Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 23 : Елена Картур

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу




Глава 23

Я здорово нервничала. Вроде бы, и повода особого нет, и все-таки мандраж был такой, что казалось, сейчас зубами стучать начну. Заповедник приближался, я постоянно смотрела на высокие пики гор в окно кареты. Артем, который все-таки пожелал присоединиться к нам, в окно смотреть не стал, нацепил свои смешные очки и вновь уткнулся носом в очередную книгу, типичный ботаник. На него я старалась оборачиваться поменьше, потому в этих круглых очках он напоминал мне черепаху Тортилу, и трудно было удержать глупое хихиканье.

Вчера у меня состоялся очередной разговор с Гестом, действующий на мои неокрепшие мозги покруче, чем новогодняя попойка. С этим драконом невозможно общаться долго и при этом не почувствовать, что мир вокруг напрочь лишен логики и иллюзорен, как видения шизофреника. Я начинаю бояться этого дракона.

— Тебе нужно больше внимания уделять своей драконьей жизни, — сообщает со своей лукавой улыбкой.

И я озадаченно задумываюсь, что же он имел в виду? Как я могу недостаточно уделять внимание своей драконьей жизни, если я ею живу?

— Мы не так уж сильно нужны людям, гораздо больше люди нужны нам, — этакое философское замечание между делом. И самое интересное, я до сих пор искренне считала, что дело обстоит с точностью до наоборот. Но Гест, он старый и мудрый (если не сумасшедший, конечно), ему видней.

И опять, казалось бы, совершенно не имеющая отношения к нашему разговору и даже странная фраза заставила меня всерьез задуматься о многом. Например, о том, что о взаимоотношениях драконов и людей я знаю лишь с одной точки зрения, как фамильяр. А как оно выглядит с другой стороны, с точки зрения вполне разумного вида, вынужденного, тем не менее, притворяться не просто дикарями, а дикими животными, жить в резервации и терпеть людей, которые регулярно похищают их новорожденных детей. В таком ракурсе и вовсе непонятно, кто же кому на самом деле нужен — люди драконам или драконы людям.

В общем, разговор с Гестом весь прошел в таком же ключе. Он говорил что-то на первый взгляд совершенно нелогичное и к разговору не относящееся, а я вдруг задумывалась над этим, как над настоящим откровением. В результате, о чем говорили, толком не помню, но осталось стойкое ощущение, что в отношениях людей и драконов все очень не просто и точно не так, как выглядит на первый взгляд.

И вот, наконец, Заповедник, уже практически приехали. Уже видно большое деревянное строение, похожее на русский терем, местообитание егерей, дальше никому, кроме них, хода нет. Сейчас Ингельд отправится их страшить своей инспекцией, а мы с Артемом полетим дальше.

Карета остановилась перед высоким деревянным частоколом.

— Ну… мы полетели, да?

А сама только нос из кареты высунула, трусиха. И чего бояться-то, спрашивается? Ингельд молча вынул меня из кареты и отошел в сторону. Понятно, поговорить хочет без свидетелей. Ну, захотелось человеку со своим фамильяром поговорить, никто бы не удивился. Но Ингельд, он иногда настоящий параноик. Правда, с нами пошел Бьёрн, который вежливо держался на расстоянии, но из поля зрения не выпускал. Безопасность превыше всего.

— Ты тут осторожней, — говорю немного нервно, — хорошо?

— Разумеется, — соглашается Ингельд. — Постарайся управиться со своими делами за два-три дня, больше у меня не будет повода здесь задерживаться.

— Да я и самостоятельно до города доберусь, думаю, меня и проводят, если что.

— Если что… драконы против браконьеров могут не многое, — недовольно заметил Ингельд. — Так что давай ты не будешь рисковать понапрасну.

— Ладно, но ты тоже не рискуй. Не ходи на ту встречу без меня. И вообще, чего мы прощаемся, будто я не на пару дней улетаю?

— Потому что ты впервые улетаешь одна и нервничаешь, — замечает Ингельд.

Ну, раз уж и он это заметил… пора брать себя в руки и перестать трястись, как заячий хвост. Приподнимаюсь, быстро обнимаю его за шею и, спрыгнув с рук, лечу к Бьёрну, его тоже обнимаю, мимолетно ткнувшись носом в щеку. И Бьёрну хочется сказать, чтобы был осторожен, но это глупо при его-то работе. Да и вообще, хватит уже этих глупых сантиментов!

Машу Артему, чтобы догонял, и срываюсь в сторону гор. Бедолага, придерживая одной лапой очки, а второй книгу, помчался за мной, петляя и кренясь на одну сторону. Вот ведь, книжка ему лететь мешает, но этот чудик и не додумался даже, что ее можно оставить в карете.

Мы летели, и по пути я пыталась что-нибудь вспомнить о Заповеднике. Это оказалось довольно сложно. В памяти сохранилось немногое: в то время, когда мне снились чудесные сны о полетах, я мало смотрела вокруг, наслаждаясь самим ощущением свободы. Куда уж там по сторонам смотреть, а тем более что-то запоминать. Теперь жалею, ведь могла бы иметь хоть какое-то представление о том, куда лечу.

Драконы живут в гнездах и выводят в них маленьких драконят? И зимой тоже?

Но горы были тихи и безлюдны, точнее, бездраконны. Есть такое слово? Ну, будем считать, что теперь есть. А если серьезно, в Заповеднике действительно было на удивление тихо, никого мы не встретили. И на обледенелых скалах имелось несколько заброшенных гнезд, но неизвестно, принадлежат ли они драконам или, может, и вовсе местным гигантским орлам. Должны же тут какие-то птички водиться, или нет?

Лететь было холодно, но движение немного помогало согреться. Однако если мы будем лететь так еще долго, то точно замерзнем. В который раз убеждаюсь, что драконы приспособлены для более теплого климата, а совсем как люди, живут вовсе не там, где им комфортно.

Замедляю полет, поджидая Артема.

— Ну, что, куда дальше? Пустовато тут, куда все делись? — в самом деле, прекрасно помню, что раньше все небо было заполнено драконами. Они парили в высоте или стремительно пикировали вниз, в лес. А сейчас пусто и безжизненно, словно и не живет тут никто. Попрятались от холода? Но куда?

Артем хитро усмехнулся и полетел вперед, показывая дорогу. Мы летели еще несколько минут, и я уже начала чувствовать, как мерзнут кончики крыльев, когда Артем неловко нырнул под опасно нависающий каменный карниз, чуть не зацепив крыльями нависшую на нем шапку снега. Я, примерившись, последовала за ним, тут же влетев в широкий, (впритык развернуть крылья взрослому дракону), но низкий лаз. Лететь там было очень неудобно, пришлось почти сразу приземляться и пешком догонять ковыляющего на трех лапах Артема. Четвертой он старательно прижимал к боку свою неразлучную книгу.

Лаз был не очень длинным, но в одном месте довольно узким. Мне-то нормально, но взрослому дракону едва протиснуться, если прижать крылья плотно к телу. А вот человеку, пожалуй, только на четвереньках. Лаз ожидаемо закончился пещерой, просторной, с высоким потолком. Пещера ярко освещена пылающим в большом очаге огнем. Очаг был аккуратно сложен из крупных камней и даже скреплен каким-то раствором. Я почему обратила внимание на эти мелочи? Такое монументальное сооружение, видно, что свои функции оно выполняет уже не первый год. Дым от очага уходит куда-то в потолок пещеры. А вокруг огня, на удобных деревянных топчанах расположились несколько драконов, они пьют что-то исходящее паром из простых, даже немного корявых глиняных чашек и негромко переговариваются.

Потрясающая картина, для моего воображения она была просто запредельна. Казалось бы, что такого, ну, отдыхают драконы, чай пьют? Пограничники на службе, отдыхают в своей сторожке. Ну когда, когда я уже привыкну к мысли, что драконы Заповедника разумны?! Дурацкая инерция мышления! Я ведь прекрасно это знаю, но вот клыки, лапы, крылья, и я уверена, что они живут, как звери, словно глупые птицы, сидят в гнездах на голых скалах. Хотя даже птицы не будут этого делать,

Главный среди этой отдыхающей компании (я его сразу определила) крупный пепельно-черный дракон неторопливо повернул к нам голову. Движения у него были, как у Тора или Геста, плавные, обманчиво неторопливые. Только казались особенно хищными, наверное, из-за глубокого черного цвета шкуры и глаз, не лиловых, как у большинства драконов, а почти алых.

— Привет, Ворон, — весело поздоровался Артем.

Я не сдержавшись, хихикнула. Брутальный дракон. Повезло ему с расцветкой и именем. И со слухом, тихий смешок был услышан, и я очень порадовалась, что не могу покраснеть больше, чем уже есть. Очень неловко вышло, когда на меня обратился вопросительный взгляд алых глаз.

— Классная масть, — говорю, — очень внушительно.

Дракон обозрел меня этак скептически, но комментировать не стал. Оно и к лучшему, а то ведь еще какую глупость выдам, совсем стыдно будет.

Нас пригласили к огню, налили чая, который оказался обычным травяным сбором с медом и ягодами. Я опознала малиновые веточки, мяту и ежевику. Было, впрочем, очень вкусно. Пока мы с Артемом с удовольствием грелись и пили чай, один из драконов куда-то убежал. Наверное, докладывать о нашем прибытии. Строго у них тут, таможня. Хорошо хоть документы спрашивать не стали.

Я поспешно уткнулась носом в чашку, широкую пиалу, как раз для драконьей морды, чтобы скрыть очередное неуместное хихиканье. Глупый смех, еще за дурочку примут и не сильно ошибутся, если честно. Потому что именно дурочкой я себя сейчас и чувствую, или ребенком, попавшим в странную сказку. Словно все вокруг не такое, каким, кажется, а каким оно должно быть, еще непонятно.

Отогревшись и выпив две чашки вкусного отвара, я начала приглядываться ко всему окружающему повнимательней. Пещера явно была природной, если ее и обрабатывали когда, то невооруженным взглядом не видно. Зато очаг сложен аккуратно и явно со знанием дела. А вот топчаны, застеленные, кстати, обычной сухой травой, выглядели коряво и очень неаккуратно сделанными. Как и глиняные пиалы, они были грубыми, из толстых кусков глины, некоторые слегка не симметричными. Приглядевшись, я уже без удивления обнаружила, вмятины от когтей, которые появились на глине явно еще тогда, когда она была мягкой.

Ну ничего себе! И что они тут еще делают своими руками, точнее, лапами?

Скоро нас с Артемом повели дальше. Ворон лично решил нас проводить, в компании с еще одним драконом. Как он серьезно относится к своей работе.

Я знала, что еще не раз удивлюсь, слишком все не соответствует моему наивному представлению о драконьей жизни. Знала, морально готовилась не открывать рот при виде очередной неожиданности, но все равно не могла удержать удивления. Огромная анфилада пещер, эти горы, похоже, изрыты ходами вдоль и поперек, большие и маленькие и даже не все обитаемые. Были и совсем нетронутые, заросшие причудливым лесом сталактитов и сталагмитов. Настолько причудливым, что где-нибудь на Земле такое вряд ли увидишь. Вероятно, подобные прозрачные (там, где они не закрыты неизвестными мне потеками) голубоватые кристаллы и можно где-то увидеть, но вряд ли они так же светятся в темноте. Не отражают свет, а именно светятся, не ярким, но ровным голубоватым светом. Нереально выглядит в темноте, я даже притормозила немного, полюбоваться.

Но вся эта красота впечатляла меня лишь до тех пор, пока я не увидела жилые пещеры. Вот это и в самом деле потрясающее зрелище! Высоченные колоны из того же светящегося камня, сталагнаты, так это кажется, называется. А от них во все стороны тянутся, сплетаясь, толстые светящиеся полупрозрачные канаты, и все это образует множество ячеек, в которых, как в гнездах или пчелиных сотах, обитали драконы. Света в обитаемых пещерах было гораздо больше, за счет очага, расположенного в середине, и множества бликов от пламени. Освещение почти как днем, если не считать необычного голубоватого оттенка. Можно долго разглядывать то буйство красок, которое представляет собой сборище такого количества драконов. У каждого индивидуальная раскраска всех цветов радуги, плюс еще немного.

В этих оригинальных светящихся жилищах имелось еще и множество усовершенствований, сделанных согласно вкусам жильцов. У кого — самое настоящее гнездо из веток и соломы, у кого — просто соломенная подстилка и закрывающая вход грубо плетенная травяная занавеска, у некоторых свисала длинная веревочная лестница, а внизу имелись деревянные стеллажи, служащие не жилищем, а складом разнообразных предметов. Там можно было разглядеть что угодно, от ножей, кривоватых глиняных поделок (горшков, мисок, пиал), до блестящего начищенным боком большого медного чайника. Еще какая-то мелочевка, я не стала вникать. Что-то, скорее всего, сами делают, что-то у людей берут. Могу поверить, что драконы, если очень постараются, способны и кузнечное дело освоить, но в том, что они могут делать достаточно крупные и сложные предметы, очень сильно сомневаюсь.

Да, ничего более странного и необычного, чем этот подземный драконий город (а жилых пещер тут несколько), я еще в жизни не видела.

— А это удобно? — спрашиваю в пространство. — Жить вот так?

— А что не так? — удивился Артем.

— Даже не знаю, все это выглядит очень странно. И… тесно, — в один домик-ячейку свободно помещались два взрослых дракона. Ну, то есть как, свободно? Они могли там развернуться, не цепляясь хвостами и крыльями. Много это или мало? Мне до сих пор одного кресла хватало.

— Это удобно.

— А? — я оторвалась от собственных размышлений и завороженного созерцания световых бликов цветового разнообразия активно летающих круг к другу в гости драконов.

— Это удобно, — повторил Ворон с терпеливой снисходительностью, мол, что с несмышленого ребенка возьмешь.

Я лишь беззвучно хмыкнула. Тоже мне, вояка. И чего это он лично пошел нас провожать?

Мы пошли дальше. Остановились только у третьей жилой пещеры, самой большой из увиденных мной здесь.

— А почему тут очага нет? — интересуюсь тут же.

— Вентиляция плохая, — коротко объяснил Ворон.

Я с любопытством вертела головой, идя за провожатыми по узкому светящемуся пандусу. Наблюдать повседневную драконью жизнь было ужасно интересно, несмотря на то, что ничего особенного не происходило. Все как у людей. Два дракона, алый и сине-зеленый увлеченно болтают. Несколько малышей гоняют кожаный мячик, подныривают под пандусы, складывая крылья, ловят мячик и вновь взлетают вверх, весело попискивая и чирикая. А вот перламутрово-серебристая дракона вяжет толстыми деревянными спицами, отодвинув в сторону ажурную вязаную занавеску на своем жилище. Аж засмотрелась, проходя мимо, а она весело мне подмигнула. Я, смутившись, поспешно отвернулась, таращусь тут, как в зоопарке.

У меня медленно копилась большая куча исключительно практических вопросов. Просто было любопытно, как они решают те или иные бытовые проблемы. Чем питаются зимой, например, где хранят запасы продуктов? Ведь не охотятся же сейчас каждый день? Охотно верю, что даже зимой можно что-то поймать, а драконы не такие уж маленькие существа, как может показаться на первый взгляд, некоторые крупнее волка вырастают. Но таким способом подобную толпу не прокормишь. И что это за минерал такой, из которого растут светящиеся сталактиты и подобные нити, как лианы в лесу или паутина. И, похоже, прочные как стальные канаты, а я всегда думала, что сталактиты штука довольно хрупкая. Хвост готова позакладывать, что без магии не обошлось. Все, что в этом мире странного, не обходится без магии.

И ведь, что примечательно, хвост остался при мне! Вот эти светящиеся штуки и впрямь результат природной магии самого Заповедника. Магии древней и очень мощной, затаившейся где-то глубоко под горами и влияющей на все, что оказывается в пределах ее досягаемости. Нетрудно догадаться, что она же и причина разумности драконов и их полезных свойств.

Про пещеры же мне рассказали подробней, это местный природно-магический феномен. Не такой уж редкий при совпадении некоторых условий, место силы рядом с достаточно старыми горами, где много пещер, например. Когда сталактиты и сталагмиты срастаются в колонны, из них начинают расти множество тонких и очень прочных нитей, по которым, словно по электрическим проводам, циркулирует энергия. Впрочем, это никого не волнует. Драконы обламывают ненужные нити, пока они еще тонкие и относительно хрупкие, позволяя расти нужным. Это иногда занимает годы, но тут очевидно никто не спешит. В результате получаются своеобразные ячейки-дома и пандусы, которые драконы уже обустраиваются на свой вкус. А если такую пещеру совсем не трогать, спустя какое-то время она зарастает так, что и мышь не пролезет.

— Ну и чудеса, — удивляюсь. — А если такую штуку отломить и улицу вынести — что будет?

— Ничего не будет, — Ворон сделал многозначительную паузу. — Светиться прекратит почти сразу, потом превратится в обычный невзрачный кристалл. Маги такие любят использовать для создания светильников.

— Понятно. Но жить внутри гигантской лампочки — это оригинально.

— Магия — это не электричество, — Ворон лишь крыльями повел, словно на этом все объяснения и исчерпываются. Хотя я действительно подумала, что эти светящиеся канаты напоминают электрические провода. Эх, тяжело быть магически необразованной, всем все понятно, одна я глазами хлопаю.

Но на другие вопросы мне никто не ответил, о чем я занудно напомнила. Ворон сделал вид, что не расслышал, второй провожатый и вовсе молчал всю дорогу, как немой, очень неразговорчивый парень. Пришлось Артему брать на себя обязанности гида, хотя мы уже, кажется, приближались к цели этого длинного похода, и рассказывал он коротко. А коротко все очень просто: летом охота, рыбалка и собирательство. Зимой продукты хранят в холодных пещерах. А еще тут имеются подземные озера и грибные плантации. Забегая вперед, мне потом показали эту рыбу и эти грибы, я тут же вспомнила парк вокруг места силы в Страйнборе. Там тоже все было просто огромное, даже голуби не намного меньше меня. Начинаю подозревать, что и драконы мутировали из каких-нибудь мелких ящерок, исконно обитающих в этих горах.

Наконец эта длинная экскурсия завершилась, меня провели насквозь через самую большую пещеру, подвели к небольшому проходу под самым потолком, закрытому плетеной занавеской и деликатно подтолкнули.

— Иди.

Нерешительно останавливаюсь.

— Иди, там ничего страшного, просто поговоришь со старичками, — подбодрил Артем.

Это он считает, что подбодрил, а меня это только еще больше нервировало. Знаю я этих старичков, с ними без подготовки и наедине разговаривать вредно для рассудка. Но пошла, куда же деваться?

Впрочем, все оказалось не так уж страшно. Короткий ход вел в маленькую пещеру, размером буквально с небольшую комнату. А в ней три дракона, Артем опрометчиво назвал их старичками, да, все трое явно демонстрировали признаки немалого возраста, пожалуй, самые старые драконы, каких я видела в этом мире, но вот эпитет "старички" к ним не подходил совершенно. К тому же одна из трех явно и, несомненно, дама, и выражение морды у нее стервозное до безобразия. Характер, должно быть, еще тот.

— Входи, — это не дама сказала, а самый старший из драконов. Седой или это у него масть такая, перец с солью? Необычная. — Не бойся.

Ага, они что, ожидают, я скажу "не боюсь!" и храбро шагну навстречу приключениям? Шагну, конечно, молча.

— Здрасте…

— Здравствуй, здравствуй, деточка.

Нет, мне эта дракона заранее не нравится. Тоже мне, придумала деточку! Но молчу, спорить сейчас было бы глупо.

— Ну, расскажи нам, деточка, как тебе живется среди людей?

Ага, и кто бы сомневался, что меня об этом в первую очередь спросят?!


Содержание:
 0  Заповедник снов : Елена Картур  1  Глава 1. : Елена Картур
 2  Глава 2. : Елена Картур  3  Завтра, все завтра. : Елена Картур
 4  Глава 3. : Елена Картур  5  Глава 4 : Елена Картур
 6  Глава 5. : Елена Картур  7  Глава 6. : Елена Картур
 8  Глава 7 : Елена Картур  9  Глава 8 : Елена Картур
 10  Глава 9 : Елена Картур  11  Глава 10. : Елена Картур
 12  Глава 11. : Елена Картур  13  Глава 12. : Елена Картур
 14  Глава 13 : Елена Картур  15  Глава 14 : Елена Картур
 16  Глава 15 : Елена Картур  17  Глава 16 : Елена Картур
 18  Глава 17 : Елена Картур  19  Глава 18 : Елена Картур
 20  Глава 19 : Елена Картур  21  Глава 20 : Елена Картур
 22  Глава 21 : Елена Картур  23  Глава 22 : Елена Картур
 24  вы читаете: Глава 23 : Елена Картур  25  Глава 24 : Елена Картур
 26  Глава 25 : Елена Картур  27  Глава 26 : Елена Картур
 28  Глава 27. : Елена Картур  29  Глава 28 : Елена Картур
 30  Глава 29 : Елена Картур  31  Эпилог. : Елена Картур



 




sitemap