Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 8. Обалдеть, дайте две! : А Котенко

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9

вы читаете книгу




Глава 8. Обалдеть, дайте две!

Какая радость, Мария не донимала меня до самого утра! Подобной благодати мне не выдавалось ни разу за последний месяц. Я-то думал, что она прибежит ко мне в полночь, да утащит меня в постель. В принципе, я был не против. Но она не пришла. И поэтому я занялся очень важным делом - написанием диплома. И под утро все мои записи были приведены в вид, пригодный для сдачи в магистрат. Осталось только две главы - о Фуфлориане, да и спасении Эйзо, о котором я решил открыть Марии всю правду. По правде говоря, мне было до того жалко тролля, что я и сам хотел снарядить компанию магов, чтобы те сняли волшебные оковы, поставленные Кириллиусом. Но раз представился такой случай, думаю, мне в одиночку хватит сил, чтобы разобраться в заклинаниях моего предшественника. Как я понимал, держат Эйзо прикованным только из-за того, что Зина Лесова до сих пор в Фуфляндии и она до сих пор жива: не хотят ранить душу девушки. Готов поспорить, это создание ничем не лучше моей подопечной.

Я собрал вещи и высунулся в окно. Было раннее утро. Еще душный дневной воздух не навалился на улицы, которые кишели народом. Люди, словно муравьи, сновали туда-сюда. Девушки, разодетые в яркие платья, спешили к главной площади, что перед дворцом. Раздавались громкие крики то глашатаев, то случайных прохожих: "Начинается!"

Надо идти. Я захлопнул ставни и надел плащ. Несмотря на то, что обещало быть жарко, мне очень хотелось закутаться во что-нибудь теплое. То была не болезнь, нет. Просто мне так хотелось.

Я постучал Марии, но никто не открыл. "Наверное, уже убежала… Такие, как она, в первых рядах на игрища приходят", - подумалось мне. Я приоткрыл дверь: комната была пуста. Но что-то не понравилось мне в этой пустоте. Она была какой-то удручающей. Разбросанные по кровати вещи, оставленная поверх одежды книга с проводками, брошенное на стол странное перо. Я подошел и покрутил его в руке. Интересная штуковина. Я черкнул на ладони, и блестящая фиолетовая полоска прошла длинной гладкой линией от большого к безымянному пальцу. Надо же, без чернильницы пишет. Надо будет показать Торрету это изобретение, неслыханно удобно.

Я спрятал пишущую палочку за пазуху и огляделся. Почему-то меня терзали мысли, что Мария была тут только вчера, что она не возвращалась, чтобы переночевать.

Но я прогнал эту ерунду из головы и вышел прочь.

Никогда раньше я еще не был в Фуфеле. Почему - не знаю. Я - простой деревенский волшебник, и не очень люблю большие города. Когда мама ездила со мной на ярмарку, я прятался вглубь повозки, чтобы только не слышать крик ярко разодетых прохожих, а заодно, чтобы свободно разгуливающие орки не утащили меня за собой. Почему-то я в детстве их боялся. Это потом, в школе, этот страх улетучился.

Найти главную площадь мне не составило труда. На ней собирались все. И редкий прохожий плелся в противоположном направлении. Поэтому не прошло и нескольких минут, как моя нога ступила на красную мостовую в центре города.

Я аккуратно пробирался в первые ряды: я ведь не смогу помочь Марии, если окажусь в задних рядах. Тут столько народу, что мысли конкретного человека прочитать весьма проблематично. Лезут в голову шумы. Например, у женщины, мимо которой я прошел, вчера кошка родила шесть котят. Мальчик, которому я чуть не наступил на ногу, потерял любимую игрушку. Вон та девушка в синем платье страдает от неразделенной любви. А бородатый мужчина, которого я случайно толкнул в спину - изменяет жене с малолетней работницей веселого дома. Все это словно распущенный клубок ниток, помещенный в коробочку, запутывалось в одну неудобоваримую катавасию.

Я закрыл уши, чтобы сконцентрироваться, нацелиться на ауру Марии, и тут меня толкнули:

– Прости, дядя, - сказала кудрявая девочка, выбегая вперед меня.

Мне на мгновенье почудилось, что этот ребенок - маленькая копия Мари. Но это невозможно, у нее нет родственников в этом государстве. Меня оттолкнул в сторону мужчина в зеленом плаще. Он взял девочку за руку и повел прочь, рассказывая, что мама сегодня будет участвовать в очень сложном конкурсе.

Как я понял из болтовни публики, мероприятие сие проводилось третий год к ряду, и что финалистке представлялась возможность сразиться с Зиной Лесовой чуть ли не насмерть. Публике нужны зрелища: об этом я читал еще в школе. Но не думал, что люди так любят посмотреть на чужую смерть.

И вот раздался громкий звук фанфар, и на площадь, сопровождаемый дюжиной стражников, женой и дочерью, вышел Фуфлориан.

Я в первый раз в жизни видел короля так близко.

– Отойдите, молодой человек, дайте детям посмотреть! - ворчала на меня женщина сзади.

Ее дети еще в следующий год смогут увидеть Фуфлориана, а я вряд ли снова явлюсь в столицу в дни игрищ. Поэтому я просто сел на землю, скрестив ноги. Я никуда не уйду со своего места, потому что я твердо решил сделать Мари победительницей и описать ее реакцию.

Маг, ответственный за увеличение громкости речи, прочитал требуемое заклинание, и король начал говорить.

– Начинается Третий магический фестиваль имени Зины Лесовой, - его громкий бас проникал в меня до кончиков пальцев, и я, не будучи гражданином его королевства, уже начинал трепетать перед его могуществом, - и, как и предсказывали наши Оракулы, он будет необычным. Сто лучших девушек-магов сразятся сегодня за право называться Великой Волшебницей Фуфляндии. И на этот раз двоим выпадет честь показать истинную силу перед сильнейшими магами всех миров и народов - мерисью.

Меня словно молнией ударило. У Фуфлориана в королевстве жило несколько мерисью, а я тратил время на путешествие с какой-то глупой девочкой, сочинял всякие небылицы… Да теперь Торрет, который, несомненно, стоит где-то в толпе, ни за что не примет мой диплом к защите.

– Введите их! - крикнул Фуфлориан, и музыканты начали играть гимн.

Нужно было встать и склонить голову перед величием короля: это общепринятый обычай у всех людей в нашем мире.

Что я и сделал. Пока толпа внимала звуки священного гимна, ворота замка отворились, и оттуда вывезли высокую телегу, наверху которой были привязаны две хрупкие фигурки.

Несмотря на обычаи, я поднял голову и впился взглядом в одну из них… Она показалась мне очень знакомой.

* * *

Меня бросили в темницу. Открыли передо мной решетчатую дверь и грубо толкнули внутрь. Руки мои до этого держали за спиной, поэтому я полетела, беспорядочно махая ими, и остановилась, только стукнувшись головой об стену.

Я упала на колени и жалостливо посмотрела туда, откуда меня сюда швырнули.

Три стражника, словно близнецы похожие друг на друга, заперли дверь на ключ и ушли.

– За что? Почему? - вопила я вслед. - Вы еще ответите за неподобающее обращение с Избранными! Файербол!

Я вытянула руку вперед, благо, решетка позволяла, но никакого заклинания не слетело с моих пальцев.

В ответ я услышала только нервный хохот.

– Угомонись, - раздалось из угла, и я медленно повернула голову к источнику звука.

В полутьме я сумела различить маленькую фигурку, лежащую на животе посреди разбросанных кусков сена. То была маленькая женщина или даже девочка. Не различишь особо в темноте. Волосы ее до бедер сосульками свешивались с плеч. Явно, в темнице нет душа, и последний раз пленница мылась несколько лет назад.

Она лежала и, грызя перо за кончик, смотрела на большой желтый лист. Девушка бросила на меня грустный взгляд больших темных глаз, а потом, еще разок укусила перо и принялась что-то быстро писать.

– Ты кто? - почему-то именно этот вопрос крутился у меня на языке.

– Уже никто, - тихий голос загнанного зверька.

– Но у тебя же есть имя! - возмутилась я. - Например, меня зовут Мария Сусанина, я приехала из Москвы и я Избранная, которой суждено вывести Фуфляндию из Тьмы!

– Из Москвы, - она сказала это так скептически, что я чуть не разрыдалась, а потом продолжила с той же интонацией, - Избранная… как же… выведешь ты эту дыру из Тьмы!

Ее грустные, большие, потому что впалые, глаза зловеще смотрели на меня, не желавшую вот так просто опускать руки и мириться с заключением.

– Два года назад, - усмехнулась пленница, поправив на себе коротенький топик, - я тоже готова была уничтожить эту решетку из орихалкона и кидалась файерболами, создавала режущие заклятья и даже устроила подкоп. И что?

Она хихикнула. Ее ровные белые зубы, большие по сравнению с маленьким ротиком, немного напугали меня.

Два года. Магия. Потерянные способности. Пленница… Кажется, я поняла, кто сидел со мной в одной камере.

– Зина, - тихо сказала я, впившись в ее крошечное тело глазами.

Как же я раньше не рассмотрела в ней соотечественницу: черные шортики с белыми лампасами, какие продавали на барахолках, красный топик с Сэйлормун на груди… картинку я разглядела, когда девушка села, скрестив ноги, и прижалась спиной к каменной стене… кроссовки на толстой подошве… Так не могла одеваться фуфляндская девица. Уровень развития не тот.

– Откуда ты знаешь мое имя, Маша? - она потупила взгляд и прижала к груди исписанный листок.

– Ты ведь Избранная! И про тебя ходят легенды! - махала руками я. - И я никогда не думала, что Героиня может сидеть в тюрьме.

– Но, как видишь, это так. И теперь у Фуфляндии две героини. Ты знаешь, Фуфлориан меня использует.

Хм, интересно. Я слышала, что Зина сражалась с сильнейшей волшебницей мира два года кряду. Завтра был третий турнир, в котором девушка должна была принять участие.

Она убрала сбившуюся на нос сальную черную прядь, а потом начала свой рассказ. Я не могла поверить ни единому слову, что лились из ее уст.

– Этот мир - сплошная подстава, Маша. Два года назад я наивной школьницей попала сюда. Сама не знаю как. Я просто шла по улице, и у меня возникло стойкое желание, что я должна свернуть в темный переулок. Когда я вышла из него, я стояла на большой черной поляне, а рядом со мной - пропитый старикашка. Я убежала бы от него, если бы меня не поймал Кириллиус.

Мои глаза округлялись. История, чем-то напоминающая мою. Только мага звали иначе. А деда Томиуса она описала точь-в-точь так, как я его и представляла. И мне стало страшно: неужели Ди подстроил мне это приключение, чтобы сдать меня в плен к Фуфлориану.

Дальше Зина говорила о том, что прорицательница, имя которой она не помнит, открыла перед ней тысячелетнее пророчество - надо спасти мир от страшного повелителя Тьмы: зеленого прыщавого и очень сильного. Два месяца пространствовала Зина, покоряя все расы Фуфляндии, пока не нашла в северо-восточных горах своего врага. Что было дальше, я знала и без нее.

– Я не хотела возвращаться в Москву после окончания приключения. Во-первых, у нас с Кириллиусом была назначена свадьба, а во-вторых, я писательница, и для того, чтобы издаться, редактор поставил передо мной программу-минимум - четыре книги. А у меня к окончанию приключения была готова лишь одна.

– Ты пишешь женское фэнтези! - я запрыгала на месте, прихлопывая в ладоши. - Какая радость! Жаль, что ты не вернулась и не опубликовала свой роман.

– Я же говорю, - Зина потупилась, - мне нужно четыре книжки, а не одна. Наутро после боя я не нашла Кириллиуса у костра. То ли он отошел, то ли сбежал. Скорее всего, второе. А потом… из кустов выскочили стражники из Фуфела. Они схватили меня и бросили в эту тюрьму… Без суда и следствия. После этого я не могу колдовать и только сижу вот тут и пишу уже шестой роман о Фуфляндии. Что и тебе советую…

– Писать? - скривилась я. - Я слишком умна, чтобы не тратить время на бумагомарательство.

– Зря ты так, - вздохнула Зина, - писать - это замечательно. Перечитывая свои воспоминания, ты чувствуешь себя свободной, не заточенной в этой клетушке. Кроме того, ты только представь, что издадут твою книжку с яркой обложкой - там твой счастливый улыбающийся портрет… и о твоих приключениях узнают тысячи девушек, которые сидят себе пусть даже не в такой темнице, а за партой в школе или в институте, и ничего, кроме Дебет-десять-кредит-пятьдесят-один в жизни не видели? Ты представь, что они, прочитав о твоих приключениях, будут грезить Фуфляндией.

– Но тут же подстава, ты сама говоришь.

– Это меня подставили. Может, кому-то повезет больше, и он спасет этот мир от еще одного Темного Властелина…

– Слушай, уговорила ты меня стать писательницей, - я улыбнулась.

Не знаю, заметила ли мою улыбку Зина. Она выглядела какой-то отрешенной. Она отодвинула кучу сена и показала мне свой тайник: там лежала стопка мелко исписанной бумаги.

– Мои романы, - горя глазами, сказала она. - Только я окажусь в Москве, наберу на компе и опубликую. Ты ведь умеешь печатать в ворде?

Еще бы я не умела! Нашли дурочку! Как бы я в чатах общалась, если бы долбила по 100 знаков в минуту. 300 символов - отличная скорость, о чем я и похвасталась Зине.

– Вау! - захлопала она в ладоши и на ее грустном, как мне сперва показалось, старческом лице загорелось столько энтузиазма, что я чуть не ослепла от света ее черных глаз. - А давай мы с тобой будем соавторами! Ты напишешь о себе, я - о себе, и назовем этот роман "Две судьбы"!

– Давай! И мы станем еще более великими, чем Ольга Громыко и Оксана Панкеева вместе взятые, правда?

Кажется, я уже начала читать мысли Зины, а она - мои. Я продолжала сказанное ей, а она - мной.

Но после этой фразы ее радость куда-то улетучилась:

– Не сомневаюсь, две головы - это замечательно, - она встала и подошла к маленькому окошку подышать воздухом.

Ее маленькая полутораметровая фигурка не дотягивалась, и девушка несколько минут стояла на цыпочках. А потом она вернулась на свою кучу сена и, закрыв лицо руками, заплакала.

– Что с тобой?

– Маша, - всхлипнула моя новая подруга (а иначе я Зиночку и не назову, такой подруги у меня еще никогда не было), - ты задела за живое. Да, я пишу лучше Ольги Громыко, но я - узница. Я не могу сбежать из тюрьмы. Понимаешь? Я два года не могу вернуться домой. Каждое лето меня используют как предмет для насмешек. Они называют меня мерисью, то есть, Марией-Сузанной, величайшей Героиней женского фэнтези. Они делают это с такой насмешкой, что мое сердце готово разорваться на части. Оскорблять Величайшую - это грех.

Кто такая эта Мария, перед которой преклонялась подружка, я не знала, и тут же спросила ее. Ой, и темнота же я. Мария-Сузанна - это первопроходица в путешествии женщин по мирам. Ее мировоззрение было настолько широко, она была так умна и образованна, что сумела выйти замуж за эльфа какого-то мира и родить ему двоих детей. Как говорила Зина, много великих Дел вершила та женщина, и об этом написано немало песен и баллад во всех мирах.

– Но почему Фуфлориан ненавидит эту женщину? Была ли она в этом мире.

– Скорее всего, да, - Зина легла на пол и уставилась в потолок.

Настолько мудрой женщины я еще не видела. Наверное, она была ясновидящей и читала мои мысли. И это мне в ней очень нравилось. Я даже решила, что она научит меня подобным фокусам, когда мы вернемся в Москву.

– Наверное, она разгневала чем-то Фуфлориана во время своей командировки, - сухо заявила моя собеседница. И теперь король точит зуб на любую иномирянку. Так тебе рассказать, что он со мной вытворяет?

Король хотел убить Зину. Он все время твердил о каком-то пророчестве, в котором было сказано, будто многие миры погибнут от руки мерисью. То есть, Мери-Сью. И он пленил всякую девушку, похожую характером на первопроходицу. Многие оказывались просто дурочками из Фуфляндии, и после короткой разъяснительной беседы Фуфлориан отпускал их. Как сложилась их жизнь - неизвестно. Ходили слухи, что все девочки, желавшие научиться ходить по мирам, отправлялись в школу магии. Иномирянок из Москвы до Зины тут не было, если не считать жительницу из нашего с ней мира Марию-Сузанну.

И как только Фуфлориан собрал все сведения о Зине, он тут же взял ее под стражу. Нет, пытать девушку король не стал. Да, он палил неугодных ему ведьм: таких набиралось по несколько штук в год. В основном, это были преступницы или сумасшедшие. Кто-то из них искал славы, кто-то - смерти. Последнюю находили все, но только не Зина.

– Знала бы ты, Машуль, как иногда я хочу умереть…

С ее-то волей к жизни и славе я не подозревала, что мысли о кончине посещали ее эрудированную головку.

– Полежишь тут с годик, и захочешь наложить на себя руки… но нечем… не сеном же удушиться, правда? А каждый год тебя выводят на площадь как посмешище, и перед тобой стоит волшебница. Тебя называют величайшей всех миров и народов, а она в тебя файерболами швыряется. И потом отлеживаешься по три месяца в эльфийской больнице. Ты не знаешь, как это больно, когда глаз выбьют или руку сломают. А в прошлом году мне еще мышцы перетянули и волосы подожгли. Эти ученицы школы магии жестокие садистки. Правда, когда лежишь на земле, сознание тебя покидает, она подходит, встает ногой на твою голову и кричит: "Я сильнее мерисью, я величайшая из волшебниц!" И толпа скандирует ей. А когда тебя кладут на носилки, она склоняется над твоим ухом и шепчет: "А почему ты не сопротивлялась?" Словно бои гладиаторов в юбках, только не насмерть. Но я думаю, что завтра я умру. Мария… если это произойдет… я доверяю тебе свои рукописи…

– Ты не погибнешь! - я схватила ее за плечи и начала трясти.

Да чтобы москвичка, да еще и Избранная, погибала в каком-то фуфловом мире, не бывать этому!

– Я не могу пользоваться магией, понимаешь? - слезы навернулись у нее на глаза. - Я не могу сбежать, потому что вокруг стража. У меня один выход из этого города - победить соперницу. На первом турнире у меня были какие-то шансы. Но меня ударили током. Я упала и очнулась в Лутиниэле. А про второй раз я уже рассказывала. Садистки какие-то эти магички, ей Богу.

– Но раз есть выход, то им можно воспользоваться! - я была полна решимости начистить задницы не только этим садисткам-конкурсанткам, но и Фуфлориану и всей его свите.

– А ты оптимистка, даже если у тебя нет магической силы…


Work your magic
I never wanna lose this feeling
I am able and I'm willing
Yes, I'm willing

Я напела любимый мотив, а потом, обняв Зину, сказала ей:

– Это заклинание работает безотказно!

– Что это за песня?

– Шестое место на "Евровидении" 2007 года, про магию и любовь, то есть, про нас с Димианом.

– Не верь ему, - буркнула Зина, - он - главный обманщик в твоей жизни. Я тоже надеялась на Кириллиуса и свою силу, но оказалась лишена и того, и другого. Будь уверена только в себе. Но нам не сбежать отсюда, и Лутиниэль - тоже не открытые ворота. Постой… у нас в Москве уже 2007-й? Я попала сюда из 2004-го, ужас, три года.

Я не на шутку испугалась. Нет, я была на тысячу процентов уверена, что Ди не предаст меня: я боялась вернуться не в свое время. А про предательства эльфов это она зря. Я рассказала подружке о своем мега-проекте и о счастливых длинноухих, которые познавали премудрости эстрадного пения. Но, увы, меня ждало очередное разочарование. Зина, посмеявшись вдоволь над моей историей, угрюмым тоном заметила:

– Меня они тоже провожали со счастливыми лицами и ждали в гости. Но, когда я очутилась в их больнице, они выполнили свою работу и под конвоем вернули меня Фуфлориану. А ведь король не мог их посадить в тюрьмы или убить. Он не имел права. И эльфам ничего не стоило отпустить меня. Но они не сделали этого! Надейся только на себя. Полагайся только на собственную силу.

У меня есть сумочка, которую стража не конфисковала у меня. И я обязательно найду управу и на свою соперницу, да и Зину спасу.

– Вдвоем мы сила! - подбодрила я ее. - Главное, не думай умирать! Потому что Россия должна дождаться Великую Писательницу! И… попробуй воспользоваться своей магией завтра…

Девушка улыбнулась и даже прослезилась в ответ. А у меня в душе обосновалось очень тревожное чувство: а что, если Димиан подставил меня точно так же, как и Кириллиус - Зину? Если передо мной на поле битвы окажется сильнейшая магичка, которая спалит меня одним щелчком пальцев или, хуже того, раздавит чем-нибудь тяжелым. Похоже, Фуфлориан - любитель жестоких зрелищ. Но я не позволю, чтобы хотя бы волосинка упала с моей умной головушки.

Я обняла худые плечи Зины и еще раз пообещала, что все будет хорошо, и Избранные еще покажут, чего они стоят. И так мы заснули. Спокойно. Потому что я была уверена - вдвоем с Зиной мы победим! И только во сне мне дошло: "Я же автоматом вышла в финал!!!"

* * *

Нет, я не мог ошибиться. Связанная, одетая в длинную белую робу, на телеге стояла Мари. А рядом с ней - маленькая черненькая женщина лет тридцати от роду. Они были такие разные, но что-то их объединяло - это я понял, когда посмотрел на ауры обеих девушек. Они из одного мира, значит, соседка Марии - это и есть та самая Зина Лесова, о которой весь мир вспоминает с содроганием в душе. Ох, увидеть бы Кириллиуса, у меня к нему куча вопросов.

Два стражника держали у девушек под лопатками по мечу. Соседка моей Избранной повернула было голову и что-то сказала Марии, но стража тут же залепила ей пощечину, что та чуть не упала с повозки.

Конкурсантки стояли в несколько колонн. Король и его свита устроились на специально подготовленных креслах, и после глашатай объявил о начале конкурса.

Сначала девицы прошли кругом, демонстрируя походку и наряды. Как объявил ведущий праздника - на этом этапе проверялись способности девиц к обворожению и приворотной магии. В толпе я заметил несколько сокурсниц, но встречаться с ними мне все равно было запрещено. Тем более, мое задание не имело никакой связи с этим конкурсом, не попади мой опытный экземпляр в плен.

Иначе, как заключенной, Мари было назвать сложно. Белая роба, скрученные за спиной руки, сбившиеся копной волосы: да если бы она себя видела, она бы в ужас пришла от такого безобразия. А ей и этой… Зине придется стоять со связанными руками до конца праздника. Интересно, в каком состоянии будут эти две девушки, когда дело дойдет до финала. Сильно я сомневаюсь, что они будут в боевом состоянии.

Надо что-то делать. Самое простое - портал. Повесить его напротив девушек, и если им ума хватит, они в него шагнут. После я открою дверь, например, на постоялом дворе, а в идеале - в домике Томиуса, чтоб их сразу забросить в их чёртову Москву и больше их не видеть.

Но в этом элементарном решении есть один очень сложный пунктик. Зная характер Марии, я был просто уверен, что откройся сейчас дверь перед ее носом, она взвоет: "Ди, ты испортил мне сражение!" - и тогда она еще и меня подставит. А если стоящая рядом с ней относится к мерисью, так это опасность для всего мира. А если Мария - тоже мерисью, тогда на площади сегодня находится двойная опасность.

Пока я рассуждал, тур с приворотной магией окончился, и жюри отобрало пятьдесят девушек. Отсеянные конкурсантки, недовольные, растворялись в толпе, зато оставшиеся ждали следующей квалификации. Как я успел разглядеть, все мои сокурсницы остались в игре. Даже Инга, девушка-однолюб, которая добивалась моего сердца с первого курса, гордо стояла вреди десятки лидеров. Ох, не пришлось бы ей сражаться со мной в финале. Я решил просто - настроюсь на мысли обеих девушек и буду управлять действиями обеих. Если и показывать комиссии владение сложной магией, то двойное колдовство относится к разрядам высшего волшебства и оценивается самым большим баллом. Тут и сынок учительский ничего поделать не сможет, я стану лучшим выпускником и получу золотой кубок.

Зачем оно мне надо? Причина проста: получивший кубок, имеет право остаться работать в школе и написать научный труд. После чего можно стать магистром и остаться преподавать в школе. Иначе мне грозила либо ссылка в другой мир, либо постоянные мытарства по соседним государствам, потому что специалистов по астралу очень мало в нынешние времена.

Может, Кириллиус не очень стремился к такой победе над всеми, но у меня была сильная мотивация, и я не собирался оставить Мари в плену.

Судя по тому, что девицы все время перешептывались и улыбались друг другу - они стали лучшими подругами. Порывшись в разуме той и другой, я удостоверился в этом. Вот и все, применяй, Ди, двойную магию, не то спасенная устроит тебе скандал, что ты оставил в беде ее лучшую подружку.

Я был всегда готов вступить в бой, несмотря на то, что некоторые заботливые мамашки отодвигали меня в сторону или просили пробраться на задние ряды, дабы их чада могли посмотреть на увлекательный турнир.

Лично я ничего интересного в мероприятии не находил. Девицы ходили по кругу, нашептывали под нос всякие заклинания, творили букеты цветов из воздуха, варили зелья при всех (у меня заложило нос от этого нестерпимого запаха) и занимались чем-то подобным. О, будь тут наш преподаватель травоведения, она бы тут же помянула, что варить полсотни зелий в близстоящих котлах - опасно для жизни. Потому что каждый даже самый слабый ученик школы магии знал, что запахи зелий, смешиваясь, могут самопроизвольно создавать волшебные благовония. А некоторые из этих приятно пахнущих веществ являлись взрывоопасными.

– Молодой человек, совсем совесть потерял! - толкнула меня бабка в пестром сарафане.

Она изо всех сил пихнула меня в бок и на мое место усадила двух пацанов лет по четырнадцать.

– Детям смотреть не дает! А ну, пшел отсюда и подальше.

Я подвинулся и продолжал смотреть за зрелищем, но старуха не оставила меня. Она нависла над душой и ждала, когда я встану и скроюсь в толпе.

Уже закончился второй отборочный тур, осталось двадцать пять волшебниц. Еще один конкурс, и начнутся полуфиналы. А я… меня больше никто в толпе не пускал вперед. Все зрители, словно каменные глыбы, стояли на своих местах, боясь пошевелиться. Честно скажу, ни в одном королевстве я еще подобного зрелища не видел. Хотя и был-то я проездом в двух или трех городах.

Публика шумела все больше, меня отодвигали все дальше. Я собрал все лестные эпитеты по отношению к своей персоне: черт чумазый, хам неотесанный, рыло противное, широкоплечий сопляк…

Сопляк, значит… Я ехидно улыбнулся. Ничего, будете знать, как иметь дело со специалисту по астральным материям. Я хлопнул в ладоши, и пусть попробуют меня не пропустить!

* * *

Когда нас вывезли на площадь, я шепнула Мари, показывая глазами в сторону:

– Ди пришел, мы спасены!

– Где? - открыв рот, спросила девушка, озираясь по сторонам, и тут же схлопотала пощечину от стражника.

– Прости.

– Сброд! Молчать! - рявкнул тот, что стоял за моей спиной и лязгнул наточенным мечом.

У меня были связаны руки, и я не могла атаковать его, поэтому мы с Зиной переглянулись, и решили молча стоять и ждать своего часа.

Я не сводила глаз с того места, где сидел Ди. Наверное, кому-то я была неугодна, потому что через час после начала соревнования какая-то бабка прогнала моего колдуна прочь. Еще некоторое время я могла уследить за ним в толпе, но вскоре я запуталась в однотонной массе коричневых волос.

Не вешай нос, Мария. Тебя никто еще не побил, и ты выйдешь сухой из воды. Не может Ди так просто сбежать, тем более, ты же чувствуешь, что магической силы у тебя бескрайний колодец. Ты справишься, дождись своего часа.

Я видела смятение в черных глазах моей подруги. Сейчас, когда было светло, я поняла, что она уже далеко не девочка. То ли двухлетнее заключение и два серьезных ранения сказались на ее здоровье, то ли она в принципе не так молода, как мне сначала показалось из-за своего полуспортивного костюмчика. Наверное, Зине сейчас было лет тридцать: чуть заметные морщинки под глазами, крупные поры на щеках, синие жилы на кистях рук. Хотя, кто знает, она жила не в очень хороших условиях и могла очень сильно подпортить здоровье. Хотя, нет, я ни о чем ее спрашивать не буду, сама расскажет. Да и увижу я дату ее рождения, когда мы будем подписывать договор в издательстве.

Конкурс мне не нравился. Наша "Краса России" намного эффектнее и гламурнее. Да, первое испытание было правильным - приворот. Далее фантазия у организаторов иссякла, и начались всякие конкурсы букетов, "причеши себя сам" и всякая лабуда. Не будь я пленницей, встала бы и ушла. И даже участвовать в этом маразме бы побрезговала. И еще я решила, что я в этом году подам на конкурс "Краса России", потому что я с 14 лет знаю, что у меня есть все шансы стать победительницей. А насмотревшись на этих магичек в синих и зеленых закрытых платьях, я еще немного подняла свою самооценку.

– И вот у нас осталось две участницы! - объявил мальчик-глашатай в пестром костюме.

У меня в груди ёкнуло. Сейчас начнется. Мои глаза бешено стреляли из стороны в сторону, но я не видела ни одного человека, хоть немного напоминающего Димиана. Неужели сбежал? Я не хотела, чтобы моя лучшая подруга была права. Потому что я верила, что Ди меня любит и не бросит в самый сложный момент в жизни.

– Инга из школы магии на Клюквянке и девушка по кличке Выдра, лесная отшельница. - представил наших конкуренток глашатай.

Я посмотрела на них, и мне стало немного не по себе.

Интеллигентная рыжая Инга в черном кожаном костюме испепеляла нас таким взглядом, что я готова была прямо сейчас очутиться в Лутиниэле на больничной койке. Вряд ли я смогу выиграть у такой девицы.

Выдра же была прямой ее противоположностью. Платиновая блондинка, как и я, в светло-голубом платье и белых туфельках на каблуке. Вокруг шеи у нее в три ряда были намотаны красные бусы, вестимо, деревенская простушка решила вырядиться перед поездкой в столицу, но вкуса у нее не было никакого.

Стража развязала нам руки и сдернула с нас белые рубища, что мы остались в своих костюмах: я - в кожаной юбке и лифе, а моя подружка - в шортиках и красной маечке.

Мы переглянулись.

– Сделаем их по самое "не-хочу"? - грозно спросила я Зину.

Возможно, у подруги и был боевой дух, но за два года он весь вышел, и она шла на сегодняшнее соревнование как на смерть и скорое избавление от никчемного существования.

– Выше нос! - я подняла ей подбородок. - Мы победим! Потому что я еще ни разу не проигрывала в том мире.

– Мысли адекватно, Машка, - чуть шевеля губами процедила она и отвернулась.

Ну что за лажа: мне придется сражаться за себя, а потом еще и ее жизнь спасать от двух местных стервочек.

– Итак, мерисью Мария Сусанина против Выдры и мерисью Зина Лесова против Инги. Далее - боевой турнир между двумя победительницами. Раунд первый.

Зина, немного обрадованная отсрочкой смерти, пожала руку своей сопернице и отошла к телеге. Зато на меня смотрели добрые, но в то же время коварные глаза местной знахарки.

Думай, голова. Если девка жила в лесу, значит, ничего, кроме трав, она приготовить не в состоянии. Вот и сделай так, чтобы она своими колбочками не воспользовалась. Мари, вспоминай химию! Сотвори ей щелочь в пробирках!

Публика утихла. Мы с Выдрой остались один на один.

– Повторяю правила! - объявил глашатай. - Вы имеете право пользоваться только магией. Орудие, не снабженное магической силой, в битве участвовать не должно. Начали!

Думаю, легендарный меч - относится к категории магического оружия. И я обнажила деревяшку со стразами.

Реакции Выдры я не ожидала. Она скорчилась от смеха и тыкала в мою сторону пальцем. Я в недоумении смотрела по сторонам, попутно ища в толпе и Димиана. Последнего нигде не было: первые ряды кишели детьми и подростками. Ладно, обойдемся без любовника, я же волшебница.

Только атаковать смеющуюся мне было стыдно. Инга, скривившись, покручивала указательным пальцем у виска.

Я прекрасно помнила, что мне рассказала Зина об этих турнирах, и если я не атакую гогочущую Выдру, то могу стать калекой на всю жизнь.


Work your magic
You set my beating heart in motion
When you cast your loving potion
Over me

Я повторила свое заклинание. Я сделала это так громко, чтобы судьи могли зафиксировать использованную мной магию. А потом я размахнулась мечом и, зажмурившись изо всей дури ударила им по голове хихикающей деревенщины.

Я упала ничком и сама впечаталась лбом в рукоять меча. Я саданула по пустому месту, дошло мне. И только я несмело повернула голову, чтобы посмотреть, кто стоит у меня за спиной, меня атаковали.

Публика ликовала, когда деревенщина Выдра, обмакнув руку в какую-то банку, прижала ее к моему лицу. У меня в памяти тут же возникли статьи о красавицах, в которых завистники плескали серной кислотой. Что-то щипало мое лицо, и я понимала, что ничего хорошего со мной произойти сейчас не могло. Я даже была не в состоянии закрыть глаза.

Атаковать, бороться за жизнь, не сдаваться. Я вцепилась отросшими за месяц когтями в руку травницы и представила, что ногти мои - ядовиты, и что каждую секунду в руку моей мучительницы я испускаю по порции цианида.

Каким было мое облегчение, когда я почувствовала, как пульсирующими потоками мои ногти начали испускать яд. Значит, Зина была не права, я наделена магической силой вне зависимости от Димиана. Я пыталась выговорить еще раз припев из моего заклинания, но ладонь Выдры не отпускала мое лицо, я даже не могла кусаться.

Зато я могла пинаться. Если яд на травницу не подействовал, нужно атаковать иначе. Я представила, что моя нога - это одна большая раскаленная головешка, и пихнула ей девушку.

Подействовало! Охая, Выдра отскочила и принялась тушить платье, зато я могла пощупать руками лицо. Вроде, все на месте, ничего больше не болит, и глаза видят окружающий мир.

Но расслабляться было рано. Уй, и не проста была эта Выдра. Она в одних панталонах и подпаленной юбке, вылила на себя очередную баночку зелья. Что там было - я не представляла. Точно, ничего хорошего. От такой соперницы добра не жди. В лучшем случае - противовоспалительное.

Но тут я вспомнила свой первый день в Фуфляндии и выставила руки вперед. Водная пушка - скомандовала я, и меня отнесло на несколько метров от того места, где я стояла, зато поток воды с ног до головы окатил мою соперницу, не оставив на ней и следа жидкости.

А девушка тем временем доставала большую зеленую колбу. В ней что-то кипело даже без огня. Вода. Мокро. Молния. Думала я, составляя у себя в разуме заклинание электрошока.

Взявшись ниоткуда, молния поразила мою соперницу. Она стояла, покачиваясь, но не сдавалась.

Я на мгновение оглянулась на Зину, потому что та говорила, будто от молнии она встать не смогла. А эта Выдра держалась. Наверняка наклюкалась девица своих зелий, вот и невосприимчива к смертоносным заклинаниям. Моя фантазия истощилась, а моя соперница набирала полный рот кипящей жидкости. Но тут я решила немного слукавить.

– Буль, буль, буль, буль, бульььь… - начала я озвучивать все происходившее с девушкой.

Публика зашлась хохотом. И даже Зина, которая давно уже лишилась радости жизни, прикрыв рот рукой, смеялась.

Выдра, негодуя посмотрела на меня. Ей тоже стало смешно, и она выплюнула драгоценное зелье. Фыркнув, девушка снова начала пить.

– Буль, бультых, буль-буль, - не сдавалась я.

Не всегда нужно применять грубую силу, иногда достаточно одного слова, чтобы вывести противника из боевого состояния.

И у меня это получалось.

– Это не магия! - завопил глашатай.

– Это мое секретное заклинание, - парировала я.

Кажется, он пока поверил и сам, хихикая, наблюдал за там, как Выдра подавилась.

У нее глаза на лоб полезли. Получается, эта кипящая жидкость - не для желудка. Отлично.

– Ах, ох, ух! - я красочно озвучивала все происходящее с моей соперницей.

Все ржали, особенно дети катались по земле, схватившись за животики. И только раздосадованная Выдра выдыхала зеленые языки пламени.

Надо же было мне как раз вовремя вспомнить такое замечательное и невинное детское развлечение. Но моя соперница скоро начала приходить в себя и потянулась за колбой с красной жидкостью. Регенерирующая, подумала я, прищелкивая пальцами. Девушка и не заметила, что вещество у нее в сосуде снова стало зеленым и кипящим. И она влила себе в рот очередную порцию огненной воды.

– Буль, буль, вот, блин, опять самогона надулась! Ё-моЁ, ёкарный бабай! - я вошла в роль.

Девушка пошатнулась, опять изрыгнула зеленое пламя и свалилась!

– Бух, нокаут! - констатировала я. - Кино закончилось!

Кажется, я победила.

Публика была в восторге. Эльфы тут же подбежали к поверженной травнице и унесли ее в свой госпиталь. Надеюсь, их магия настолько сильна, что способна восстановить желудок моей конкурентки без удаления внутренних органов. Мне было несказанно жаль эту женщину, но я хотела жить, и иного выбора у меня не было.

– Итак, победила Мария Сусанина! - объявил глашатай. - Это первый участник битвы на выживание.

Я подошла к телеге и вынула зеркальце и сумки. Больше всего меня теперь интересовало состояние моего лица: зеленое в красную крапинку. Прекрасные принцы меня теперь разлюбят. Я провела рукой по перекрашенной коже, и через минуту я уже была как новенькая.

Маленький мальчик в коротких голубых штанишках и белой расстегнутой рубашке подмигнул мне. Фанат, однако.

* * *

Мария не поняла, что это был я. К моей радости, ее же самомнение ее и спасло. Если бы она распустила нюни и не стала пробовать использовать магию, то на месте этой лесной красавицы была бы она.

Я прекрасно знал Выдру с детства. Замечательный, доброй души человек. Она не умела сражаться, и не повезло ей, что пришлось столкнуться с моей магией. Я никогда не желал ей зла. Но если этот прекрасный человек, не зная о том, встал на пути моего отличного диплома, я не мог поступить иначе. Когда все закончится, я обязательно навещу Выдру в госпитале в Лутиниэле и подлечу ее. Думаю, она поймет меня.

Зато теперь мне предстоял нелегкий бой.

Во-первых, моим противником была Инга, один из сильнейших боевых магов нашей школы. Я не раз проигрывал ей на тренировках. И у нас с ней был уговор, что однажды мы сразимся не на жизнь, а на смерть. Похоже, момент настал, только моя сокурсница об этом не знала. То, что она дошла на конкурсе почти до победы, и без того сулило ей высокий балл на защите. Но если она победит, то она будет иметь все шансы получить и золотой кубок.

Во-вторых, я сражался не очень хорошим телом. Зина за два года истощила себя так, что не верила в свои силы. Да, я слышал, как Мари шепнула девушке: "Попробуй использовать магию". Возможно, она догадалась о моем присутствии, а может и до сих пор наивно думает о том, что она - гениальная волшебница. Зина послушно кивнула, но я очень боялся, что она не устоит перед Ингой. Впрочем, если Лесову выведут из строя, то с моей сокурсницей сразится Мария, и тогда я наслажусь битвой по полной программе.

Да, Фуфлориан поддерживает деньгами Клюквянку. Но, увы, никто не успел предупредить короля, какими исследованиями я занимаюсь, и кого не стоит брать в плен. Поэтому мне приходилось сражаться честно, за победу, и я не мог проиграть.

Зина робкой поступью вышла на поле и встала напротив гордо стоящей высокой Инги. "Продую", - мелькнула у меня в голове мысль. Хотя нет, рано сдаваться. В моем расположении астрал. И я могу прикоснуться к мыслям своей "куклы".

"Зина, ты меня слышишь?" - шепнул я в ее мозгу.

Девушка, вытаращив глаза, начала вертеть головой из стороны в сторону в поисках таинственного болтуна.

"Успокойся, я в твоей голове, главное, делай то, что я тебе скажу! Я - твоя магия!"

– Правда? - вслух сказала она, вот глупая.

"Только подумай, и я исполню любое твое желание, ничего не говори вслух! Магия боится, когда ее оглашают!" - я врал, было много заклинаний, которые только и работали, будучи сказанными вслух.

Но только не в случае с Зиной и Ингой.

Глашатай объявил начало боя, и моя сокурсница тут же пустила в сторону несчастной коротышки Лесовой огненную плеть. Это одно из сильных заклинаний. Ну же, Зина, думай скорее, я не могу защитить тебя, пока ты сама этого не захочешь.

Глупая девочка, она кинулась в сторону кувырком. К счастью, она уклонилась от удара.

"Атакуй теперь ты", - шепнул я в голове у девушки.

Она вытянула руки вперед, представляя меч. Вот дура, я могу сделать это, но если тебе не удастся ударить Ингу, то я лишусь половины своей силы на это тупое развлечение.

Ладно, я создал то, что просила Зина. Но в этот момент Инга направила в сторону беззащитной, казалось бы, девушки еще одну огненную плеть.

"Отбивай!" - быстро подумал я в Зининой голове, и девушка с дрожащими коленками взмахнула своим наколдованным орудием.

Пронесло, петля оказалась разрезанной на две части и быстро потухла.

"Молодчина! - я убрал меч из ее рук. - А теперь придумай что-нибудь поражающее".

– Файербол! - громко крикнула Зина, поднимая руку кверху.

Не знаю, каких размеров шарик представила моя куколка, но я соорудил заклинание размером с голову Инги, и Лесова ловко кинула мячик в соперницу. Промазала, потому что сокурсница взмыла в воздух и принялась испускать из рук стрелы. Дождь из колючих стрел. Тут я и говорить с Зиной не стал, и навесил над ней купол.

– Сила вернулась к девушке из Москвы! - галдела толпа.

– Мария Сусанина излечила Избранную! - вторили с задних рядов.

– Неужели иномирянки победят?

– Да у них техника, как у магов с Клюквянки. Инги им не победить!

Раскусили. Ладно, они не знают, что я тоже на что-то способен. И я мыслю не как женщина.

"Сгруппируйся!" - приказал я Зине.

И девушка села на корточки, спрятав голову в колени.

"А теперь, Зин, представь, что ты взрываешься!"

"Я боюсь!"

"Не бойся, ты не умрешь! Я твоя сила, и я знаю, как спасти тебя!"

"Угу…"

А Инга тем временем начала читать себе под нос какое-то заклинание. Ох, и долго же она готовилась к атаке. Точно, задумала большую гадость. А когда в руках у моей сокурсницы стало образовываться черное лезвие, мне стало не по себе, и я даже скинул личину малолетнего ребенка и снова превратился в сопливого паренька, по которому сходила с ума Мари.

– Димка! Димка! - раздался звонкий голосок моей подопечной, но я очень надеялся, что она не кинется мне на шею в самый ответственный момент.

Я только краем глаза посмотрел на нее и кинул ей в разум: "Поговорим позже!"

Я знал это заклинание, это "Клинок Тьмы", пожирающий все силы мага, его использующего. Если Инга сейчас промахнется, то она не сможет больше сотворить ничего, кроме светящихся шариков. После одного удара Клинком нужно отсыпаться целый месяц. И это заклинание маги используют только в том случае, когда остальные их излюбленные приемы не дали никакого результата. Да, стрелы были коронным заклинанием моей сокурсницы. Мало кто успевал поставить щит против них и продержать его в течение десяти минут.

Но Инга сделала сейчас маленькую, но очень грубую ошибку. Она не заметила меня. Она ведь могла прочитать ауры. Она не настолько глупа, чтобы поверить, будто Мария Сусанина и Зина Лесова - это маги. У этих девиц на лице написано о полном отсутствии способностей, в первую очередь магических. К тому же, мыслесвязь с Зиной. Опытный маг в состоянии это заметить даже не входя в астральные плоскости. Впрочем, оплошность Инги заключалась в том, что она недооценила противника - это раз. И в том, что она не проверила все возможные источники опасностей - это два. За это она сейчас и поплатится.

Я готовил ей несказанный сюрприз, "Пляску Света". Против Клинка - это единственное заклинание. Конечно, Зина не могла знать действия того, что было изобретено в Фуфляндии, но я советовал ей, рассказывал, что она должна почувствовать, дергал в астральной плоскости за некоторые ее мысли, корректируя их. У меня было немного сил. Я истратил достаточно магии на никому не нужный клинок, разрубивший огненную плетку, и теперь моя Пляска могла получиться слишком слабой для того, чтобы противостоять Клинку.

Я не смотрел на зрителей. Наверняка, публика, открыв рты, не спускала глаз с двух конкуренток. Кто восхищался грацией Инги, что закрыв глаза, парила в воздухе с огромным черным мечом. А кто не понимая ничего, наблюдал за расправляющей белые крылья Зиной Лесовой. После такого заклинания, готов поспорить, она могла снова поверить, что она - великая Избранная. В руках облитой белым светом девушки, не уверенно стоявшей на ногах, был меч. Такой же большой, как и у ее противницы.

Кто-то шепнул сзади меня:

– Неужели подобные заклинания не запрещены на турнирах, они же поубивают друг друга.

– Что не запрещено, то разрешено, - расправляя плечи, сказал я то ли для себя, то ли для того любопытствующего зеваки, - Инга, ты проиграла, "Пляска Света"!

Сокурсница замахнулась мечом, но ведомая моей мыслью Зина отбила ее удар. Но у соперницы остались силы, а у меня - почти нет. Белые крылья моей куколки начали меркнуть. Я тяжело вдохнул горячий воздух улиц, собирая волю в кулак: я исчерпаю все свои силы, но выиграю эту битву. Я лучше умру, чем буду повержен Ингой.

Я изо всех сил заорал. В унисон мне визжала и Зина, занося меч во втором ударе. И еще раз схлестнулись заклинания Света и Тьмы. И опять не нашлось победителя.

У меня на лбу проступил пот, я чувствовал, как энергия утекает из меня сквозь пальцы, но я не мог ничего поделать, я должен был победить. Инга тоже тяжело дышала. Она из последних сил сжала в руках сильнейшее заклинание. Как она тренировалась, я понял - она хотела победить во что бы то ни стало.

"Зи…на…" - слабым голосом прошептал я.

Она звонким колокольчиком отозвалась в моей голове. Но мне показалось, что то колокол бил набатом: "Димиан, сдайся, тебе не выиграть этого сражения, пусть Зина умрет!"

– Нет! - твердо сказал я, вставая.

Инга занесла меч, и он быстро опускался на голову моей куколки. Я не мог и рукой пошевелить, но вдруг я почувствовал что-то теплое, обнимающее меня сзади.

– Я с тобой, Ди, мы сможем сделать это…

Мари?! Она ли? У нее нет никакой силы.


So you work your magic
Baby, work your magic
Keep my heart forever bound
Work your magic
I never wanna lose this feeling
I am able and I'm willing
Yes, I'm willing

Слова ее любимой песни звучали у меня в голове. И я зажмурился, представляя, как Зина Лесова штыком вонзает Светлое заклинание в плоть Инги. Нет, моя сокурсница не умрет. Просто таким образом мы заглушим заклинание Тьмы.

В моих ушах раздался жуткий визг, а потом я почувствовал, как Тьма разрубает меня на две половинки.

* * *

Зина упала на колени. Публика скандировала, ей не было разницы, кто победил: моя подруга или Инга. Лесова тяжело дышала и смотрела на свои руки. На пальцах и ладонях проступали большие волдыри как от ожогов.

– Сила вернулась ко мне! Она стала еще более могущественной! - чуть не плакала она.

– Избранные победили! Лично я не хочу сражаться с тобой. - я подошла к ней со спины и обняла за плечи.

– Но как? Почему? Мерисью не владеют магией! - рвал на себе волосы король.

Мой милый Ди сидел на коленях, схватившись руками за голову, будто из его черепа готов был вылезти большой и страшный монстр. Он мотал головой и ничего больше вокруг не видел. Я не понимала, что с ним творится. Я отдала часть своей безграничной силы подруге, почему тогда его так сильно колбасило.

Инга лежала, тяжело дыша, и глядела в небо. Вокруг нее копошились эльфы, но магичка умоляла их не везти ее в Лутиниэль.

– Я не ранена, со мной все в порядке. Мне нужно поспать… - шептала она.

И вдруг она обронила взгляд на Димиана. Ее карие глаза налились такой ненавистью, что она привстала на локтях и процедила сквозь зубы:

– Это ты… ты мне устроил все это.

– Теперь мы квиты! - не менее слабым, но в то же время твердым голосом заявил маг.

– Стража! - сиреной взвыла Инга. - Меня подставили! Я сражалась не с тем, с кем думала!

Недоумение вперемежку со сметением заполнили мою душу.

– Да, ты сражалась со мной, а я Избранная и могу делиться своей силой с кем угодно! - хихикнула я, с превосходством глядя в лицо рыжей ведьме.

Ди взял меня за руку и встал.

– Уходим, - шепнул он мне на ушко.

Зина вопросительным взглядом посмотрела на него, и я поняла, что забыла представить лучшей подруге своего жениха. Что я и поспешила сделать.

– Нет, это мой жених! - Лесова тут же повисла на шее уставшего Димиана.

Он ловко перекинул ее маленькое тело через плечо и, снова взяв меня за руку, закрыл глаза. Через секунду мы очутились на скотном дворе, где в углу пасся наш дракончик Турбина. Все же этот волшебник на какие-то чудеса способен.

Ди, тяжело вздохнув, опустил Зину на пол и чуть слышно произнес:

– Нам нужно уходить из Фуфела, если мы хотим остаться в живых. В Клюквянку, а потом я вас обеих отправлю… домой.

Последнее слово он сказал с таким сожалением, что мне очень захотелось остаться.

– Нет! - отрезала я. - Я отправляюсь в горы, чтобы добить Властелина Тьмы!

Вымотанный непонятной для меня работой маг сел под ноги Торбо и начал что-то говорить о том, что он болен и не может в таком состоянии защитить меня.

– Мы ведь подруги? - хлопнула меня по плечу Зина.

О, как поднялся ее боевой дух после победы. Глаза были полны энтузиазма, в душе возникала жажда к приключениям, а в сердце (что меня очень пугало) - влюбленность в Димиана.

– Я тебя защищу! Я слышала голос своей магии…ну, когда сражалась с этой Ингой. И я научилась Пляске Света, и с этим заклинанием я смогу уничтожить Властелина Тьмы одним ударом!

Димиан посмотрел на нее как на ненормальную. Что-то в последнее время я не понимаю этого колдуна. То ли он нас двоих в чем-то подозревает, то ли задумал какую-то гадость, а она у него не получается, потому что моя интуиция не может позволить подобного насмехательства над Избранными.

– Девочки, умерьте свой пыл, - тяжело дыша, сказал он, - тот, что прикован к скалам - это тролль Эйзо, а не Властелин Тьмы. Зину обманули, чтобы затащить в ловушку.

Моя подруга охотно кивнула. Она и сама уже давно поняла, куда попала. И теперь была несказанно рада, что в Фуфляндии появился симпатяга, который готов заступиться за нее.

– Куда делся сам Властелин - я не знаю. И вряд ли стоит дожидаться его в северо-восточных горах. Вас скорее поймают слуги Фуфлориана, девочки мои дорогие.

После этих слов мы обе обняли Ди и начали восхвалять его голос, красоту и талант. И обе пообещали привезти его в Москву и выйти за него замуж. Мне почему-то не было жалко, что Зина станет второй женой моего колдуна. Мне даже нравилось, что две Избранные, которые мыслят практически одинаково, будут жить с одним замечательным фуфляндцем.

Так я узнала, что Зина живет в Марьино. Тоже не Садовое кольцо, но это по крайней мере не Южное Бутово, и туда можно запросто поселить нашего горячо любимого волшебника. Лично я рассматривала Зину как удачный вариант с жилплощадью внутри МКАД-а. Хотя сама девушка думала несколько иначе. Главное, не делиться нашими далеко идущими планами с нашим женихом, а то еще сбежит из-под венца.

– Я предлагаю вам отправиться в Клюквянку, в школу магии, - Димиан опять начал умолять нас вернуться в столицу нашей родины.

– Нет! - отрезала я. - Мы спасем тролля Эйзо. Потому что ему не положено висеть на скале.

– Точно! И я извинюсь перед ним! - поддержала меня Зина.

Вот что значит женская солидарность. После недолгих уговоров Ди согласился лететь с нами в северо-восточные горы, чтобы спасти гигантского тролля.

Я отвязала Торбо, и дракончик тут же принял истинный облик.

Зина в ужасе завизжала и начала просить убрать этого монстра от нее подальше. Да и сам дракон был не рад еще одной встрече с Лесовой.

– Да что между вами произошло? - пожала я плечами.

Да, я слышала о гипотетической помолвке между этими двумя, о выбитых зубах и всем прочем. Но шестое чувство мне подсказывало, что была еще какая-то история, о которой умалчивали и Зина, и Торбо.

После гонок друг за другом по лошадиному загону и выпроваживания всех скакунов на улицу эти двое-таки успокоились и сели по разным углам.

– Зина, - твердо сказала я. - Турбина - мой личный Боинг, и тебе не стоит его бояться.

– Как же, эта тварь все время норовит меня убить, несмотря на то, что я спасла его от слуг Властелина Тьмы.

Позже, когда Лесова успокоилась, и мы втроем летели в сторону северо-восточных гор, она призналась, что уничтожила какую-то нечисть в пещере, где жил Торбо. Она искренне считала произошедшее подвигом Избранной, а дракон почему-то думал иначе. Я решила, что права все-таки Зина.

К вечеру мы пошли на посадку и приземлились на отвесной скале, сверху которой на нас смотрел… Прометей. То есть, исклеванный птицами, измученный и изнуренный тролль пятиметрового роста по имени Эйзо.

– А где оцепление? - глядела я по сторонам.

Ди, которому за день стало заметно лучше, вдыхал чистый горный воздух и не слышал меня. А моя подруга свесилась в низ и ткнула пальцем:

– Мы окружены.

– Вот это и есть оцепление, - оторвался от любования природой мой любимый колдун.

Мы с Зиной смотрели со скалы вниз, где в двадцати метрах от нас в подножии, вооруженные до зубов стояли мелкие тролли разных окрасок, гномы в рогатых шлемах, скелеты с металлическими наколенниками и прочая не очень симпатичная часть населения Фуфляндии.

Мне почему-то показалось, что пройти через такое оцепление с нашей магией было бы очень просто. Но раз уж мы миновали эту грозную стражу по воздуху, будем скрываться до тех пор, пока не освободим Эйзо. И тогда все они, благодарные, примутся целовать землю, по которой мы прошли.

– Вы кто такие? - громом раздалось у нас над головами, и я, Зина, Ди и даже дракончик подняли головы.

На нас, усталыми красными глазами, склонив голову смотрел он.

Если бы мне не сказали, что это обычный тролль, я бы его приняла за Властелина Тьмы и убила.


Содержание:
 0  Двойная игра : А Котенко  1  Глава 2. Предсказание : А Котенко
 2  Глава 3. Игры для орков : А Котенко  3  Глава 4. Гномий снобизм : А Котенко
 4  Глава 5. Эльфийские песнопения : А Котенко  5  Глава 6. Кипящая кровь : А Котенко
 6  Глава 7. Мастер иллюзий : А Котенко  7  вы читаете: Глава 8. Обалдеть, дайте две! : А Котенко
 8  Глава 9. Дашь мне силу? : А Котенко  9  Использовалась литература : Двойная игра



 




sitemap