Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 1.

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38

вы читаете книгу




Глава 1.

На этот раз новый мир возник на расстоянии аж пятнадцати метров под головой (речь о том, чтобы приземлиться вниз ногами, разумеется, даже не шла), расстояние огромным даже для глупых артефактов. Нэйтин, не теряя времени, закрутил головой, рассматривая очередную дыру, в которую его занесло. Дыра эта имела вполне обычный вид: темная полоска леса на горизонте, дальше пологие холмы, обглоданные ненасытной скотиной, потом, маленькие деревенские дома мазанки с соломенной крышей, еще ближе, рыхлая пахать со сбегающимися к "чуду с неба" крестьянами, и совсем вупор, огромный булыжник, который эти лентяи не потрудились убрать...

- Вы не ушиблись, господин? - Раздался чей-то встревоженный голос. Нэйта обступило несколько перепуганных работяг.

- Где я? - Прокряхтел маг, растирая рукой гигантскую шишку на затылке.

- Это Бруснина, - ответил один из мужиков, - маленькое селение к востоку от Агира... Надо плыть по Вьющейся, а потом два дня ходу вдоль хребтов, так поди к нам и попадешь.

- М-м-м, что-то мне это ни о чем не говорит. - Зажмурился от боли Нэйт. - Можно, я задам еще один вопрос, ответ на который, думаю, должен помочь в разгадке первого?

- Конечно. - Хором ответили крестьяне.

- Кто я?

-=-

Джимми шмякнулся в огромную холодную лужу, вальяжно раскинувшуюся на задворках какой-то грязной узкой улочки неизвестного города. Удивительно, но он попал именно в город, не смотря на то, что шанс шлепнуться посреди исхудавшей от голода волчьей стаи, в одной из снежных пустынь, коими богат любой уважающий себя мир, был больше раз этак в пятьсот. Впрочем, треснуться всем телом о каменную мостовую, оказавшись в окружение всевозможных продуктов человеческой жизнедеятельности, что, на вскидку, скапливались здесь не один месяц, было, возможно, и менее приятным обстоятельством, нежели окунуться в мягенький сугроб, быстренько порвать всех серых пушных зверушек, с непонятными намерениями окруживших тебя, навялить из них свежего мяса и спокойно дожить остаток, теперь уже никому не нужной никчемной жизни в берлоге, насильно выжитого юным императором оттуда несчастного гризли.

Джимми даже не хотелось шевелиться. К чему это? Что он теперь будет делать? Кому он теперь нужен? Это Кирта сейчас, сломя голову, бросится искать вся реальность, в итоге вырвав из объятий все того же гризли, когда бедный зверек уже было решит немного увеличить свой жировой слой. А он, император "всея" и прилегающих земель, он кому теперь нужен? Кто станет искать его?... В конце концов, Киртли хоть маг, не так-то ему будет легко сгинуть, даже захоти он этого самолично, а здесь... да достаточно еще две минуты поплескаться в этой ледяной луже и прилетит кто-нибудь очень похожий на Мэлора и утащит тебя за волосы...

Холод стал порядком надоедать. Джимми постепенно становилось все хреновей и от этого, как ни удивительно, хотелось жить все больше и больше... хм, да хотя бы потому, что реши он все же умирать, пришлось бы еще целых две минуты стучать зубами и дрожать как суслик, а это юного императора ни сколечко не устраивало.

Джимми медленно поднялся на ноги. К сожалению, жарче от этого не стало, надо было срочно найти какую-нибудь теплую одежду и попробовать дотянуть до утра, если, конечно, к этому времени он не подохнет с голоду. То ли бой с чудовищем отнял очень много сил, то ли юному императору было шестнадцать лет, но есть почему-то хотелось так, что он готов был сожрать собственную одежду. Неожиданно, перед Джимми встала великая дилемма: отморозить ноги, проглотив собственные носки, или окочуриться от голода, имея при этом теплые ножки. Благо, проблема разрешилась сама собой - сзади послышались чьи-то шаркающие шаги.

- ...я не понял, откуда он здесь взялся? - Послышался неприятный скрипучий голос. - Что-то я не видел, как он сюда заходил.

- Ты просто слепой ишак, придурок! - Прозвучал еще чей-то бас. - Не важно как он заходил, важно, что он теперь не выйдет.

Из темноты появились два сгорбившихся грязных старикана с пропитыми мордами и густой неухоженной щетиной. В руках поблескивало что-то очень напоминающее кинжалы.

- Не знаю, не знаю... по мне, так он свалился прямо с неба. Может это маг?

- Угомонись, урод, маг не будет валяться в грязной луже... А на парне богатые лохмотья! Сегодня мне везет.

Джимми попрежнему стоял спиной к нищим, повернув в их сторону лишь голову. Юный император окинул грабителей презренным взглядом и, к своему удивлению, обнаружил на одном из них очень даже неплохое осеннее пальтишко темно-бежевого цвета. Видимо, сегодня им действительно везло, Джимми был, как минимум, вторым... только надо было загонять краденное сразу, цена на шмотки резко падает, когда от них так воняет. Юный император невольно поморщился.

- Ну что пялишься, баран?! - Рявкнул на Джимми один из нищих. - Снимай с себя все барахло, да побыстрей!

- Не нравится мне все это. - Пробурчал второй. - А вдруг он все же маг?

Джимми медленно повернулся к грабителям. Подвешенный на его поясе Джар зловеще блеснул в свете луны. Нищие отшатнулись.

- Как смели вы, мерзкие псы?! - Властно начал Джимми. - Как смели вы приближаться к великому императору, нарушая царящий вокруг него благословенный воздух своим тошнотворным зловонием?!

Бродяги позорно открыли рты, войдя в полный ступор.

- Но безгранично милосердие владыки! - Отрезал Джимми. - И великий правитель прощает презренных и дает им выбор. Вы вольны, либо отдать ему это пальтишко, немедленно убраться ко всем чертям и всю жизнь хвалиться перед собутыльниками, как разговаривали с Самим! Либо, броситься на него со своим жалким оружием, в одно мгновение быть покалеченными в колдышек и потом всю жизнь рассказывать таким же обрубкам в богадельне, как из разверзнутого пространства вам на встречу явился Сам, как ярко горели его безжалостные очи и как беспощадно он вас искромсал!

- Я же сказал, это маг! - Испуганно воскликнул один из бродяг. - Быстрей! Снимай с себя пальто и сматываемся! Быстрее, быстрее, тебе жить надоело?!

Второй нищий судорожно стянул с себя недавнюю обновку, дрожащими руками протянул ее Джимми и, тихо повизгивая, исчез в темноте вместе со своим приятелем.

Юный император накинул на себя пальто. Оказалось в самый раз, как будто на него шито. Холод сразу же отступил.

Джимми злобно улыбнулся. Двое здоровых крепких мужиков, вооруженных вполне недетскими кинжалами, готовы были чуть ли ни лизать пятки измазанному в грязи подростку, наговорившему какую-то чушь! А ведь это был лишь наглый фарс, одни слова. Что же будет, если к такому пафосному напору еще и прибавить порхание клинка? Да это ж можно пешком до Тирр-Эйдж-Ноха дойти!...

Не долго думая, юный император решил, что так он, пожалуй, и поступит... и будет он жесток с теми, кто встанет на его пути!

Джимми поднял высокий воротник и сделал уверенный шаг в сторону мерцающего из-за поворота света. Развивающийся шлейф расстегнутого пальто, покорно потянулся за ним.

Юный император ввалился в первый же попавшийся на его пути бар. Обстановка здесь была вполне обычная. Грязный брусчатый пол, низкие деревянные столики, заваленные пустыми бутылками, огромная люстра на потолке, в общем, все, что нужно скромному путешественнику через миры, тут присутствовало. А вот, что касается посетителей, то здесь ничего обычного не было даже близко. За дальним столиком сидело несколько чешуйчатых ребят с большими желтыми глазами, возле барной стойки ютились какие-то невысокие человечки с огромными пушистыми ушами, и еще сбоку, стоял старичок с щупальцами вместо рук. Остальные, правда, вроде бы, были людьми, если конечно не считать, что каждый второй имел что-нибудь вроде хвоста, симпатичных рожек или умилительного хоботка, безусловно, гораздо более удобного во всех отношениях органа, нежели нос. Другими словами, Джимми попал в самое сердце конфедерации, в место, где все обитатели не похожи друг на друга, как свет не похож на тьму, если, конечно, не считать схожие признаки, присущие любому "твариус разумнус", а именно, хавать за обе щеки, с лихвой выжирать литровую бутылку любой горючей, а также не горючей, жидкости, громко рыгать, все время орать, делать ставки, испускать "благовоние" в виде, как дыма, так и других газообразных веществ, бить себе подобным рыло, чавкать, харкать, ржать... ну и делать еще целую кучу всяческих "разумнус" вещей.

Джимми уселся на один из высоких стульев, стоящих вдоль барной стойки, и уставился на бармена своим самым грозным взглядом. Через секунду перед его носом возникла пухленькая бутылка с какой-то черной жидкостью внутри и предупредительным ярлычком, изображавшим веселую ухмылку, явно не переживающей о своем нынешнем положении черепушки и страшной цифрой девяносто пять, выделенной красным цветом. Джимми медленно пододвинул к себе взрывоопасный сосуд и снова бросил в сторону бармена холодящий кожу взгляд. Тот, в свою очередь, поморщился и недовольно швырнул перед юным императором что-то напоминающее кусок хлеба. Лицо Джимми озарилось. Хруст сладкой булки, не баловавшей его изысканного аппетита вот уже почти три года, сейчас был идеальным дополнением к аромату приторного марочного вина. Сидевшие рядом начали потихоньку коситься в сторону юного императора - в подобных местах, вообще, не часто заказывают что-либо съестное, и уж тем более не смотрят на те помои, что, все же, иногда подают для закуски, с таким огромным аппетитом. Джимми схватил булку двумя руками и жадно вцепился зубами в ее нежную плоть. Только чудо спасло привыкшие к мягким персикам зубы от немедленного похода к дантисту, кошмарному и неизбежному. Булка оказалась вовсе не булкой, а черствой горбушкой заплесневелого хлеба, по вкусу напоминающая протухшие отруби, смешанные с нафталином. То ли бой с чудовищем отнял не так уж много сил, то ли шестнадцатилетний подросток может не питаться целыми сутками, но есть, почему-то, абсолютно не хотелось. Черт, лучше бы он сожрал свои носки!

Юный император с силой швырнул злосчастную булку в бармена. Похоже, привыкший к подобному хозяин заведения с легкостью поймал ее и бросил под барную стойку томиться в ожидании следующего обжоры. Вокруг послышались смешки, многие уже даже не косились, а просто нагло пялились на Джимми. Впрочем, юного императора не очень-то заботили наглые взгляды каких-то там убожеств, уж что-что, а в центре внимания, он чувствовал себя гораздо привычней, чем вне него. Теперь, дело было за вином, которое, по мнению Джимми, плохим не бывает в принципе. Юный император долго изучал красивую бутылку, углубившись в размышления, каким же, интересно, образом ее можно открыть, и, в результате, не придумав ничего лучшего, резким ударом ладони отсек сургуч вместе с горлышком. Вокруг раздались одобрительные возгласы, интерес к незаурядной персоне Джимми стремительно набирал обороты.

Юный император с шиком откинул назад голову и залпом опрокинул в себя сразу чуть ли ни половину бутылки. Пылающая магма "марочного вина" взорвалась во рту адским огнем горькой мерзости. Глаза полезли на лоб. Джимми, позорно взвизгнув, с силой выплюнул ужасное пойло в морду бармену, на это раз, тот явно не ожидал чего-то подобного (да и кто бы на его месте ожидал, полбутылки - псу под хвост, это ж надо!) и ловко поймал недавнее содержимое ротовой полости Джимми своим удивленным лицом. Бар разразился веселым хохотом. Юный император попытался что-то сказать, но жгучие остатки кошмарной жидкости наказали его за такую наглую выходку порывом неудержимого кашля. Воздух разорвался вторым эшелоном всеобщего хохота. Очухавшись, Джимми высунул язык изо рта и начал тяжело дышать, походя то ли на смешного голодного щенка, то ли на загнанную дворнягу.

Осторожно, парень, не обожги себе легкие. - С интонацией тысячелетнего мудреца посоветовал ему какой-то сидевший рядом толстяк. - Я бы, на твоем месте, дышал не так глубоко.

Кто-то понимающе хлопнул Джимми по плечу.

- Что за отраву ты мне подсунул? - Срывающимся голосом выдавил из себя он, немного оклемавшись.

Бармен сделал вид, что не услышал лепетания малолетнего чудака. Благо, веселый смех еще не затих.

- Я к тебе обращаюсь, блудливый пес! - На это раз, голос Джимми был крепок, как сталь. - Или тебя, шваль безродная, не учили в детстве, как надо себя вести, когда к тебе обращается Сам?!

Если даже бар и не затих полностью, то уж смех-то прекратился полностью. Кое-где послышался заинтересованный шепот.

- Мне плевать, кто ты, парень. - Бармен одарил Джимми скептически недовольным взглядом. - Если в моем баре кому-то что-то не нравится, он, либо заказывает то, что ему нравится, либо проваливает к чертям собачим. Чего ты хотел?

- Вина! - Гаркнул Джимми. - Я хотел вина, осел ты тупой!

- Так бы сразу и сказал. - Совершенно спокойно отреагировал бармен, доставая из-под стойки невзрачный глиняный сосуд. - Хм, парень, ты еще и грамма не выпил, а уже пошел вразнос. Что же будет, когда ты налижешься в тряпку?!... Впрочем, не привыкать.

Воздух в баре снова наполнился привычным шумом. К тому же, тихо сидевшие до этого в уголке барды, достали свои инструменты и завели какую-то незатейливую, но веселую песенку.

- Можешь не беспокоиться. - Буркнул Джимми. - Одной бутылкой меня с ног не свалишь.

- Ну если ты хочешь этим кого-то удивить, - усмехнулся бармен, - то ошибся адресом... Ладно, мне надо работать, а ты наслаждайся, это лучшее вино, что когда-либо гнал человек... э-э, в смысле, не гнал, а... ну ты понял, в общем... пей.

Наученный горьким опытом Джимми, на этот раз решил сделать маленький глоточек, прежде чем опрокинуть в себя все содержимое не внушающей доверия бутылки, и это было наимудрейшим решением, потому, как лучшее в мире вино оказалось не лучшим в мире вином, а прокисшей ослиной мочой. Побледнев, юный император уставился на бармена очередным сверх негодующим взглядом.

- Не смотри на меня так, парень. - Пожал плечами тот. - Я никогда не обманываю. Это самое хорошее вино, когда-либо хранившееся в королевских погребах, откуда, собственно, оно ко мне и поступает... Если хочешь, можешь, конечно, обшарить весь город в поисках более изысканных винных ароматов, но уверяю, лучшего суррогата, чем этот, ты все равно нигде не отыщешь.

Джимми захотел что-то ответить, но, случайно проглотив ужасную смесь, так и остался сидеть с открытым ртом, побледнев еще сильнее.

- Ты просто не распробовал. - Успокоил его все тот же сидевший рядом толстяк. - Глотни еще, сейчас будет вкусно... Эх, парень, мне бы богатеем быть. Уж я бы выпил тогда такого дорогущего вина... Ах, какой аромат!

Джимми из принципа сделал еще один маленький глоточек... Нет, ну ослиная моча, это, конечно, громко... но все равно! Это что же такое надо проделать с сочной и сладкой виноградной лозой, чтобы в итоге получить такой кошмар?!

- Ну как? - Улыбнулся толстяк.

- Сейчас, еще не понял. - В нос ответил Джимми, делая очередной глоток, на это раз вовсе не маленький. - ...Слушай, а где растут таки прекрасные сорта винограда?... Хм, хотя делать вино вы все равно не умеете.

Юный император поставил почти полную бутылку божественного напитка на стойку. Через мгновение ему стало очень интересно, а зачем, собственно, он это сделал?...

...Джимми радостно отплясывал на выставленном в центре бара круглом столе, истерично заливаясь заразительным хохотом. Барды наяривали какую-то безумно веселую музыку, под которую было просто невозможно, в той или иной степени, не дергать хотя бы одной из многочисленных частей тела. Обрадованные бесплатным "концертом" пьянчуги довольно хлопали в ладоши и синхронно стучали ногами по кривым половицам, на которых беззаботно прыгали деревянные столики, подбрасывая вверх переполненные пенистым пивом кружки. Многие попытались подхватить нехитрый мотив, одарив окружающих своими "уникальными" вокальными данными. Хаос творился полнейший. Недовольных не было.

- Дайте парню еще выпить! - Выкрикнул кто-то из толпы.

В сторону Джимми полетела очередная бутылка вина. Он сделал неуклюжий пируэт и, ловко подхватив ту за горлышко, влил в себя очередную порцию блаженного напитка. Но этого показалось мало. Юный император поднял бутылку высоко над головой и, заметно уже пошатываясь, попытался направить себе в горло тонкую струю. Бар взорвался глупым хохотом - с ног до головы мокрый Джимми швырнул непослушную бутылку кому-то в лоб.

- Еще! - Заплетающимся языком крикнул он. - Еще вина! Ла-ла-лаа-а! Ла-лай!

Джимми снова пустился в пляс.

Через секунду в его сторону уже летела следующая бутылка. На этот раз, проворные до нынешнего момента руки отказались слушаться своего хозяина, глиняный сосуд, миновав все препятствия, угодил в того же самого горемыку, в какого попала и первая бутылка. Бар перешел в состояние поката.

- Изверг, что ты делаешь! - На стол к Джимми полез какой-то упитый старик. - Откуда у тебя растут руки?! Ну как можно не поймать бутылку, а?!

- Пошел прочь со сцены! И не мешай мне танцевать! - Юный император оттолкнул назойливого старикана. Тот, пролетев пару метров, благополучно рухнул на пол, разбив головой стул и стулом голову.

- Ну все, достаточно, парень. - Наконец вмешался бармен. - Думаю, на сегодня хватит. Расплачивайся и иди отсыпаться.

- Расплачиваться? - Джимми озадаченно потупился. - Хи, дей-действительно, а я и не думал об, об этом... Сейчас, жди, сейчас я гляну по карманам... ну если нету, то, то ты уж извини...

- Не понял! - Впервые за весь вечер бармен позволил себе повысить голос. - Парень, у тебя что, нету денег?!

Из углов плавно вышло несколько совершенно незаметных доселе здоровенных детин. Жуткий гам, царивший в баре вот уже час, неожиданно прекратился. Впрочем, возможно, это была обыкновенная передышка. Когда кого-то с треском выкидывают на улицу, и он врезается головой в мостовую - это далеко не грустная картина, а животы большинства и так уже скрутило по самое не балуйся.

Джимми опустил руку в карман пальто. Что-то металлическое там определенно присутствовало, правда, на кучу золотых это не тянуло, но все-таки не скучная пустота. Юный император плавно вытащил неожиданную находку и, выставив руку вперед, стал пристально её разглядывать... Опасная бритва. У Нэйта была такая, только он почему-то никогда ее никому не давал. Жадина!

Мерцающий мягкий свет факелов пробежался по гладкому лезвию, сверкнув на кончике яркой оранжевой искрой. Шедевр! Неужели, тот, кто придумал эту вещь, и вправду хотел использовать ее для бритья. Чушь, быть такого не может! Джимми аккуратно провел пальцем вдоль заостренной стороны, по лезвию плавно скользнула одинокая капелька. Металл, огонь и кровь, что может быть красивее.

- Интересно, - наконец загадочно начал Джимми, не отрывая завороженного взгляда от новой игрушки, - а кто-нибудь из вас, о жалкие псы, когда-нибудь встречал человека, чтобы тот был одет в стильное пальто с поднятым воротником, держал в руке залитую кровью опасную бритву, и при этом платил за выпивку?

- Вот тварь! - Схватился за волосы бармен. - Он не будет платить! Это точно!... Взять его, ребята, отдубасить, так чтоб мама не узнала, и вышвырнуть на улицу! Быстро!

По бару пронеслись возгласы негодования и недовольный свист. Вышибалы двинулись в сторону юного императора.

- Сюда, презренные! - Радостно закричал тот. - Ко мне! Сейчас я вас обрею, как несмышленых агнцев!

Громилы окружили Джимми с четырех сторон и одновременно, как по команде, ринулись на едва стоявшую на ногах пьяную жертву. Этот, на первый взгляд, нехитрый способ уже давным-давно был отработан до мелочей и опробован на сотнях и сотнях несчастных бедолаг, с позором вышвырнутых из бара. По схеме, Джимми должен был разразиться продолжительной и жестокой тирадой самых черных ругательств, каких только может состряпать обезумивающий в таких ситуациях человеческий мозг, и затем беспомощно отдаться в их сильные опытные руки, которые, не без удовольствия, хорошенечко его помнут, а потом отпустят... с моста, например, или с крыши. Однако на это раз все пошло совсем не так, как задумывалось - юркий парнишка неожиданно сиганул со стола на барную стойку, легко выполнив при этом не то два, не то три сальто, и во все горло заголосил какую-то задорную песню. Бар снова оживился, или, если говорить точнее, снова разразился громовым хохотом.

- Хватайте его, ловите! - Раздраженно заорал бармен. - Быстрее, олухи!

Ближайший громила кинулся к стойке, чтобы попытаться снова сцапать Джимми. Попытка опять закончилась полным провалом - юный император не только сумел увернуться от, почему-то таких корявых сегодня, рук, но еще и запрыгнул куда-то на потолок, использовав в качестве точки опоры лысину вышибалы.

- Эй, куда он исчез? Так нечестно. - Громила озадаченно почесал затылок.

Бар в очередной раз лег от смеха.

- Я тут! Ла-лал-ла! Вот он я! - Джимми весело раскачивался на огромной деревянной люстре, подвешенной в центре потолка. - Хватайте меня, хватайте... ха-ха-ха... я здесь!

Один из вышибал попытался сцапать юного императора за лодыжку, но, получив добротный удар пяткой в глаз, бесславно капитулировал, с грохотом рухнув на пол и разнеся при этом парочку столов. Впрочем, и сам Джимми злорадствовал совсем не долго - через несколько секунд старая люстра не выдержала, устремив свою грандиозную конструкцию по направлению к полу. Правда, в отличие от двух в мгновение погребенных под пыльными обломками громил, юный император как-то умудрился сгруппироваться в воздухе и в последний момент уйти в сторону.

- Идиоты! - Бармен показательно вознес руки к небу. - Ну что стоите?! Кто-нибудь, наконец, позовет городскую стражу, или так и будем смотреть, как мой бар плавно разлетается в клочья?!

Стража появилась буквально через минуту, хотя и за это время Джимми успел "отгорланить" пару песен и "отплясать" зажигательный танец на очередном столе.

- Хватит, парень. - Начал с порога главный стражник, бывалый на вид мужчина с мелкими морщинками возле глаз и блеклой сединой в волосах. - Перестань буянить, у нас нет никакого желания тебя калечить, пойми... Я думаю, для всех будет хорошо, если ты просто мирно пройдешь с нами в участок... И можешь не опасаться, в конце концов, это всего лишь обыкновенный погром в баре... тянет, ну от силы, на два дня отлеживания боков на казенной койке... Эх, брат, как же тебя так угораздило нализаться-то, а? Понимаю, понимаю, молодость - она раз в жизни, ладно, пойдем, дружище, хватит уже на сегодня буйств.

Здесь Джимми должен был беспомощно опустить руки, повесить на лицо унылую гримасу и медленно осесть на пол, полностью разложиться, другими словами, причем, как морально, так и физически. Но, юный император ответил лишь громким истеричным смехом, а потом выкрикнул одно единственное слово:

- Музыку!

Дождавшиеся своего часа барды резво ударили по струнам, окончательно разбив и так уже порядком ослабшие оковы, сдерживающие рвущиеся на свободу эмоции. Последний штрих к нагревающему хаосу добавил спокойный житейский голос командующего стражей, озвучивший, как оказалось позже, решающую судьбу многих фразу, а именно:

- Он ваш, ребята. Бить ногами разрешаю... Взять урода!

И началось!...

Заливающийся смехом Джимми начал как сумасшедший носиться по бару, причем, практически не сбавляя скорости, каждый раз умудряясь, то перепрыгивать подворачивающиеся под ноги столы, табуретки и человеческие тела, то, каким-то образом, проскальзывать между, либо под ними. Чего, кстати, нельзя было сказать о страже. Неуклюжие мужички, отмеченные детской одержимостью во взгляде, со спортивным азартом пытались осалить пьяного кудесника игры в салочки кулаком в нос, снося при этом все на своем пути. А музыка играла!

Примерно через две минуты Джимми наконец наскучила, хоть и немного забавная, но абсолютная бессмысленная беготня, и он решил перейти к более веселым деяниям... ну таким, например, как неожиданное движение в сторону ближайшего стражника, молниеносная саечка, и, пока тот осознает, как его только что опозорили, быстрый отход назад. Вскоре, правда, юный император перешел на щелбаны, жестокие фофана, резкие тычки кулаком в челюсть, и ломовые удары ногами по всевозможным частям многочисленных стражьих тел. Стоит заметить, что счастливая от такого количества увеселительных номеров за один вечер толпа вовсе не собиралась разбредаться по домам - задыхающиеся от смеха пьянчуги с удовольствием ставили подножки пробегающим мимо горемычным блюстителям порядка, а те, в свою очередь, с удовольствием отшвыривали со своего пути первых. В общем, без дела никто не остался!

Такой искрометный хаос мог продолжаться очень долго, если бы через несколько разгромных минут на помощь уже совсем разодранным стражникам не подоспел новый взвод коллег, на это раз вооруженных длинными алебардами. В баре стало, мягко говоря, тесновато. И хотя Джимми, пока что, все равно как-то умудрялся уворачеваться от отчаянных прыжков в его направлении, неповоротливые увальни в форменных мундирах медленно, но верно начали сжимать его в кольцо. Бедняги даже не представляли, с какой легкостью мог Джимми вырваться из такого горе оцепления, но к их счастью, вошедший в раж юный император решил принять бой.

- Ну что встали, свиньи?! - Весело закричал он. - Идите сюда, олухи! Когда еще у вас будет такой шанс стукнуться своей грязной мордой о блаженный сапог великого владыки... Ла-лай-ла-ла-ла-ла-лай!

Стражники сосредоточенно двинулись в его сторону. Образовавшийся круг заметно сузился.

- Берите сволочь сзади! - Осторожно сказал кто-то из них. Осторожность не помогла, инициативный "стратег" сразу же получил неожиданный удар ногой в грудь и отлетел назад бесчувственным тюком.

- Ну что, кто следующий?! - Воскликнул Джимми.

На это раз в его сторону прыгнуло сразу трое, всех их ждала примерна та же участь - обезоруженные и опозоренные тела грузно рухнули на грязный деревянный пол. Однако, за это время оцепление сумело еще немного сузить свои границы. До юного императора уже оставалось рукой подать, причем, в прямом смысле.

- Все вместе! - Наконец не выдержал кто-то. - Вперед!

Победоносно закричав, стражники ринулись на юного императора, попытавшись окончательно затянуть свою "грозную" петлю. Но Джимми снова сумел избежать многочисленных крепких объятий, успев в очередной раз запрыгнуть на оказавшийся рядом стол. Умники, попытавшиеся схватить его за ноги, соответственно, тут же получили по пальцам и с визгом отпрянули назад, остальные же, кучно сгруппировались на безопасном расстоянии, с испугом ожидая следующей команды своего начальника. Испуг, как оказалось, был далеко не случайным - после приказа: "попытайтесь достать его алебардой", - сразу несколько стражников схватили по плотному удару в лоб древком вырванного из их рук оружия.

- Еще вина, еще! - С грозной насмешкой крикнул Джимми. - Дайте мне выпить!

Очередная бутылка радостно взмыла в воздух, неся свое чудесное содержимое в руки юного императора.

- Сейчас! Опрокиньте его со стола! - Попытался воспользоваться заминкой глава стражи. - Прыгайте! Прыгайте!

Кто-то из стражников метнул свое обреченное тело к подножью злосчастного стола. Результат был довольно обыденным для сегодняшнего вечера: одной ногой Джимми наступил на потянувшуюся к нему дрожащую руку, а второй нанес несколько вальяжных ударов мыском по напуганному лицу.

- Хватит сюда лезть! - Закричал он. - Это мой стол! Прочь!

Второй стражник добился чуть большего результата - пока Джимми вливал в себя нехилую порцию живительно-ободрительной жидкости, он сделал довольно смелую попытку забраться на стол, и, как ни странно, у него это вполне могло получиться, разумеется, ни разбейся о его глупую голову осушенная бутылка из-под вина.

Все это время задыхающийся от хохота бар, на этот раз чуть не умер от смеха, вспотевшие музыканты ударили по струнам с удвоенной резвостью, а неугомонный Джимми снова громко завопил, пытаясь безрезультатно попасть в шустрое русло заводной мелодии.

- Ну все, хватит играть! - Взревел начальник стражи. - Взять его!

Сразу несколько человек, отважно закричав, прыгнули на Джимми.

- Получай, ла-лай! - Юный император одарил одного из них пушечной пощечиной. - А ты куда собрался?! Ла-ла-ла-ла-пшел вон!

Стены бара затряслись от очередного залпа хохота.

- На! Лай-ла-лай! - Джимми опрокинул еще пару человек. - Ну-у?! Кто следующий?!

И тут, один из стражников наконец-то умудрился запрыгнуть на стол и что есть силы вцепиться в рукав вражьего пальто. На этом, собственно, все и должно было окончиться, ибо столкнуть обратно прилипшего неуклюжу, Джимми не мог - падающее грузное тело обязательно утащило бы его за собой.

Стражники победоносно запрыгали и замахали руками, предвкушая скорую победу. Раздались радостные возгласы и одобрительный свист.

Лицо Джимми неожиданно напряглось, в глазах сверкнула ненависть. Все это время совершенно бездействующая левая рука со свистом рассекла воздух холодным блеском острой бритвы, беззвучно скользнув по горлу стражника, словно тот был сделан из мягкого шоколада. Пальто юного императора покрылась мелкими капельками свежей крови.

- Я же сказал, это мой стол! - Злобно крикнул он, отшвыривая бездыханное тело.

Музыка замолкла. Казалось, наступила гробовая тишина. На самом деле, конечно, это было не совсем так - от полный тишины пространство отделял грохот падающих тел, по инерции кинувшихся на Джимми стражников, пронзительный, но короткий визг, одного из них, получившего перед смертью бритвой по лицу, а также испуганное тяжелое дыхание десятков и десятков людей.

- Демон. - Озвучил кто-то испуганным голосом всеобщее мнение.

- Сам ты демон! - Оскорбленный Джимми метнул в сторону обидчика свою смертоносную бритву. К счастью, совершенное орудие убийства оказалось совсем не пригодным для полетов - сложившись в воздухе, бритва беспомощно звякнула о деревянный пол, так и не найдя жертвы.

По бару пронесся вздох облегчения. Послышался многочисленный шепот.

- Эй, те что с алебардами! Назад! - Закричал начальник стражи, нервно размахивая руками. - Не дайте ему выхватить ваше оружие!

- Ваше оружие?! - Задрав голову, Джимми громко захохотал. - Ошибаетесь, псы! Ха-ха...ха... Нужно оно мне, хех... Да, если хотите знать, я терпеть не могу алебарду!

Джимми медленно отодвинул полу пальто и неторопливо вытащил из-под нее сверкающий в свете факелов Джар. Люди невольно ахнули, если страшный демон, пользуясь одной лишь бритвой карманника, расправился с несколькими обученными стражниками с такой устрашающей легкостью, что же он наворотит теперь. Оружие юного императора сейчас имело весьма пугающий вид - вид украшенного гравюрами гигантского палаша.

Бар затих. Все мысли посетителей были направлены примерно в одну и ту же сторону, в сторону двери. Тем не менее, каждый и прекрасно понимал, устрой они панику, и озверевший демон убьет всех быстрее, чем выскользнет первый десяток счастливчиков... разумеется, свое присутствие в этом десятке никто не предрекал.

- Сбегайте кто-нибудь за подмогой. - Дрожащим голосом шепнул глава стражи. - И скажите, нам нужны лучники... много лучников.

Один из молодых блюстителей порядка спешно покинул бар. Оставалось надеется, парень сначала позовет подмогу, и только потом запрется у себя в подвале на пару недель, а не наоборот.

- Ну что вы встали?! - Джимми повесил на лицо чуть ли ни плаксивое выражение. - Лучше угостите меня вином... Ну угостите, а?... А я вам спляшу, давайте?

К тому моменту, как в бар подоспела дюжина лучников из дневной стражи, юный император уже едва держался на ногах. Целые реки вина медленно, но верно делали свое дело.

- Вы припозднились, ребята. - Дунул в усы глава стражи, обращаясь к вновь прибывшим. - Сейчас демона можно голыми руками брать... Ты посмотри, как нализался!..

- Так что же не берете? - Сонно поинтересовался кто-то из вырванных прямо из постели лучников. - Иль шибко нравится, как пляшет?

- Да что ты, уж скрутили бы давно. - Начальник стражи подпер рукой подбородок. - Вот только, мои ребята ни в какую... струсили, проще говоря. Решили, в общем, вас дождаться.

- Дай-й-й-йте мне вып-п-ть! - Послышался пьяный голос Джимми. - А я вам.. вас, это... рас-смешу-ха-ха-хи!

- Вперед, ребята, превратите демона в ежика, коль уж прибыли. - Махнул рукой глава стражи.

Лучники неторопливо встали на одно колено, аккуратно прицелились, и не долго думая, отпустили зазвеневшую тетиву. Промазать с такого расстояния было невозможно, двенадцать стрел со свистом устремились к шатающейся жертве...

- Что-о, что это? - Джимми с интересом рассматривал только что с легкостью пойманную им дюжину стрел, повесив на раскисшее лицо глупую улыбку. - Я же просил ви-ы-ино... А это что за п-п-палочки?

- Демон. - Лица стражников побледнели.

- Эх-хе... плохие вы-ы... вот! - Взгляд Джимми неожиданно стал осмысленным, улыбка исчезла. - И вообще, кому я теперь нужен?

Юный император с грохотом рухнул на пол. Через несколько секунд по бару прокатился здоровый пьяный храп...

Джимми очнулся.

Предположительно, прошло не так уж много времени, ибо темнота вокруг была почти кромешной, а значит, за окном еще властвовала ночь. Душно было просто ужасно, спертый воздух окутал опухшее лицо мерзким зловонием. Кое-как продрав глаза, Джимми наконец понял, что находится в какой-то небольшой комнате с низким каменным потолком и темными от сырости стенами, в одной из которых виднелось единственное крохотное окошко, да и то закрыто широкими стальными прутьями. Удивительно, но юный император совершенно запамятовал, как он здесь очутился и что, вообще, произошло. Помнилось лишь одно - он пил, и пил много.

Джимми немного развернулся, пытаясь лучше присмотреться к окружающей обстановке, но стоило только шевельнуться, как в голову ударила такая дикая боль, что он едва не вскрикнул. К горлу подступила вязкая тошнота. Юный император захотел было прижать ладони ко лбу, дабы попытаться хоть как-то унять боль, но расставленные в стороны руки уперлись во что-то холодное. Раздался неприятный звон.

- Очнулся, парень? - Раздался сбоку чей-то скрипучий голос. - Ну и натворил же ты, хе-хех.

- Кто ты?! - Позабыв о боли, Джимми резко повернул голову в сторону. Справа от него на полу сидел хлипенький старичок, одетый в какие-то лохмотья.

- Ты хочешь знать мое имя? - Усмехнулся тот. - Думаю, вряд ли... Подумай еще раз и задай вопрос заново.

- Считаешь? - На лице Джимми невольно появилась застенчивая улыбка. - Ну хорошо... где я?

- В тюрьме, парень. - Смакуя каждый слог, выдохнул старик. - В тюрьме... И если ты еще не заметил, твои руки закованы в цепи.

- Заметил я, заметил. - Больше устало, чем встревожено вздохнул Джимми, для порядка сделав шаблонное телодвижение по безуспешному срыванию оков. - И какой же злыдень, интересно, посмел упрятать меня в тюрьму? А главное, за что?

- Хех, ну ты даешь. - Старик нехорошо прищурился. - Эх-хе, нельзя так пить, парень, коли аж всю память отшибает... Я, правда, не все знаю, но говорят, что ты набедокурил в каком-то баре...

- А, ну да. - Джимми нахмурил брови. - Кажется, припоминаю, было что-то такое... По-моему, я там нажрался как свинья, да?... А потом ко мне вроде бы стали приставать какие-то неповоротливые дядьки... ну да, точно, я их еще хорошенечко наказал, помню...

- И всего-то? - Старик пододвинулся чуть ближе. - Лично я, слышал несколько другую историю.

- М-м-м-м... - Джимми прищурился. - А вроде бы и да... вроде простым избиением младенцев все не обошлось... кажется, кого-то я там еще и маленько поцарапал.

- Угу, хладнокровно вырезал глотки нескольким стражникам опасной бритвой. - Поправил его старик. - Что здесь можно сказать... - молодец, парень.

- Да, я молодец. - Искренне ответил Джимми. - Всегда молодец.

Ожидавший любого ответа, но только не такого, старик невольно вздрогнул.

- Сами напросились. - Отмахнулся юный император. - Ладно, пес с ними. Скажи лучше, что мне теперь грозит... ну, в смысле, чего там меня? Повесят? Обезглавят? Четвертуют? Колесуют?... Или еще что позадористей придумают?

- Да чур на тебя! - На лице старика вновь проявилась улыбка. - Ты и вправду думал, тебя казнят? Саданут чем-нибудь тяжелым и острым завтра по утру, а возбужденная от вида брызнувшей крови толпа радостно возликует?... Э-э, не, парень, если бы у нас осуждали на смерть за банальное убийство, город бы вымер за несколько недель. Хм! Подумаешь, горло перерезал! Тоже мне грех!

Джимми озадаченно склонил голову набок, пытаясь прикинуть, что же здесь надо такого наворотить, чтобы на следующий день болтаться на виселице. На ум как-то сами собой пришли некоторые строки старого доброго закона сгинувшего Фриб-Амбата - только прочитав ту книгу от начала до конца, уже будешь в течение месяца боятся не то что резать кого-нибудь бритвой, но и дышать.

- Хотя, если честно, лучше б уж была у нас эта смертная казнь. - Глаза старика неожиданно наполнились глубокой грустью. - Или ты думаешь, тебя кинули сюда на отдых?... Тюрьма ужасна!.. Сейчас в этой камере никого нет, заключенных вывели на прогулку. На самом деле, в этой маленькой комнате теснятся пятнадцать уродов, ты даже не представляешь, какой смрад и духота здесь стоят... Имен тут нет, только клички. И скажу сразу, "ураганами", "черными псами" и "дьяволами" здесь не пахнет. Меня вот, например, называют Гнилью, как тебе имечко? Твой вид тоже не особо устрашающий, так что готовься к какой-нибудь "Сопле" или "Козявке"... Ты думаешь, почему я не на прогулке? Мне сломали ногу... просто так, без особых причин, веселья ради. И это еще легко отделался! Знаешь, как здесь бьют?!.. Да, кстати, предупреждаю сразу, не вздумай косо смотреть на других заключенных, это означает агрессию. Если уж решил позыркать, зыркай прямо, во все глаза... хотя за такое, тебя зарежут в первую же ночь. Да! И когда будешь драить парашу, старайся изо всех сил, иначе хлопот потом не оберешься. Понял?... А что насчет карточных игр и разнообразных споров, здесь помочь не могу. Отказ - мучительная учесть утопленника в параше. Ты обязан принять вызов, усек?... Ну, а когда начнешь играть, там уж не важно на что, под свое уразумение всё переиначат. Итоговый результат мне даже страшно оглашать... Когда тебя лупят ногами, кричи сильней, может отстанут... а может и нет, здесь уж как случай повернется. И вообще...

- Спасибо, конечно, что рассказал мне все это, - прервал старика Джимми, - но я, если ты еще не понял, не собираюсь тут особо задерживаться.

- В каком смысле? - Не понял тот.

- В прямом. - Джимми резко дернул руками, и не ожидавшие этого цепи со звоном вырвались из прогнившей стены. - Пойдем отсюда.

- Нет! - Старик вскочил на ноги. - Ты собираешься бежать?! Это невозможно, безумец, отсюда еще никто не убегал! Нас сгноят в карцере! Стой!

Джимми уже стоял возле небольшой стальной двери, безрезультатно пытаясь ее открыть.

- У кого ключи? - Спокойно спросил он.

- У охраны, но...

- Как ее позвать?

- Никак! - Дрожащим голосом произнес старик. - Они сами приходят, когда захотят.

- Ясно... Ну и скоро они захотят?

- Думаю, когда приведут заключенных с прогулки, обычно это...

Договорить старик не успел. Дверь со скрипом открылась, и в камеру ввалилась дюжина немытых головорезов весьма внушительной внешности и размеров.

- Вот те на! Новенький! - Выпалил с порога один из заключенных, судя по его узкому лбу и маленьким глазкам, большой авторитет. - Совсем еще мальчишка, люблю таких... Ну что уставился, урод?! Еще насмотришься! Я тебе в кошмарах являться буду!

И громила разразился рычащим хохотом.

Джимми показательно повернул голову в сторону, отводя взгляд от неприглядного ему куска дерьма, и презрительно цокнул языком, как бы давая понять, что его тошнит от такого рода ублюдков.

- А теперь, слушай меня внимательно, козел. - Начал он через пару безмолвных секунд, сложив закованные в цепи руки у себя на груди. - Сейчас ты можешь взреветь взбесившимся вепрем и кинуться на меня с кулаками. В этом случае, я, для начала, ткну тебе пальцами в нос, резко дерну на себя, с хрустом вырвав твои ноздри, а потом направлю твою орущие тело головой в стену. Вот этот урод, конечно... я к тебе обращаюсь, мразь!... бросится тебя выручать, но через мгновение он упадет бездыханной куклой - его я убью быстро. Следующим будет вон тот выродок. Моя цепь нежно обовьет ему шею, сломав ее сразу в трех местах, и в это же мгновение, стоящий рядом с ним коротышка, лишится способности к размножению.. впрочем, она ему больше не понадобиться - следующим ударом я снесу его голову. К этому моменту, думаю, мне наконец надоест эта детская возня, и я, предварительно сломав вон тому стражнику руку, воспользуюсь его оружием, чтобы в течение следующих трех секунд залить беззвучную к тому времени камеру вашей грязной кровью. Ну а потом, я спокойно покину это малосимпатичное мне место.

Следующие три секунды в камере царила гробовая тишина. Громила захотел что-то сказать, но, захлебнувшись негодованием, оцепенел в безмолвие.

- К тому же, - спокойно, и даже немного устало, продолжил Джимми, - все вышесказанное, я должен был немедленно привести в исполнение только за то, что, увидев меня, вы сразу же не упали на колени... Но вам повезло, в последнее время я очень добр к разного рода тварям, поэтому даю вам шанс избежать кровавой участи. Так что, пойдете со мной...

Юный император подавил зевок.

- ...А чтобы вы поверили в, как вам сейчас кажется, "бред, который несет этот сопляк", я докажу вам, что наш побег увенчается успехом.

И Джимми ударил по ближайшей стене. Кулак с неожиданным грохотом раздробил гранитный валун, выстрелив на встречу серой пылью и каменной крошкой. На секунду даже показалось, что стены камеры задрожали от напряжения, приготовившись рухнуть.

- Вот ведь правду говорили, что демон это! - Выпалил старик, когда пыль рассеялась. - Это ж надо, какая силища!

- Силища здесь не причем. - Как бы между делом вставил Джимми. - Это все концентрация... Ну что, вы со мной?

Испуганные заключенные отпрянули в сторону, прижавшись к холодным стенам.

- Безумный дьявол! - Выкрикнул кто-то из них. - Нам все равно не убежать отсюда! Там сотни, сотни стражников! У них же оружие! Ты может еще и проскользнешь, а нас-то всех точно порежут, как ягнят!

- К тому же, - добавил еще кто-то, - с этой стороны тюремных стен гораздо безопасней, чем с той. Ты ведь теперь будешь там!

- Ну, не хотите, как хотите. - Джимми наклонился к стражнику, потерявшему от страха сознание, и снял с его пояса связку ключей. Через секунду, лишенные жертвы оковы со звоном пали на пол. - Да, и... я не буду являться вам в ночных кошмарах, не бойтесь.

Усмехнувшись на прощание, юный император быстрым шагом покинул камеру.

- Погоди, я должен тебе помочь! - Опомнившийся через несколько секунд старик, заковыляв за ним...

Тюремная стража, надо отдать ей должное, очень быстро поняла, что к чему, и, не пройдя и нескольких этажей, Джимми со своим хромым спутником оказались загнанными (как думали тюремщики) в узкий коридор.

- Что дальше? - Вздрагивающим голосом поинтересовался старик. Окружившие их стражники вскинули тяжелые арбалеты.

- А ничего. - С видимым азартом ответил Джимми. - Сейчас вернем мой меч и пойдем дальше... Эй, вы! Если немедленно скажите, где находится мое оружие, я убью вас быстро!... Так, ты главное за моей спиной пристройся и постарайся пригибаться.

- Чтобы стрелу не схватить? - Задал старик испуганным голосом риторический вопрос.

- Нет, идиот, чтобы кровью не запачкаться. - Совершенно серьезно ответил Джимми. - Ну что ты уставился?!... Их кровью, конечно!

Стражники выстрелили...

Юный император устало открыл тяжелые тюремные ворота. В лицо приятно ударил свежий воздух.

- Ну вот, а ты боялся. - Джимми развел в стороны окровавленные по локоть руки. Покрасневший Джар блеснул восходящим на горизонте солнцем. - Вот она... свобода.

- Помнишь, я обещал, что помогу тебе. - На лице старика до сих пор отражалась тревога.

- Помню. - Джимми сощурился, устремив свой взгляд куда-то вдаль. Губы скривились едва заметной улыбкой. - Но пока, ты мне только мешался. Ладно, я не сержусь, забудь... Оу!

В затылок юного императора с глухим стуком врезалась находившаяся доселе в старческой руке доска.

- И я тебе помог. - Констатировал он, вздохнув. - Попытка к бегству у нас карается хоть и смертью, но быстрой. А совершись побег до конца, и купаться нам с тобой в кипящем масле.

- Да ты и верно дурак. - Простонал Джимми, прежде чем уйти в беспамятство. - Как бы нас в этом масле "купали", раз мы уже убежали?!

Старик озадаченно почесал макушку. Вопрос, заданный демоном, был непосильным.


Содержание:
 0  Хранители миров  1  Глава 1.
 2  Глава 2.  3  Глава 3.
 4  Глава 4.  5  Глава 5.
 6  Глава 6.  7  Глава 7.
 8  Глава 8.  9  Глава 9.
 10  Глава 10.  11  Глава 1.
 12  Глава 2.  13  Глава 3.
 14  Глава 4.  15  Глава 5.
 16  Глава 6.  17  Глава 7.
 18  Глава 8.  19  Глава 1.
 20  Глава 2.  21  Глава 3.
 22  Глава 4.  23  Глава 5.
 24  вы читаете: Глава 1.  25  Глава 2.
 26  Глава 3.  27  Глава 4.
 28  Глава 5.  29  Глава 6.
 30  Глава 7.  31  Глава 8.
 32  Глава 9.  33  Глава 10.
 34  Глава 1.  35  Глава 2.
 36  Глава 3.  37  Глава 4.
 38  Глава 5.    



 




sitemap