Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 15 : Елена Картур

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу




Глава 15

С Трагатом советник имел дело второй год. И первое, что о нем можно было сказать: очень неординарная личность. Манеры и почти правильная речь выдавали образование, доступное лишь аристократам и, в меньшей степени, очень богатым людям. Можно было предположить, что этот человек или обедневший дворянин, или чей-то бастард, получивший хорошее образование, но не признанный отцом. Впрочем, для Ингельда это было куда менее важно, чем личные качества Трагата. А личные качества… надо быть очень не простым человеком, чтобы не только первым создать, но и заставить успешно работать такую организацию, как гильдия убийц. Разумеется, такие попытки предпринимались и до него, но подобные объединения скорее напоминали не гильдию, а банды, к тому же враждующие друг с другом за лидерство, и каждая такая банда пыталась насаждать свои порядки. В столице в то время было весьма неспокойно. В конце концов, Его Величеству надоело, что столица королевства напоминает рассадник криминала; получившая строгий выговор городская стража в короткие сроки и максимально жестко навела порядок. Еще несколько лет после этого любого, кто выступал с предложением об объединении, тихо приканчивали свои же. А потом появился Трагат и все-таки создал гильдию, став ее мастером. У него хватило ума и изворотливости обзавестись крепкими связями в городской (ходили даже слухи, что там служит его хороший приятель) и тайной страже, объединить вольную преступную братию под своим началом и даже не вызвать их недовольство тесными связями с властями. Тем не менее, всем известно, что своих гильдия не сдает, с проштрафившимися разбираются в узком кругу, даже стараясь вытащить из тюрьмы тех, кто попался. Но главное, что позволило новообразовавшейся гильдии процветать, это то, что Трагат умел быть полезен даже тем, кто по всем законам должен был за ним охотиться. К тому же придумал новую статью доходов для гильдии. Вряд ли кому-то еще могло бы прийти в голову, что наемным убийцам иногда выгодней не убивать своих клиентов. И впрямь выходило, нет большой разницы, платит кто-то за свою жизнь или за чужую смерть. За жизнь оказалось значительно выгодней, поскольку можно взять плату не единожды. Впрочем, подобные услуги оказывались лишь избранным клиентам, в число которых входил и Ингельд. Очень не дешевое удовольствие, однако, хотя бы с этой стороны он мог быть спокоен за свою безопасность, гильдия старалась поддерживать свою репутацию и перекупить заказ, любой, что было почти невозможно. Ну, и Трагат с лихвой компенсировал эти затраты полезной информацией.

Ко всему прочему, советник уже некоторое время выступал посредником между гильдией и тайной стражей, что давало дополнительные плюсы и гарантии безопасности. Асмунд в этих делах предпочитал делать вид, что он в стороне и ни о чем не знает.

Именно поэтому Ингельд не слишком беспокоился за свою безопасность, идя сюда. Непредвиденное, разумеется, может случиться всегда, но Трагат слишком умен и расчетлив, чтобы променять стабильный доход, полезные связи и репутацию гильдии на мимолетную, пусть и очень крупную выгоду. Если к тому и приходили с заказом на советника или начальника тайной стражи, те узнают об этом первыми, может быть, даже с намеком на личность заказчика. Впрочем, все это лишь до тех пор, пока он не поймет, что противники нынешних партнеров сулят большую выгоду, в долгосрочной перспективе, в этом Ингельд не обманывался. Более того, был намерен аккуратно прощупать Трагата насчет подобных перспектив. Сейчас, однако, за себя он не слишком беспокоился, как и за Кэт, которую отправил прогуляться по дому.

Кстати, и отослал он ее вовсе не потому, что опасался того, что слишком умная драконочка услышит лишнее. Куда уж больше? Она и без того знает столько, что, имей она возможность кому-нибудь рассказать, советник рисковал немедленно расстаться с головой. Им в данный момент скорее руководила интуиция. Не то чтобы советник всерьез опасался каких-либо неприятностей со стороны Трагата или же рассчитывал, что Кэт удастся подслушать что-нибудь по-настоящему важное, скорее он решил использовать момент для тренировки, раз уж все равно согласился взять ее с собой. В меру опасно (все же логово наемных убийц, а не институт благородных девиц) и имеется некоторый шанс, пусть и минимальный, действительно узнать что-либо важное. Самый подходящий повод проверить, как Кэт поведет себя в незнакомой обстановке, сможет ли действовать без подсказок и приказов хозяина, принимать разумные и осознанные решения? Вот пусть и прогуляется, а сам советник пока побеседует с мастером гильдии.

Трагат сделал знак одному из своих помощников, скромно подпирающему стену в уголке, и получил от него небольшой, в две ладони, цилиндр из темного лакированного дерева. Передал его советнику.

— Как обычно. Тут все, что вы просили в прошлый раз.

— Благодарю, — Ингельд взял цилиндр, в свою очередь, отдав взамен увесистый кошель. Цилиндр являлся всего лишь обычным футляром, какие разнообразные чиновники и канцелярские крысы использовали для переноски бумаг. Такие футляры вошли в моду с тех пор, когда вместо бумаги еще был пергамент, заворачивающийся в свитки. Внутри находилась заказанная Ингельдом при прошлой встрече информация. Не сказать, чтобы в данный момент она столь же актуальна, как тогда, когда советник ее заказывал, сейчас на первое место встал вопрос собственного выживания, а все прежние интриги и комбинации отошли на второй план. Но лишним не будет. От Трагата иной раз удавалось получить гораздо больше нужной и полезной информации, чем от "штатных" агентов. Кстати, о штатных… впрочем, ладно, это подождет.

— Так что же вам нужно на сей раз, советник? — поинтересовался Трагат. — Судя по тем слухам, которые настойчиво гуляют по столице, при дворе не все ладно, и многим сановникам Его Величества грозит опасность. Надо полагать, речь пойдет именно об этом?

— Вы как всегда проницательны, — Ингельд чуть усмехнулся, он нисколько не сомневался, что Трагат в курсе происходящего, если уж не полностью, то обо всех возникших слухах осведомлен прекрасно. А делать правильные выводы он всегда умел. — Меня, прежде всего, интересует, не появлялись ли в городе еще заезжие гастролеры и подозрительные личности вроде тех, что недавно напали на мой дом. Кстати, не поделитесь информацией, откуда вы так оперативно об этом узнали?

Собеседник лишь коротко, нейтрально, улыбнулся. Советник вернул ему улыбку, что ж, он и не рассчитывал на ответ.

— Еще мне крайне интересны любые слухи о последних покушениях с применением проклятий, я знаю, что ваша гильдия не связывается с запрещенной магией, но исполнитель, вероятно, был найден в городе, так что, возможно, остались какие-то следы. Ну, и в целом: что говорят об этом, кому подобные покушения могут быть выгодны. Все, что заслуживает внимания по этой теме, думаю, вы лучше меня знаете, что искать.

Трагат чуть двинул подбородком, что в его исполнении должно было означать согласный кивок.

— Хорошо. Что-нибудь еще?

Ингельд поколебался. Да, ему хотелось узнать кое-что еще, и он был уверен, что мастер гильдии убийц со своими многочисленными связями с самыми разными личностями столицы легко добудет для него эти сведенья. Вот только советнику совершенно не хотелось давать Трагату дополнительную информацию о себе. Даже учитывая, что тот вряд ли побежит в городскую стражу докладывать о незаконной деятельности королевского советника. Или все же стоит рискнуть? А что он, собственно, может узнать? Инегльда интересовало происхождение Кэт, слишком уж умна она была для дракона, но, по здравому размышлению, ничего, кроме того, что браконьеры похитили маленького дракончика, а может быть, и яйцо, из заповедника, вряд ли можно что-то узнать.

— Нет, остальное как обычно, — ответил он. "Как обычно" — это значит: разнообразные городские слухи и крупицы достоверной информации, что мастерски удавалось выуживать Трагату с помощью своей весьма разветвленной шпионской сети. Имея разнообразные связи, от карманных воришек, купцов средней руки и до мелких чинов городской стражи, глава гильдии постоянно был в курсе всего, что происходило в столице. Порой советник начинал всерьез подозревать, что Трагат уже давно не только глава гильдии убийц, но и негласный лидер всех криминальных элементов города. Или же вполне успешно стремится стать им.

— Относительно покушений ничего сейчас не могу сказать, — заметил мастер. — Мы, и впрямь, стараемся не связываться с проклятиями, это грязное дело. И слухов по этому поводу удивительно мало. Но я поинтересуюсь. А вот что касается чужаков в городе… — он на миг задумался, проведя тыльной стороной ладони по гладко выбритому подбородку. — Крутятся подозрительные личности в городе. Вот что, дня через два пришлю посыльного, он сообщит, где можно будет забрать информацию. Но за срочность придется доплатить.

— Разумеется.

Еще некоторое время они поговорили на нейтральные темы, Ингельд убедился, что Трагат даже намеком не выказывает свое отношение ко всем ранее обговоренным событиям. Словно его это и не касается. Советник даже готов был поверить, что гильдии и в самом деле не предлагали контракт на его жизнь, Однако логика и собственная паранойя поверить мешали, не использовать самый доступный инструмент для решения задачи — это, по крайней мере, глупо. Трагат то ли раздумывал над своими дальнейшими действиями по этому поводу, то ли уже принял решение, но, как бы то ни было, не желал демонстрировать свое мнение.

На этом разговор можно было завершать и откланяться, осталось только Кэт найти. Искать ее, впрочем, не пришлось, уже спустя несколько минут Кэт появилась сама, забралась на колени советнику и всем своим видом показала, что готова в обратный путь. Теперь оставалось лишь без приключений выйти из этого не самого презентабельного района, куда очень редко заглядывали извозчики, а обычная пешая прогулка могла закончиться крупными неприятностями. А могла и не закончиться, это как повезет. В общем-то, грабителей советник не слишком боялся, был достаточно хорошо вооружен, чтобы отбиться от мелкой банды в три-четыре человека. Наличие телохранителей, конечно, было бы предпочтительней, но контакты с мастером гильдии убийц не та тайна, которую следовало бы афишировать. Разве что Бьёрна Ингельд, пожалуй, решился бы взять с собой, парень надежный и умеет держать язык за зубами. Но тот пока еще не полностью здоров.

Однако Ингельд не спешил выбраться из этого неблагополучного района, в голову пришла идея, которую хотелось осуществить, несмотря на некоторый риск. Главное, уговорить Кэт, она далеко не всегда слушается и не факт, что согласится.

После десятиминутной пешей прогулки он нырнул в ближайший безлюдный тупичок и вынул драконочку из-под плаща.

— Дорогу до того дома запомнила?

Кэт, помедлив немного, неохотно кивнула. Советник и не сомневался, всю дорогу туда и обратно любопытный драконий нос то и дело высовывался из-под плаща.

— Сейчас быстренько летишь обратно. Дом хорошо рассмотрела? Заберешься внутрь и постараешься послушать, о чем говорят. Долго не задерживайся, если ничего интересного, сразу обратно. Я здесь буду ждать. И не бойся попасться, если что, я тебя просто заберу, — на самом деле советник был почти уверен, что Кэт не попадется, поймать быстрого и ловкого дракона для обычного человека очень непросто. Это как зайца за задние лапы ловить: отдельные умельцы и подкрасться сумеют, и схватить, но большинству остается только смотреть вслед задавшему стрекоча косому. Дракона можно поймать только с помощью мага или когда он зазевается и подпустит к себе близко. Но даже если такое и случится, Ингельд был уверен, что Трагат легко отдаст Кэт обратно, не станет он конфликтовать из-за этого. И вряд ли додумает, что фамильяра можно использовать в качестве шпиона.

— Давай-ка, не капризничай, это важно.

На выразительной драконьей мордашке нарисовалось непередаваемое выражение, скепсис пополам с недовольством и даже сомнением в умственных способностях хозяина. Но, тем не менее, она расправила крылья и стрелой взвилась в воздух. Советнику оставалось лишь ждать, когда она вернется, и надеяться, что из этой затеи выйдет толк. Честное партнерство — это, конечно, замечательно, однако не нравился Ингельду излишне демонстративный нейтралитет Трагата. Все же тот определенно что-то знает, но не желает говорить. Не определился с выбором?


Так и не поняла, зачем Ингельд меня отослал. Он сам-то знал? Потому что ничего интересного я не нашла, дом, как уже заметила раньше, нежилой и не в очень хорошем состоянии. Если за ним и следят, то не слишком тщательно, а скорее, вообще не следят. Стены, обшарпанные до неприличия, это ладно. Но рассохшиеся оконные рамы, сквозь которые поддувает ледяной сквозняк, сырость и дорожки плесени, потрескавшаяся штукатурка. Бр-рр, мрачность и запустение. Чувствую себя чуть ли не героем какого-нибудь триллера, а то и вовсе ужастика. Вся из себя такая настороженная крадусь по темному сырому подвалу, а из-за угла… И без разницы, что в этой одноэтажной избушке подвала нет, и я, вообще-то, ищу вход на чердак, потому что сам дом обследовала за несколько минут. А навстречу мне может выйти максимум один из охранников, которые периодически сменяют друг друга на посту во дворе. И больше тут ничего живого не водится, даже тараканы, эти или вымерли, или к соседям ушли. Остальные охранники сидят на кухне возле печки, греются травяным отваром (дисциплина, однако, могли б и чем более крепким!), который заменяет местным чай, и играют в незнакомую мне карточную игру. Я к ним уже успела заглянуть, изобразила дикого, но любопытного зверька. В смысле, в руки не давалась, но и не убегала тут же. Попутно обнаружила, что в этом мире даже такие суровые, явно криминальные личности относятся к драконам, как дети, в зоопарке впервые увидевшие слона. Так и норовят потрогать или что-нибудь скормить.

Меня, разумеется, сразу же попытались подманить, но я на приманку в виде кусочка желтоватого сахара не купилась, хотя соблазн, честно говоря, был, очень уж я с некоторых пор сладкое любить стала, а сахар в этом мире вкусный, не то, что наша "белая смерть".

Если кто-то пытался подойти ближе и поймать, отбегала в сторону, но не уходила совсем. Вскоре им это надоело, и меня перестали ловить, можно было посидеть, послушать, о чем говорят. Я, правда, не надеялась, что простые охранники начнут вдруг государственные тайны выдавать, разговоры у них были, как и ожидалось, самые простые. О женщинах, общих знакомых и оружии. Не думаю, что Ингельду будет так уж интересна история о некоем мастере метать ножи, который и воробью в глаз попадет, не глядя, но, сволочь такая, в жизни не согласится обучить кого-то своему искусству, скорее сам прибьет, чтобы не плодить конкурентов. Жадный какой товарищ.

Было довольно много незнакомых слов, видимо, местный сленг, а может, и вовсе… идиоматические выражения, которые мат по-простому. Меня этому, в любом случае, не учили.

В общем-то, я с этой компанией просидела не долго, затем быстренько пробежалась по другим помещениям, пользуясь преимуществами драконьего слуха и обоняния для определения, если кто живой поблизости. Ничего, кроме сырости и разрухи, не обнаружила и оправилась искать вход на чердак. Не потому, что оно на самом деле было нужно, а просто что-то у меня в голове заклинило на поиске чердака. Может быть, какие драконьи инстинкты сработали относительно поисков убежища повыше? Или это что-то сродни кошкам. Сама не знаю, но вот ищу зачем-то, из чистого упрямства. В доме, правда, я этот вход не обнаружила, может, тут и нет никакого чердака? Но меня уже зацепило, раз уж решила искать, то буду искать до победного конца!

В который раз убеждаюсь, как удобно иметь крылья, а также быть маленькой и юркой. Цели я добилась, и, как оказалось, самым простым способом. Всего-то и надо было, что выбраться на улицу и забраться в чердачное окно. Оно было даже не закрыто, а уныло хлопало по ветру покосившейся рамой, некогда забитой вместо стекла потемневшими досками. А может, стекла тут и не было никогда, дорогое удовольствие для такого домика.

Чердак мне категорически не понравился, мало того, что пыльный и воняет прелой соломой, мой чувствительный нос, не выдержав это, расчихался, так еще и все перекрытия прогнили. Ужас какой, как тут все еще не обвалилось, ведь дыры же сплошные?! Очень надеюсь, что моего веса недостаточно, чтобы все это рухнуло, там же Ингельд где-то внизу, будет очень неприятно, если ему кусок потолка на голову свалится, со мной в довесок.

Небольшая осторожная прогулка по чердаку подарила неожиданное открытие: дырявый потолок и мой драконий слух позволяли без особого труда услышать все, что происходит в доме. И болтовню охранников на кухне, и беседу Ингельда с их главным, у которого глаза, как лазерный прицел. Так и чудится в этих зрачках перекрестье целеуказателя и циферки данных, ну, чистый терминатор. Или моя буйная фантазия.

Подслушать, о чем шел разговор, почти не удалось, хотя мне было очень любопытно, но застала только самый конец. Надо возвращаться, сейчас меня искать начнут, с первого раза не найдут, конечно, чего доброго, проблемы начнутся. Совсем мне не хочется, чтобы Ингельд с этим человеком ссорился. Вернулась я, кажется, даже раньше, чем кто-то успел подумать, что меня искать надо.

Пришло в голову, что надо бы на будущее договориться о каких-нибудь условных знаках, чтобы он мог меня в любой момент позвать, и я издалека услышала. Свисток, что ли? Изобрели тут что-нибудь вроде свистков для собак, которые человеческому уху не слышны? Почему-то думаю, что я как раз услышу. Только как я эту мысль до Ингельда донесу? Задумался бы он уже об обучении меня местной письменности. Самому некогда, так пусть прикажет кому-то из слуг, я точно знаю, что среди них грамотные есть. Только подозреваю, этот параноик никому не доверит стратегически важную информацию о моей разумности, все еще лелеет мысль сделать из меня шпиона. Ага, спешу и падаю, не собираюсь рисковать своей ценной шкуркой, она у меня скоро одна останется. Воспоминание о скорой смерти резко портит настроение, одна единственная мысль не дает покоя, постоянно всплывая в сознании: если я умру в своем мире, здесь что-нибудь будет? Или этот мир существует, лишь пока умирающий мозг генерирует реалистичный бред? Иногда мне кажется, что я об этом никогда и не узнаю, так и буду жить в драконьем теле, пока все вдруг внезапно не кончится, так или иначе. Один раз мне в голову даже пришла крамольная мысль, что этот мир совершенно реален, но я его все-таки придумала. Иногда от отчаянья какую только глупость не придумаешь.

Однако, если задуматься, так ли уж сильно мое отчаяние? Драконье ли тело не дает впадать в меланхолию, или насыщенная событиями жизнь, но страдаю по поводу утраченной родины и скорой утраты жизни я как-то вяло. Неправдоподобно даже.

Я сильно задумалась, пригревшись под плащом Ингельда, укачанная его размеренными шагами, как младенец в люльке, и была очень недовольна, когда меня вытащили наружу. Бррр, холодно, да и не собираюсь я никуда лететь и шпионить за всякими криминальными личностями, ему надо — пусть сам и шпионит. Нет, умом-то я понимаю, что ничего особо страшного мне не грозит, в шпионаже вряд ли заподозрят, скорее, решат, что любопытный дракончик от хозяина сбежал. И уж точно не убьют, в крайнем случае, попытаются ценную зверушку продать на сторону. Я это все понимаю, но, тем не менее, возвращаться в этот полуразвалившийся дом у меня нет никакого желания.

Важно. Ну и что с того?

Я состроила недовольную мину и все-таки взлетела. Ну почему меня так легко уговорить? А с другой стороны, вдруг это и в самом деле важно?

Дорогу к дому я не запомнила, хоть и высовывалась периодически из-под плаща, но это на самом деле не важно, достаточно просто взлететь повыше — и я все, что надо, разгляжу. Пешком, может, и далеко идти, а на крыльях любая дорога прямая. Но в сам дом я, пожалуй, не полезу, нет уж, это Ингельд уверен, что мне ничего страшного не грозит, но что-то проверять не тянет. Да и потом, зря я, что ли, чердак искала?

За прошедшее время в доме почти ничего не изменилось, только исчезли куда-то заседающие на кухне у печи охранники. Зато на месте Ингельда, в той самой, единственной приличной комнате, сидел совсем другой человек. Кто это, я с чердака разглядеть, понятно, не могла, а голос был явно не знаком. Определить, был ли этот человек в доме раньше, не удалось. Судя по тембру голоса, мужчина уже немолодой.

— Ну, что там? — поинтересовался бывший собеседник Ингельда. — Долго еще твои парни возиться будут?

— А ты, как всегда, куда-то спешишь, — чуть насмешливо отозвался второй. — Уже недолго, нужно проверить, не привел ли твой гость за собой хвост.

— Он достаточно осторожен, — обронил… как бишь там его охранники называли, мастер?… пусть будет мастер.

— Осторожен? — фыркнул его собеседник саркастически. — Советник — авантюрист. А это плохо сочетается с осторожностью. Кстати, собираешься ему сказать или все-таки примешь заманчивое предложение тех загадочных господ, что готовы платить за голову советника баснословные деньги?

— Помимо денег они делают еще и весьма выгодные предложения, — задумчиво сказал мастер. — Не знаю пока. А сам что думаешь?

— Это твоя задача — решать такие вопросы, моя — обеспечивать твою безопасность, — не задумываясь, ответил мужчина, в голосе его явно сквозила подначка.

— Да ладно тебе, Старый, не кокетничай.

— Ну, если уж тебе так интересно мое мнение… Тут явно пахнет политикой, а это дело, сам знаешь, такое: поставишь не на ту лошадку — голова долой. С другой стороны, выгода может быть действительно немалая, если эти господа способны выполнить свои обещания.

— Но они тебе не нравятся?

— Не девки, чтобы всем нравиться, — отозвался Старый недовольно.

— А все же…

— Скользкие они, — еще более недовольно, — на крючок ведь ловят, на самое заветное, и даже не стесняются этого демонстрировать. И тебя, как мальчишку сопливого… Дался тебе этот титул? Давно б забыть пора!

— Вот я и размышляю…

Ух, какие у них тут разговоры, оказывается, не подвело Ингельда чутье! Половины не поняла, но это точно важно. Посмотреть бы на этого Старого, очень уж уважительно мастер с ним разговаривает, хоть тот явно и подчиненный. Поколебавшись, осторожно ковырнула когтем чердачный настил, гнилое дерево отломилось большой рассыпающейся в труху щепкой, между досками образовалась небольшая щель. Боже мой, как этот дом вообще строили, а? Такое ощущение, что балки перекрытий просто толстыми неструганными досками оббили и соломой посыпали, на этом и успокоились. Или, может, так и надо строить? Что я в этом понимаю, вообще, кроме того, что пару раз в своей жизни недостроенный дом видела? Но ощущение, что все вот-вот развалится, меня не оставляло.

Так, ладно, не отвлекаемся. Ковырнула второй раз, уже не так осторожно… и внезапно провалилась обеими лапами! Кусок трухлявой деревяшки размером с мой хвост отломился и полетел вниз. Ой, что будет, если он кому на голову упадет! — успела испугаться я, но, судя по звуку, деревяшка упала на пол. Мужчины в комнате ругнулись, а я замерла, боясь пошевелиться, чтобы не рухнуть туда следом, и очень надеясь, что никто не заметит торчащие из потолка лапы.

— Пора уже искать новое место для таких встреч, — ворчливо высказался Старый, я, наконец, его разглядела: седой немолодой мужчина со шрамом на скуле, словно его туда чем-то круглым ткнули. — Если кому-то на голову упадет потолок, это сочтут изощренными покушением. Пойдут слухи, что наша гильдия изобрела новый коварный способ убийства.

— Фантазия у тебя… — в голосе мастера явственно слышалась усмешка. — Собственно, этот дом мы используем в последний раз… Старый, взгляни, чудится мне, или из потолка и в самом деле торчат чьи-то шкодливые лапы?

Ой, мама, что сейчас будет! Я перепугано рванулась назад, что-то жутко затрещало, и кусок потолка, вместе со мной и моим перепуганным визгом, рухнул вниз! Каким-то невероятным чудом успеваю извернуться в падении обломков, куда лечу, с перепугу не вижу, мечусь по комнате, выделывая кульбиты высшего пилотажа чуть ли не хвостом вверх и никак не могу сориентироваться, где же тут пол, а где потолок в этом облаке пыли. И закономерно в кого-то врезаюсь, конечно же. "Хорошо, хоть не головой, а всем телом, — мелькает успокоительная мысль, — там же рожки". Человек, растерявшийся от моих непредсказуемых траекторий, и снесенный немалой скоростью, падает, не забыв, правда, при этом обхватить меня руками.

Поймал меня, оказывается, Старый. Я испугано вжала голову в плечи, думая, что теперь будет? Надо ж было так глупо попасться!

— Так вот кто у нас тут хулиганит, — мужчина поднял меня на вытянутых руках и с любопытством заглянул в глаза. — Тебе не говорили, что шпионить нехорошо, а, малышка?

Поспешно делаю самый глупый взгляд, на который способна, и отчаянно думаю, как же теперь буду из этого всего выбираться? Не выйдет из меня шпион, так ведь и знала!


Содержание:
 0  Заповедник снов : Елена Картур  1  Глава 1. : Елена Картур
 2  Глава 2. : Елена Картур  3  Завтра, все завтра. : Елена Картур
 4  Глава 3. : Елена Картур  5  Глава 4 : Елена Картур
 6  Глава 5. : Елена Картур  7  Глава 6. : Елена Картур
 8  Глава 7 : Елена Картур  9  Глава 8 : Елена Картур
 10  Глава 9 : Елена Картур  11  Глава 10. : Елена Картур
 12  Глава 11. : Елена Картур  13  Глава 12. : Елена Картур
 14  Глава 13 : Елена Картур  15  Глава 14 : Елена Картур
 16  вы читаете: Глава 15 : Елена Картур  17  Глава 16 : Елена Картур
 18  Глава 17 : Елена Картур  19  Глава 18 : Елена Картур
 20  Глава 19 : Елена Картур  21  Глава 20 : Елена Картур
 22  Глава 21 : Елена Картур  23  Глава 22 : Елена Картур
 24  Глава 23 : Елена Картур  25  Глава 24 : Елена Картур
 26  Глава 25 : Елена Картур  27  Глава 26 : Елена Картур
 28  Глава 27. : Елена Картур  29  Глава 28 : Елена Картур
 30  Глава 29 : Елена Картур  31  Эпилог. : Елена Картур



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.