Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 22 : Елена Картур

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу

Глава 22

— Да ты не волнуйся, — бронзовый дракон аккуратно снимает с носа очки, кладет на книгу и лишь после этого спрыгивает со своего огромного кресла. — Гест, он всегда такой, надо только привыкнуть и не обращать внимания. Он тебя заболтал, да? — улыбается мне сочувственно. Наверное, выгляжу совсем жалко.

— Зачем тебе очки? — спрашиваю невпопад.

Он как-то разом смущается.

— Я понимаю, что близорукий дракон — это нонсенс, но что поделаешь, я и впрямь плоховато вижу без очков.

— А летаешь как же? — удивляюсь так, что совершенно забываю о вежливости. Не поздоровалась, не представилась, уже уйма вопросов. А Гест-то незаметно испарился, оставив нас общаться наедине.

— Да я почти и не летаю, — отвечает он безразлично. — В этой библиотеке так много интересного, мне некогда отвлекаться на что-то другое.

Нет, Гест все-таки ухитряется озадачивать своей нелогичностью, даже когда его нет рядом. Предполагается, что этот близорукий парнишка, практически не расстающийся со своими книгами, должен провожать меня до Заповедника? А он сам-то дорогу найдет?

Артем довольно молодой дракон, я уже научилась различать возраст по размеру и манере двигаться — с возрастом она становится более плавной и тягучей. Вряд ли он намного старше меня. Это слегка обнадеживает, молодых драконов не держат взаперти в Заповеднике, как я уже было заподозрила. Вот только драконьих женщин (самок? ой, что-то мне совсем не хочется, чтобы кто-то называл меня самкой) я так и не увидела. Так что не все подозрения пока опровергнуты.

— Ну, надеюсь, ты сможешь проводить меня до Заповедника? — спрашиваю.

— Конечно. А зачем?

— Затем, что мне туда нужно, и Гест сказал, что провожать будешь ты. Или тут еще драконы есть?

— Ну, если Гест сказал… — он совершенно человеческим жестом почесал затылок. — Только я туда никогда сам не летал. Да ты не волнуйся, дорогу знаю. И в очках все нормально вижу.

Чудик. Он, наверное, и в человеческой жизни такой был. Ему кирпич на голову упадет, а он и не заметит, или машина собьет, когда, зачитавшись, растяпа на красный пойдет. Ведь наверняка именно так он здесь и оказался. Причем земляк, как видно. Надо спросить, конечно, но у меня и так никаких сомнений, что Артем не только землянин, а не какой-нибудь инопланетянин с неведомого мира, но и вовсе русский. Но это потом выясню, а вот что сейчас не лишним было бы, так это порасспросить, не думаю, что у него тоже успела образоваться эта досадная привычка — делать тайну из всего на свете.

Ага, разбежалась! На первый же, казалось бы, совсем невинный вопрос, Артем лишь виновато вздохнул.

— Прости, не могу тебе ничего рассказывать.

— Вот тебе раз! С чего это?

— Видишь ли, пока ты не побывала в Заповеднике, ничего рассказывать тебе нельзя. То есть что-то, наверное, и можно, но я, честно говоря, понятия не имею, что. Гест знает.

— Только Гест мне вообще ничего не говорит, да еще и голову морочит, — возражаю. — Ну, ладно, а объяснить-то, почему такая таинственность, хотя бы можно?

— Да, наверное, — дракон вновь рассеянно почесал затылок. — Тут такое дело, обычно совсем маленькие дракончики, которые только… ээ… воплотились, Заповедник не покидают и фамильярами не становятся. Вообще, на такое соглашаются уже взрослые, или даже старые, драконы.

— На то, чтобы стать фамильяром? — уточняю. — А в чем разница-то? Все мы в прошлой жизни, если я все правильно поняла, уже были взрослыми самостоятельными людьми. Ну, или не совсем людьми.

— Нет, ты не понимаешь! — Артем экспрессивно взмахнул лапой. — То ведь людьми. Вот ты была человеком и оказалась среди людей в драконьем теле совсем маленькой еще, не зная, как живут в Заповеднике. И люди тебе по-прежнему ближе, хоть ты уже дракон и драконом навсегда останешься. Да еще фамильяры искусственно привязываются к своему человеку. А старшие, они же уже забыли почти, кем были в прошлой жизни, воспринимают себя настоящими полноценными драконами.

— Ага, — начала понимать. — Это значит, пока я не докажу свою лояльность, мне никто ничего не скажет? А как хоть определять будут, насколько мне можно доверять?

Артем только крыльями развел. Тоже военная тайна, видимо.

— Слушай, а меня хоть оттуда выпустят, или вдруг решат, что я слишком много знаю, и запрут в этом вашем Заповеднике?

— Да выпустят, — отмахнулся дракон, нетерпеливо оглядываясь на оставленную на столе книгу. — Просто не расскажут ничего важного.

Ну, замечательно! Что-то я уже не очень уверена, нужно ли мне в этот Заповедник, или как-нибудь своими силами обойдусь? Одно радует, что бы там Гест не говорил, а сегодня мы никуда не полетим, понятное дело. И это хорошо, потому что улетать, ничего не объяснив Ингельду, мне было бы очень неприятно. Только вот в свете вновь открывшихся фактов… а что же мне теперь разрешается ему объяснять? Этак случайно выболтаешь что-нибудь не то, а потом окажется, что это была драконья государственная тайна. Хорошо, пока наше общение сводится к моим корявым запискам.

Пока я размышляла, Артем тихонько слинял обратно к своей книжке. Тоже мне, сова ученая. Вот, мужики, бросили меня одну, можно подумать, я дорогу запомнила. Гест, как специально, кругами водил, чтобы я сама обратно до завтра выбиралась. Артема же от книги отрывать было жалко, к тому же есть у меня подозрение, что из него выйдет тот еще Сусанин. Заведет так, что вместе потом дорогу обратно не найдем.

В общем, не стала я никого просить о помощи, пошла самостоятельно искать своих. И побродила по замку аж до позднего вечера, вовсе не потому, что заблудилась. Планировка тут толковая, очень легко разобраться, куда какой коридор ведет, но мне было интересно погулять, все обследовать. Нам тут жить какое-то время и нужно знать территорию. Инстинкты типично кошачьи, но я таким вывертам собственного сознания уже и не удивляюсь. Остановить меня никто не пытался, даже внимания особенно не обращали, так, кто-нибудь иногда проводит рассеянным взглядом и дальше идет. Словно это нормально, когда чужие драконы по замку как хотят шляются. Ну, мне от этого только лучше, никто не мешает осмотреться.

Уже поздно, ближе к ночи, я добралась до комнаты Ингельда. Он сидел в кресле и с задумчивым видом читал какие-то бумаги, иногда недовольно хмурясь.

— Нагулялась? — спросил рассеянно.

— Угу, замок осмотрела.

— Нашла что-нибудь интересное? — спросил он, не отрываясь от чтения.

— Да нет, а надо было искать что-то конкретное? Я ж не знала. Вот драконы тут интересные.

— Из Заповедника?

— Ага, из Зап… — я замолчала на полуслове и ошарашено уставилась на него. Ингельд поднял обалделый взгляд, несколько листов бумаги выпали из его рук, рассыпавшись по полу.

— Ой! — нет, я знала, конечно, что рано или поздно это случится, но почему-то была уверена, все будет происходит постепенно: сначала Ингельд будет иногда улавливать мои мысли, а потом мы начнем потихоньку общаться. К такому сюрпризу я была морально не готова, потому и разговаривала с ним, не задумываясь, о чем, просто чтобы не сойти с ума от невозможности поговорить, а что я скажу — все равно ведь не поймет.

— Ты, главное, не волнуйся, — ляпнула я с перепугу. — Это тебе все только кажется.

Ой, надо ж было такую чушь выдать. Лучше б промолчала.

— Вот как, слуховые галлюцинации? — Ингельд коротко хохотнул. — Слабо верится. Значит, ты еще и разговариваешь?

— Ну вот, "оно разговаривает"! — проворчала я недовольно. Все-таки очень уж неожиданно все это получилось. Так хотелось поговорить, теперь же, когда это стало возможно, страшно нечаянно наболтать что-нибудь важное.

Ингельд поднялся с кресла, потянулся, прогибаясь в спине, и прошелся по комнате, озабочено потирая подбородок. Похоже, какая-то проблема назрела. Хотя когда их у нас не было? Надеюсь только, это не из-за меня.

— Случилось что-то? — интересуюсь осторожно.

— Нет, всего лишь размышляю. Устал разбирать эти каракули. Ни-че-го примечательного. Мелкие нарушения, всего лишь. То ли меня интуиция подводит, то ли не там ищу.

Я сунула свой любопытный нос в отложенные бумаги. Действительно, каракули, для меня — так в особенности. Я и печатный-то текст с трудом читаю, как первоклашка, по слогам, а тут как курица лапой накарябано. Правда, проблемы у меня вовсе не потому, что плохо научилась читать на местном языке, а из-за того, что все прочитанное мысленно перевожу на родной язык. Забавно, что с устной речью такой проблемы нет, переводить мне лишь изредка приходится те слова, которые я раньше не слышала, или же те, что не часто употребляют. Интересно, что мой прежний опыт изучения иностранных языков подсказывает, что устная речь всегда запоминается хуже, чем письменная, по крайней мере, в моем случае. С другой стороны, у меня в прошлой жизни и не было такого универсального переводчика, как Ингельд, да еще и подключенного напрямую к мозгу.

Ну, ладно, все это размышления, а мне все-таки надо поговорить с ним о Заповеднике. Несмотря на свою непредсказуемость, Гест недвусмысленно дал понять, что постарается отправить меня туда поскорей, да и сама уже чувствую: в горы тянет, как магнитом.

— Кхм, кхм, ты все еще размышляешь?

— Нет, — Ингельд вернулся в кресло и отодвинул в сторону недочитанные бумаги. — Это хорошо, что ты заговорила, очень удачно.

— Да я вообще-то и раньше разговаривала, просто ты не понимал. А сейчас связь укрепилась. — "А может, и не только связь, — думаю про себя. — Мое драконье тельце растет, ведь оно было совсем детским. Мозг развивается, кто знает, какие связи там выстраиваются?"

— Ну что ж, очень удачно.

— Ээ, — я начала понимать, к чему он ведет. — Если ты думаешь, что я теперь буду для тебя шпионить, даже не надейся!

Ингельд усмехнулся, подхватил меня под живот и посадил себе на колени, вернувшись в покинутое кресло. Пальцы его ловко почесывали основание крыльев и чувствительную кожу между рожек. Очень умиротворяющие действия, но я же не кошка, чтобы размякнуть, замурлыкать и на все согласиться.

— И почему же?

— Потому что мне это не нравится, — объясняю со вздохом. — И потому что это опасно, а из меня никудышный шпион. Единственный раз рискнула и то попалась по-глупому. И вообще, я очень ценная и полезная зверюшка, меня надо всячески беречь и ублажать, чтобы получить побольше всяких бонусов, а не в сомнительные авантюры втягивать. А то улечу от тебя в Заповедник.

— А ты можешь? — спросил с интересом.

— Почему нет?

— Считается, что ритуал фамильяра крепко привязывает дракона к хозяину.

— Ну… вообще так оно и есть, но не совсем. Это эмоциональная привязанность. То есть для тех драконов, которых люди выращивают в питомнике, хозяева, наверное, очень много значат. Не думаю, что этим детишкам и в голову придет взять и уйти от хозяина. Да они, наверное, в одиночку и жить не способны. Но я-то достаточно разумна, чтобы понимать искусственное происхождение этой привязанности.

— Я до сих пор полагал, что фамильяры абсолютно преданы своему хозяину, — задумчиво сказал Ингельд, и тон его мне не понравился. Ох, чую, теперь доверять разные секреты мне будут с большой опаской. А не зря ли я об этом вообще заговорила? С другой стороны, рано или поздно пришлось бы. Этот человек достаточно умен, чтобы понять, в конце концов: я — разумное существо и хозяина над собой терпеть не буду, только друга или партнера. Вот пусть и задумается об этом пораньше.

— Преданность — это, конечно, вещь хорошая, — говорю осторожно, — большинству фамильяров и в голову не придет предать хозяина, просто ума на это не хватит. Так что специально они этого не сделают, а вот случайно — запросто, — нет, я на самом деле не хочу ничего плохого сказать об этих вечных детях, но надо чтобы он понял, во всем есть свои плюсы и минусы, в безмозглой преданности тоже.

— Это каким же образом? — недоверия я в его голосе не услышала, скорее любопытство. Уже хорошо.

— Да самый простой пример, вот я, например, с Тилем общаюсь, а он, между прочим, не просто так, а королевский фамильяр, и хозяйские секреты мне выбалтывает с легкостью. Он ведь не знает, что этого делать нельзя, ему и в голову не придет промолчать на вопрос другого дракона. А Его Величеству не придет в голову ему запретить. Да и не поможет это, ведь Тиль не поймет, почему ему нельзя болтать, например, со мной, но не возбраняется с другими.

— М-да, а я ведь о таком варианте даже не подумал. Королевский дракон действительно имеет возможность услышать и увидеть очень много интересного, — и с таким предвкушением это было сказано, что я даже хмыкнула насмешливо. Вот губы-то раскатал!

— Да ты не обольщайся, видит-то он многое, да толку с него мало. У Тиля восприятие, как у маленького ребенка, он некоторых вещей не понимает, и объяснить ничего не в состоянии.

— А ты, значит, взрослая?

Ой, ну сегодня я точно головой не думаю! Я Ингельду доверяю, но все-таки не стоит ему пока знать, что разумные драконы получаются из бывших людей. Как-нибудь потом, может быть.

— Ну, не совсем взрослая, — отвечая как бы смущенно. — Но уже почти. На самом деле разумные драконы очень быстро взрослеют.

— Я так и думал, что ты не одна такая, — хмыкает он удовлетворенно.

Болтун — находка для шпиона, угу. Ладно, об этом он бы и так скоро догадался. И он еще хочет, чтобы я для него информацию добывала. Да из меня самой что угодно кто угодно вытрясет без особого труда.

Вот и поговорили. А самого главного-то я так и не сказала.

— Послушай, мне ведь и в самом деле в Заповедник надо. Если я прямо завтра на пару дней улечу, это будет большой проблемой?

— На пару дней? — переспрашивает задумчиво.

— Может быть и дольше, или наоборот, быстрей вернусь, — говорю поспешно. — Я там задерживаться не собираюсь вообще-то.

— Ну и зачем же тебе в Заповедник?

Врать не хотелось, но и правду говорить… да я сама пока не знаю, где эта правда.

— Родных навестить, — выдаю внезапно. И вдруг понимаю, что это, в общем-то, тоже правда. У меня ведь там действительно какие-то родственники драконьи имеются, родители и, кажется, даже братья. И, как выяснилось, я до сих пор даже представления не имею, какие у драконов семейные отношения, учитывая, что они заранее знают: в только что появившегося на свет малыша обязательно вселится чье-то чужое сознание. Или же он навсегда останется неразумным зверем, не обретя даже того подобия разума, который есть у фамильяров, связанных с людьми. Какое при таких обстоятельствах должно быть отношение к семье и детям? У меня фантазия на этот счет отказывает. При этом проскальзывает исключительно практический интерес, а вдруг случится такое (представить трудно, но все же), и я тоже решу того… яйцо отложить? И что потом делать с тем, что из него вылупится?

Вот и еще один пунктик добавился к моему списку целей. Только прямо завтра Ингельд меня не отпустил. После часа споров удалось договориться, что через три дня он поедет с инспекцией к егерям, базирующимся непосредственно на территории Заповедника, у самого подножия гор, и там пробудет пару дней. За это время я должна буду управиться со своими делами и вернуться. Ну что ж, вполне приемлемо, и проводник, наверное, не понадобится. Впрочем, Артем, если захочет, вполне сможет к нам присоединиться, он тут, оказывается, живет в качестве гостя, старательно избегая попыток окружающих сделать его фамильяром.


Ингельд читал документы, с легким шелестом переворачивая чуть желтоватые листы, местные чиновники предпочитали отчего-то использовать дешевую, не лучшего качества, бумагу, вероятно, предпочитая складывать разницу от выделенного королевской казной обеспечения себе в карман. Регди задумался об этом лишь мельком, пытаясь понять, входят ли подобные мелкие недоразумения в сферу его обязанностей или не стоит даже внимания обращать? Инспекция инспекцией, но не значит же это, что он теперь должен озабочиваться каждым мелким нарушением! Очень неудобно, когда тебе выдают большие полномочия, "забыв" указать конкретную цель их применения. Он бы предпочел просто выполнить приказ "от" и "до" в максимально короткие сроки и сразу же вернуться в столицу.

Советник перевернул очередной исписанный лист, мимолетно возвращаясь к прежним размышлениям. Решил: будет достаточно лишь выразить свое недовольство, не потому, что его волновала мелочь, что складывает в свой карман какой-то мелкий чиновник, а из-за банального раздражения. Листы неприятно шелестели, к тому же имели изрядную ворсистость, отчего писцы наставили множество клякс, порой приходилось не столько читать, сколько догадываться, что там написано. Хорошего настроения это не прибавляло, как и редкостное косноязычие, с которым были написаны эти отчеты.

У Ингельда даже возникли подозрения, что все это было сделано специально, чтобы отбить у него всякое желание читать эти отчеты. Читать он, разумеется, не бросил, но раздражение накапливалось.

В бумагах содержались отчеты за последние полгода, и ничего сверх ожидаемого советник в них не обнаружил. Посему у советника кроме раздражения появилось и некоторое недоумение: что же от него пытаются спрятать? Или же он уже просто привык искать везде подвох, а это лишь небрежность далеких от столицы чиновников?

В отчетах не содержалось ничего, что выглядело бы необычным или неожиданным. Аронтцы устроили военные учения на границе, но очень аккуратно, в сторону соседей ни одна стрела не полетела. Несколько раз были пойманы нарушители границ, якобы охотники, преследующие подраненную добычу, или же пастухи, потерявшие отбившуюся от стада корову. Сейчас, с наступлением зимы, дорогие соседи несколько поутихли. Да и ловить нарушителей хорошо заметных на белом снегу стало значительно легче. Если они не используют маскирующие амулеты. Ну, так и пограничники оснащены распознающими, и тут уж в борьбу вступают мастерство и изобретательность магов, создавших те и другие. Сила в подобных тонких вопросах играет далеко не главную роль.

Еще в отчете имелась запись о подкупе мелкого чиновника аронтской разведкой, воспользоваться полученной взяткой бедолага даже не успел, был пойман, экстренно осужден и повешен. Теперь уже и не ясно, был ли этот недотепа и впрямь шпионом, или же его изящно устранили более ловкие конкуренты. Судя по бестолковым действиям "шпиона", второе.

Были пойманы два браконьера, один пытался вынести из Заповедника два драконьих яйца, второй и вовсе ухитрился поймать взрослого уже дракона. То и другое было конфисковано, яйца, защищенные магом от перепадов температуры, отправлены в питомник, а вот дракон остался жить в доме графа, не проявляя желания вернуться обратно в горы, но и ловко уклоняясь от любых попыток сделать его чьим-либо фамильяром.

Граф, впрочем, как догадался советник, не особенно и возражал. Два дракона изрядно увеличивали его престиж, невзирая на то, что один из них не являлся фамильяром. Самого Ингельда дракон тоже заинтересовал, любопытно было узнать, так же он разумен, как Кэт, или она в своем роде уникальна?

Советник отложил отчеты, сдерживая разочарованный вздох. Беглое прочтение ничего не дало, а вникать в это безобразие прямо сейчас не было никакого желания. Нужно будет перечитать позже, еще раз, спокойно и вдумчиво.

А сейчас… Ингельд потребовал немедленно устроить ему экскурсию к месту силы. Граф, кажется, слегка обиделся на то, что дорогой гость, отказавшись от предложенной программы отдыха, тут же, буквально не выходя из-за обеденного стола, принялся за работу. Это и впрямь было крайне невежливо, однако советник прекрасно знал, стоит ему только согласиться, и его будут неделю старательно развлекать, не давая ни одной свободной минуты, какая уж тут инспекция, себя бы помнить. Народная же любовь ему сейчас вовсе ни к чему, брать взятки советник не собирался. Ибо репутация.

Посещение места силы не несло в себе никого практического смысла. Как человек, почти полностью лишенный магических способностей (те крохи, что в нем нашли еще в раннем детстве и на темную магию не сгодились бы), советник не смог бы определить даже точное местонахождение этого стратегически важного объекта. Если бы не данный в сопровождение графом местный ученик мага или Инга, которая такие места тоже вполне успешно определяла. Впрочем, человек, достаточно наблюдательный, и без магических способностей вполне догадался бы, что где-то рядом находится магический источник. Место силы располагалось в центре огромного парка. И сейчас, зимой, парк этот поражал воображение своей красотой и величественностью. Даже не склонного к любованию природой советника впечатлили огромные величественные сосны, укутанные в снежные шубы и неохватные стволы платанов, раскинувших свои широкие ветви в разные стороны. Такие огромные деревья не в каждом лесу встретишь.

Инга и молодой ученик мага дружно сообщили, что место силы стабильно, никаких перепадов энергии или ее постепенной откачки не наблюдается, что являлось, несомненно, признаком отсутствия мага, к нему подключенного. Девушка к тому же еще и успела слегка пополнить свой резерв за счет бесхозной энергии. В отличие от классических магов, ей не было необходимости подключаться к месту силы, чтобы впитать рассеянную в воздухе энергию.

Что ж, теперь можно и город посмотреть, заодно приняв приглашение на ужин одного из помощников графа-губернатора. Послушать, что интересного там ему поведают.

Рассеяно обозревая городские зимние пейзажи из окна кареты и слушая все того же ученика мага, которого заодно назначили еще и в экскурсоводы, Ингельд размышлял над своими проблемами. Например, над посланием Старого, принесенным Кэт. Эта информация, уже не раз уточненная посредством пантомим и игры в вопросы и ответы, уже не один день занимала ум советника. Кто же его так хочет устранить, да причем не банально убить, а дискредитировать перед королем? Была даже мысль, что это действуют две разные группы, он и сейчас ее не отбросил, но после долгих размышлений советник пришел к несколько иным выводам.

Это лишь догадка, но на данный момент она казалась ему вполне правдоподобной. Советник предположил, что имеет доступ к неким весьма важным сведениям, которые ни в коем случае не должны попасть к Его Величеству. Отсюда не только покушения, но и попытки подорвать доверие короля к своему советнику. Осталось понять сущую мелочь, что же он такое знает или в силах узнать, что так мешает неведомым убийцам? Кому? Аронтцам?

При всем старании этого определить ему так и не удалось. При этом он вовсе не считал собственное предположение бессмысленной разминкой для ума. Как ни странно, у него действительно могли оказаться некие сведения, об истинной ценности которых Ингельд пока даже не подозревал. У него скапливалось множество разнообразной информации, составляющей своеобразный банк данных, некоторые сведения, подвергшись лишь поверхностному изучению, и, на первый взгляд, на данный момент совершенно бесполезные, откладывались на потом в некий архив для последующего тщательного анализа и попыток придумать, куда их следует применить. Возможно, показавшееся в тот момент ерундой теперь для кого-то имеет ценность. К сожалению, большая часть имеющегося архива осталась в столице.

В дом губернатора советник вернулся лишь поздно вечером, решив перед сном еще раз перечитать ненавистные отчеты. Пока в тщетной попытке найти что-то стоящее в этих бездарных каракулях он перебирал желтоватые листы, появилась Кэт, где-то пропадавшая с фамильяром графа. И тут Ингельда ждал почти шокирующий сюрприз. Он довольно много читал о драконах. Когда твой непосредственный начальник и король, увлекается этими существами, приходится хотя бы для общего образования кое-что изучить. Это к тому же позволяет неплохо поддерживать разговор. Так вот, советник многое читал о драконах, даже некоторые научные труды известных магов и ученых, но нигде, ни в одной книге не было написано, что фамильяры способны говорить!

В какой-то момент Ингельд даже подумал, а не чудится ли ему это? Или на прошедшем ужине ему подсыпали наркотик, вызывающий слуховые галлюцинации? Тем более, оправившись от первоначального удивления, он обнаружил, что "слышит" своего фамильяра вовсе даже не ушами, а словно бы мысленно. Впору усомниться в здравости собственного рассудка, однако слегка испуганное замечание Кэт: "Ты, главное, не волнуйся. Это тебе все только кажется", — изрядно его насмешило и, как ни странно, полностью убедило в обратном.

— Вот как, слуховые галлюцинации? — ему было смешно оттого, что сам еще минуту назад был в этом уверен. — Слабо верится. Значит, ты еще и разговариваешь?

— Ну вот, "оно разговаривает"! — проворчала драконочка недовольно. Ее мысленный "голос" был глубоким и очень женственным, совершенно не подходящим такому маленькому и юному созданию. Это несоответствие, как и вполне взрослая манера разговора, удивительно не подходящая существу, которому вряд ли больше полугода от роду, сбивали с толку и несколько настораживали. Во время этой короткой беседы Ингельд пришел к выводу, что от него пытаются что-то скрыть. Подумав, не стал настаивать, пытаясь добиться правдивых ответов. Надавишь чуть сильней — и вовсе останешься без фамильяра. Он и раньше подозревал, что Кэт существо достаточно независимое, что бы там не писалось в умных книжках про ритуал, привязывающий драконов к хозяевам, теперь в этом убедился окончательно.

Следовало бы, наверное, задуматься, стоит ли доверять столь независимому существу тайны, которые могут стоить ему головы. Советник, пожалуй, и задумался об этом всего-то на несколько секунд. И почти сразу отбросил эту мысль. Поздно беспокоиться, знает Кэт уже достаточно много и, научившись писать, имеет возможность поделиться своими знаниями с кем угодно, пока что однако не изъявила желания этого делать. Даже закадычный приятель Бьёрн, судя по всему, еще не знал ничего лишнего. Так что самым разумным было бы аккуратно приглядывать за самостоятельной драконочкой и не давать ей повода для обид, не ограничивая ее свободу сверх необходимого. Но приглядывать достаточно пристально.

Уже засыпая после столь занимательного разговора, советник решал, кому поручить присмотр за Кэт в нынешних условиях. Здесь людей, которым он безоговорочно доверял, у него не было. Бьёрн? Парень надежный и не болтливый. Нет, они слишком сдружились, как бы не договорились за его спиной. В том, что Кэт вполне сможет договориться с рыжим телохранителем не распространяться о некоторых ее маленьких секретах, Ингельд не сомневался. А если Инга? Обе друг друга слегка недолюбливают, к тому же Инге вряд ли придет в голову, что с Кэт вообще можно о чем-то договориться. Несмотря на то, что магичка самолично учила дракону читать и писать, она почему-то до сих пор была уверена, что та ненамного умней других фамильяров. Значит, решено — Инга. С этим советник и уснул.

Следующие два дня у него был весьма плотный график. Ингельд, как и собирался, добросовестно выполнял данное королем задание, действуя на нервы своими полномочиями всем заинтересованным лицам. В частности, начальнику стражи, у которого затребовал отчет. Требуемое ему выдали в рекордные сроки, и выглядел он несравненно лучше тех каракулей, которые он получил от графа. Впрочем, как позже случайно выяснилось, губернатор, обиженный пренебрежением столичного гостя его гостеприимством, а граф заранее приготовил обширную развлекательную программу, осуществил мелкую месть, подсунув советнику черновик отчета, написанный то ли учеником писаря, то ли каким-то мелким клерком.

После прочтения отчета устроил смотр городской страже. Попенял за недостаточное рвение в поимке контрабандистов, но в целом похвалил за хорошую работу. А потом неожиданно нагрянул к пограничникам, вызвав у армейцев паническую суету. Они, разумеется, знали о предстоящей инспекции, но никто не ожидал, что столичное начальство заявится так рано. В результате советник имел удовольствие наблюдать несколько суетливые попытки не пустить его туда, куда, по мнению армейского начальства, инспектору заглядывать не следовало. Но в целом пограничники справились с проверкой вполне пристойно, все же не столичный гарнизон какой-нибудь. Здесь на границе с не самым дружелюбным соседом дисциплина и боеспособность личного состава поддерживалась на должном уровне. А то, что у простого полковника вдруг оказался совсем юный фамильяр, едва ли старше Кэт, которого по закону тот вообще-то обязан был сдать в питомник…

— Так он, почитай, у меня в руках вылупился, господин советник, — разводит руками полковник. — Я его самолично выходил-выкормил, привязался, как к родному.

Сделаем вид, что не заметили. В конце концов, у самого такая же, вот уже и общается с сородичем. И жаль, что нельзя принять в подарок бутылку дорого аронского вина из редкой голубой лозы. Зато ее вполне уместно распить прямо здесь, в хорошей компании.

— Вам следует своевременно сдавать конфискованную контрабанду, в следующий раз подобная оплошность будет стоить вам карьеры. Драконьи же яйца — сдавать в питомник, дабы не нарушить температурный режим, иначе будущий фамильяр погибнет. Те, кто стоит в очереди годам, вам этого не простят, — последние слова сопровождались улыбкой, показывая, что собеседник слегка шутит.

Полковник оказался человеком умным, намек уловил сразу. Ингельд был уверен, что тот теперь не рискнет утаивать конфискат, а по мелочи… мало найдется тех, кто на такой должности не захочет рано или поздно придержать для себя бутылку редкого вина или пару незарегистрированных амулетов-личин. Главное, что работу свою полковник делал хорошо и на совесть.

Вечером третьего дня произошли два весьма интересных события, заставившие советника всерьез задуматься о своих дальнейших действиях. На амулет связи пришло сообщение от Асмунда: "Библиотекарь нашел считыватель. Просматриваю содержимое накопителей, за треть того, что тут собрано, нас прикончат особо жестоким способом. Старик время зря не терял. Не помнишь, за что мы чуть не влетели в шпионаж?"

Ингельд помнил. Разработка одного малоизвестного мага, что-то касающееся мест силы. Подробностей самой разработки на данный момент уже не осталось, там было множество специфических терминов, понятных только для магов. Но уже тогда ему показалось несколько странным, что кому-то, а уж тем более иностранной разведке, могло понадобиться это сомнительное изобретение. Как показала практика, его дилетантские представления были ошибочными. Но если эта разработка настолько перспективная (он все же попытался припомнить подробности, но не смог, в те времена магией будущий советник интересовался исключительно в рамках классического образования любого наследника богатого рода), так вот, почему за столько лет кроме аронтцев этой разработкой больше никто не заинтересовался?

Отметил себе поинтересоваться этим подробней. Он что-то пропустил из появившихся в магическом сообществе новинок? Что-то такое, специфическое, интересное исключительно самим магам. И узнать о судьбе изобретателя. Вероятно, тот по какой-то причине не обнародовал свое детище?

Вторым интересным событием стало обнаружение на собственной постели, в выделенных ему графом покоях, записки. На ней аккуратным, но незнакомым подчерком было написано: "Ваша светлость, возможно, Вас заинтересует информация по поводу совершаемых на Вашу персону покушений. Если это так, предлагаю встретиться на границе территории Заповедника в любое удобное для Вас время. Дабы сообщить о своем согласии, за день до встречи поставьте на подоконник в Ваших покоях бронзовый подсвечник и зажгите среднюю свечу".

Кэт сунула в записку любопытный нос:

— Что там?

Ингельд прочитал вслух.

— А вдруг это ловушка? — заволновалась драконочка.

— Весьма вероятно.

— Так, может, не пойдешь?

Советник неопределенно качнул головой.

— Тогда не ходи, пока я не вернусь.

— Полагаешь, сможешь мне чем-то помочь? — с сомнением спросил Ингельд.

— Я могу попросить нескольких драконов полетать вокруг места встречи и посмотреть, не прячется ли по кустам толпа вооруженных людей.

— Разумно. Хорошо, я подожду.

На завтра у них был запланирован визит к егерям и отбытие Кэт в Заповедник.


Содержание:
 0  Заповедник снов : Елена Картур  1  Глава 1. : Елена Картур
 2  Глава 2. : Елена Картур  3  Завтра, все завтра. : Елена Картур
 4  Глава 3. : Елена Картур  5  Глава 4 : Елена Картур
 6  Глава 5. : Елена Картур  7  Глава 6. : Елена Картур
 8  Глава 7 : Елена Картур  9  Глава 8 : Елена Картур
 10  Глава 9 : Елена Картур  11  Глава 10. : Елена Картур
 12  Глава 11. : Елена Картур  13  Глава 12. : Елена Картур
 14  Глава 13 : Елена Картур  15  Глава 14 : Елена Картур
 16  Глава 15 : Елена Картур  17  Глава 16 : Елена Картур
 18  Глава 17 : Елена Картур  19  Глава 18 : Елена Картур
 20  Глава 19 : Елена Картур  21  Глава 20 : Елена Картур
 22  Глава 21 : Елена Картур  23  вы читаете: Глава 22 : Елена Картур
 24  Глава 23 : Елена Картур  25  Глава 24 : Елена Картур
 26  Глава 25 : Елена Картур  27  Глава 26 : Елена Картур
 28  Глава 27. : Елена Картур  29  Глава 28 : Елена Картур
 30  Глава 29 : Елена Картур  31  Эпилог. : Елена Картур
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap