Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 2.

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38

вы читаете книгу




Глава 2.

- Просыпайтесь, мой император. Пора.

- У-у-ух. Зачем так рано, Фатих, солнце еще только взошло. Я не хочу. - Раздался из-под одеяла сонный детский голос.

- Но, мой повелитель, все во дворце уже давно на ногах. Без вашего величества нельзя начинать завтрак.

- Ну пусть и не начинают. У всех и так животы до пола.

- А что делать с яствами, мой император? Работа на королевской кухне кипела всю ночь и...

- Раздайте свиньям!.. М-мм... Нет, стоп, лучше беднякам. Свиньи и так выглядят сытыми и довольными, а нищие, сколько им ни давай, почему-то всегда голодны, и все им не нравится.

- Как прикажете, мой господин! - Фатих направился к выходу из спальни.

- Стой, Фатих! - Из-под одеяла появилась верхняя часть головы юного императора.

- Да, мой повелитель?

- Чего там сегодня наготовили эти кухонные лентяи?

На старом лице Фатиха появилась улыбка.

- Фрукты из императорского сада: мандарины, персики, абрикосы, виноград, инжир, ваши любимые финики; пудинги, пирожные, торты, мягкие булочки... Мне продолжать, мой господин?

- Продолжай, Фатих, это убаюкивает.

- Но, свет моих очей!..

- Ну хорошо, хорошо. Пускай накрывают. Я сейчас... - Император подавил зевок.

- Слушаюсь, мой повелитель!

Фатих удалился из спальни, а его место сразу же заняли два десятка суетливых нянек и слуг.

Фатих служил главным советником при императоре. Он был необычайно стар и мудр. Годы сгорбили его, ранение, полученное в молодости, сделало его хромым на всю жизнь. Весь в чёрных одеждах, на голове всегда темно-фиолетовый тюрбан; он как старый ворон важно расхаживал по дворцу, бросая грозные взгляды из-под густых бровей на непоседливых слуг. Откровенно говоря, все без исключения обитатели дворца, лакеи, стража и даже многие придворные, побаивались его, если не сказать, что шарахались в ужасе. Однако никто даже не мог себе представить на этой должности кого-то другого. Фатих был советником императора, советником отца императора, советником отца его отца... Короче, он был им всегда.

Через двадцать минут Фатих снова вошёл в покои юного правителя. Закутавшийся в одеяло император еще спал. Фатих бросил грозный взгляд в сторону выстроившихся в один ряд нянек. Но лица их, к его удивлению, не выглядели виноватыми, скорей смущенными; глаза у всех как-то подозрительно косились в сторону. В это же мгновение справа раздался какой-то шум, и из позолоченного шкафа выскочил довольный тринадцатилетний мальчуган. В руке он держал небольшой, но очень красивый, меч. Темные волосы, аккуратно уложенные заботливыми няньками, загорелая кожа, большие карие глаза и, наконец, самый прекрасный наряд во всем государстве делали императора просто-таки красавцем.

- На колени, раб! Как посмел ты будить меня в столь ранний час! - Звонко выкрикнул мальчишка, прижав острие своего меча к груди главного советника.

- Не вели казнить, мой повелитель! - Сыграл роль старый Фатих.

У кого-то из лакеев вырвался громкий смешок.

- Что ты скажешь в свое оправдание, жалкий червяк!

- Упомянутое вашем величеством, как только что показавшееся из-за горизонта, солнце уже давно перевалило за зенит, мой повелитель. - Фатих показательно прищурился.

Среди нянек послышалось хихиканье.

- Так что, уже миновал полдень? - Удивленно воскликнул маленький правитель. - А почему меня никто не разбудил?!

Слуги разразились громким хохотом. Император смущенно улыбнулся, а еще через секунду среди общих голосов уже слышался и его звонкий счастливый смех.

Фатих любил мальчика как родного сына, а тот, в свою очередь, очень тепло относился к советнику. Император обращался с ним, как со слугой, только в присутствии других подданных. Наедине же, они общались почти на равных, словно давние друзья. Бывало, по вечерам старый советник до глубокой ночи рассказывал любопытному мальчишке про далекие страны, обычаи других народов, историю воин, подвигах его родичей. Иногда Фатих рассказывал и вымышленные истории про далёкие миры, про неведомых существ, про великих магов, что спасают миры от бесчисленных армий демонов, и про многое другое, что заставляло мальчика слушать его рассказы с открытым ртом.

Юный правитель потерял мать при рождении, а к шести годам от неизлечимой болезни умер и отец. Закон Фариб-Амбата гласил: ''И коль надумали боги всевластные лишить забытый ими народ правителя, занимать трон кровонаследнику сего, будь стар иль млад сей отрок''. Ни о каких наставниках закон не обмолвился ни словом, поэтому коронован молодой император был в шесть лет. Не было у него также и никаких "любящих" родственников, что избавило столицу от бесчисленных интриг и кровавых мятежей.

"Император", конечно, было слишком громкое название. Правильнее было бы называть "государь", но никто никак не мог отважиться и объяснить маленькому правителю, что от бывшей империи, созданной его отцом в былые времена, не осталось и следа - после смерти, завоеванные им за долгие сорок лет правления земли были отбиты назад всего за какие-то несколько месяцев.

Фариб-Амбат был довольно зажиточным городом. Тут и там возвышались белые башенки, позолоченные крыши и мраморные купола. Город тонул в зелени бесчисленных садов и парков. Императорский дворец стоял не в центре столицы, как обычно бывает, а на самой окраине - с южной стороны. Старинные рукописи гласили: ''Дабы проходя мимо сего града, уставший путник возрадовался бы, дабы завернул путь свой туда и заплатил монетой звонкой за вход под стены градовы, решили дворцетворцы да изваять дворец красы великой на самом на краю столицы славной!'' О том же, откуда, вообще, мог взяться какой-то одинокий путник, а тем более, проходящий мимо, да ещё и с южной стороны, сии рукописи, к сожалению, умалчивали. Фариб-Амбат находился на самом краю пустыни, и лишь самый породистый верблюд мог кое-как доковылять до южных земель, где правил беспощадный тиран - хан Хориграм, и где обитали его бесчисленные племена диких грязных варваров. Именно пустыня и спасала государство от ужасных набегов ханской армии. Но вот в чём древние рукописи точно не врали, так это в том, что императорский дворец был действительно сказочно красив...

Когда трапеза, плавно перетекшая из завтрака в обед, наконец, закончилась, император направился в дворцовую библиотеку. Ему нравилось там бывать. И не потому, что он очень уж любил читать, а потому, что это было единственное место во дворце, где его не могли найти надоедливые няньки и слуги. А еще, окна в библиотеке выходили не на дворцовую площадь или сад, а на обычную городскую улицу; пение райских птиц и шелест листьев, это, конечно, хорошо, но все же с уличными драмами и триллерами не сравнить.

Юный правитель откинул шелковый тюль и выглянул в круглое с позолоченными ставнями окно. Сейчас, после обеда, на улице было довольно мало народу. Несколько толстых торговцев вяло ходили от дома к дому, предлагая свой никому не нужный товар. Поперек улицы пробежал измотанный жарой плешивый пес, ища на земле хоть маленький клочок тени. Дальше, около большой пальмы, кружилась кучка детей.

Император достал раскладную подзорную трубу и устремил свой взгляд на игравших ребят. Какой-то худенький мальчишка закрыл глаза руками и повернулся лицом к дереву. Все остальные метнулись в разные стороны, прячась кто куда. Император сейчас следил за самым маленьким. Тот, как ему показалось, спрятался лучше всех - в стоявшую возле трактира пустую бочку. Через несколько секунд худой мальчик убрал руки от глаз и стал ходить вокруг пальмы. Наконец он решился отойти подальше от заветного дерева и направился неуверенной походкой как раз в ту сторону, где спрятался малыш. И стоило ему отойти на десять метров, как из-за угла выскочила девчонка, а с другой стороны, из-за кустов, еще двое. Через мгновение все трое уже коснулись пальмы. Водящий даже не попытался опередить их. До слуха императора донеслись восторженные крики. А еще через мгновение ребятня рванулась уже со всех сторон. Теперь последним ненайденным человеком был спрятавшийся в бочонке малыш. Юный правитель даже закусил губу: ''Это же не честно! Он спрятался лучше всех, а этот решил пойти именно в его сторону и сейчас найдет''. Однако худощавый не догадался и прошел мимо бочки. Малыш быстро выскочил из нее и что есть силы побежал к дереву. Водящий со всех ног устремился за ним, звонко закричав на всю улицу. Остальные дети стали выкрикивать два имени и размахивать руками. Худой мальчик уже почти догнал малыша, но в самый последний момент вдруг споткнулся и кубарем полетел на горячий песок. Дети разразились громким звонким смехом. Неуклюжий мальчишка вскочил на ноги и засмеялся вместе с остальными. Весь в песке, с рваными коленками, он, тем не менее, выглядел счастливым и совершенно беззаботным. Юный император тоже захихикал, но радость его смешивалась с завистью.

Господи, как бы я хотел поменяться с ним местами хоть на часок, хоть на минутку. - Думал император. - Как надоело мне быть правителем. Каждый день одно и то же: ''просыпайтесь, мой повелитель'', ''трапезничать, мой повелитель'', ''государственные дела, мой повелитель''. Со скуки умереть можно.

Наивный правитель, конечно, не мог знать, что скоро проснется вечно пьяный отец худого мальчика и врежет тому хороший подзатыльник за то, что он играет, а не зарабатывает ему на бутылку воровством. Не мог император знать и то, что малыш, заплаканный из-за того, что старшие мальчишки с соседней улицы отберут у него последние несколько монет, пойдет попрошайничать на главную улицу, и когда дворцовая стража вышвырнет его оттуда хорошим пинком под зад, побредет на помойку, чтоб наполнить пустой желудок хоть чем-нибудь...

Из стоявшего рядом с пальмой богатого дома вдруг вышел толстый, с длиннющими усами, мужчина и разразился на детей такой бранью, что мгновенно покрасневший император чуть не упал в обморок. Привыкшие к подобному ребята, метнулись в разные стороны, и через секунду улица опустела.

- Да как он посмел! - Гневно вскрикнул юный правитель.

Но не прошло и минуты, как гнев сменился обычной скукой. Император неторопливо ходил между книжных рядов, размахивая своим любимым мечом. Он не расставался с ним никогда, даже во время сна. Меч этот являлся одним из символов правителя, наравне с короной или троном, и передавался из поколения в поколение, как самая ценная вещь в государстве. Для императора же этот меч был единственным, кроме Фатиха, другом. Юный правитель очень любил фехтовать. Он был быстр как ястреб и ловок как мангуст, ни один воин не выстоял бы против него и пяти секунд. По крайней мере, так думал сам император после того, как прочитал все имевшиеся в библиотеке книги по мастерству владения оружием и выучил названия всех возможных клинков. На самом же деле фехтовать он, конечно, не умел абсолютно. И не потому, что был слабым или неуклюжим, просто одной теорией было мало, здесь нужны многочасовые изнурительные тренировки и хороший учитель, способный и наорать так, что уши завянут, и шею, если надо, намылить, что, естественно, было бы невозможно, ввиду императорства ученика. Поговаривали также, что меч этот наделен и кое-какими магическими свойствами, но юный император не очень-то в это верил и объяснял ценность клинка наличием на его золотом эфесе нескольких бриллиантов величиной с добрую горошину. Вообще, с магией в Фариб-Амбате дела обстояли слабовато. Единственная магическая книга хранилась как раз в дворцовой библиотеке, и называлась она "Создание иллюзий". Всем, кто пытался воспользоваться знаниями из этого фолианта не удавалось "создать" ничего, кроме мигрени и головокружения. Всем, но не императору. Даже Фатих не знал, что юный правитель читал эту книгу, и что несколько простеньких "фокусов", изложенных на двух тысячах страницах, дались молодому повелителю с необычайной легкостью.

На лице императора, наконец, появилась улыбка. Неожиданно посетившая его идея теперь до вечера не даст скучать ни ему, ни всей его надоедливой и скучной свите.

Юный правитель выбежал из библиотеки и направился в тронный зал - самое людное место во всем дворце. Стоявший на входе стражник, удивленный столь неожиданным появлением своего повелителя, вытянулся в струнку по стойке смирно и во все горло "отчеканил" заготовленную на три часа позднее фразу: ''Его величество, всевластный правитель Фариб-Амбата и прилегающих земель, император Халиб-Фатимир-Эфалаш-Джимбо второй!'' Дело в том, что император появлялся в тронном зале только один раз в день и в одно и тоже время, когда занимался государственными делами или, как называл это он сам, скучал во благо империи. Поэтому придворным и слугам, сейчас низко кланявшимся своему повелителю, оставалось только догадываться, с чего это противный мальчишка решил явиться тремя часами раньше и, тем самым, испортить им все намеченные на сегодня интриги.

- Стража! Стража! - Завопил император. - Меня хотели убить! Во дворце убийца!

Тронный зал застыл в оцепенение. Какая-то толстая дамочка охнула, но этим все и ограничилось. Вопить и метаться в панике никто явно не собирался. На императора уставилось две сотни удивленных пар глаз.

- Владыка, видимо, шутит. - Успокоил всех подоспевший Фатих.

- Ах, шутит! - Гневно воскликнул юный император. - А кто тогда, по-вашему, стоит за той колонной?

И пока все поворачивались, мальчик бросил заклятие. Из-за колонны, в самом конце тронного зала, выбежал человеческий фантом. Весь в черном, с длинным кинжалом, он метнулся к противоположному выходу и скрылся за дверью. Иллюзия держалась всего несколько секунд, а затем бесследно растворилась. Вот и все, ничего страшного, обыкновенная шутка...

Непуганые придворные, если и видевшие в своей жизни нож, то только в лежачем положении по правую сторону от тарелки рядом с десертной ложечкой, начали метаться по залу с совершенно безумными глазами. Крик стоял такой, что, казалось, наступил как минимум конец света. Довольный удавшейся забавой император схватился за живот от смеха, но у придворных, как выяснилось, с чувством юмора оказалось послабее. Обезумевшая толпа, поддаваясь стадному инстинкту, кинулась к выходу, разумеется, к тому, возле которого стоял их повелитель. Люди бежали, сметая в дикой агонии все на своем пути. Тому, кто упал, а таких оказалось немало, подняться уже не давали. Император начал выкрикивать какие-то приказы, но эффект от этого был такой же, как если бы заблудившийся в джунглях охотник приказывал голодному и разъяренному тигру немедленно остановиться и показать ему дорогу домой. И не подоспей вовремя Фатих, любимец народа, "свет всеобщих очей" был бы безжалостно втоптан в мраморный пол.

В дверях сразу же образовался немыслимый затор. Некоторые "особо умные" индивидуумы решили протиснуться сквозь толпу с разбега, но были жестоко отброшены живой стеной назад. Кто-то в отчаяние попытался пролезть через головы, но идея оказалось неудачной - стоило ему запрыгнуть сверху, как взбесившаяся толпа "выплюнула" его назад, да с такой силой, что бедняга пролетел аж пять метров и врезался головой в хрупкую (по сравнению с толстолобием среднестатистического бюрократа) гранитную статую, напрочь изничтожив бесценный труд всей жизни художника.

Император никак не мог понять, почему "затор" так долго не рассасывается. Оказалось, с другой стороны двери в тронный зал все это время пыталась протиснуться во время подоспевшая стража. Однако через несколько секунд мундиры бесславно капитулировали (нужный пункт в уставе не был найден), и, одурманенные страхом люди, наконец, вырвались на свободу. И здесь, в пустых дворцовых коридорах, где стадный инстинкт терял власть над своими агнцами, страх толпы неожиданно сменился всеобщим диким гневом. Люди ринулись во все стороны, каждый стремился первым найти и поймать убийцу (и заработать титул графа, если у кого еще нет). Самые шустрые сорвали со стен, висевшее там оружие. Остальным пришлось довольствоваться чем-то другим, менее "порхающим и жалящим". В ход шло все: кочерги, палки, ножки от сломанных стульев, мебельные доски и прочие никому не нужные вещи вроде книг и носовых платков. Через мгновение дворец превратился в большой муравейник, на который случайно наступил неуклюжий медведь.

И все бы было еще не так уж и страшно, если бы кто-то ни выскочил на улицу, да и ни заорал бы во все горло: ''На императора совершено покушение! Он чудом выжил! Убийца выпрыгнул в окно! Хватай его! Лови душегуба!''

Ужасная весть пронеслась по городу со скоростью взрывной волны. Причем, если сначала ее передавали дословно: ''На императора совершено покушение! Душегуб выпрыгнул в окно! Он чудом выжил! Хватай его! Лови!'', то потом начали немного изменять: ''Совершено покушение! Убийца: мужчина средних лет, рост: 185, вес: худой такой, тощий; особые приметы: белый, без усов. Нашедшему - пять тысяч золотых!'', потом ''Совершено несколько покушений! Все хотят выдать своих надоедливых мужей за убийц! Вознаграждение отменяется!'', ну и, наконец: ''Императора зарезали, как барана! В городе чума!''

Ровно через две минуты, сорок три и двадцать четыре сотых секунды о происшедшем знал весь город. Причем, чем дальше от дворца уходила весть, тем более жестокой становилась "смерть" юного повелителя.

- Эй, Сибо, ты слышал?! Убийца перерезал императору горло. Стража почти успела, но...

- Ты что, Тибул?! Какое, к черту, горло! Да убийца вырезал ему сердце ритуальным ножом! Стражи не было даже близко.

- Да что вы оба несете?! Убийца раскромсал императора на мелкие кусочки, а заодно и всю стражу!..

Город охватила настоящая паника. Одни бежали к дворцу (в основном, мародеры), другие, наоборот, стремились побыстрее покинуть город, но конечно подавляющее большинство ринулось ловить мистического душегуба. Хватали всех, кто носил черную одежду или косо смотрел, или не так стоял, или был не той национальности. Торговцы оружием обогатились в одночасье. Причем всех, кто, довольствуясь покупкой, выходил из оружейных палаток, тоже ловили и волокли в тюрьму, так как они соответствовали второй примете убийцы - были вооружены чем-то другим, кроме зубов.

Ну а в заключении ко всему, искаженная весть о гибели императора прошла по кругу и вернулась обратно во дворец, поставив жирную точку в этой превеселой истории - имперские нахлебники решили, что пока они искали убийцу где-то в подвалах и на чердаках, тот спокойно вернулся в тронный зал и закончил свое дело, зарезав бедненького "луну и солнце нашей жизни"...

Две тысячи синяков и ушибов, триста единиц сломанной мебели, двести двадцать обмороков, около пятнадцати сердечных приступов, десять переломов, три случая мародерства, и, наконец, две недели на опровержение слухов - вот скромная цена невинной забавы юного императора. Откровенно говоря, такие шутки маленький правитель выдавал не впервой. Он уже несколько раз "тонул" в бассейне, "отравлялся" ужином, "падал" с книжных полок (в это случай, кстати, многие до сих пор не верят - "чего он там забыл-то, на этих полках?"); а один раз он даже устроил небольшой костер во дворце. Пламя, взмывшее тогда до небес, можно было увидеть за многие километры, и только чудо спасло дворец от полного уничтожения. И никто даже не догадывался, что всего этого можно было бы легко избежать, все совсем забыли, что император всего лишь ребенок, и что он нуждается в друге, хотя бы в одном маленьком друге...

После пятнадцатидневного перерыва юный правитель, наконец, появился в тронном зале. Следов разгрома здесь уже почти не осталось. Всю жизнь размеренно помахивающим метелкой над древними полотнами, на это раз реставраторам представился случай хоть как-то оправдать затрачиваемые на их бестолковое занятие сумасшедшие деньги, и, что называется, повозиться с цементом и штукатуркой. О пронесшемся недавно "урагане", сейчас напоминала только небольшая дырка в стене, которую пока не успели залатать (вообще-то, их было гораздо больше, но число картин и гобеленов, к несчастью, оказалось конечным).

Император величественно сел на трон и бросил грозный, для профилактики, взгляд на своих подопечных лоботрясов. Придворные низко поклонились. Справа от трона появился взволнованный Фатих.

- Мой повелитель, накопилось очень много дел... - Тихо, так, чтобы его мог услышать один император, начал он. - Вот список караванов, пришедших за последние две недели... Да! Вот это надо срочно подписать, это...

Император смотрел в другую сторону, как бы показывая свое безразличие к подобным делам. Через несколько секунд, правда, он все же повернулся к Фатиху и повесил на свое лицо деловую мину.

- Так! Это что?.. Караван привез рыбу и просит взамен всего лишь золото? Дайте!

- Но, Солнцеподобный, такая цена...

- А это что?.. Богатый купец купил на рынке поросенка, а получил драного ко... Фатих, хватит подсовывать мне такие мелочи! Перерубите головы всем рыночным торговцам, а заодно и драным котам...

Фатих быстро заморгал и беззвучно стал открывать и закрывать рот.

- Да шутка, шутка.. Пускай вернет ему деньги, да и все. - Медленно проговорил император, подавив чудовищный зевок. - Так! Вот какой-то красивый свиток... Главный казначей просит повысить ему его скромную зарплату, так как... Что?! - Юный повелитель стал судорожно искать казначея среди присутствующих. Все, на всякий случай, поклонились. Казначей, видимо, поклонился ниже всех, ибо зоркий глаз императора так и не разглядел его жирную фигуру среди пышных нарядов.

- Мой повелитель, обратите внимание на этот документ. - Прервал Фатих образовавшеюся паузу...

Потом юный правитель подписал еще целую кипу бумаг, заверил печатью две дюжины документов, составил несколько приказов, ну и так далее. Короче говоря, на всю эту, как казалось императору, лабуду, ушло почти два часа, а ведь предстояло еще и судить нашкодивших воров, убийц, насильников и прочих маньяков...

В тронный зал вошли двое и упали на колени.

- Кто это, Фатих?

- Это Шалиб, он богатый торговец. А это Шарина, его жена...

- Ближе к делу, Фатих. Чего они хотят?

- Они разводятся и не могут поделить нажитое.

- Так... Приказываю вам помириться!

- Но...

- Следующий!

Как правило, юный император судил очень быстро, и спорить на эту тему с ним было бесполезно.

Стража ввела в зал двух людей - мальчишку и толстого усатого мужика. Мальчишка был закован в цепи.

О чем-то задумавшийся император смотрел в другую сторону. Потрясающей важности детская дилемма, кто быстрее: верблюд пройдет пустыню или карликовая мартышка соберет сотню кокосов, сейчас заботила его куда больше, чем какой-то глупый суд.

- Так, ну кто там у нас дальше? - И юный правитель кинул ленивый взгляд в сторону вошедших. - Фатих, зачем цепи... А... Но... - император медленно перешел на шепот, глаза его расширились.

Да ведь это же тот самый худощавый мальчик, которого я видел в подзорную трубу. А этот усатый верзила тогда прогнал его и остальных ребят. Да точно, это они...

- Мой властитель что-то спросил? - Поинтересовался главный советник.

- Что?.. А, да! - Лицо юного императора вновь сделалось серьёзным. - В чем провинился сей отрок? Он что, загубил чью-то жизнь? И почему на нем цепи?

- Но, мой повелитель, преступников ведь всегда заковывают в цепи. - Удивился Фатих. - Вы же сами много раз говорили и...

- Снять немедленно!

- Как прикажет мой господин! - Советник кинул грозный взгляд на стражников, и те поспешили освободить мальчика.

- В чем его обвиняют? - Надменно продолжил император.

- Он грязный вор. - Вдруг встрял усатый. - Щенок меня всего ограбил.

Да как он посмел перебивать меня! Кто дал ему слово? А где "мой повелитель"? И почему, вообще, он стоит, а не валяется у меня в ногах?!... Впрочем, последнее я ему сейчас устрою!

- Что он украл?! - Неожиданно злобно крикнул император.

По залу пробежал тихий шепот. Обычно юный правитель вершил суд весьма скоротечно и не вдавался в такие подробности.

- Он украл яблоко. - Не моргнув глазом, ответил усатый.

Яблоко?! И из-за какого-то там яблока маленького ребенка заковали в цепи и провели в таком виде через весь город?! Да что ж это такое?!

- Фатих, что там у нас в законе, на счет воровства? - Тихо спросил император.

- Одну секундочку, мой повелитель. - Засуетился главный советник, листая старую книгу. - Так... Вот: ''И того, кто посмел украсть, не важно, много или мало, отослать в пустыню, да дать воды поболи, чтоб жажда обождала злой расправы змей и скорпионов." - Процитировал он. Фатих, конечно, давно знал весь закон наизусть, но чтобы ни у кого не возникало сомнений в его правоте, он каждый раз зачитывал эти строки.

Хм.. Сурово, сурово, ничего не скажешь...

- Вы лично видели, как подозреваемый украл у вас яблоко? - Продолжил император строгим голосом.

- Да! Этот маленький ублюдок ошивался возле моего лотка с самого утра, все чего-то высматривал. Потом стоило отвлечься на секунду, оборачиваюсь, а эта скотина уже жрет мое яблоко. Я схватил мерзавца за руку, а он еще и вырываться стал, тогда я ему врезал хорошенько, ха... чтоб неповадно было! - и усатый противно засмеялся.

Император неожиданно вскочил с места. Все невольно отшатнулись, - раньше за правителем такого не замечалось. Лицо его налилось кровью, глаза, казалось, метали молнии.

- А не думаешь ли ты, смрадный слизняк, что мальчик просто достал яблоко из кармана?! Что он купил его на соседней улице и стал кушать возле твоего жалкого лотка?! - гневно заорал император.

Усатый побледнел. Никто еще не видел юного правителя в таком гневе.

- Кто-нибудь думает иначе?! - крикнул император залу. - У кого-то есть другое мнение?!

Не понимая, что происходит, ошарашенные придворные отрицательно закачали головами.

- Но... - попытался что-то ответить усатый.

- Молчать! Разве тебе давали слово, раб! Как посмел ты бить ни в чем не повинное дитя?! На колени, червь!

Окончательно побледневший торговец кинулся в ноги императору и стал умолять о пощаде.

- Фатих!

- Да, мой повелитель?!

- Что там у нас в законе про избиение детей?!

Главный советник стал быстро листать книгу, ища нужную страницу. Все в зале насторожились - это было очень редкое обвинение и оставалось только догадываться, что такого интересненького могли насочинять эти создатели старинного закона по сему поводу.

- Так, вот: ''Коли посмеет мужичина взрослый ударить малое дитя, коли посмеет негодяй ничтожный поднять руку на малыша, отрубить ему эту самую руку и засу...'', дальше стерто, мой повелитель, хм..., а нет, вот продолжение: ''а заодно и голову''.

Зал ахнул. Особенно громко ахнули те, кого дома ждало непоседливое чадо. Такого не ожидал никто.

Упс!.. Что-то уж больно круто. Ну ничего, пускай разок в штаны наложит, полезно будет.

Бедный усатый торговец кинулся к ногам императора и крепко обхватил их.

- Пощади, владыка! Не губи!

То-то же!

- Насколько сильно ты ударил мальчика?

- Слабо, мой повелитель, слабо! Я еле дотронулся. - Из глаз усатого уже покатились слезы. - Пощади!

Тронный зал заполнила тишина. Все с открытыми ртами ждали решения императора.

- Хорошо! - Наконец обронил юный правитель - Я буду милосердным... Повелеваю, чтоб сей торговец раздал все свои яблоки бедным детям, а сам убрался из столицы и больше никогда сюда не заявлялся!

Зал облегченно вздохнул. Все засмеялись и заулыбались, кто-то даже выкрикнул: "да здравствует император!".

- Мудрое решение, мой повелитель!

- Спасибо, Фатих. - На щеках юного правителя появился легкий румянец смущения.

Стража быстро увела усатого с глаз долой.

- Солнцеподобный, а что делать с мальчишкой? - Спросил главный советник.

- Пускай подойдет поближе.

Фатих сделал невидимый жест стражникам, и те подтолкнули напуганного ребенка к трону.

- Ну подходи же ближе, чего ты боишься? - Сам не ожидая от себя такого нежного голоса, сказал император. - Как тебя зовут?

- Фитиб. - ответил мальчик дрожащим голосом.

- Фитиб, а можно... - тихо сказал юный правитель, явно занервничав - Можно... - еще более тихо сказал он, - В общем, можно я как-нибудь поиграю с вами в "искалки"? - наконец выдал император и опустил глаза от смущения.

Худой мальчик захлопал глазами.

- Ну или как там называется?.. Я видел, вы играли возле пальмы.

- А, "прятки"... Конечно можно. - Все таким же дрожащим голосом сказал мальчуган.

- Ну вот и отлично! - обрадовался император. - А, да, еще, Фитиб!.. Если тебе когда-нибудь захочется съесть яблоко или другой фрукт, приходи ко мне в сад и бери сколько хочешь, и других ребят приводи.

- Спасибо. - На лице мальчика, наконец, появилась улыбка...

Они бы еще долго разговаривали, если бы у входа вдруг ни раздались какие-то крики.

В тронный зал вбежал взмыленный человек и, задыхаясь, упал на пол.

- Простите, повелитель. - Крикнул вбежавший за ним стражник. - Не уследили. Пробежал мимо, как ураган.

- Кто это?! Чего он хочет?!

- Я шел с караваном через пустыню. Мы увидели... - начал было лежавший человек, но поперхнулся и закашлял.

- Что, что вы там увидели?! - Не стерпел император.

- Армия... Армия хана! Десять тысяч головорезов, не меньше! Будут здесь завтра к полудню! - Выпалил человек на одном дыхании и упал без сознания.


Содержание:
 0  Хранители миров  1  Глава 1.
 2  вы читаете: Глава 2.  3  Глава 3.
 4  Глава 4.  5  Глава 5.
 6  Глава 6.  7  Глава 7.
 8  Глава 8.  9  Глава 9.
 10  Глава 10.  11  Глава 1.
 12  Глава 2.  13  Глава 3.
 14  Глава 4.  15  Глава 5.
 16  Глава 6.  17  Глава 7.
 18  Глава 8.  19  Глава 1.
 20  Глава 2.  21  Глава 3.
 22  Глава 4.  23  Глава 5.
 24  Глава 1.  25  Глава 2.
 26  Глава 3.  27  Глава 4.
 28  Глава 5.  29  Глава 6.
 30  Глава 7.  31  Глава 8.
 32  Глава 9.  33  Глава 10.
 34  Глава 1.  35  Глава 2.
 36  Глава 3.  37  Глава 4.
 38  Глава 5.    



 




sitemap