленном поместье или не отправили послушницей в храм Милосердной. Академия, в данном случае, наилучший выбор из возможных.

— Почему это? У Эмили и магических способностей почти нет.

— В академии не только магии учат, но и смежным профессиям. Таким, где нужен не столько большой магический потенциал, сколько ювелирная точность исполнения. Это какая-никакая независимость от денег и репутации отца, да к тому же среди магов нравы куда более вольные, — Шон усмехнулся и посмотрел на меня, — почти как у эльфов.

— А-а… — озадачено протянула я.

— Впрочем, вполне возможно, что, отправляя дочь в академию в нашей компании, купец преследовал и еще одну цель. И слепой бы заметил, как твой брат смотрит на Эмили, хоть и не человек, но все равно видно, что из хорошей семьи. Не самая плохая партия в таком положении.

Ничего себе, вот хитрый дядька! Прав Шон, повезло девушке с отцом.

— Так значит, у Эмили из-за ухаживаний Даньки проблем не будет? Ну, раз уже все равно?

— Все-таки лучше, чтобы он не выставлял их отношения напоказ, если, конечно, твоему брату не безразлично, что будет с девушкой потом.

Все это я братику потом аккуратно и объяснила. Он подивился глупым человеческим предрассудкам, но вести себя стал прилично. Даже у Шона, кажется, пару раз совета спрашивал, как правильно поступать, чтобы девушку не скомпрометировать, а то ведь сам бы он напролом пошел. А служанка, что удивительно, на Даню рычать перестала, словно только того и ждала. А может, и вправду ждала, если Шон насчет отца Эмили прав.

Вот и сейчас, остановились мы в гостиничном дворе, и Даня, помогая девушке спешиться, лишь подал ей руку, придержав за кончики пальцев. Ну, прямо рыцарь настоящий, она благосклонно приняла протянутую руку и грациозно спрыгнула с лошади.

Понаблюдав за этим концертом, я насмешливо фыркнула. Красуются друг перед другом, нашли себе новое развлечение. А то, можно подумать, никто не замечает, что по утрам у Эмили губы от поцелуев опухшие. Тоже мне, любовь-морковь!

Меня из седла вынул Шон, просто взял за талию и снял с Гладиолуса. Он последнее время так часто делает. Я вообще-то и сама могу, но так же интересней. А еще можно у него на шее повисеть, Шон только молча терпит. Такой славный, жаль, контракт уже скоро кончится. Я вздохнула. Может, не спешить в академию? Пара дней ничего не решит, можно подождать. Тут, говорят, храмы красивые, а еще музей магии есть. Один на всю Империю.

А с другой стороны, надо бы поспешить, пока братик занят своей любовью. Если я поступлю в академию, он меня уже забрать не сможет. Потому, только посмотрев на свою комнату, зачем-то проверила мягкость кровати и незаметно утащила Шона искать лавку того купца, к которому нас послал отец Эмили. Руслан видел, как мы уходили, но только равнодушно проводил взглядом.

Нужного человека найти было нетрудно, остальное довершило письмо купца. Мне пообещали перевести всю сумму по первому требованию. Остальное было взято в банке, частью еще раньше, частью сейчас. И вот долгожданная академия, большущее здание, а вокруг целый городок, этой академии принадлежащий. Этакий город в городе.

Вот странно, вроде бы ничем этот академический городок не отгорожен, и здания особо от остальных в столице не отличаются. Ну, может, кое-где поярче покрашены, да на некоторых домах непонятные флаги развешаны. Да, может, еще улица от остального города отделяющая, чуть пошире, или кажется так. Но все равно, ощущение такое, что академический городок отдельно стоит, сам по себе. Сама академия, вопреки ожиданиям, не напоминала какой-нибудь старинный замок. Она росла не только ввысь, но и вширь, корпусами, как паучьими лапами. Наверное, если смотреть с высоты, здание академии действительно выглядит, как огромный паук. Или как стилизованное изображение солнца с загнутыми дугой лучами?

Я, открыв рот, таращилась по сторонам, рассматривая все вокруг. Шон время от времени ловил меня за шкирку, убирая с дороги спешащих куда-то студентов. Вокруг витала странная атмосфера концентрированной магической энергии — это ощущалось каждой клеточкой тела, непонятное такое, щекочущее чувство.

Где расположена приемная комиссия, пришлось выяснять у студентов. Раз пять, и каждый раз нам объясняли так, что прошлось долго плутать между корпусами академии. На пятый раз Шону это надоело, он поймал очередного студента и заставил провожать. Получилось гораздо быстрей, хотя парень пытался возмущаться и даже шарахнуть по Шону каким-то заклинанием. Тот заклинание погасил очередным щитом, а студенту отвесил мощный подзатыльник. Парень аж зубами клацнул.

— Мал еще против меня, — сказал сурово, — ты еще у мамки на руках пищал, когда я эту академию с отличием окончил.

Студент притих, а я посмотрела на Шона с интересом.

— Ты не говорил, что учился здесь.

— А ты и не спрашивала, — отозвался он.

Понятно, почему они с Русланом общий язык нашли, два сапога — пара. Я не спрашивала, мне и в голову почему-то не пришло, что выпускник академии может работать обычным, хоть и очень успешным, телохранителем. Но если подумать, не всем же становиться великими магами, правильно? И Шон сам говорил про смежные профессии, вот как телохранитель и мастер по магической защите, например.

В приемной комиссии мне вежливо предложили для начала сдать вступительные тесты. Этим занимались трое деловитых магов, сидящие за длинным столом и тщательно фиксирующие все результаты. Тесты были не слишком сложные, но дли-и-инные. Проверяли, в основном, не знания, а способности. Ну, там сообразительность, память, магический потенциал. Направление магических способностей, ну, то есть к чему у меня склонность больше. В классической магии нет четкого деления на стихии, просто кому-то фаербол дается легче, кому-то — воздушная волна, а некоторым — и вовсе огненные вихри, воздушными потоками раздуваемые. Но существуют же еще эльфийская магия жизни, вампирья (магия крови), некромантия и ментальная магия, это вообще отдельные разделы и учат там по-другому.

Тесты заняли больше двух часов, и я их успешно прошла, а вот дальше начались проблемы. Строгая дама с очень сосредоточенным лицом пригласила к своему столу и принялась записывать мои данные в специальный кристалл, который потом высвечивал все записанное в виде иллюзорного свитка. Спрашивала она вещи обычные, имя, имена родителей, кто будет оплачивать обучение. Обучалась ли магии раньше, как долго, чему? Возраст. Вот тут и возникла заминка.

Дама подняла на меня взгляд и переспросила:

— Сколько?

— Пятнадцать, — с честными глазами соврала я. А что? по эльфийским меркам я уже на шестнадцать выгляжу. Главное, чтобы у братика никто спросить не додумался, а Шону я чуть-чуть соврала.

— Гм… — с некоторым сомнением сказала дама. — Подождите минуточку. — И вышла.

А вернулась с эльфом. Старым. Внешне возраст не определишь, но глаза у него словно через пыльное стекло смотрят, равнодушные, безразличные.

— Так сколько, говоришь, тебе лет? — спросила дама.

Ой, вот это влипла!

— Пятнадцать, — упрямо повторила я. Авось пройдет, что этому старику полтора года? Он уже давно время веками считает.

— Тебе нет и четырнадцати, девочка, — равнодушно сказал эльф. — Возвращайся сюда через полтора года. — Больше не обращая на меня внимания, не торопясь, удалился.

Я растерянно посмотрела на даму, потом на Шона. Ничего не понимаю.

— В нашей академии обучение начинается с пятнадцати лет, — пояснила дама. — До тех пор вы можете посещать лекции вольнослушателем. А позже сдать экзамены экстерном за первый курс.

Я ее уже не слушала, стало так обидно, аж до слез. Столько стараний и все зря! Данька опять скажет, что я еще маленькая, и заберет домой, и даже не домой, а в этот их дурацкий замок, полный мертвецов и нежити. А ведь я только хотела доказать, что уже достаточно взрослая, чтобы самой решать, как поступать, получается, ничего не доказала, еще и Шон теперь уйдет, ведь контракт кончился. Ну почему так не везет?!

— Можно еще оставить деньги под проценты в академическом банке, — поспешно добавила дама, налила стакан воды и подала мне, видно, тоже испугалась, что заплачу. — Тогда, вернувшись через полтора года, вы сможете сразу начать обучение, поскольку будете уже считаться поступившей. А проценты пойдут на оплату следующего курса. У нас очень выгодные условия.

Я шмыгнула носом и уныло кивнула. Пусть так, все равно я потом сюда снова приеду.

Шон, после того как мы закончили улаживать все формальности, не сказав ни слова, проводил меня до гостиницы. Он, вообще-то, не обязан был этого делать, ведь контракт закончился у дверей академии, но я была рада, что он пошел со мной. Очень хотелось вцепиться в него покрепче и никуда не отпускать.

Я опять незаметно шмыгнула носом, сдерживая непрошеные слезы.

В гостинице, сердитый от того, что опять проворонил, как я сбежала, Данька собрался было меня отругать, но, заметив, унылое лицо, только спросил:

— Что, не поступила?

Сердито на него посмотрев, развернулась и пошла в свою комнату. Злорадно подумалось: что он будет делать, когда Эмили поступит? Ведь тогда она останется здесь, а мы уедем.

А я даже с Шоном не попрощалась. Глупо…

***

Данила.

Я посмотрел вслед унылой сестренке и тоже нахмурился. Эмили час назад уехала в академию. Я хотел было с ней, но она почему-то отказалась, решила все сама сделать. И вот теперь думай: поступит она или нет? После того, что Дашка выяснила про репутацию и прочие глупости, которыми себе люди голову забивают, лучше бы поступила. Но и расставаться так быстро не хочется, а остаться и повода нет. Только и остается жалеть, что сестренке не повезло.

Я бестолково ходил туда-сюда, не зная, чем себя занять. Дашку пойти успокоить, так она меня прогонит, еще и гадость какую скажет. Все пытается доказать, что уже взрослая и самостоятельная. А я разве спорю? Самостоятельная, только неприятности на


Содержание:
 0  вы читаете: Двадцать лет спустя : Елена Картур  1  Глава 1. Вводная : Елена Картур
 2  Глава 2. Поиски : Елена Картур  3  Глава 3 : Елена Картур
 4  Глава 4 : Елена Картур  5  Глава 5 : Елена Картур
 6  Глава 6 : Елена Картур  7  ЧАСТЬ ВТОРАЯ : Елена Картур
 8  Глава 8 : Елена Картур  9  Глава 9 : Елена Картур
 10  Глава 10 : Елена Картур  11  Глава 11 : Елена Картур
 12  Глава 12 : Елена Картур  13  Глава 13 : Елена Картур
 14  Глава 14 : Елена Картур  15  Глава 15 : Елена Картур
 16     Глава 16. : Елена Картур  17     Глава 17. : Елена Картур
 18     Глава 18. : Елена Картур  19     Глава 19. : Елена Картур
 20     Глава 20 : Елена Картур  21     Глава 21 : Елена Картур
 22  Глава 7 : Елена Картур  23  Глава 8 : Елена Картур
 24  Глава 9 : Елена Картур  25  Глава 10 : Елена Картур
 26  Глава 11 : Елена Картур  27  Глава 12 : Елена Картур
 28  Глава 13 : Елена Картур  29  Глава 14 : Елена Картур
 30  Глава 15 : Елена Картур  31     Глава 16. : Елена Картур
 32     Глава 17. : Елена Картур  33     Глава 18. : Елена Картур
 34     Глава 19. : Елена Картур  35     Глава 20 : Елена Картур
 36     Глава 21 : Елена Картур    



 




sitemap