Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 6. Кипящая кровь : А Котенко

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9

вы читаете книгу




Глава 6. Кипящая кровь

К утру третьего дня нашего пути перламутровых деревьев становилось все меньше, а к обеду мы вышли в залитую солнцем ярко-зеленую степь. Я вытащила из сумочки солнцезащитные очки и надела их, и сразу стало намного приятнее смотреть на вмиг потускневшую траву и темное небо.

– Это что за артефакт? - любопытничал Димиан.

– Чтобы солнышко в шары не светило! Хочешь такие же?

Я прищелкнула пальцами, и тут же в моей руке появилась точная копия моих очков: с такими же сверкающими на солнце стразами и розовыми сердечками. И я протянула результат своей магии любимому Димочке.

– Это подарок! От меня!

Он от души поблагодари меня и принял мой щедрый дар.

– Фу, непривычно, - типичная реакция человека, впервые надевающего очки от солнца.

– Привыкнешь, вперееед!

Я пришпорила Муму, и она бросила жевать травку и перешла на рысь.

– Обогнать меня решила? - крикнул мне в спину Димиан и вскоре обогнал неповоротливую красавицу Муму.

Но стоило нам зайти за первый же холм, как нас остановили. У нас на пути стояло два высоких человека в черных мантиях. Их длинные темно-синие волосы развевались на ветру, а глаза, как мне показалось, были накрашены несколькими слоями туши.

Подобных личностей можно легко встретить, например, в московском метро: готы называются. Одеваются во все черное, лицо измалюют так, что хоть в фильмах ужасов их снимай, а на шею навесят с десяток железных амулетов с иероглифами всех стран и народов.

Только откуда готы в Фуфляндии, я понять не могла. Конечно, если я пришла в этот мир ножками по лестнице, ведущей из метро, то почему бы готам не проделать тот же путь. Сначала я обрадовалась, что портал в мой мир находится где-то рядом, но потом я взгрустнула: я ведь еще не спасла Фуфляндию от последствий нападения Властелина Тьмы. А эти двое, кстати, могли очень легко мне помешать. Готы - темные личности, и Свет им противопоказан.

– Эй, ребята, прочь с дороги! - крикнула я на стоящих впереди и пришпорила Муму.

– Пастушка, на корове ездит! - хихикнул один из готов, а второй поддержал его безудержным ржанием.

И в этот момент я заметила, что уши у этих ребят - не человеческие, а, скорее, эльфийские.

– Это дроу, - шепнул мне Димиан, - не разговаривай с ними и поехали мимо.

– Почему?

– Потом скажу…

– Эй, краля! - ехидно заметил просмеявшийся эльф. - Куда путь держим?

– Тебя не касается! - сказала я это с такой гримасой, с которой обычно даю отлуп всяким неадекватным пацанам.

Ну не нравились мне эти готичные эльфы. Голову на отсечение, они еще и металлисты. А если до них эта тупая рок-музыка не дошла, то… Правильно! Надо их научить любить нормальные песни!

– Так, вы эльфы? - спросила я, когда Муму поравнялась с дроу.

– Ну… да, - протянул тот, что стоял справа.

Я уставилась в его козлиные желтые глаза. Как отличались дроу от их светлых собратьев из Лутиниэля. Прямая противоположность, не иначе. Сограждане Нюкукулюэль были прекрасны и хорошо воспитаны, а эти двое отличались неописуемой наглостью, да и одевались с дурным вкусом.

– А петь умеете?

Краем глаза я заметила ужас на лице Димиана. Я хотела начать переговоры с дроу, а этот несносный колдун взял Муму за уздечку и потащил меня дальше по дороге.

– Мы пограничники, а наш замок, Мирэнэль, находится ниже по течению Клюквянки. И мы не вправе выпустить ни одного путника с эльфийских земель, не досмотрев.

Вот те на, я к ним с добром, а они - таможня. Я обиженно посмотрела сначала на одного эльфа, потом на другого.

– Я ничего не везу из Лутиниэля, у меня только личные вещи…

Сказав это, я посмотрела на Димиана, который бешено смотрел на меня и махал руками, будто я сказала либо что-то не то, либо наболтала много лишнего. Ответ на его жесты пришел сразу же:

– Значит, от этих светлых ублюдков едете! - фыркнул дроу, стоящий справа. - Ну-ка, Кесэль, проведем их к нашему начальнику.

Димиан показал мне кулак. Ну все, вляпалась по самые уши. Теперь мне придется не у вампиров гостить, а с темными эльфами разбираться.

Пограничники взяли наших лошадей за узды и повели нас куда-то в совершенно противоположном нашему пути направлении. Мы шли даже не назад, а куда-то по диагонали, мимо перламутрового леса…

Время тянулось как резина. Мы с Ди не разговаривали. Он сказал мне, что обиделся. И после этого маг перестал откликаться на любые мои реплики, даже обидные. Он терпел даже то, что я называла его несносным колдуном. И только дроу вечно просили меня перестать ныть.

Ладно, я на них тоже обиделась. Они не захотели познакомиться, назвали моих лучших друзей из Лутиниэля ублюдками, а теперь еще хотят, чтобы я добровольно к ним в гости явилась.

Только к вечеру пограничники оставили нас в покое, когда мы достигли небольшой деревушки. То была настоящая фуфляндская глубинка, с полусгнившими полуразвалившимися домиками. Я только представила, что мне нужно будет спать на матрацах, по которым денно и нощно бегают мухи и муравьи, на подушках, по которым прыгают блохи, в доме, где крыша дырява, как мне стало дурно.

Но к моему превеликому удивлению, пограничники отвели нас в аккуратный красненький домик. Я решила не оставаться в долгу и превратила здание "администрации" (а кто еще будет обитать в самом лучшем доме на деревне) в обмазанный грязью деревянный сарай.

– Ну, ведьма, доиграешься! - ткнул меня в спину Кесэль.

Да-да, но перед смертью я спалю вашу поганую деревеньку и разгоню эту долбанную таможню. Но мысли я оставила при себе. Лучше я их потто воплощу в жизнь.

Внутри (теперь уже) сарая сидела огромная, с человека ростам жаба вся в бородавках, а на голове ее веревочкой была привязана корона.

Конвой вышел вперед нас с Димианом и упал в ноги этому ужасному созданию:

– О почтенный жабоид, мы привели тебе новых жертв!

Я пнула в задницу того дроу, который стоял ближе ко мне.

– Эй, чувак, а как же досмотр?

Оба таможенника нервно захихикали и обернулись к нам с такими выражениями на лицах, что будь у меня фотоаппарат, я бы засняла их для какого-нибудь постера фильма "Кошмар на улице Вязов". Но Избранным не положено бояться, поэтому я решила, что дроу не страшные, и что их жабоид, пьющий нечто из кувшина через трубочку - это такая прикольная зверушка, не иначе.

– Я же тебе говорил, - шепнул мне на ухо Димиан. - Нет у них таможни…

– Значит так, - грозным взглядом я окинула двух дроу и Жабоида, - мне некогда играть с вами, потому что я должна спасти этот мир!

Дроу засмеялись, словно малые дети. Не знаю, чем бы закончилось это приключение, если бы в сарай не вошел еще один темный эльф.

О! Я поняла! Орки - падшие эльфы. Дроу - не до конца падшие эльфы, так сказать, деградирующие. И если первые отнеслись ко мне хорошо, то и у вторых нет никаких причин убивать меня и моего любимого колдуна. Это же относится и к нашим скакунам, которые без присмотра остались на улице.

Новоприбывший был выше таможенников на голову, и в его темно-зеленые волосы какой-то мазохист вплел цветы чертополоха. Смотрелось это со стороны ужасно, но эльфу, похоже, нравилось.

– О, Пирэль! - таможенники поклонились перед ним, скорее всего, он - начальник. - Мы взяли в плен двух гостей Светлых ублюдков.

– Отлично!

Пирэль посмотрел сначала на меня, потом оценивающим взглядом одарил Димиана, и, наконец, сказал:

– Суку ко мне, а слизняка сами допросите!

Какие мы грубые! Если он считает, что с избранными можно обращаться вот так грубо, то я ему покажу, на что способна. Наверняка, эти темные сволочи, пленившие нас, - прихвостни Властелина Тьмы, и именно поэтому про темных эльфов не было сказано в пророчестве Кассандрии. Эх, надо было оказаться такой идиоткой, чтобы пойти за ними следом. В поле мы с Ди могли бы запросто с ними расправиться, например, моим легендарным мечом. А теперь одному Богу (если он существует) известно, что со мной может произойти.

Я смиренно следовала за Пирэлем и перебирала в голове все возможные варианты развития событий. Больше всего я боялась, что он меня убьет и изнасилует. Или наоборот, но этот исход меня не радовал. Он мог допросить, а потом убить и изнасиловать. Это тоже не подходило. Потому что Избранная не должна была погибнуть в середине своего пути. А если я хочу жить, то должна бороться, потому что ясно, что этот длинноухий мерзавец не чаек со мной пить будет и не пирожным угостит.

Превращать дом дроу в халупу я не стала. Если он обидится еще на улице, то я могу и не дожить до следующей минуты. Поэтому я смиренно вошла внутрь и села на неотесанную скамью у входа. Тьфу, вся задница будет в занозах. Это у дроу штаны кожаные, а у меня - мини, и очень неприятно, когда в голые ноги вонзается куча грязных заноз. Так и заразиться недолго.

– Имя? - резко спросил Пирэль, сев напротив меня и широко раздвинув ноги.

– Мария Валерьевна Сусанина.

– Раса?

– Человек.

– Ведьма?

– Волшебница, - может, я и не имела фуфляндского диплома о владении магией, но слово "ведьма" меня оскорбляло.

– Гномий самогон?

Хм, интересный допрос. Узнал, кто я, и сразу достает из-под стола кувшин с водкой снобистского производства. Я бы не прочь выпить крепкого, но, отнюдь, не от этих противных шахтеров.

– Вино, - тоном избалованной девицы заявила я.

И оно у Пирэля нашлось, он тут же извлек из-под стола другой кувшин и разлил по кубкам красную густую жидкость.

– С закусоном, - облокотившись об стену заявила я, - со сладеньким.

– Сейчас принесу, а потом продолжим.

Ага, Пирэль - типичный фантастический идиот. Мои надежды оправдались, и я тут же запустила руку в сумочку и достала пачку с таблетками слабительного. Несколько секунд, и все десять таблеток, шипя, растворились в красной жиже. Зато дроу потребовалось гораздо больше времени, чтобы принести мне сладости.

Когда он вернулся, я, счастливая с улыбкой до ушей, сидела на скамье и жадно поедала глазами кремовые цветочки на принесенном им пирожном.

– Ой, мои любимые! - вскрикнула я, хватая с разноса первую попавшуюся сладость.

Рассудительный, но грубый Пирэль уселся напротив и взял кубок.

– За встречу с обворожительной волшебницей, которая по групости гостила у ублюдочных Светлых!

Я кивнула, проглатывая большой кусок. А эльф одним глотком осушил весь кубок.

– Фу, какое-то вино горькое попалось, - утер он под носом.

Неужели он думал, что таблетки сладкие. Я тоже испила вина из своего кубка и поспешила уверить Пирэля, что у него неполадки со вкусом: красное полусладкое вино не может горчить, если его не после гномьего самогона выпить.

– Так вы меня пропустите через границу в королевство вампиров? - напрямую спросила я.

– А зачем? - икнул напившийся эльф.

Я с нетерпением ждала, когда лекарство начнет действовать, но оно не торопилось растворяться в желудке у дроу.

– Понимаете ли, Пирэль. Я Избранная. И есть Пророчество, согласно которому я должна улучшить жизнь в Фуфляндии. Я уже помогла оркам, гномам и эльфам, теперь мне надо попасть к вампирам.

– А я не пропущу! Потому что ты еще не помогла дроу!

– Но как? - удивилась я.

Мне не нравилось выражение лица моего собеседника. Каким-то диким казалось оно, пожирающий взгляд его давно уже раздел меня. И мне стало страшно. Точно, изнасилует и не извинится. Я начала придумывать, чем бы моя персона могла помочь дроу, а таможенник надвигался на меня. Моя рука мигом скользнула в сумочку и извлекла оттуда отличнейшее средство для самообороны - лак для волос.

Может, где-то магия и действует сильнее, но против извращенцев можно обойтись и без нее. Меня не интересовали никакие магические способности дроу, и когда тот навис надо мной, словно глыба, я резко вытащила руку с аэрозолем из-за спины и прыснула ему прямо в глаза.

– Помочь, значит? - ехидно крикнула я.

А потом всадила похотливому эльфу коленкой между ног. Вот останется он без наследства, тогда думать будет, какой помощи просить у избранных. Ясно, почему Кассандрия и словом не обмолвилась об этой эльфийской народности…

Но мой оппонент оказался невероятно вынослив.

– Ах ты, сучка, - сквозь зубы процедил он, - сопротивляться вздумала.

Ага! Я извлекла из ножен легендарный меч и изо всех сил обрушила удар на голову дроу. Он пошатнулся, упал на колени и… пукнул. Ура! Таблетки подействовали.

Неприятный запах тут же разошелся по маленькой комнате, и я зажала нос. Не думала, что дроу так паршиво пахнут, когда пёрнут.

– Ой, что это? - Пирэль стоял, широко расставив ноги, а его штаны становились все чернее.

У него начался такой понос, что эльф не мог контролировать себя. В комнате воняло все сильнее, и я, не обращая внимания на эльфа, выскочила на улицу и только там отдышалась… Еще чуть-чуть, и я сама бы опустошила свой кишечник.

– Неужели свершилось? Мария сбежала от пленителя? - издевательский тон Димиана заставил меня поднять глаза.

– А ты думал, будто я не уделаю этого извращенца?

Я ткнула пальцем на входную дверь, где на пороге грязный, без штанов стоял некогда бравый дроу Пирэль.

* * *

Первое, что я хотел спросить, увидев эльфа, страдающего поносом: "Ты что, научилась колдовать?" Но я этого делать не стал. Потому что тогда Мария бы заподозрила меня во лжи. Каким образом она заставила Пирэля так основательно сходить в туалет, осталось для меня тайной.

Но я не на шутку испугался, когда громадный дроу увел мою подопытную. Такой эльф мог и изнасиловать, и побить, и уничтожить девушку одним взмахом кулака. Но на мне осталась целая толпа мелкой шушеры: два "пограничника" и Жабоид. И чем быстрее я с ними справлюсь, тем больше шансов останется у Марии выжить в этом странном месте.

Скажу по правде, когда я путешествовал по нашему миру, я еще ни разу не встречал подобного поведения дроу. Обычно темные негодяи сидели в лесу, примыкали к шайкам разбойников и занимались своими мерзкими делишками вместе с людьми. Да, дроу жили на пару тысяч лет больше, чем их человеческие покровители, но темных это не смущало.

То, что некоторое количество дроу выстроили деревню и обустроили таможню на выезде из Лутиниэля - я слышал впервые. Надо будет записать на отдельном листке и предложить эту местность для проработки на дипломный проект какому-нибудь боевому магу. Но для начала мне и самому не мешает выжить.

Я расставил руки в стороны и начал работать с воздушным потоком. Самым простым было бы создать иллюзии мечей и заточить их, но я еще не до конца восстановился после недавней магии подобного рода, поэтому я решил обойтись самыми простыми боевыми заклинаниями.

Хотя, не спорю, я лукавил. Стойка, очень, кстати, опасная в бое, потому что все тело открыто для удара противника, обманывала дроу и пьяную жабу. Правда, жабе драться вовсе не хотелось, и она находила радость в алкоголе, кой она пила кувшинами.

Но пограничники подумали, что я собираюсь создать клинки. Они побежали на меня, обнажив свои темные мечи, а я вдруг резко сложил руки на груди и создал ярчайшую вспышку. И дроу, и жабоид, зажмурились, и тут я схватил стоявшую сзади меня скамью и ударил обоим негодяям по лицам. Наверняка я сломал им носы, а заодно так сотряс мозги, что оба потеряли сознание. А жабоид продолжал потягивать вино из своего кувшина, будто ничего и не произошло.

Для пущей уверенности, чтобы дроу не выскочили из домика я, выходя, кинул огненный шар на брошенную мной скамью. И через минуту внутри дома полыхал огонь. Да, я убийца, но мне не стыдно. Эти существа обманули меня…

Я шел к дому, в котором горел тусклый огонь. Скорее всего, там Пирэль и держал Марию, потому что остальные строения казались пустыми. Наверное, красиво смотрелся мой силуэт на фоне пожара, но не это волновало меня. Надо было спасать Марию. Но как? Ворваться в дом, а дальше по обстоятельствам.

Но мне не суждено было воплотить своих задумок. Моя подопытная сама выскочила мне навстречу.

Отойдя от потрясения: я не ожидал, что Мари способна сама справиться с таким мужиком, как Пирэль, - я приказал:

– Бежим отсюда, пока остальные не пришли!

Мария кивнула мне в ответ, и мы схватили лошадей за узды, оседлали их за считанные секунды и помчались прочь.

Да, это мне не составляло труда запрыгнуть на лошадку и сбежать подобру-поздорову. Но как была напугана моя спутница, раз она так быстро вскочила на свою корову. И в каком шоке оказалась корова, если она припустила прочь не хуже скаковой лошади.

И только под утро, перелетев не без помощи левитации на другой берег Клюквянки, мы без чувств свалились на мокрую от росы траву и заснули крепким сном.

* * *

Я спрыгнула с Муму, и ноги мои подкосились. Я упала на траву и тут же выпала из Фуфляндии. Мне стало грустно: я шла по Тверской, потом заглянула в "Зару", купила себе какую-то белую кофту, мне не хватило денег расплатиться, и тут у меня за спиной откуда ни возьмись, появился Димиан. Он достал из заднего кармана брюк розовый кошелечек, усыпанный стразами, и вынул оттуда тысячу рублей.

"Дарю", - его белоснежная улыбка до ушей сводила меня с ума.

Я была так счастлива.

"А давай устроим шоппинг!" - предложила я.

"А что это такое?"

"Это самое увлекательное, что есть на белом свете! Парень с девушкой ходят по модным магазинам, она выбирает себе кучу красивой одежды, а он ей покупает! А потом они идут в кафе, а потом он дарит ей розы! А потом… потом…" - я готова была говорить об этом бесконечно.

Забрав пакетик с кофточкой, я вытащила Димиана на улицу и потащила к метро.

"Поехали в Мегу! - то ли предложила, то ли приказала я, спускаясь на эскалаторе. - Там есть все, о чем можно только мечтать!"

А Димиан шел за мной. Он не обижался на меня за дроу-таможенников, ему нравилось просто быть со мной. И мы целый день ходили по Меге, а потом сели на такси и поехали ко мне в Южное Бутово. Родителей дома не было, и я прыгала от счастья. Я обняла Ди и начала его раздевать.

"Давай примем душ вместе, а потом… потом…" - шептала я ему на ушко.

– А потом будем любить друг друга… ты и я… Димиан…

Звонкая пощечина вернула меня в реальность. Я лежала на траве, надо мной свисала мордашка Муму, а рядом сидел Ди, грозно смотря мне в глаза. Почему-то в его взгляде я нашла странный укор.

– Ты когда спишь, помолчала бы, - фыркнул он.

Я, еще не до конца проснувшаяся, потянулась к нему руками, но он оттолкнул меня.

– Не приставай ко мне. Я тебя не люблю. Поняла? Мы из разных миров и не можем быть вместе!

– Тогда я останусь в Фуфляндии! - мигом сообразила я.

– И думать забудь, - он отвернулся и пошел к речке умыться.

Странный какой-то, пару дней назад он относился ко мне куда нежнее. Неужели ему не понравился мой сон? В шоппинге нет ничего страшного. Хотя… для Ди это слово незнакомо, а, возможно, на их языке оно означает что-то очень плохое. Я боялась и подумать, что я так просто обидела моего спутника, моего любимого колдуна.

– Если хочешь попасть к вампирам этой ночью, нам уже как три часа надо быть в пути, - бросил маг, проходя мимо меня.

Есть, начальник. Мария Сусанина уже готова. Я быстро умылась и причесалась. Жаль, что лак пришлось оставить в дома дроу-пердуна, и теперь мои волосы уже никогда в этом путешествии не будут так хорошо уло…

– Ой, спасибо, Ди!

Маг провел рукой по моим волосам, и прическа приняла ту форму, что обычно она держала только с помощью лака. Все-таки, если не говорить с ним о любви, то он вполне полезный экземпляр.

Мы расселись по лошадкам и вскоре уже мчались (если можно так сказать о пешеходной скорости Муму) по степи.

На нас никто не нападал, а если Ди и замечал приближающееся животное, то тут же говорил отпугивающее заклинание и направлял его на непрошенных гостей. Эх, почему он так не поступил с дроу, если знал, что те настолько опасны. Этот вопрос пока останется для меня тайной. А я потратила на битву с ними два ценнейших артефакта из моей сумочки.

Как и говорил Димиан, к вечеру мы достигли черных стен готического замка. Никаких сомнений и быть не могло, перед нами возвышался Розерштадт.

Башни этого замка казались намного выше и величественнее, чем в Лутиниэле. Но в то же время, слепленные из черного камня, украшенные массивными золотыми узорами, они не вселяли того чувства легкости, которое я почувствовала, стоя под вычурными завитушками эльфийского замка. И мне почему-то казалось, что внутри этого замка будет обычный дом с красными коврами и черными диванами, а не большой город со своим собственным небом, хрустальной луной и перламутровыми деревьями.

В отличие от эльфов, вампиры посадили вокруг своего жилища толстые дубы, вокруг которых, словно пчелки, летали свиньи. Да-да, я не ошиблась. В наступающей темноте я разглядела парящих в воздухе поросюшек. Они садились на толстые ветки дубов, срывали желуди и улетали в дупла, которые сделали чуть пониже в стволах тех же дубов. Вот бы Вини-Пуху такие крылья, подумала я. А потом еще раз посмотрела на зловещую улыбку золотого черепа, что красовался на воротах замка.

Крикнуть: "Открывайте, к вам пришла Мария Сусанина", - было по меньшей мере глупо, потому что мой голос с легкостью бы затерялся в этом замке, не достигнув ушей его хозяина.

Я постучала, но собственного стука не услышала. Наверное. Только корооедов распугала, которые мирно пожирали дерево двери.

– Димиан, мне надо попасть вовнутрь! Уже темно, и я боюсь! - я всем телом прижалась к нему.

И он не стал меня отталкивать или бить, как то было утром. Наверное, мой страх передался и ему, и он сказал:

– Ничего, в полночь дверь откроется сама.

А дальше он поведал страшную легенду, что вечноживущие вампиры не способны покинуть стен родного замка, ровно в полночь они открывают дверь и посылают зов своим жертвам. И тот, кто переступит порог их дома, никогда уже не выйдет из Розерштадта таким, как прежде.

Насколько я знала по фантастическим романам, вампиры могли либо инициировать жертву, и тогда она становилась вампиром; либо высосать всю кровь, в таком разе пострадавший становился зомби. Ничего, Избранных этот пункт не должен касаться, и раз я пришла сюда с помощью, то и выйду из Розерштадта победительницей, не иначе.

– Не будь так самоуверенна, - предупредил меня Ди.

Но я прекрасно знала, что я должна дойти до конца своего пути в Фуфляндии: полюбоваться на прикованного к скале Властелина Тьмы и объявить ему о полнейшей и безоговорочной победе добра над злом. И никакой мучающийся жаждой вампир не мог стоять у меня на пути. Тем более, кровопийцам нужна была помощь, и я пришла их спасать. Неужели они не забудут о своих правилах только ради того, чтоб спасти собственные шкуры? Если нет, значит я им скажу, что таких кретинов я еще в жизни не видела.

Так, что там рассказывала Кассандрия о бедах вампирских? Они утратили вкус крови, вроде бы, и за последние годы в их племени не прибавилось ни одного высшего вампира. Интересно еще и то, что Властелин Тьмы присутствовал при этом и смог покинуть замок таким, каким он был прежде. Кроме того, была еще и Зина Лесова. Готова поспорить, что моя предшественница прошлась по коридорам Розерштадта.

Я не заметила, пока думала, как прошло время. И только жалобный скрип двери вернул меня в реальность.

– Началось! - словно ребенок, которого привели полюбоваться салютом, прыгала я.

Димиан спокойно подошел к отпертой двери и толкнул ее от себя. Тяжело, грузно скрипя, дверь начала открываться, и я просочилась внутрь вперед Димиана.

"Иди ко мне, иди, я покажу тебе счастье!" - шептал совсем юный мальчишеский голос.

Он был настолько красив, что обвораживал меня. Руки не хотели двигаться, а ноги чуть ли не вели меня туда, откуда шептали.

– Ты попалась на зов! - хлопнул меня по затылку Димиан.

– Но он так красив, - причмокнув, решила с ним поспорить я.

– Еще бы, - он тряхнул меня за плечи, и я мигом забыла о зове, - тебя манят, а приманка обычно сладка. Но попадешься ты на крючок, и что?

Да ничего, предстану перед вампиром и дам ему визитную карточку главного врача центра переливания крови. Пусть названивает и спрашивает, когда там появится бутыль с кровью нужной ему группы. Задача-то проще пареной репы. Это вам не орков по соревнованиям гонять. Тем более, я была уверена, магия меня не подведет, и я достану нужную визитку. Потом мы с Димианом уедем прочь. Никто же не говорил, что служба экстренной помощи должна добиваться результата в случае смертельной опасности. Мы просто предложим парню возможность… эй, Димиан…

Я даже не заметила, как маг, поддавшись на зов, оставил меня одну в раздумьях у входа и направился к широкой лестнице, вверху которой стоял невысокий худой паренек. Таких, как он, в школе обычно называли ботаниками, детками интеллигенции: причесанный очкарик с бледной кожей, костюм выглажен, бант на шее завязан аккуратно, ботинки блестят от только что втертого в кожу крема. И его отрешенные красные глаза грустно смотрят на окружающий мир. Таких ребят не получится насмешить, обрадовать или просто поднять им настроение. Скучный отличник, вот как я называла подобных личностей.

В два прыжка я очутилась рядом с Димианом и огрела его мечом по голове.

– Эй, ты чего, Мари? - слезы навернулись на его глаза, а на затылке, уверена, будет шишка.

– А ты глянь! - я ткнула пальцем вверх, где и стоял вампиреныш.

– Тьфу, - плюнул себе под ноги Ди. - Поддался.

Мы стояли внизу и смотрели на этого живого мертвеца, кровопийцу. А он медленно ступая по мягкому ковру, устилающему лестницу, спускался к нам.

– Вы решите, кого я пью сегодня, а кого - завтра, - равнодушным, мертвенно-холодным голосом сказал мальчик, остановившись на середине лестницы.

– Никого! - сказала я, как отрезала. - Я пришла спасти ваш род! Я - великая Избранная Фуфлиндии Мария Сусанина. В Пророчестве сказано, что я помогу всем, кто пострадал от Властелина Тьмы, найти Свет жизни.

– Но мне не нужен свет. Если луч солнца упадет на мою кожу, я погибну, - вампиреныш потупил глаза.

Ага, значит, байки о светобоязни - правда. Ой, какая я дура. Прежде, чем идти в гости к вампирам надо было запастись осиновыми кольями и чесноком. Ладно, проехали. Теперь придется при случае спасаться бегством и заклинаниями света.

– Ты не понял, - улыбнулась я пареньку. - Я пришла, чтобы избавить ваш род от зла, что причинил вам Темный Властелин.

– Но он не причи… - Ди почему-то зактнул рот вампиренышу.

Пока мы разговаривали с мальчиком, колдун поднялся по лестнице и, зажав рот вампира рукой, повел его наверх.

* * *

Так, прокольчик вышел. Еще немного, и Мария узнает, что и пророчества никакого нет на этом свете! Я схватил вампиреныша, и мы забрались с ним на второй этаж. Пока Мария соображает, что к чему, я прижался лбом к ледяной голове жителя замка и принялся сбивчиво передавать нужную информацию: "Наври что-нибудь, подыграй, надо, чтобы эта девушка почувствовала себя героиней, иначе она не позволит мне вернуть ее домой. Я заплачу. Хочешь, деньгами, хочешь - бочку крови достану!"

"Договорились!" - щекотнула мои извилины мысль вампиреныша.

Вот и славненько. Лишь бы он придумал для Марии что-нибудь пафосное.

* * *

Я побежала следом за Ди и вампиром. Когда я достигла их, они стояли друг напротив друга, прижавшись лбами. Что бы это значило - я не понимала, но когда они закончили свой сеанс медитации, вампиреныш, преданными красными глязками глядя на меня, заявил:

– Мой папа сломал зубки о голема, вызванного Темным Властелином, и теперь не может укусить даже козу.

Ну, это мы проходили, дракона починили, значит, и вампирчику протезы вставим! Только бы разобраться, почему отец моего собеседника был настолько глуп, чтобы кусать камень.

О, то была долгая история. Вампиреныш, представившийся как Драко, проводил меня и Ди в гостиную на третьем этаже. Там горели тусклые свечи, и я чуть не промазала мимо кресла, чем рассмешила мальчонку-кровопийцу.

Драко жил в пустынном замке уже триста лет. Когда он, тринадцатилетним ребенком пришел сюда из соседнего человеческого королевства, им двигало несказанное любопытство. В те времена в Розерштадте ходили легенды, будто это заброшенный дом, в котором нет ни одной души. Как поведал нам рассказчик, эта байка и была создана вампирами, чтобы заманивать сюда любопытных прохожих.

В ту ночь Драко и познакомился со своим вторым отцом и заново родился на этот свет. Оказывается, отцом вампиры зовут того, кто дает им вечную жизнь, инициирует их. Кровный папашка нашего собеседника, естественно, давно уже спал холодным сном могилы, зато хозяин - был в полном здравии. Вико, так звали отца мальчика, жил в дальней башне и последние два года сильно хворал. А после нападения на замок Темного Властелина, кое вампиры с блеском отразили, в Розерштадт завалилась очень странная компания: две девушки и два парня.

Люди - подумали Драко и Вико. Парнишка позвал к себе девушек, а отец - парней. О, как вкусна по словам вампиреныша была кровь этих двух странствующих девственниц. Горячая, чистая, густая, обалденье просто, - так пересказывал мне свои ощущения Драко. Ему было жалко убивать странниц, и он инициировал их, а потом перенес в вампирскую деревню, где жили все "дети" Драко и Вико.

– А почему вы вам не поселить их в замке? - перебила я рассказчика.

– Это родовое поместье. И тут Вико оставляет только тех, кто согласен вступить в его семью.

У Вико была и жена, только она погибла от солнечных лучей, когда один из легендарных героев решил похитить прекрасную женщину из "заточения". Не знал парень, что Лизе нельзя было покидать пределов своего замка днем. Только герой вышел с красавицей на руках на солнечный свет, она исчезла, и только горстка пепла посыпала землю.

Это случилось сто лет назад. И с тех пор Вико так и не женился. Драко сказал, что отец до сих пор не может забыть своей прекрасной жены.

– Зато я хочу жениться, но еще ни одна девушка, пришедшая в этот замок, не согласилась!

– И я против! - я сразу решила пресечь матримониальные желания Драко.

Не знаю, что он думал в этот момент, но он решил вернуться к истории о странниках. Значит, девиц он покусал, замуж они не пошли, и поэтому оказались сосланными в вампирскую деревню. А отец с превеликим удовольствием инициировал одного парня и принялся было за другого, как вдруг схватился за челюсть и отскочил прочь от оглушенного им только что тела.

"Гофем, гофем", - шепелявя, вопил Вико.

Драко принес свечи и озарил светом шею, об которую сломал зубы его отец. О, то был истинный камень. Два вампира ощупали все тело этого человека и пришли к одному выводу: кто-то подослал к ним голема в человеческой одежде.

– А наутро человек-голем сбежал. Кто это был, я так и не знаю. Его покусанные товарищи до сих пор живут в нашей деревне, а о каменном существе не было слышно ни в одном королевстве: он взялся ниоткуда, туда же и сгинул. Поэтому я и говорю, что послан он был нам в качестве мести за победу Властелином Тьмы.

– Я осмотрю твоего отца, Драко, как и договорились, и постараюсь нарастить ему зубы. Но в качестве платы за нашу работу, ни вы, ни жители вашей деревни не трогают меня и Ди.

Сделка была полноценной: вампир сможет самостоятельно прокусывать шейные артерии случайно забредших гостей, а я выхожу из воды сухой. Драко послушно кивнул и предложил проводить нас в спальню отца.

Мы с Димианом встали.

– Может, я пойду одна? - предложила я своего возлюбленному.

По большей части я боялась, что если больной вампир увидит двоих здоровых людей, то одного обязательно покусает.

– Нет, Мари, - он взял меня за руку, и мое сердце чуть не выскочило из груди, - я за тебя боюсь.

– Идем? - спросил Драко, и мы последовали за ним по длинному красному коридору.

На стенах висели портреты людей с красными глазами, как я поняла, вампиров. Скорее всего, это были все родственники старика Вико, которые проживали в деревне неподалеку. Счастливые лица краснооких словно водили хоровод вокруг меня. Я шла и мимо меня проплывала то белокурая девочка, то рыжая ведьма, то синеволосый парень, похожий на дроу, а то орк в белом парике. Все они были настолько разными, что не скажи Драко о родственных связях, я бы даже одной расой их не назвала. Вот на меня грустными вишневыми глазами смотрит лысый старик, а уже я прохожу мимо черноволосой загорелой девушки-циганки…

– Ну и аппетиты, - протянула я.

– Да уж… - раздалось из-за пазухи у Димиана.

То был Филька, о существовании которого я успела позабыть. То ли зайчик долго спал, то ли у него не было настроения общаться. Но он с не меньшим любопытством разглядывал родственников беззубого вампира.

– Пришли, - наконец-то, спустя час после нашей беседы в гостиной, сказал Драко, остановившись у высокой красной двери.

Он легко толкнул ее от себя, и перед нами открылась комната с не менее высокими, чем в коридоре, потолками и алыми стенами. Там не висело ни одного портрета, стены были голыми, а посреди комнаты стоял покрытый лаком черный гроб с золотым крестом на крышке.

Драко подошел к нему и открыл.

Я на цыпочках последовала за ним, со страхом глядя через плечо вампирчику. Больше всего на свете я боялась увидеть мертвеца во гробу. Я не представляла, как человек мог стать тело, покрытым серыми пятнами. Но, к моему счастью, в гробу спало живое существо. Да, Вико был бледен, и его длинные до плеч черные волосы только подчеркивали его жутко светлый цвет кожи. Его большие, впалые веки приоткрылись, и я поймала на себе коварный взгляд двух красных глаз.

Я сделала шаг назад, но потом, шепнув под нос: "Избранные - не трусихи!" - подошла к гробу.

Вампир к тому времени уже встал и разминал затекшие за день руки. Если бы мне кто сказал, что передо мной сейчас сидел отец Драко, я бы не поверила. Да, присутствовало некое внешнее сходство, возможно, эти два вампира были дальними родственниками, но разница в возрасте, скорее, говорила о том, что передо мной два брата.

– Здравствуйте, почтенный Вико, - поклонилась я перед гробом. - Я Мария Сусанина из Южного Бутова, я Избранная, которой предначертано спасти Фуфляндию от последствий похода Властелина Тьмы. И я явилась сюда, чтобы подлечить ваши зубы.

– Фпафибо, - грустная улыбка украсила его и без того прекрасное лицо.

О, если бы Вико не был вампиром, я бы в него влюбилась. Этот взгляд преданного песика, этот орлиный нос, эти широкие плечи… я только представила, как он будет нести меня на руках из загса, и чуть не утонула в собственных розовых мечтах.

Вампир покинул свой гроб, и мы снова целый час возвращались в гостиную. Говорила же я Димиану, что не надо за мной ходить. Никто меня не покусает! А он не слушался, пусть теперь ноги и сбивает.

Драко усадил отца в кресло, и тот открыл рот. О, знакомая история, у меня как-то тоже пломба из клыка выпала: мне предложили либо коронку поставить, либо надточать импортной пломбой. Я согласилась на первое, и теперь у меня вместо левого клыка протез. А вот в Фуфляндии стоматология до такой степени не была развита, и вампир, лишившийся зубов, становился инвалидом.

Ди взял меня за руки и шепнул на ушко, мол, повторим трюк с драконом. Я хотела все сделать сама, но он настоял. И через пять минут у нашего клиента оба клыка были в полном порядке. Но я и на этом не остановилась. Я побаивалась, что меня покусают, и решила проверить зубы вампирчика и на кариес.

К сожалению, больше лечить ничего не пришлось, и я отпустила пациента.

– О, как я рад, улыбнулся вампир, а его длинные зловещие клыки сверкнули в свете лампад.

Но я ни капельки не боялась, потому что договорилась с его сыном.

– Вот и замечательно, - хлопнула я в ладоши. - Пророчество касательно вампиров, не способных пить кровь, я тоже выполнила! Осталось только посетить замок Фуфлориана и домой?!

– О, не так быстро, иномирянка, - склонил передо мной голову Вико. - Ты не знаешь, насколько я тебе благодарен, и как мне хочется вонзить зубы в артерию юной девственницы. Сегодня же направлю зов в ближайшее королевство. А тебе я позволю покинуть замок такой, какая ты есть, при одном условии.

Сердце ёкнуло в моей груди. Не упаси Господи, он попросит в жертву Димиана. Но я не стала показывать беспокойства и твердо попросила говорить все начистоту.

– Ты, о, прекраснейшая Мария Сусанина, останешься на завтрашнюю ночь Полнолуния в нашем замке. У нас будет бал, и я хочу, чтобы он был посвящен вашей персоне.

– Я тронута, - ахнула я.

Зато Димиан был хмурее тучи. Ну, ничего, за сутки я успею убедить его, что вампирский бал - это классно.

– Наш фамильный призрак проводит вас, почтенные, в ваши комнаты. Днем вы можете делать все, что угодно, а в полночь ждем вас в гостиной, - объявил нам Драко, - а сейчас ночь уже заканчивается, и нам пора по гробам.

Вдруг из-под земли вынырнуло что-то белое и бесформенное. Через несколько секунд в нем образовалось три дырки - глаза и рот. Привидение, поняла я…

Ухая и охая, понесся призрак по коридору, что мы с Димианом еле поспевали за ним.

– Да, ваших коней наш призрак привяжет у ворот! - крикнул в след Вико.

И замечательно. Завтра я устрою тут дискотеку по первому классу!

Дойдя до покоев почтенного гостя, мы с Ди синхронно рухнули в постель и заснули. Точнее, мой волшебник провалился в царство Морфея сразу, как его голова коснулась подушки, а мне хватило сил посетить ванную комнату, вымыться, причесаться и накрасить ногти.

Мы проспали полдня, а потом отправились гулять по замку. Ди все время бубнил мне на ухо всякие вампирские легенды, которые меня теперь не очень-то и интересовали. У меня был уговор с Драко, и тот не посмеет его нарушить.

– Ты ввязалась в очень опасную игру, Мария, - то и дело говорил Димиан. - И, пойми меня правильно, я не буду отменять инициацию.

– А можно вампира сделать обратно человеком? - я повернулась к нему.

У меня в мыслях тут же родился план стать на некоторое время вампиром, отправиться в Москву, покусать всех неугодных мне людей, вернуться в Фуфляндию, снять инициацию и жить припеваючи в идеальном мире.

– Не всегда, - почему-то покраснев, сказал Ди, - девственницу можно вернуть к нормальной жизни, но если попытка обращения не удастся, то она навсегда останется вампиром. Остальных никак не сделать людьми. Так что, даже и не проси укусить тебя, ясно?

– Я что, дура? - единственное, что я могла спросить в этой ситуации.

Как только солнце полностью скрылось за горизонтом я увидела, как в сторону замка потянулись повозки, в которых сидело по несколько человек. Ой, то есть, вампиров, конечно. Издали нелюдя сложно было отличить от обычного человека: ни цвет кожи в глаза в темноте не бросается, ни глаза не сверкают кроваво-красным.

– Пора наряжаться! - я стояла перед зеркалом в одном нижнем белье, а раскрасневшийся Ди устроился у зеркала на противоположной стене и любовался своим черным камзолом, что одолжил ему на этот вечер Драко.

– Ди, как считаешь, мне лучше голубенькое, зелененькое или розовенькое? - надув губки, я не могла выбрать, какое платье мне наколдовать себе на этот вечер.

Правда, Драко и мне предлагал кое-что из нарядов Лизы, но потом оказалось, что жена Вико была много ниже меня и к тому же толще, поэтому я решила положиться на собственные силы.

– Беленькое в красный горошек, - хихикнул колдун, и я, прищелкнув пальцами, тут же облачилась в рекомендуемый им наряд.

Я сотворила себе бальное платье с широкой оборкой на плечах и груди, облегающее до бедер, а далее идущее пятью клешами. Я достала из кожаного свертка свои босоножки на шпильках и надела их. О, я себе начинала нравиться.

* * *

А мне уже так понравилось над ней шутить, что я решил создать гениальнейшую иллюзию. Мне и ей кажется, что она в этом пятнистом дурацком платье, а остальные будут видеть девицу в трусиках и лифчике. О, как я опозорю эту Марию. Не только эльфы теперь, но и вампиры сложат об иномирянах из Москвы соответствующие баллады. Хотя, нет, не буду я так шутить, у меня не получится подговорить всю толпу вампиров не ляпнуть при случае: "А девица-то голая"! И я прочитал другое заклинание. Теперь все будут видеть Мари в ее пятнистом платье.

* * *

Кажется, Ди я понравилась. Он так долго и пристально рассматривал мое платье, что у меня в душе начала теплиться надежда, что не сегодня, так завтра ночью он будет мой. Он подал мне руку, и мы отправились в гостиную. Филька сидел на его левом плече, словно попугай у пирата, и изредка бросал проходившим мимо нас вампирам колкие замечания: длинноносый, красноглазый, мертвечина ходячая и т.д. А Димиан постоянно одергивал зайчонка, чтобы он не обижал гостеприимных хозяев.

В гостиной было жарко. Вампиры, хоть и неживые, но дышат тем же, что и мы. Следовательно, надышали они прилично. Я быстренько наколдовала себе розовый веер и прошла в самый центр комнаты. Гости пили красное из высоких бокалов.

Тут ко мне подлетел призрак с подносом, на котором стояла выпивка и настойчиво предложил нам с Ди тоже испробовать.

Я взяла бокал и пригубила. Нет, там было далеко не вино. Горячая жижа с металлическим привкусом оставила неприятные ощущения на языке, и я поставила бокал в сторону. Димиан, вообще, отказался пить, глянув на призрака ясными голубыми глазами.

– О, простите, почтенные гости, - раскланялось привидение и забрало у нас бокалы, в том числе и мой.

– Ты выпила это? - толкнул меня в бок Ди.

– Да, редкостная гадость, - фыркнула я.

– Зря ты это сделала, слышь?

Вечно он меня учит.

– Ладно, я сейчас приду, - улыбнулась я спутнику и его зайчонку и встала.

Я нашла взглядом хозяев замка и побежала к ним.

– О, Мария! - обрадовано посмотрел мне в глаза Вико.

Что-то не понравилось мне в его взгляде, но жар, ударивший мне в голову, не дал домыслить.

После вампир вышел в середину залы и объявил, что сегодняшняя вечеринка посвящается мне, и дал мне в руки опять бокал с красной гадостью. Скорее всего, то была кровь, что еще могли с такие упоением принимать вампиры внутрь?

– Пей до дна за наше здоровье! - улыбка Драко, обрамленная длинными клыками запечаталась в моей памяти, когда я закрыла глаза и влила себе в рот целый бокал горячей крови.

– Не надо! - где-то далеко-далеко я услышала чуть различимый голос Димиана.

Я поставила бокал на поднос и посмотрела на толпу. Все аплодировали мне, и я была от этого на седьмом небе от счастья. Мой маг пробрался в первый ряд и шепнул:

– Что ты с собой сделала, Мари?

Я его не понимала. Он знал что-то о вампирах. Но я не нуждалась в этой информации. Я заключила договор с Драко и, следуя вампирьей чести, он не мог ослушаться. Что я с собой сделала? Ничего особенного, неужели я не могу один разок попробовать крови? Если ты, Ди, запрещаешь мне стать настоящим вампиром, то на этой вечеринке хочу не чувствовать себя белой вороной, пьющей вино или воду.

Я подошла к зеркалу, чтобы поправить кудряшки, и не заметила, как некто оттащил меня оттуда за плечи.

В зале звучал вальс, и меня закружили. Только на втором куплете я заметила, что вальсирует со мной Драко.

– Ой, у меня кругом голова идет, и я даже не заметила, кто пригласил меня.

– А девушке вовсе не обязательно знать, кто ее пригласил. Мы все прекрасны, не так ли.

Я не видела ничего, кроме его очаровательных красных глаз. Его выщипанный дугой брови гармонично обрамляли их, что парень казался мне идеальной картинкой со страниц глянцевого журнала.

Я не обращала внимания, куда ступают мои ноги. Я никогда не танцевала вальс, мне куда привычнее были дискотечные дрыганья задницей, но почему-то сейчас мне казалось, что я с рождения умею вытворять эти па, и двигаюсь я правильно, без запинки, не наступая никому на ноги. А ведь когда-то я считала себя неуклюжей слонихой, не иначе. Ну, слонихой-дистрофиком, потому что я стройная и красивая, вот!

– О, некрасивых вампиров не бывает!

И я не лукавила. За весь вечер я не нашла в этом зале ни одного уродливого кровопийцы. У меня даже сложилось впечатление, что некий злой властелин похитил из нашего мира всех симпатичных парней, переселил их в Фуфляндию, кого-то сделал магами, кого-то - эльфами, а кого-то - вампирами, а потом отправил в эту страну меня, глумясь: "Глянь, куда я всех твоих потенциальных женихов зафигачил".

– Как жаль, что ты не хочешь выйти за меня замуж… - он уткнулся носом в мое плечо.

И в этот момент мне стало настолько жаль Драко, что желание выйти за него начало пересиливать все: и цель спасти людское королевство, и желание вернуться в Москву и даже мою розовую мечту - охмурить Диму. Мне начало казаться, что прекраснее этого юного с виду интеллигентного вампирчика нет никого на белом свете. Я закрыла глаза и поцеловала его в алые, но такие холодные губы.

– Я знал, что ты влюбилась в меня с первого взгляда, - тихо сказал он. - И ты хочешь быть моей женой, несмотря на то, что ты наговорила вчера.

Его слова звучали как утверждения. Он не спрашивал, он знал все наперед. Он решил за меня, и его решение мне нравилось.

– Мы поженимся сегодня ночью, - голос Драко не смолкал у меня над ухом, а вальс все продолжался, - мы будем жить счастливо столько тысяч лет, сколько ты захочешь. Ты навсегда останешься молодой и прекрасной. Да, ты не сможешь родить своего ребенка, но у нас будут сотни детей… которых ты будешь любить не меньше, чем выношенных в собственном утробе.

Каждое слово добавляло мне уверенности, что я сделаю правильный выбор, если останусь в замке Розенштадт вместе с Драко, а Димиан отправится своей дорогой. Он там что-то говорил, будто дел у него невпроворот.

– Да, я согласна, - особо не раздумывая сказала я молоденькому вампирчику, - только попрощаюсь с Ди, и буду навсегда твоей.

– Это лишнее… - его холодный лоб прикоснулся в моей щеке.

Да, он ниже меня и выглядит младше. Да, мама никогда не одобрит моего брака на человеке, который старше меня на триста лет. Но я с ним буду счастлива. И это самое главное.

– Нет, я попрощаюсь…

Моя горячая рука оставила теплый след на его ледяной ладони, и я побежала через весь зал в поисках Димиана.

И даже отойдя от вампиреныша, я была твердо уверена, что он - мое единственное и неповторимое счастье, и что если я упущу такой шанс, то буду потом вечно корить себя, коли останусь старой девой.

Мой взгляд остановился на зеркале в коридоре. Я бежала и вдруг встала как вкопанная. На меня смотрела я… но не совсем я… Вроде и личико круглое, и носик задран кверху, и веснушки на щеках, и губки полные, накрашенные розовой помадой, только взгляд какой-то другой, совсем отличающийся от того, что был несколько часов назад, когда я крутилась у зеркала, примеряя наряд.

Я стала взрослее, решила я… Я потом меня словно холодной водой облило. Мои зеленые глаза вдруг покраснели… Словно я прошла инициацию. Я подошла к зеркалу поближе, и осмотрела шею. Нет, меня не покусали. Но это временно. Я остаюсь, я должна привыкнуть к красным глазам.

– Я же говорил тебе, Мари, не пить, - корящий голос Димиана раздался у меня за спиной.

– А мне понравилось, - прикрыв глаза, ответила я.

Я не хотела, чтобы Ди видел, как я наполовину стала вампиршей, и что через несколько минут я отдамся Драко. Я буду его женой, я подставлю ему мою шею, а потом у нас будет незабываемая ночь вдвоем. Уж лучше лишиться девственности с вампиром, чем с парнем из Интернета.

– Мари, нам надо уходить, не то…

– Я остаюсь, а ты уходишь.

Я отвернулась и побежала в гостиную. Наверняка, Димиан отправился за мной. Я хотела только одного: как можно быстрее оказаться в объятьях вампира. Ди - хороший парень, но он равнодушен ко мне, а вампиреныш, несмотря на свое происхождение, сразу сделал мне предложение и не стал откладывать. Вот таких мужчин я люблю. Тем более, Драко интеллигентный парень и не рокер.

Я нашла его в центре зала и шепнула: "Идем". Мой вомпирчик кивнул в, обхватив меня за талию, повел куда-то.

Сначала мы целый час любовались полной луной на террасе, и Драко сказал мне:

– Все браки между вампирами свершаются в полнолуние…

– Романтично, - я смотрела на сверкающие в небе звезды.

О, отныне я больше никогда не увижу солнца, и каждую ночь смогу гулять с мужем под луной. Какое счастье. Я всегда так и представляла настоящую любовь: звезды, месяц, он и она, и больше ни-ко-го.

Его холодные губы слились с моими горячими в страстном поцелуе,, и он взял меня на руки и унес в свою комнату. Там в углу стоял черный гроб, как и у отца Драко. Он посадил меня на диванчик у окна и убрал волосы с шеи…

– Не бойся, это не больно, расслабься.

Холод от его рук прошел по моим плечам, сорвал с меня платье, которое ненужным грузом упало на мягкий красный ковер.

Мягкие губы вампира ласково щипали меня за щеку, за ухо, за шею… моя голова коснулась гобелена дивана, и тут… мои глаза широко распахнулись, мне показалось, будто кто-то вонзил мне в шею две широких острых иглы. Но я не кричала, и больно мне действительно не было. Словно заморозило мне шею, мне было не вздохнуть, и я видела только одно - алый крест с золотыми фентифлюшками, нарисованный неизвестным мне живописцем. И я чувствовала, как ледяной холод тела моего будущего мужа проникает в мои жилы. Его грудь лежала на моей, но в нем не билось сердца…

– Я тебя люблю, люблю, люблю, ты меня слышишь? - огонь объял мое обнаженное тело.

Знакомый голос. Драко, мой милый Драко. Я закрыла глаза и провалилась в забытье.

* * *

Я ее предупреждал. Намеками, потому что напрямую сказать стеснялся. И она попалась в тот самый капкан.

Разве можно быть до такой степени любопытной, чтобы напиться крови вместо вина! Да, я ей не сказал, что если человек изопьет из вампирского бокала, то начнется процесс обращения. Тогда разум его притупится, и человек станет подвержен зову до такой степени сильно, что его невозможно будет вывести из состояния гипноза.

Вампиры - хитрые твари. Они никогда своего не упустят. Зато я отдал свою подопечную им из рук в руки. Надо было хватать ее в охапку и бежать из этого замка еще вчерашней ночью после исцеления зуб этого Вико.

Как мне не понравилась реплика старого вампира о том, что он жаждет свежей крови. Если не Марию, то меня, точно покусают.

И вот я вижу, каким наглым образом эти двое опоили мою подопечную. Да, да, да, я буду рад, если ее от меня заберут, да, я не попаду под трибунал, если Мария выйдет замуж за Драко, как она и грозится. Но что-то тревожное бьется в моей груди. И имя ему сердце. Но что-то противное щиплет мою душу. И имя ему совесть.

Почему-то, когда я увидел красноглазую Марию, крутящейся у зеркала и хвастающей о скором ее замужестве с Драко, мне стало не по себе. "Не допусти этого, Димиан!" - пронеслось у меня в голове.

Я постараюсь. Я спрятал Фильку в астрал и на цыпочках отправился вслед за девушкой. Я не знал, что делать, главное, не допустить полной инициации. Тем более, эта ненормальная решила в ту же ночь лишиться девственности. Ой, будь я девушкой, никогда бы не стал спать с вампиром, будь он трижды красив. А вампирки меня не прельщали. Я не любил их худые лица и впалые глаза, и с этим ничего не могли поделать даже сильные привороты.

Помнится, был у нас в магической школе один урок на тему "Устоять перед зовом". И магистр привел нам в лабораторию как раз похотливую девушку-вампира. Она опоила меня кровью, оговорила, очаровала, но своего не добилась, мое заклятье, которым я защитил собственный разум, не позволило ей полностью завладеть моей душой. За это я получил высший балл. А теперь мне надо было достать из пасти вампира мой подопытный экземпляр.

Мне вдруг подумалось, что если я в отчете напишу о геройском поступке спасения очарованной вампиром, то это очень сильно повысит мой балл, потому что избавить от влечения к вампиру - очень сложно.

Я затаился в кустах на террасе и наблюдал, как мило ворковали Мария с Драко, и чуть не уснул, когда вдруг заметил, что жених тащит невесту прочь с балкона.

Мне пришлось держаться на расстоянии. Поэтому я чуть не опоздал. Когда я вбежал в комнату, раздетая Мария уже лежала на диване, а вампир, расстегивая брюки, впился в ее шею. Глаза моей подопечной были похожи на два красных стеклянных шара, рот открыт, а по шее, там, где зубы Драко впились в ее артерию, текла струйка крови.

Это было страшно, и с этим надо было срочно что-то делать. Инициация закончилась, главное, не упустить теперь возможности отменить уже содеянное. Судя по тому, что Мария любила называть себя пречистой, я надеялся, что она девственница в свои двадцать лет…

Я закрыл глаза и прочитал заклинание. Вампир и заметить не успел, как невидимая пленка окутала его тело и подняла в воздух.

Он метался и кричал, он не понимал, что с ним происходит, зато я прекрасно знал, что с ним делать. Я выбросил брыкающееся тело в окно. Насколько я помнил, замок был окружен рвом, получалось, Драко по моим расчетам должен был свалиться в окружающий Розенштадт водоем. За два часа до рассвета он сумеет выбраться оттуда только про очень большом желании и воле к жизни. Но это меня не интересовало: спасется - молодец, если нет - сам виноват.

Я встал радом с практически бесчувственным телом моей подопечной. Чтобы отменить инициацию девственницы, нужно сделать ее женщиной, говорилось в учебниках. И это должно произойти по любви. Последнее условие не выполнялось, и я представил, что завтра стану вампиром, и закончу школу живым мертвецом.

Я не любил Марию ни капельки. Ее упругая большая грудь не возбуждала меня. Мне не хотелось прижать к груди эту сломанную только что игрушку, из артерии которой каждую секунду выливалось по полбокала крови. Липкая красная жидкость впитывалась в гобелен одеяла, а моя подопечная, теперь уже не гипотетическая мерисью, а вампирша, шептала "я люблю тебя", явно обращенное не ко мне, а к Драко.

– Я тебя люблю, - повторил я за ней эти три слова.

Получилось как-то легко, когда не смотришь в ее голубые безумные глаза. Нет, если я не верну ее к нормальному состоянию, то уже никогда не услышу ее звонкий смех, никогда не смогу насладиться ее подлыми шуточками, и у меня больше не получится спорить с ней о спасении Фуфляндии. Вампиру это ну нужно.

Я взял ее за подбородок и посмотрел в неживые красные глаза.

– Я люблю тебя, слышишь?

Правда ли это? У меня несколько раз возникало желание обнять эту девушку, возможно, и поцеловать, но не больше. Мы прошли с ней немало дорог. Мы вместе почти месяц. И каждое утро, просыпаясь рядом с ней я думал - лучше бы она спокойно жила в своем мире, не была знакома со мной и нога бы ее не ступала на земли Фуфляндии.

Лучше было бы так. Но случилось иначе. Томиус достал мне именно ее, назвав мерисью. Я в ответе за нее, я не могу бросить ее на полпути. Это работа. Я не хочу отдавать ее вампиру. Какова была моя ярость, когда я выбрасывал его в окно. Я хотел защитить ее от этого шага. Это любовь. Слабая, но любовь. Она хотела переспать со мной. А я - нет. Я говорил, что не испытываю к ней ни малейшего чувства. Это была ложь. Я говорил наперекор, чтобы не чувствовать себя тряпкой.

– Мари, слышишь? Я люблю тебя! Люблю, люблю, люблю!

Я крепко обнял ее и хотел приподнять, но запекшаяся на подушке кровь не дала мне этого сделать. Легким движением пальца я провел по шее, и рана затянулась. Я прижался к ее холодной щеке… У нее такая кровопотеря. Пролежит три недели без сознания…

И поцеловал. Потом еще раз… а потом меня обуяла страсть. Самая обычная страсть к женщине, кою я не мог выплеснуть в своей неразделенной любви к Нюкукулюэль, к невзрачной магичке Катрин, что отчислили на первом курсе, к моей наставнице по боевой магии… В последнем случае я бы стал посмешищем на всю школу. Я наколдовал свою любовь. Просто выдумал ее, представил, что от этого Марии станет лучше. Пусть я буду любить ее, противную моему сознанию, но пусть она не достается нечестным вампирам или вечноживущим эльфам. Мария дурна, но она недостойна быть игрушкой для нелюдей.

We are standing closely skin to skin

Playin' a very old game

In this game of love you always win

Так, вроде, говорилось в ее любимой песне. Мы с тобой радом, щека к щеке, Мария, увлечены древнейшею игрой, и в этой игре любви в любом случае ты победишь… Ты хотела отдаться в эту ночь. Не мне, другому. Но и от меня ты без ума. И я уверен, ты будешь счастлива, узнав, что с тобой случилось после поцелуя вампирских губ.

Железная пряжка моих кожаных штанов тяжело ударилась о паркет… как я небрежен… И все же молва говорит правду, из Розенштадта никто еще не выходил прежним.


Содержание:
 0  Двойная игра : А Котенко  1  Глава 2. Предсказание : А Котенко
 2  Глава 3. Игры для орков : А Котенко  3  Глава 4. Гномий снобизм : А Котенко
 4  Глава 5. Эльфийские песнопения : А Котенко  5  вы читаете: Глава 6. Кипящая кровь : А Котенко
 6  Глава 7. Мастер иллюзий : А Котенко  7  Глава 8. Обалдеть, дайте две! : А Котенко
 8  Глава 9. Дашь мне силу? : А Котенко  9  Использовалась литература : Двойная игра



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.