Фантастика : Юмористическая фантастика : На Чёрнм море : Александр Клыгин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4

вы читаете книгу




«На Чёрнм море»

Посвящается всем жителям черноморского побережья, которые во время наплыва туристов совершают добрейшие дела: сдают углы и комнаты.

Говорят, что Россия является частью Европы. С этим утверждением вряд ли согласились бы пассажиры, в жаркий июльский день прибывшие на вокзал города Новороссийска.

Действительно, мало радости вылезать из раскалённого вагона на бетонную платформу при температуре воздуха около сорока градусов по Цельсию, да ещё с объёмным багажом. Сильно нервирует процесс перехода по пешеходному мосту, возвышающемуся над путями. Мало того, что кайф портят жара, чемоданы, узкие ступеньки лестницы, ведущей на мост. Добивает усталого путника двусторонний людской поток, оказавшись в центре которого, он рискует выронить из руки чемодан, остаться без головного убора или попросту свалиться с моста на рельсы. Не вызывают воодушевления и выкрики, доносящиеся впереди:

– Дешёвые комнаты в Новороссийске! Окна выходят на цементный завод!

– Отдых в Геленджике! Сдаю скамейку в центре города!!!

В тот день, когда семья Бермудско-Треугольниковых высадилась из поезда Москва-Новороссийск, они услышали именно это многоголосие. На этот раз к обычной толпе риэлтеров присоединилась старушка, изредка выкрикивающая:

– Сдаю комнату со всеми удобствами! Называется туалетом!

Господа Бермудско-Треугольниковы не обращали внимания на эти выкрики, так как их знакомые Чёрнодыровы уже бывали здесь и советовали Бермудско-Треугольниковым нанимать агентов по недвижимости, стоящих по другую сторону перехода, ведущего от вокзала к городу. И действительно: сразу за переходом находилась целая стоянка машин, на каждой из которых висела табличка с указанием стоимости проезда до Геленджика. Цены кусались: почти никто не предлагал меньше 120 рублей за человека. Между прибывшими туристами сновали водители, которые предлагали «договориться» и «поторговаться».

Среди автомобилей выделялась белая «Газель», на которой была видна табличка с надписью «Геленджик» и листок с рукописной объявой «100 руб.» Однако в этой «Газели» уже сидело человек двадцать пять, а водитель бегал взад-вперёд, уверяя туристов, что ещё пара-тройка мест найдётся, и даже предлагал сбавить цену. Возможно, что глава семьи господин Бермудско-Треугольников и согласился бы на такие условия, но до его ушей долетел почти неслышный в общем гаме возглас:

– Комнаты в Геленджике за семьдесят пять рублей, проезд бесплатный!!!

Господин Бермудско-Треугольников сразу же начал озираться в поисках источника этого возгласа. Довольно скоро его взгляд наткнулся на белый «Москвич-2141», около которого стоял человек в чёрной майке, чёрной кепке и чёрных очках. Видимо, этот человек и являлся источником последней фразы, тем более что на «Москвиче» висела табличка с надписью «75 руб. Эксклюзивно». Господин Бермудско-Треугольников вместе с семьёй поспешил к «Москвичу».

– Добрый день! – крикнул он на ходу. – Почём у вас комнаты?

– Самый дешёвых отдых во всём Геленджике! – довольно громко ответил водитель «Москвича». – Семьдесят пять рублей с человека в сутки! Проезд бесплатный на моей машине!

– По рукам! – сказал господин Бермудско-Треугольников. – Нас трое.

– Отлично, – сказал водитель. – По рукам. Залезайте в машину, чемоданы в багажник. Меня зовут Эльдорадо, рад познакомиться.

– Цунамий, – представился глава семьи. – Цунамий Бермудско-Треугольников.

Эльдорадо в этот момент открывал багажник и на секунду застыл.

– Хорошо, что мы не на яхте поедем, – пробормотал он. – С другой стороны, как бы цунами не накрыло.

– У вас хорошие комнаты? – поинтересовался Цунамий.

– За эту цену вы всё равно больше ничего не найдёте, – ответил Эльдорадо. – Так что, можно сказать, что мои комнаты – полный эксклюзив.

– Хорошо, хорошо, поехали! – сказал Цунамий, забираясь в машину.

Эльдорадо закрыл багажник и сел за руль.

– Советую пристегнуться, – сказал он. – За городом я могу и разогнаться.

Цунамий счёл этот довод убедительным. Эльдорадо тем временем убрал со стекла табличку с ценой.

– Поехали! – сказал он и завёл мотор.

…«Москвич» ехал по улицам Новороссийска. Асфальт на дороге плавился от жары, по шоссе проезжали грузовики с цистернами, разбрызгивающими воду. Машины ездили свободно, а вот пешеходы иногда приклеивались подошвами к асфальту. Эльдорадо повернул на широкое шоссе.

– Простите, Эльдорадо, а здесь море лучше, чем в Анапе? – спросила госпожа Бермудско-Треугольникова.

– В Геленджике самое лучшее море на побережье, – ответил Эльдорадо. – Бухта защищает городские пляжи от сильных морских волн. Но если вы любите экстрим, тогда к вашим услугам предоставляются и пляжи в открытом море. В Анапе море намного хуже: там полно водорослей. Сам не бывал, но друзья рассказывали.

– А вода в море тёплая? – не унималась госпожа Бермудско-Треугольникова.

– О чем вы говорите! Море кипит, – лаконично ответил Эльдорадо, позаимствовавший эту фразу у одного из своих коллег, который таким способом обычно избавлял туристов от желания задавать вопросы.

Действительно, вопросы на некоторое время прекратились. Они проехали мимо Новороссийского порта. Никаких ассоциаций порт не вызывал. Разве что некоторые корабли можно было сравнить с «Титаником».

Довольно скоро Эльдорадо выехал на междугороднюю трассу. Дорога петляла вдоль гор. Окна машины были открыты, но прохладой оттуда не веяло. Господин Бермудско-Треугольников понял глубокий смысл выражения «Пот течёт ручьями». В принципе, Цунамий специально приехал на море, чтобы похудеть. Невиданная жара однозначно этому поспособствует.

– Эльдорадо, а у вас в Геленджике – дом? – спросил Цунамий.

– Да, дом, – ответил Эльдорадо. – Мне его подарил мой дядя. Сейчас уже три года, как я здесь живу. И, разумеется, зарабатываю потихоньку. Надо бы новую машину купить, да всё некогда.

– А чем ваш дядя сейчас занимается? – спросил Цунамий.

– О! Он недавно купил пару отелей в Нью-Йорке, – ответил Эльдорадо. – Говорит, это приносит хороший доход. Раньше дядя сам сдавал комнаты здесь, а потом решил уехать в Америку, передав мне семейный бизнес.

– Интересно, какие же деньги здесь вертятся?! – воскликнул Цунамий.

– Немалые, – пробормотал в ответ Эльдорадо.

Дорога между тем привела наших героев в Кабардинку. Эльдорадо миновал этот посёлок, даже не снизив скорость. Как могли заметить господа Бермудско-Треугольниковы, в море около Кабардинки стояло несколько огромных кораблей.

– Вот-вот, – сказал Эльдорадо, проследив за направлением взгляда Цунамия. – В Геленджике вы такого не увидите. Там таких кораблей нету. Хотя пароходики иногда заглядывают. Но в целом, это не мешает.

Когда они приехали в Геленджик, Цунамий был поражен обилием низкорослых сосен в этом городе. Это стало для него неожиданностью, потому что, отправляясь к морю, путешественники обычно рассчитывают увидеть пальмы и прочие тропические растения.

– Простите, Эльдорадо, а почему здесь так много сосен? – спросил Цунамий.

– Хороший вопрос, – ответил Эльдорадо. – Я над этим никогда не задумывался. Здесь много хвойных деревьев, и мне это очень нравится. Дышится легко. А чуть дальше на побережье есть даже роща ливанских кедров, которые растут только здесь и ещё где-то, уже не помню, где именно. Наверно, в Ливане, раз ливанские.

Между тем наши герои уже миновали центр города. До дома Эльдорадо оставалось совсем недалеко.

– Так, вот мы и приехали! – сказал Эльдорадо, поворачивая на тихую улицу и останавливаясь перед воротами ограды. – Подождите минутку.

Он вышел из машины, открыл ворота и вернулся за руль.

– У меня тут целая стоянка для машин, – сообщил Эльдорадо. – Правда, сейчас она занята.

Это оказалось правдой: подход к дому закрывала новая «Волга». Однако «Москвич» без труда поместился в узком проходе между «Волгой» и воротами, после чего Эльдорадо заглушил мотор. Семья Бермудско-Треугольниковых вылезла из машины. Дул лёгкий ветерок, заставляющий шевелиться ветви деревьев, растущих в саду Эльдорадо. К удивлению Цунамия, здесь были не только сосны, но и лиственные деревья, названий которых Цунамий не знал. Не знал этих названий и Эльдорадо, так как деревья он воспринимал в качестве украшения, на которое можно полюбоваться в свободную минуту.

– Итак, пойдёмте, – сказал Эльдорадо. – Прошу за мной.

С величайшей осторожностью обогнув «Волгу», Эльдорадо и семейство Бермудско-Треугольниковых подошли к веранде дома, на которой висело штук пять гамаков и стояло несколько чемоданов.

– Эти гамаки я сдаю в аренду, – пояснил Эльдорадо. – Туристам ведь надо где-то ночевать. А днём здесь почти никого не бывает: все заняты осмотром достопримечательностей.

– И сколько же стоит аренда гамаков? – поинтересовался Цунамий.

– О, сущий пустяк, всего пятьдесят рублей в день, – ответил Эльдорадо. – В среднем обычная комната в Геленджике стоит сто пятьдесят рублей в день за человека. Делайте вывод, какие у меня здесь низкие цены.

– Да, понимаю, – сказал Цунамий. – И, кажется, начинаю понимать, в чём тут подвох.

Дверь, ведущая в дом, была приоткрыта. Закрывать её не было смысла, так как постояльцы Эльдорадо постоянно расхаживали через эту дверь взад-вперёд. Эльдорадо первым вошёл в небольшой коридор и споткнулся со словами:

– У меня здесь нечто вроде камеры хранения для багажа. Кто чемодан посреди прохода поставил?!

– Простите, сэр Эльдорадо, наверное, сверху свалился! – донёсся чей-то голос изнутри.

Эльдорадо вернул упавший чемодан на место, после чего Бермудско-Треугольниковы получили, наконец, возможность войти в дом.

Проход в коридоре был настолько узким, что через него с трудом мог пройти один человек. К обеим стенкам коридора были приставлены чемоданы. Хотя, «приставлены» – это не совсем точное слово. Гораздо точнее было бы сказать «навалены до потолка». Однако новоприбывшие постояльцы мужественно преодолели это препятствие и оказались в гостиной. То, что они увидели, не поддавалось никакому описанию, однако я всё же попробую.

Бывают такие двухъярусные кровати, снабжённые лестницей. В гостиной Эльдорадо стояли подобия этих кроватей, только не двух, а четырёхъярусные. Таких кроватей во всей гостиной стояло шесть или семь штук. Этот факт говорил сам за себя о количестве постояльцев в доме Эльдорадо и о размахе его бизнеса.

Сейчас Эльдорадо стоял посреди комнаты и что-то обсуждал с постояльцами.

– Как, опять газовый баллон кончился?! – удивлённо воскликнул он. – Я вам говорил, что баллоны в стоимость проживания не входят. Скидывайтесь по группам, и я привезу новый баллон. Да какая разница, тут кафе рядом! Ну, лампочки-то у меня есть. Да она уже на прошлой неделе перегорала, что тут, свет и по ночам горит, что ли? Ах, разбилась? Ну, за это я тоже не отвечаю. Нечего шваброй по потолку возить!

– Сэр Эльдорадо, вы говорили, что у вас ещё есть места… – пробормотал Цунамий.

– Что? – спросил Эльдорадо. – Ах, да, конечно! Только сегодня утром комната освободилась. Пойдёмте за мной.

Они подошли к дальней стене. В полу у стены была дыра, исполняющая обязанности входа в подвал. Из дыры торчала лестница, а из подвала доносились голоса.

– Я тут недавно новую лестницу поставил, – сказал Эльдорадо. – Стальную. А то деревянная уже грозила обвалиться.

– И что, там тоже люди живут? – удивился Цунамий.

– А как же! – ответил Эльдорадо. – У меня в подвале человек пятьдесят умещается! Однако там сейчас мест нет. Ваша комната на чердаке.

– Где? – не понял Цунамий.

– Так вот же лестница! – ответил Эльдорадо, показывая на деревянную лестницу, стоящую рядом с дырой, ведущей в подвал, и уходящую в дыру в потолке.

– И там… живут? – удивился Цунамий.

– Конечно, – ответил Эльдорадо. – Немного поменьше, чем в подвале. Человек тридцать. Пойдём, я покажу вам вашу комнату. Только осторожнее на лестнице, одна ступенька шатается. Ну да ничего, я полезу первым.

И Эльдорадо начал подниматься по деревянной лестнице на чердак. Лестница скрипела при каждом его движении.

– Надо и сюда новую лестницу купить, – сказал Эльдорадо, забравшись наверх. – Как только будет свободная минутка, пробегусь вверх по улице до магазина. Сейчас со всеми этими делами и свободного времени-то не остаётся.

Следом за Эльдорадо на чердак забрался Цунамий и вся его семья. Свет проникал через два небольших окошка, так что на чердаке царил полумрак. Всё пространство чердака было разделено на комнаты, отделённые друг от друга деревянными панелями. Посреди коридора висела верёвка, на которой сушилось бельё.

– Ну, что это такое? – воскликнул Эльдорадо. – Я же говорил, чтобы бельё сушили только во дворе!

– Но сэр Эльдорадо, там уже не хватает места! – донёсся ответ из-за простыни. – Пришлось вешать здесь.

– Хорошо-хорошо: пока вы платите за комнату, можете делать всё, что хотите, – сказал Эльдорадо. – Господин Цунамий, прошу сюда. Вам повезло, у вас комната с окном.

Действительно, в пределах «комнаты», которую Эльдорадо собирался сдать в аренду Цунамию, находилось окно. На полу, по сторонам от окна, стояло нечто, похожее на кровати.

– Простите, но нас ведь трое, – сказал Цунамий. – А кровати только две.

– Как так, две? – переспросил Эльдорадо. – А это что?

И он показал на стену, к которой было привинчено что-то вроде верхней полки из купе поезда. Эльдорадо отстегнул от стены «верхнюю полку», и она постепенно приняла горизонтальное положение.

– В принципе, в этой комнате можно поселить ещё двоих, – сказал Эльдорадо. – На полу места полно.

– Нет, спасибо, – сказал Цунамий. – Мы согласны.

– Хорошо, – сказал Эльдорадо, открывая окно. – Сейчас проветрим.

Открыв окно, он выглянул на улицу и закричал:

– Ну, я же просил не привязывать бельевые верёвки к ручке оконной рамы!!!

– А всё равно больше некуда! – донёсся снизу ответ.

Эльдорадо покачал головой и отошёл от окна.

– Ну ладно, располагайтесь, – сказал он. – Господин Цунамий, пойдёмте в мой офис, подпишем контракт.

– Э.., – сказал Цунамий. – А где ваш офис?

– Внизу, – ответил Эльдорадо, подходя к лестнице.

Цунамий вздохнул и последовал за ним.

Они спустились по лестнице в гостиную, едва не столкнувшись с постояльцами, поднимающимися из подвала.

– Сюда, сюда, налево! – скомандовал Эльдорадо.

Слева от лестницы, ведущей на чердак, в стене находилась дверь, не загороженная кроватями.

– Это мой кабинет, – прокомментировал Эльдорадо. – Эту дверь не может открыть никто, кроме меня. Тут замок с секретом.

Он налёг на дверь всем своим весом и повертел дверную ручку. Через некоторое время дверь с грохотом открылась, и Эльдорадо с Цунамием зашли в комнату.

– Не слишком ли маленькая комната для кабинета? – поинтересовался Цунамий.

– Вообще-то, в обычное время это моя спальня, – ответил Эльдорадо. – Ну, а во время наплыва туристов это и кабинет, и гостиная, и кухня. А мой настоящий кабинет вы ещё не видели. Дверь, ведущая туда, скрыта за одной из многоярусных кроватей, так что вход в кабинет есть только со двора. Там у меня сейчас около тридцати человек.

В этот момент голова Цунамия пошла кругом от попыток сосчитать количество постояльцев в этом, казалось бы, небольшом домике. Для того чтобы успокоиться, Цунамий начал осматривать кабинет Эльдорадо.

Первой странностью было то, что стены были оклеены обоями, на которых мелькало бесконечное число оазисов с джипом «Рэнглер» посередине. Эти обои Эльдорадо наклеил для смеха и для того, чтобы хоть на чём-то отдыхал глаз. Второй странностью был необычный плакат, висящий на потолке, точно над кроватью Эльдорадо. На плакате был изображён взлохмаченный Альф на чёрном фоне. Под Альфом была надпись: «С добрым утром, придурок!» Это Эльдорадо наклеил, чтобы каждый день хоть кто-нибудь желал ему доброго утра. Два окна выходили в сад, третье – во двор. Все окна были открыты, а защитой от воров была цифровая видеокамера, висящая в углу, которую Эльдорадо выключил, как только зашёл в кабинет. В углу стоял стол, на котором удобно расположился компьютер «Pentium-4», лазерный принтер и огромное количество самых разнообразных бумаг. Над столом к стене были пришпилены небольшие листки, на которых было написано, кто и когда должен съехать.

– Прошу вас сюда, – сказал Эльдорадо Цунамию и показал на стул, стоящий сбоку от стола.

Сам Эльдорадо уселся в большое чёрное кресло на колёсиках, стоящее у стола. В этом кресле Эльдорадо обычно путешествовал из одного конца комнаты в другой.

– Итак, подпишем контракт, – пробормотал Эльдорадо, снимая со стены один из листков и доставая из ящика новый. – Так, вот бланк обычного контракта, а вот расписка…

Под слоем бумаг непонятного назначения на столе обнаружилась стопка бланков, из которой Эльдорадо вытянул один. Затем он достал из ящика ручку «Parker» и начал писать. Заполнив большую часть бланка, он спросил у Цунамия:

– И долго вы намерены здесь пробыть?

– Две недели, – ответил Цунамий. – Сколько это будет стоить?

– Сейчас, сейчас… – пробормотал Эльдорадо, доставая калькулятор. – Итак, четырнадцать дней на троих, да на семьдесят пять в сутки… Итого три тысячи сто пятьдесят рублей. Согласитесь, вы весьма дёшево отделались. Я же говорил, что у меня самые низкие цены во всём городе.

– Хорошо, – сказал Цунамий, доставая кошелёк.

Эльдорадо внёс в бланк сумму, расписался в двух-трёх местах, после чего вручил бланк Цунамию, показав ему, где именно нужно расписаться. Цунамий расписался.

– Теперь перейдём к деньгам, которые не пахнут, – сказал Эльдорадо.

Цунамий достал кошелёк и начал отсчитывать пятисотрублёвые купюры.

– У вас сдача со ста рублей найдётся? – спросил Цунамий.

– Конечно, – ответил Эльдорадо, доставая бумажник из кармана штанов. – У меня тут все валюты и всех размеров, начиная от американских долларов и кончая белорусскими рублями: я весной в Минск ездил по делам.

Эльдорадо и Цунамий быстро рассчитались, после чего Эльдорадо заставил своего нового постояльца подписать расписку, которая заняла своё законное место над столом.

– Ну вот, господин Бермудско-Треугольников, поздравляю вас с тем, что вы у меня поселились, – сказал Эльдорадо, доставая из кармана ключ от сейфа, в котором лежали деньги. – Уверен, что вам у нас понравится.

– Я в этом не сомневаюсь, – сказал Цунамий.

Тут со стороны окна донёсся громкий звук «Мяу!», и в комнату влетел большой, хорошо откормленный кот непонятной породы.

– О, Аменхотеп! – воскликнул Эльдорадо, заграбастав кота. – Ну, как прошёл твой день, дорогой ты мой котик? Кушать хочешь? У меня ещё полно запасов для тебя, фараончик ты мой!

– Простите, как зовут вашего кота? – спросил Цунамий.

– Аменхотеп, – ответил Эльдорадо. – Аменхотеп Четвёртый. Сами понимаете, что перед этим у меня было ещё три Аменхотепа.

Цунамий попытался утрясти в голове все странности этого дома, но попытки эти ни к чему не привели. В этот момент кто-то окликнул Эльдорадо со стороны двора.

– Что такое? – спросил Эльдорадо, подходя к окну с Аменхотепом на руках.

– Сэр Эльдорадо, в саду уже места не хватает! – ответил кто-то с улицы. – Мы вчера три палатки поставили, а четвёртую ставить уже некуда!

– Вы ведь, кажется, вчера у меня поселились, верно? – спросил Эльдорадо.

– Да, и нам не хватает места, – ответили с улицы.

– Сейчас приду, – сказал Эльдорадо. – Тогда и разберёмся, что к чему. Уверен, мы что-нибудь придумаем.

– Хорошо, – донёсся ответ с улицы.

– Ну, господин Цунамий, извините, дела зовут! – сказал Эльдорадо. – У меня ещё штук двадцать палаток в саду и «Фольксваген-Жук» в винограднике. Как я с этим управляться успеваю, сам понять не могу. Ну, да приходится, что поделать! Деньги – страшная сила!

– Это точно, – сказал Цунамий. – Однако и мне пора распаковывать вещи.

– Да, да, да, дела зовут, – пробормотал Эльдорадо, открывая дверь кабинета. – Аменхотеп, иди, погуляй, кисуля!

Эльдорадо исчез где-то в толпе постояльцев, а Цунамий решил для разнообразия осмотреть дом. Во дворе, под навесом, располагалась кухня. Кухня представляла собой шесть газовых плит разной степени заржавленности, причём только к одной из плит была подведена газовая труба. Остальные плиты работали за счёт газовых баллончиков, которые время от времени приходилось перезаряжать за счёт постояльцев. Над каждой плитой висел список персон, которые этой плитой пользовались. Цунамий попытался отыскать номер своей комнаты в списках, но не смог разобраться в обозначениях.

– Простите, я только сегодня приехал, так к какой плите мне приписаться? – спросил Цунамий у кого-то из проходящих мимо.

– Вы только сегодня приехали? – ответил проходящий мимо постоялец Эльдорадо. – Значит, вам достанется место около плиты номер четыре, где до сегодняшнего дня готовили ваши предшественники.

– Спасибо, – сказал Цунамий и взглянул на плиту № 4.

Это было маленькое допотопное сооружение, изготовленное никак не меньше, чем полвека назад. За время долгой службы плита почернела и покрылась коркой. Как впоследствии узнал Цунамий, Эльдорадо совершенно случайно подобрал эту штуку на помойке, где она пролежала неизвестное количество лет. Впрочем, по сравнению с плитой № 6 и теми приспособлениями, на которых готовили некоторые постояльцы садового кемпинга, плита № 4 была непозволительной роскошью.

Пока Цунамий любовался произведением помойного искусства под названием «плита № 4», Эльдорадо улаживал дела с постояльцами в саду. Выйдя из дома, он направился к палаткам, надеясь решить вопрос нехватки места. По дороге он несколько раз спотыкался о крючья, вбитые в землю, на которых держались палатки. Спотыкаясь, он обычно чертыхался, так что к концу этого увлекательнейшего путешествия почти каждая палатка из попавшихся под ноги Эльдорадо, заслужила возглас:

– Ах, чёрт бы тебя побрал!

Ближе к концу Эльдорадо стал выражаться более разнообразно. Дойдя до цели своего путешествия, наш герой увидел следующее: три палатки упирались в забор, а на оставшемся между ними пространстве два человека пытались разместить четвёртую палатку, но всё никак не удавалось.

– Так, что тут у нас? – спросил Эльдорадо. – Действительно, жилплощадь кончилась.

– Сэр Эльдорадо, мы поселились у вас исключительно из-за низких цен, – ответил один из людей, пытавшихся поставить палатку. – Однако, как выяснилось, у вас не хватает места. Я прошу вас что-нибудь придумать.

– Хорошо, так что мы имеем… – пробормотал Эльдорадо, осматриваясь.

Всё пространство вокруг было занято палатками, и Эльдорадо посмотрел наверх. Около палаток росло два дерева, и места между ними как раз хватало…

– Отлично! – воскликнул Эльдорадо. – Я знаю, что делать. Привяжите эту палатку к двум крепким верёвкам, заберитесь на деревья, натяните верёвки, привяжите, и получите очень удобный домик в воздухе. Куда лучше, чем гамаки на веранде.

– Сэр Эльдорадо, а палатка выдержит наш вес? – усомнился один из постояльцев.

– Вот уж не знаю, – ответил Эльдорадо. – Палатка ваша, вам и решать.

Через полчаса между деревьями спокойно покачивалась палатка-гамак. Эльдорадо отправился за лестницей, которую он намеревался прислонить к дереву, чтобы забираться наверх. Однако сами жители палатки были недовольны, несмотря на предоставление лестницы.

– Послушайте, сэр Эльдорадо, – сказал один из них. – Мы платим семьдесят пять рублей за жилище на земле, так? А за жилище в воздухе придётся немного сбавить цену.

Эльдорадо вздохнул, немного подумал, вытащил калькулятор.

– Ну, хорошо, – сказал он. – Какая цена вас устраивает?

– Я думаю, на пятьдесят рублей мы согласимся, – ответил житель палатки.

– Хорошо, – сказал Эльдорадо. – Пятьдесят рублей в сутки и меня устроят.

Распаковав вещи, семья Бермудско-Треугольниковых решила отправиться на море. Они спустились с чердака и наткнулись на Эльдорадо, который как раз возвращался в офис после удачной сделки с жителями палатки, парящей в воздухе.

– Сэр Эльдорадо… – начал Цунамий.

– Да, что случилось? – спросил Эльдорадо.

– Я хотел спросить, как пройти к морю, – ответил Цунамий.

– О, море здесь самое лучшее! – сказал Эльдорадо. – Прямо под боком практически лучший пляж во всей бухте! Уверен, вам там понравится!

– И всё-таки, как туда пройти? – спросил Цунамий.

– Очень просто, – ответил Эльдорадо. – Выйдете из ворот и направо. Никуда не сворачивайте и упрётесь прямо в море. Как раз на самый лучший пляж.

– Хорошо, – сказал Цунамий. – Спасибо.

– Уверен, что вам понравится, – сказал Эльдорадо и скрылся в своём офисе, намереваясь угостить Аменхотепа «Вискасом».

По дороге к морю Цунамий понял, что им действительно очень повезло с комнатой. Чуть дальше по дороге он увидел дом, в котором на одной только веранде помещалось человек десять. А ещё дальше был роскошный особняк с железной оградой, на которой виднелось объявление: «Стоматологическая клиника. Есть места». Прямо около моря располагался пансионат, на воротах которого была вывеска следующего содержания: «Сдаются комнаты по низким ценам. Недавно освободился балкон с видом на стройку».

Море было уже близко. Так как день клонился к вечеру, бизнесменов на море было немного, и Бермудско-Треугольниковы очень даже неплохо провели время. А о том, как действуют бизнесмены на пляже, наши герои узнали на следующее утро.

Утром Цунамий не пожалел о том, что проснулся рано, так как душ в доме Эльдорадо располагался на улице и к нему уже выстроилась соответствующая очередь. Где-то в доме был спрятан и второй душ, которым пользовался сам Эльдорадо. Было заметно, что сегодня хозяин уже воспользовался своим вторым душем, так как он бегал взад и вперёд вдоль очереди, отвечая на справедливые жалобы постояльцев. Отвечал Эльдорадо примерно так:

– Ну и зачем вам душ, когда море рядом?!

Цунамий немного поразмыслил и понял, что эта мысль не лишена здравого смысла. Поэтому вся семья, не теряя времени, отправилась на море.

Пляж был совсем другим, нежели накануне вечером. Началось всё с того, что при входе на пляж стоял человек, продающий зонтики от солнца. Цунамий поинтересовался, сколько это стоит, и весьма пожалел об этом: зонтик стоил 600 рублей. Придя в себя, Цунамий поспешил обойти стороной продавца зонтиков.

– Лучше уж обгорим, чем такие деньги тратить! – заключил он.

Однако это было только начало. Чуть дальше, под зонтиком от солнца, расположился один из офисов частного предприятия «Отдых с кайфом по низким ценам». Под зонтиком сидел человек с двумя сумками, а перед ним стояла картонка с надписью:

Прокат:

Маска для подводного плавания – 100 руб. в час

Трубка для маски – 50 руб. в час

Маска с трубкой – 150 руб. в час

Зонтик от солнца – 100 руб. в час

Ласты (2 шт.) – 100 руб. в час

Катер – 1000 руб. в час

Акваланг – 500 руб. в час

Акваланг с воздухом – 600 руб. в час.

Дальше Цунамий решил не читать. Бермудско-Треугольниковы благополучно расстелили на песке пляжное одеяло, после чего их оглушил голос, доносящийся из рупора откуда-то справа. Голос вещал следующее:

– Желающие покататься на морском банане!!! Подходите сюда!!! У нас скидка!!! И быстрее подходите, иначе я прокричу это ещё раз!!!

После такого объявления Цунамий некоторое время пытался восстановить слух. Однако этим дело не кончились. Рядом с банановым катером располагался катер, несущий за собой парашют. Это было дорогое удовольствие, и далеко не каждый человек мог найти в себе силы для путешествия над бухтой на парашюте. Например, Эльдорадо всегда говорил, что на парашют он и бесплатно не сядет. Однако тот же Эльдорадо очень любил кататься на бананах.

Чтобы спастись от наплыва бизнесменов, Цунамий решил поплавать в море. Однако прямо перед ним из глубины всплыл аквалангист и закричал, избавившись от шланга:

– Горячие пирожки!!! Любая начинка!!! Остались только с картошкой, но в случае чего я сплаваю на склад! Горячая кукуруза в ассортименте!!!

Не зная, как избавиться от этого бизнесмена, Цунамий нырнул под воду. Открыв глаза, он увидел ещё трёх аквалангистов, сидящих на камне. Рядом с ними стояла табличка с объявлением:

«Если ваша газировка закипела от жары, у нас есть холодильник. Стоимость услуги 15 руб. за бутылку».

Холодильником была пещерка под камнем. Цунамий поспешил вынырнуть и чуть не напоролся на катер с бананом. Вынырнул в другом месте, но нечаянно запутался в парашюте и через пару секунд уже был в воздухе, совершенно бесплатно. Правда, где-то посередине бухты Цунамий случайно распутался…

Он долго летел. К счастью, внизу по воде плыл водный матрас, на котором кто-то лежал. Кто там лежал, Цунамий разобраться не успел, так как под воду ушли все трое: Цунамий, матрас и тот, кто на нём лежал. Матрас всплыл первым. Утонувшие ещё некоторое время выясняли отношения под водой с аквалангистами, собирающими крабов на дне. Один краб вырвался из рук аквалангиста и укусил Цунамия в мягкое место, после чего Цунамий стремительно всплыл, так как после крика воздух у него быстро кончился. Краба отодрали вместе со значительной частью одежды Цунамия, состоящей преимущественно из плавок.

И что, думаете, на этом увлекательное путешествие Цунамия по бухте закончилось? Ничего подобного. Некоторое время у нашего героя ушло на то, чтобы отдышаться, прокричаться и потереть укушенное крабом место. Проделав все эти процедуры, Цунамий стремительно шарахнулся вправо, так как на него неслась доска с парусом. Оправившись от испуга и обернувшись, он увидел, как прямо на него летит второй банан. Поняв, что уклониться он уже не успеет, Цунамий вцепился в какую-то верёвку. Таким образом, он ещё и бесплатно прокатился на банане, хотя большую часть этой прогулки голова Цунамия провела под водой, изредка высовываясь и глотая воздух. Правда, один раз вместо воздуха в рот Цунамию попала нога одного из сидящих на банане. Ногу Цунамий укусил, а сидящий решил, что в бухте водятся пираньи. Очнулся наш невольный путешественник уже в открытом море, где банан остановился. Вскоре катер повернул назад, а Цунамий остался в одиночестве за пределами бухты. Впрочем, он даже обрадовался, потому что здесь бизнесменов не было. Ну, или почти не было. Передохнув некоторое время, Цунамий поплыл. Через полчаса он уже подплывал к своему пляжу.

Бананщики и парашютисты в это время подсчитывали прибыль, так что Цунамия никто не сбил. Правда, по дороге ему попался гидроцикл, везущий таблетку. (Для тех, кто не понял, объясняю: таблетка – это разновидность банана. То есть это есть надувное приспособление на двоих для катания по бухте.) От гидроцикла Цунамий увернулся, и больше ему никто не попадался до самого пляжа.

Выбравшись на берег, Цунамий присел на песок, искренне надеясь, что приключения закончены. Как бы не так! Кто-то похлопал Цунамия по плечу. Обернувшись, наш герой увидел Нептуна. Выглядел тот весьма внушительно: синее одеяние, борода, трезубец, сотовый телефон «Motorolla» на поясе…

– Не хотите сфотографироваться с морским владыкой? – спросил Нептун.

– Почём? – спросил Цунамий.

– Своим фотоаппаратом 20 рублей, «Полароидом» – сотня, – ответил Нептун.

– Фотоаппарат у меня где-то был, – пробормотал Цунамий, доставая из пакета старый фотоаппарат и кошелёк. – Надо сфотографироваться, чтобы хоть какая-то память осталась. А то после путешествия на банане всякую память отшибёт.

Увидев деньги, Нептун не стал обращать внимания на большую дыру в плавках Цунамия, проделанную крабом. В тот момент, когда ассистент Нептуна уже нажимал кнопку, мобильник морского владыки запищал. На фотографии запечатлелось следующее: улыбающийся Цунамий, Нептун с озабоченным выражением лица прижимающий к уху телефон, и парашют, взлетающий ввысь с очередным запутавшимся пассажиром на борту. Ассистент Нептуна закончил нажимать кнопку, а сам морской бог в это время энергично говорил с кем-то по телефону. Закончив разговор, он крикнул ассистенту:

– Быстро арендуй катер, дуем на центральный пляж, там целая компания Нептуна требует!

Однако все катера уже были заняты, и ассистент Нептуна арендовал катамаран, на котором эти двое и отбыли. Они с очень напряжённым выражением лица крутили педали, стремясь к большим деньгам.

Цунамий порадовался, что хоть фотография на память осталась. Он снова присел на песок. В течение последующих двадцати минут Цунамий сфотографировался ещё несколько раз: с двумя неграми, черепашками-ниндзя, Спайдерменом, который специально прибыл из Америки, поняв, что спасение мира не принесёт таких прибылей, как фотографирование с туристами. Ещё Цунамий сфотографировался с индейцем и двумя грузинами. Грузины, между прочим, не стремились заработать на фотографиях, а просто зашли на пляж, устав торговать на рынке арбузами. Вскоре фотоплёнка у Цунамия кончилась.

На пляже был и спасательный катер, в котором сидел спасатель, рассматривающий что-то в бинокль. Присмотревшись повнимательнее, спасатель достал рупор и закричал:

– Девушка без купальника, подплывите поближе, мне вас не видно!

Услышав этот возглас, мужская половина туристов сбежалась к лодке спасателя, а представитель фирмы «Отдых с кайфом по низким ценам» сдал в аренду сразу десять биноклей с предоплатой. К разговору о биноклях: чуть дальше на пляже стоял человек, по виду бывший моряк, предлагавший туристам обзор бухты в бинокль по очень низким ценам: пять рублей в минуту.

Повалявшись несколько часов на солнце, семья Бермудско-Треугольниковых отправилась домой под жуткий аккомпанемент спецтрактора, курсирующего по переполненному пляжу от мусорницы к мусорнице и очищающего пляж от отходов человеческой деятельности.

В доме Эльдорадо, как всегда, творилось нечто невообразимое. Поскольку «Москвич» и «Волга» окончательно загородили проход к крыльцу, Цунамию с семьёй пришлось пробираться к дому через сад. В саду действительно обнаружился виноградник, посреди которого стоял «Фольксваген-Жук». В «Жуке» сидело человек восемь, которые энергично резались в карты на заднем сиденье. Цунамий хотел к ним присоединиться, но: во-первых, он истратил всю наличку на фотографии, а во-вторых, в «Жуке» уже не хватало места – ноги одного из участников игры торчали из люка на крыше. На заднем дворе около частично работающих плит стоял небольшой столик, за которым сидел Эльдорадо и, судя по мимике и жестам, что-то продавал. Перед столом стояла очередь постояльцев-покупателей.

– А, господин Цунамий! – воскликнул Эльдорадо, увидев Цунамия. – Подходите быстрее, занимайте очередь, я продаю билеты на экскурсию к дольменам в долине реки Жанэ. Обязательно съездите туда, не пожалеете!

– Одну минуту, – сказал Цунамий, занимая очередь. – Сейчас схожу за деньгами!

Цунамий отсутствовал больше минуты, так что Эльдорадо решил, что уже пора и чердак оснащать новой лестницей. Когда Цунамий вернулся, прихватив кошелёк, ему пришлось ещё очень долго стоять в очереди. Однако билетов у Эльдорадо было много, и когда подошла очередь Цунамия, билеты ещё оставались.

– Сколько это стоит, сэр Эльдорадо? – спросил Цунамий.

– Шестьдесят рублей билет, – ответил Эльдорадо. – Вам сразу три?

– Да, – ответил Цунамий. – А я не знал, что вы и билеты продаёте!

– Я тут вроде как на двух работах, – ответил Эльдорадо. – Мне за эти билеты гонорар начисляется.

– И когда отправляется автобус? – спросил Цунамий, расставаясь с деньгами.

– Завтра, в восемь часов утра, – ответил Эльдорадо. – А отправится он, надо полагать, прямо отсюда. Если нет, то я вам сообщу дополнительно.

– Хорошо, – сказал Цунамий.

– Ну, вот ваши билеты, – сказал Эльдорадо. – Распишитесь тут. Дамы и господа, кто ещё не был на дольменах, подходите и записывайтесь! Ещё пять билетов осталось!

Вскоре Эльдорадо распродал оставшиеся билеты, после чего достал сотовый телефон и куда-то позвонил.

– Алло! – сказал он. – Махмуд? Это Эльдорадо. Я распродал все билеты на завтрашний утренний рейс, так что подгоняйте автобус прямо к моему дому! Да, и прихвати чуть-чуть билетиков на водопады, у меня тут люди просили. Прямо завтра и куплю. Что? Опять? Ну, спасибо. Уже который раз объявляете меня лучшим продавцом месяца. Какая премия? Ну, спасибо. Буду стараться. Пока!

И, отключив телефон, Эльдорадо порадовался тому, что ему досталась премия за установление рекорда по продажам.

Вечером семья Бермудско-Треугольниковых по совету Эльдорадо отправилась на прогулку по ночному городу. В темноте объявления о сдаче комнат, висящие на дверях домов, были не так заметны.

Когда семья Бермудско-Треугольниковых выбралась со своей улицы к морю, набережная уже расцвела огнями фонарей, витрин и рекламы. Первое, что увидел Цунамий, было табличкой с надписью «Хот-доги». Цунамий подошёл к продавцу, поинтересовался, с чем хот-доги, и оказалось, что вместо сосисок туда кладут салат из капусты. Цунамий поморщился и отошёл в сторону. Он вспомнил, как Эльдорадо предупреждал его утром, что «хот-догами» здесь называется салат, а если хочется попробовать настоящий хот-дог, надо искать «сосиски в тесте». Поэтому наши герои отправились дальше по набережной.

На ближайшем перекрёстке стоял верблюд. Около верблюда стоял бизнесмен, предлагающий сфотографироваться на этом верблюде. Рядом с бизнесменом стояла стремянка, предназначенная для того, чтобы забираться на верблюда. Когда Цунамий подошёл к животному, верблюд тщательно прицелился и плюнул в него. Однако Цунамий, уже наученный обращению с бизнесменами, вовремя пригнулся, так что плевок попал в широкоэкранный телевизор, стоящий на другой стороне улицы. По этому телевизору продавцы видеокассет демонстрировали фильм о курорте Геленджик. Естественно, что после плевка двое бизнесменов (верблюжий и телевизионный) начали выяснять отношения. А Цунамий под шумок купил кассету со скидкой.

Вскоре семья Бермудско-Треугольниковых достигла парка аттракционов. Почти все аттракционы были стандартными: американские горки, колесо обозрения, «пристрели покемона», «зарежь телепузика», ну и так далее. Цунамий обратил особое внимание на огромный черный ящик, подключённый к воздушной подушке. Ящик этот то взмывал вверх, то опускался вниз, а из него доносились человеческие вопли. Вообще, воплей было столько, что это место больше смахивало на крематорий, чем на парк аттракционов.

Здесь оказалось очень много бизнесменов, заботящихся об экологии и о собственных кошельках. Они собирали пустые бутылки из-под пива, которые валялись буквально на каждом шагу. Особые привилегии были у тех, кто заблаговременно занял места неподалёку от мусорниц. По дороге к картингу Цунамий увидел небольшую будку, на которой висело объявление: «Это не касса!!! Касса в одном километре вверх по улице!»

«Интересно, если тут нет кассы, откуда тогда столько посетителей?» – подумал Цунамий.

Городок аттракционов не смог задержать надолго наших героев – они вырвались из цепких объятий игорного бизнеса. Вырвались только для того, чтобы попасть в объятия бизнеса художественного. Чуть дальше, на небольшой аллее, расположились уличные художники, готовые нарисовать всё, что угодно – хоть портрет, хоть шарж, хоть Луи де Фюнеса, разумеется, за хорошие деньги. Около одного из художников стоял стэнд с картинами для продажи. Среди них был прекрасно выполненный портрет Луи де Фюнеса, нарисованный карандашом. Однако у Цунамия не оказалось лишних пятисот рублей, иначе этот портрет украсил бы дом Бермудско-Треугольниковых. Эльдорадо тоже хотел приобрести портрет Луи де Фюнеса, он уже третий месяц торговался с художником, но безуспешно.

Недалеко от аллеи художников на набережной стоял памятник, умело переделанный под требования постмодернизма. Саму фигуру памятника Цунамий не разглядел, но прочитал надпись «Слава героям бизнеса!», переделанную из надписи «Слава героям труда!». Действительно, героев бизнеса на улицах было столько, что им уже пора было ставить памятник. Но те же герои рассудили, что дешевле будет не возводить новый памятник, а переделать старый, благо герои труда как отдельный класс уже давно канули в лету.

На набережной Цунамий встретил еще много людей, предлагающих сфотографироваться на фоне кафе, памятников, моря, негров и платана (для тех, кто опять не понял, снова объясняю: платан – это мощное, высокое дерево, произрастающие в южных широтах и похожее на каштан).

Подходя к центру города, семья Бермудско-Треугольниковых наткнулась на ларёк продавцов шаурмы. Цунамий, хоть и косил под вегетарианца, купил три порции. В принципе, шаурма – не помеха вегетарианцам, так как на семьдесят процентов состоит из теста, капусты, лука, майонеза и кетчупа. Остальные тридцать процентов составляет нежное куриное мясо, настолько нежное, что даже Эльдорадо, который не любил капусту и жёсткое мясо, с удовольствием уплетал шаурму. Цунамий окончательно попрощался с вегетарианством, когда заел шаурму большим хот-догом, носящим название «сосиска в булочке». (Эта сосиска отличалась от «сосиски в тесте» количеством теста.)

Семья Бермудско-Треугольковых прошла мимо тира под открытым небом. Сосиску Цунамия прошила пуля, за что стрелявшему дали приз. За тиром снова начинались владения фотографов, и Цунамий понял, что обычно люди не используют и половины тех возможностей, которые открываются перед владельцем хорошего фотоаппарата. Так, один из фотографов предлагал желающим сфотографироваться верхом на мотоцикле за сходную цену. Как понял Цунамий, Эльдорадо перед этим искушением не устоял: в кабинете почтенного домовладельца висела соответствующая фотка. Не устоял перед японским мотоциклом и Цунамий.

За мотоциклом окопалась другая фирма, предлагающая фотографии с экзотическими животными. Если клиента кусал павлин, то ущерб обычно возмещали, а вот если его кусал питон или аллигатор, то возмещать было уже некому.

Вдоль всей набережной, протянувшейся на несколько километров, вплотную друг к другу располагались кафе и рестораны. Цунамия потянуло зайти в одно из этих заведений, но, увидев цены, он резко развернулся и пошел дальше «просто погулять».

Наконец, Бермудско-Треугольниковы достигли центра города. Центром в Геленджике были морской вокзал и рынок, находящийся неподалёку. Перед морским вокзалом посреди площади стоял автопоезд, катающий всех желающих вдоль по набережной. Чтобы не смотреть на цены, Цунамий посмотрел на море. Около пляжа находилось кафе, а чуть в стороне от него – указатель с надписью «Пицца» и стрелкой. Цунамий проследил направление, но не увидел пиццы, а увидел новый указатель с надписью «Туалет» и стрелкой в ту же сторону. Ассоциации были не вполне очевидными. Однако пиццерию Цунамий всё же нашёл, хотя и в противоположной стороне. Здесь были щадящие цены, и наши герои некоторое время провели за столом, уплетая горячую острую пиццу. Утолив голод, они отправились дальше.

Миновав пару ресторанов, Бермудско-Треугольниковы вышли к Платановой аллее. Само собой, на аллее росли платаны. Под тенью платанов стояли многочисленные лавочки, – все они были заняты… Вдоль аллеи также тянулся ряд кафе. В одном из них сидел Эльдорадо с целой компанией своих коллег. Кажется, у них было нечто вроде аукциона: распродавались тендеры на установку платных туалетов и пляжных кабинок. Судя по крику, Эльдорадо что-то купил.

Цунамий направился на противоположную сторону аллеи и наткнулся на некое сооружение с надписью «Pepsi». Это было нечто вроде автомата с газировкой, только при автомате был ещё и человек, и цены кусались. Но Цунамию хотелось пить, и он купил стакан холодной газировки. В том, насколько она холодная, наш герой убедился очень быстро: от маленького глотка «Пепси» у Цунамия заломило зубы. Самое интересное то, что газировку пришлось пить быстро, так как бумажный стакан не смог бы долго выдержать.

Отойдя от ларька с газировкой, семья Бермудско-Треугольниковых оказалась прямо перед автобусной остановкой. Отсюда можно было за десять минут доехать до дома, и Цунамий решил подождать автобус. Было уже около половины одиннадцатого вечера, площадь перед рынком была пустынна. Никаких автобусов не наблюдалось. В кафе Эльдорадо и его коллеги громко поздравляли друг друга с покупкой тендеров под звуки «Yesterday». Вскоре на площадь въехал почти пустой автолайн и остановился по мановению руки Цунамия. Из автолайна вывалились двое, после чего Цунамий робко просунул голову в дверь.

– Простите, почём здесь проезд? – спросил Цунамий.

– После двадцати двух ноль-ноль проезд десять руб, – ответил водитель.

– Сколько? – не понял Цунамий.

– Почитай, что на двери написано! – был ответ.

– Нет уж, спасибо, – пробормотал Цунамий, закрывая дверь автолайна.

– Невезуха так невезуха, – пробормотал водитель, нажимая на газ.

Если бы эти события происходили в каком-нибудь крупном городе, вероятность дождаться автобуса была бы равна нулю. Однако в Геленджике автобусы всё ещё ходили по расписанию! Это было так невероятно для Цунамия, привыкшего к произволу частных маршруток! Короче говоря, ещё через некоторое время подвалил и обещанный расписанием автобус. Это был старый «ЛАЗ», построенный лет двадцать-тридцать назад. Тем не менее, по его виду можно было сказать, что за автобусами в Геленджике ухаживают: двери открывались полностью. Цунамий с семьёй залезли в этот агрегат, узнав, что в автобусах цена за проезд тоже повышается после 22:00 – билет стоил пять рублей вместо трёх днём.

На следующее утро все постояльцы Эльдорадо были грубо разбужены сиреной, завизжавшей в половине восьмого утра. Объяснялось это тем, что в восемь часов отходил экскурсионный автобус. Постояльцы тут же выстроились в очередь к душу. Многие успели хотя бы умыться. Тем, кто понимал, что уже точно не успеет, Эльдорадо разрешал пользоваться своим личным душем за хорошие деньги. Этим утром наш домовладелец был в хорошем настроении, так как вчера купил два автолайна вместе с водителями. Цунамию повезло: он успел занять очередь в бесплатный душ. Когда все были готовы, Эльдорадо скомандовал:

– Всем, отбывающим на экскурсию, построиться на улице перед воротами дома через пять минут! Иметь при себе деньги на покупку сувениров и уплату налога за пропуск к дольменам! Не теряем времени, время – бабло!

Постояльцы забегали взад-вперёд по всему гостиничному комплексу, начиная от сада и кончая чердаком и подвалом. Лестница, ведущая на чердак, не выдержала и лишилась одной ступеньки под напором спешащих ног. Эльдорадо со вздохом решил, что сегодня придётся бежать в магазин за новой лестницей. В семь часов пятьдесят пять минут утра на улице перед домом Эльдорадо выстроилась длинная вереница постояльцев. Ещё через минуту из-за угла вывернулся автобус. Автобус был большим, но не очень новым. Видимо, экскурсионный бизнес развивался не очень хорошо, несмотря на титанические усилия Эльдорадо.

Автобус остановился точно перед Эльдорадо, который стоял во главе очереди. Дверь открылась, и из салона выскочили два человека: один отошёл в сторону с Эльдорадо, чтобы поговорить о делах, второй начал проверять билеты у людей, стоявших в очереди и запускать их в автобус. Эльдорадо тем временем получил свою премию и несколько билетов на экскурсию к водопадам. Через некоторое время вся очередь залезла в автобус, дверь закрылась, и автобус отчалил. Эльдорадо на прощание крикнул вслед автобусу:

– Удачно вам подольмениться!

Вернувшись в дом, Эльдорадо убедился, что больше половины постояльцев отсутствует (многие отправились на пляж). Поэтому наш герой залез в сейф, взял немного денег и отправился в увлекательное путешествие к магазину вверх по улице. Через час он вернулся с новой лестницей, и ещё целый час устанавливал её на месте старой, и только тогда отправился на море. Остаётся добавить только, что когда Эльдорадо отодрал от стены старую лестницу, в дыре наверху показались физиономии желающих спуститься: туалета на чердаке не было.

В самые жаркие часы дня к воротам дома Эльдорадо подъехал автобус, из которого начали вывалиться экскурсанты. Цунамий значительно обогатился: уехал с одним пакетом, а вернулся с тремя. В пакетах находились уменьшенные копии дольменов, изготовленных из глины, календарики, бутылки с водой из горного источника, ну и так далее. Эльдорадо который год удивлялся, как же так получилось, что источник в горах до сих пор не иссяк: туристы иногда прихватывали с собой канистры.

– Ну, господин Цунамий, как съездили? – спросил Эльдорадо, когда Цунамий дотащился до ворот.

– Истратил всё, что взял с собой. Кроме того, понял, где снимали рекламу кетчупа «Краснодарье», – ответил Цунамий.

– Да, на этой рекламе можно было сделать отдельную фишку для экскурсий, – пробормотал Эльдорадо. – А что это вы так мало пакетов захватили?

– Так я ведь там ещё и перекусил! – ответил Цунамий.

– А-а! – сказал Эльдорадо. – Теперь ясно. Погодите, надеюсь, вы там вино не пили?

– Двадцать рублей стаканчик! – ответил Цунамий.

– Чёрт, я вас забыл предупредить, – сказал Эльдорадо. – Вино-то хоть понравилось?

– Ещё как! – ответил Цунамий.

– Так вот, тут на соседней улице можно достать литр такого вина за восемьдесят рублей, – сказал Эльдорадо. – Будьте уверены, это очень дёшево!

– Что ж вы раньше молчали?! – воскликнул Цунамий.

– Так из головы вылетело, – ответил Эльдорадо. – Ну, ничего, мы завтра в этот магазин пойдём большой компанией. Мне обещали, что завтра там целая бочка вина будет, а я обещал её купить. С удовольствием возьму вас в долю. Правда, выкупить придётся не меньше трёх литров, если больше никто не захочет к нам присоединиться. Ну, да не волнуйтесь, когда я в прошлый раз бочку заказывал, всем только по литру набралось. Много народу было.

– Ясно, – сказал Цунамий.

– А сейчас сходите на пляж, отдохните, ну и так далее, – сказал Эльдорадо.

Действительно, как только семья Бермудско-Треугольниковых сложила вещи в своей комнате, их соседи по чердаку, Обгореловы, предложили нашим героям посетить другой пляж, который Эльдорадо никогда не рекламировал. Цунамий купился на утверждение, что на том пляже почти нет бизнесменов, и через двадцать минут две семьи отправились в поход к морю.

В этот раз они не дошли до моря по прямой, как советовал ходить Эльдорадо, а свернули на Приморскую улицу. Этой улице надо отдать должное: Приморская – одна из самых спокойных улиц в Геленджике. Однако Бермудско-Треугольниковы и Обгореловы и на этой улице стали свидетелями широкого размаха деятельности риэлтеров. Дойдя до перекрёстка, на котором следовало повернуть к морю, наши герои увидели поистине грандиозное зрелище: отель «Петрович». Отель представлял собой роскошный трёхэтажный особняк из красного кирпича. Комнаты там были не просто «люкс», а чуть ли не «супер-мега-люкс». Как пошутил потом один из постояльцев Эльдорадо:

– У меня годовая зарплата уйдёт на неделю проживания в «Петровиче»!

Однако «Петрович» отличался не только ценами на жильё и роскошными комнатами. На вывеске внизу было приписано: «Наш адрес в Интернете: www.petrovich.ru». А прямо перед входом в особняк расположился ларёк, в котором торговали продуктами. Цунамий обратил внимание на то, что пакет сока «Добрый», который на всех рынках стоил не дороже 21 рубля, перед «Петровичем» продавали за 35 рублей.

«Неплохо устроились», – подумал Цунамий.

Вскоре показался и пляж. Главной особенностью этого пляжа были деревянные лежаки, стоящие посреди пляжа под крышей. Около этого сооружения стояла табличка с надписью: «Прокат топчанов 20 руб. в час». Топчанами, видимо, назывались лежаки. А объявление означало следующее: раз в час к лежакам подходил бизнесмен, который собирал дань с лежащих. Когда бизнесмен появлялся, на лежаках обычно никого не оставалось: все располагались рядом на песочке. Когда бизнесмен уходил, лежаки снова заполнялись. Иногда приходили разные бизнесмены, и чаще, чем раз в час. Обычно наибольшую прибыль срубали группы бизнесменов, осаждающие лежаки с четырёх сторон и собирающие дань со всех, даже с тех, кто пытался выбраться. Чтобы не рисковать, Бермудско-Треугольниковы и Обгореловы изначально устроились на песке. Окунувшись в море, Цунамий заметил, что здесь совсем не глубоко, однако посередине пространства, используемого для купания, торчал огромный валун, чуть-чуть высовывавшийся из-под воды.

Вечером Цунамий Бермудско-Треугольников посетил ещё одну городскую достопримечательность. В принципе, он шёл в магазин, а оказался в мини-маркете на соседней улице. В этом маркете был кондиционер, что было очень даже заметно (на улице +35, в мини-маркете +23). Благодаря кондиционеру покупатели стремились задержаться внутри подольше, а товары продавались с наценкой. Цунамий в этот вечер не собирался тратить много денег, но уже в который раз не устоял перед искушением.

На следующий день Эльдорадо и ещё тридцать человек, включая Цунамия, пошли покупать бочку вина «Чёрный лекарь». По дороге к ним присоединилась ещё одна толпа, в результате Цунамию чудом удалось купить всего 1 литр. Этот литр был выпит ещё до того, как семья Бермудско-Треугольниковых отправилась домой.

В оставшиеся дни Цунамий посетил каменный пляж, где чуть не попал под яхту; съездил на экскурсию к Бигиусским водопадам, где промок и вымазался в глине с головы до ног. Кроме того, в лесу около водопадов Цунамий увидел деревья, называемые буками. Буки Цунамию понравились.

Напоследок Цунамий побывал в кинотеатре, где смотрел второй эпизод «Звёздных войн». Кинотеатр Цунамию тоже понравился: во-первых, там был кондиционер, во-вторых, щадящие цены, а в-третьих, не было звуковой системы «Dolby», поэтому звук был намного лучше, чем в кинотеатрах с вышеупомянутой звуковой системой. По крайней мере, Цунамий не оглох.

Вместо эпилога.

Владения Эльдорадо заливал осенний дождь. Туристический сезон кончился совсем недавно, и он только-только закончил приводить в порядок дом и сад. Оставалось только перетащить компьютер из спальни обратно в кабинет.

На днях Эльдорадо подсчитал годовой доход и получилось, что доход этот составил около двадцати тысяч долларов. С учётом годовых расходов – на пару тысяч грин меньше. Над компьютерным столом в гостиной больше не висели бумажки-расписки, а висел прекрасно выполненный портрет Луи де Фюнеса: Эльдорадо сторговался с художником на сумме в четыреста рублей. В другом углу стояли новые телек и видик. На полке выстроилась коллекция видеокассет с комедиями.

Аменхотеп Четвёртый, урча, дремал на небольшом «диванчике», стоящем около обогревателя. Диванчик этот любящий хозяин специально приобрёл для любимого котика. Эльдорадо читал письмо, присланное по электронной почте. Вот что там было написано:

«Здравствуйте, сэр Эльдорадо, это я, Цунамий Бермудско-Треугольников. Мне очень понравилось у вас в вашем городе, так что надеюсь снова приехать к вам на следующий год. Хочу купить сразу бочку вина, так как в нашем городе бутылка „Чёрного лекаря“ стоит 150 рублей. У меня над столом висят фотографии, на которых запечатлён я и ещё много чего. Вот уж не подозревал, что я столько нафотографировался!

Хочу отдельно рассказать вам, что со мной случилось по дороге домой. В поезде я упал с верхней полки, но это ещё полбеды. В одном купе с нами ехал торговец откуда-то с Кавказа, и я приземлился прямо на его сумку с поддельной водкой, которую этот достопочтенный джентльмен вёз в Москву. Впрочем, он на меня не обиделся: у него было ещё два чемодана с водкой, коньяком и портвейном. Этот ассортимент он распродал на одной из станций местным бизнесменам. Кроме того, когда я на следующую ночь падал с верхней полки, я приземлился на ящики с абрикосами, персиками, сливой, кукурузой и ещё чем-то, что проводники покупали оптом на станциях и на ночь почему-то сгрузили в наше купе. Проводники тоже на меня не обиделись: они сделали из полученного месива варенье. Правда, получилось почему-то овощное рагу.

Ещё я спасался от жары, высунув голову в окно. К несчастью, в этот момент мимо проезжал встречный поезд. Но это ничего: голову мне пришили обратно. У меня ещё была частичная амнезия, от которой меня спас «Чёрный лекарь», поэтому я пишу вам только сейчас. Хотелось бы вам сказать, что я запомнил преподанный мне урок, и теперь, прежде чем высунуть голову в окно поезда, я обязательно проверю, нет ли там встречного поезда. Сейчас я сморю на фотографии и вспоминаю о том, как во время экскурсии к водопадам я не удержался на доске, которая выполняла роль мостика, и свалился прямо в глину, по которой протекала речка. Оказалось, что эта глина целебная: она разгладила мои морщины. На следующий год обязательно приеду за второй порцией.

Сейчас я пишу книгу об отдыхе на Чёрном море, и мой издатель обещал выплатить мне приличный гонорар, на который я и собираюсь приехать к вам летом. Желаю удачи в делах! Ваш Цунамий Бермудско-Треугольников.


Остаётся добавить только то, что Цунамий действительно написал книгу и приехал в Геленджик на следующий год. Мест у Эльдорадо не было, и Цунамию пришлось жить на сосне. Правда, на следующий день он поселился в «Петровиче». Ещё через пару лет Эльдорадо подарил дом в Геленджике кому-то из своих двоюродных братьев. А что стало с самим Эльдорадо? Кажется, кто-то из наших общих знакомых видел в его в Калифорнии, где Эльдорадо построил шестизвёздочный отель.


Содержание:
 0  Придурковатая подводная лодка : Александр Клыгин  1  Сумасшедший дом : Александр Клыгин
 2  Создательрекламы : Александр Клыгин  3  вы читаете: На Чёрнм море : Александр Клыгин
 4  Придурковатое кафе : Александр Клыгин    



 




sitemap