Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 13 : Елена Картур

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу

Глава 13

Прежде, чем отправляться во дворец, советник дождался появления новых телохранителей, приставленных Асмундом взамен раненых. Он не стал утруждаться запоминанием их имен, прекрасно зная, что замена эта временная. Бьёрн и Инга советника полностью устраивали, и привыкать к другим Ингельд был не намерен. Несмотря на собственное ворчание по поводу беспомощности телохранителей, советник понимал, что ему достались лучшие. Даже неопытная Инга, как маг редкой специализации, представляла немалую ценность.

Во дворце царило оживление, готовились к прибытию послов. Слуги носились по коридорам на приличной скорости, стремясь успеть все и сразу. В одну сторону — слуга с такими ворохом подушек и перин, что под ними и человека не видно, всем встречным, несмотря на ранг и звание, приходится жаться к стенам, уступая ему дорогу. В противоположную сторону спешит другой, с гроздью серебряных подсвечников. Мимо пробегает стайка озабоченных горничных.

Послы далеко не всегда останавливаются в королевском дворце. На то каждое уважающее себя государство имеет в столице свое посольство. Да и подобной чести удостаивается далеко не каждый. Королевский дворец все же не гостиница, чтобы там селить любого. Но в данном случае с посольством прибывал племянник короля Аронта. Вообще-то, не весть, какая важная персона, в Аронте традиционно символом достатка и благополучия, даже для лиц королевской крови, считается большая многодетная семья. Посему у Его Величества Роджера детей-племянников столько, что он их наверняка и в лицо не всех помнит. Да и при посольстве он не пойми кто, однако ж, королевских кровей, и этикет требует проявить гостеприимство и пригласить его остановиться во дворце. Со всем посольством, разумеется. К счастью для Его Величества, тот же этикет требовал от гостя спустя десять дней откланяться и не обременять больше хозяина дома своим присутствием. Иначе от всяких нахлебников, имеющих самое отдаленное отношение к королевским семьям, было бы не избавиться.

Ингельда интересовало, зачем прибыло посольство на самом деле. То есть, он знал, конечно же, что дело опять в спорных землях и пограничных конфликтах. Но это не объясняло, зачем в посольство нужно было включать племянника короля Роджера. В то, что это случайность, или этот самый племянник (как бишь, там его?) решил присоединиться к посольству из любопытства, Ингельд не верил ни на миг. Такие вещи на самотек не пускают, зачем-то арнотцам нужно задержаться во дворце. Или это уже паранойя?

Советник поморщился и прибавил шагу, лавируя между носящимися по коридору слугами. Сейчас Его Величество можно застать только в рабочем кабинете. Там уже расположились первый и второй советники, маршал и министр иностранных дел.

— Только вас и ждем, советник, — заметил король, когда Ингельд вошел и вежливо поклонился. — Граф Лайр мне уже обо всем доложил. Итак, господа, приступим. Полагаю, все знают, зачем мы здесь собрались? — король обвел всех пристальным взглядом и дождался подтверждающих кивков на риторический, в общем-то, вопрос, когда все присутствующие сосредоточат на нем свое внимание, перестав ерзать и перешептываться, затем продолжил:

— Аронтцы решили вновь поднять вопрос о спорных территориях. Пограничные конфликты в тех районах участились в разы, нас явно подталкивают к столкновению. Господа, у кого есть, что сказать по этому поводу?

— Усилить пограничные гарнизоны, — тут же, не задумываясь, высказался маршал.

— Это несомненно, — согласно кивнул король, — но, к сожалению, дорогой маршал, нашу проблему никоим образом не решает.

Конфликт с Аронтом за небольшой, в общем-то, клочок земли продолжался вот уже полтора столетия. За это время его успели уже несколько раз продать, подарить или завоевать обе стороны, так что теперь уже просто не представлялось возможным доказать, кому же по закону принадлежат Филакейские долины. Каждая из конфликтующих сторон настаивала, что это ее территория, потрясая кипой документов. В итоге конфликт то затухал, то начинался снова.

Вообще-то, с первого взгляда в Филакейских долинах не было ничего особенно выдающегося: небольшой городок да великолепные талианские* луга. Ах, да, еще коровы молочных пород. Не бог весть, какие богатые ресурсы. Если бы не две немаловажных детали: в долине находилось одно из мощнейших из известных на данный момент мест силы (к сожалению, совладать с ним мог не каждый маг, потому уже около трех десятилетий оно оставалось незанятым), и второе: долина вплотную примыкала к драконьему заповеднику. Пока что у аронтцев только-только набирала ход мода на фамильяров, и они вынуждены были за немалые деньги покупать драконов у соседей. Получи аронтцы прямой выход к заповеднику, и ни у кого не возникало сомнений, что браконьерство расцветет буйным цветом.

— Возможно, нам следует пойти на некоторые уступки, — предложил министр иностранных дел. — Снизить цены на фамильяров, разрешить поставки из Заповедника.

— У нас и так очередь в питомниках на годы вперед, — неодобрительно возразил первый советник, — самим не хватает.

Министр вознамерился было что-то возразить, однако король оборвал возражения одной фразой:

— Для увеличения количества фамильяров придется изымать больше драконов из Заповедника.

Министр тут же утратил все возражения, а Ингельд сделал себе мысленно пометку срочно узнать, почему из заповедника всегда берут строго ограниченное количество маленьких драконьих яиц или маленьких дракончиков до определенного возраста. Он так привык, что этот закон строго соблюдается, а браконьеров ловят чуть ли не как государственных преступников, что даже не заинтересовался реальной причиной этого. Теперь, вот, в голову пришло, что она не только в контроле количества фамильяров и поддержании высокой цены. Оказывается, упустил какой-то немаловажный факт. Министр, видимо, знает, иначе продолжил бы настаивать на своей идее.

— Вероятно, дело вовсе не в фамильярах, а в месте силы, — высказал свое мнение второй советник. — Есть вероятность, что у них появился маг, способный взять его под контроль?

— Такая вероятность всегда есть, — поморщился министр иностранных дел, — разведка тут бессильна. Пока маг без места силы, он меньше, чем середнячок, будучи даже реально великим.

Ингельд мельком подумал, что на этом совещании определенно не хватает начальника внешней разведки и придворного мага, впрочем, Его Величество после приема послов наверняка устроит более расширенное совещание.

— Если аронтцы тоже пойдут на уступки, значит, у них все-таки есть маг, — предположил маршал.

— Слишком очевидно, — Ингельд выплыл из своих размышлений, — а вот устроить провокацию и потребовать спорные земли в качестве компенсации — это вполне возможно. Зачем в посольстве племянник Роджера? Не стоит ли приставить к нему охрану, под предлогом большого уважения к дорогому гостю? К тому же у нас имеется вполне законный предлог, учитывая участившиеся покушения в последнее время, мы не имеем права подвергать члена королевской семьи даже малейшей опасность. Ну, и так далее в этом ключе.

— Я об этом подумаю, — серьезно кивнул король. — Что ж, на этом, пожалуй, закончим. Напоминаю, что завтра жду вас всех в малом совещательном зале.

Старого посла, насколько знал советник, отозвали, вместо него должен был прибыть некий маркизх Эжен, личность совершенно незнакомая, он даже в прежних посольствах мелькал лишь пару раз, и собрать о маркизе какие-либо достоверные сведенья пока не удалось. То есть, разведка, разумеется, уже что-то знала, и Его Величеству наверняка на стол легло по возможности полное досье, но по своим каналам Ингельд ничего существенного раздобыть не смог. Маркиз оказался невысоким, тонколицым шатеном с настолько доброжелательно-честным взглядом, что невольно закрадывалось подозрение: врать маркиз умеет мастерски. А еще говорить неприятные вещи в красивой упаковке велеречивости и комплементов, так что не сразу и поймешь, что тебе говорят, да и поблагодарить не забудешь. В чем советнику почти тут же и довелось убедиться.

Маркиз говорил долго и красиво, не забыв вручить Его Величеству богатые дары. Голос у него был негромкий и мягкий, заставляющий прислушиваться к каждому слову, а карие глаза — добрые, как у столетнего мудреца, изрекающего непреложные истины. Но если отбросить это кружево слов, речь его сводилась к одному: аронтцы предлагают по-хорошему уступить их законные территории, и они даже великодушно согласны в ответ заплатить некую, не превышающую разумные пределы, сумму, а иначе дорогих соседей ждет война, кара богов за жадность и прочие беды.

Нагло. Похоже, в Аронте внезапно все же образовался маг достаточной силы, чтобы подчинить столь желанное место силы. А это значит, что война неизбежна. Они ни за что не упустят такой великолепный шанс усилить свои позиции.

После окончания приема король внезапно пожелал поговорить с третьим советником наедине. Тот в полном недоумении задержался, гадая, о чем же Его Величество хочет говорить, не о прошедшем же приеме, это, право слово, даже глупо. Что такое советник мог бы сказать сегодня, что нельзя отложить до завтрашнего совещания? Или же разговор пойдет о ночном происшествии?

— До меня дошли слухи, советник, — начал король, — что в прошлом вы имели некие не вполне понятные контакты с разведкой Аронта.

Ингельд мгновенно вспомнил, что, помимо даров, маркиз передавал королю и какие-то бумаги. В критических ситуациях мозг, как правило, работает очень быстро. Неужели всплыло? Откуда?! По позвоночнику пробежал неприятный холодок.

— Это какая-то ошибка, Ваше Величество, — по возможности спокойно ответил он. — Я неоднократно имел общие дела с аронтцами, но не припомню, чтобы кто-то из них имел отношение к разведке.

— Вот как? Что ж, можете быть свободны на сегодня. Думаю, после ночного происшествия вам не лишним будет немного отдохнуть.

— Благодарю, Ваше Величество, — советник поклонился и заспешил домой, чувствуя настоятельное желание закурить. И выпить.

*Вместо "альпийские"


Еще несколько дней после того, как я пришла в чувства, меня никуда не выпускали из дому, и Ингельд ни в какую не соглашался брать с собой во дворец. Даже когда строила очень жалобные и умоляющие глазки, этот человек на подобные провокации упорно не поддавался. Он вообще не отличается сентиментальностью и не ведется на все маленькое и с виду милое. Так что подобные фокусы с ним проходят далеко не всегда, ну, что ж, стоило хотя бы попробовать. Вдруг в силу моего несчастного и больного положения мне бы сделали поблажку? Не сделали, но зато ко мне, наконец, пустили Тиля. Малыш пришел в сопровождении телохранителя, как очень важная персона. Забавно, что этот черный дракончик раза в два крупнее меня и, даже не знаю, насколько старше (причем есть вероятность, что даже меня-человека старше), а я его иначе, чем малышом, называть просто не могу. Ребенок, он ребенок и есть.

Тилю, конечно же, никто не объяснил, что существуют такие вещи, как секретность, потому он по первой же просьбе с восторгом выложил все новости. И про посольство, и про некоего племянника короля (я наивно уточнила "принц"? мне недоуменно ответили "маркиз"), и про посла, который тоже маркиз, и который простодушному Тилю активно не нравится, ибо "все время обманывает". На вопрос, кого обманывает, я получила исчерпывающий ответ: короля. Ну, конечно, что еще может быть настолько важно этому наивному детенышу?

В целом во всей этой политике я мало что уяснила. Нет, восторженную и наполненную эмоциями и запахами речь Тиля я уже научилась понимать, как надо, но он все равно упускал слишком много важной информации просто потому, что она для него была не интересна. Так, например, суть конфликта двух государств я не вполне поняла. Что-то они там делят, то ли землю, то ли ресурсы, Тиль этим никогда не интересовался, потому толком и не знал.

Плохо и то, что я сама сейчас разузнать ничего не могу. Что-то не нравится мне все происходящее, беспокойно, словно большие неприятности надвигаются. А куда ж им еще надвигаться, если и так вокруг сплошные интриги и покушения?

Тиль рассказал еще одну тревожную новость: посол передал королю некие документы, касающиеся Ингельда, и король теперь слегка не в настроении. Очень расплывчато. Не в настроении, это значит, сердит на своего советника? А документы, получается, какой-то компромат. К сожалению, точнее Тиль сказать тоже не мог. Бумаги от него никому прятать и в голову не приходило, но его и читать не учили.

Так, подумаем логически. Если компромат — это очень плохо, только королевской немилости сейчас и не хватало. Ингельд не сказать, что бы очень законопослушный гражданин, постоянно какие-то авантюры затевает. А с его должностью штрафом или ссылкой не отделаешь, можно сразу на плаху угодить. С другой стороны, его пока не арестовали, хотя с момента приезда посольства прошло уже не меньше недели, значит, либо компромат неубедительный, либо идет расследование. Без привлечения тайной стражи, естественно, иначе Ингельд об этом уже знал бы. А впрочем, почему я думаю, что не знает, только лишь потому, что мне об этом не сказали? Но все же не думаю, что король настолько глуп, чтобы привлекать к расследованию лучшего друга подозреваемого, наверняка ведь, кроме тайной стражи, существуют и какие-нибудь другие структуры, способные этим заняться. Но пока неизвестно, что на самом деле происходит.

Я постаралась настроить Тиля на то, чтобы он как-нибудь попробовал узнать, что за документы передал королю посол, и намерения самого короля в этом отношении. Надежды, разумеется, мало, но если повезет, малыш, вероятно, сможет подслушать хоть что-то полезное, а я уж придумаю, как передать это Ингельду. Еще я несколько минут вполне серьезно обдумывала возможность выкрасть эти бумаги с его помощью, или хотя бы скопировать. Поняла, что идея совершенно бесперспективная, вор из меня никакой, из Тиля и того хуже. Попадемся оба, не знаю, что и будет тогда. Идея скопировать… тоже не очень, мягко говоря. Даже если удастся научить дракончика перерисовать буковки, не понимая их смысла, как он это будет делать при короле, а потом еще и из дворца вынесет? У драконов карманов не водится, что иногда очень неудобно. В общем, никак не годится. Жаль. Надо думать дальше.

Плохой из меня вор, и шпион не лучше, даже не знаю, радоваться или огорчаться этому факту? Осталось надеяться, что Ингельд и сам разберется с этими проблемами, потому что я ничего толкового придумать так и не смогла.

Тиля вскоре увели, и я вновь заскучала. Абсолютно нечем себя развлечь. Впрочем, почему это нечем? Следовало бы, наконец, плотно заняться изучением здешнего языка и письменности. То, что я "забыла" после болезни, начало активно вспоминаться, и сейчас я восстановила уже процентов восемьдесят из того, что знала. Еще немного практики, и не только вспомню все, что уже знала, но и дальше продвинусь. Только учителя нужны. Ну, Ингельду, как водится, не до того, он активно мотается между дворцом и своим домом, попутно занимаясь какими-то своими загадочными махинациями. А вот Бьёрна и Ингу вполне можно напрячь, они тоже выздоравливающие и ничем не заняты.

Почти ничем, как оказалось. Телохранители оккупировали одну из малых гостиных и коротали время за полезным делом. Бьёрн полировал свои катары, Инга то ли медитировала, то ли просто дремала в неудобной позе, вполуха слушая рыжего, который, если я правильно разобрала, объяснял ей некоторые профессиональные приемы. Проводят время с пользой.

Первым делом подхожу к Бьёрну, но на руки забраться не пытаюсь, они у него оружием заняты, просто приветствую. Затем к Инге, она привычно протягивает руку, словно давая понюхать. И нюхаю. А запах-то у нее изменился и очень сильно, почему? Внешне вроде бы никаких ранений не видно, однако выглядит она не слишком здоровой. И этот ее новый запах уже не кажется мне смутно знакомым, жест кажется, а… я ошарашено села на хвост. Вспомнила! Ведь она тогда точно так же руку протягивала, как бы знакомясь! Невероятно, это что же получается, если бы обстоятельства сложились чуть иначе, моей хозяйкой стала бы Инга? Или она не для себя?…

Так, стоп. Не о том думаю, самое главное, о чем стоило бы беспокоиться: знает ли Ингельд? И что будет, если Инга тоже вспомнит? И как это сейчас не вовремя все!

С обучением сегодня не сложилось, я напряженно размышляла, каким образом сообщить Ингельду об Инге, по-моему, ему стоит об этом узнать, и чем раньше, тем лучше. Пока она сама не вспомнила. Мысль о том, что Ингельд и так знает, что Инга — та самая девушка, которая пыталась меня перекупить, я сразу отбросила. Нет, такое мог бы устроить Асмунд: постараться держать человека, который может стать потенциальным врагом, поблизости. Но не советник, он ни за что не стал бы доверять свою безопасность телохранителю, который, возможно, имеет на него зуб. А у нее есть все основания, потому что к браконьерам обращаются только тогда, когда никакого другого выбора уже нет. Ну, ладно, положим, у Инги какой-то выбор все-таки был, раз она до сих пор жива-здорова.

В любом случае я считаю, что Ингельду надо знать о ней. Вот, только как, КАК ему рассказать?!

В общем, когда Ингельд вечером, наконец, вернулся домой, начался настоящий концерт по заявкам. В первую очередь мне пришлось приложить немало усилий, чтобы убедить: это важно, а не просто попытка поиграть от безделья. Когда он все-таки понял, что уделить мне время проще, чем отмахнуться, я приступила к пантомиме.

Первым делом прикатила предусмотрительно найденную еще днем клетку, ту самую, в которой меня, собственно, и купили. Прикатила потому, что клетка была раза этак в полтора побольше меня (странно, раньше казалось, что во все два), и транспортировать ее можно было исключительно путем перекатывания, хорошо, хоть, круглая. Прикатила, ткнула лапой, вопросительно посмотрела на Ингельда. Тот задумчиво пыхнул трубкой и уточнил:

— Клетка?

Ну-ну, указываю на окно.

— Вечер?

Закрываю глаза лапой.

— Ночь?

Пока все идет нормально. Ладно, следующий ребус. Изображаю лапами в воздухе нечто гитарообразное. Мне так и ответили. Гитара, мол. Изображаю еще раз, теперь лира. Издевается он, что ли? Еще б виолончель вспомнил. Пришлось встать на задние лапы, балансируя крыльями и упираясь для устойчивости хвостом в пол, и все нужные округлости выразительно изобразить на себе.

— Женщина? — спросил Ингельд.

Ну, надо ж, сообразил! Если он так медленно угадывает очевидные вещи, то со следующей моей пантомимой, чувствую, мы еще намучаемся. Так и оказалось. Все, что я до этого пыталась изобразить, было достаточно просто, а вот дальше, как ни ломала голову, так и не придумала, как понятней показать. В результате просто повторила лапами гитарообразную фигуру и завернулась в край шторы.

— Клетка, ночь… женщина в шторе? — выбивая трубку в пепельницу, задумчиво перечислил Ингельд.

Открываю рот и ошеломленно таращусь на него. Ге-ни-ально.

Ладно, пойдем более сложным путем. Подхожу и дергаю его за штанину.

— Штаны?

Смотрю на него почти раздраженно.

— Хм… одежда?

Так, "гитара", штора.

— Женщина в одежде, похожей на штору?

Гр-рр! Нет, он точно издевается! Может, ну его, все к черту, пусть сам разбирается? А вдруг из-за того, что он вовремя не узнает про Ингу, возникнут какие-нибудь проблемы? Я ведь тогда себе не прощу, что знала и не предупредила. Хорошо, попробую еще раз, и, если не угадает, тогда уж я ни в чем не виновата. Ингельд, к его счастью угадал, я даже подпрыгнула от избытка чувств, услышав заветное "женщина в плаще". Потом повторила всю пантомиму с самого начала, добавив в композицию еще и себя. Получилось "я в клетке", "ночь" и "женщина в плаще".

Ингельд, наконец, всерьез задумался. Зацепок я дала достаточно, очень удивлюсь, если он не сможет понять, что это означает. Он, конечно же, понимает.

— Хочешь что-то рассказать мне о ночи, когда я тебя купил, и о женщине, участвовавшей в аукционе?

С энтузиазмом киваю и пытаюсь вытолкать его из кабинета. Скорей, конечно, в ногах путаюсь, но Ингельд понимает и послушно идет за мной до комнаты Инги.

— Инга? — удивляется он. — А она-то тут при чем?

Пантомима с "гитарой" и занавеской на окне в коридоре получилась привычно, словно я ее всю жизнь отрабатывала.

— Инга — женщина в плаще? — очень тихо переспросил Ингельд и, прищурившись, посмотрел на закрытую дверь.

Ну, слава богу, я свое дело сделала! Дальше они уж как-нибудь сами разберутся. Главное, чтобы ее потом не убили за лишние знания.


Содержание:
 0  Заповедник снов : Елена Картур  1  Глава 1. : Елена Картур
 2  Глава 2. : Елена Картур  3  Завтра, все завтра. : Елена Картур
 4  Глава 3. : Елена Картур  5  Глава 4 : Елена Картур
 6  Глава 5. : Елена Картур  7  Глава 6. : Елена Картур
 8  Глава 7 : Елена Картур  9  Глава 8 : Елена Картур
 10  Глава 9 : Елена Картур  11  Глава 10. : Елена Картур
 12  Глава 11. : Елена Картур  13  Глава 12. : Елена Картур
 14  вы читаете: Глава 13 : Елена Картур  15  Глава 14 : Елена Картур
 16  Глава 15 : Елена Картур  17  Глава 16 : Елена Картур
 18  Глава 17 : Елена Картур  19  Глава 18 : Елена Картур
 20  Глава 19 : Елена Картур  21  Глава 20 : Елена Картур
 22  Глава 21 : Елена Картур  23  Глава 22 : Елена Картур
 24  Глава 23 : Елена Картур  25  Глава 24 : Елена Картур
 26  Глава 25 : Елена Картур  27  Глава 26 : Елена Картур
 28  Глава 27. : Елена Картур  29  Глава 28 : Елена Картур
 30  Глава 29 : Елена Картур  31  Эпилог. : Елена Картур
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap