Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 6 : Екатерина Казакова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




Глава 6

Проснулась я на следующий день в двенадцать по полудню, о чем сообщили часы на моей руке. Сколько было по местному времени меня мало волновало, но судя по положению светила, продрала я глазки явно не на утренней зорьке. Никаких угрызений совести не испытывала, может если была селянкой и в хлеве бы стояла буренка, то и встала к первой дойке. Но коли я вроде как не почетная доярка колхоза Красный лапоть, то как говорил мой кузен, имевший глупость сходить в армию — Солдат спит, а служба идет. — Вставай май либен Сосискин, пора на трудовые подвиги, я шпреханула в сторону пса и направилась в кусты совершать моцион.

Еще час прошел у нас в распитии кофе, поедании завтрака, донесения до сведения пса полученной вчера информации, вялых пререканиях и прочих хлопот, сопровождающих любые сборы. Когда мы наконец решили двинутся в сторону Столицы, на нашем почти покинутом лежбище возник обещанный поверенный. Пришедший назвался Ортанаэльдом и мне он сразу понравился. В нем не было той подавляющей красоты как в моих знакомцах, наоборот весь его образ внушал какое-то спокойствие и надежность. — Соберись тряпка, дала мне затрещину жадность, а то сейчас тебя облапошат как провинциалку в лохотроне. Видимо ее услышал Сосикин и с улыбкой акулы капитализма пропел: — Где ж так припозднились, золотовалютный Вы наш. Мы прям уж с рассвета Вас поджидаем, глазки не смыкаем, все смотрим и ждем, когда же придет наш яхонтовый советник по экономическим вопросам. Чую, что свалившееся вчера богатство и владения, не самым лучшем образом отразились на его характере. — Я ждал когда вы соберетесь, чтобы непосредственно перед вашим выходом урегулировать финансовые стороны, с легкой усмешкой парировал он. О, дядя то прям как наш министЕр финансов чешет на заседании Думы, съехидничала я. — Неее, в принципе он прав, кто ж на голодный желудок то серьезные вопросы решает, осклабился пес. — Не желаете ли кофейку-с, и шаркнул задней лапкой. — Желаю, на свою беду повелся на провокацию Ортанаэльд. — А нету у нас кофию то, нету, и еды у нас нету, калики мы перехожие, странники горемычные и вообще сами мы не местные, приехали на операцию, а деньги и документы все украли, живем на вокзале, люди добрые помогите копеечкой, кто чем может, на одном дыхании прогундосил пес, и сев на свой упитанный зад, нахально уставился на выпавшего в осадок Ортнаэльда. Я ржала и смотрела как тот в полной прострации полез в карман и вытащив монетку протянул ее новоявленному попрошайке. — Сосискин, задыхаясь от смеха выдавила я, в тебе просто бездна талантов, то ты участвуешь в налетах на продуктовые лавки, то воруешь золотишко у драконов, а теперь еще побираешься. Вернемся назад я тебя буду в качестве тренера побирушкам сдавать, будешь им мастер-класс по нищенству давать. — А что одну то, не обращая никакого внимания на меня, сердито пробурчал он. — На кой черт тебе это монетка, у тебя же миллионы, мне начал надоедать этот балаган. — Молчи, убогая, отмахнулся тот, деньги никогда лишними не бывают, это ты бессребреница, а я корыстный. — Наконец Ортанаэльд отмер, и с улыбкой поинтересовался всегда ли с нами так весело. — Всегда, категорично гафкнул пес, если будешь регулярно подавать милостыню обеспечу билетами на первый ряд и схватив монетку и потащил ее в зубах к своей подстилке. — Когда мои знакомые говорили что вы оригинальны, я признаться не верил им, но теперь вижу что вы действительно нечто. — А они тебя предупредили, что я не запоминаю трудные для себя имена и названия, усмехнулась я. — Предупредили, и мы даже с ними поспорили как ты сократишь мое имя. — А что тут думать, подал голос Сосискин, Эдиком будешь. — Почему Эдиком, хором спросили мы. — Тюю, а где вы видели поверенных с именем Олег, вопросом на вопрос ответил он. — Ну кто выиграл, улыбнулась я. — Никто, засмеялся теперь уже Эдик, Сэра Сосикина мы в расчет не брали. А это они зря, судя по тому как угрожающе блеснули его глазки, Эдик крупно попал, Сосискин с виду хоть и безобидный увалень, но в душе он редкостная сволочь. — Ладно Эдик, давай не будем терять время и прикинем хрен к носу, куда нам наши мильЕны пристроить, а то время уже позднее а нам еще марш-бросок совершать. И тут Эдик меня разочаровал, вместо того чтобы просто сказать куда на время нам припрятать кубышку, он стал разрушать мой мозг всякими страшными словами типа акция, облигация, котировка, займы, инфляция и процент по кредитам, какие ставки в банках каких миров наиболее выгодны и тд. и тп. Примерно на пятой минуте его доклада, я потеряла нить рассуждений и попыталась уйти в австрал, где спокойно могла переждать когда закончится его лекция по межмировой экономике. Поняв, что товарищ оседлал своего любимого конька, а в нас нашел благодарные уши, Эдик разливался соловьем. Прям даже не удобно было ему признаться, что единственный капитал которым я, чего уж тут скрывать, не умею распоряжаться это моя зарплата, а на моей сберегательной книжке лежат какие-то сто раз денаменированные копейки, положенные на мою свадьбу еще прабабкой. Наконец он выдохся и вопросительно уставился на меня. Скорчив умную морду, я предложила ему просто поместить наши капиталы туда, где лежат его денежки и деньги моих знакомых стервецов, а большую часть поместить туда, где хранит свои трудовые копейки Абраша. Седьмая ресница на левом глазу мне подсказывала, что кто то из его родственничков явно был родом из Земли Обетованной. Судя по тому как просветлело его лицо именно эти банки и он мне и рекомендовал. Но меня терзали смутные сомнения на тему невозможности использовать в походе свой выигрыш, что то в этом было нелогичное. Выигрыш отдали, даже поверенного прислали, а наличку не дают. Как бы мне этого не хотелось, но придется прощупать на эту тему Эдика. Видя что он пребывает мечтами в финансовых операциях, я решила попытаться вытрясти из него хотя бы какую-нибудь мелочь на первое время. — Эдуард, дружок, а не скажешь ли ты мне, могу ли я и из своих капиталов изъять пару-тройку тыщенок местных денежных знаков на первое время? — Боюсь, что нет, отрицательно качнул головой Эдик, насколько я помню вы можете получить их только в случае своего успеха. Я выматерилась, ситуация была идиотская, я была права, печенкой чую, в этой жопе чувствовалась волосатая рука троицы, которая решила максимально усложнить мне жизнь. Как говаривала одна моя знакомая ахуй полный. У нас была куча денег, но мы ее не могли взять, а из налички имелась выклянченная прозорливым Сосискиным монетка, да и то неизвестно из какого металла сделанная. Эдик виновато молчал, а я зло курила. В этот трагический момент на сцену вышел Сосискин, и судя по заблестевшим глазкам он решил мстить. Сверкнув огненым взором он патетически взвыл:- Ви таки хотите нашей смерти, с непередаваемым одесско-еврейским акцентом начал он. Эдик попытался дернуться, но пес протестующее поднял лапу. — Ви мне таки хотите сказать шо ми без нормального питания должны заняться подрывной деятельностью в глухом подполье и без гешефта от командования? — Таки я не слышу? — Вам нечего нам сказать за деньги? — Ша, тогда за деньги буду говорить я. — Поверьте мне, старому ветерану фронтов Колчкака и раскаявшемуся махновцу, все диверсанты потерпели поражение, потому что кое-кто, не озаботился о горячем питании и подвозе фуража. — Какой фураж, какой к черту фураж, заткнись христопродавец, шипела я, но Сосискина было не остановить. — А как ви думаете ми будем преодолевать эти жуткие пустыни, в которых потерял бы надежду сам Моисей и штурмовать эти горы, кивнул он почему то в сторону моря. Ви думаете мои короткие лапки могу преодолеть эти расстояния? Эдик ошалело покачал головой. — Правильно мои старые больные лапки уже не такие как во времена моей розовой юности, и поэтому меня надо обеспечить лошадью. Но лошадь же не может питаться святым духом, ой если бы лошади питались святым духом это был бы рай на земле, но они тоже любят кушать, и поэтому им нужен фураж. Я уже не пыталась вмешаться а просто наслаждалась представлением. Как говорили классики Остапа понесло. — А если я таки погибну не вынеся всех тягот пути, кто позаботится о моих пятерых несчастных голодных щенках, трое из которых сиамские близнецы? — Ви знаете сколько есть щенок? Нет, ви таки не знаете сколько раз в день кушает один щенок, если бы ви это знали то не делали мне такие большие глаза. — А моя несчастная жена, которая перенесла болезнь и теперь стала похожа на бульдога. И это моя Фирочка, которая была красой и гордостью Крыжопольского областного питомника такс. — Но теперь у нее плохое пищеварение, неправельный прикус и ей нужен хороший дантист. — А ви знаете таки сколько стоит хороший дантист? — Этот оборотень в белом халате за один свой прием берет такие деньги, на которые все семь моих несчастных щенков могли бы хорошо кушать целый месяц. кто ей. — Но пока я коплю деньги на визит к дантисту, мне приходится работать в ночную смену грузчиком в порту что бы моя больная жена таки могла себе купить специальный корм, ой прости меня Фирочка, для старых собак. — Знаете сколько стоит такой корм? — Я вижу по глазам шо ви таки знаете сколько стоит этот корм, но почему то хотите сделать ее вдовой с больными зубами. — А моя страдающая радикулитом и искривлением хвоста теща, знаете сколько стоит содержание тещи в собачьем приюте? — Что бы моя любимая теща ни в чем не нуждалась я вынужден брать на дом работу и в домашних условиях переплавлять старые калоши на презервативы для Малых народов Севера. — Ви хотите взять такой грех на душу и оставить десятерых щенков, жену и тещу без куска хлеба и кормильца. — Не надо, не берите греха на свою бессмертную душу это плохо отраситься на вашей ауре и вас откажется лечить даже Кашпировский, я же вижу ви разумный человек, и я из уважения к вам соглашусь на небольшое, но регулярное пожертвование в пользу вдов и детей героев войны. Шо ви отрицательно качаете головой, вас не убедили мои дети? — Тогда поглядите на эту мужественную девочку, с руками пианистки, взявшую в свои чуткие пальцы топор войны. — Эта практически причисленная к лику святых великомученица, ушла босая на войну из дома, ой если бы ви только знали какой у нее уютный дом и большой холодильник, и не прося ничего взамен, кинула себя на амбразуру. — Позвольте, но Дарье выплатят гонорар, слегка заикаясь проблеял Эдик. — Который даже не достанется в качестве пенсии ее родным, отбрил Сосискин. — Эта мужественная девочка одна, с голой пяткой будет кидаться на вражеские штыки, а ви жалеете выдать ей небольшой аванс на теплые носки. — Я уже молчу за то, шо ей придется как Мата Харе, которую все в Одессе знали как Милю Кольцмальгогель, выяснять коварные планы тирана. Шо то мне подсказывает, что он таки потомственный черносотенный белогвардеец не станет откровенным с какой-то оборванкой. — Об таких как он поломали зубы все местные гетеры-резиденты, состоящие в секретариате начальника контрразведки, а ви хотите шоб она в этом рубище развязала ему язык? — Я же вижу, шо ви как внук Штилица в душе согласны, что в таком рубище она провалит нам все явки, а от голода забудет все пароли. — А потом бурчание ее голодного желудка может заглушить седьмую симфонию Шестаковича, которую девочка будет играть для усыпления бдительности войск противника. Ви же умный человек, поговорите с товарищами на верху, пусть выдадут ассигнования ей на шпильки и витамины. — Шо ви молчите, вам таки стыдно шо ви не подумали за лекарства, так уймите свою совесть, за вас уже подумал я. — Или ви таки думали, если девочка взяла с собой мазь от геморроя она спасет ее от ангины? Так шоб ви знали, с больным горлом она не сможет кинуть в бой ополченцев, ее же просто не услышат. — Ми же ни хотим шо бы она погибла в самом начале или мне начинать думать за саботаж? — Не надо думать за саботаж, я сейчас уточню можете вы воспользоваться выигрышем или нет, отмер Эдик и испарился. Сосискин победно взглянул на меня и совершено нормальным тоном сказал — Учись гопота как шлимазлам на уши грамотно приседать надо. Да, офигевше протянула я, а скажи мне откуда такой одесский колорит, ты же вроде дальше дачи нигде не бывал и знакомых у нас от туда нет? — А как ты думаешь я со свой бульдожкой познакомился, прищурив глаз спросил он. В ответ я пожала плечами, процесс их знакомства в отличии от его последствия я наблюдала целый месяц, пока не продала щенков. Видя что ответа от меня не дождаться, дамский угодник сообщил, что познакомился с ней в тот момент, когда она сбежала от хозяев, потому что не могла больше вынести разговоров их родственников, приехавших из Бирибиджана и до кучи захвативших с собой мохнорылого пуделя. — Кстати мадам, за мой гастроль требую повышенную порцию, надеюсь я заслужил? — Базара нет, засмеялась я и довольный пес улегся в тенечек. Только я собралась перекурить победу Сосискина над буржуем-капиталистом, как из воздуха второй раз за день нарисовался пребывающий судя по красному лицу в предынфарктном состоянии Эдик. — Дарья, с опаской глядя на Сосискина прошептал он, можно Вас на минуточку. — Можно Машку за ляжку, а у Дарьи Петровны дозволяется просить уделить время, зарычал пес. Эдик нервно вздрогнул и просительно уставился в мои глаза. Мне стало жалко парня, и я взяв его за руку потянула в куст. — Не обижайтесь на Сосискина, он просто очень нервничает когда по его мнению наступает угроза желудку, выступила с программной речью моя совесть. — Да, конечно, я понимаю, проблеял Эдик. Потом глубоко вздохнул и выпалил — Я просмотрел законодательство по вашему вопросу и не нашел ничего по данной ситуации. Но, поспешил он меня утешить, я смог доказать что ваш выигрыш это не гонорар и никто не может запретить вам его тратить когда вы этого захотите. Подозреваю несчастный друг выдержал целый бой за наши интересы. Конечно, наблюдать за дурой которая в ближайшее время дойдет до мысли подать свои почки, чтобы прокормить себя и собаку, гораздо интереснее чем смотреть как мы с ним спокойно будем тратить наши денежки с пользой для тела. Чую все наблюдатели очень не хотели облегчать нам скитания, недаром же Ник соврал что я получу выигрыш только в случае победы. Ничего, я это припомню ему, я не злая, я очень злая и памятливая. Но на всякий случай решили проверить свои догадки. — Эдик, признайтесь это было нелегко? — Скажем так это было трудно, подтвердил он мои подозрения, но я это аргументировал тем, что если мы введем для вас запрет на использование выигрыша, то многие могут подумать что организаторы не хотят отдавать его и это может подорвать авторитет. — А потом я кровно заинтересован в вашей победе, вдруг залихватски подмигнул он. — Спасибо, вы настоящий друг, а не поросячий хвостик, я ответно изобразила нервный тик Потом Эдик быстро передал мне два мешочка с монетами, один с золотом, второй с местной мелочью. Дальше мы с ним договорились что моему первому требованию он будет пополнять их. К сожалению, ему так же было запрещено со мной связываться после начала игры, но он меня утешил тем, что никаких задержек с поступлением финансов у меня не будет. Наконец мы тепло попрощались и я осталась одна с Сосискиным. Надев на себя рюкзак и прихватив сумки, мы с ним сделали первый шаг по пути к вселенской засаде.

Примерно через час полтора неспешной прогулки по лесу подо мной разверзся ад. Нет, на нас не напали вурдулаки, стая горгулий не закидала нас каменным пометом, василиски даже не пытались сделать из нас статую Дама с собачкой. Ничего такого не случилось. У меня случился всего лишь Сосискин на марш-броске. Через каждые сто метров я была вынуждена останавливаться потому что кое кому хотелось пить, есть, писать и я должна была всенепременно отвернувшись, его караулить. Через каждые пять минут у него то кололо в боку, то кружилась голова, то попадали огромные булыжники в подушечки лап. Я была вынуждена ждать пока он полежит и наберется сил, чтобы двигаться дальше. Капризным тоном меня требовали взять его на ручки, а когда я говорила что в таком случае брошу сумки с едой, меня всячески обзывали. Через час я озверела, к исходу второго стала лихорадочно вспоминать куда сунула кухонный нож. Только мысль о том, что этим ножом я потом буду резать продукты, спасла это чудовище от смерти. Вот и сейчас Сосискин завел свою песню — Дашь, Даша, Дарья, Дашка, куда ты летишь как угорелая, я устал, давай отдохнем, смотри уже солнышко садится, давай уже искать место для ночлега. Я со злостью бросила сумки, рывком скинула с плеч рюкзак и выдала фразу, которая составила бы честь любому боцману. Скажем прямо, из приличного там были только предлоги. Пес растеряно посмотрел на меня и наивно поинтересовался что это я так разошлась. Вторая фраза по моему мнению надолго должна была отбить охоту задавать мне дурацкие вопросы. Но этот ушастый турист недоучка невозмутимо фыркнул и заявил, что он так устал, что никакие колбасные изделия не заставят его сделать и шагу. Поняв что сил у меня терпеть этот скулеж больше нет я плюнув стала собирать ветки для костра. Увидев, что колыхание телесами по направлению к заданной позиции больше на сегодня не предвидится, разрушитель моих нервных клеток тут же вытащил из рюкзака свое персональное койко-место и расстелив его с помощью носа, нахально завалился спать. Я же как пчелка Майя обустраивала наш ночлег, кипятила воду, готовила макароны с тушенкой и думала как ночью буду защищаться от неведомых тварей. Ник мне и говорил что на Светлой территории шанс встретить нечисть мизерный, но не с моим еврейским счастьем надеяться на чудо. Оставив пса сторожить наш временный лагерь, и удивившись что он даже не испугался остаться один, пошла искать воду на завтра. Сегодня мне не повезло, проплутав довольно долгое время, никакого водоема не обнаружила и увидев что солнце начинает садится, пошла назад. Настроение было отвратительное, воды оставалось мало, значит придется оставаться без вечерних водных процедур, из леса мы не вышли и судя по тому как пес передвигается идти нам по нему еще очень долго. Как говорится на повестке дня одна херня. Вот с такими грустными мыслями я вернулась назад и как оказалось во время. Еще пять минут блужданий и осталась бы без ужина. — Сосискин, сволочь, ты сожрал почти все макароны, заорала я когда увидела что почти полный походный котелок был им съеден. От моего вопля с деревьев посыпались листья, а этот троглодит даже ухом не повел. — Ну и чего ты орешь, невозмутимо поинтересовался он. — Вон возьми кипяточка и взорви бомж-пакет, кивнул он на торчащую из сумки упаковку лапши Душурак. — Скотина ты мерзкая, визжала я на весь лес, бомж-пакет это наш НЗ, что ты будешь жрать, когда кончаться макароны и тушенка? — Дойдем до города и купим хавчик, прочавкал он в ответ. — Да такими темпами мы сдохнем в этом лесу от голода, а коренья и грибы ты жрать у нас не приучен, ты у нас исключительно мясомолочные продукты потребляешь. — А кто то слишком долго прохлаждался на морях и у него отобрали возможность определять что тут съедобное а что он, огрызнулся он в ответ. Не помня себя от злости, я подлетела и выхватила то что оставалось от ужина. — Подавись, куском уже испопрекалась, зло бурнул пес и лег спиной ко мне. И без того поганое настроение было испорчено окончательно. С трудом впихнув в себя макароны, я переоделась в папины старые тренировочные штаны с вытянутыми коленками и тельняшку, завалилась спать.

Я проснулась среди ночи от того, что почувствовала прикосновение чего то мокрого и холодного к своей шее. Я испугано завизжала и при свете тлеющих углей увидела дрожащего Сосискина. — Дашка, трясущимся голосом прошептал он, тут кто-то ходит и прижался ко мне тихонько поскуливая. Я прислушалась, в лесу царила тишина и только деревья шелестели своими кронами. — Кто тебе тут ходит, паникер несчастный, так и скажи что боишься спать один. — Боюсь, но я только что слышал как тут кто то ходил. Я стала вслушиваться…Через пять минут работы локатором, мои барабанные перепонки вынесли вердикт что ему послышалось, а я обняла его и снова попыталась заснуть. Но сон не шел, слова Сосискина разбудили во мне страхи перед темнотой и ночным лесом. Он внезапно наполнился шорохами, скрипами, стал чудится волчий вой и уханье совы. Сердце стало колотится как бешенное, а по спине пополз холодный пот. Девятым валом накатывал ужас и паника. Мне казалось что из соседних кустов на меня смотрит как минимум упырь, а как максимум тираннозавр. Тут еще полезли мысли о вампирах которые усыпляют свои жертвы, о извечных гурманах зомби и прочих любителях человеченки. Надо было срочно взять себя в руки и успокоится, иначе ко мне с визитом придет товарищ Миокард. Я отстранила от себя испугано вздрогнувшего пса, и потянулась к рюкзаку за припасенной на всякай якай водкой. Не успела я ее взять в трясущиеся руки…..как вдруг справа от нас раздался оглушительный треск. С диким воем Сосискин рванул куда то в темноту, а я застыла с бутылкой, перехваченной в руке за горлышко на манер гранаты. Со стороны я наверное смотрелась как какой-нибудь революционный матрос, отражающий атаку антантовцев. Для полноты картины не хаватало только патронташа крест на крест, бескозырки и ленточки в зубах. Но трясущиеся поджилки вместо насвистывания залихватского Яблочка используя в качестве радиста клацкающие зубы отстукивали: в "Проверь на сухость папины штаны". Тельняшку на груди рвало выпрыгивающее из груди сердце, мозг просчитывал комбинации по тактическому отступлению, ноги резко приготовились стартанули в ту сторону куда по спринтрески рванул Сосискин, как вдруг на манер Анастасии Волочковой на поляну выплыл наш знакомый единорог. Второй раз за день с деревьев посыпались листья, а интуиция подсказала, что во всех окрестных деревнях после моего сольного выступления перестанут нестись куры ну или кто там у них отвечает за яичницы и омлеты. Пока я орала, эта рогатая скотина совершено спокойно стояла и смотрела на меня не делая никаких попыток сбежать, тем самым опровергая все сведения о своей пугливости. Наконец я иссякла и совершено спокойно брякнула — Пить будешь? Единорог кивнул, а я открыла бутылку, глотнула из горла и в полной прострации плеснула в миску Сосискина грамм пятьдесят и сунула ему под нос. Единорог быстро наклонился и шумно сопя вылакал водку. — Закусить? — После первой не закусываю, последовал ответ. — Повторить? — Наливай, махнул гривой нахлебник. Я налила, мне ради такого случая и водки не жалко. Че там, подумаешь единорог жрущий хань, так мелочи какие то. — Теперь закусим, уточнила я после того как мы с ним тяпнули по второй. — Не откажусь, последовал вежливый ответ. — Ну я пожалуй курятиной закушу, а тебе сейчас яблоко отроем. Я полезла в рюкзак за яблоком, попутно нашаривая сигареты. С пятой попытки нашлось яблоко, с десятой обнаружились сигареты, а с черти какой я смогла прикурить. Единорог аккуратно взял с моей протянутой ладошки яблоко и деликатно захрустел, а я светским тоном осведомилась не мешает ли ему дым. — Ничуть, успокоил меня этот мерин-недоросток и покосился на бутылку. — Одну минутку, третьего позову, а то знаете ли уважаемый и так нарушаем классику жанра, пьем без плавленого сырка, так еще и на двоих. — Сосискин вылезай из окопа, третьим будешь, зычно гаркнула в темноту моя засыпающая осторожность. — И как только алкаш алкаша находит, мысли что ли улавливают, раздалось откуда то сзади и к обществу, осторожно ступая, просочился непьющий третий. — Давайте представимся и выпьем за знакомство, быстро предложила я — Дарья. — Шерри-Матадор, решил козырнуть Сосискин, но под моим взглядом быстро добавил — Можете меня называть партийной кличкой Сосискин. Единорог горделиво трехнул гривой, окинул нас снисходительным взглядом и представился Первый луч утрений зари, восходяшей на небосвод перед Светилом, вечный соперник ветра на просторах, любимец утренней росы и Верховный удостоверитель невинности дев, стоящий на страже нравственности и целомудрия у подножья трона Императора, оплот добродетили и покровитель девственнец в седьмом поколении, воспитывающихся при монастырях, Ведущий серебряного крыла Вечного леса, быстроногий и долгогривый любимец богов Сфэвертаиль.-О..ть, выдал и выпал в кому Сосискин. Я молча поддержала его не слабым глотком.




Содержание:
 0  Избранная по контракту : Екатерина Казакова  1  Глава 1 : Екатерина Казакова
 2  Глава2 : Екатерина Казакова  3  Глава3 : Екатерина Казакова
 4  Глава 4 : Екатерина Казакова  5  Глава 5 : Екатерина Казакова
 6  вы читаете: Глава 6 : Екатерина Казакова  7  Глава 7 : Екатерина Казакова
 8  Глава 8 : Екатерина Казакова  9  Глава9 : Екатерина Казакова
 10  Глава 10 : Екатерина Казакова  11  Глава 11 : Екатерина Казакова
 12  Глава 12 : Екатерина Казакова  13  Глава 13 : Екатерина Казакова
 14  Глава 14 : Екатерина Казакова  15  Глава 15 : Екатерина Казакова
 16  Глава 16 : Екатерина Казакова  17  Глава 17 : Екатерина Казакова
 18  Глава 18 : Екатерина Казакова  19  Глава 19 : Екатерина Казакова
 20  Глава 20 : Екатерина Казакова  21  Глава 21 : Екатерина Казакова
 22  Глава 22 : Екатерина Казакова  23  Глава 23 : Екатерина Казакова
 24  ЭПИЛОГ : Екатерина Казакова    



 




sitemap