Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 9 : Елена Картур

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу

Глава 9

Дамочка эта, любовница Ингельда, мне категорически не понравилась. Терпеть таких не могу: холенная блондинка с грудью а-ля Памела Андерсон. Интересно, в этом мире магический силикон не практикуют? И ведь блондинка-блондинкой, а по глазам видно — не дура. Особенно мне не понравилось, как она на Ингельда смотрит. Ревную, что ли? Вот глупость-то! Ну, в самом деле, какое мне дело до его любовницы, взрослый мужчина, имеет право. Сейчас я дракон размером с кошку, а он мой хозяин. Да и был бы он человеком… если уж на то пошло, то Бъёрн мне гораздо симпатичней. Если о подобных вещах в данной ситуации уместно говорить. Мне сейчас положено заглядываться на мужественных рогатых драконов. Или по малолетству пока еще вообще не положено? Как вспомню Тиля, так и вовсе не хочется. Будем считать, что мне еще по возрасту не положено.

Интересно, что любовнице Ингельда я тоже не слишком понравилась. Не знаю уж, каким местом, но, кажется, она почуяла во мне соперницу. Во всяком случае, на его внимание и свободное время я имела прав гораздо больше. В этот раз она считала себя победительницей, до утра внимание Ингельда принадлежало лишь ей. Нас же с телохранителем отправили в гостевую комнату. Хорошо хоть покормить не забыли.

Впрочем, это я уже наговариваю. Если хозяйка этого дома мне не нравится, это вовсе не значит, что она последняя стерва.

А вообще я сегодня впервые задумалась над тем, что Ингельд для меня не просто посторонний человек. Не знаю, что нас на самом деле объединяет, та ли самая пресловутая магия, в которую я пока и верю-то с трудом, но к этому человеку я чувствую некоторую привязанность. Ну, вот, казалось бы, кто он для меня? Человек, который считает себя хозяином и который, кстати, купил меня насквозь незаконным способом. Практически незнакомый, с которым я общалась всего-то пару раз, да и не назвала бы это общение полноценным. Тем не менее, сейчас я поняла, что нас с ним что-то крепко связывает. Это странное ощущение, которому должны быть объективные причины, а не какая-то метафизическая связь. В любом случае, я буду защищать его интересы, как свои. Что для меня не характерно вообще-то, я эгоистка и забочусь только об интересах тех, кто мне по-настоящему дорог. Даже оправдываться не буду, что в нашем мире сейчас почти все такие, выживают, как могут. По-моему, тут все дело лишь в характере, а не в окружающем мире. Эгоизм только одна из его черт.

Что-то мои размышления стали похожи на пустое псевдофилософствование. Это от скуки.

Мне и впрямь скучно. Ингельд, нехороший человек, приятно время проводит, а мы тут с Бьёрном вынуждены скучать. Хотя рыжий, как мне думается, скучать не способен в принципе. Вот выдержка у человека, лежит на широком диване лениво книжку листает. А я прямо завидую, сама бы что-нибудь почитала, да не могу. Напрячь, что ли, Бьёрна, чтобы мне вслух почитал? Хоть голос послушаю. Рыжий возражать не стал, внял моим умоляющим гримасам и начал читать. Ой, лучше бы он этого не делал, книга оказалась каким-то нудным любовным романом, да еще и написанным довольно архаичным языком. Ужасно! В конечном итоге Бъёрн просто уснул, а я, поскучав еще некоторое время и дождавшись спокойного ровного дыхания рыжего, осторожно потрогала дверь. Естественно, никто нас не запирал.

Дверь даже не скрипнула отлично смазанными петлями, позволяя протиснуться в узкую щелку.

Наверное, бродить по чужому дому ночью и без разрешения хозяев не слишком хорошо. Но совесть меня нисколько не мучила. Хозяйка этого дома мне активно не нравится, потому прогулку по дому можно считать легкой диверсией в том случае, если я таки ухитрюсь что-нибудь случайно натворить. А если серьезно, то не думаю, что об этом кто-нибудь узнает.

Было тихо, почти так же, как в доме Ингельда в ту первую ночь. Почти, потому что из комнат второго этажа доносились приглушенные звуки, говорящие о том, что хозяйка и ее гость спать пока не собираются. Все-таки хороший у драконов слух, однако. Стены тут отнюдь не картонные, как мне думается, халтурить на строительстве в этом мире еще не научились, тем не менее, мне кое-что слышно. И завидно, между прочим, у людей тут личная жизнь вовсю, а у меня хвост, чешуя и сплошное огорчение.

Тихо прикрыв дверь комнаты лапой, я осмотрела длинный коридор и принюхалась. Тут же волна разнообразных запахов ворвалась в нос, словно резко став сильней и четче. В мозгу сами собой выстраивались образы, соответствующие этим запахам. Так, вот тут, по соседству, гостевые комнаты — пахнет жилым помещением, но не так, если комнатами пользуются постоянно. Это мне неинтересно. Вот в ту сторону, вниз по лестнице и налево, точно, кухня. Слабый аромат съестного тонкой струйкой доносился именно оттуда. В ту сторону — хозяйские покои, это мне тоже не слишком интересно.

Дом оказался довольно большим, по первым впечатлениям раза этак в два побольше, чем у Ингельда. Мне смутно казалось, что должно быть наоборот. Все же социальное положение повыше: советник короля и, наверняка, аристократ. Размер дома и его богатое убранство, это ведь тоже показатель престижа, соответственно и дом у Ингельда должен быть богаче и больше, ему по должности положено свою значимость демонстрировать. Хотя мне-то какое дело, по большому счету?

В какой-то момент я поймала себя на том, что крадусь по коридору на цыпочках, выгнув спину дугой и напряженно задрав крылья и хвост. Когти бесшумно вязли в толстых коврах, не издавая ни звука. Я тихо фыркнула, остановилась, складывая крылья и опуская хвост. Чувствую себя то ли разведчиком, то ли уличной кошкой, забравшейся в чужой дом. Тоже мне, Штирлиц чешуйчатый.

По дому я бродила без всякой цели, но, очевидно, мой нос и мое любопытство лучше знали, что мне нужно, безошибочно выведя к открытом окну. С улицы привлекательно пахло свежим воздухом и незнакомыми ночными цветами. Я, как завороженная, взобралась на широкий подоконник и с трепетом выглянула наружу. По двору бегали два здоровущих черных пса, где-то дальше, невидимый с моего места, ходил охранник. Я слышала его шаги и тихое покашливание. Уже не в первый раз убеждаюсь, что в темноте вижу не намного хуже чем днем.

Нестерпимо захотелось расправить крылья и взмыть в небо. Только в этот момент осознала, насколько моему телу не хватает свободного полета. Можно сколько угодно летать по помещению, ловко лавируя между предметами мебели, но с небом это не сравнится никогда. Небо — это бесконечный простор и свобода, это ветер, держащий крылья. И сейчас мне безумно хотелось туда, ощутить все, чего мне так не хватало. Понимаю, что нельзя, понимаю, что может быть опасно, но сопротивляться этому желанию почти невозможно. Крылья нервно подрагивали, от возбуждения готовые в любой миг расправиться и подбросить меня в воздух. Я уже до половины свесилась из окна, цепляясь когтями за подоконник, чтобы не выпасть…

— И куда это ты собралась?

От неожиданности я присела и разжала пальцы. Тут же почувствовала, как меня крепко хватают за хвост и затягивают в дом, не давая выпасть из окна. Так я и повисла вниз головой, понуро свесив лапы и крылья. Впрочем, притвориться мертвой тушкой не удалось.

— Тебе же говорили, что нельзя на улицу одной.

Оборачивалась я с изрядной опаской, однако Бьёрн особо сердитым не выглядел и, кажется, ругать меня не собирался, уже легче.

Но летать-то как хочется!

Я сложила лапки в молитвенном жесте и сделала очень жалобные глаза. Не самое простое дело, скажу я вам, изображать такие пантомимы, вися вверх хвостом, как вяленая вобла. Телохранитель строго нахмурился, и я сделала глаза еще более жалобными, даже исхитрилась издать звук, похожий на писк голодного котенка.

— Нельзя, — строго заявил рыжий.

Вот зануда! Ну, чуть-чуть, хоть несколько минут, пусти, а? Я же с ума сойду, небо вот оно, рядом, но почти недоступно.

— Ладно, но только над домом и недолго, — для наглядности сопроводив свои слова понятным жестом, разрешил он неохотно. — И вернешься сразу, как позову.

Я с энтузиазмом закивала и мигом рванула в окно, стоило только Бьёрну разжал руку, чуть не встретилась с рамой, сделав в полете замысловатый кульбит. Быстрей отсюда, пока этот доблестный страж не передумал и не поймал меня за хвост снова.

Ночное небо. И почему его часто сравнивают с бархатом? По-моему, ночное небо похоже на темную глазурь, усыпанную сияющими искорками звезд. И запах… ночь пахнет совершенно по-особенному, даже в городе. Она пахнет ветром, свободой, предутренней росой, грозовыми тучами или ночными цветами. Ночь имеет много запахов.

Я носилась над домом на предельной скорости, так, что начало ломить крылья. Это было такое невыразимо великолепное ощущение, что хотелось смеяться и кувыркаться в воздухе. Этому желанию я тоже поддалась с легкостью, резвясь высоко над домом, иногда ныряя вниз, чтобы показаться на глаза пристально наблюдающему телохранителю. Не удержалась от маленького хулиганства. Псы по двору бегают такие важные, сытые, с лоснящейся шерстью. На бреющем полете прошлась когтями по хребту одного из псов, едва хвоста не лишилась (и дался всем мой хвост!), у собачки тоже отменная реакция.

Бьерн тут же высунулся в окно и сделал мне недвусмысленный жест рукой. Пришлось возвращаться.

И вдруг меня пронзила внезапная мысль, от которой я едва не сложила крылья на лету. До меня внезапно дошло, что Бьёрн со мной разговаривал! Он мне книгу читал, и я его понимала!

Вот почему тот роман показался таким странным, я же больше половины слов не поняла. Или понимала не вполне четко. Вот это новости! Это что же получается: я за несколько дней выучила незнакомый язык на самом примитивном уровне? Стихи, пожалуй, читать еще не смогу и, как выяснилось, самые простые литературные произведения пока еще не вполне воспринимаю. Однако короткие фразы телохранителя перевела свободно. Хотя…

В задумчивости я выровняла полет и аккуратно приземлилась на подоконник. Тут же была сграбастана в охапку. Ладно, пусть несет, а мне подумать надо и кое-что понять. Я действительно поняла несколько коротких фраз, сказанных Бьёрном? Пришлось вспомнить все, что он мне говорил, до мелочей, несколько раз прокрутить в голове. Ага, вот! Некоторые слова я все-таки не поняла, потому что просто не знала или не помнила, совершенно машинально додумала по контексту. Абсолютно не факт, что правильно додумала, но приблизительный смысл, думаю, верен. Выводы? Язык я еще не выучила, но учусь с невозможной скоростью. И мозг у меня работает, как неслабый компьютер. Чего не понимаю, это почему с такими возможностями драконы не смогли развиться до полноценной разумной расы? Очевидно, у драконов мозг устроен как-то по-особенному. Еще одна деталь, которую не мешало бы как-то выяснить. Правда, пока не совсем понятно, как…

Остаток ночи прошел вполне спокойно, поскольку я решила больше не искать себе приключений, а удовлетворенно уснула под боком у Бьёрна. Все больше замечаю за собой кошачьи повадки: использовать окружающих людей в качестве подушки и грелки, оказывается, очень удобно. И главное, тебя в любом случае не поймут неправильно.


Асмунд на сообщение о смерти графа мгновенно подобрался и стал серьезным. Это он умел отлично — на лету менять собственное настроение. Или, уж скорее, поведение, поскольку большей частью это было просто игрой на публику.

Телохранителей они временно отослали заниматься своими делами (Ингельд хотел оставить с ними и Кэт, но та намертво вцепилась в рукав, всем своим видом давая понять, что избавиться от нее можно только вместе с этой деталью одежды), и советник пригласил друга в свой кабинет. Ингельд весьма не любил пускать кого-то на личную территорию, коей считал и кабинет, даже если речь шла о лучшем друге. Потому в кабинете не было и лишнего кресла для посетителей, его пришлось принести из комнаты. Разговор предстоял серьезный, и Регди был уверен, что уж тут-то их никто не побеспокоит. Ради этого, пожалуй, стоит на время придушить собственную паранойю.

— Меня интересует только одно, — сказал советник, ссаживая Кэт на стол, — почему о смерти графа я узнал от постороннего человека, а не от тебя?

На это Асмунд лишь недовольно передернул плечами:

— И у меня бывают осечки. Можно подумать, ты не знаешь, как легко этот старый лис вычисляет моих людей в своем окружении. Лучшие мои люди продержались не больше недели. И на ком я теперь буду новичков экзаменовать?

Ингельд понимающе кивнул. Он тоже неоднократно пытался внедрить своих шпионов в окружение учителя. У него, конечно, были не столь обширные возможности, как у Асмунда, но нужные люди все же имелись. Что нисколько не мешало графу спустя какое-то время отправлять их обратно. Благо хоть живыми и здоровыми, разбрасываться такими специалистами было бы, по меньшей мере, расточительно. Граф же иногда снисходил до пояснений, на чем прокололся очередной невезучий шпион. Бесспорно этот старый интриган был в какой-то мере почти гением. Ученикам так и не удалось его превзойти.

— Тем не менее, присматривать со стороны твои люди могли бы, — счел нужным заметить советник.

— Разумеется, как и твои, очевидно, — пожал плечами Асмунд. — Как видишь, этого оказалось недостаточно. Думаю, смерть графа старались тщательно скрыть. Все-таки очень уж "вовремя" он умер.

— Полагаешь, его смерть связана с остальными покушениями? — спросил советник. Пожалуй, лишь для очистки совести спросил, сам он в этом не сомневался.

— Если бы не покушения на меня и тебя, я бы допустил, что граф умер от старости. Или, что более вероятно, его убил сын, желая получить наследство и расплатиться с долгами. А сейчас… у меня возникло странное предположение, что покушения на нас и смерть графа не связаны с остальными убийствами.

Советник молча посмотрел на друга, предлагая объясниться.

— Можешь считать это моей интуицией, поскольку пока доказательств никаких, но вот мнится мне, что кто-то решил использовать эти убийства, чтобы под шумок избавиться от нас.

— Сомнительно, — Ингельд недоверчиво покачал головой. — Ведь для этого нужно заранее знать о готовящихся покушениях. В случае со мной еще и договориться с магом, что накладывал проклятия, чтобы он "обслужил" еще одного "клиента". Нет, это нецелесообразно, да и рискованно слишком.

— Знаю, и, тем не менее, — не стал спорить Асмунд. — Хотя есть еще вариант, что кто-то из исполнителей, кроме основной цели, решил поквитаться с личными врагами. В любом случае следует забрать документы из тайника, раз уж граф умер, до того, как это сделает кто-то другой.

— И желательно побыстрей, Сигвальд продает поместье.

— Еще не продал? Перекупить, считаешь, не получится?

— Сомневаюсь, у Сигвальда плохая репутация, он получил крупный задаток, а такие деньги под честное слово не дают, особенно подобным ненадежным личностям. Скорее всего, он уже подписал договор. Можно, конечно, попробовать перекупить и заплатить неустойку, но… у меня тут возникла одна интересная мысль…

— Не вмешиваться и посмотреть, не сунется ли кто-нибудь к тайнику? — продолжил его мысль Асмунд.

— Именно, — кивнул советник. — И проследить, кому этот некто передаст то, что достанет из тайника.

Конечно, попытаться проследить, интересуется ли кто-то тайником, было бы не лишним, однако оставлять спрятанные там документы на прежнем месте Ингельду категорически не хотелось. Попади они в чужие руки даже случайно… информация, могла стоить ему и Асмунду головы. Это в лучшем случае. В самом деле, быстрая смерть на плахе гораздо предпочтительней пыточных подвалов Тайной стражи и безвестной могилки в тех же подвалах. Ингельд имел некоторое представление о том, какие специалисты работают на Асмунда. Впрочем, граф Лайр тоже вряд ли имел желание попасть в руки своим палачам.

Советник вынул из камзола трубку с кисетом, неторопливо набил ее и с удовольствием раскурил. Асмунд мелкими глотками потягивал вино из бокала, не желая напиваться с утра. Обычно же вино он потреблял кувшинами.

Несмотря на все свои не совсем законные манипуляции, Ингельд считал себя патриотом и со шпионажем принципиально не связывался. Хватило одной глупой ошибки молодости. Насколько он знал, Асмунд был и вовсе патриотом воинствующим и шпионов тихо ненавидел, по той же причине. Их глупая самоуверенность чуть не погубила тогда всех, а Ас потерял очень дорогого для себя человека, впрочем, не только он (советник на миг прикрыл глаза, вызывая перед внутренним взором улыбчивое личико младшей сестры, за любовь которой боролись два его лучших друга), об ошибках прошлого они помнили хорошо. Особенно потому, что о них не давали забыть припрятанные графом Грайном материалы. Старый интриган не доверял своим ученикам ни на грош, хотя прекрасно понимал, что они не посмеют использовать подобный компромат против него, даже если он попадет к ним в руки. Самим дороже обойдется. Ингельд вообще предпочел бы уничтожить документы. А граф, напротив, словно насмехаясь, спрятал их в тайник, который никто не смог бы вскрыть, пока он жив. В их присутствии спрятал, так, чтобы они знали, где тайник, но не могли до него добраться. Ингельд иногда удивлялся, почему ни у одного из них так и не хватило смелости попытаться убить графа. Наверное, оттого, что оба все еще продолжали слепо верить, что старик переиграет их и тут. Хотя, стоит признаться… один раз советник все же пытался. Неудачно, как и следовало ожидать.

Выкрасть же документы было почти невозможно. Родовая магия — штука сложная, как и обычная, она привязана к месту силы, но подчиняется не магу, этим местом владеющему, а хозяину самого места.

— У тебя на примете нет мага, которым не жалко пожертвовать? — почти зная ответ, спросил советник.

Граф оторвал рассеянный взгляд от книжных полок и крайне неодобрительно посмотрел на друга.

Разумеется, глупый вопрос. Умелый маг, да еще и способный подчинить себе чужое место силы — это не вор-домушник какой-нибудь. Всегда на виду, ибо сложно оставаться безвестным, когда на всю столицу таких меньше десятка. Весьма уважаемые и очень занятые люди. Слабых магов, естественно, в разы больше, да только на многое ли они без мест силы годны? Фокусами баловаться да проклятиями, уж там-то заемной силы вдосталь. Зато и исчезновения подобных личностей никто не заметит.

— А баронесса, что ты привел? — на всякий случай уточнил советник.

— Чистый боевик, да и специфика не та, — тут же убил последнюю надежду граф. — К тому же неразумно использовать столь редкого специалиста для разовой операции. Я слишком много сил потратил, чтобы ее заполучить.

— Жаль…

— А мне, поверишь ли, ничуть, особенно, когда представляю, каким образом мы устраняли бы боевого мага после этой операции.

Регди на это заявление лишь неопределенно хмыкнул. Проблема заключалась в том, что тайник со смертью графа стал ненамного доступней. Открыть тайник может лишь официальный владелец поместья, чье право на собственность будут подтверждены бывшим владельцем (в данном случае — наследником, который о тайнике и понятия не имеет), либо же, если подтвердить некому, пришлось бы устраивать довольно сложный ритуал, который не гарантировал стопроцентного успеха. Для любого другого человека тайник оставался невидимым.

Хм… человека…

Ингельд задумчиво посмотрел на Кэт, ощущая, как на краю сознания забрезжила пока еще смутная идея. Дракона, заскучав, умыкнула с полки книгу и сейчас, распластавшись на столе и свесив набок длинный язык, с любопытством листала страницы, рассматривая гравюры.

Он слегка почесал ее под крылышком, так и этак прокручивая в голове постепенно оформляющуюся мысль. Тайник скрыт только от людей, никому не пришло бы в голову сделать магический тайник от драконов. У тех особые отношения с местами силы, за что их часто недолюбливают маги. Безусловно, нашлись те ловкачи, которые додумались использовать фамильяров для вскрытия магических сейфов и тайников. Посему против драконов используют замысловатые кодовые замки. Фамильяры существа сообразительные, с почти идеальной памятью и хорошо обучающиеся, вот только научиться они способны далеко не всему. С логическим мышлением у драконов имелись большие сложности.

Советник попытался припомнить, действительно ли он вчера видел, как Кэт играла с Бьёрном в логические игры, или же ему показалось? Впрочем, это легко проверить. Он зашарил в ящике стола в поисках чего-нибудь походящего, естественно, не нашел, поскольку подобных вещей в его столе никогда не водилось. Пришлось вызвать прислугу и озадачить срочной доставкой счетных палочек.

Асмунд посмотрел на друга крайне подозрительно.

— Я ни в коей мере не хочу мешать твоим, без сомнения, важным размышлениям, — заметил он с большим ехидством, — но, давай, мы прежде все-таки поговорим о делах?

— Разумеется, однако я сейчас думаю над тем, что может очень помочь в нашем деле, так что, будь так любезен, помолчи.

К счастью, ждать долго не пришлось. Озадаченной странным приказом хозяина прислуге повезло: дочка эконома обучалась счету, и у нее имелись искомые предметы. Уже несколько минут спустя советник приступил к задуманному эксперименту. А все было просто — в детстве Ингельду нравилось решать логические головоломки на сообразительность, да и повзрослев, он не отказывал себе в этом удовольствии. Некоторые из этих задачек выглядели, как выложенные из счетных палочек либо других похожих предметов геометрические фигуры, в которых надо правильным образом переместить несколько элементов, чтобы решить поставленную задачу. Такие маленькие головоломки всегда успокаивали нервы и настраивали его на благодушный лад.

Советник выбрал одну из самых простых: три квадрата из двенадцати палочек, выложенных в шахматном порядке (один сверху, два снизу по бокам), каждый соприкасается только одним углом с соседним.

— Что это ты задумал? — удивился Асмунд, наблюдая за его действиями. — Друг мой, тебя, никак, одолело раннее старческое слабоумие, раз ты взялся за детские игры?

— Не мешай, будь любезен, я всего лишь хочу кое-что проверить. Кэт, подойди.

Дракона подобралась ближе, с любопытством разглядывая выложенную на столе фигуру.

— Смотри: надо переложить три палочки так, чтобы получилось четыре квадрата.

Дракона свесила на бок длинный язык и глупо похлопала круглыми глазами.

— Похоже, ты слишком многого хочешь от своего фамильяра, — хохотнул Асмунд.

— Я бы с тобой согласился, если бы не знал точно, что это хитрое создание соображает не намного хуже нас с тобой, — усмехнулся советник, — как бы она ни притворялась. Кэт?

Дракона выразительно насупилась, на некоторое время замерла над фигурой, затем уверенно переместила палочки на нужное место.

— Понял? — спросил Ингельд у друга.

— Ну-ка, еще раз! — потребовал тот. — Что-нибудь посложней.

Было еще, потом еще и еще раз. Регди помнил множество разных головоломок, и некоторые из них требовали времени и значительного напряжения разума. В какой-то момент даже Асмунд увлекся одной из задач. Ее никак не удавалось решить, и граф вместе с драконой увлечено перебирал варианты, перекладывая палочки с места на место. Эти двое ухитрялись даже спорить, впрочем, Кэт могла это делать лишь жестами, зато очень выразительно. Сложно не понять, что о твоих умственных способностях думает оппонент, если тот крутит пальцем у виска или выразительно стучит по твоему лбу чешуйчатым кулачком.

— Ну, и кто из нас впал в детство? — поинтересовался советник, устав дожидаться, когда эти двое угомонятся. — Ас, твоя увлеченность меня умиляет. С каких это пор ты стал так серьезно относиться к детским забавами?

— Гм, — грозный глава тайной стражи смущенно кашлянул. — Интересная оказалась задачка. Сам не ожидал.

— Я тебе задачник подарю, — совершенно серьезно пообещал советник другу.

— Буду благодарен, недурная разминка для ума. Ладно, к делу, ты прав, она действительно сможет открыть тайник.

Оба одновременно посмотрели на подобравшуюся, как для прыжка, Кэт. Та попятилась и интенсивно замотала головой из стороны в сторону.

— Что-то она у тебя подозрительно умная, — прокомментировал Асмунд эту пантомиму. — Не бойся, мы тебя прикроем. Но тайник вскрывать тебе все равно придется. — Граф озадаченно полюбовался на чешуйчатый кулачок, скрученный в замысловатую конструкцию. — И что бы это значило?

— Понятия не имею, — советник пожал плечами, созерцая незнакомый жест. — Но думается мне, тебе только что некультурно объяснили что ты неправ.

Асмунд рассмеялся.

— И все-таки она у тебя слишком умная для фамильяра!


Содержание:
 0  Заповедник снов : Елена Картур  1  Глава 1. : Елена Картур
 2  Глава 2. : Елена Картур  3  Завтра, все завтра. : Елена Картур
 4  Глава 3. : Елена Картур  5  Глава 4 : Елена Картур
 6  Глава 5. : Елена Картур  7  Глава 6. : Елена Картур
 8  Глава 7 : Елена Картур  9  Глава 8 : Елена Картур
 10  вы читаете: Глава 9 : Елена Картур  11  Глава 10. : Елена Картур
 12  Глава 11. : Елена Картур  13  Глава 12. : Елена Картур
 14  Глава 13 : Елена Картур  15  Глава 14 : Елена Картур
 16  Глава 15 : Елена Картур  17  Глава 16 : Елена Картур
 18  Глава 17 : Елена Картур  19  Глава 18 : Елена Картур
 20  Глава 19 : Елена Картур  21  Глава 20 : Елена Картур
 22  Глава 21 : Елена Картур  23  Глава 22 : Елена Картур
 24  Глава 23 : Елена Картур  25  Глава 24 : Елена Картур
 26  Глава 25 : Елена Картур  27  Глава 26 : Елена Картур
 28  Глава 27. : Елена Картур  29  Глава 28 : Елена Картур
 30  Глава 29 : Елена Картур  31  Эпилог. : Елена Картур
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap