Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 22 : Екатерина Казакова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




Глава 22


Остаток ночи я не спала, и не вовсе по причине, о которой многие подумали, а потому что мне мешались долбанные закрылки! Когда в воздухе наконец раздалось хлопанье крыльев приземляющегося дракона, то я с радостью отпихнув от себя похрапывающего мне на ухо Предводителя, на бегу одеваясь в его штаны и рубаху задом наперед, галопом понеслась навстречу бронированному Боингу. Параллельно, от походной кухни, топоча как стадо мамонтов, выбивая из земли пыль своими лапищами, несся Сосискин. Увидев нас, Дракон заржал и прокомментировал наш внешний вид — Картина "Ангелица, переболевшая тифом, выгуливает щенка Цербера". -Угу скорее "Педикулезная сестрица Аленушка с братцем Иванушкой, обожравшимся стероидов", я за словом никогда в карман не лезла. А Сосискин плотоядно облизываясь на знатока живописи уточнил — Ты тут не зубоскаль, а доложи увеличил ли норму продовольствия с учетом моего возросшего аппетита? Дракон стерев со своей морды глумливую улыбку, четко отрапортовал, что к полету все готово, воздушные силы на крыле, сухопутные военные части приведены в повышенную боевую готовность, места ночных стоянок обеспечены теплыми туалетами и бесперебойным поступлением горячей воды, а сух-пайка хватит на роту мутировавших такс. — Пора лететь, Дарья, закончил свой рапорт командир смертников. Успокоившись, что голодать ему не придется, пес моментально повеселел и крикнув — Я пойду быстро перекушу на дорожку и захвачу свою подстилочку, потопал дожирать то, что еще оставалось в котлах. И не смотря на свой бегемотоподобные размеры, он так быстро скрылся, что я даже не успела уточнить, на кой черт ему подстилочка, если она теперь годна только в качестве носового платка, которым он сроду не пользовался.

Дождавшись когда он удалится на значительное расстояние, я поближе подошла к дракону и обвинительно направив палец в его грудь спросила — Почему не сработал твой маячок на моей руке и никто из вас не пришел к нам на помощь? — Даша, когда у тебя будут дети, ты меня поймешь, виновато отводя глаза тихо ответил Владыка. — Не надо меня упрекать моей бездетностью, у меня есть Сосискин и он пока заменяет целую ясельную группу, быстро выпалила я не подумав. Но, если сначала я практически кричала, то мере того, как до меня начинал доходить смысл драконьего ответа, а память показывала картины лишения жизни моих с псом обидчиков, то на последних словах голос звучал все тише и тише. Мы понимающе посмотрели друг другу в глаза, слова тут были излишними, жизнь близких всегда козырь в руках подонков. Так что, когда Дракон меня тему начал втирать, надо потерпеть, мол скоро все закончиться, я лишь сердито просопела, что через несколько дней меня прихлопнет Темный ибо с такой обузой за спиной увернуться от первого же удара не успею и на всякий случай уточнила может ли Дракон ее убрать. — Нет, Даша, не смогу, это магические крылья сделанные демиургами, никто кроме них не сможет тебя их лишить, если попробует кто то другой, то ты просто умрешь, в очередной раз обломал меня мастер по установке сигнализаций на Запорожцы. — Угу, магические, а весят как настоящие от Шаттла, проворчал мой позвоночник, испытывающий космические перегрузки от их присутствия. — Ладно, махнула рукой моя жажда деятельности, не будет разводить спирт водой, дай мне 5 минут на то чтобы избавить местного шеф-повара от Сосисискина, забрать вещи и разрешить вождю этих краснокожих махнул мне в след рукой.

— Что не удовлетворил тебя пахарь-трахарь, что ты его уже не зовешь мужчиной своей мечты? пригвоздил меня к месту оживившийся от этих слов воздушный змей в броне. — Ну почему же, усмехнулась я, удовлетворил, примерно с десятой попытки, просто он не мой Мужчина. Дракон нетерпеливо щелкнул хвостом, подстегивая меня с объяснениями. Я вздохнула и чуть не по пунктам стала разъяснять суть своих претензий к Хришеньке. Во-первых, мой Мужчина никогда не отпустил бы меня в лапы к врагу, а посадив меня под замок, сам поехал бы на разборки. — Во вторых, мой Мужчина априори не может быть воинствующим идиотом и через каждые пять минут вопросительно заглядывать ме в глаза и тоном маленького мальчика нести хренотень типа "Дорогая, позволь мне умереть рядом с тобой", он должен ТАК всего лишь раз сказать "Я хочу прожить эту жизнь с тобой", что бы я сразу поняла, что мы проживем ее вместе. — А как же некоторые другие Избранные бывшие до тебя, шли к Темному вместе со своими мужчинами, в которых они тут влюблялись или другие женщины, которые воевали и воюют бок о бок со своими любимыми? ехидно потребовал комментарий знаток межличностных отношений. — Что касается первых, взвешивая каждое слово ответила моя практичность, то они просто клинические идиотки, можно было отправить своего миленка к Темному чтоб он приволок ей его в полудохлом виде, что бы она потом в тишине и спокойствие могла загнать ему перо под ребро. — Я бы, если бы мне кто-нибудь такое предложил, точно бы не отказалась, поддержала его моя жажда жизни. — И потом, это только в книжках Избранная идет в бой под ручку со своим бой-френдом, в реальности у половины из нас кишка тонка на такие подвиги, согласились с ним мои поджилки. — А что касается вторых, ответила за меня моя женская природа, то они просто оголтелые феминистки, которые не понимают, что в любой драке будь то нападение хулиганов или тем более военная операция, женщина всегда обуза, делающая мужчин уязвимыми. Я еще немного подумала и добавила от себя — А вообще Дракон, все мои местные чихари-пихари, любили или хотели не меня, Дарью Петровну Смирнову, москвичку 28 лет от роду, а Избранную со всей атрибутикой, и мне не 14 лет, чтобы это не понимать, так что все с кем я тут спала, были просто очередными эпизодами в моей жизни. Закончив говорить, я побрела в шатер собираться на рандеву к Темному.

— Я могу дать тебе шанс поставить на другую лошадку, крикнул мне в спину дракон, а я круто развернувшись на пятках, вопросительно уставилась в его абсолютно честные глаза. — Сегодня вечером сюда прискачет загнав 4 гшердов твой старый знакомый орк, и когда узнает, что брат не пошел вместо тебя к Темному лорду, то они подернуться и произойдет смена Правителя. Я недоверчиво хмыкнула, мол давай мели Емеля, твоя неделя и стала вспоминать как там итальянцы макароны грамотно на вилку накручивают. Но Дракон не сдавался, решив, видимо, в ближайшее время обожраться до тяжести в желудке Оливье с селедкой под шубой и упиться до фиолетовых свиней на моей свадьбе. — Поверь, нам ведомо многое, он действительно влюбился в тебя сразу в том переулке, где вы встретились, он не знал тогда что ты Избранная, это твой шанс найти наконец нормального мужика, а не половую тряпку, об которую ты будешь вытирать ноги!!! — Маленькая поправочка, она его не любит, отрицательно качнулось сердце. — Тем более что он тоже ее бросил, и посайгачил трезвонить всем о том, что ее видел и оставил одну, вот девочка и связалась с Правителем, поддержала его до сих пор переживающая вместо меня женская обида. — И вообще, она замучается лопатой махать, баб от него отгоняя, констатировали чувство собственницы на пару с ревностью. Ну а я только уточнила — Братоубийства не будет? И дождавшись ответа что у орков перевороты происходят через нокаут, сообщила что я очень рада за них обоих, и пригрозив — Узнаю, что про мой возраст кому-то сказал, пущу на кожгалантерею, поспешила в шатер за своими манатками.

Я быстро стянула с себя чужие вещи, никогда не понимала, с чего кто то решил, что женщина в мужских вещах, а особенно в рубашках выглядит сексуально? Вытряхнув рюкзак, я произвела ревизию своего гардероба. Выбор был невелик, после шатаний на Лабуде у меня осталась знаменитая тельняшка, не менее знаменитые папины штаны, последняя футболка, джинсы, древний как мамонт платок, с эмблемой московского фестиваля дружбы народов проходившего в лохматом году, неизвестно как попавший мне в руки при сборах, несколько пар носок, нижнее белье, купальник, пушистые тапочки в виде зайчиков, ну и всякие там женские мелочи. Решив, что в джинсах лететь неудобно, я натянула на себя трико, в услышав шаги за спиной, не оборачиваясь попросила — Я подержу футболку, а ты вырежешь на спине квадрат, так чтобы крылья свободно проходили. — Как ты догадалась что это я, тихо спросил подошедший Хришенька. — Задницей почуяла, сплюнула моя нелюбовь к долгим проводам, а я не поворачиваясь, напустив в голос печали, провздыхала — Я знала, что ты не оставишь меня в сей скорбный час. А что, нагонять пафоса так нагонять, мне все равно, а у мужика самооценка после вчерашнего позора повыситься. Он подошел и молча уткнулся мне в мою лысую макушку, и начал об нее тереться щекой. — Чешется что ли об нее, тут же высунулось любопытство. — Не опошляй мне праздник, высморкавшись попросила вылезшая неизвестно откуда сентиментальность. А я стояла и думала, когда же он уже скажет дежурную фразу, я так же дежурно отвечу, совершу все положенные при расставаниях на веки реверансы и смогу спокойно задвинуть встречу с ним в самый дальний уголок своей памяти. Наконец услышав стандартное при таких ситуацих — Я не смогу без тебя жить! мы с моим жизненным опытом с облегчением пожали друг другу руки. Как мне хотелось сказать — Сможешь, еще как сможешь, не пройдет и пары дней, как ты будешь на груди очередной подружки рассказывать как любишь меня, совершено искренне веря в этот самообман. Но вместо этого я притворно вздохнув прошелестела "А как же я без тебя милый" и позволила заключить себя в объятия для обмена слюноотделением.

Облачаясь в то, в чем мне предстояло идти на деловую встречу, я в первый раз порадовалась, что не вижу себя со стороны. Линялые с пузырями на коленях штаны, у которых сзади кто-то оторвал карман, как заплаткой, позорились сзади темным пятном. Разлетавшаяся при каждом движении футболка (у кого то, не будем говорить у кого, руки росли из не из того места и маникюрные ножницы в его культяпках превратили мою любимую майку в тряпку, которую побояться одеть даже панки), с почти полностью отсутствующей спиной, была подпоясана под грудью найденной в шатре веревкой. Единственное что в этой хламиде мне нравилось, так это веселенький рисуночек девочки-монстрика с бензопилой за спиной, обрамленный надписью "Красота спасет мир". На моей голове почетное место заняла бандана из платка, которая своими мелкими дырочками гарантировала защиту от перегрева на солнышке. Побоявшись, что при турбулентности, попадании в воздушные ямы, или при прочих неприятностях могу лишиться своей шкатулками с побрякушками, я нацепила все подарки Правителя на себя, и теперь вперемежку с моей и бижутерией, на шее, в ушах, на груди и на руках сияли крупные алмазы, сапфиры, изумруды и прочие дорогостоящие минералы. Я кстати, умудрилась скрепить цепочки в одну большую цепь и навесив на нее все подвески и сережки, которым не нашлось места в ушах, и намотала ее себе на талию. Так что теперь меня смело можно было выпускать с гастролями в гарем к какому-нибудь шейху выплясывать танец живота, уж больно задорно все это хозяйство на мне звенело. Главное было не продешевить с ценой на зрелище, только от продажи ожерелий на моей шее можно было купить пару нефтяных вышек в каком-нибудь эмирате. Добавим к этому крылья, узелок с едой и бутылкой молока в одной руке, изрядно потрепанный орками рюкзак в другой, тапочки, одетые вместо погибших в драке кроссовок, и получим портрет дачницы-шизофренички, отправляющуюся на утренник в доме сумасшедших. Если Темный не сойдет с ума при виде меня, ему не будет страшно никакое Кривое зеркало с Новыми русскими бабками.

О том, как Сосискин забирался в сооружение, в котором нам предстояло совершить менжимперский полет можно было снять фильм, но, к сожалению, из за отсутствия камеры, мне приходиться довольствоваться только фотографиями с места события. Дюжина орков не могла его поднять чтобы подсадить в корзину, а на камень, с которого, по идее, ему должно было быть удобнее запрыгивать, он не мог залезть сам. Если Дракон не догадался положить увеличенную ступу Бабы-Яги на бок, и он как жирный удав задом не заполз в нее, мы бы наверное до сих пор задерживали рейс своей посадкой. Моя персона тоже отличилась, залезая в импровизированный салон самолета, крылья перетянули меня назад и я испортила торжественные проводы, падением на свою пятую точку, чем значительно обогатила словарный запас провожающих. На счастье орков никто из них не заржал, иначе я тут задержалась на пару часиков и прочла бы им через вваливание в задние ворота ума, ускоренный курс хороших манер. Потом я попинала ногами Сосискина, требуя покомпактнее свернуться, повоевала с оперением за спиной, которое так и норовило зацепиться за ремни, соединяющие пассажирское место с лапами пилота, поклялась что буду ждать орков на границе с Темной империей (ни один из них не уточнил конкретного места встречи, а насколько я помнила, граница имела протяженность по более чем Китайская стена), по быстрому клюнула Хришеньку в щечку, наврав на ухо что Предводителю подрывать авторитет, стирая с себя на людях женские слезы, незачем. Когда мы наконец оторвались от земли, Дракон сказал — Какое счастье, что никто посторонний нас не видел, с вами дела иметь, только позориться.

Полет в непонятной коробченке да в лапах дракона, это я вас скажу что то. У меня нет слов чтобы подобрать, с чем это можно сравнить. Что то подобное я испытывала, когда согласилась спрыгнуть с огромной тарзанки. Сначала свободный полет, а потом резкий рывок и ты начинаешь скакать в воздухе как мячик на резинке. И все это в жутком холоде, если бы не предусмотрительность Дракона, стребовавшего с орков звериные шкуры, то мы с Сосискным стали свежезамороженными полуфабрикатами к столу нечисти. Еще меня постоянно тошнило, и если сначала Сосискин каждый раз увидев как я перегибаюсь за борт уточнял не тянет ли меня на солененькое, то потом уже начал опасаться долечу ли я хотя бы до первого места ночевки. Самое поганое было то, что эта переноска для людей и животных, была рассчитана на даму с собачкой, а не на горбунью с торчащими за спиной вешалками для одежды, передвигающуюся с личным носорогом, поэтому нам было жутко тесно и мы постоянно скандалили с псом требуя чтобы кто то из нас подвинулся. И еще страдали мои спина, шея и плечи, они постоянно болели от тяжести крыльев и мой мозг регулярно нашептывал, что позвоночник замучил его сообщением, что еще пять минут и он осыплется в трусы.

Но если отбросить все эти детали, то полет начался очень даже ничего. Кто кроме меня может похвастаться что летел в окружении звена драконов, образовавшее в небе огромный ромб, а наш дракон в центре этой геометрической фигуры рассекал воздух лапами с зажатой в них матерящейся авоськой? Помня о высказанном раз при мне пожелании, я проорала Дракону что был сел на привал возле Аккона и послал кого-нибудь за Кроликом. Когда Хозяин ночного города увидел меня, выходящую к нему из за спины дракона, он удивился. При виде Сосискина — остолбенел. Настал кульминационный момент. Я эффектным жестом скинула себя бурку из неопознанного меха, напрягла спину и повернулась к нему тылом сказала — Я прилетела показать тебе мои расправленные крылья. Подойдя ко мне, он упал на колени и прижавшись к моему правому крылу, как к братской могиле. Суровый дроу тихо плакал как ребенок и счастливо всхлипывая — Я всегда знал, что твои крылья раскроются, они просто были сложены. Услышав это Сосисискин тут же проворчал — Накаркал блин, прорицатель хренов, лучше бы нам кончину Темного от отравления паленкой напророчил. — Тихо ты, шикнула на него моя способность радоваться за других, у человека исполнилась мечта, а ты и тут все норовишь опошлить. Проворчав что то о том, что дроу вовсе и не человек, Сосискин отошел от нас с Кроликом и начал выклянчивать у Дракона отдать ему аппетитно пахнущую копченую ногу неведомой зверушки. Я еще немножко поболтатала с Кроликом, и узнав от него, что работа по созданию разветвленной сети шпионов идет полным ходом, я вручила ему свою змейку из пупка, которая уже сыграла свою роль. Насколько я помнила, подобный жест по передачи символа означал у дроу принятие в Дом, так что я пользуясь своим правами члена Дома и Наследницы, включила Кролика в список претендентов на трон. На прощанья я вырвала у себя несколько перьев и попросила их отнести Яфору на память об одной неправильной Избранной, троекратно облобздала растерявшегося от всего происходящего Кролика и дала команду на старт.

В первый день полета и первую ночь, никто на нас не напал. Ближе к концу второго дня перелета нас атаковала небольшая стая горгулий, с которой драконы легко справились, а вот ночью на нас напали какие то озверевшие твари, и я в миллионный раз похвалила себя за предусмотрительность. А вот на третий день…Едва мы пересекли границу с Темной империей, как на нас напали летающие пираньи. Они как огромный рой мошкары кружились и выдирали из драконов куски тел. Я выла от ужаса, глядя как они на моих глазах сожрали двух наших сопровождающих прям в воздухе. Еще шесть драконов получили серьезные раны и один из них ночью умер. Четвертый день прошел почти спокойно, если не считать что пролетая над замком темного колдуна, двенадцать драконов камнем рухнули в низ от выстрелившего в них луча, а наш Дракон чудом не лишился глаз. Так одно мое давнее предположение нашло подтверждение, Димон по полной программе наделил темных магической силой или, что мне казалось более вероятным, демиурги поставляли сюда какое-то оружие.

Ночью, последовавший за этим ужасным для всех днем, на нас напали вампиры. Дракон заранее предупредил меня, что мы находимся в их землях и я с какой то дури, вспомнив про то что, в книжках пишут о гипнотических талантах кровососов, сунув в уши наушники плеера, прозевала их появление. Прошляпить появление армии здоровенных мужиков и почти не уступающим им в росте и комплекции теток, скнандирующих как футбольные фанаты "Кровь, мы чуем кровь, оле-оле-оле-оле-оле, вампиры, вперед!", мог или глухой или такая вот меломанка как я. Их было столько, что Дракон тут же кинул в бой засадный полк. Мозг в эту ночь явно взял больничный лист по уходу за нервными клетками, иначе я бы подпевая Лолите "Пошлю его на небо за звездочкой, конечно же все хуже может кончиться" не стала бы метаться по лагерю в поисках осинового кола. Не найдя под рукой орудия борьбы с вампирами, я схватила корягу и вообразив себя Баффи, воткнула ее в бок ближайшего ко мне двухметрового амбала и замерла, ожидая когда он красиво опадет пеплом. А эта гадина и не думала рассыпаться, она повернула ко мне перекошенное от боли лицо, что то проревела и с размаху саданула мне в ухо, да так, что я как курица растопырив крылья, отлетела метров на 5, а наушники и плеер бесследно сгинули. Вампир подбежав ко мне, наклонился и нависая над моей насмерть перепуганной душонкой, обнажая выдвигающиеся из обоих челюстей клыки, облизываясь раздвоившимся языком порадовал — Я сожру тебя целиком Избранная, не взирая на твою отравленную алкоголем печень и черные от табака легкие. Почему то вместо видений о прошлом, которые случаются за минуту до смерти, в голову начали лезть мысли как там у меня вообще состояние организма, чтоб знать от чего таблетки пить. И что характерно, спросила бы, если не прыгнувший ему на спину Сосисискин, который тут же скинул его с меня ударом лапы, в буквальном смысле слова отгрыз клыкастику голову. Все произошло за доли секунды. Удар лап, хруст шейных позвонков, утробное рычание и вот Сосискин поворачивает ко мне окровавленную морду и рявкает — Какого хера ты тут как баба на чайнике сидишь, вали быстро к Дракону, уже отход протрубили, а ты все булки свои паришь! Потом, когда мы отлетели на значительное расстояние и приземлились отдохнуть, у него начался отходняк и он забился в истерике. Он катался по земле и выл, что стал таксой-людоедом и его надо пристрелить как бешеного. Я с Драконом насилу успокоили его, скормив те немногие запасы продовольствия, что драконы успели захватить.

Следующий день и ночь я провела как в тумане. Драконы непрерывно отбивались то в воздухе, то на земле от страдающей авитаминозом, цингой от недостачи свежего мясца, орды монстров. Сосискину какая то тварь оцарапала ухо и оно тут же начало гноиться, и это не смотря на то, что я его тут же обработала перекисью и залила йодом. У меня к синяку на одной щеке от удара вампиром, добавился бланш под глазом, который я заработала ночью, когда мы оборонялись от взвода некромантов с их зомби. А наш Дракон весь был покрыт корками от ран, потому что драконы вовсе не такие неуязвимые как все считают.

Я не могла смотреть в глаза драконам, потому что теперь каждый день кто то из них погибал. Сосискин неуклюже попытался меня утешить, предложив создать мемориал в память о павших, но я отказалась, сказав что лучше раздать эти деньги их родным, а вместо мемориала переименовать Цветной мир в Мир Драконов и переписав на имя Эдика еще несколько из своих миров, обязала его в случае моей смерти во всем помогать Драконов и не брать с них за это ни копейки.

К наступлению последней ночи перед прилетом я была морально и физически вымотана. Морально, потому что на меня гранитной глыбой давила вина, за то что я была ответственна за гибель драконов. Я корила себя за свой поганый язык, за страсть к авантюрам, за дурость, за все мои поступки, которые привели к такой трагедии. А еще больше меня сжигала ненависть к демиургам и сознание того, что я ничего не могу с ними сделать. Физическое состояние обуславливалось тем, что я практически не ела и не спала уже несколько дней и ночей. Днем в полете я не могла подремать из за тесноты и непрекращающейся морской болезни. Ночами, помимо нападений монстров, мне не давали забыться раскалывающаяся голова и дикие боли в спине от презентов трех извергов. Крылья мешали мне спать, я постоянно ими за что то зацеплялась и вырывала перья, мне казалось что в них завелись насекомые и я нервно выдирала из них перья, пытаясь найти вшей с клещами. У Сосискина были почти такие же проблемы. Его постоянно терзал голод, а все его тело ломило от носа до хвоста из за неудобных поз, которые он принимал чтобы втиснуться в корзину. Он ни словом не упрекнул меня за свое участие в этом квесте, но его измученный вид был красноречивее любых слов, и я с ума сходила, не зная как облегчить ему страдания. Одним словом я была на взводе, и появись сейчас Темный я бы сама попросила меня пристрелить чтоб не мучалась. Заметив мое состояние, Дракон осторожно подошел ко мне и предложил отойти в сторону для разговора.

— Даш, я понимаю ты устала, но с таким настроением как у тебя не идут на одну из самых главных встреч в твоей жизни, ты должна собраться, попытался меня взбодрить огнедышащий психотерапевт. Своими словами он сорвал мой стоп-кран и я обрушилась на него как рухнувшее здание, погребая под своими обломками его попытку дать мне установку на победу — Подскажи, если ты такой умник, с каким лицом и мыслями тут принято умирать, а то еще завтра опозорюсь перед Темным? — Может мне нарисовать транспаранты, надуть презервативы, что так и не использовала, и с радостными воплями кинуться ему на меч, или чем он там Избранных по традиции жизни лишает? выкрикнула ему в лицо моя надвигающаяся истерика. — Если ты не возьмешь себя в руки, то умрешь, сбил меня с ног ударом хвоста зарычавший Дракон. Но меня прорвало, вскочив я заорала — Да я сама уже жить не хочу, понимаешь не хочу, на мне уже крови захлебнуться можно сколько!!! И подлетев к нему, я стуча кулаками по груди билась в рыданиях — Ты представить себе не можешь, как я ненавижу себя за то, что из за меня погибло столько твоих сородичей! — Я проклинаю себя за то что во все это ввязалась по пьяной дурости! — Если бы я могла тебе рассказать все, ты бы меня сам убил, а не наградил защитой всех драконов. — Не появись бы я здесь, сколько бы из вас сейчас спокойно жило, но теперь их нет, а я пытаюсь откупиться от вас деньгами и успокаиваю свою совесть подачкой, которую еще переименовала в вашу честь! Дав мне выплакаться, мягко отстранившись он сказал — Помнишь, ты спросила почему мы наградили тебя? Шмурыгая носом, я только кивнула в ответ. Тогда он сев, похлопал лапой по земле, приглашая сесть меня рядом, аккуратно прикрыв кончиком своего крыла, устремив взгляд в небо, душераздирающим голосом завел свой монолог.

— Нас создали демиурги, но они нас создавали не такими, какими ты нас увидела. Я всхлипнула, а он сердито посмотрел и буркнув — Не перебивай и заканчивай давиться уже соплям, и снова приняв торжественный вид продолжил. — В одном мире молодой дракон попал в горах под обвал и практически умирал от ран и голода, когда его нашел пастух. — Увидев это человек сказал "Я помогу тебе, но за это ты мне должен заплатить вот таким вот куском золота", и показал ему на один из камней. — И дракон отдал ему самородок, тогда еще совсем ненужного нам желтого металла, хотя в благодарность он хотел дать клятву прийти к человеку и всем его потомкам на выручку, если придет беда. — Так мы узнали, что за помощь нужно платить, а золото для людей часто значит больше чем плечо друга. — Прошло время, в другом мире другой дракон долго пытался возделать поле, но у него ничего не получалось, и тогда он пошел за советом к человеку. "Я подскажу тебе, как нужно пахать и сеять, но взамен ты мне покажешь где залегают алмазы". -И дракон получив совет, показал ему пещеру с жилой. Он вспахал поле, собрал урожай, и его семья пережила суровую зиму. Когда дракон узнал, что на деревню человека надвигается смертельная эпидемия, он в благодарность за спасение своей семьи от голодной смерти, поспешил дать человеку совет поскорее покинуть эти края. — Но человек не послушал совета дракона. Из-за мора умерла вся семья человека и тот проклинал себя за то, что не послушал тогда совета. — Так драконы узнали, что советы стоят денег, а люди очень часто ими пренебрегают, если они получены бесплатно. — Шло время, и люди во всех мирах поняли, что мы не только зависим от них, но и что данные нами советы бесценны. — Постепенно они решили, что драконы обязаны за все им платить в три раза больше чем сами давали и получать за свои подсказки советы, с помощью которых можно было перевернуть ход истории. — Устав от такой несправедливости, мы решили поменять правила игры, в каждом мире каждая семья дракона потеряла кого то из своих членов от голода, но мы переломили ситуацию и начали приучать людей, что они тоже должны за все платить. — Но люди все равно старались дать нам меньше, чем мы могли им дать, так до конца и не поняв, что обмен должен быть равноценным, нельзя за одну корову требовать, чтобы тебя озолотили, а за ломанный грош — чтобы открыли секрет, где у твоего противника самое уязвимое место.

Только дракон замолчал, я начала вертеться, чтобы задать кучу вопросов. На мои телодвижения Дракон сердито шикнул — Не егози, сиди тихо, а то ничего больше не скажу и будешь как дура сидеть без подарка. Мне ничего не оставалось делать, как прикусить свой язык и не перебивать собеседника. — Вы, люди научили нас, что за все нужно платить и мы стали такими же как и вы. — И в чем то мы благодарны вам за это, потому что благодаря своим знаниям и человеческой жадности мы смогли выжить. — Шло время мы так и жили торгуясь с вами по каждому пустяку, пока мы не поспорили с создательницей наших прародителей, которая приложила и к вашему созданию свою руку. Она доказывала нам, что не все люди одинаковые, но мы не соглашались с ней — И тогда она предложила нам, что если кто то из людей, не важно в каком мире предложит драконам хотя бы равноценную оплату за наши услуги, то мы будем обязаны помогать этому человеку всю его жизнь, а она сделает так, что мы сможем когда захотим перемещаться по мирам в любых ипостасях без разрешения Совета демиургов. — Это было еще в те времена когда на Земле едва появились люди, а создавшие этот мир демиурги еще не родились. — Так что ты, сама того не ожидая умудрилась первой дать не только нам драконам мира Лабулэлирт Диравриникэ, но и всем драконам гораздо больше, чем мы смогли тебе дать. — Поэтому попытайся не казнить себя за смерть кого то из нас, а лучше начни думать сколько благодаря тебе родиться новых драконов, которые смогут нормально жить и путешествовать по мирам. После этих слов на моей руке проявился рисунок, глядя на который я начала успокаиваться и мечтать, что может быть мне разрешат усыновить какого-нибудь маленького дракончика, который поможет мне выбить из Сосискина его непробиваемый эгоизм.

— Получается Дашка первая, кто не пожидилась? раздался вдруг из темноты голос Сосискина. Захваченная разговором с Драконом я даже и не заметила в какой момент он к нам присоединился. — И что это за награду вы ей вручили, о которой я ничего не знаю? совершено не стесняясь что его застукали за постыдным делом, полез выяснять пес. Дракон совершил телом бросок, и замерев перед вопросительно смотрящим псом, покачиваясь как кобра поинтересовался — Тебя, маленький извращенец, разве не учили что подслушивать и подглядывать не хорошо? Сосискин ничуть не смущаясь парировал — А как тогда, что то можно узнать? И нетерпеливо виляя хвостом в мою сторону законючил-Давай уже хвастайся, чего тебе там всучили, а то я весь испереживался думая, что тебе опять десертный нож всучили. Я подошла к нему и протянула вперед свой личный Госхран. Увидев чем меня облагодетельствовали, он протяжно свистнул и выразил свое отношение к дару — Ну ни хрена себе струя, ни струиться ни фига, и ты об этом молчала? Я виновата пожала плечами. — Ну и гадина ты Дашка, если мне отчинили перчатку круче чем у Майкла Джексона, то я бы не стал прятать ее от друзей. Он демонстративно отвернулся и сел ко мне спиной, обижено бубня себе под нос — Кого я воспитал? — Я ночей не спал, подстилочкой своей ее укрывал, последний куском колбасы у себя изо рта вынимал, а она…? Мне стало стыдно и я подойдя к его скорбно застывшей спине, присев на корточки, с трудом обхватив его шею начала оправдываться. — Ну прости меня, он же не видим ни для кого и проявляется черти знает по какому принципу, вот я и забыла про него. Пес только угрюмо сопел в ответ, всем своим видом давая понять, что мои потуги стать кающейся Марией Магдалиной, его не впечатляют. Тогда я достала козырного туза — Ну хочешь я подарю тебе половину этих долбанных камней? Сосискин моментально оживился и быстро, боясь что передумаю, скомандовал — Дай поближе рассмотреть, чтоб я мог себе приглядеть достойную моральную компенсацию. Мое раскаянье протянуло ему руку и с удивлением заметило, что под светом луны дракончики начали мерцать и весь узор от этого начал переливаться и двигаться как живой. — Да стойте вы на месте, скачите как счетчик в хач-такси, раздосадовался пес. — Такие караты, что прям теряюсь как бы не продешевить, а у меня как назло ни лупы, ни ювелира проверенного под рукой нет, и вы еще тут половецкие пляски устраиваете. Увидев как Сосискин чуть не выгрызает камни у меня из руки, Дракон видимо не на шутку перепугался, что я останусь калекой и поспешил расстроить пса сообщением о том, что выколупать их не получится, что дескать это нанотехнология не поддается никаким воздействиям из вне. Чем я после этого откупилась от разобиженного в конец после такого сообщения пса, народу лучше не знать, просто поверьте на слово, на небольшую часть того что я отдала, можно было спокойно профинансировать строительство города на Марсе.

Заметно повеселевший разоритель ушел строить очередные финансовые планы, а я поинтересовалась, какие все у нас шансы на победу. Спаситель моей хваталки расстроено покачивая головой признался, что хотел бы сказать, да не может. И не потому что я вся из себя такая внезапная, или кто-то ему запретил, а потому что Ткань Всеобщего Знания уже давно порвалась под моим напором и Совет демиургов замучался ее штопать. — Понимаешь, Дарья, ты отличаешься во всем от своих предшественниц. Я насупилась — Ты уже не знаю какой по счету, кто мне говорит что я неправильная, а я, между прочим, молчу, что все происходящее как то не вписывается в рамки фентэзи. — Ты что уже сама забыла что жизнь это не фентэзи, это только в книжках пишут про непобедимость Избранных, доставшейся ей по наследству от родителей, про то что ей все обязаны помогать, а она за это играючи справиться с самым главным злодеем? насмешливо поинтересовался оппонент и продолжил развивать свою мысль. — Да не бывает канона для Избранной, они все живые люди и нелюди и поэтому среди них есть наивные девочки, с романтической чепухой в голове, расчетливые стервы, фанатички свято, верящие что добро победит зло, бравирующие своими мечами и фаерболами амазонки, любительницы экстрима, бездарные актрисы, художницы и певицы, мечтающие о мировой славе, идеалистки, желающие изменить мир к лучшему, скучающие домохозяйки, коротающие время за просмотром "Магазина на диване" и от этого купившиеся на заманчивые предложения и просто разочаровавшиеся в жизни женщины, пытающиеся из последний сил запрыгнуть в уходящий вагон. Я была полностью согласна с Драконом, потому что давно знала, что образ героя почти всегда рисует народ. Но чертик, сидящий во мне, подстрекаемый извечным женским любопытством, дернул меня за язык уточнить, чем же все таки я отличаюсь, что Ученый Совет творцов не покладая рук трудиться ниткой и иголкой. — Да потому что такой нахальной, хамовито-деловитой россиянки, у которой совесть смотрит в пол глаза на разгул твоего стяжательства тут еще не было, все как то скромнее были, голосом первого президента России, проинформировал Лабудинский Максим Галкин. Тут я взъерепиналсь, кому приятно когда ему говорят что он хамло трамвайное. — Знаешь что, закипел весь мой разобиженный характер, если бы эти Избранные фифы пережили перестройку, пару дефолтов, песни группы "На-на" из каждого окна, ножки Буша по праздникам и ежеминутную рекламу с Тетей Асей, неизвестно кто бы из нас хуже себя вел. — А не можешь сказать как мне головы своей не лишиться, так лучше промолчи, а не читай мне нотации, то же мне председатель жюри конкурса на самую воспитанную леди. Закончив отбрехиваться, я развернулась пойти искать Сосискина, чтобы попытаться поспать хотя бы пару часов. — Да не знаю я как тебе помочь, с мукой в голосе крикнул мне в след Дракон, помни только одно — Победить, это не значит убить.

Эти слова Дракона звучали у меня в ушах, когда на следующий день я стояла в нескольких метрах от входа в Цитадель и офигевала. Такого цинизма не ожидало даже мое неверие в сказки. Где спрашивается недреманное око Мордора? Где огненные реки с фонтанами лавы? Где корчащиеся на колах жертвы и флегматично покачивающиеся в петлях виселиц покойники? Где на худой конец демонических смех и мерзкий голос, который при моем появление должен орать "Кого мы видим, кого мы лицезреем?". Все это проносилось в моей голове когда, мы с Сосискиным рассматривали шале, затерявшееся в покрытых изумрудной зеленью горах, окруженное живой изгородью и благоухающее ароматами цветов на несколько метров. На лужайке перед этим особнячком пасся домашний скот и неторопливо прогуливались птички. Если бы не чертилы с вилами в руках у декоративной калиточки, то картина рая была бы полной. — Дашка, а с кем тут воевать то? осторожно поинтересовался Сосисискин, это скорее жилище добропорядочного австрийского подданного, чем бункер Гитлера. Я пожала плечами и поправив рюкзак, решительно шагнула вперед.

По давно заведенной традиции, привратники при виде меня испытали шок. Только если стражники в Аконе онемели и впали в прострацию, то местные охранники были покрепче. У них хватило сил начать креститься и приговаривать "Свят, свят, свят, изыди нечистая". В принципе я была с ними согласна. За эти дни я не смогла нормально помыться и постирать, и теперь грязная, вся в разводах от крови одежда висела на мне лохмотьями, а я сама воняла как компостерная яма у рачительного садовода. Зайчики на тапках давно потеряли уши, и теперь краснели и от своего уродства и от присутствия под ними разноцветных, рваных на пятках и мысах, носок. И как бы я не надвигала на лоб остатки роскоши времен 80-х, и не старалась стоять в тени, прикрыть, переливающиеся всеми оттенками фиолетового синяки на лице и заплывший глаз, мне не удавалось. Единственным намеком на то, что перед ними стоит женщина, была чудом не помятая в боях грудь и передвижной ювелирный магазин. Подойдя поближе, я стянула головной убор, и вытирая им вспотевшее лицо, весело спросила — Сам то дома? И дождавшись протяжного стона, кивнула Сосискину — Пошли, нас уже заждались. И не обращая внимания на мольбы "Господи спаси и сохрани нас грешных", решительно раздвинув их плечом и крыльями мы прорвались на охраняемую территорию.

На пороге дома нас уже ждал человек с головой быка, только вместо кольца, которое было в носу у древнегреческого Минотавра, на его шее красовалась черный галстук-бабочка. — Кто вы и доложите цель своего визита, чопорным голосом потребовал от нас назваться и предъявить паспорта, перенесший кучу пластических операций, включая пересадку вместилище мозга, английский дворецкий. — Избранная и ее священный зверь с дружеским визитом, бесшабашно отозвалась ему русская народная поговорка "Пропадать так с музыкой". В ответ мне вежливо кивнули и предложили сдать оружие. Я села на ступеньку, скинула тапочки и стянула с ног носки. Подойдя к ответственному за чистку серебра в приличном доме, держа их на вытянутой руке, как сапер держит мину, я расстроено сказала — Вот заберите, их можно использовать в качестве бумеранга, только держите их аккуратнее, а то об края их дырок порезаться можете. Мордоворот сохранил каменную морду, двумя пальцами взял грозное оружие в руках аборигенов Австралии и пророкотал — Прошу вас следовать за мной. Я прыснула в кулак и переглянувшись с едва сдерживающим ржание Сосискным вошла в святая святых Темной Империи. Поднявшись по скрипучей деревянной лестнице на второй этаж, наш провожатый остановился у деревянной двери и осторожно постучав, открыл ее и угодливым голосом пролебезил — Мой Лорд, к вам Избранная и ее священный зверь с визитом, и отступил пропуская нас вперед. Проходя мимо него, я не удержалась и оттянула бабочку, уж больно было интересно на резинке она крепиться или нет. Дождавшись шлепка, я удовлетворено прицокнула и великосветским тоном прогундосила — Благодарю вас любезнейший, если надумаете менять работу, то я с радостью приму вас к себе на службу в качестве вышибалы для подгулявших гостей, и пока мне не дали по рукам быстро влетела в комнату, подталкиваемая сзади головой Сосисикина.

— Привет, растеряно сказала фигура у окна, поспешно пытающаяся натянуть на лицо черный шлем, пиво будите? — Мне было лучше чего-нибудь покрепче, только и смогла выдавить я в ответ.


Содержание:
 0  Избранная по контракту : Екатерина Казакова  1  Глава 1 : Екатерина Казакова
 2  Глава2 : Екатерина Казакова  3  Глава3 : Екатерина Казакова
 4  Глава 4 : Екатерина Казакова  5  Глава 5 : Екатерина Казакова
 6  Глава 6 : Екатерина Казакова  7  Глава 7 : Екатерина Казакова
 8  Глава 8 : Екатерина Казакова  9  Глава9 : Екатерина Казакова
 10  Глава 10 : Екатерина Казакова  11  Глава 11 : Екатерина Казакова
 12  Глава 12 : Екатерина Казакова  13  Глава 13 : Екатерина Казакова
 14  Глава 14 : Екатерина Казакова  15  Глава 15 : Екатерина Казакова
 16  Глава 16 : Екатерина Казакова  17  Глава 17 : Екатерина Казакова
 18  Глава 18 : Екатерина Казакова  19  Глава 19 : Екатерина Казакова
 20  Глава 20 : Екатерина Казакова  21  Глава 21 : Екатерина Казакова
 22  вы читаете: Глава 22 : Екатерина Казакова  23  Глава 23 : Екатерина Казакова
 24  ЭПИЛОГ : Екатерина Казакова    



 




sitemap