Фантастика : Юмористическая фантастика : The Y-files : Александр Клыгин

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу

В этот сборник вошли рассказы о друзьях Джона Дебри: лейтенант Омар Шериф и Повелительница Иллюзий Кармэн занялись бизнесом по торговле сновидениями, Эль-Абдурахман рассказал легенды о Шамане Далёкое Озеро и Шамане Зоркий Глаз, агент Малдер достиг полного просветления, ведьма Самира изгнала призрак сэра Генри Баскервилля из Лондона, а юные гении Шурик и Мурат разработали свою версию «калифренической теологии» и выдали самое безбашенное толкование мультфильма «Ёжик в тумане».

Вообще, «Приключения Джона Дебри» — такая книга, что не грузит и увлекательно рассказывает о том, что все точно знают, что не происходило, но все-таки готовы верить, что ОНО было именно так, потому что… а как иначе??? Свами Дхарма Махант.

File Folder 1. «Лейтенант Шериф и Кармен»

File 1. «Толчок Духа»

Сидя за рулем «глазастого» «Мерседеса», йогин Шериф рассекал бурные волны нью-йоркских транспортных потоков. Из динамиков доносились звуки «истинно-йогического рэпа», — это было последнее изобретение Академии Дебри, с Фрэнком-«Отстоем» в качестве солиста.

Покручивая руль, Шериф размышлял о тонкостях учения Кастанеды. Сейчас его донимало одно изречение дона Хуана: «Без вмешательства духа встреча ученика с бенефактором не значит ничего». Шериф никак не мог ухватить сознанием, как же именно происходит это вмешательство духа и в чем оно выражается. Тем более, что Кастанеда тут расплывался в туманных формулировках типа «Дух мгновенно воздвигает перед магом здание намерения и дает толчок, позволяющий магу войти в него»…

«Да, толчок, — подумал Шериф. — Как говорится, иногда шаг вперед есть следствие пинка в зад».

«Мерседес» содрогнулся от удара сзади.

— Что за черт?! — воскликнул Шериф и обернулся.

Большой старый «Форд», протаранивший бампер его «Мерседеса», уже скрылся в ближайшем переулке. Шериф выпрыгнул из машины, чтобы догнать джип своими ногами. Но понял, что бесполезно. Наш йогин уже собирался крикнуть что-то типа «Помогите! Вызовите полицию!», но не крикнул. Потому что увидел ее!

В первый момент Шериф даже не понял, что произошло. Не понял, почему остановился как вкопанный, вытаращившись на симпатичную миниатюрную негритянку в красном платье. Секунд тридцать он стоял замерев, пока она не скрылась внутри фойе здания супермаркета, недавно воздвигнутого на этом перекрестке.

Шерифа отпустило так же неожиданно, как и вставило. Только что выключившийся внутренний текст моментально включился. И среди бесполезных мыслеобразов, связанных вечной, как мир, цепью ассоциаций, сверкнула другая сцена из другой книги Кастанеды, где дон Хуан так повлиял на Карлоса посредством своего Нагваля, что тот какое-то время не мог говорить и даже думать, несмотря на свои титанические усилия.

Шериф, наконец, сообразил! Он только что вступил в контакт с Нагвалем, духом, абстрактным, — тем, что предвещало встречу ученика с бенефактором. В истории присутствовал и «толчок Духа» (в зад «Мерседеса»), и недавно воздвигнутое здание, и приглашение войти (рекламная растяжка с надписью «WELCOME» над входом). Сознание Шерифа трансформировало все эти знаки в простой и ясный план действий: найти ту негритянку. Оставив «Мерседес» посреди дороги, Шериф бросился в супермаркет.


Она шла вдоль витрин бутиков, сливаясь с толпой и одновременно выделяясь из нее. Красное и черное. Красное платье на черной коже. Красные пряди в черных волосах.

Шериф подбежал к ней.

— Здравствуйте, мадам! — выпалил Шериф. — Вы верите в судьбу?

Она обернулась, и он снова застыл, потеряв дар речи.

— Добрый день, — улыбнулась она. — Вижу, что и вы верите, иначе зачем бы вы гнались за мной через весь торговый центр?

— Да… — пробормотал Шериф. — Понимаете, я увидел вас и почувствовал что-то такое… Ну, это «что-то» потребовало, чтобы я вас догнал.

Тут Шериф вспомнил правила приличия и — сообразил, что надо представиться:

— Мое имя Шериф. Омар Шериф.

— Омар Шериф, — протянула незнакомка. — Приятно звучит. В вас ведь есть что-то арабское?

— Египетское, — кивнул Шериф, хотя до этого момента тщательно скрывал свое коптское происхождение от всех, даже от Дебри и его статуи Анубиса.

— А я Кармэн, — представилась Кармэн.

— Из Испании? — спросил Шериф.

— С Карибских островов, — ответила Кармэн. — Я продаю сны, если вам это интересно. Вот моя визитка.

Шериф внимательно изучил визитку с телефоном и надписью «Dreamseller»[1].

— Продаете мечту? — спросил Шериф. — А, понял. Туризм на Карибском море, по местам славы Джонни Деппа.

— Не угадали, — улыбнулась Кармэн. — Но приходите в мой офис, и я вам покажу. Между прочим, я не только продаю сны, но и покупаю их. То есть, нахожу покупателя. Так что, если у вас есть интересные сны… спрос пока сильно превышает предложение. Покупатель найдется быстро, а цены высокие.

— Что, неужели сны покупают? — удивился Шериф.

— А сами вы чем занимаетесь? — спросила Кармэн, и Шериф слегка смутился.

— Ну, я — йогин, — ответил он. — Преподаю, типа. Веду занятия йоги. Приходите к нам, если желаете достичь просветления.

И Шериф вручил Кармэн свою визитку:

“LIGHTBRIGHT” JOHN DEBRY’S SPIRITUAL ACADEMY Omar Sheriff, Yog-In (Yoga-instructor)

— О! — с уважением протянула Кармэн. — Академия Дебри! Я о вас слышала. Знаете, Омар, у меня тоже появилось ощущение, что мы с вами сегодня встретились не случайно.

— Да! Именно это я и имел в виду! — воскликнул обрадованный Шериф.

— Я вас поняла, — кивнула Кармэн. — Знаете, у меня сегодня кое-какие дела. Давайте встретимся с вами завтра. Скажем, в новом ресторане на вершине того небоскреба…

— Лучше пусть это будет «Арабская ночь», — улыбнулся Шериф. — Я хорошо знаю тамошнего хозяина.

— Замечательно, — улыбнулась Кармэн, ослепив Шерифа своей улыбкой, идеально подходящей для рекламы «Orbit» или «Dirol». — В «Арабской ночи» завтра, в восемь.

— Окей, — кивнул Шериф. — Буду ждать.

— Тогда до встречи, — улыбнулась Кармэн.

— Пока! — сказал Шериф и проводил Кармэн долгим взглядом, после чего направился к своему «Мерседесу».

У машины, разбитой «толчком Духа», уже стояли полицейские. К счастью, Шериф разглядел знакомые лица.

File 2. «Арабская ночь»

Дым благовоний, шелест шелковых платьев, звон золотых украшений, глухой звук арабской флейты, напоминающей шуршание сухого песка… Ресторан «Арабская ночь», самый шикарный арабский ресторан в Нью-Йорке.

Войдя в зал, Шериф перебросился парой слов с администратором и направился к хозяину заведения, молодому арабу по имени Мустафа. Правда, Мустафа был очень занят — оживленно обсуждал с Хаттабычем положение дел на фондовом рынке. Шерифу пришлось подождать свои три минуты.

Мустафа, получив самый подробный и точный прогноз по развитию рынка и конкретные рекомендации, когда и во что вложить деньги, велел администратору проводить Хаттабыча, Аладдина и Шахерезаду к лучшему столик VIP-зала.

Спровадив Хаттабыча, Мустафа вздохнул с облегчением, поднял глаза на Шерифа — и закашлялся.

— Добрый вечер, Мустафа, — улыбнулся Шериф. — Вижу, ты совсем заработался.

Шериф дружески похлопал Мустафу по спине, отчего тот перестал кашлять.

— Рад тебя видеть, Омар, — наконец выдохнул Мустафа. — Что-то сегодня от VIP-клиентов отбоя нет. Видимо, пора открывать второй ресторан. Кто же знал, что в Нью-Йорке так много преуспевающих братьев-арабов.

— Да, бизнес — штука непредсказуемая, — кивнул Шериф. — Сначала не знаешь, как раскрутиться, а затем не знаешь, как остановиться и отдохнуть.

— Это верно, — снова вздохнул Мустафа. — Кстати, как там Дебри?

— В последнее время он становится все больше похож на старину Невруба, — ответил Шериф, вспомнив, как Дебри орал на него за разбитый «Мерседес», не желая слушать ни про какие толчки Духа.

— В самом деле? — рассмеялся Мустафа. — Неожиданно. Лично я до сих пор не могу забыть, как Невруб меня допрашивал.

— Пытал, что ли? — спросил Шериф.

— Пытал, — кивнул Мустафа. — Он заказал в кабинет двадцать коробок пончиков, приковал меня наручниками к креслу и съел при мне всю эту гору. Где-то на десятой коробке меня стошнило, а на пятнадцатой я раскололся. Потому что смотреть, как Невруб ест пончики — это страшное зрелище! Никогда бы не поверил, что человек может так чавкать, рыгать и плеваться во время еды!

Шериф долго смеялся.

— Да, когда встречаются пончики и Невруб, весь остальной мир перестает существовать, — наконец сказал Шериф. — Да, приятно, конечно, вспомнить старые времена. Но, как ты догадался, я к тебе по делу.

— Конечно, — кивнул Мустафа. — Хорошо, что ты заранее вчера позвонил — у нас сегодня запарка. Я уже отдал Хаттабычу последний VIP-столик, но для тебя, само собой, местечко найдется. Просто я к тому, что если бы ты вчера не позвонил, пришлось бы тебе с подругой располагаться в проходе. А это, конечно, не в кайф.

— Верно, не в кайф, — улыбнулся Шериф. — Но ты ведь лучший ресторатор Нью-Йорка, по версии «Arabian Times», и я был уверен, что ты непременно что-нибудь придумаешь.

— Я и придумал, — кивнул Мустафа. — Прошу за мной. Кстати, где твоя дама?

— Сейчас подойдет, — сказал Шериф. — Я специально пришел пораньше.

— Когда она придет, Ахмед ее проводит, — сказал Мустафа. — Эй, Ахмед!

Отдав распоряжения администратору, Мустафа повел Шерифа вглубь зала.


Нью-йоркская газета «Arabian Times» не ошиблась, назвав Мустафу лучшим ресторатором столицы. VIP-столики представляли собой настоящие роскошные шатры — не у всякого султана нашлись бы такие (Аладдин это подтвердил). Внутри шатра помещался большой низкий стол и два дивана, заваленные бесчисленными подушками.

Мустафа провел гостя в шатер № 7 — там Шериф, очарованный великолепием VIP-интерьера, моментально отстегнул Мустафе… ну очень большие чаевые.

— Рад стараться, — улыбнулся Мустафа. — Располагайтесь и наслаждайтесь.

Мустафа растворился среди шатров, а Шериф с удовольствием плюхнулся в пестрое море подушек.

Не прошло и минуты, как появилась Кармэн. Шериф моментально поднялся на ноги и с улыбкой произнес:

— Добрый вечер! Вы просто ослепительны! Прошу вас, присаживайтесь!

— Присесть здесь невозможно, — рассмеялась Кармэн. — Придется прилечь.

— Пожалуй, что так, — смутился Шериф. — Такой сервис.

— Я люблю этот ресторан, — улыбнулась Кармэн, провалившись в подушки.

Шериф развалился напротив нее, пожирая глазами свою собеседницу. Кармэн снова была в красном. Новое платье было намного роскошнее и… «заковыристей», как выразился бы Шериф, разглядывая бесчисленные кружева, украшения и аксессуары. Наконец настало время сказать что-нибудь, и Шериф не придумал ничего оригинального.

— Правда? — спросил он. — Вы уже здесь бывали?

— Ну, конечно, — ответила Кармэн. — Мустафа был одним из моих постоянных клиентов.

— Неужели? — удивился Шериф. — Никогда не слышал, чтобы Мустафа покупал мечты.

— Не мечты, а сны, — поправила Кармэн. — К тому же, он их не покупал, а продавал. И поскольку все мои сделки строго засекречены, никто до сих пор не знает, где Мустафа разыскал начальный капитал для своего бизнеса.

— Да, действительно, — кивнул Шериф. — Но если у вас все строго засекречено, почему же вы мне только что рассказали, что у вас были сделки с Мустафой?

— Ну, во-первых, — рассмеялась Кармэн. — Давай перейдем на «ты». А во-вторых, ты же йогин, Омар. Посвященный. Тебе можно рассказывать о таких делах.

— О таких делах? — Шериф запутался. — Погоди. Если честно, я так и не понял, как и что ты продаешь и покупаешь. Сны? Мечты?

— Легче показать, чем объяснить, — улыбнулась Кармэн. — Поэтому я и прихватила с собой пробник.


Писатель-фантаст Роджер Желязны в своих книгах многократно задавался вопросом: возможно ли создание в небольшом помещении персональной Вселенной? И если возможно, то как? Подобный вопрос осветил писатель Михаил Булгаков в романе «Мастер и Маргарита», связав этот эффект с никому не понятным термином «пятое измерение». Ну, а для лейтенанта Шерифа все было проще.

Шериф всегда подозревал, что в каждой женской сумочке спрятана карманная Вселенная. И сейчас он снова в этом убедился, когда Кармэн выудила из невесомого мешочка осколок горного хрусталя и пузырек с духами.

— И там сон? — спросил Шериф, скептически осмотрев эти предметы.

— Конечно, нет! — рассмеялась Кармэн. — Это всего лишь пробник. Демо-версия. Чтобы записать настоящий, многослойный сон, нужен камень побольше. Мы сейчас испытываем новые технологии на жидких кристаллах, но там все пока очень неопределенно. Если записать сон на жидкий кристалл, при просмотре он протекает, варьируется и… ну, импровизирует, независимо от воли создателя, так сказать. Поэтому мне кажется, что жидкие сны не пойдут дальше лаборатории.

— Разве это плохо, когда во сне присутствует элемент импровизации? — спросил Шериф.

— Конечно, хорошо, — улыбнулась Кармэн. — Мы сначала тоже обрадовались. Но это как… вот представь, что ты смотришь в кинотеатре «Армагеддон», но в финальной сцене Брюс Виллис что-то не так наимпровизировал — и астероид врезался в Землю. А дальше ты выходишь из кинотеатра — вся улица усеяна метеоритами, народ в панике, и на тебя падает кусок астероида. Согласись, неприятно.

— Неприятно, — кивнул Шериф.

— Вот нечто подобное и происходило со снами на жидких кристаллах, — вздохнула Кармэн. — Пятеро добровольцев сошли с ума. Трое других оказались посильнее — сейчас их почти вернули в нормальное состояние. Есть мнение, что надо доработать технологию, но… менеджеры по продажам редко идут на поводу у изобретателей.

— Это точно, — усмехнулся Шериф. — Вся наша академия до сих пор проклинает тот момент, когда Дебри додумался воскрешать мобильные телефоны.

— А что так? — рассмеялась Кармэн.

— КПД уж очень низкий от этих воскрешений, — вздохнул Шериф. — И японцы недовольны, как мы используем те мобильники, что они выбрасывают. Потому что по контракту мы занимаемся «утилизацией устаревших электронных устройств».

Кармэн долго смеялась, а Шериф подозрительно поглядывал на обломок кристалла и духи.

— Значит, я так понимаю, что мобильники вы уже не воскрешаете? — наконец спросила она.

— Вовсе нет, — вздохнул Шериф. — Дебри вцепился в эту свою идею. И поскольку заниматься мобильниками в Академии никто не хочет, он всерьез задумался — не пригласить на эту работу комиссара Невруба.

— Того, что пытал Мустафу пончиками? — спросила Кармэн.

— Его самого, — кивнул Шериф. — Слушай, а ты заметила, что мы с тобой так запросто болтаем, будто сто лет знакомы?

— Заметила, — улыбнулась Кармэн. — Возможно, потому что мы знаем друг друга не сто лет, а гораздо дольше.

— Да? — удивился Шериф. — Что ж, возможно. Думаю, разберемся с этим в ходе событий. Так что мне делать с этим камнем, чтобы увидеть сон?

— Возьми камень в правую руку, — объяснила Кармэн. — Крепко сожми его в кулаке.

— Ах, черт, чуть не порезался! — воскликнул Шериф.

— Верно, это прикол для начинающих, — хихикнула Кармэн. — На самом деле там есть углубление, вот здесь, видишь? Вставь в это углубление большой палец и крепко сожми камень в руке. Так ты точно не порежешься.

— Слушай, это ведь тоже из Кастанеды? — подозрительно спросил Шериф. — Такая штучка называется «камень Силы», если не ошибаюсь. И я хорошо помню, что бывает с тем, кто просунет в него палец.

Кармэн снова рассмеялась — наверно, в десятый раз за вечер.

— Теорию ты просек верно, — сказала она. — Технология та же самая, что и с «камнями Силы» древних видящих. Но применение несколько иное. Не волнуйся, с тобой ничего плохого не случится.

— Ну, спасибо, — кивнул Шериф. — А духи зачем? Для красоты?

— Чтобы ускорить химическую реакцию в мозге, — ответила Кармэн. — Это приведет к снятию кое-каких стандартных блоков в сознании, а когда они будут сняты, дневное сознание быстро установит сильную связь со вторым вниманием. Короче, это все равно, как подключить передачу данных через высокоскоростной Интернет. А духи — это вроде драйвера.

— Ясно, — кивнул Шериф, взяв в левую руку пузырек с духами. — Просто понюхать?

— Угу, — кивнула Кармэн.

Шериф шумно выдохнул, поднес к носу флакон духов и сильно втянул в легкие большую порцию парфюма.

Видимо, он все же переборщил. Потому что у него тут же закружилась голова, перед глазами все поплыло, шатер с подушками куда-то провалился, — он оказался в пустоте. Единственной реальной вещью в мире казался камень в правой руке Шерифа. Йогин вцепился в этот камень обеими руками, надеясь сфокусировать на нем свое восприятие и вернуть сознание в обычный мир.

Но ничего такого не произошло. Сначала по всему его телу прошла волна умиротворения, все вокруг заполнил какой-то розовый туман. Шериф испытывал физическое удовлетворение, дрейфуя в этом тумане. Затем среди тумана сгустилось облако, принявшее форму лица Кармэн. И Шериф услышал ее голос:

— Relax! It’s just a dream!

Звук ее голоса проник в тело Шерифа и сейчас делал йогину массаж. Он почувствовал, как растворяется в этом тумане. Ему хотелось вечно дрейфовать и дрейфовать здесь, никогда не возвращаясь назад, никогда не стремясь вперед.

— А теперь ты увидишь самый прекрасный сон из всех, что когда-либо тебе снились!

Туман сворачивался в спиральные смерчи… И вот Шериф на сказочном пиру. Вкуснейшие угощения, — такие он никогда не смог бы попробовать в реальном мире. Неземной красоты девушки, манящие его к себе. Поцелуи, пронзавшие тело и душу огнем желаний…

Затем все это растворилось. Новый сон оказался еще более захватывающим. Шериф скакал на лошади по зеленой равнине. За его спиной развевался черный плащ, по левой ноге била шпага. И были невероятные ощущения… Свобода. Сила. Надежда. Жажда приключений.

Но это была не та жажда, что доступна людям 21-го века — надежда на то, что, возможно, когда-нибудь, в далеком будущем, в этой серой, беспросветно-размеренной жизни случится какое-нибудь чудо. Это была та жажда приключений, какую испытывали люди в древности, — когда уже скачешь на коне навстречу этому самому приключению и остается лишь догадываться, из-за какого холма выпрыгнет дракон…

И снова все растворилось. Шериф летел. Летел над каменистой пустыней, размахивая своими широкими белыми крыльями. Счастье переполнило его и — вырвалось наружу слезами радости. Плачущий от счастья ангел — это, действительно, необычный сон.

Шериф увидел много сновидений. В последнем была Кармэн. Они стояли друг против друга на тропическом пляже необитаемого острова. С неба лился свет Солнца, звучала музыка Жан-Мишель Жарра. Шериф заглянул в глаза Кармэн и понял, что произойдет. Признатьсяе, как только он увидел ее вчера, он понял, что рано или поздно это произойдет.

— Лучше поздно, чем никогда.

— Лучше рано, чем поздно.

Мир содрогнулся в страстном поцелуе. Шериф стягивал с Кармэн платье. Пальмы подпевали в такт музыке, а Солнце казалось огромным прожектором, специально установленном, чтобы освещать эту сцену, где происходило столь увлекательное представление.

Время растворилось, когда Омар и Кармэн смотрели друг другу в глаза.

Но неожиданно что-то щелкнуло — и Шериф сообразил, что они лежат не на пляже, а на персидских подушках в шатре, в ресторане Мустафы.

— Вау! — это единственное, что мог сказать Омар Шериф.

— Привет, незнакомец, — улыбнулась Кармэн.

— Э-э-э… — Шериф огляделся, насколько ему это удалось. — А когда это перестало быть сном?

— Не перестало, — улыбнулась Кармэн. — Я тебе снюсь.

Шериф ошарашенно отпрянул в сторону и несколько раз ущипнул себя. И услышал смех Кармэн.

— Попался! — рассмеялась она, поправляя платье. — Действительно, эти сны кажутся такими реальными, что пробуждение обычно бывает незаметным.

File 3. «Мастерская снов»

На другой день Шериф приехал в мастерскую Кармэн, чтобы увидеть, как же происходит торговля снами.

«Мастерская» занимала весь первый этаж большого кирпичного дома на окраине Нью-Йорка — когда-то в этом помещении был склад, затем его неудачно попытались переделать под спортзал и, наконец, эти заброшенные комнаты арендовала Кармэн.

К счастью, Шериф знал этот район — всего через две улицы располагалась студия звукозаписи, принадлежавшая Джону Дебри (на ней сейчас Фрэнк-«Отстой» жарил второй диск своего «истинно-йогического рэпа»).

Итак, Шериф постучал в огромную дверь, покрытую облупившейся краской. Через пару минут дверь медленно, со скрипом отворилась — и он увидел Кармэн.

— Привет, — сказал он. — Ты всегда открываешь дверь незнакомцам?

— Вообще-то, у меня видеокамера над входом, во-он там, под навесом, — хитро улыбнулась Кармэн. — Ее трудно заметить, зато камера установлена так, что я на мониторе замечаю всех, кто тут топчется. Заходи.

В первой комнате Шериф увидел обшарпанные стены и старый деревянный пол. У стены стоял огромный мягкий диван, совершенно не вписывающийся в обстановку, — судя по всему, ремонт здесь не было уже лет двадцать, а диван выглядел так, словно его только что доставили из дорогого мебельного магазина.

У дивана стоял маленький холодильник — к нему и направилась Кармэн.

— Что будешь пить? — спросила она.

— Пить в такую рань? — удивился Шериф.

— Тут есть коктейль, почти без алкоголя, — Кармэн протянула ему банку.

— Спасибо, — сказал Шериф, открыв коктейль с громким щелчком. — А то там такая жара. Слушай, по-моему, этой комнате просто необходим ремонт.

— Это все для отвода глаз, — Кармэн махнула рукой, сделав глоток шипучего коктейля. — Мне нужно было такое помещение, чтобы никто не догадался, что я на снах хорошо зарабатываю. А Дебри, похоже, такими проблемами не парится?

— Да нет, нас индейцы крышуют, поэтому и офис на Манхэттене… — пробормотал Шериф. — Ну что, покажешь мне, что и как вы делаете?

— На этом диване клиенты смотрят пробники, — сказала Кармэн. — Как ты теперь знаешь, наши сны лучше смотреть, лежа на чем-нибудь мягком. Поэтому я и прикупила диванчик.

— Угу, — кивнул Шериф. — А запись снов тоже здесь делаешь?

— Нет, дальше, — сказала Кармэн. — Пойдем.

Они прошли в другую комнату, залитую солнечным светом, — в стене было огромное окно. Здесь стояли стеллажи, уставленные маленькими бутылочками, — Шериф сообразил, что внутри были духи.

— Интересно, — пробормотал он. — А запах сильно влияет на содержание сна?

— Влияет, — кивнула Кармэн. — Тут все просто: одни запахи дают человеку релакс, другие, наоборот, возбуждают. Вообще, духами занимаются мои помощницы — они подъедут чуть позже. У нас сегодня важный клиент. Я хочу, чтобы ты присутствовал.

— Я? — удивился Шериф. — Зачем?

— Ну, у меня возникла проблема, — Кармэн приняла кокетливо-жалостливый вид. — И я не знаю, кого попросить о помощи. Ты ведь сможешь мне помочь, правда, Омар?

— Сделаю все, что смогу! — Шериф, растаяв от кокетливо-жалостливой мины Кармэн, нежно обнял Повелительницу иллюзий. — Так что случилось?

Кармэн подняла взгляд (Шериф был намного выше ее) и быстро сказала:

— Раньше у меня был менеджер. На прошлой неделе мы с ним не поделили деньги и власть. Теперь он умер, а мне нужно… надежное мужское плечо.

Шериф взглянул в глаза Кармэн.

«Настоящая ведьма, — подумал он. — И какая соблазнительная!»

— В том смысле, что тебе нужна новая жертва? — спросил он вслух.

— Не подумай, что я садистка с бензопилой, — рассмеялась Кармэн. — У нас была магическая дуэль. Он проиграл. Но и мне досталось! Ты не заметил вчера мой шрам?

— Шрам? — удивился Шериф. — Где?

— Ну… — притворно смутилась Кармэн. — На правом бедре.

Повелительница Снов хорошо знала, как завести мужчину с пол-оборота. Услышав про шрам на бедре, Шериф не смог сдержаться и поцеловал Кармэн с силой вакуумного насоса.

Ну… вот диван и пригодился…


— Потрясающе! — сказала Кармэн. — Я и не думала, что тебя так возбуждают шрамы на женском теле.

— Да какой это шрам, так, царапинка, — усмехнулся Омар Шериф, обнимая ее. — И не притворяйся, что ты не думала. Ты знала, что я на это клюну.

— Так ты мне поможешь? — спросила Кармэн.

— В чем именно? — спросил Шериф. — Чем занимался твой погибший менеджер?

— В основном, устрашением, — улыбнулась Кармэн. — Напускал ужас на клиентов. Иногда одним своим видом, иногда — гипнозом.

— Неужели ты пригласила меня сюда только потому, что я такой страшный? — спросил Шериф.

— Ну, что ты, — рассмеялась Кармэн. — Можно сказать, что мне нужна крыша, а Духовная Академия Дебри — серьезная контора. Не волнуйся, мы сможем заплатить за услуги.

— Ага, теперь понятно, — кивнул Шериф, встав с дивана. — Ну что ж, тогда покажи мне… процесс производства снов.


За комнатой с духами обнаружилась и третья комната. Точно в центре стояла кушетка с ремнями, окруженная странными и несочетающимися друг с другом предметами, — здесь было медицинское оборудование, деревянный африканский идол, магический посох с вмонтированным в него кристаллом, а также прочая магическо-медицинская дребедень, не нужная для процесса, но установленная здесь «для солидности», как объяснила Кармэн.

Однако внимание Шерифа привлекла не кушетка, а совсем иное. В этой комнате тоже стояли стеллажи, но на полках были не флаконы духов, а камни. Самые обычные камни — не драгоценные и даже не полудрагоценные. Обломки гранита, галька, какие-то минералы (их названий Шериф просто не знал). В углу стоял огромный валун, окруженный решеткой, на которой были прикреплены таблички «Danger», «Keep out».

— Если я правильно понял, то это все — сны? — спросил Шериф.

— Нетрудно было догадаться, — усмехнулась Кармэн.

— А тот валун, в самом деле, опасен для жизни? — удивился Шериф.

— Не знаю, — Кармэн пожала плечами. — Это плод воображения Эль-Абдурахмана. Технология «Камень перепутья». Типа, предсказывает будущее, считает варианты не хуже самого мощного компьютера. Но от контакта с ним можно сойти с ума. Пока ни один сновидящий не решался работать с наследием Абдурахмана. Если обычный сон помещается в маленький кусочек камня, то представь себе, что может быть здесь.

— Представить трудно, но я могу догадаться, чем занимается Абдурахман, и мне ясно, что к камню этому действительно лучше не подходить, — кивнул Шериф.

Раздался звонок в дверь.

— А, это, должно быть, мои помощницы, — сказала Кармэн. — Я пойду открою, а ты тут располагайся, осматривайся.

Шериф не успел как следует рассмотреть коллекцию камней, наполненных живыми грезами, — в комнату вошли две симпатичные миниатюрные девушки, азиатка и мексиканка.

— Э-э-э… привет, — сказал Шериф.

— Привет, — кивнула мексиканка. — Вы, наверно, Омар, наш новый менеджер. А я Миа, очень приятно познакомиться.

— А я — Пи-У, — улыбнулась азиатка.

— Рад с вами познакомиться, Миа и Пи-У, — сказал Шериф. — Вы угадали, я и есть Омар, правда насчет того, что менеджер… тут я пока не уверен. Кстати, куда вы подевали Кармэн?

— Она переодевается в ритуальное платье, — объяснила Миа. — Сейчас приедет очень важный клиент, он выложил нам двадцать тысяч долларов за один короткий сон.

— Двадцать тысяч за один сон?! — удивился Шериф.

— Пять тысяч аванса нам уже выплатили наличными, — продолжала Миа. — Остальные пятнадцать должны перевести по безналу после того, как мы сегодня завершим ритуал.

— Для этого вы нам и нужны, Омар, — объяснила Пи-У. — Если клиент вдруг окажется нечестным и захочет нас надуть… у вас есть пистолет?

— Э-э-э… с собой нет, — признался Шериф. — Давно я уже не решал проблемы с помощью пистолета.

— У нас есть пушка, — кивнула Миа, достав из тумбочки внушительный револьвер 38-го калибра. — Правда, мы не умеем ей пользоваться. Вот, Омар, посмотрите. По-моему, он заряжен…

— Аккуратно, дайте я поставлю на предохранитель! — воскликнул Шериф, ловким движением выхватив у нее пистолет. — Вот так. И что мне с ним делать? Направить на клиента?

— Ну, что вы, вовсе нет! — рассмеялась Миа. — Просто засуньте пушку за пояс. Будете стоять у тумбочки и молчать, скорчив страшную физиономию.

— Неужели у меня такая страшная физиономия? — удивился Шериф.

Но Миа не успела ничего ему сказать, потому что в комнату вошло нечто. Оно было закутано в плащ, неравномерно переливающийся всеми цветами спектра.

— Ну и что вы застыли? — спросило нечто голосом Кармэн. — Пи-У, принеси духи. Миа, проверь ремни, принеси камень с записью.

— Э-э… Кармэн, это ты? — спросил Шериф у «нечто».

— Что, испугался, а, Омар? — рассмеялась Кармэн. — Да, это мой плащ для работы. Называется «Покрывало Майи».

Раздался звонок в дверь, и Кармэн кивнула Шерифу:

— Иди, открой. И сделай так, чтобы они пистолет видели.


Клиентом был седеющий мужчина, судя по всему, бизнесмен. Этот несчастный человек всю жизнь зарабатывал деньги, пытаясь превратить свои мечты в реальность. За каждый заработанный миллион он расплачивался очередной мечтой/сном/dream. И однажды наступил момент, когда он понял, что у него теперь достаточно денег, но больше нет цветных снов. Даже кошмаров нет.

Его сны были наполнены серой пустотой и бессвязными образами. Иногда проступали лица жены, детей, двух любовниц, но эти лица уже давно ему наскучили. Иногда он тщетно силился вспомнить свою первую любовь — и не мог. Ничего, кроме пустоты и холодных расчетов, — такова была расплата за богатство.

Тогда он услышал о мастерской Кармэн. И решил попробовать, невзирая на опасность повредить мозг. Ему уже было все равно.

Старика положили на кушетку. Миа пристегнула его ремнями, прилепила к голове какие-то электроды, сфокусировала магический кристалл. Кармэн, вооружившись посохом, читала заклинания. Шериф и два охранника клиента сверлили друг друга взглядами, поглаживая рукоятки пистолетов. Не потому, что боялись или реально хотели сорвать сделку, нет! — просто понтовались. Как мальчики играют в ковбоев.

Наконец, Кармэн вложила в руку старика камень Силы, а Пи-У поднесла к его носу платок, смоченный духами. Старик вдохнул, и…

Он летел над горами Нью-Мексико летним утром, летел навстречу рассвету, он снова был молодым и сильным, его переполняла жажда жизни и сладкое неведение, непонимание очевидных вещей — того, что приходит с опытом и уходит со смертью…

Две недели назад на этой кушетке лежал молодой актер. Кармэн, Миа и Пи-У колдовали над ним, делая запись сна и загоняя получившийся файл в подходящий камень. У молодого актера не было денег. У него не было ни жены, ни детей — любимая девушка совсем недавно бросила его, ушла к успешному брокеру.

Этот молодой человек не имел ничего такого, что можно было бы дорого продать. Правда, у него были сны/мечты/dreams. У него было много снов, и когда он узнал, что Кармэн платит по три тысячи долларов за хороший, интересный, необычный цветной сон — он, не раздумывая, пришел. Через неделю он снова собрался навестить мастерскую, чтобы продать новый сон. Правда, таких как он, в Нью-Йорке было много, и молодому актеру пришлось ждать своей очереди.

Счастливый старик вышел из мастерской и сел на заднее сиденье своего «Мерседеса». Кармэн заверила его, что теперь он будет видеть этот сон каждую ночь, если будет спать с камнем в руке. Но старик понял, что через пару месяцев этот сон ему надоест, и он снова придет в мастерскую. Но ему придется подождать своей очереди. Ведь таких, как он, в Нью-Йорке очень много.

Этот бизнес будет востребован всегда — Шериф понял это, когда они с Кармэн поднялись наверх, чтобы побыть в объятиях друг друга при лунном свете магической лампы…

Да, торговля снами — это куда выгоднее, чем придуманное Джоном Дебри воскрешение мобильных телефонов…


Содержание:
 0  вы читаете: The Y-files : Александр Клыгин  1  File 1. Толчок Духа : Александр Клыгин
 2  File 2. Арабская ночь : Александр Клыгин  3  File 3. Мастерская снов : Александр Клыгин
 4  File Folder 2. Эль-Абдурахман и индейские шаманы : Александр Клыгин  5  File 2. Легенда о шамане Далекое Озеро : Александр Клыгин
 6  File 3. Шаман Зоркий Глаз : Александр Клыгин  7  File 1. У костра в День-Вне-Времени : Александр Клыгин
 8  File 2. Легенда о шамане Далекое Озеро : Александр Клыгин  9  File 3. Шаман Зоркий Глаз : Александр Клыгин
 10  File Folder 3. Агент Малдер : Александр Клыгин  11  File 2. Калифреническая теология : Александр Клыгин
 12  File 1. Агент Малдер и Ум : Александр Клыгин  13  File 2. Калифреническая теология : Александр Клыгин
 14  File Folder 4. Разное : Александр Клыгин  15  File 2. Китайская легенда о ежике : Александр Клыгин
 16  File 1. Самира в Лондоне : Александр Клыгин  17  File 2. Китайская легенда о ежике : Александр Клыгин
 18  Использовалась литература : The Y-files    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap