Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 11. : Елена Картур

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу

Глава 11.

Ингельд едва сдержал неприличные слова, когда на него сверху бесшумно упал плотно запакованный и перевязанный пеньковой веревкой пакет. Потом на плечо рухнула сердитая дракона, ударила по лицу крылом и нахохлилась, как мокрый воробей на ветке. Советник все же ругнулся тихо сквозь зубы, с трудом удержав равновесие. Маленькая-то Кэт, маленькая, но если на тебя с высоты падает нечто, размером с упитанную кошку, это все же ощутимый удар.

Из окна особняка высунулась голова управляющего, Асмунд поспешно дернул приятеля в сторону, заставляя отступить в тень.

— Идем, пока он не вызвал стражу. Нам здесь больше делать нечего.

Ингельд, не глядя, спрятал пакет под плащ. Встречаться со стражей им было не с руки. Разумеется, начальника тайной стражи и советника короля задержать не посмеют, мало ли, по какой надобности те оказались рядом с обворованным домом, однако подобную встречу стражники наверняка зафиксируют в своих отчетах. Неизвестно, где это потом всплывет, и какие выводы из этого можно сделать.

Всю дорогу до кареты Кэт сидела на его плече, нахохленная и сердитая. А в карете демонстративно перебралась к Бьёрну на колени и, свернувшись клубком, словно кошка, сделала вид, что уснула. Ингельд мысленно усмехнулся, он уже успел убедиться, что фамильяр достался с характером. Придется еще приложить усилия, чтобы вновь наладить отношения. Сейчас ему явно и недвусмысленно давали понять, что обижены и прощать в ближайшее время не собираются. Настолько демонстративно, что советник не сомневался: Кэт хочет добиться от него чего-то конкретного. И Ингельд даже готов был в этом уступить, заслужила. Вскрытие тайника прошло неожиданно удачно, даже не смотря на то, что Кэт едва не поймали. Для первого раза, практически без всякой подготовки, это весьма неплохой результат. Ингельд уже прикидывал, для чего можно применить умения своего фамильяра, особенно если как следует ее обучить.

Бывали случаи, когда возникала насущная необходимость заглянуть в чей-то тщательно охраняемый сейф, но вот возможности осуществить это не было. Даже при том, что и у Асмунда, и у самого советника имелись нужные специалисты, способные вскрыть любой, даже самый защищенный, сейф, большинство тех, кому было, что прятать, предпочитали иметь надежную комплексную защиту. Посему зачастую эти специалисты просто не могли добраться до своей цели. Дракон же при должном обучении может проникнуть туда, куда человеку просто невозможно.

Осталась самая малость — уговорить Кэт на это.

Карета подъехала к дому советника, но прежде, чем Ингельд взялся за ручку дверцы, собираясь выйти, Асмунд и Бьёрн одинаковыми движениями прикоснулись к серьге в ухе. Это означало, что с обоими кто-то связался. Телохранитель нахмурился, а граф, наоборот, озадаченно и почти удовлетворенно хмыкнул.

— Мои люди обнаружили слежку за твоим домом, — сообщил он советнику.

— Твои люди наблюдают за моим домом? — поинтересовался Ингельд.

— Разумеется, — оскорбился Асмунд, — неужели ты думал, что я ограничусь лишь телохранителями?

Ингельд пожал плечами, конечно же, он так не думал, всего лишь уточнил собственную догадку.

— Ждем, — сказал Асмунд, — пока мои люди возьмут наблюдателя.

Бьёрн вопросительно посмотрел на своего шефа, но тот жестом велел оставаться на месте. Лишь продолжал рассеянно теребить мочку уха с серьгой, явно к чему-то прислушиваясь. Разочарованно поморщился.

— Упустили! Уволю этих раззяв с волчьим билетом! (не будем усложнять, естественно, Асмунд использовал аналогичное по смыслу, но совершенно другое выражение).

Ингельд молча выбрался из кареты, краем глаза заметив, как Кэт, вскочив с колен телохранителя, метнулась следом. Как бы она ни притворялась спящей, а советник замечал любопытно поблескивающий глаз в щелочке почти сомкнутых век.

Догнала она его уже в дверях, ловко сманеврировав и вновь бесцеремонно плюхнувшись на плечо, так, что советник, как в прошлый раз, покачнулся, ругнувшись сквозь зубы.

Оказавшись в своем кабинете, Ингельд, наконец, вскрыл добытый из тайника пакет. С самого начала советника удивил его малый размер. С одной стороны, это хорошо: что-то более крупное Кэт вряд ли смогла бы унести, не говоря уж о том, что с грузом фамильяры летают плохо. С другой же стороны, в такой незначительный объем могло бы поместиться весьма ограниченное количество бумаг, что наводило на неприятные мысли. Например, покойный граф мог хранить часть компромата в другом месте. Разумно и вполне в его стиле. Окрыленные идеей послать фамильяра вскрывать тайник, они почему-то упустили такую немаловажную деталь, как грузоподъемность маленького дракона. Что означает: не следовало планировать операцию в такой спешке. В пакете оказались не бумаги, развернув несколько слоев упаковки, Ингельд обнаружил там небольшую шкатулку. Совершено обычную лакированную шкатулку из красного дерева, без всяких украшений. Длиной в его ладонь и высотой в четыре пальца.

— А старый лис, похоже, был даже хитрей, чем мы думали, — с уважением заметил Асмунд.

— Похоже, — согласился Ингельд, пытаясь открыть шкатулку. Ему пришлось повозиться, прежде чем удалось нащупать потайную кнопку. Шкатулка беззвучно раскрылась, раздвинув веером три узкие части. Каждая из частей шкатулки была изнутри заполнена бархатной подкладкой с небольшими круглыми углублениями, в которых в ряд лежало по десять янтарных шариков.

То, что советник сейчас держал в руках, стоило целое состояние само по себе, не считая хранящейся внутри информации. А уж с содержимым… и представить трудно. Ну, просто не мог покойный граф использовать столь дорогой способ хранения информации лишь ради компромата на незадачливых учеников. Тем более что для этого и одного янтарного шарика с лихвой хватило бы. Что в остальных? Ингельду очень бы хотелось это узнать, однако получалось, что сейчас они оказались в том же положении, что и до вскрытия тайника. Лежит на виду, а достать невозможно.

Технология хранения информации в янтаре была разработана относительно недавно, около восьми лет назад. Она пока еще была довольно дорогой и сложной в эксплуатации, но, тем не менее, очень удобной. Янтарные хранилища были двух видов. Одни содержат в себе саму информацию, как правило, в виде изображения, которое можно просмотреть с помощью специальных считывателей. Второй вид хранит в себе материальные предметы, точнее, их магические слепки, которые можно мгновенно восстановить ровно в том же виде, в котором был снят слепок, до последней пылинки. Сам предмет при снятии слепка исчезает, превращаясь в информационную матрицу, после чего изменить слепок уже невозможно, вплоть до той же пылинки или пятна от вина. Если уж было изначально, уже ничем не сотрешь. Такой способ использовали чаще всего для документов или же предметов, которые необходимо сохранить в подлинном виде.

Вся загвоздка заключалась в том, что изготовлением янтарных накопителей занимались три разных мастера-мага, и к каждому набору шариков необходим был свой собственный считыватель. Никакой другой с ними работать не мог. То ли маги защищались от копирования своих изделий, то ли им просто в голову не приходило подгонять их под общие стандарты, но, помимо большой цены, это являлось главным неудобством их использования.

Считывателя у двоих друзей, разумеется, не было.

— У меня такое ощущение, что этот старый лис решил подшутить над нами и после смерти в обычной своей манере, — мрачно заметил Ингельд. — Теперь еще и считыватель придется искать. Могу поспорить, граф его неплохо припрятал.

— Не обязательно, — не слишком убежденно возразил Асмунд, — возможно, он остался в тайнике.

Оба с надеждой посмотрели на Кэт. Та озадачено моргнула и отрицательно помотала головой. Ну, что ж, не стоило рассчитывать на такое простое решение, не в характере старого графа. А вот подшутить таким образом над учениками он вполне мог. Найдут выход из положения — получат неплохой бонус. Нет — что ж, сами виноваты.

— Я не удивлюсь, если все хранилища пусты, и нас заставили гоняться за призраками, — заметил Ингельд раздраженно. Он поставил шкатулку на стол, туда тут же сунула нос любопытная Кэт.

— Ну, это вряд ли, — Асмунд беззаботно откинулся на спинку кресла, заложив руки за голову, уставился в потолок. — Согласись, нелогично тратить огромные деньги на столь дорогую вещь, устраивать тайник, и все только ради того, чтобы подшутить над нами? Нет, что-то там все-таки есть. Не удивлюсь, если та самая пресловутая база данных графа, о которой мы с тобой одно время просто грезили. Как раз для этого и могло понадобиться три десятка янтарных хранилищ.

— Без считывателя они абсолютно бесполезны. Есть идеи, где его искать?

— В библиотеке, — не задумываясь, ответил граф.

Ингельд и Кэт дружно повернули головы в сторону книжных полок.

— В библиотеке графа, — уточнил Асмунд.

Советник ругнулся. Как он сам до этого не додумался? И впрямь в стиле графа, положить нужную вещь практически на виду, но так, что искать ее можно годами. Библиотека Грайнов тщательно собиралась не одним поколением графов, по размерам она, пожалуй, уступала только королевской. А считыватели, как известно, чаще всего изготавливаются в виде книг. Считалось, что это самая удобная форма для восприятия информации.

— Перерыть всю библиотеку Грайнов в поисках одной книги не представляется возможным, — вздохнул Ингельд. — Да Сигвальд нас туда и не пустит. Есть идеи?

— Похитить библиотекаря графа, — легкомысленно предложил Асмунд.

— Запугать и заставить искать для нас считыватель?

— Запугать и заплатить, — уточнил граф. — От денег он точно не откажется. Никто от денег не отказывается.

Кэт скептически хмыкнула, покосившись на него лиловым глазом.


Кошмар, с кем я связалась, а? Советник короля и начальник тайной стражи, а ведут себя… Нет, ну, просто какие-то криминальные элементы. Так и норовят кого-нибудь ограбить, похитить или запугать, еще и меня во все это втягивают. Ингельд всерьез думает, что я для него теперь сейфы грабить буду? Еще не хватало, совершенно не собираюсь этим заниматься! Мне одного раза хватило, и точно могу сказать — не понравилось. Так что обойдутся эти интриганы. Если когда еще и соглашусь делать что-то подобное, то лишь по самой крайней необходимости, когда по-другому будет просто нельзя. Но Ингельду, думаю, о подобной позиции лучше не сообщать, а то он, чего доброго, ко всему жизненную необходимость приплетет и заставит меня чужое добро из сейфов воровать. Нет уж, лучше просто дать понять, что это был первый и последний раз.

А эти двое нет, чтобы успокоиться, начали обсуждать похищение библиотекаря покойного графа. Бедный библиотекарь, наверняка ведь какой-нибудь тихий дедушка с близорукостью от постоянного чтения и хроническим кашлем от бумажной пыли. Эти уголовники, чего доброго, со своими похищениями и запугиваниями старичка до инфаркта доведут. А с виду ведь приличные люди.

Что-то я сегодня ворчу много, хоть и про себя, это, наверное, оттого, что поговорить не с кем. Устала я уже, честно говоря, от постоянного молчания. Не считать же общение с королевским драконом нормальным полноценным разговором? Хорошо хоть я теперь стала понимать, что люди вокруг говорят, не всё, конечно, однако, смысл улавливаю, что радует, а иначе стало бы совсем тоскливо. Все-таки память у драконов уникальна, не в первый раз убеждаюсь, что запоминаю с первого раза: любое слово, любой зрительный образ. Но память у меня определенно не абсолютная, если какая-то информация совсем не используется, то она все-таки забывается. Иногда и с той же основательностью, что и запоминается. То есть так, словно ничего и не было. К счастью, таких вещей, которые совсем не используются, в жизни, почти не существует. Даже если это совсем ерунда, бесполезная и случайно подслушанная в чужом разговоре, она может быть связана с каким-то другим событием, и будет регулярно всплывать в ассоциативной цепочке к этому событию. Наверное, именно поэтому драконы почти никогда ничего не забывают, но если уж что-то забывают, то очень основательно? Любопытно, сильно ли мозг дракона отличается от человеческого? По идее, должен, конечно, но что я вообще в этом понимаю?

Прислушиваюсь к разговору Ингельда и Асмунда. Те после некоторого обсуждения пришли к выводу, что для начала похищать библиотекаря вовсе не обязательно, нужно лишь предложить ему денег и чуть припугнуть. Тем более оба этих интригана были уверены, что сын покойного графа обязательно снизит зарплату такому необязательному в хозяйстве служащему, как библиотекарь. От денег тот в таком случае точно не откажется. Ну и хорошо, не угробят дедушку. А то сразу похищать, что за уголовные наклонности?

А с чего я вообще решила, что библиотекарь — старик? Стереотипы мышления, наверное, ну, и логика. Как правило, на такую работу берут людей образованных, каковыми по меркам здешнего почти средневековья не могут быть ни женщина, не безусый юнец, скорее, человек средних лет, который к тому же проработал на графа не одно десятилетие. Хотя мне, по большому счету, до этого какое дело? Лишь бы меня не заставили этот считыватель искать. Обойдутся!

Я сама не заметила, как заснула под разговоры. Проснулась уже глубокой ночью в своем кресле. Меня, похоже, перенесли и даже накрыли небольшим одеяльцем. Ингельд продолжает мирно спать в своей постели. Закрываю глаза и пытаюсь вновь уснуть. Бесполезно, внутри уже свербело некое беспокойное чувство, толкающее на глупости, например, выскользнуть тихонько из комнаты и отправиться бродить по дому в поисках приключений. Я попыталась сделать вид, что не замечаю этого зуда. Ну, в конце концов, мне что, сегодня приключений мало? Да больше, чем достаточно! Разумнее всего просто закрыть глаза и продолжать спать, вместо того, чтобы искать проблемы на свою голову.

Самовнушение не сработало, меня просто распирали энергия и желание действовать. Попав в драконье тело, я окончательно утратила всякое благоразумие. А может, просто драконы ночные существа, вынужденные подстраиваться под распорядок жизни людей?

Спрыгиваю с кресла и подхожу к постели Ингельда, встаю на задние лапы и заглядываю. Спит, крепко. Наверное, совесть чистая, а скорее, у него ее вообще нет. Если бы проснулся, мог бы меня остановить, но он не проснулся, а я с легкостью покинула комнату. То, что дверь заперта, меня не остановило, совсем не трудно взять ключ с туалетного столика, вставить его в замок и провернуть. Я намеренно не старалась сохранять тишину, но и не шумела специально, это, однако ничего не изменило — из комнаты я выбралась беспрепятственно.

Не знаю, на самом ли деле драконы ночные существа или это только мне на месте не сидится в такое время, но похоже подобные прогулки начинают входить в привычку. Пойти, что ли, Бьёрна разбудить? Он точно не позволит мне наделать глупостей и, почти уверена, не слишком рассердится за внеурочную побудку.

Комнату телохранителя я легко нашла по запаху, он, естественно, тоже крепко спал, перевернувшись на живот и обхватив руками подушку. Даже будить его стало жалко, спит человек после нелегкого трудового дня, зачем ему мешать? Посему я забралась на край постели, подперла подбородок лапами и некоторое время смотрела на то, как Бьёрн спит, посапывая в наволочку (любопытно, почему на мое присутствие никто не реагирует, я такая безопасная?), тоже в своем роде интересное занятие. Впрочем, надолго моего созерцательного настроения не хватило.

Бьёрн что-то невнятно пробормотал и попытался зарыться лицом поглубже в подушку. Но я коварно пощекотала его кончиком крыла у основания затылка под волосами, а затем резко сдернула одеяло.

— Кэт, дай поспать, — пробормотал Бьерн, натягивая одеяло обратно.

Ну, нет, раз уж решила будить, значит, все равно разбужу.

Бьёрн, наконец, перевернулся и посмотрел на меня сонными глазами, смачно зевнул.

— Ну, что ты опять по ночам бродишь, летать хочешь?

С энтузиазмом киваю! Отличная идея, летать я и в самом деле хочу! К тому же потрачу лишнюю энергию на относительно безопасное (под присмотром-то телохранителя) занятие, а потом спокойно вернусь спать дальше.

— Ладно, но недолго, — согласился Бьёрн, неохотно выбираясь из-под одеяла. Замечательный человек, любые мои выходки невозмутимо терпит, настоящий друг. Я его почти люблю!

Все-таки мне очень нравится летать, это, пожалуй, с лихвой компенсирует все остальные недостатки драконьего тела. Ощущение свободного полета, слегка щекочущая нервы высота, ветер, толкающий под крылья. И ощущение собственного тела, ловкого и стремительного. Обожаю это!

В этот раз Бьёрн не стал ждать у окна, а вышел вместе со мной во двор. Сторожевых собак у Ингельда не водилось, а охранники нас не беспокоили. Я даже не была уверена, что они вообще существуют, поскольку по ночам во двор еще не выбиралась.

— Эй, вы что тут делаете? — во двор вышла Инга. — Уже утро почти.

— Кэт опять не спится, — отозвался Бьёрн, — я за ней присматриваю. — А ты сама, почему не спишь?

— Не знаю, показалось, что где-то поблизости творят чужую магию. Тут ведь нет поблизости места силы, так? Значит, кто-то использует сильные амулеты. Вы бы ушли со двора, ребята, а я тут осмотрюсь.

Бьёрн моментально насторожился.

— Кэт, возвращайся в дом, — и Инге: — Я с тобой. И впредь докладывай, если заметишь что-то необычное. Никакой самодеятельности.

О, а рыжий умеет быть строгим! Я с его приказом спорить не стала, вернулась в дом, так как меня все равно заставили бы это сделать. А то, что я немножко в окно высунулась, это ничего страшного, будет что-то опасное, обратно спрячусь. Впрочем, Бьёрн явно переоценил мое благоразумие, просто сидеть и ждать было скучно, я дождалась, пока оба телохранителя скроются за углом, с минуту посидела и тихо полетела следом. Шум боя я услышала почти сразу, и, не подумав, рванула туда. То, что следовало бы для начала осторожно осмотреться, а уж потом лететь, я сообразила уже потом.

Инга и Бьёрн сражались с какими-то людьми, рядом на земле лежали два человека, наверное, охранники, без видимых повреждений, но, определенно, уже мертвые. Инга и один из нападающих яростно обменивались непонятными светящимися штуками, которые, промахиваясь мимо цели, разлетались в разные стороны по самым диким траекториям, и приходилось от них шустро уворачиваться. Почему-то эти светящиеся кляксы очень мне не нравились, они напоминали ту, которой меня сшибли после королевского бала. Уворачиваться было непросто, потому что эти… магические снаряды, наверное… по прямой, как и положено снарядам, лететь не желали ни в какую.

А Инга и Бьёрн продолжали сражаться с нападающими, на мой дилетантский взгляд, очень неплохо сражаться. Бьёрн вместо меча ловко орудовал двумя катарами, одаривая своего противника точными колющими ударами. Очень занятное оружие.

Так, помочь им я ничем не могу, значит, надо звать подмогу.

Увернувшись от очередного снаряда, я уже развернулась, собираясь лететь обратно, как заметила, что в спину Бьёрна полетел еще один снаряд. Проклятая драконья импульсивность, я сообразила, что делаю, только когда уже летела наперехват. Передумать или придумать что-то более толковое, уже не было времени, только испугаться. Оставалось только ловить эту магию своим телом, надеясь, что выживу и в этот раз, и Бьёрну это поможет.

Магический снаряд врезался в меня, я — в спину Бьёрна, в голове словно лампочка взорвалась и свет погас.

Глаза открывались с трудом, нехотя. Тело было тяжелым и затекшим, словно очень долго пролежало без движения. Я медленно повернула голову из стороны в сторону, осматриваясь. Белый потолок, белые стены, унылый больничный запах, странно тусклый, словно у меня случился внезапный насморк. Просторная палата, по обеим сторонам от меня больничные кровати со спящими на них людьми. Аппаратура незнакомая возле стен.

Я подняла руку к глазам и с удивлением ее рассмотрела. Рука как рука, самая обыкновенная, в смысле, моя родная. Пальцы розовые, ногти коротко острижены. Непривычно. Словно и не в родное тело вернулась, а наоборот.

Что я делаю в больнице? Впрочем, глупый вопрос, где я еще могла оказаться, заснув посреди дня на рабочем месте? К тому же неизвестно, сколько проспала, скорее всего, те несколько дней, что пробыла в драконьем мире. Или же лучше сказать, видела во сне?

Пытаюсь встать, чувствуя себя куклой с заржавевшими шарнирами. Движения получались неуклюжими и медлительными, как у тяжелобольного человека. Наверное, я здесь пролежала гораздо дольше, чем думаю, раз все так сильно затекло. Вокруг было странно тихо, остальные пациенты лежали на своих местах без движения, некоторые — подключены к разным приборам. Только по дыханию и можно определить, что живые.

Придерживаясь одной рукой за спинки кроватей, а другой поддерживая длинный подол нелепой ночной рубашки, выбралась из палаты. В коридоре тоже оказалось пусто, но откуда-то выскочила пожилая медсестра, подбежала ко мне и срузу начала что-то быстро говорить успокаивающим тоном. При этом подталкивала меня обратно к палате. Слушала я ее рассеянно, все никак не удавалось справиться со странным ощущением нереальности и блеклости окружающего мира. Из всего сказанного поняла лишь, что пролежала в коме несколько дней, но все обязательно будет хорошо, не нужно волноваться. То, что она говорила, в принципе, и сводилось к тому, что все будет хорошо, и ни в коем случае не надо волноваться.

Останавливаюсь в дверях и внимательно смотрю на медсестру.

— Я чем-то больна? — глупый вопрос вообще-то. Что в больнице здоровому делать?

— Завтра доктор придет и все вам расскажет.

— Почему не сегодня?

— Сегодня воскресенье.

— А дежурного врача разве нет? — удивилась я.

— Вам нужно дождаться своего лечащего врача, — твердо сказала медсестра.

Я не стала спорить, завтра так завтра. Тем более что в попытках понять, что со мной не так, почему мир кажется таким тусклым, словно я смотрю сквозь пыльное стекло, я, кажется, пришла к правдоподобному выводу. Мне не хватало запахов, которое давало драконье обоняние, не хватало крыльев и стремительной реакции. Я сейчас сама себе казалась заторможенной, слегка близорукой и с заложенным носом.

Можно ли привыкнуть к несуществующему телу, которое видишь во сне, настолько, что отвыкаешь от родного?

Мне вернули некоторые из вещей, там был и мобильный, я тут же позвонила родным и друзьям. Мама в этот день приехать не смогла, зато приехали подруги. Фальшиво улыбались, радуясь, что я уже "иду на поправку", заверяли, что моя кошка сытая, довольная и под присмотром, и смотрели с жалостью, когда думали, что я этого не замечаю. Они, очевидно, знали, что со мной, но не желали об этом говорить. Значит, точно ничего хорошего. Что ж, я не стала спрашивать, завтра узнаю у врача.

— …опухоль мозга, — пожилой усатый доктор крутил в руках свою ручку, иногда постукивая ей по столу.

— Рак? — на удивление равнодушно поинтересовалась я. — Доктор молча кивнул. — Лечение?

— Гхм… опухоль уже не операбельная.

— Почему же я раньше не замечала никаких симптомов, головные боли или еще что-то?

Врач лишь развел руками.

— Хорошо, а сон? Почему я заснула так внезапно? Потом видела настолько яркий и реальный сон, словно жила это время в другой реальности.

— Трудно сказать, почему вы уснули, все-таки мозг человека один из самых малоизученных органов. Что же касается ваших снов… знаете, при таком заболевании нередки весьма реалистичные галлюцинации и наяву.

В общем, из всех объяснений врача можно было понять, что он и сам не знает, почему я не обнаружила раньше никаких симптомов болезни еще на той стадии, когда это можно было лечить. Причин внезапного сна, переходящего в кому, врачи тоже не знают, но не исключают повторения. А все, что я пережила в этом состоянии — всего лишь слишком реалистичные видения, последствия болезни.

Покинув кабинет врача, я долго стояла у окна в коридоре, смотрела на улицу и думала. По сути, все, что мне сказали, это несомненный приговор, но почему-то по-настоящему сильных эмоций я не испытывала. Мысль о скорой смерти давила тяжелым гнетом, но истерики или всепоглощающего ужаса так и не случилось. Оказалось, в легком ощущении нереальности окружающего мира есть и свои плюсы. Сейчас меня занимала лишь одна мысль: что лучше, уснуть вновь и прожить оставшееся время в драконьем теле без боли и страданий, или попытаться побыть с близкими? Отчего-то я была уверена, что могу сделать этот выбор, хотя, казалось бы, от меня тут не должно ничего зависеть. И, пожалуй, предпочту иллюзорный мир. Может, это и бегство, но не хочу сочувствия, натужного веселья и вымученных улыбок.

Интересно, если я умру во сне, там все исчезнет? Или этот мир не такой уж иллюзорный? В последнее хотелось верить даже вопреки здравому смыслу, все-таки полноценная жизнь, пусть и в образе маленького дракончика лучше, чем ничего. Если я, конечно, и впрямь, смогу туда еще когда-нибудь вернуться.


Содержание:
 0  Заповедник снов : Елена Картур  1  Глава 1. : Елена Картур
 2  Глава 2. : Елена Картур  3  Завтра, все завтра. : Елена Картур
 4  Глава 3. : Елена Картур  5  Глава 4 : Елена Картур
 6  Глава 5. : Елена Картур  7  Глава 6. : Елена Картур
 8  Глава 7 : Елена Картур  9  Глава 8 : Елена Картур
 10  Глава 9 : Елена Картур  11  Глава 10. : Елена Картур
 12  вы читаете: Глава 11. : Елена Картур  13  Глава 12. : Елена Картур
 14  Глава 13 : Елена Картур  15  Глава 14 : Елена Картур
 16  Глава 15 : Елена Картур  17  Глава 16 : Елена Картур
 18  Глава 17 : Елена Картур  19  Глава 18 : Елена Картур
 20  Глава 19 : Елена Картур  21  Глава 20 : Елена Картур
 22  Глава 21 : Елена Картур  23  Глава 22 : Елена Картур
 24  Глава 23 : Елена Картур  25  Глава 24 : Елена Картур
 26  Глава 25 : Елена Картур  27  Глава 26 : Елена Картур
 28  Глава 27. : Елена Картур  29  Глава 28 : Елена Картур
 30  Глава 29 : Елена Картур  31  Эпилог. : Елена Картур
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap