Фантастика : Юмористическая фантастика : Программа 16. Бои без правил : А Котенко

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу




Программа 16. Бои без правил

Идешь на войну — не забудь патроны!

Иван Дурак

Когда Иван очухался от очередного сеанса гипноза, его удивлению не было предела. Прямо напротив него стояла… Юлька Шаулина с рюкзаком за спиной и автоматом наперевес. Маша, стиснув зубы от боли, пыталась проткнуть ей грудь подобранным с полу кинжалом. Но он не засовывался. Правильно, ведь на гостье из будущего был бронежилет.

Неподалеку, нервно хихикая, стояла и Меритатон, проткнутая двумя кинжалами. Сделавший это Тутанхамон держал руки на ее шее, придавливая сестре сонные артерии. Самое интересное — экс-правительница не собиралась падать без чувств, задыхаться и умирать. Кровь тонкими струйками стекала по ее груди и капала на пол.

— Глупые люди, — ухмыльнулась она, вынимая оба кинжала и локтем пихая брата в живот.

Тутанхамон приземлился на пятую точку и не спускал взгляда с живого мертвеца. Как только Меритатон достала оба лезвия из груди, раны затянулись. Она небрежно кинула оружие под ноги.

— Чем тяжелее вы меня раните, тем сильнее я становлюсь, — ее улыбка была дьявольской, — Сет все предусмотрел. Вы бьете меня, а я беру силы у этой… как там ее… Иры, чтобы залечить раны. А когда Ира умрет, я стану неуязвимой, так мне сказал Сет, и я ему верю.

— Вот оно что, — сквозь зубы прошептал Иван. — И если я зову Иру, а не тебя… Так вот, что значило спасти Ирочку!

— Да, эта женщина забирает свои силы обратно, а я становлюсь уязвимей. Если она вернет себе все силы и душу, которую мне подарил Сет, то я умру, а иначе… я уже говорила.

— Спасибо за алгоритм борьбы с тобой, Меритатон, — просиял Иван.

— Дохлый номер! У нее не выйдет, даже если все боги на ее стороне! Она уже настолько слаба, что не в состоянии самостоятельно дышать. Так что, смирись, Иван Дурак, с мыслью, что твоя незабвенная станет единственной и непобедимой владыкой мира!

Сказав это, свергнутая царица расставила руки в стороны, и у нее выросли два больших белых крыла.

— Ваня, эту… — Юля ткнула пальцем туда, где стояла Меритатон, — надо прикончить во что бы то ни стало и забрать у нее душу твоей Иры. Это типа и есть задание реалити-шоу! Так мне сказал какой-то странный чувачок по имени Себек.

Маша села на пол и, вернувшись из забытья, снова схватилась за вывихнутое плечо.

— Себек — покровитель фараонов, — процедила она, превознемогая боль. — Если существует Сет, то почему бы не существовать ему. И ему я бы верила больше.

— Тупые божки, — рассмеялась Меритатон, поворачиваясь с кинжалами к Тутанхамону. — Атон — единственный Бог на этой земле. Остальные — выдумка. Ну… еще Сет есть.

Все присутствующие ухмыльнулись: Тутанхамон верил в сорока двух богов Кемета, Маша с Иваном были атеистами, а Юля встречалась с Себеком лицом к лицу. Получалось, что в бога Атона, кроме воскресшей царевны не верил никто.

— Я ненавижу тебя, — процедила экс-правительница, подняв взгляд на брата, — за всё. За то, что ты сын этой паршивой митаннийской шлюхи, которая разлучила моих родителей. За то, что страной правишь ты, а не Сменхкара. За то, что ты бросил мою сестру и переспал с этой истеричной потаскушкой. — Меритатон бросила полный ненависти взгляд на Машу. — Да, я видела, чем вы с ней на берегу однажды занимались!

Девушка стала краснее свеклы и чуть не расплакалась под вопрошающими взглядами Вани и Юльки. Будь обстановка не такой напряженной, брат бы обязательно подколол ее, но сейчас компромат прошел мимо ушей.

— Но больше всего на свете я хочу убить тебя за то, что ты предал Атона! Ты втоптал в грязь Великое Дело отца! Ты разрушил священный Ахетатон, прислужник Сета! За один только этот поступок не достоин ты сидеть на троне правителя Кемета!

— Кстати, — встрял Иван Дурак. — если говорить, кто из вас, родственнички, является прислужником Сета, то это ты, почтенная. А ваш этот… Ахетатон… давно пора в Бобруйск переименовать и ссылать в него противных животных и прочую нечисть.

Тутанхамон, повернувшись, гордо смотрел на сестру и словно губка молча впитывал в себя все обвинения, и даже не смутился, когда она рассказала при всех о его отношениях с девушкой. Но когда у старшей сестренки запас обвинений был исчерпан, фараон спокойно начал держать ответ.

— Да, Иван, Ахетатон — хорошее местечко! Обязательно в Бобруйск мы его переименуем, и тебя номархом назначим, ибо больше никто не согласится. Будешь там у нас нечисть собирать.

— Монархом?? - горя глазами, переспросил Дурак.

— Но-мар-хом, то есть, самым главным в городе, — поправил чужестранца фараон.

— Охренеть! — заорал радостный программист, не фильтруя речь. — Я первый в истории мэр города Бобруйска!

Не важно, что белорусский Бобруйск будет основан в четырнадцатом веке совсем другой эры, а этот, древний город так и останется в памяти людей как Эль-Амарна.

— Надо же, заодно и дело провернули, — буркнул правитель, а потом продолжил ответ сестре. — Атон, культ которого наш с тобой отец сеял в Кемете, не существует. Что это за бог, который не покровительствует людям? Почему для того, чтобы народ поверил в его могущество, нужно ссылать на каменоломни любого, кто шепотом скажет слово "Осирис"? Почему для доказательства силы этого бога нужно рушить старые храмы, жечь папирусы и стирать со стен гробниц имена сорока двух богов, а заодно имя моей матери? Если бы Атон был истинным богом, он никогда не допустил бы разрухи! Только не говори, якобы все в Кемете было до такой степени запущено, что можно начинать жить с нуля!

— А фамилию Берии вы в газетах не зачеркивали? — хихикнула Юлия, вскидывая автомат.

— Да, — добавил Тутанхамон, подняв указательный палец вверх, — фамилию какого-то Берии в каких-то газетах бы не зачеркивали! Вера, моя "Возлюбленная Атона" [41], приходит к людям со спасением. И пора бы понять, что правитель Кемета должен не свои интересы защищать, а помогать жить народу!

— Идиот, — процедила сквозь зубы Меритатон, — прихвостень голодранцев.

Но фараон пропустил ее унизительное высказывание мимо ушей.

Продолжались бы и дальше эти перебранки между ним и женой предыдущего правителя, если бы Юля не завопила:

— Я ее щас так изрешечу, что воскресать надорвется!

И Шаулина нажала на спуск.

— Ложись! — крикнул Иван и повалил Тутанхамона на пол.

Покалеченная Маша наклонила голову. Она вздрогнула, но поняла, что в данный момент переживать неуместно: Меритатон мертва, и ничего нет страшного в том, что мертвеца отправят туда, где он и должен быть.

Но расстрела не случилось.

— Блин! — выругалась Юля, удивленно глядя на автомат, хлопая глазами. — Патроны… дома… за… забылаааааа…

Меритатон стояла широко расправив крылья и ехидно улыбаясь. Она рассматривала автомат Калашникова. Будь он заряжен и ощути жена Сменхкара на своем неумирающем теле полноценную очередь, эта коварная особа накинулась бы на Юлю с просьбой обучить ее стрелять из такого замечательного оружия. Программистка бросила ненужный ствол к жертвеннику.

— Но почему я не заметила, что магазин пуст? — прошептала она себе под нос.

Она положила руку на вывихнутое плечо Маши, но только и смогла, что причинить боль несчастной девушке: Шаулина только заметила, что ее соотечественница травмирована. Юля поняла: ее дар пропал, и девушка на мгновение стушевалась. Но, ничего, хватит раскисать, Себек же сказал, что дар у нее заберут. И без ведьминских способностей Юля, ой, как много умеет.

Сотрудница ОСЯ собрала волю в кулак и обратилась к Ивану, который стоял на коленях и обнимал фараона со спины, словно девушку.

— Вань, я не знаю, какой сейчас год до нашей эры, но мы… это… не сможем убить того, кто уже мертв, потому что никому не дано умереть дважды.

— Хоть одна умная выискалась, — хихикнула Меритатон, поправляя прическу.

— Но это не значит, что мы не заберем у тебя душу Ирки Семёновой! — ухмыльнулась Юлька. — Я тебя возродила, я же тебя и угроблю, тварь египетская, разлучница драная.

Шаулина сорвала с талии гранату и подняла ее высоко над головой.

— Что ты задумала, Юлька? — дико вскрикнул Иван, схватившись за голову.

Меритатон оскалилась и пристально посмотрела в глаза Шаулиной. Ну же, давай, показывай все свои игрушки, а я поглумлюсь, прежде, чем уничтожить вас четверых.

— Я достану ее на том свете, — сквозь зубы прошипела программистка. — Опытный экземпляр ГРОМ РА с посеребрением поражающих элементов! Как говорил разработчик, от этой гранаты даже упырь…

— Не смотри ей в глаза! — только и успел крикнуть Тутанхамон. — Она завладеет твоим разумом!

— Даже упырь регенерировать надорвется!

Но поздно! Перед глазами у Юли проскочила красная искорка, и девушка поняла, больше она не контролирует себя. "Убей… Сначала Ивана Дурака… потом этого паршивого фараона… потом его девку", - нашептывала Меритатон. И она не могла противиться воле говорившей. Она знала, что может убить так, чтоб никто не мучился. Иван и фараон стояли немного в стороне от мертвой царевны, Маша сидела рядом с ними, но на лице девушки не было никаких эмоций, мертвая царевна искусно проводила очередной сеанс гипноза. Знала бы Меритатон, что как раз из-за гипноза она и проколется. Но обо всем по-порядку.

Все, что происходило далее, все выжившие участники этого кошмара запомнили как кино в замедленной съемке. Завороженная Юлия похлопала гранатой по левой ладони. Увесистая. Меритатон пренебрежительно посмотрела на это странное оружие.

— Граната! — в ужасе закричал Иван, когда Шаулина выдернула чеку и размахнулась. — Тутен, спасай Машку!

Он толкнул фараона в спину и тот по инерции, спотыкаясь о мощеный камнями пол, полетел в сторону подруги. Сразу же после этой выходки Иван был успешно загипнотизирован. И тут его одногруппница кинула гранату, целясь в голову Меритатон.

Ба-бах!

Раздался оглушительный взрыв. Сразу же все чары с Юли как рукой сняло, и она, завизжав, прыгнула за жертвенник, закрывая голову руками.

Она пролежала на полу с минуту. Может, и дольше. После взрыва наступила леденящая душу тишина, никто не отзывался: ни свои, ни чужие. И бывшая ведьма в испуге поднялась, оглянулась. Ей было страшно. Очень страшно. Ведь ГРОМ РА — страшная штука.

Ее граната взорвалась как раз под ногами Меритатон, потому что от мертвой царевны осталось только большое кровяное пятно, разбитые кости и две красивые сережки. Из такого состояния ни один нелюдь даже в голливудских фильмах не воскресал, оставалось только тряпочкой пол протереть. Рядом с этим безобразием лежало бесчувственное тело Ивана Дурака. Юля от ужаса рот рукой прикрыла. Глаза парня были открыты, рот скривился в страшной предсмертной улыбке, а прямо в сердце ему попал осколок. Большая кровавая лужа расползалась под телом.

Чуть поодаль на животе лежал фараон. Его тоже хорошенько ранило: один осколок в затылок, другой перебил левую ногу. Парень еще был жив, он плакал и держал за руку свою любимую, в грудь которой тоже попало несколько осколков.

— Я любил тебя, Маш-шу, любил, — хрипел он.

Юля села на корточки перед любимым, прижав его к груди, завыла, словно волчица:

— Иванушкаааааа! Не хотела я! Не виноватая я! Прости меня, Иванушкаааа! Простите всееее! Да я ради вас воду живую изобретууууууу! Только простииииитееее! Богам служить пойдууууууу!

Фараон холодной ослабшей рукой взял ее за запястье.

— Я тебя знаю, — хрипя, сказал он, и утер кровь на губе у Юли, — я тебе свой дар отдал… в детстве. Помогло?

— Да.

Он крепче сжал Юлину руку и прошептал.

— А теперь ты спасла Кемет и кучу людей. Ты ведь не поддалась гипнозу моей сестры?

— Поддалась. Потому что дар успел вернуться к тебе.

— Но ты кинула эту странную штуку ей под ноги, и ее рвануло так, что она воскреснуть не посмела, да?

Тутанхамон изо всей силы сжал Юлину руку.

— Вот мы и в расчете, девочка из будущего. Я вижу… то, что случится с тобой. Ты… полюбишь достойного человека, потом станешь матерью великого фараона.

— Что? — программистка челюсть отвесила. — Мы с Себеком не договаривались, чтобы я еще и фараонов тут рожала! Меня всего-навсего попросили спасти мир!

Но Тутанхамон не слушал ее воплей.

— Назови своего единственного сына Сетом, ладно? Чтобы он отомстил за всех нас… а теперь прощай, может, когда-нибудь еще встретимся… девочка из будущего…

Тутанхамон тихо застонал от боли и закрыл глаза. Сколько ни трясла его Юля, он не приходил в себя.

Девушка долго еще сидела, рыдая, прижимая к груди то мертвого фараона, то Ивана, и пришла в себя, когда прямо над ее головой раздался властный женский голос:

— Что произошло?

Заплаканная Юля, одетая в измазанный кровью кожаный черный бронежилет, черные шорты в обтяжку и солдафонские ботинки, поднялась и удивленно окинула взглядом четырех женщин в красных одеяниях, которые чуть в обморок не попадали от увиденного кровавого месива и не пороняли тем самым большие зажженные факелы.

Наутро, примерно через час после того, как Кия обнаружила вместо сына два мешка, набитые тряпками, четыре жрицы привели во дворец связанную женщину в черном, называя ее убийцей фараона. Девушка, рыдая, сбивчиво рассказывала обо всем, что произошло, но ей никто не верил. Только жрец Сехемра заступился за чужачку. Суд был скорым, и порешили, что произошедшее в храме — несчастный случай, в котором странной девушке просто-напросто посчастливилось выжить. А через несколько дней Юля вошла в доверие и к молодой вдове.

Ночами Шаулина включала свой карманный компьютер и перечитывала статьи, что скачала из Интернета. Так она посоветовала Анхесенпаамон написать письмо Суппилулиуме Первому.

Царица сидела в своей комнате и смотрела в окно. На ее столике был развернут большой папирус, а гостья из будущего устроилась рядом и читала исторические справки с карманного компьютера.

На вдове были темно-синие одежды с красивой желтой отделкой, а волосы распущены. Она упорно выводила на папирусе иероглиф за иероглифом.

— Я смогу, я смогу, я научилась! — шептала девушка себе под нос. — Я отомщу за тебя, братишка, я отомщу за вас, прекрасные чужестранцы Иван и Маш-шу, я выведу нашу страну из смуты, ни Эйе, ни Хоремхеб не засунут свои лапы в то, чего добились наши с Тутанхамоном деды и прадеды!

Юля прекрасно знала, что ничего у Анхесенпаамон не получится, но русская хакерша все равно придумала, как она спасет молоденькую вдову.

Получалось криво, царица отрывала испорченные края, но пыталась написать снова и снова. Несколько раз Юля бегала за новым папирусом, пока ее новая подруга сжигала факелом неудавшиеся фрагменты письма.

И вот у нее, наконец, получилось, и Анхесенпаамон с гордостью посмотрела, как много и складно она смогла написать. Сама! Потому что помочь было, увы, некому.

"Почтенный правитель Хатти, господин Суппилулиума! Я владыка Кемета, Анхесенпаамон, прошу Вас о помощи. Муж мой умер, а наследников у меня нет. Если бы Вы отправили ко мне одного из Ваших сыновей, он стал бы мне мужем. Никогда я не выйду за своего подданного и не сделаю его своим мужем. Я боюсь позора".

Она свернула папирус и, закрутив на нем веревку, поставила царскую печать.

— Чиби, — отдала она письмо своему верному слуге, — этой же ночью садись на коня и отправляйся в Хатти. Отдай свиток лично в руки правителя. И если все закончится хорошо, я сделаю тебя своим личным советником.

— Чиби рад стараться для прекрасной госпожи! — рухнул на колени верный слуга.

Он отправился ночью, когда Эйе и Хоремхеб легли спать. Никто не видел, как от царского дворца на север ускакала белая лошадь, некогда принадлежащая правителю Кемета, на спине которой восседал маленький толстячок-гонец. Больше Анхесенпаамон ни разу не видела Чиби. Он довез ее послание до Хатти, и царь прочитал всё, что написала правительница Кемета, и отправил к ней царевича Заннанзу. Но почему-то слуга не вернулся на родину.

— А если не получится? — испуганно спросила Анхесенпаамон, стоя на дворцовой стене вместе с Юлей, вглядываясь вдаль.

Девушки смотрели на удаляющуюся фигурку гонца. Гостья из будущего знала, что не получится, но должна была сделать так, как написано в исторических хрониках.

— Если не удастся, — тихо сказала она, — я еще что-нибудь придумаю. Я же изобретательная и находчивая. Почти такая же, как Иванушка.

Анхесенпаамон поймала ее грустную, но такую многообещающую улыбку, и на душе у вдовы стало спокойнее.

Кия погибла очень бесславно, она бросилась в воды Хапри после похорон сына. Как ни пытались рабы найти ее тело на дне реки, у них ничего не получилось. Юля тоже несколько раз ныряла в реку, но и она не смогла отыскать тела митаннийской царевны.

Жрец Сехемра по уши влюбился в отважную чужестранку, которая так охотно помогала при дворе. Никто не мог поверить, что сороколетний жрец отважится на свадьбу. А через год у них родился сын, и Юля назвала его Сетом, как и просил ее перед смертью Тутанхамон.

Все во дворце считали чужестранку самым счастливым человеком в Кемете, однако каждый вечер девушка приходила на берег Хапри, на тот пляжик, где любили отдыхать Маша и Тутанхамон, и смотрела на алый закат солнца. Она сидела на песке и рыдала: от досады, от горя, от тоски по дому. Рядом с камышами девушка поставила два христианских креста, перевзанных веревками, на которых написала имена Ивана и Маши. Именно сюда, Юля закопала мумии своих соотечественников. Она каждый вечер надеялась, что кто-нибудь явится и заберет ее отсюда. "Может, когда-нибудь встретимся, девочка из будущего", - последние слова Тутанхамона вселили в нее надежду. Она никому не говорила, но в глубине души верила, что тела, которые она похоронила в красных песках Кемета — не настоящие.


Содержание:
 0  Реалити-шоу для Дурака : А Котенко  1  Кастинг : А Котенко
 2  Программа 1. Дом-1, дом-2, дом-3, дом-4… : А Котенко  3  Программа 2. Любовь как любовь : А Котенко
 4  Программа 3. Стань звездой : А Котенко  5  Программа 4. Минуты славы : А Котенко
 6  Рекламная пауза : А Котенко  7  Программа 5. Человек и закон : А Котенко
 8  Будни съемочной группы : А Котенко  9  Программа 6. Останься в живых, отчаянный псих! : А Котенко
 10  Программа 7. Папарацци : А Котенко  11  Программа 8. За стеклом : А Котенко
 12  Программа 9. Большие гонки : А Котенко  13  Программа 10. Следствие ведут колобки : А Котенко
 14  Программа 11. Телесериал "Любовь Тропиканки" : А Котенко  15  Программа 12. Скорая помощь : А Котенко
 16  Программа 13. Телесериал "Адъютанты любви" : А Котенко  17  Программа 14. Не родись царицей : А Котенко
 18  Дополнительный кастинг : А Котенко  19  Программа 15. Новые кеметские бабки : А Котенко
 20  вы читаете: Программа 16. Бои без правил : А Котенко  21  Программа 17. Загробная Одиссея Ивана Дурака : А Котенко
 22  Финальные титры : А Котенко  23  Использовалась литература : Реалити-шоу для Дурака



 




sitemap