Фантастика : Юмористическая фантастика : Этот мир - мой! : Генри Каттнер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




Мало того, что к Гэллегеру в дом явились трое либлей с Марса в надежде завоевать этот мир, так еще и во дворе его стали появляться трупы. Трупы самого Гэллегера...

- Впусти меня! - пищало за окном создание, похожее на кролика. - Впусти меня! Этот мир - мой!

Гэллегер автоматически скатился с дивана, встал, пошатываясь под бременем похмелья и огляделся. Знакомая лаборатория, угрюмая в сером свете утра, обрела более-менее определенные формы. Два генератора, украшенные станиолем, словно смотрели на него, оскорбленные своим праздничным нарядом. Откуда этот станиоль? Наверняка, после вчерашней попойки. Гэллегер попыталтся собрать разбегающиеся мысли. Похоже, вчера он решил, что уже Рождество.

Пока он это обдумывал, вновь послышался тот же писклявый крик. Гэллегер осторожно, вручную повернул голову, потом повернулся весь. Сквозь плексиглас ближайшего окна на него смотрела морда: маленькая и жуткая.

С похмелья лучше не видеть таких харь. Уши были огромные, круглые, поросшие шерстью, глаза гигантские, а под ними - розовая пуговка вместо носа, она непрерывно дрожала и морщилась.

- Впусти меня! - вновь крикнуло существо. - Я должен завоевать ваш мир!

- Ну и что? - буркнул Гэллегер, но доплелся до двери и открыл ее.

Двор был пуст, если не считать трех невероятных существ. что рядком стояли перед ним. Их тела, покрытые белым мехом, были толстые, как подушки. Три розовых носика сморщились, три пары золотистых глаз внимательно разглядывали Гэллегера. Три пары толстых ног одновременно шагнули, и существа переступили через порог, едва не опрокинув при этом Гэллегера.

Это было уже слишком. Гэллегер бросился к своему алкогольному органу, быстро смешал коктейль и влил его в себя. Стало лучше, но ненамного. Трое гостей то ли сидели, то ли стояли, но по-прежнему рядком, и смотрели на него, не мигая.

Гэллегер брякнулся на диван.

- Кто вы? - потребовал он объяснений.

- Мы либли, - сказал тот, что расположился поближе.

- Ага... - Гэллегер задумался. - А кто такие либли?

- Это мы, - ответили все трое.

Возник явный порочный круг, который, впрочем, был разрушен, когда груда одеял в углу зашевелилась, явив свету божьему морщинистое лицо орехового цвета. Появился мужчина худой, старый и быстроглазый.

- Зачем ты их впустил, дурень? - спросил он.

Гэллегер попытался что-нибудь припомнить. Старик, разумеется, был его дедом, явившимся со своей фермы в Мэйне погостить на Манхеттене. Вчера вечером... Кстати, что было вчера вечером? Как в тумане вспомнились ему похвальба деда насчет того, сколько он может выпить, и неизбежный результат этого - соревнование. Дед выиграл. Но что было еще? Об этом он и спросил.

- А ты что, сам не помнишь? - спросил дед.

- Я никогда не помню, - ответил Гэллегер. - Именно так я изобретаю: надерусь и... готово. Никогда не знаю, как. По наитию.

- Ага, - кивнул дед. - Именно это ты вчера и сделал. Видишь?

Он указал в угол лаборатории, где стояла высокая машина, чье назначение Гэллегер никак не мог определить. Машина тихо шумела.

- Вижу. А что это такое?

- Это ты ее сделал. Вчера вечером.

- Я?! А зачем?

- Откуда мне знать? - Дед со злостью посмотрел на него. - Начал орудовать инструментами и в конце концов смастрячил ее. Потом сказал, что это машина времени и включил ее, направив для безопасности на двор. Мы вышли посмотреть, но тут, откуда ни возьмись, выскочили эти трое, и мы быстренько смылись. Что мы будем пить?

Либли принялись нетерпеливо ерзать.

- На дворе всю ночь было холодно, - укоризненно сказал один из них. - Ты должен был нас впустить. Этот мир принадлежит нам.

Лошадиное лицо Гэллегера вытянулось еще больше.

- Ага. Если я построил машину времени, - хотя совершенно этого не помню, - значит, вы явились сюда из какого-то другого времени. Верно?

- Конечно, - подтвердил один из либлей. - Пятьсот лет или около того.

- Но ведь вы не... люди? Я хочу сказать, мы не превратимся в вас?

- Нет, - самодовольно ответил самый толстый либль. Вам понадобилась бы не одна тысяча лет, чтобы сравняться с нами. Мы с Марса.

- Марс... будущее... Но вы же говорите по-английски!

- Почему бы и нет? В наше время на Марсе живут земляне. Мы читаем по-английски, говорим и все знаем.

- И ваша раса доминирует на Марсе?

- Ну-у, не совсем, - либль заколебался. - Не на всем Марсе.

- Даже не на половине, - угрюмо добавил другой.

- Только в Долине Курди, - сообщил третий. - Но Долина Курди - центр Вселенной. Очень высокая цивилизация. У нас есть книги о Земле и других местах. Кстати, мы хотим завоевать Землю.

- В самом деле? - машинально спросил Гэллегер.

- Да. Понимаешь, мы не могли сделать это в наше время земляне не разрешали нам, но теперь все будет просто. Вы все будете нашими рабами, - сказал либль. Роста в нем было сантиметров тридцать.

- У вас есть какое-нибудь оружие? - спросил дед.

- Нам оно ни к чему. Мы мудрые и знаем все. Наша память очень вместительна. Мы можем построить дезинтеграторы, тепловые излучатели, космические корабли...

- Нет, не можем, - перебил его второй либль. - У нас нет пальцев.

Это была правда: косматые лапки либлей ни на что путное не годились.

- Но мы заставим землян сделать нам оружие, - сказал первый.

Дед тяпнул виски и передернулся.

- У тебя что, всегда так? - спросил он. - Знал я, что ты большой ученый, но думал, что ученые делают всякие колотушки для атомов. На кой черт тебе машина времени?

- Она принесла нас, - сказал либль. - Ах, какой счастливый день для Земли!

- Это как посмотреть, - заметил Гэллегер. - Но прежде, чем вы отправите ультиматум в Вашингтон, может, я вас чем-нибудь угощу? Блюдечко молока, а?

- Мы не животные! - оскорбился толстый либль. - Мы пьем из чашек, честное слово!

Гэллегер принес три чашки, подогрел немного молока и налил. Чуть поколебавшись, он поставил чашки на пол - для этих маленьких существ столы были слишком высоки. Пропищав "спасибо", либли взяли чашки задними лапками и принялись лакать длинными розовыми язычками.

- Вкусно, - сказал один.

- Не болтай с полным ртом, - оборвал его толстый. Похоже, он был у них за шефа.

Гэллегер вытянулся на диване и взглянул на деда.

- Эта машина времени... - проговорил он. - Я ничего не помню. Нужно будет отправить либлей домой, но разработка метода займет у меня какое-то время. Иногда мне кажется, что я слишком много пью.

- Гони эти мысли прочь, - сказал дед. - Когда я был в твоем возрасте, мне не нужна была машина времени, чтобы увидеть тридцатисантиметровых зверушек. Для этого хватало пшеничной, - добавил он, облизывая сморщенные губы. - Ты слишком много работаешь, вот что.

- Ну-у... - протянул Гэллегер, - от этого никуда не деться. А зачем я вообще ее делал?

- Не знаю. Болтал что-то об убийстве собственного деда и о предсказании будущего. Я ничего не понял.

- Минуточку! Я что-то припоминаю. Это хрестоматийный парадокс путешествия во времени - убийство собственного деда...

- Как ты начал об этом болтать, я сразу за топор, сказал дед. - Мне еще рано протягивать ноги. - Он захохотал. - Я помню еще какую-то дрянь с привкусом бензина... но чувствую себя отлично.

- А что было потом?

- Из машины или откуда-то еще выскочили эти крошки. Ты сказал, что машина плохо настроена, и подправил ее.

- Интересно, что же пришло мне в голову, - задумался Гэллегер.

Либли допили молоко.

- Готово. - сказал толстый. - Теперь пора завоевывать мир. С чего нужно начинать?

Гэллегер пожал плечами.

- Боюсь, что не смогу вам ничего присоветовать. Меня никогда к этому не влекло. Не представляю, как за это берутся.

- Сначала мы разрушим большие города, - оживленно сказал самый маленький либль. - а потом захватим самых красивых девушек и потребуем выкуп. Все испугаются, и мы победим.

- Как ты до этого додумался? - спросил Гэллегер.

- Все это есть в книгах. Так всегда делают, мы точно знаем. Мы будем тиранами и будем всех мочить. Можно еще молока?

- И мне тоже. - хором произнести двое других.

Улыбаясь, Гэллегер налил им еще.

- Похоже, вы не очень-то удивились, оказавшись здесь.

- Это тоже есть в книгах. Хлюп-хлюп.

- В смысле... то, что здесь сейчас происходит?

- Нет, о путешествии во времени. В наши дни все романы пишут о науке и прочих таких вещах. Мы много читаем, а то в Долине почти нечего делать, - печально закончил либль.

- Вы читаете только об этом?

- Нет, мы читаем все: и научные книги, и романы. Как делать дезинтеграторы и тому подобное. Мы расскажем тебе. как нужно сделать оружие для нас.

- Спасибо. И такие книги у вас всем доступны?

- Конечно. А почему бы и нет?

- Мне кажется, это опасно.

- Мне тоже, - задумчиво сказал толстый либль. - Но почему-то ничего не случается.

Гэллегер noмoлчал.

- А вы можете рассказать мне, как делать тепловой излучатель?

- Да. А потом разрушим большие города и захватим...

- Знаю-знаю - захватите красивых девушек и потребуете выкуп. А зачем?

- Мы знаем, как нужно себя вести, - ответил один из либлей. - Мы книги читаем, честное слово. - Молоко пролилось из его чашки, он посмотрел на лужу, и уши у него от огорчения поникли.

Двое остальных утешающе похлопали его по спине.

- Не плачь, - велел самый большой.

- Но я должен, - сказал либль. - Так написано.

- Ты все перепутал. Над разлитым молоком не плачут.

- Нет, плачут. И я буду, - уперся первый и принялся рыдать.

Гэллегер принес ему еще молока.

- Так что с этим тепловым излучателем?

- Это просто, - сказал толстый либль и объяснил, в чем дело.

Действительно, это было просто. Дед, конечно, ни хрена не понял, но с интересом смотрел, как работает Гэллегер. Через полчаса все было готово. Это на самом деле оказался тепловой излучатель: он прожег дыру в дверце шкафа.

- Фью! - присвистнул Гэллегер, глядя на дымок от обугленного дерева. - Надо же! - Он взглянул на металлический цилиндр, который держал в руке.

- Человека этим тоже можно убить, - буркнул толстый либль. - Как того, во дворе.

- Да, мож... Что?! Где?

- Во дворе. Мы сначала сидели на нем, но потом он остыл. У него в груди дыра.

- Это ваша работа, - обвиняюще сказал Гэллегер.

- Нет. Он, наверное, тоже из другого времени. Тепловой излучатель прожег в нем дыру.

- Кто... кто он?

- Я его никогда раньше не видел, - ответил толстый либль, явно теряя интерес к этой теме. - Я хочу еще молока. - Он запрыгнул на рабочий стол Гэллегера и выглянул в окно. - Йо-хо! Этот мир - наш!

В дверь позвонили.

- Дед, посмотри, кто там, - сказал слегка побледневший Гэллегер. - Наверное, кредитор. Они привыкли уходить отсюда пустыми. О боже, я еще никого не убивал...

- А я уже... - буркнул дед перед тем, как выйти, но не объяснил, что имеет в виду.

Гэллегер в обществе маленьких либлей вышел во двор. Случилось непоправимое: посреди розовых кустов лежал труп мужчины, старого и бородатого, совершенно лысого. Труп был одет в странный наряд - что-то вроде эластичного цветного целлофана. В груди его зияла большая дыра, прожженная тепловым излучателем.

- Он мне кого-то напоминает, - заметил Гэллегер. - Не знаю только, кого. Он выпал из времени уже мертвый?

- Мертвый, но еще теплый. - ответил либль. - Это было приятно.

Гэллегер содрогнулся - отвратительные маленькие чудовища. Но, видимо, они безвредны, иначе не получили бы доступа к опасной информации. Присутствие либлей беспокоило Гэллегера куда меньше, чем присутствие трупа.

Откуда-то издалека донеслись протесты деда.

Либли вдруг попрятались под кустами, а во двор вышли дед и еще трое мужчин. При виде голубых мундиров и сверкающих пуговиц Гэллегер бросил тепловой излучатель на грядку, для верности нагреб на него ногой земли и изобразил нечто вроде приветливой улыбки.

- Привет, парни. Я как раз собирался звонить вам. Кто-то подкинул труп ко мне во двор.

Как заметил Гэллегер, двое из визитеров были полицейскими - хорошо сложенные, недоверчивые и быстроглазые. Третьим был невысокий элегантный человечек со светлыми волосами, приклеенными к узкой голове, и тонкими усиками под носом. Он немного напоминал лису.

На груди его красовался Знак Почетного Полицейского, а это могло значить и много, и мало, в зависимости от того, кто его носит.

- Я не мог их удержать, - сказал дед. - Так что тебе конец, молодой человек.

- Это он так шутит, - объяснил Гэллегер полицейским.

- Честное слово, я уже собирался...

- Довольно. Как вас зовут?

Гэллегер представился.

- Угу. - Полицейский присел, чтобы осмотреть тело.

- Ого! Что вы с ним сделали?

- Ничего. Когда я вышел утром, он уже лежал здесь. Может, выпал из какого-то окна. - Гэллегер указал на небоскребы вокруг.

- Он не выпал - ни одна кость не сломана. Выглядит он так, словно вы проткнули его раскаленной докрасна кочергой, - заметил полицейский. - Кто это такой?

- Не знаю. Я никогда его не видел. А кто вам сказал...

- Никогда не оставляйте труп на виду, мистер Гэллегер. Кто-нибудь сверху - оттуда, например, - может его увидеть и позвонить в полицию.

- Ага, понимаю.

- Мы узнаем, кто его убил, - с иронией заметил полицейский, - пусть это вас не тревожит. И узнаем, кто он. А может, вы сами нам расскажете?

- Доказательства...

- Достаточно. - Огромные ладони хлопнули. - Я позвоню, чтобы приехал коронер. Где видеофон?

- Дед, покажи ему, - устало сказал Гэллегер.

Элегантный человечек со светлыми волосами сделал шаг вперед.

- Гроарти, осмотрите дом, пока Баннистер говорит по видео. Я останусь здесь, с мистером Гэллегером.

- Так точно, мистер Кэнтрелл.

Полицейские ушли вместе с дедом.

- Прошу прощения, - сказал Кэнтрелл, быстро шагнул вперед и присел. Воткнув тонкие пальцы в землю у ног Гэллегера, он вытащил тепловой излучатель и с легкой улыбкой принялся его разглядывать. Гэллегер затаил дыхание.

- Интересно, откуда это здесь взялось? - пробормотал он, лихорадочно придумывая выход.

- Это вы его спрятали, - ответил Кэнтрелл. - Я видел. К счастью, полицейский ничего не заметил. Пожалуй, я оставлю эту штуку себе. - Он сунул цилиндр в карман. - Вещественное доказательство, а? Рана в вашем трупе довольна необычна...

- Это не мой труп!

- Он лежит на вашем дворе. Мистер Гэллегер, меня очень интересует оружие. Что это за устройство?

- Это... это просто фонарик.

Кэнтрелл вынул цилиндр из кармана и направил на Гэллегера.

- Понимаю. Если я нажму вот эту кнопку...

- Это тепловой излучатель, - быстро сказал Гэллегер, отступая в сторону. - Ради бога, осторожнее!

- Гмм... Его сделали вы?

- Да...

- И убили им этого человека?

- Нет!

- Советую вам не распространяться на эту тему, - сказал Кэнтрелл, снова пряча цилиндр в карман. - Как только полиция наложит на него лапы, вам крышка. Ни одно известное оружие не наносит таких ран, и им будет нелегко доказать, что это ваша работа. Мистер Гэллегер, я почему-то верю, что не вы убили этого человека. Сам не знаю, почему. Может, учитываю вашу репутацию. Известно, что вы довольно эксцентричны, но известно также, что вы неплохой изобретатель.

- Спасибо, - сказал Гэллегер. - Но... это мой излучатель.

- Может, мне представить его как вещественное доказательство номер один?

- Он ваш.

- Договорились, - с улыбкой сказал Кэнтрелл. - Я посмотрю, что можно для вас сделать.

Как выяснилось, мог он не так уж много. Почти любой может получить Знак Почетного Полицейского, но политические связи не обязательно означают волосатую лапу в полиции. Однажды запущенную машину закона остановить было нелегко. К счастью, в те времена права личности были священны, что, впрочем, объяснялось развитием телекоммуникаций: ни один преступник просто-напросто не мог скрыться. Гэллегеру было предписано не покидать Манхеттен, и полиция не сомневалась, что едва он попытается это сделать, система видеотелефонов мигом сядет ему на хвост. Не требовалось даже выставлять охранников. Трехмерное фото Гэллегера уже попало в картотеки транспортных центров Манхеттена, и если бы он попытался купить билет на стратоплан или на ховер, его бы немедленно опознали, отчитали и отправили домой.

Сбитый с толку коронер повез труп в морг, полицейские и Кэнтрелл удалились. Дед, трое либлей и Гэллегер остались в лаборатории, сидели, ошеломленно переглядываясь.

- Машина времени, - сказал Гэллегер, нажимая кнопки алкогольного органа. - Надо же! И зачем я все это сделал?

- Они ни в чем не могут тебя обвинить, - заметил дед.

- Правосудие стоит дорого. Если я не найду хорошего адвоката, мне конец.

- А разве суд не может дать тебе адвоката?

- Может, только мне это не поможет. Юриспруденция в наши дни похожа на игру в шахматы: требуется сотрудничество множества специалистов, чтобы изучить все возможные подходы. Меня могут приговорить, если я пропущу хоть один крючок. Именно адвокаты контролируют политическую власть, дедушка. Есть у них и свои лоббисты. Вина и невиновность ничего не значат по сравнению с хорошим адвокатом. А это требует денег.

- Деньги не понадобятся, - сказал толстый либль. - Когда мы завоюем мир, то введем свою денежную систему,

Гэллегер не обратил на него внимания.

- Дед, у тебя есть деньги?

- Нет. В Мэйне мне немного нужно.

Гэллегер окинул взглядом лабораторию.

- Может, что-нибудь продать?.. Этот тепловой излучатель... хотя нет. Мне крышка, если кто-нибудь узнает, что он у меня есть. Надеюсь, Кэнтрелл никому его не покажет. Машина времени... - Он подошел к загадочному агрегату и осмотрел его. - Жаль, не помню, как она действует. И на кой черт...

- Но ведь ты собрал ее сам, разве нет?

- Ее собрало мое подсознание. Оно любит такие фокусы. Интересно, зачем тут этот рычаг? - Гэллегер проверил его. Ничего не произошло. - Все это так сложно. Если я не узнаю, как она действует, значит, не смогу на ней заработать.

- Вчера вечером, - задумчиво произнес дед, - ты кричал о каком-то Хеллвиге, который что-то тебе заказал.

Глаза Гэллегера вспыхнули, но ненадолго.

- Помню, - сказал он. - Это полный нуль с манией величия. Он жаждет славы и сказал, что даст мне кучу денег, если я ему это обеспечу.

- Ну, так валяй!

- А как? - спросил Гэллегер. - Я мог бы изобрести что-нибудь и отдать ему, чтобы он выдал за свое, но ведь никто не поверит, что такой болван, как Руфус Хеллвиг способен на большее, чем сложить два и два. А может, даже это выше его сил. Впрочем...

Гэллегер сел к видеофону, и вскоре на экране появилось жирное белое лицо. Руфус Хеллвиг был чудовищно толстым лысым мужчиной. Больше всего он походил на идиота в крайней стадии монголизма. Деньги обеспечили ему власть, но, к величайшему его сожалению, не позволили добиться всеобщего уважения. Никто им не восхищался, над ним просто смеялись, поскольку кроме денег у него за душой не было ничего. Некоторые магнаты относятся к этому спокойно, но Хеллвиг был не из таких. Сейчас он смотрел на Гэллегера волком.

- Что-то придумали?

- Да, работаю над одной вещью. Но это дорого стоит, и мне нужен аванс.

- Ага... - сказал Хеллвиг неприятным тоном. - Аванс. Но вы уже получили один на прошлой неделе.

- Может, и получил, - согласился Гэллегер. - Не помню.

- Вы были пьяны.

- Да ну?!

- И цитировали Хайяма.

- Что именно?

- Что-то о весне, уходящей с розами.

- Значит, точно был пьян, - печально признал Гэллегер. - На сколько я вас раскрутил?

Хеллвиг назвал сумму, и конструктор убито покачал головой.

- Деньги утекают у меня между пальцами, как вода. Ну ладно, дайте мне еще немного.

- Да вы спятили! - рявкнул Хеллвиг. - Сперва покажите результаты, а потом заикайтесь насчет денег!

- В газовой камере я только заикнуться и успею, - заметил Гэллегер, но богач уже отключился.

Дед отхлебнул из стакана и вздохнул.

- А что с этим Кэнтреллом? Может, он поможет?

- Сомневаюсь. Я у него на крючке, а о нем самом не знаю ничего.

- Тогда я, пожалуй, двину обратно в Мэйн, - сказал дед.

Гэллегер вздохнул.

- И ты меня бросаешь?

- Ну, разве что у тебя есть еще немного водки...

- Тебе все равно не уехать: ты теперь соучастник преступления. У тебя точно нет денег?

Дед в этом не сомневался. Гэллегер еще раз взглянул на машину времени и жалобно вздохнул. Черти бы взяли это подсознание! Вот что получается, если знаешь о науке понаслышке, а не как следует. То, что Гэллегер был гением, не мешало ему постоянно впутываться в невероятные неприятности. Он вспомнил, что однажды уже построил машину времени, но она не действовала.

- Интересно, зачем Кэнтреллу этот тепловой излучатель? - задумался Гэллегер.

Либли, изучавшие своими золотистыми глазками и розовыми носами помещение лаборатории, рядком уселись перед Гэллегером.

- Когда мы завоюем мир, тебе не о чем будет беспокоиться, - сказали они ему.

- Спасибо, - ответил Гэллегер. - Вы мне очень помогли. Однако сейчас мне позарез нужны деньги. И много. Я должен нанять адвоката.

- Зачем?

- Чтобы меня не осудили за убийство. Это трудно объяснить, ведь вы не знаете законов нашего времени... - Гэллегер открыл рот. - О, у меня идея!

- Какая?

- Вы рассказали мне, как сделать этот тепловой излучатель. Может, расскажете еще о чем-нибудь? На чем можно быстро заработать?

- Конечно, с удовольствием. Но лучше бы вам воспользоваться обратной мозговой связью.

- В другой раз. Начинайте же. Или нет, лучше я буду спрашивать. Какие устройства есть в вашем мире?

В дверь позвонили. Это явился детектив по фамилии Махони - высокий мужчина с ироничным взглядом и ухоженными черными волосами. Либли, не желавшие, чтобы их видели, пока они не разработают до конца план завоевания мира, поспешно спрятались. Махони приветствовал Гэллегера и деда сдержанным кивком.

- Добрый день. У нас в участке возникла небольшая проблема. Так, ничего серьезного.

- Это неприятно, - согласился Гэллегер. - Выпьете?

- Нет, спасибо. Я хотел бы снять у вас отпечатки пальцев. И рисунок сетчатки, если можно.

- Пожалуйста, пожалуйста.

Махони кликнул техника. Пальцы Гэллегера прижали к особой ткани, а фотоаппарат со специальным объективом сделал снимок палочек, колбочек и кровеносных сосудов глаза. Махони хмуро следил за процедурой. Вскоре техник представил детективу результаты.

- Ну и дела, - сказал Махони.

- О чем это вы? - поинтересовался Гэллегер.

- Этот труп с вашего двора...

- Ну-ну?

- У него те же отпечатки пальцев, что и у вас. И рисунок сетчатки тоже. Этого не объяснить даже пластической операцией. Что это был за парень, мистер Гэллегер?

Конструктор вытаращился на него.

- Черт возьми! Мои отпечатки? Но это же просто невозможно!

- Совершенно верно, - согласился Махони. - Вы действительно не знаете, кто это?

Техник, стоявший у окна, протяжно свистнул.

- Эй, Махони, - позвал он, - подойди-ка на минутку. Хочу тебе кое-что показать.

- Это может подождать?

- При нынешней жаре не очень долго, - ответят техник. Во дворе лежит еще один труп.

Гэллегер с дедом испуганно переглянулись. Они так и остались сидеть, когда детектив и техник поспешно выбежали из лаборатории. Со двора донеслись возбужденные крики.

- Еще один? - спросил дед.

Гэллегер кивнул.

- Похоже на то. Пожалуй, надо...

- Смываться?

- И думать не моги. Надо посмотреть, что там такое на этот раз.

Это и вправду оказался труп. И на сей раз причиной смерти было узкое отверстие, прожженное в жилете из пластикорда и, соответственно, в груди. Несомненно, выстрел из теплового излучателя. Вид убитого поверг Гэллегера в шок - и было от чего: конструктор смотрел на собственный труп!

Впрочем, не совсем. Убитый выглядел лет на десять старше Гэллегера, лицо его было еще более худым, а в черных волосах поблескивала седина. Одежда его была весьма необычного покроя, однако сходство было несомненно.

- Та-ак... - протянул Махони, разглядывая Гэллегера.

- Ваш брат-близнец?

- Я удивлен не меньше вас, - слабым голосом пробормотал конструктор.

Махони скрипнул зубами, дрожащей рукой вынул сигару и прикурил.

- Послушайте, - сказал он, - не знаю, что это за фокус, но он мне не нравится. Если и у этого парня отпечатки пальцев и сетчатки окажутся такими же, как у вас... Я вовсе не собираюсь сходить с ума. Ясно?

- Это невозможно, - сказал техник.

Махони загнал всех в дом и позвонил в участок.

- Инспектор? Я насчет тела, которое привезли час назад... помните, дело Гэллегера?

- Вы его нашли? - спросил инспектор.

Махони замер.

- Не понял... Я говорю о теле с непонятными отпечатками пальцев.

- И я о нем же. Нашли вы его или нет?

- Но оно же в морге!

- Было, - сказал инспектор. - Еще десять минут назад. А потом его украли. Прямо из морга.

Махони, облизывая губы, медленно переваривал сообщение.

- Инспектор, - сказал он наконец, - у меня есть для вас тело. Но другое. Я только что нашел его во дворе у Гэллегера. Причина смерти та же.

- Что-о?!

- Дыра, прожженная в груди. Труп здорово похож на Гэллегера.

- Похож на... А как с отпечатками пальцев, которые я велел вам проверить?

- Я все сделал. Ответ положительный.

- Но это же невозможно!

- Подождите, вот увидите новый труп! - рявкнул Махони. - Пришлите сюда парней, ладно?

- Уже отправляю. Что за сумасшедшее дело...

Экран погас. Гэллегер раздал всем выпивку и брякнулся на диван. Голова у него кружилась.

- Послушай, - сказал дед, - тебя нельзя отдать под суд за убийство того, первого, парня. Если его украли, нет corpus delicti [состав преступления (лат.)].

- Чтоб меня... ну, конечно! - Гэллегер вскочил. - Это так, Махони?

Детектив прищурился.

- В общем-то, да. Однако не забывайте о том, что я нашел во дворе. Вас вполне могут отправить в газовую камеру за второго.

- О! - Гэллегер вновь опустился на диван. - Но я же его не убивал!

- Это вы так говорите.

- Разумеется. И дальше буду говорить. Разбудите меня, когда все закончится. Я должен подумать. - Гэллегер сунул мундштук органа в рот, настроил его на медленную подачу и расслабился, потихоньку глотая коньяк. Он закрыл глаза, задумался, но ответа так и не нашел.

Вскоре комната вновь заполнилась людьми, и началась обычная в таких случаях рутина. Гэллегер отвечал на вопросы, используя только часть своего мозга. Наконец полиция уехала, забрав с собой второе тело. Подкрепленный алкоголем разум Гэллегера обострился, его подсознание помалу переводило управление на себя.

- Кажется, я понял, - наконец сказал он деду.- Ну-ка, посмотрим... - Он подошел к машине времени и подергал рычаги. - Нет, не могу ее выключить. Похоже, она настроена на определенное событие. Я начинаю вспоминать, о чем мы говорили вчера вечером.

- О предсказании будущего? - спросил дед.

- Угу. Не было у нас спора насчет того, может ли человек предвидеть собственную смерть?

- Был.

- Вот тебе и ответ. Я настроил машину так, чтобы она предсказала мою собственную смерть. Она движется вдоль темпоральной линии, догоняет мое будущее in articulo mortis [в момент смерти (лат.)] и переносит мой труп в наше время. То есть, мой будущий труп.

- Спятил, - уверенно констатировал дед.

- Нет, тут все правильно, - настаивал Гэллегер. - Первым трупом был тоже я. В возрасте семидесяти или восьмидесяти лет. Тогда меня убьют выстрелом из излучателя. Через сорок лет или около того, - задумчиво закончил он.

- Гм-м... Излучатель у Кэнтрелла...

Дед недовольно скривился.

- А как быть со вторым телом? Не знаешь?

- Разумеется, знаю. Параллельные временные линии. Альтернативное будущее. Вероятности. Слышал о такой теории?

- Не.

- Она утверждает, что существует бесконечное множество различных вариантов будущего. Изменив настоящее, мы автоматически переходим к иному варианту будущего. Нечто вроде переключения железнодорожной стрелки. Если бы ты не женился на бабушке, меня бы здесь сейчас не было. Понятно?

- Не, - ответят дед, наливая себе еще, а Гэллегер продолжал:

- Согласно варианту А, я буду убит выстрелом из теплового излучателя в возрасте около восьмидесяти лет. Я доставил свой труп по временной линии в настоящее и, разумеется, оно изменилось. До этого в варианте А не было места трупу восьмидесятилетнего Гзллегера. Появившись здесь, он изменил будущее. В результате мы переместились на другую временную линию.

- Глупости, - пробормотал дед.

- Тихо, дедуля, дай поразмыслить. В данный момент действует другая линия, вариант В. На этой линии я буду убит из излучателя в возрасте около сорока пяти лет. Поскольку машина настроена так, чтобы переносить сюда мое тело, едва только я умру, она так и сделала - материализовала мой сорокапятилетний труп. А труп восьмидесятилетнего меня, ясно, исчез.

- Ха-ха!

- Так и должно быть. Его просто не существовало в варианте В. Когда вариант В был реализован, вариант А отпал. Равно как и первый труп.

Старик вдруг радостно закивал.

- Понял! - воскликнул он. - Решил прикинуться психом? Мудрое решение.

- Ха! - фыркнул в ответ Гэллегер.

Он подошел к машине времени и попытался ее выключить. Ничего не вышло, машина не поддавалась. Казалось, она всецело посвятила себя материализации трупов Гэллегера.

Что же теперь будет? В данный момент действует альтернативный вариант В. Однако, труп В не должен был существовать в конкретном настоящем. Это был фактор X.

АВ + Х = С. Новая переменная и новый труп. Гэллегер поспешно выглянул во двор. Он был пуст, пока, по крайней мере. Слава Богу и за это.

"Так или иначе, - думал Гэллегер, - меня не могут осудить за убийство самого себя. Или могут? Можно ли применить здесь закон, запрещающий самоубийство? Нет, это бред. Я не совершал никакого самоубийства, и по-прежнему жив".

Но раз он был жив, значит, не мог быть мертвым. Гэллегер поспешно подошел к органу, нацедил себе чего покрепче и задумался о смерти. Мысленно он уже видел суд и борьбу невероятных противоречий и парадоксов - процесс века. Если он не найдет лучшего на этой планете адвоката, ему конец.

Потом мелькнула другая мысль, и Гэллегер рассмеялся. Скажем, его осудят за убийство и казнят. Если он умрет в настоящем, его будущий труп тут же исчезнет и corpus delicti не будет. В результате он неизбежно будет реабилитирован после смерти.

Однако мысль эта почему-то не утешала.

Вспомнив, что необходимо действовать, Гэллегер окликнул либлей. Создания уже добрались до коробки с печеньем, но на зов явились немедленно, смущенно стряхивая крошки с усиков.

- Мы хотим молока, - сказал толстый. - Этот мир принадлежит нам.

- Да, - добавил второй, - мы разрушим все города, а потом схватим красивых девушек и потребуем...

- Бросьте, - устало отмахнулся Гэллегер. - Мир может и подождать, а я нет. Мне нужно быстренько что-нибудь изобрести, чтобы немного заработать и нанять адвоката. Я не хочу провести остаток жизни в роли обвиняемого в убийстве моего будущего трупа.

- Здорово! - восхитился дед. - Ты уже говоришь как записной псих.

- Катись отсюда! И подальше. Я занят.

Дед пожал плечами, надел шляпу и вышел, а Гэллегер приступил к допросу либлей.

Вскоре он понял, что толку от них мало. И не в том дело. что либли сопротивлялись; наоборот, они очень хотели ему помочь. Однако они никак не могли понять, что нужно Гэллегеру. Кроме того, их маленькие головенки были до отказа заполнены любимой идеей, так что на все остальное просто места не осталось. Мир принадлежал им, и трудно было поверить, что существуют еще и другие проблемы.

И все-таки Гэллегер не сдавался. В конце концов он наткнулся на то, что ему требовалось, когда либли вновь упомянули об обратной мозговой связи. Устройства для этого в мире будущего были распространены довольно широко. Давным-давно их изобрел человек по фамилии Гэллегер, сообщил ему толстый либль, не замечая явного совпадения.

Гэллегер поперхнулся. Похоже, ему предстояло создать машину для обратной мозговой связи прямо сейчас, раз уж так было записано в истории. С другой стороны, что произойдет, если он этого не сделает? Будущее вновь изменится. "Как же получилось, - задумался он, - что либли не исчезли с первым телом, когда вариант А сменился вариантом В?"

Ответ был прост: дожил Гэллегер до седин или нет, либлям в их марсианской долине до этого дела не было. Когда музыкант берет фальшивую ноту, он может на несколько тактов отойти от верной тональности, но вернется к ней, как только сможет. Похоже, и время стремилось к своему нормальному состоянию.

- В чем заключается эта обратная мозговая связь? спросил он.

Либли рассказали ему. Гэллегер собрал воедино полученную информацию и решил, что устройство получится странноватое, но практичное. Потом буркнул что-то о безумных гениях все сводилось именно к этому.

Располагая обратной мозговой связью, любой тупица мог за несколько секунд стать великим математиком. Разумеется, использование этих знаний требовало практики: для начала следовало выработать в себе умение мыслить. Каменщик с корявыми пальцами мог стать первоклассным пианистом, но требовалось время, чтобы его руки стали эластичными и достаточно чуткими. Но самым важным было то, что талант можно было передавать от одного мозга другому.

Заключалось это в индукции электрических импульсов, излучаемых мозгом. Их форма постоянно меняется. Когда человек спит, кривая выпрямляется, когда, скажем, танцует, его подсознание автоматически управляет его ногами, если он, конечно, хороший танцор. Такую кривую можно выделить. Если же ее записать, то элементы, образующие умение танцевать, можно словно пантографом перенести на другой мозг.

Было там и другое, вроде центров памяти и тому подобного, но Гэллегер уже ухватил суть. Ему не терпелось немедленно начать работу, это подходило для одного его плана...

- В конце концов ты научишься мгновенно узнавать линии кривых, - сказал один из либлей. - Это... это устройство часто используется в наше время. Людям, которые не хотят учиться, закачивают в голову знания из мозгов признанных мудрецов. Однажды в нашу Долину пришел землянин, который хотел стать знаменитым певцом, но не имел ни малейшего слуха, ни одной ноты не мог повторить. Он использовал обратную мозговую связь и через шесть месяцев уже пел что угодно.

- А почему только через шесть месяцев?

- У него был нетренированный голос и требовалось время. Но когда он уже вошел в ритм...

- Сделай-ка нам обратную мозговую связь, - предложит толстый либль. - Может, и она пригодится для завоевания Земли.

- Именно ее я и собирался сделать, - ответят Гэллегер. - Но с некоторыми условиями.

Гэллегер позвонил Руфусу Хеллвигу, надеясь, что удастся раскрутить этого магната на аванс, но ничего не получилось. Хеллвиг был упрям.

- Сначала покажите, - уперся он, - а потом получите чек.

- Но деньги мне нужны сейчас, - настаивал Гэллегер. - Я не смогу ничего для вас сделать, если буду казнен за убийство.

- Убийство? А кого вы убили? - спросил Хеллвиг.

- Никого. Его хотят повесить на меня...

- Ну нет, на этот раз я не куплюсь. Без готового результата - никаких авансов, Гэллегер!

- Да вы только послушайте. Хотите петь как Карузо? Танцевать как Нижинский? Плавать как Вейссмюллер? Говорить как Государственный секретарь Паркинсон? Показывать фокусы не хуже Гудини?

- Да, говорите-то вы хорошо, - задумчиво сказал Хеллвиг и прервал связь.

Гэллегер с ненавистью посмотрел на экран. Похоже, придется все-таки браться за работу.

Так он и сделал. Его тренированные, умелые пальцы забегали, не отставая от мыслей. Кроме того, помогал алкоголь: он высвобождал подсознание. Если возникали какие-то сомнения, Гэллегер спрашивал либлей. И все-таки дело требовало времени.

В доме не нашлось всех нужных инструментов, поэтому он позвонил в снабженческую фирму и сумел выбить из нее товары в кредит. Работа продолжалась. Один раз ее прервал маленький человечек в котелке, который принес повестку в суд, а потом явился дед, чтобы занять пять кредитов. В город приехал цирк, и дед, как старый и горячий поклонник жанра, не мог позволить себе упустить такую возможность.

- Ты тоже пойдешь? - спросил он. - Может, я поиграю в кости с парнями. Я всегда был в хороших отношениях с циркачами: однажды выиграл пятьсот кредитов у женщины с бородой. Не пойдешь? Ну, желаю удачи!

Дед ушел, а Гэллегер занялся аппаратом для обратной мозговой связи. Либли продолжали таскать печенье и добродушно спорили о том, как поделят мир, когда завоюют. Машина обретала форму медленно, но неумолимо.

Что касается машины времени, то новые попытки выключить ее доказали одно: машину зациклило. Похоже, она замкнулась в кольце определенных действий, и не могла из него выйти. Машина была настроена на доставку трупов Гэллегера и, пока не выполнила своего задания полностью, упрямо отказывалась выполнять иные поручения.

- "Однажды манекенщица из Бостона..." - рассеянно бормотал Гэллегер. - Посмотрим, посмотрим. Здесь нужен узкий луч... Вот так. "Но дело не вышло, поскольку тот мистер..." Если изменить чувствительность рецепторов... Ага... "Имел слишком много бонтона". Так, хватит...

Была уже ночь, но Гэллегер не отдавал себе отчета, сколько прошло времени. Либли, объевшиеся краденым печеньем, не вмешивались, только время от времени требовали молока. Гэллегер непрерывно пил, поддерживая подсознание в рабочем состоянии. Наконец он вздохнул, посмотрел на готовый аппарат для обратной мозговой связи, тряхнул головой и открыл дверь. Перед ним был пустой двор.

Хотя...

Нет, все-таки пустой. Альтернативный вариант В продолжался. Гэллегер вышел и подставил разгоряченное лицо холодному ночному ветерку. Сверкающие небоскребы Манхеттена отгораживали его от темноты ночи, летающие машины мелькали над головой, словно сумасшедшие светлячки.

Где-то совсем рядом послышался глухой шум, и удивленный Гэллегер повернулся. Неизвестно откуда появилось очередное тело и лежало теперь посреди двора, глядя в небо мертвыми глазами. Чувствуя холод в желудке, Гэллегер подошел ближе. Это был труп мужчины средних лет - где-то между пятьюдесятью и шестьюдесятью - с шелковистыми черными усами и в очках. Сомнений не было: это вновь был Гэллегер. Постаревший и измененный вариантом С - уже С, а не В-и по-прежнему с дырой в груди.

Гэллегер подумал, что именно в этот момент труп Б должен исчезнуть из полицейского морга, как и предыдущий.

Значит, в варианте С Гэллегеру предстояло умереть только после пятидесяти, но и в этом случае причиной смерти оставался выстрел из излучателя. Гэллегер подумал о Кэнтрелле, который забрал излучатель, и содрогнулся. Дело запутывалось все больше.

Наверняка, скоро появится полиция. Гэллегер почувствовал, что голоден. В последний раз взглянув на свое собственное мертвое лицо, конструктор вернулся в лабораторию, захватил по пути либлей и загнал их на кухню, где быстро приготовил ужин. К счастью, в холодильнике нашлись бифштексы, и либли с жадностью проглотили свои порции, наперебой щебеча о своих фантастических планах. Они уже решили, что Гэллегер будет у них главным визирем.

- А он достаточно жесток? - спросил толстый.

- Не знаю.

- В книжках великий визирь всегда очень жесток, Йо-хо! - толстый либль поперхнулся кусочком бифштекса. Уг-уггл-улп! Мир принадлежит нам!

"Ну и мания! - задумался Гэллегер. - Неисправимые романтики. Их оптимизм, мягко говоря, исключителен".

Когда он бросил тарелки в мойку и подкрепился пивом, собственные проблемы вновь навалились на него. Аппарат для обратной мозговой связи должен работать, гениальное подсознание и вправду собрало его.

Черт побери, конечно, он должен работать. Иначе либли не говорили бы, что эту штуку давным-давно изобрел Гэллегер. Однако он не мог использовать Хеллвига в качестве подопытного кролика.

Когда в дверь постучали, Гэллегер торжествующе щелкнул пальцами. Это, конечно, дед. Вот оно, решение.

Появился сияющий дед.

- Hу и здорово было! В цирке всегда здорово. Держи двести, чучело. Мы сгоняли в покер с татуированным человеком и еще одним парнем, который прыгает с лестницы в ванну с водой. Мировые парни. Завтра я снова пойду к ним.

- Спасибо, - сказал Гэллегер.

Две сотни не решали проблемы, но он не хотел огорчать старика. Затащив деда в лабораторию, он объяснил ему, что хочет провести эксперимент.

- Сколько угодно, - ответил тот, дорвавшись до органа.

- Я сделал несколько чертежей кривых своего мозга и установил, где находятся мои математические способности. Это трудно объяснить, но я могу перекачать содержимое своего мозга в твой, к тому же, выборочно. Я могу дать тебе свой математический талант.

- Спасибо, - поблагодарил дед. - А тебе он уже не нужен?

- Мой останется при мне. Это просто матрица.

- Матрац?

- Матрица. Эталон. Я просто повторю ее в твоем мозгу. Понимаешь?

- Естественно, - сказал дед и позволил усадить себя в кресло.

Гэллегер нахлобучил на него опутанный проводами шлем. Сам конструктор надел другой шлем и принялся колдовать над аппаратом. Тот загудел, и лампы на нем вспыхнули. Вскоре высота звука начала расти, он поднялся до писка, а затем и вовсе стих. И это было все.

Гэллегер снял оба шлема.

- Как самочувствие? - спросил он.

- Превосходное.

- Ничего не изменилось?

- Выпить хочется...

- Я не давал тебе моей сопротивляемости алкоголю, тебе собственной хватит. Разве что она удвоилась... - Гэллегер побледнел. - Если я еще дал тебе и свою жажду... Ой-ой-ой!

Бормоча что-то о человеческой глупости, дед пропустил стаканчик. Гэллегер последовал его примеру и растерянно уставился на старика.

- Я не мог ошибиться. Графики... Сколько будет корень квадратный из минус единицы?

- Много я повидал корней, - ответил дед, - но квадратных - ни разу.

Гэллегер выругался. Машина наверняка сделала свое. Должна была сделать по многим причинам, главной из которых была логика. Может быть...

- Попробуем еще раз. Теперь на мне.

- Давай, - согласился дед.

- Только... гмм... у тебя же нет никаких талантов. Ничего необычного. Я не буду знать, получилось из этого что-нибудь или нет. Вот будь ты пианистом или певцом...

- Ха!

- Минуточку! Есть идея. У меня хорошие связи на телевидении... может, и удастся что-то сделать. - Гэллегер сел к видеофону. Это потребовало времени, но он все-таки сумел убедить аргентинского тенора Рамона Фиреса взять аэротакси и быстро явиться в лабораторию.

- Фирес! - Гэллегер буквально упивался этой мыслью.

- Это будет доказательство что надо! Один из величайших теноров нашего полушария! Если вдруг окажется, что я пою как жаворонок, можно будет звонить Хеллвигу.

Фирес наверняка торчал в ночном клубе, но по просьбе с телевидения отложил на время свои занятия и явился через десять минут. Это был крепко сложенный симпатичный мужчина с оживленной мимикой. Он улыбнулся Гэллегеру.

- Вы сказали, что дело плохо, но мой голос может помочь, и вот я здесь. Запись, да?

- Что-то вроде.

- Какое-то пари?

- Можно сказать и так, - ответил Гэллегер, усаживая Фиреса в кресло. - Я хочу записать церебральный узор вашего голоса.

- О, это что-то новое! Расскажите-ка побольше.

Конструктор послушно выложил набор наукообразной чуши, удовлетворив тем самым любопытство сеньора Фиреса. Процедура продолжалась недолго, нужные кривые выделились легко. Это была матрица вокального таланта Фиреса, огромного таланта.

Дед скептически смотрел, как Гэллегер настраивает аппарат, надевает на головы шлемы и включает машину. Вновь засветились лампы, запели провода. Потом все стихло.

- Получилось? Можно мне посмотреть?

- Нужно время для проявления, - без зазрения совести солгал Гэллегер. Он не хотел петь в присутствии Фиреса. Как будет готово, я принесу их вам.

- Чудесно! - Сверкнули белые зубы. - Всегда к вашим услугам, amigo [приятель, дружище (исп.)]!

Фирес вышел. Гэллегер сел и выжидательно уставился в стену. Ничего. Только немного болела голова.

- Уже готово? - спросил дед.

- Да. До-ре-ми-фа-со...

- Чего?

- Сиди тихо.

- Сбрендил, это уж точно.

- "Смейся, паяц, над разбитой любовью!" - дико завыл Гэллегер срывающимся голосом. - О, черт!

- "Слава, слава, аллилуйя! - с готовностью поддержал дед. - Слава, слава, аллилуйя!"

- "Смейся, паяц..." - еще раз попытался Гэллегер.

- "И дух его живет средь нас!" - проблеял дед, душа любого общества. - Когда я был молод, то неплохо подпевал. Давай попробуем дуэтом. Ты знаешь "Фрэнки и Джонни"?

Гэллегер едва сдержался, чтобы не разрыдаться. Окинув старика ледяным взглядом, он прошел на кухню и открыл банку с пивом. Холодная жидкость с мятным привкусом освежила его, но не ободрила. Петь он не мог. Во всяком случае так, как Фирес. Машина просто-напросто не работала. Вот тебе и обратная мозговая связь!

Со двора донесся возглас деда:

- Эй, что я нашел!

- Нетрудно догадаться, - угрюмо ответят Гэллегер и вплотную занялся пивом.

Полиция явилась через три часа, в десять. Задержка объяснялась просто: тело исчезло из морга, но пропажу обнаружили не сразу. Начались тщательные поиски, разумеется, без результата. Прибыл Махони со своей командой, и Гэллегер показал им на двор.

- Он лежит там.

Махони окинул его яростным взглядом.

- Снова эти ваши фокусы, да?! - рявкнул он.

- Я здесь ни при чем.

Наконец полицейские вышли из лаборатории, оставив худощавого светловолосого человечка, который задумчиво разглядывал Гэллегера.

- Как дела? - спросил Кэнтрелл.

- Э-э... хорошо.

- Вы что, спрятали где-то еще пару этих... игрушек?

- Тепловых излучателей? Нет.

- Тогда как же вы убиваете этих людей? - плачущим голосом спросил Кэнтрелл. - Я ничего не понимаю.

- Он мне все объяснил, - сказал дед, - но тогда я не понимал, о чем он говорит. Тогда нет, но сейчас, конечно, понимаю. Это просто изменение темпоральных линий. Принцип неопределенности Планка и, вероятно, Гейзенберга. Законы термодинамики ясно указывают, что вселенная стремится вернуться к норме, которой является известный темп энтропии, а отклонения от нормы должны неизбежно компенсироваться соответствующими искривлениями пространственно-временной структуры ради всеобщего космического равновесия.

Воцарилась тишина.

Гэллегер подошел к раковине, налил стакан воды и медленно вылил себе на голову.

- Ты понимаешь то, что говоришь, верно? - спросил он.

- Разумеется, - ответил дед. - Почему бы и нет? Обратная мозговая связь передала мне твой математический талант вместе с необходимой терминологией.

- И ты скрывал это?

- Черт побери, нет, конечно! Мозгу нужно какое-то время, чтобы приспособиться к новым способностям. Это вроде клапана безопасности. Внезапное поступление совершенно нового комплекса знаний могло бы полностью уничтожить мозг. Поэтому все уходит вглубь; процесс длится часа три или около того. Так оно и было, верно?

- Да, - подтвердил Гэллегер. - Так. - Заметив взгляд Кэнтрелла, он заставил себя улыбнуться. - Это наша с дедом шутка. Ничего особенного.

- Гмм, - сказал Кэнтрелл, прищурившись. - И только-то?

- Да. Всего лишь шутка.

Со двора внесли тело и протащили его через лабораторию. Кэнтрелл сощурился, многозначительно похлопал по карману и отвел Гэллегера в угол.

- Покажи я кому-нибудь ваш излучатель, Гэллегер, и вам крышка. Не забывайте.

- Я не забываю. Что вам от меня надо, черт возьми?

- О-о... я не знаю. Такое оружие может здорово пригодиться. Никто не знает заранее... Сейчас столько ограблений. Я чувствую себя увереннее, когда эта штука лежит у меня в кармане.

Он отодвинулся от Гэллегера, заметив входящего Махони. Детектив был явно обеспокоен.

- Этот парень со двора...

- Что с ним?

- Он тоже похож на вас. Только старше.

- А как с отпечатками пальцев, Махони? - спросил Кэнтрелл.

- Ответ заранее известен. - буркнул детектив. - Все как обычно. Узор сетчатки тоже совпадает. Послушайте, Гэллегер, я хочу задать вам несколько вопросов. Отвечать прошу четко и ясно. Не забывайте, что вас подозревают в убийстве.

- А кого я убил? - спросят Гэллегер. - Тех двоих. что исчезли из морга? Нет corpus delicti. Согласно новому кодексу, свидетелей и фотографий недостаточно для установления факта.

- Вам хорошо известно, почему его приняли, - ответил Махони. - Трехмерные изображения принимали за настоящие трупы... Лет пять назад был большой шум по этому поводу. Но трупы на вашем дворе - не картинки. Они настоящие.

- И где же они?

- Два были, один есть. Все это по-прежнему висит на вас. Ну, что скажете?

- Вы не... - начал Гэллегер, но умолк. В горле его что-то дрогнуло и он встал с закрытыми глазами. - "Мое сердце принадлежит тебе, пусть знает об этом весь мир, - пропел Гэллегер чистым и громким тенором. - Меня найдешь ты на своем пути, как тень, не покидающую никогда..."

- Эй! - крикнул Махони, вскакивая. - Успокойтесь! Вы слышите меня?

- "В тебе всей жизни смысл и блеск, молчание и мрак, песнь..."

- Перестаньте! - заорал детектив.- Мы здесь не для того, чтобы слушать ваше пение!

И все-таки он слушал, как и все остальные. Гэллегер, одержимый талантом сеньора Фиреса, пел и пел, а его непривычное горло расходилось и уже выдавало соловьиные трели. Гэллегер пел!

Остановить его было невозможно, и полицейские убрались, изрыгая проклятия и обещая вскоре вернуться со смирительной рубашкой.

Кстати, дед тоже испытывал какой-то непонятный приступ. Из него сыпались странные термины, математика, излагаемая словами - символы от Эвклида до Эйнштейна и дальше. Похоже, старик действительно получил математический талант Гэллегера.

Однако все - и хорошее, и плохое - имеет свой конец. Гэллегер прохрипел что-то пересохшим горлом и умолк. Обессиленный, повалился он на диван, гладя на деда, скорчившегося на креле с широко открытыми глазами. Из своего укрытия вышли трое либлей и выстроились в шеренгу. Каждый держал в косматых лапках печенье.

- Мир принадлежит мне! - возвестил самый толстый.

События следовали одно за другим. Позвонил Махони, сообщил, что добивается ордера на арест, и что Гэллегера посадят, как только удастся расшевелить машину правосудия. То есть завтра.

Гэллегер позвонил лучшему на Востоке адвокату. Да, Перссон мог опротестовать ордер на арест и даже выиграть дело, либо... как бы то ни было, Гэллегеру нечего опасаться, если он наймет его. Однако часть платы следует внести авансом.

- И сколько?.. О!

- Позвоните мне, когда вам будет удобно, - сказал Перссон. - Чек можете выслать хоть сегодня.

- Хорошо, - ответил Гэллегер и тут же позвонил Руфусу Хеллвигу.

К счастью, богач оказался дома.

Гэллегер объяснил ему, в чем дело. Хеллвиг не поверил, однако согласился прийти в лабораторию с самого утра, для пробы. Раньше он просто не мог. Дать денег он снова отказался, пока не получит несомненных доказательств.

- Сделайте меня первоклассным пианистом, - сказал он, тогда я поверю.

Гэллегер вновь позвонил на телевидение, и ему удалось связаться с Джоуи Маккензи, красивой светловолосой пианисткой, молниеносно завоевавшей сердца жителей Нью-Йорка и тут же приглашенной на телевидение. Джоуи пообещала прийти утром. Гэллегеру пришлось ее долго уговаривать, но в конце концов он наговорил такого, что интерес девушки достиг уровня лихорадочного. Похоже, она путала науку с черной магией, но обе эти материи ее интересовали.

На дворе появился очередной труп, что означало линию вероятности D. Несомненно, одновременно с этим третье тело исчезло из морга. Гэллегер почти пожалел Махони. Безумные таланты успокоились. Вероятно, неудержимая вспышка бывала лишь поначалу, часа через три после процедуры, а потом талант можно было включать и выключать произвольно. Гэллегер уже не испытывал непреодолимого желания петь, но, попробовав, убедился, что может делать это когда захочет, причем хорошо. Дед же проявлял великолепные математические способности каждый раз, когда испытывал в них потребность.

А в пять утра явился Махони с двумя полицейскими, арестовал Гэллегера и доставил в тюрьму.

Там изобретатель провел три дня.

Вечером третьего дня прибыл адвокат Перссон с приказом об освобождении и множеством проклятий на устах. В конце концов ему удалось вытащить Гэллегера, вероятно, благодаря лишь своей репутации. Потом, уже в аэротакси, он простонал:

- Что за ужасное дело! Политический нажим, юридические крючки, безумие! Трупы, появляющиеся на вашем дворе, -кстати, их уже семь, - и исчезающие из морга. Что за всем этим кроется, Гэллегер?

- Не знаю. Вы... гмм... выступаете моим защитником?

- Разумеется. - Такси рискованно скользнуло мимо небоскреба.

- А чек?.. - рискнул спросить Гэллегер.

- Мне дал его ваш дед. Да, он просил передать кое-что еще. Сказал, что подверг процедуре Руфуса Хеллвига, как вы и планировали и получил вознаграждение. Я же сомневаюсь, что заслужил хотя бы часть своего. Позволить вам просидеть в кутузке три дня! Но нажим оказался слишком силен. Мне пришлось использовать кое-какие свои связи.

Вот, значит, как. Дед перенял математический талант Гэллегера, он знал все об обратной мозговой связи и о том, как действует машина. Он подверг процедуре Хеллвига и, похоже, удачно. По крайней мере, теперь они были при деньгах. Но хватит ли этого?

Гэллегер объяснил ситуацию адвокату, насколько у него хватило смелости. Перссон кивнул.

- Говорите, все из-за машины времени? Значит, нужно ее как-то выключить, тогда трупы перестанут появляться.

- Я не могу ее даже разбить, - признался Гэллегер. - Я уже пробовал, но она попала в стазис и находится вне нашего сектора пространства-времени. Не знаю, сколько это еще продлится. Она настроена на перенос сюда моего тела и будет неустанно делать это.

- Ax вот как. Ну хорошо, я сделаю все, что смогу. Во всяком случае, сейчас вы свободны. Но я ничего не могу гарантировать, пока вы не прервете этот поток ваших трупов, мистер Гэллегер. Я здесь выхожу. До встречи. Может, у меня в конторе завтра в полдень? Хорошо.

Гэллегер пожал ему руку и назвал пилоту свой адрес. Там его ждал неприятный сюрприз - дверь открыл Кэнтрелл.

Его узкое бледное лицо скривилось в усмешке.

- Добрый вечер, - сказал он. - Входите, Гэллегер.

- Уже вошел. Что вы тут делаете?

- Пришел с визитом к вашему деду.

Гэллегер огляделся по сторонам.

- А где он?

- Не знаю. Можете сами поискать.

Предчувствуя какой-то подвох, конструктор отправился на поиски и нашел деда на кухне, где тот ел крендели и кормил либлей. Старик явно избегал его взгляда.

- Ну ладно, - сказал Гэллегер. - Выкладывай.

- Я не виноват. Кэнтрелл сказал, что отдаст излучатель в полицию, если я не сделаю, как он хочет. Я знал, что тогда тебе крышка.

- Что здесь произошло?!!!

- Спокойнее, я уже все обдумал. Это никому не повредит...

- Что? Что?!!

- Кэнтрелл заставил меня применить твое устройство к нему, - признался дед. - Он заглянул в окно, когда я был занят с Хэллвигом, и все понял. Он пригрозил, что тебя казнят, если я не дам ему талантов.

- Чьих?

- Ну... Гулливера, Морлисона, Коттмана, Дениса, Сент-Меллори...

- Хватит... - слабым голосом произнес Гэллегер. - Величайшие инженеры нашего времени, вот кто это! И все их знания в мозгу Кэнтрелла! Как он уговорил их?

- У него язык без костей. Он не сказал, в чем дело, придумал какую-то хитрую историю... А еще у него твой математический талант. От меня.

- Превосходно, - угрюмо сказал Гэллегер. - Что же нужно, черт побери?

- Он хочет завоевать мир, - печально ответил толстый либль. - Ради бога, помешай ему! Этот мир принадлежит нам!

- Не совсем так,- сказал дед, - но все равно хорошего мало. Он теперь знает тоже, что и мы, и может сам построить аппарат для обратной мозговой связи. А через час он летит стратопланом в Европу.

- Значит, жди неприятностей, - подытожит Гэллегер.

- Точно. Мне кажется, Кэнтрелл начисто лишен моральных принципов. Это он виноват, что тебя держали в тюрьме все эти дни.

Дверь открылась, и заглянул Кэнтрелл.

- Во дворе свежий труп, только что появился. Но заниматься им мне некогда. Есть какие-нибудь новости от Ван Декера?

- Ван Декер! - поперхнулся Гэллегер. - Его тоже?!

Человек с величайшим в мире уровнем интеллекта!

- Пока нет, - усмехнулся Кэнтрелл. - Я много дней пытался с ним связаться, но только сегодня утром он позвонил мне. Я боялся, что не успею с ним увидеться, но он обещал прийти сегодня вечером. - Кэнтрелл посмотрел на часы. - Надеюсь, он не опоздает. Стратоплан ждать не будет.

- Минуточку, - сказал Гэллегер. - Я хотел бы знать ваши намерения, Кэнтрелл.

- Он хочет завоевать мир! - запищал один из либлей. Кэнтрелл весело посмотрел вниз.

- Как оказалось, это не так уж сложно. К счастью, я совершенно аморален, так что могу до конца использовать эту возможность. Таланты величайших умов человечества очень мне пригодятся: я буду лучшим почти во всем. То есть, абсолютно во всем, - добавил он, прищурившись.

- Диктаторский комплекс, - скривился дед.

- Пока нет, - ответил Кэнтрелл. - Может, когда-нибудь... Дайте мне немного времени. Я уже почти сверхчеловек.

- Вы не можете... - начал Гэллегер.

- Разве? Не забывайте, у меня ваш излучатель. - Верно, - согласился конструктор, - а все тела со двора - мои тела были убиты с помощью излучателя. На сегодня вы единственный, у кого он есть. Видимо, мне суждено когда-нибудь быть убитым из него.

- Мне кажется, "когда-нибудь" звучит куда лучше, чем "сейчас", - тихо заметил Кэнтрелл.

Гэллегер не ответил, и Кэнтрелл продолжал:

- Я снял сливки с лучших умов Восточного побережья, а теперь сделаю то же в Европе. Все может случиться.

Один из либлей, видя, как рушится их план завоевания мира, горько заплакал.

В дверь позвонили. По знаку Кэнтрелла дед вышел и вернулся с плотным мужчиной, которого отличали кривой нос и кустистая рыжая борода.

- Ха! - загремел он. - Вот и я! Надеюсь, не опоздал?

- Доктор Ван Декер?

- А кто же еще?! - воскликнул рыжебородый. - А теперь быстро, быстро, быстро, у меня много работы. Судя по вашим словам, ничего из этого эксперимента не выйдет, но я согласен попробовать. Проекция души - несусветная глупость.

Дед ткнул Гэллегера в бок.

- Это Кэнтрелл придумал такое объяснение.

- Да? Слушай, нельзя же...

- Успокойся, - сказал дед, многозначительно подмигивая. - У меня теперь твой талант, парень, и я кое-что придумал. Попробуй и ты, если сможешь. Я использовал твою математику. Тс-с-с-с...

Времени на разговоры не оставалось. Кэнтрелл загнал всех в лабораторию. Гэллегер, хмурясь и кусая губы, обдумывал проблему. Он не мог позволить, чтобы это сошло Кэнтреллу с рук. Но, с другой стороны, дед сказал, что все в порядке, что он контролирует ситуацию.

Либли, разумеется, исчезли, наверное, искали печенье. Взглянув на часы, Кэнтрелл усадил Ван Декера в кресло. При этом он все время держал руку в кармане и то и дело поглядывал на Гэллегера. Сквозь ткань одежды отчетливо вырисовывался цилиндр теплового излучателя.

- Я покажу вам, насколько это легко, - Дед, хихикая, подошел на кривых ногах к устройству для обратной мозговой связи и передвинул несколько рычажков.

- Осторожно, дедуля, - предупредил его Кэнтрелл. Ван Декер уставился на него.

- Что-то не так?

- Нет-нет, - сказал дед. - Мистер Кэнтрелл боится, что я сделаю ошибку. Но все будет в порядке. Это шлем...

Он надел его на голову Ван Декера, и перо машины принялось чертить извилистые линии. Дед собрал ленты, но вдруг споткнулся и рухнул на пол, выронив бумаги. Прежде чем Кэнтрелл успел шевельнуться, старик поднялся и, ругаясь себе под нос, собрал графики.

Потом он положил все на стол. Гэллегер подошел и заглянул Кэнтреллу через плечо. Это было действительно здорово! Показатель интеллекта Ван Декера был огромен. Его фантастические способности были... гмм... фантастичны. Кэнтрелл, который тоже был в курсе обратной мозговой связи, поскольку получил через деда математический талант Гэллегера, кивнул, надел шлем на голову и направился к машине. Мельком взглянув на Ван Декера, чтобы проверить, все ли в порядке, он передвинул рычажки. Вспыхнули лампы, шум перешел в визг. И смолк.

Кэнтрелл снял шлем. Когда он потянулся к карману, дед поднял руку и показал ему небольшой блестящий пистолет.

- Не надо, - сказал он.

Глаза Кэнтрелла сузились.

- Брось пушку.

- И не подумаю. Я понял, что ты захочешь нас прикончить и уничтожить машину, чтобы остаться единственным в своем роде. Не выйдет. У этого пистолета очень чуткий спуск. Ты можешь прожечь во мне дыру, Кэнтрелл, но прежде сам станешь трупом.

Кэнтрелл замер.

- И что дальше?

- Убирайся! Я не хочу дыры в животе, так же, как ты не хочешь получить туда пулю. Живи и дай жить другим. Катись!

Кэнтрелл тихо засмеялся.

- Хорошо, дедуля. Ты это заслужил. Не забудь, я по-прежнему знаю, как построить такую машину. И все сливки теперь у меня. Вы можете сделать то же, но не лучше меня.

- Договорились, - сказал дед.

- Вот именно. Мы еще встретимся. Не забывай, Гэллегер, от чего умерли все твои двойники, - с натянутой улыбкой сказал Кэнтрелл и вышел, пятясь.

Гэллегер вскочил.

- Нужно сообщить в полицию! - крикнул он. - Кэнтрелл слишком опасен, чтобы оставлять его на свободе.

- Спокойно, - распорядился дед, помахивая пистолетом. Я же сказал, что кое-что придумал. Надеюсь, ты не хочешь, чтобы тебя казнили за убийство? А если Кэнтрелла арестуют, полиция найдет при нем излучатель. Мой способ лучше.

- Какой способ? - Гэллегер потребовал объяснений.

- Давай, Мики, - сказал дед, улыбаясь доктору Саймону Ван Декеру.

Тот снял рыжую бороду и парик и расхохотался.

Гэллегер удивленно уставился на него.

- Подставка!

- Точно. Я позвонил Мики и объяснил, что от него требуется. Он переоделся, изобразил перед Кэнтреллом Ван Декера и договорился встретиться сегодня вечером.

- Но ведь графики показывали интеллект гения...

- Я подменил их, когда ронял на пол, - признался дед. Заранее приготовил несколько липовых.

Гэллегер скривился.

- Но это дела не меняет. Кэнтрелл по-прежнему на свободе и знает слишком много.

- Придержи лошадей, молодой человек, - сказал дед. Подожди, пока я тебе все объясню.

И объяснил.

Три часа спустя телевидение сообщило, что человек по имени Роланд Кэнтрелл погиб, выпрыгнув из трансатлантического стратоплана.

Впрочем, Гэллегер точно знал время смерти Кэнтрелла - в ту же секунду с его двора исчез труп.

Это произошло потому, что теплового излучателя больше не было, и будущее Гэллегера не содержало смерти от него. Разве что он сделал бы еще один.

Машина времени вышла из стазиса и вернулась к нормальному состоянию. Гэллегер понял, почему. Она была настроена на выполнение определенного задания, подразумевающего смерть Гэллегера в определенном комплексе переменных. В рамках этих переменных машина действовала непрерывно. Она не могла остановиться, не исчерпав всех возможностей. Пока в каком-либо из возможных вариантов будущего Гэллегер погибал от излучателя, трупы исправно переносились ему во двор.

Ныне будущее радикально изменилось. Оно уже не включало в себя варианты А, В, С и так далее. Тепловой излучатель, определяющий фактор, был уничтожен в настоящем и потому возможные варианты будущего Гэллегера теперь представляли собой А 1, В 1, С1 и так далее.

Машина не была рассчитана на такие резкие отклонения. Она выполнила поставленную перед ней задачу и теперь ждала новых поручений.

Перед тем, как вновь воспользоваться ею, Гэллегер детально изучил ее устройство.

Времени у него было достаточно. При отсутствии corpus delicti Перссон без труда добился прекращения дела, хотя несчастный Махони едва не спятил, пытаясь понять, что же, собственно, произошло. Что касается либлей...

Гэллегер машинально раздал печенье, прикидывая, как бы избавиться от этих маленьких глупеньких созданий, не раня их чувств.

- Не хотите же вы остаться здесь на всю жизнь? - спросил он у них.

- Нет, - ответил один, косматой лапкой стряхивая крошки с усов. - Но нам нужно завоевать Землю.

- Гмм, - буркнул Гэллегер и вышел кое-что купить. Вернулся он с какими-то приборами, которые украдкой подключил к телевизору.

Вскоре после этого обычная телепрограмма была прервана экстренным выпуском новостей. По странному стечению обстоятельств либли как раз смотрели телевизор. На экране появилось.лицо диктора, почти полностью скрытое листом бумаги. Единственная видимая часть - от бровей и выше - очень напоминала лоб Гэллегера, но либли были слишком возбуждены, чтобы заметить это.

- К нам только что поступила важная информация! - сообщил диктор срывающимся от волнения голосом. - С некоторых пор мир уже знает о прибытии на Землю трех почтенных гостей с Марса. Существа эти...

Либли удивленно переглянулись, один из них начал говорить что-то, но на него шикнули.

- Существа эти, как стало известно, хотят завоевать Землю. С удовольствием сообщаем, что все население Земли перешло на сторону либлей. Произошла бескровная революция, и отныне либли становятся нашими единственными владыками...

- Йо-хо! - пропищал тоненький голосок.

- ...Ведется организация новых форм правления. Будет введена новая денежная система, монетные дворы уже чеканят монеты с изображениями либлей на реверсе. Ожидается, что наши владыки вернутся на Марс, чтобы объяснить своим соплеменникам возникшую ситуацию.

Лицо диктора исчезло с экрана, и пошла обычная программа. Вскоре, таинственно улыбаясь, появился Гэллегер. Его приветствовали радостные писки либлей.

- Нам пора возвращаться домой. Произошла бескровная...

- Революция! Этот мир - наш!

Их оптимизм можно было сравнить только с их легковерием. Гэллегер позволил убедить себя, что либлям нужно возвращаться.

- Ну, хорошо, - согласился он. - Машина готова. Еще по печенью на дорогу - и в путь.

Он пожал три косматые лапки, вежливо поклонился, и трое либлей, оживленно попискивая, отправились на Марс. на пятьсот лет в будущее. Они торопились вернуться к друзьям и рассказать о своих приключениях. Они и рассказали, но никто им не поверил.

Смерть Кэнтрелла не имела никаких последствий, хотя Гэллегер, дед и Мики прожили несколько беспокойных дней, прежде чем облегченно вздохнули. Вскоре после этого дед с Гэллегером ударились в запой и сразу почувствовали себя гораздо лучше.

К сожалению, Мики не мог составить им компанию. Ему пришлось вернуться в цирк, где он дважды в день демонстрировал свой уникальный талант, прыгая с десятиметровой лестницы в ванну с водой...


Содержание:
 0  вы читаете: Этот мир - мой! : Генри Каттнер    



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение