Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 1.

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38

вы читаете книгу




Глава 1.

- Эй, тварь безродная, а ну вылазь давай, где ты там?! - В хлев вошла толстая женщина с грязными растрепанными волосами и с тремя большими бородавками на щеке.

- Я здесь, мама. - Ответил детский голос.

Из-за небольшого стога сена выскочил запыхавшийся мальчик, держащий в одной руке здоровенную лопату.

- Ты вычистил за свиньями? - Женщина сделала грозное выражение лица. - Или ты валялся здесь на стоге сена? А? Я тебя спрашиваю, ублюдок ты маленький!

- Да конечно, мама, уже давно вычистил! - Мальчик быстро подбежал к двери загона и открыл ее.

Женщина зашла в свинарник. Её взору предстали пять нежно розовых комков жира, вальяжно развалившихся на идеально чистом полу - придраться было не к чему.

- А куда ты дел весь навоз, надеюсь не выкинул?

- Нет конечно, я как всегда, сгреб всё в общую кучу, как ты просила, мама.

- Хорошо. - Женщина сделала относительно одобрительное лицо. - Через три дня здесь будут проводить пленных, наконец-то появится случай использовать весь навоз по назначению... Так, а в комнате своей ты убрался?

- Разумеется, еще неделю назад. - Мальчик прикрыл рукой улыбку.

- Да? А ну-ка покажи! - Слава богу, шутка не была понята.

- Вот, смотри, мам. - Мальчик подошел к той стене, возле которой лежали свиньи и пинком ноги отворил небольшую дверку, ведущую в его "жилище".

- Сейчас посмотрим! - Женщина заглянула внутрь. Здесь было еще чище, чем в свинарнике. На трех квадратных метрах дощатого полупрогнившего пола валялся скомканный мешок, набитый соломой. - А кровать за тебя кто будет заправлять, тварь ты этакая?

Через три секунды "кровать" была заправлена. На женщину уставился вопросительный детский взгляд, ожидающий следующего "сверх сложного" задания.

- А ведь раньше здесь жил Жирушечка, царство ему небесное... Отборнейший был хряк! Вот видишь, из-за тебя свиньи потеряли целых три метра жилой площади. - Взгляд женщины случайно упал на мальчика (до этого она обращала внимание только на свои "угодья"). - Да ты только посмотри на себя! Какой кошмар! Ты что, вычищал за свиньями, катаясь по полу, а потом стряхивал налипшее?!

Мальчик испуганно посмотрел на свою одежду - ну было пару маленьких пятнышек грязи, не более, навозом даже и не пахло.

- Нет, мама, я...

- А кто теперь будет стирать твою одежду, паршивец ты этакий?! Уж ни думаешь ли ты, что я?!

- Нет конечно, нет, я сам всё постираю! А еще лучше поменяю местами с половой тряпкой, разницы не будет.

- Да, кстати, Киртли, твой старший брат порвал рукав, так что у нас появилась новая половая тряпка. - Угадала женщина мысль мальчика. - Если хочешь, бери.

- Спасибо, мама! - Мальчик с трудом удержался, чтобы не закричать "ура". Во-первых, мать назвала его по имени, что бывало крайне редко, а во-вторых, рубашка Дрола... да какое там "порвал рукав", максимум, маленькая дырочка. Теперь хоть на улицу будет не стыдно выйти.

Хотя конечно вряд ли у десятилетнего ребенка могут быть какие-то комплексы на счет своего внешнего вида, тем более если этот ребенок с самого детства живет в свинарнике. Киртлан Ниоли - так его звали, хотя на самом деле по имени его почти никто не кличал. Он был подброшен в семью Дагленов в младенческом возрасте, и с удовольствием был принят ими на основании приемного полусына-полураба. Конечно, если бы Киртли подкинули к двери в кружевной корзине с шелковыми пеленками, а на фразу: "Кого там черт несет?!", он ответил бы радостным улюлюканьем, возможно все бы было хорошо и его называли бы подкидышем. Но, к сожалению, Киртлана подбросили безо всяких корзин вообще, и когда после пяти минутной тарабарщины в дверь, услышали фразу: "Убирайтесь к черту, кто бы вы ни были!", то разбили окно и убежали, а потом после фразы: "... ... ... ..., какого черта?!", при виде своих разъяренных приемных родителей, подброшенный ребенок еще и загорланил во все горло... Короче, им не осталось ничего иного, как сразу же возненавидеть малыша. Подбросок - так его назвали.

Выгребать дерьмо Киртли научился раньше, чем говорить, а получать синяки от своих трех старших братьев, раньше чем ходить. Он с детства был гораздо умней, проворней и остроумней, чем все его братья вместе взятые, однако когда ты живешь в такой дыре, все эти качества значили не больше, чем наличие таланта к охоте на пингвина. Ум здесь был никому не нужен, проворность..., да пожалуйста, карты (мешки с зерном) в руки, "ты перетаскаешь их гораздо проворней и быстрее нас, Подбросок хренов", что же касается остроумия, то здесь пока что получалось только на свиньях, на братьях Киртли не пробовал и правильно делал. Вообще-то, в их семье раньше еще было две сестры, но их давно продали, так как толку от этих капризных плаксах было гораздо меньше, чем шума от них. Еще имелся отец семейства, но он бывал только в жилой части дома и поэтому редко когда угадывал имя пробежавшего рядом сына. Пожалуй Киртли "любил папу" больше остальных, по крайней мере, тот бил хотя бы не только его одного.

- А лошадь ты почистил? - Продолжала тем временем женщина. - А собаку покормил?

- Да-да, мам, покормил, почистил, помыл и побрил обоих! - Киртли уже давно привык разбавлять свои ответы подобной околесицей, обычно пропускаемой его глупым семейством мимо ушей, но сейчас, похоже, он явно переборщил - мать посмотрела на него грозным взглядом.

- А вот и зря покормил! Собака должна жрать исключительно воров, попавших на ее территорию!

- Но если бы я не покормил её еще хотя бы три дня, - изумился мальчик, - она одичала бы настолько, что схавала бы меня самого, я и сейчас едва ноги унес.

- Ну не велика была б потеря! - Женщина неприятно рассмеялась. - Ладно, засранец, у меня для тебя еще одно дело. Отнесешь этой старой стерве Лайде два десятка яиц!

Киртли сглотнул - задание такой сложности ему поручали всего пять раз, и все пять раз оно было бесстыдно провалено. Первый раз он даже не успел выйти со двора, разбив всё при падении с крыльца. Второй и третий ему на пути встречался кто-нибудь из старших братьев, что при убегании от них приводило яйца в состояние смятки. В четвертый раз Киртли поддался на чудо-идею встретившихся по пути друзей - ох и замечательная же тогда была перестрелка. В пятый, он добрался дальше всего - до самой двери лачуги старухи Лайды, оставалось только вручить покупку и забрать деньги, но в этом-то и оказалась загвоздка - как только вредная старушенция услышала запрашиваемую цену, она сразу же выкинула с порога и мальчика, и яйца, точнее нет, сначала яйца, а потом мальчика - пришлось потом стирать заляпанные штаны...

- Хорошо, мам, можно только я возьму рубашку Дролла... ну, в смысле, новую половую тряпку?

- Ладно, только быстро давай!

Киртли выбежал из хлева, промчался узенькой прихожей и через секунду уже был в жилой комнате. В углу валялась скомканная тряпка. Всё прекрасно понимающий Дролл уже успел ей воспользоваться, но только один раз, а чтоб она достигла состояния одежды Киртли, потребовалось бы как минимум сто кратное применение, так что мальчик не особенно расстроился, напялив на себя большую тремя размерами грязную рванину.

Когда он вернулся в хлев, мать уже ждала его с котомкой яиц.

- Держи покрепче, сопляк маленький! Если опять всё разобьешь, я тебе...

- Не разобью, мам, не бойся! А куда ж я денусь? Вопрос только, когда и как? - Киртли схватил котомку и убежал.

- ...Хм, несносный мальчишка! - Продолжала женщина разговор сама с собой. - Наверняка что-нибудь забыл сделать!

Из-за стены раздалось жалобное мычание.

- Ах да, конечно! Подоить корову!... Бррр, теперь придется самой... Ну вся работа на мне, вся работа!...

Городок, в котором они жили, был совсем маленький - домов пятьсот. Можно было смело называть его деревней, но имелось существенное отличие - в деревне избы стоят в одну линию и у каждого есть свой двор, здесь же дома находились в общей куче и без всяких порядков, улиц как таковых не наблюдалось. Но это было еще не самой главной разницей. Под деревней ведь понимаются не только кривобокие избушки, да злостные бабки-сплетницы, там еще растет сочная трава, цветут заливные луга, и пасутся пушные жирненькие овечки. Здесь же ничего этого не было, ни деревца, ни кустика, ни травинки, одна лишь грязь, да пыль. Если уж охарактеризовывать этот город одним словом, то это будет именно слово "пыль". Еще, правда, сюда подошло бы слово "воруют", но это не являлось бы такой уж истиной, так как вряд ли можно уместить в него фразу: "если решишь что-то посадить - вырвут вместе с дерном, забудешь закрыть дверь - вынесут всё, вплоть до половых досок, поставишь дорогой замок - вырвут дверь вместе с петлями, заведешь собак - стащат и их". Собственно поэтому здесь почти и не было дворов.

Киртли выбежал на улицу и сразу же чуть не врезался в Вилла, восьмилетнего брата его лучшего друга Тилта по кличке Волчонок...

Вообще, что касается кличек, то они здесь были абсолютно у всех, включая младенцев и стариков, а у некоторых даже по две - не могли же, например, друзья Дролла называть его Блевотиной. В своем кругу он был Вепрем (то есть в душе его не любили и здесь). Киртли разумеется тоже не все называли Подброском. Но его кличка, это вообще долгая история. В пятилетнем возрасте во время сильной грозы в него едва не угодила молния, за что он тут же был наречен Громоотводом, а вскоре и просто Громом, но потом посчитав, что это прозвище слишком "громогласное", его заменили на другую нелепицу, соответственно тоже продержавшуюся не больше недели. Киртли чуть ли ни каждое утро получал новую кличку, и чуть ли ни каждый вечер кто-нибудь говорил: "если он ......, то я червь навозный (или царь зверей, черепаха или гепард, осел или филин, и так далее, в зависимости от многоточья)". В конце концов у его друзей кончилась всякого рода фантазия, и они решили снизойти до банальности, связанной с цветом волос, но и здесь их ждало фиаско, ибо каждый второй в городе был пепельным блондином, или, проще говоря, белобрысым. И тогда Киртли назвали просто Киртом, и это было сверх престижно.

- О, Кирт! - Обрадовался мальчик. - Чего ты так долго, я уже замучился ждать.

- Привет Мотылек! - Киртли улыбнулся. - Да меня заставили прибраться в своей комнате.

- Так ты ж всего неделю назад последний раз убирался?! - мальчик захихикал. - Постой-ка, а чего это там у тебя?

- Тридцати кратный продукт деятельности курятника.

- А... Чего-чего ты сказал?

- Да я и сам не знаю, меня агроном научил. Сказал, если будут приставать с глупыми вопросами, ответь что-нибудь вроде этого, сразу отстанут.

- Агроном?! Ты сунулся к этому...

- Да нет, я имею ввиду не кличку, а настоящего агронома. Ты знаешь его под Полоумным Старикашкой, что живет на окраине.

- Ах, ты об этом. Ну тогда я делаю вывод, что твоя фраза про яйца - случайный набор слов.

- Зря ты так, Мотылек. Он очень умный и...

- Да пес с ним, Кирт. Скажи лучше, неужели надеешься донести?

- Да нет конечно!

- Ну тогда я с тобой!

Смеясь, мальчишки направились к центру города.

- ...И тогда все начали кидаться друг в друга, помнишь как было весело, может быть сейчас тоже... Эй, Кирт, куда ты смотришь? - Мотылек повернул голову. С запада надвигалась черная грозовая туча. - Что, опять голова болит?

- Угу. - Вздохнул Киртли. - И кровь из носа с утра шла. Мама говорит, что это от безделья.

- Ну надеюсь ты сам так не считаешь? - Мотылек ухмыльнулся.

- Не знаю. - Кирт опустил голову. - Плохо мне, Вилл, с каждым днем все хуже и хуже.

- Это всё из-за неё! - Мотылек погрозил туче кулаком. - Уже третий день кружит и не одной капли! Просверкает зарницей и улетит!

Киртли еще раз посмотрел на тучу - та закрыла почти полнеба.

- Нет, сегодня точно ливанет.

- Ну и хорошо! Помыться тоже иногда бывает полезно.

- Это точно. - Киртли почесал затылок. - Слушай, Мотылек, я что-то не понимаю, мы уже почти треть пути прошли, а Дролла с друзьями всё нету.

- Хм! - Вилл сделал грозное выражение лица. - С чего это ты решил, что Блевотина нас обязательно найдет.

- А ты разве не видел?... Еще в самом начале вдалеке промелькнул Фили-дурачок.

На лице Мотылька появилась озадаченность. Фили-дурачок был нейтралом, то есть у него не было ни друзей, ни врагов, и потому он вполне мог бы обойтись без клички, но так уж вышло, что был он дурачком. Фили исполнял роль местного Гермеса, то бишь мальчика на побегушках, так что рассчитывать на удачу не приходилось, тем более, что по совместительству он был еще и местным стукачом.

- А может он нас не заметил, Кирт?

- Ты, видимо, шутишь? - Киртлан закатил глазенки. - Если уж я его заметил...

- Ну и пускай! - Вдруг резко прервал друга Мотылек. - Пускай Блевотина идет сюда, я уж найду, что ему сказать! И вообще, меня он не тронет, иначе потом...

Договорить Вилли не успел. Из-за угла им на встречу вышла до боли (причем сильной боли) знакомая четверка: самый противный брат Кирта, Дролл со своими лучшими друзьями: Живодером, Правым и Задником.

- Эй, вы только посмотрите, кто идет! - Раздался противный голос Живодёра. Его, кстати, можно было не бояться, клички иногда обманчивы, на самом деле при малейшей опасности он "давал дёру".

- Эй, вы только посмотрите что несет! - Звонким голосом поддержал своего друга Правый. А вот его опасаться стоило, в свои тринадцать лет он обладал таким ударом справа, что всем не осталось ничего иного как дать ему приличную кличку и держаться подальше.

- Подбросок, ты надел мою рубаху! - Наконец послышался бас Дролла.

- Нам конец, Мотылек. - Прошептал Киртли.

- Не бойся, Кирт, я с тобой. - Тоже попытался прошептать Мотылек, но это у него, наверное, не очень получилось, потому что со стороны Дролла сразу же последовал глупый смех.

- Что ты там лепечешь, Мотыль?! - Заржал Дролл. - Неужели ты думаешь, что мы боимся твоих старших братьев?!

- Не нарывайся, Вилл. - Испуганно шепнул Кирт.

- Когда они будут бить тебе морду, - не послушал совета Мотылек, - им будет всё равно, боишься ты их или нет!

- Что-что ты сказал? - На отесанном лице Дролла появилась злоба. - А ну-ка подите-ка сюда оба.

- Ну вот. - Буркнул Кирт.

Друзья неторопливо направились в сторону четверки.

- Не понял! - Удивился Правый, когда они подошли поближе. - Вепрь, ты что, носил вот эту рубаху?

- Нет... я... это, обознался... в общем перепутал. - Дролл покраснел от злости. - Конечно же эта грязная тряпка не может быть моей рубашечкой.

- Врежь им, Вепрь! - Вмешался Задник. - Эй, Подбросок, начинай молиться!

- Хм... Как там его на этой неделе? - Тихо спросил Мотылек. Дело в том, что Задник ничего больше не умел, кроме как задираться, однако Задирой называться ему было не суждено, каждую неделю он получал новую кличку, неизменными оставались лишь первые три буквы. - Э... Ты, Задок, помолчал бы лучше...

- Задком я был на прошлой неделе. - Обиделся мальчик. - Сейчас я Задник.

- Ну не суть! - Мотылек ехидно оскалился. - Мне, между прочим, больше всего нравился самый первый вариант - Задница!

- Молчать! - Встрял Дролл. - Выбирайте, встанете у стенки и мы расстреляем вас куриными яйцами или...

- Да ладно тебе, Вепрь? - Перебил его Правый. - Чем они тебе не угодили? Пускай катятся на все четыре...

- Ты что, спятил?! - Одновременно заорали Живодер и Задник. - Надо закидать их яйцами!

- Но зачем? - Не понял Правый.

- Как зачем? Это же весело!

- А по-моему, весело - это набить кому-нибудь морду... - Правый потер кулаки. - Ну хотя, делайте, что хотите, мне всё равно.

- Итак, - продолжил Дролл, - или, как я уже говорил, мы закидываем вас... или удовлетворяем просьбу нашего друга Правого, то есть бьем вам морду. Выбирайте.

- Мы выбираем третий вариант! - Неожиданно громко крикнул Кирт.

- Какой еще третий вариант? - Потупился Дролл.

- Вот какой! - И Киртли резко надел ему на голову котомку с яйцами.

- Бежим! - Крикнул Мотылек...

Кирт бежал и смеялся. Жизнь его была бы ужасной, но дело в том, что он умел очень быстро бегать. Дролл правда бегал еще быстрее, поэтому жизнь Кирта всё-таки была ужасной, но сейчас это все было не важно, и вообще, что бы ни случилось потом, а самый прекрасный момент в жизни уже остался позади. Теперь, когда будет плохо, можно всегда вспомнить желто-слюнявую физиономию Дролла, и сразу станет хорошо. Киртли знал, что бежать ему осталось не долго, он уже слышал, как догнали Мотылька и как его радостный смех сменился плачем. Шаги трех пар ног барабанили уже за самой спиной. Наконец кто-то поставил ему подножку. Падая, Киртли закрыл глаза, зачем смотреть на то, как тебя бьют.

- Посмотри-ка, этот гад еще и улыбается!

Последовал удар. Было очень-очень больно...

- Ну что я могу сказать, Мотылек, тебя явно пощадили, надо только вытереть кровь. - Киртли аккуратно осматривал лицо друга. - Во всяком случае, нос уж точно не сломан.

- Ага, зато вот твой фингал теперь неделю продержится. - Грустно ответил Мотылек. - Кто это так тебе врезал?

- Думаешь я видел? Да и какая, в принципе, разница?

- Разница очень большая, Кирт. Если бы ты запомнил бьющего, месть настигла бы только его, а так теперь получат все четверо.

- Ты что, пойдешь жаловаться братьям? - Удивился Киртли. - Как-то нехорошо получится. По-детски, что ли...

- Нет! - Грозно закричал Вилл. - Я возьму ржавую совковую лопату, заточу её... хотя нет, лучше наоборот затуплю и... Ну конечно я всё расскажу братьям, Кирт, что за вопросы!

- Но...

- Или ты считаешь, что они поверят фразе: "мы оба упали с лестницы, особенно Кирт"?

- Ну ладно, уговорил. - Киртли попытался улыбнуться, но разбитая губа не позволила. - Но давай всё-таки сначала попытаемся придумать что-нибудь, вроде "падения с лестницы"...

- Эх горе ты моё. - Четырнадцати летняя девочка окунула Мотылька в лошадиную поилку. - И надо было залезать на эту крышу? Ну ладно этот дурачок, а ты-то, Кирт, куда полез? - Девочка взяла Вилла за шею и стала интенсивно умывать.

- Ай! Больно же! На нос не дави!

- Извини, Сойка. - грустно ответил Киртли. - Мы больше так не будем... Ты случайно не знаешь, где Волчонок?

- Волчонок твой со своими друзьями навырезал деревянных мечей и пошел играть в лес. - Строго ответила Сойка. - Так что мне сейчас еще и его отбитые пальцы бинтовать придется... Дай-ка посмотрю твой глаз.

Сойка являлась старшей сестрой Мотылька. А вообще у них была очень большая семья, целых пятеро детей: Мотылек, одиннадцати летний Волчонок, двойняшки Сойка и Молоток, и еще старший сын Лодочник, но правда он не считался, так как все, кому было за пятнадцать с утра до вечера работали в поле и в детские разборки не лезли.

- Да нормально все с моим глазом. - Отмахнулся Кирт. - Это грязь, а не синяк.

- Синяк? Конечно это не синяк. Это здоровенный фингал, надо срочно приложить к нему медяк!

- Ну ты сказанула!... Откуда ж мы его возьмем? - Вмешался Мотылек.

- Тогда что-нибудь холодное! - Не унималась Сойка. - Вон, кстати, ваши друзья бегут.

Киртли обернулся. К ним навстречу, размахивая деревянными мечами, бежали запыхавшиеся Волчонок и Бочонок. Причем ни каких отбитых пальцев видно не было... ну по крайней мере у первого, второй-то не только держался за руку, но еще и похрамывал. Бочонку вообще не очень-то везло по жизни, он был едва ли не единственным толстячком во всем городе, и жизнь его была еще хуже, чем жизнь Кирта. Он тоже жил в свинарнике, но если Кирта там хотя бы не трогали, Бочонку каждый раз приходилось доказывать, что он не поросенок, которого пришел зарезать его пьяный отец. К тому же, что бы он похудел, его совсем не кормили, так что приходилось питаться свиными харчами. Соответственно, худел не он, а свиньи, мяса с них хватало всем, кроме Бочонка, ну и так далее, в общем, заколдованный круг.

- А ну стойте. - Приказным тоном крикнула Сойка. - Куда вы так несетесь?

Волчонок с разбегу оттолкнул её в сторону.

- Какая мразь это сделала?! - Волчонок схватил Кирта за плечи. - Отвечай, кто это был? Блевотина? Плющ? Может быть Живодер?

- Ты о чем, Тилт? - Удивилась Сойка. - Они упали с крыши сарая.

Мальчик ничего не ответил, только посмотрел на сестру серьезным взглядом, как бы говоря, мол не лезла бы ты не в свои дела.

- Это правда. - Попытался поддержать девочку Киртли. - Мы рухнули, как два мешка с соломой.

- А поновей что-нибудь придумать не пробовали? - Волчонок ухмыльнулся. - Нельзя же за три дня, пять раз падать с лестницы... ну или с чего там?... С крыши сарая? Или ты, Кирт, считаешь, что если вчера ты полетел как мешок с картошкой, то сегодня можно захватить с собой Вилла и рухнуть вместе мешками с соломой? Нет уж, друг, разнообразием содержимого мешков меня не запутаешь!

- Ребята, кто вас так отметелил? - Подал голос Бочонок.

- Нас то хоть четверо метелили, - усмехнулся Мотылек, - а вот тебя всего один, выглядишь же ты не лучше.

- Четверо! - Волчонок взмахнул руками. - Всё, Кирт, мне это надоело! Пора уже дать сдачи!

- В каком смысле? Что ты предлагаешь, они же сильнее нас.

- Да нет же, я имею ввиду не один на один. Мы загасим их всей гурьбой! Фили! Фили-дурачок! - Волчонок свистнул.

- Но они-то тоже друзей захватят. - Киртли прищурился. - Как бы не пришлось потом падать с лестницы, как ты выразился, всей гурьбой.

- Кирт прав. - Вмешалась Сойка. - Не стоит вам ни с кем драться.

- Фили! - Проигнорировал обоих Волчонок. - Где тебя черти носят?!

Из-за поворота выбежал маленький мальчик с открытым ртом.

- Чего тебе, Волк? Я тута.

- В общем так. - Тилт задумался. - Беги и расскажи всем, что если кому-нибудь надоело, что его пинают всякие придурки, он может придти на площадь через час и посчитаться с ними; скажи также, если кто-нибудь любит всех пинать, и это ему еще не надоело, он может сделать это в очередной раз на том же месте в то же время.

- Ты что?! - Закричала Сойка. - Я не допущу этого! А ну стой Фили! Стой... вот дурак-то... Тилт и Вилл, вы никуда не пойдете!

- Да отстань ты от нас! - Возмутился Волчонок. - Вот пристала-то!... Пойдем отсюда, Кирт, надо...

В небе сверкнуло. Через секунду последовал раскат грома.

- ...Хорошо бы успеть до ливня. - Продолжил Волчонок. - А кстати клевая у тебя рубашечка, друг, дашь потом поносить?

- Если сегодня выживем, дам. - Кирт повесил на лицо вымученную улыбку.

Друзья неторопливо побрели к площади.

Кирт аккуратно выглянул из-за угла деревянного дома, на него уставились пятнадцать пар "вражеских" глаз, послышался свист и издевательский смех - шайка его братьев была в полном сборе. Киртли быстро убрал голову назад, сердце яростно заколотилось. Правда через секунду, когда он посмотрел на своих друзей, на душе стало немного поспокойней - перед ним громко перешептывались аж тридцать человек. Средний возраст здесь только был не больше девяти лет, а так-то всё в порядке.

- Ох, Тилт, что ж ты натворил? Дал бы хоть нынешним синякам зажить.

- Ты что, Кирт, сбрендил? - Сдвинул брови Волчонок. - Нас же в два раза больше!

Вновь послышался свист - какой-то очередной малыш в очередной раз выглянул из-за дома.

- А кому у нас драться-то? Ты посмотри вон на ту кучку, им же лет по шесть, интересно они говорить-то хотя бы умеют? Да вся эта малышня разбежится еще раньше, чем успеет начаться драка!

- Ну может ты и прав... - Волчонок нахмурился. - Подожди, а у них что, нет что ль мелких?!

- Ну сам посмотри.

Волчонок заглянул за угол. Слава Богу, свист и смех заглушил раскат грома - туча уже давно заслонила всё небо, и оставалось только догадываться, что удерживает дождь.

- Ну и не сказал бы, что прям все они такие монстры, есть и слабаки.

- А по-моему, все монстры. - Испуганно добавил Мотылек, заглянувший следом за братом.

- Я знаю их лучше, чем вы оба, так что давайте я скажу вам, кто там монстр, а кто нет, заодно потом сравним с нашими... монстрами.

- Давай, Кирт.

- Итак, во-первых, три моих приемных брата: Блевотина, Плющ и Тыква, соответственно двенадцать, тринадцать и пятнадцать лет; во-вторых, Щепка и Варан, обоим по четырнадцать; в-четвертых, пятнадцати летний Зануда; ну и, наконец, Правый... Короче, крышка нам.

- Ну а у нас, кто?

- У нас-то? Пожалуй тройняшки Бык, Як и Мул кое-что могут.

- Что, и всё по-твоему?

- Ну Зубру еще четырнадцать... в общем, все парнокопытные. У кого кличка Мотылек или Ромашка, явно не зажгут.

- Да пошел ты! - Обиделся Вилл. - Сами вы и не зажжете!

- Мы? - Удивился Кирт. - Да мы с Волчонком полетим в первые же секунды.

- А Муравей? - Не стал возражать Тилт. - Он вроде бы тридцати килограммовый мешок тянет?

- А он что, здесь? - Обрадовался Киртли. - Муравей!

- Да. - Ответил какой-то спокойно сидевший на земле мальчик в соломенной шляпе и с длинной травинкой во рту.

- Ты тут?

- Да.

- Ну слава Богу, теперь может быть продержимся минутку, хотя... Молоток нужен, понимаешь, Молоток! Где он, где ваш брат?!

- Не знаю. - Волчонок опустил глаза. Когда он заваривал эту кашу, то, действительно, рассчитывал в основном на старшего брата, но до начала выяснения отношений осталось минут пять, а его всё не было.

- Пора. - К ним подошел тринадцати летний парень. - Пора задать этим гавнюкам жару.

- Нет, Бык, мы должны дождаться Молотка, у нас еще пять минут! - Чуть было не закричал Волчонок.

- Молоток не придет. - Спокойно ответил парень. - А я, кстати, Як.

- Пойдемте. - Муравей встал с земли. - А вы, если хотите, можете еще подождать, всё равно мы еще как минимум десять минут будем говорить с ними... по душам.

Ребята прижались поближе друг к другу и на дрожащих ногах направились к месту "казни".

- Боже, как по скотски получилось. - Волчонок чуть ли не плакал. - Мы с тобой всё это замутили, а сами теперь сидим в тылу, как последние предатели.

- Да уж, приходится...

Договорить Киртли не успел, потому что одна из досок сплошного забора, находящегося напротив, отодвинулась и оттуда вылез чуть дышавший Фили.

- Ну? - Волчонок посмотрел на него умоляющим взглядом.

- Идет твой брат, Волк, не ной. - Отмахнулся Фили. - Из-за него чуть всё не пропустил.

- А где?... А скоро?... - У Волчонка от волнения заплелся язык.

- Ну если он знает, что в соседнем дворе натяжение цепей оставляет полуметровую лазейку между волкодавами, то через минуту будет, если нет, то через две.

Молоток появился через двадцать секунд.

- Хм, не думал, что он знает лаз под домом. - Спокойно констатировал Фили. - Ладно я побежал, догоняйте.

Молоток пролетел рядом, как метеор, только гневно взглянул на фингал Кирта и побежал дальше. Друзья устремились за ним.

До места встречи было метров пятьдесят, драка еще не началась - мальчишки выстроились друг напротив друга на расстояние двух метров и что-то кричали. Расслышать что именно, было невозможно, молнии и гром лупили уже чуть ли ни через каждую секунду.

- Имя? - Грозно спросил на бегу Молоток.

- Дролл! - Крикнул отстающий Кирт.

- Блевотина! - Перевел Волчонок.

Когда их заметили, оставалось метров десять. Свои ребята расступились. Дролл стоял в первом ряду. Молоток с разбегу двинул ему ногой в живот и сразу же выстрелили кулаком в челюсть, рядом стоящего Живодера. Стенка кинулась на стенку. Драка началась.

И тут, наконец, лопнула туча. Ливень ударил с такой силой, что с трудом можно было различить что-то дальше двух метров. Даже прыгнув в озеро, промокнешь медленней. Между землей и небом образовался настоящий водяной столб. Возможно, самая рьяная лосось, даже смогла бы при желании заплыть на небеса. Накопившаяся пыль мгновенно превратилась в жидкую грязь, глубина которой стремительно росла, так как вода прибывала быстрее, чем утекала и впитывалась. Всего через какую-то минуту площадь превратилась в настоящее болото полуметровой глубины.

Это была не драка, это была каша-мола. Никто не видел, кого он бьет и кто бьет его, главное здесь было не утонуть. Бежать никто даже не пробовал. Киртли сначала попытался что-то сделать, но тут же получил в поддых и плюхнулся в слякоть, придавив, судя по голосу, уже лежавшего там Мотылька. Волчонок продержался чуть дольше, так как пристроился за спинами "парнокопытных", но вскоре и он предался водо-земляной стихии, рухнув туда под воздействием вцепившихся ему в ноги малышей, которым только это и оставалось, чтобы их не унесло течением.

Через пять минут ливень немного ослаб, и видимость достигла аж десяти метров. К этому времени "боеспособных" людей осталось совсем немного, человек восемь. Киртли поднял уже плохо соображающую голову. Прямо перед ним стоял Муравей, шляпа, как ни странно еще была на нем, только все поля разодраны в клочья, из губы шла кровь. Чуть дальше месились двое братьев Як и Мул, Бык стоял рядом на карачках, держась одной рукой за разбитый нос. Слева кого-то интенсивно бил коленом Молоток. У врагов остались Тыква, Варан, Правый и Зануда. Дролла даже не было видно, видать парня "утопили" в первые же секунды.

Здесь уже началось какое-то подобие настоящей драки, длилась правда она недолго. Тыква с разбега бросился на отвлекшихся братьев, все трое упали и уже не встали. Муравей повалил Варана, сел на него и стал бить по морде, но потом шляпу, наконец, сдуло ветром, он отвлекся и Варан умудрился вцепиться руками ему в горло, пришлось слезть, встать не пришлось. В это же время Зануда попытался ударить Молотка ногой, но та завязла, и через секунду он упал от мощного удара в скулу. Теперь остались только Правый и Молоток, остальные плавали.

Они стояли друг напротив друга и ничего не делали, как будто бы дожидаясь сигнала к началу схватки. И он последовал - в небе сверкнула огромная молния. Молоток ударил первый, но промазал. Правый захотел ударить своей любимой правой рукой, но увидев, что ожидающий этого Молоток уходит в сторону, ударил левой. Брат Мотылька и Волчонка упал.

В эту же секунду вода прорвала частокол, огибающий площадь с правой стороны, а за ним находился глубокий ров (кто-то явно постарался с охраной дома). Туда, как говорится, всех и смыло.

Грязный поток унес избитых детей в неизвестном направлении.


Содержание:
 0  Хранители миров  1  Глава 1.
 2  Глава 2.  3  Глава 3.
 4  Глава 4.  5  Глава 5.
 6  Глава 6.  7  Глава 7.
 8  Глава 8.  9  Глава 9.
 10  Глава 10.  11  вы читаете: Глава 1.
 12  Глава 2.  13  Глава 3.
 14  Глава 4.  15  Глава 5.
 16  Глава 6.  17  Глава 7.
 18  Глава 8.  19  Глава 1.
 20  Глава 2.  21  Глава 3.
 22  Глава 4.  23  Глава 5.
 24  Глава 1.  25  Глава 2.
 26  Глава 3.  27  Глава 4.
 28  Глава 5.  29  Глава 6.
 30  Глава 7.  31  Глава 8.
 32  Глава 9.  33  Глава 10.
 34  Глава 1.  35  Глава 2.
 36  Глава 3.  37  Глава 4.
 38  Глава 5.    



 




sitemap