Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 9. Дашь мне силу? : А Котенко

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9

вы читаете книгу




Глава 9. Дашь мне силу?

Зина в ужасе свесилась вниз и наблюдала за вдруг встрепенувшимися, как она доложила, уродцами-охранниками. Нас обнаружили.

– Давай, Зинуль, их усыпим, - предложила я.

Я вытянула руки вперед и начала напевать под нос: "Спи, моя радость, усни…".

– Но это же не заклинание! - обиженно сказала Зина.

– Лично у меня всегда все получается именно так, как хочу, - парировала я, - если есть желание мне помочь - не запрещаю, дерзай.

И Зина начала плести свое заклинание. Ее движения больше походили на подергивания пьяной девки на дискотеке, нежели на колдовство. Но после того, как я спела свою колыбельную, а Зина перестала дергаться и встала, вытянув вперед руки и закрыв глаза, у нас из пальцев посыпались разноцветные сверкающие звездочки.

Как только частичка наших столь разных по исполнению заклинаний касалась одного из штурмующих гору монстров, так они погружались в сон и опадали на землю.

Не прошло и десяти минут (вообще, точно не знаю, не засекала, но мне показалось, что все произошло быстро), как мы справились с почетным караулом и вновь выпялились на зеленого прыщавого тролля.

– Ну и зачем все это? - грустным голосом спросил тролль.

Мы втроем казались крохотными куколками по сравнению с ним, и только Торбо мог дать освобожденному троллю хоть какой-то отпор.

– Я Избранная Фуфляндии, - представилась традиционно я, - и мне велено освободить страну от зла. Поэтому я явилась к тебе, Эйзо, чтобы спасти твою жизнь.

– Как же, - скептически заявил тролль.

Он все это время не спускал взгляда с Зины Лесовой.

– Ты меня освободишь, - вздохнул он, - а она меня опять будет обзывать Властелином Тьмы и пытаться убить?

– Простите, - раскаялась Зина, - но мне сказали, что ты и есть Властелин Тьмы. А я и не усомнилась: такой же лысый, зеленый, прыщавый в меховых трусах и с красными глазами.

О, да моя подруга видела Властелина Тьмы! Но почему она тогда его не убила. Наверное, ее женишок-обманщик перепутал жертву с троллем или банально решил приберечь ценный экземпляр для более подходящей Избранной. Жаль, что со мной не путешествует тот Кириллиус.

– "Прости" не хватит. Но если вы пришли меня освободить, попробуйте. Магия, сдерживающая эти оковы настолько сильна, что цепи не разрубить даже эльфийским клинком.

О, да он не слышал о моем замечательном мече! Иначе бы давно его ноги не служили бы пищей для пролетающих мимо птичек, а ходили по по земле и нежились в тепленьких ваннах.

Я извлекла свое оружие из ножен и, взмахнув им, взлетела. Зина и Ди смотрели на меня снизу. А я взмахнула мечом, когда находилась на уровне ног Эйзо.

Я бы и ударила, если бы мне не помешал громкий хохот.

– Ты собираешься освободить меня деревянной игрушкой бабки Кассандрии? Насмешила!

– Может, для тебя это и игрушка, но для меня - легендарный меч, способный раскрошить твои оковы, Эйзо.

Я говорила это на полном серьезе, но плененный смеялся все больше и больше.

Обиженная, я посмотрела вниз. Зина сжимала за меня кулаки, а Димиан был настолько разгневан, что у него даже лицо стало краснее свеклы.

Я спустилась к ним и сказала:

– Вот, хотела помочь, а он надо мной смеется.

– Просто он не понимает твоего могущества, Маша, - погладила меня по голове и обняла Зинуля.

А Ди тяжело вздохнул, а потом заметил, что лучше бы я меньше болтала, а больше дело делала. Я с ним была согласна на тысячу и один процент.

Я снова расставила руки в стороны, аки крылья, и взлетела. Когда я оказалась на уровне ног Эйзо, я взмахнула мечом. Но серьезности у тролля не прибавилось. Он явно не хотел быть спасенным мной и моим мечом. Я изо всех сил замахнулась, а потом взяла и швырнула меч вниз.

Я мазила, но в этом случае мне повезло, и оружие грохнулось на голову Торбо. Дракончик, ухнув и испустив пар изо рта, упал, надеюсь, без сознания. Что-то мне не очень хотелось убивать драконов в другом мире, потому что это противоречит кодексу чести Избранной.

Если этому ненормальному троллю до чертиков смешно от меча, я буду действовать иначе. Я крепко взялась руками за окову левой ноги и начала представлять, абы передо мной не железный обруч, а туалетная бумажка. Ее-то я запросто руками порву.

Вроде бы преобразование простое, и бумага легче металла, но вдруг скала, к которой был прикован тролль начала рушиться. Вот так просто взял и отломился массивный кусок да полетел вниз, придавив при этом несколько дрыхнущих скелетов и орков. Их-то мне не было жалко, а вот гигантский тролль мог лишиться жизни, если я допущу подобную метаморфозу с его правой ногой.

– О, долгих два года я не мог размять свои пятки, - ухнул Эйзо, дергая свободной ногой.

Зря он это делал, потому что сказа начала рушиться сама по себе.

Мне пришлось действовать быстро. Я начала расколдовывать левую руку, чтобы вообще не трогать пока державшуюся за камень правую половину тролля.

Но у меня слабо получалось сделать все это безболезненно для скалы. Да, железяка запросто превращалась в туалетную бумагу, но после этого по скале шли трещины, и она начинала крошиться.

Когда половина Эйзо была свободна от оков, он начал раскачиваться, чтобы сломать еще целый камень.

– Не надо, сейчас я тебя освобожу.

Я летала вокруг него, словно эльфийская фея (коих в этом мире я не видела). Маленькая и хрупкая, я села троллю на плечо и начала мурлыкать песенку: "Все будет хорошо!" Но ему, видимо, подобной музыкальной паузы было не нужно.

Димиан и Зина парили рядом со мной, потому что оставаться на земле было крайне опасно. Камнепад усилился, особенно, когда я начала освобождать правую руку тролля.

Над Торбо один из моих друзей-волшебников повесил защитный купол, и мой личный самолет хоть и лежал без сознания, но был вне опасности.

– Что за хрень творится? - не понимая, спросила я Зину - она же эти заклятья навешивала.

– Думаю, защита, потому что я делала заклинание необратимым.

– Зачем? - фиолетовые глаза тролля налились слезами, наверняка, в глубине души он желал проклясть Зину и ее магические способности.

Вообще, зря Лесова так поступила. Хотя, в ее ситуации и выбирать не пришлось. По крайней мере, со мной Димиан оказался честен, и, не кривя душой, провел меня через все, предписанные пророчеством испытания. Да, про тролля он соврал, но он мог же и не знать, что некто перепутал Властелина Тьмы и этого симпатягу Эйзо.

Будь у меня шикарная квартира, точно завела бы себе тролля в качестве домашнего животного.

Как только я разорвала оковы на правой руке тролля, он почему-то упал ниц, сильно ударившись лбом о камни.

– Странно, что Избранные не знают обычной физики, - каким-то странным тоном сказал мне мой милый маг.

– Физика - лженаука! - подняв указательный палец произнесла я, и тут же нашла поддержку в лице Зины и вдруг выскочившего из-за пазухи мага Фильки.

Давно мы с ним не виделись, жаль, что он появился в такой неподходящий момент, когда мне нужно освободить ногу тролля.

Камень сдвигался в сторону. Эйзо пытался ухватиться своими руками-щупальцами за все, что не движется. По его лбу стекала тонкая струйка синей крови. Хорошо, хоть шишки пока нет.

Я принялась освобождать его ногу, как вдруг услышала над собой знакомый голос.

– Я так и знала, что вы отправитесь сюда.

Забыв о заклинании, я подняла голову.

На скале, которую стало видно после обрушения той, где висел Эйзо, я смогла различить высокую худую женскую фигуру с развевающимися на ветру длинными волосами.

* * *

Да, это тяжело применять два заклинания. Одно - воздушный баллон, позволивший поднять в воздух меня, Зину и, собственно, Марию. Второе - исполнение желания моей подопечной. Больше всего на свете я боялся, что она захочет сделать меч острым и разрубить им оковы. Никто не мог разрубить их в течение двух лет, но Мари, несомненно, считала, что сила Избранной плюс мощное заклинание решат проблему.

Я за день еле отошел от сражения с Ингой, и теперь не мог заточить даже настоящий клинок, что и говорить о деревянном. Но меня спас тролль.

Не помню, чтобы великан когда-то захаживал к Кассандрии, но он узнал в оружии моей подопытной как раз то, чем это оружие и было: деревянную игрушку. Как он смеялся над Мари! Мне даже на мгновение стало жалко девушку. Но это чувство вскоре прошло, и я решил сделать с этой "Избранной" то же, что устроил и для Зины в Фуфеле.

Я ей аккуратно намекнул в мыслях:

"Смеющийся тролль не даст тебе освободить его! Действуй магией, а не мечом!"

Мои мольбы достигли цели, и Мария швырнула свою игрушку в голову Торбо. Вот придет в себя дракончик, и у моей подопытной появится новый враг.

Но это малая плата за то, что девушка могла просто-напросто опозориться.

Она начала творить куда более вменяемую магию, называемую "иллюзией легкого действия". Обычное заклинание, когда основная масса вещества переходит из реальности в астральный план. Маг считает, что разрубает дерево, рвет оковы или что-то в этом роде, а на самом деле, в астральных плоскостях нашего мира происходят страшные метаморфозы над тем, что туда перенесено.

Я ожидал, что скала начнет рушиться от этого, но не так активно. К тому же у моей подопытной не было и малейших представлений о таких науках, как физика и сопротивление материалов, поэтому она весьма смачно заставила тролля поцеловать землю.

Да, это заклинание описывать страшно, но на самом деле маг практически не тратит на него сил, потому что основная нагрузка перекладывается с плеч волшебника на астральные потоки, которые очень сильны и могут сделать практически невозможное.

Кстати, астральных магов у нас в стране очень мало именно по этой причине. Если бы все перекладывали свои силы на астрал, мир наш давно бы рухнул. Специализацию по магическим пространствам Фуфляндии разрешают брать только одаренных магов, способных к большим перегрузкам. Первого у меня отродясь не было. Зато с самого рождения магия давалась мне настолько легко, что магистры школы в Клюквянке с первого же дня моей учебы определили меня в астральщики.

В общем, я освободил Эйзо. Практически закончил работу. Осталось только Марии разорвать бумажку, окручивающую ногу тролля.

Но вдруг Мари посмотрела куда-то вдаль, а потом, указывая пальцем, обернулась ко мне.

По спине у меня пробежали мурашки. Кого я не ожидал увидеть в северо-восточных горах, так это Ингу. Причем, не просто мою конкурентку, а боевого мага, полного сил. Полдня прошло с тех пор, как она истощилась, а уже она, с помощью скоростной левитации (на которую надо немало сил) перебралась вслед за мной, и ничего хорошего мне не желала.

– Мари, Зина, на землю! - скомандовал девушкам я. - Освободите Эйзо и убирайтесь отсюда подальше.

– Нет! - взвыли хором моя подопытная и ее подружка. - Мы не уйдем.

– Ладно, освободите тролля и не лезьте в мои проблемы.

– Ты прав, - подлетев к нам, заявила Инга. - Потому что я хотела сразиться с тобой, а не с твоими марионетками.

– Мы Избранные! - вопили обе девушки, помахивая кулачками.

А Эйзо сидел на земле, разминая ноги. Два года висения на скале явно не пошли на пользу троллю, и теперь он забыл как ходить. Я буркнул под нос заклинание, и направил его в голову несчастному пленнику скалы. Пусть научится, а то если Инга меня убьет, некому будет вытащить его из горной местности. Не Мари же с Зиной с перепугу обретут магическую силу и перетащат тролля по астралу в Медведный лес.

– Как же, - язвила моя сокурсница, - избранные они, так я и поверила.

Она смеялась так дико, что мне начало казаться, что в душе Инги и взаправду засел Властелин Тьмы, с которым так рвались сразиться две девушки из незнакомого мне города Москвы.

– А ты не веришь?

Я прочитал мысли моих спутниц и несказанно удивился: они думали практически одинаково и норовили запустить в Ингу по файерболу.

Впрочем, я им это позволил, отошел с пути следования двух неслабых заклинаний, а Инга поднялась чуть выше. Огненный шары, соприкоснувшись с землей, рванули где-то в области оцепления. Жалко спящих гремлинов, троллей и гоблинов. Мы их так просто убиваем, что потом устанем оправдываться перед дирекцией Клюквянки за наши выходки.

– Ди, хватит играть в куклы, я требую настоящего реванша! Облик можешь оставить этот, сопливый и противный, мне доставит удовольствие убивать тебя в таком виде.

– Осилишь? - искоса глянул я на Ингу.

По рейтингу она была третьей в школе и отставала от меня на пару баллов из-за взбалмошного поведения. Если бы эта рыжая оторва не разрушила дальнюю башню и не подмешала бы нашей "любимой" травнице в зелье крысиных лапок, то тогда она запросто обошла бы и нашего лидера Анди. Но с учетом штрафных очков, она была лишь третьей, и чтобы получить золотой кубок и право стать магистром, стоявшие выше ее по рейтингу должны были либо завалить защиту, либо умереть.

Мне стало страшно за Анди. Я никогда не любил этого аккуратного толстячка-травника, любимчика нашей преподавательницы. Он всегда был спокоен, и благодаря своему характеру добился многого. Кто-то завидовал этому парню, мол, отец директор, оттого и оценки высокие. Но так говорили неудачники, у которых нормальное боевое заклинание получалось раза с десятого. Преуспевающие в учебе, наоборот, уважали директорского сына. И, наверное, завидовали. Например, я всегда стремился обойти его. Но из-за нелюбви к травоведению я ему проиграл.

С Ингой мы поссорились еще на первом курсе. В отличие от Анди, она звезд с неба не хватала и все время стремилась стать лучше. Похвальное рвение с минимумом врожденных способностей. Она всегда была коварна и жестока. Поэтому я и не удивился, когда она вышла в финал конкурса имени Зины Лесовой. Не раз случалось, что Инга ликвидировала своих конкурентов: то зелье какое неправильное подмешивала в еду, а потом конкурентки вместо сдачи экзаменов мучились банальным несварением; то метлы для полетов подпиливала… В итоге пропустившие экзамены волшебники сдавали все с пониженными баллами из-за ослабленного здоровья.

А однажды Инга решила подобным образом поступить со мной. Она придумала для этого особо изощренную шутку. Девушке прекрасно было известно, как я не люблю травоведение. Она украла у Фрау Флайр колбочку с зельем и налила его мне в уборной. Жидкость действовала наиотвратнейшим образом: все нечистоты увеличивались в объеме и… ночью я почувствовал их запах в своей комнате. Кроме этого, в зелье содержались какие-то вредоносные микробы, что отравляли организм. Человек, дыхнувший запаха образовавшегося (не буду говорить это слово), начинал страдать поносом и мучиться жаром. Только со мной сия шуточка не прошла. Потому что я воспользовался астралом и убрал туда на время свое тело. А потом вычистил туалет. Да, я дыхнул предложенной мне отравы, но кое-что в травоведении я смыслил и, пока лихорадка не овладела мной, приготовил противоядие. Закончилось все тем, что, пребывая в астральных плоскостях, я встал на след злоумышленницы, а наутро вызвал ее на дуэль и победил.

Вот с того дня мы и стали с Ингой врагами. Это было выше моего достоинства распускать слухи о том, что одна из учениц нахальным образом убирает конкурентов, поэтому вся школа с упоением следила за нашими боями. Инга с тех пор больше не устраивала мне подлостей, потому что поняла: с астральным магом шутки плохи, - зато она начала намного лучше учиться и стала подниматься в рейтинге. Получилось, что таким образом я спас большинство учеников от злых шуточек рыжей ведьмы.

Я не сомневался, что Инга очень серьезно подойдет к написанию диплома. И не исключал мысли, что если наши пути пересекутся, она попробует ликвидировать меня. Что, собственно, и произошло.

Не знаю, нагадила ли она Анди, это мне станет известным только на защите, но себя и своих подопытных мерисью (а в расовой принадлежности девушек после турнира в Фуфеле я не сомневался).

Мария и Зина, готовые сражаться, стояли неподалеку.

– Знаете, девочки, - я повернулся к ним, а Инга терпеливо ждала, когда я, наконец, избавлюсь от марионеток, - это моя битва, понятно?

– Но если она тебя убьет, Ди, я не выйду за тебя замуж! - возмутилась Мария.

– И я! - добавила Зина.

Все мысли у них об одном: как бы меня обженить. Но лично мне не хочется становиться ни мужем Марии, ни, тем более, Зины. Хотя, о сожительстве с первой я изредка и подумывал, уж очень мне понравилась та ночь, что мы провели в хамке у вампиров. Но о госпоже Лесовой я как о возможной партии никогда не задумывался.

Я не стал их спрашивать, и поместил в непроницаемую сферу для их же пользы. Если они захотят воспользоваться магией и у них, естественно, не получится, то я сошлюсь на непропускаемость колдовских сил сферой. Девушки прямо-таки прилипли к сфере, в ужасе наблюдая за мной. Больше я на них внимания не обращал.

Пора было заняться дуэлью. Это нечестно, потому что моя победа посредством чужого тела должна зачитываться за две. Но, похоже, Инга поставила перед собой задачу извести мой источник силы до дна.

– Как ты так быстро восстановилась? - я спросил ее.

Она, усмехнувшись, достала из-за пазухи красный кристалл.

– Это моя дипломная работа, - похвасталась рыжая ведьма, - амулет силы.

Я слышал, что многие выпускники магической школы, особенно, из боевых, часто в качестве темы на диплом брали разработку подобного артефакта. Эта вещь была настолько индивидуальной, что амулет, разработанный Ингой, никогда бы не подействовал на меня и наоборот.

– Так что, я теперь практически непобедима. И я просто не ожидала Пляски Света, поэтому и проиграла в Фуфеле. Пойми, Ди, мое важное изобретение станет лучшей работой за этот год, потому что тебя не будет, как не стало и Анди.

– Стерва! - в душах крикнул я. - Ты идешь к славе по чужим костям.

– И получаю то, что мне нужно! - хихикнула ведьма.

Да, даже если она и получит диплом магической школы, я всегда буду называть эту девушку ведьмой, потому что такие как она, только бесчестят нашу школу. Я просто не представлял, как Инга может стать магистром и учить юных волшебников. Точнее, чему она их будет учить?

И если бы у меня в голове витала только эта мысль, у меня была бы сильнейшая мотивация к победе. Но подобных причин не сдаваться накопилось очень много.

На Пляску Света я был сейчас неспособен. Я чувствовал, что если я начну читать это заклинание, то выдохнусь на середине, и Инга одним ударом Клинка Тьмы отправит меня в царство мертвых.

– Тогда получи вот это, - у меня в руках загорелся зеленый плазменный шар.

Попади такая штуковина в человеческое тело, от него останется горстка пепла.

Я сосредоточился на Инге и начал шарить по астралу, просчитывая все вероятности, куда она может податься. Промахнуться было нельзя, но именно это я и сделал. Не найдя оптимального решения проблемы, я швырнул плазму в то место, где левитировала Инга.

Она, естественно, тут же ретировалась. Но я, предугадывая ее поведение, разделил шар на три. Но и это мне не помогло. Инга не попала в область поражения моих шаров.

Я почувствовал адскую боль в правом боку, а потом заметил, что из моего живота торчит окровавленное лезвие.

Глаза мои полезли на лоб, и я закашлялся. Она научилась-таки прыгать по астралу. Подобные выкрутасы всегда плохо удавались рыжей, но, готовясь к нашей финальной битве, она набралась терпения и потренировалась. Я не ожидал, что ведьма будет способна перенестись на те десять метров, что только что разделяли нас.

– Магия иногда бессильна, - шепнула она мне на ухо, медленно вынимая нож из моего бока.

О, как это было больно. Я жалким взглядом посмотрел на мерцающий шар, куда запрятал Мари и Зину. Девушки чуть ли не драли оболочку, отделяющую их от поля битвы, но из-за полнейшего отсутствия всяческих способностей им суждено было оставаться лишь зрителями.

Я пихнул Ингу в грудь, и та, споткнувшись о камни, свалилась на спину.

– Спасибо за урок, - прижав руку к ране, процедил сквозь зубы я. - Но все же…

Левая рука у меня намного слабее правой, но я не мог отпустить рану, иначе бы вся кровь из меня, наверное, вылилась бы.

Я бросил ей в глаза обычный светящийся шарик, чтобы выиграть пару минут.

Как бы силен ни был маг, но против света ничего не поделаешь. Пока Инга жмурилась и вставала, потирая ушибленные бедра, я начал читать заклинание для открытия портала. Я знал, куда отправлю конкурентку. Я никогда над ней не шутил, и то, что я сейчас задумал, должно было стать достойным финалом нашего противостояния.

Нет, я не Инга, я не хотел ее длительной болезни, лишения способностей или даже смерти. Мне просто хотелось опозорить ее, показать преподавателям школы истинное лицо одной из лучших учениц. У нее есть фора на конкурсе в Фуфеле. Не знаю, насколько ли честно она вышла в финал. Она разработала весьма сильный артефакт, против этого не поспоришь. Но многого эта девушка добилась, пройдя по трупам, жестоко пошутив над сокурсниками. И я решил отомстить за всех.

Сотворить портал оказалось для меня очень сложно. Мало того, что я делал это левой рукой, вместо правой. Руны, которые я вычерчивал в воздухе, получались корявыми, и приходилось повторять некоторые части заклинания по нескольку раз. Потом я очень быстро терял силы из-за ранения. Ноги пои подкашивались, и я находил последние силы, чтобы случайно не упасть со скалы.

– Ну что, конец? - раскатистый смех Инги застал меня при вычерчивании последней руны, и моя рука дрогнула.

– Нет, - прошипел я.

Мы смотрели друг на друга, как два хищника, сражавшиеся за один кусок мяса. Победитель получит все, проигравший - погибнет. Третьего не дано.

Она поднялась, и в тот же момент у нее в руках загорелся зеленый плазменный шар. Точь-в-точь такой же, как был недавно у меня. Я уверенно рисовал последнюю руну. Да, сейчас она испепелит меня. Да, мои подопытные в ужасе кричат, и это даже слышно через практически непроницаемую защитную оболочку. Да, Эйзо и Торбо, наконец-то начали приходить в себя.

Но в то же время, правая рука сжимала серьезную рану. В животе болело так, будто Инга проткнула какой-нибудь орган. Если это так, мне нужно будет моментально лететь в Лутиниэль. Но останется ли у меня сил… сначала потому что я открою портал для Инги.

– Готовься к смерти! - крикнула моя конкурентка и побежала на меня со своим готовым заклинанием.

А я уже закончил свою гадость. Стоит Инге приблизиться ко мне, и она провалится в портал. Я чувствовал, как расходятся в стороны астральные плоскости, как открывается переход длиной в несколько недель пути, как создается граница между двумя местами нашего мира. Я даже начал чувствовать интерьер той комнаты, куда я задумал поместить безжалостную конкурентку.

Но в то же время мне приходилось пятиться. С каждым шагом я боялся, что вот-вот сорвусь и полечу вниз головой.

Девушки в оболочке, затаив дыхание, ожидали исхода битвы, естественно, в мою пользу. Торбо разминал крылья и тоже не спускал с меня глаз. А Эйзо снова принялся за попытки научиться вставать и идти.

"Если я погибну, отведи Мари и Зину в Клюквянку!" - бросил я мысль в голову тролля.

Я боялся. Но я хотел победить. Инга бросилась на меня неожиданно, и я в страхе отскочил. Я увидел, как она, широко открыв рот от несказанного удивления, проваливается в портал-ловушку. Да, она была очень слаба в астральной магии и не могла почувствовать моего подлого заклинания. Я на мгновение представил ее выражение лица, когда она окажется там, куда я ее отправил с плазменным шаром наготове. А я ее отправил прямиком в кабинет Торрета.

Не думаю, что директор школы будет рад, когда на него выскочит бешено орущая девушка с плазменным шаром в руке. А ведь заклинание, если прочтено, должно быть использовано. Поэтому взрыв в Клюквянке гарантирован. А как следствие… очень много штрафных баллов на счету моей конкурентки.

Но успели мои мысли веселым хороводом пронестись по моей голове, как я понял, что мир почему-то несется куда-то вниз, и я осознал… что я падаю… что пришел мне конец… вряд ли кто сможет срочно провесить портал в Лути…

* * *

– Ди! - хором крикнули мы с Зиной.

После того, как преследовавшая нас проигравшая турнир Инга провалилась в неизвестном направлении, Димиан пошатнулся, сделал шаг назад… оступился…и полетел вниз.

Торбо тут же сорвался с места, и взмыл высоко в небо. И больше я не видела своего личного Боинга.

Вот так рушатся девичьи мечты. Мы свесились со скалы, пытаясь найти Димиана внизу. Мы втайне надеялись, что он воспользовался заклинанием левитации и избежал смерти. Но внизу мы видели только спящих и убитых камнями монстров и скелетов. Не знаю, честно говоря, как скелеты закрывают глаза, но на них мое заклинание сна тоже подействовало безотказно.

– Вас велено доставить в Клюквянку, - раздался бархатный бас сзади.

Мы с Зиной синхронно обернулись и увидели, что Эйзо научился вставать и даже ходить…

– Но Димиан, - сквозь слезы, поглядывая за край обрыва, спросила я.

Я надеялась, что он не разбился, что пройдет еще пара секунд, и счастливый Ди, залечивший свою рану, вылезет к нам, обнимет и поцелует меня.

Но время растягивалось до бесконечности, а волшебник все не появлялся.

Страшные мысли заселили мою голову. О, как я любила Диму Колдуна. Он был красив, он умел петь, он (как я только что поняла) отлично сражался с сильнейшими волшебниками, но только один эпизод я готова была вспоминать с трепетом на сердце: ночь в сампирском замке. Я не помнила, что там произошло, но была уверена, что именно это и стало главным в наших с ним отношениях. Я хотела повторить, а теперь… не получится… Ди никогда не будет жить в Москве: ни у меня в Бутово, ни даже у Зины.

И я разревелась. Я рыдала так, как плачут вдовы на похоронах любимых мужей (об этом я читала в любовных романах). И мне очень захотелось умереть. Только я боялась смерти, и решила этого не делать.

– Он погиб? - сквозь слезы спросила я.

Зина тоже была не в лучшем состоянии, однако, для нее кончина Димиана не оказалась такой большой трагедией. Она и влюбиться в него толком не успела.

– Наверняка, - потупив взгляд, сказал тролль. - А я в благодарность за свободу отвезу вас в Клюквянку, и там вас отправят домой.

Тролль подставил нам плечо, и мы взобрались на него. Когда он спрыгнул со скалы, я еще раз посмотрела вокруг в поисках хотя бы тела моего возлюбленного. Но ничего не увидела. Неужели плазменный шар попал в Ди и сжег его. Нет, этого не может быть, потому что я отчетливо видела, как маг падал с обрыва. А может эта рыжая стерва приготовила внизу целый костер, который потух, когда Димиан сгорел. Тревожные мысли не отпускали меня.

– Фу, человек, - фыркнула я, увидев бездыханное тело какого-то мужчины.

Он лежал с распростертыми руками. Как и Ди, он был ранен в правый бок и одежда черная очень похожая. Но сначала я даже подумала, что это и есть мой возлюбленный. Однако, разглядев тело поближе, я поняла, что к Димиану этот человек имеет такое же отношение, как зима к лету. Он был достаточно высок, но настолько худ, что до комплекции Ди ему нужно было съесть тысячи порций мясного. По его длинным окровавленным волосам стекала кровь. Да и на изувеченном ударами о камни лице невозможно было найти хоть какого-то сходства с колдуном: длинный острый нос, впалые щеки, высоко поднятые брови.

Только чего-то я не припомню, чтобы среди оцепления были люди. Наверное, не заметила.

– Прислужник низких тварей, - заключила Зина.

Я ей поддакнула и только плюнула в сторону раненого.

– Чтоб он побыстрее сдох! - пожелала я, прищелкнув пальцами.

Тролль за двое суток довез нас до готического замка, что стоял в дельте реки. За это время мы с Зиной пролили немало слез по нашему любимому и единственному. Я дала себе зарок, что никогда не выйду замуж, ибо в Москве все мужики идиоты, а моя подруга сказала, что зря я так. Я еще раз поняла, что Ди она не любила. Да будет земля ему пухом, даже если и погиб он на острых скальных камнях.

Сколько бы я ни звала Торбо, он не прилетал. Странный какой-то дракон. Наверное, на него так подействовало заклинание, когда Димиан отправлял в другой мир эту рыжую девицу.

Потом мы целый день провели в замке под присмотром мага Торрета. Он оказался славным старичком и внимательно выслушал обо всех наших с Зиной приключениях, а наутро обещал пренепременно отправить нас домой.

Как он нам объяснил - вернемся мы в то время и место, откуда нас доставили на Транс-поляну.

Зина грустно улыбнулась.

– Получается, что выйдя из переулка, я стану на два года старше? - удивилась Зина.

Торрет добрым взглядом окинул Лесову, а потом, наверное, прочитал ее мысли и ответил:

– Твоя жизнь настолько коротка, что не позволительно так просто терять два года. При переходе домой я верну тебе те годы, что ты провела тут. Ты будешь помнить обо всем произошедшем, но тебе будет ровно двадцать восемь, ведь именно в этом возрасте ты попала в Фуфляндию, Зина Лесова.

Девушка кивнула. Вот я и узнала ее истинный возраст. Она на десять лет меня старше. Но как мы с ней поладили.

Но вдруг Зина вскочила с кресла, где сидела и в ужасе посмотрела на меня.

– Представь, Маш, я оставила все рукописи, все свои шесть романов в Фуфеле.

Наверное, это и было для нее самой большой трагедией.

– А знаешь, - всхлипнув, я обняла ее, - давай напишем совсем другой роман. То, что ты сочиняла в заточении - оно темное, грустное. Вряд ли москвички станут восхищаться теми книгами. Два года… ты не забудешь меня за это время?

– Ни в коем случае! - горящими глазами Зина впялилась в меня.

И кроме нас больше в комнате никого не существовало: ни Торрета в красной мантии, ни его вычурных интерьеров, ни любопытных слуг, заглядывающих то и дело в кабинет директора.

– Запиши мой сотовый и позвони восьмого июня 2007 года после двенадцати.

Зина внаглую взяла со стола директора листок и под диктовку записала десять цифр моего номера и дату. И я была уверена, что она позвонит, на двести тысяч процентов.

– Ну что, в путь? - хлопнул в ладоши Торрет, отодвигая шкаф с книгами.

Там было настолько черно, что я даже испугалась: а что, если я не вернусь в свой мир? Что, если меня обманут и бросят в тюрьму, как и Зину.

Но подруга взяла меня за руку, и мы шагнули в неизвестность. Терять уже было нечего: шпаргалки я посеяла в Фуфеле, честь девичью - в вампирском замке, а горячо любимого Димиана - в горах. Нужно было идти вперед…

Когда я поднялась по лестнице, мне в лицо подул горячий июньский ветер. Ярко светило солнце. Было жарко. Люди куда-то спешили. А я стояла одна-одинешенька у подземного перехода. На мне розовая миниюбка и топик со стразами, на ногах - босоножки на шпильках, а под мышкой книга с проводками. Как будто ничего и не было. Словно Фуфляндия и Димиан - это минутная иллюзия. Блин. Я вышла не на той стороне улицы. Я только что вспомнила о презентации гламурного журнала.

Но вокруг не было толпы счастливых девиц, которые собирались бы на столь массовое мероприятие.

Я безнадежно опоздала на экзамен. Надо было идти в университет, а не любоваться московскими пейзажами. И я спустилась в переход. Посмотрев на стену, где, как мне казалось, и должно было висеть объявление про женский журнал, красовалась реклама дешевого роуминга по всей Европе. Как будто ничего и не произошло. Словно Димиан - это только страшный сон, видение, которое пришло и исчезло. Пропало тогда, когда настала пора. Никто не погиб, потому что во сне жизни нет.

Я перешла улицу и быстро (насколько это возможно на высоких каблуках) направлялась к универу, когда у меня зазвонил телефон.

Номер, который отобразился на экране, я не знала. Первое, что очень мне захотелось - отклонить вызов. Но внутренний голос запретил мне это делать, и я нажала от ответ.

– Привет, Маша, - этот голос я словно слышала несколько минут назад.

И сразу же мои догадки подтвердились:

– Это Зинка Лесова.

Меня словно холодной водой окатило. Значит, Фуфляндия и все, что произошло там - чистая правда?

– Я еле дождалась, когда пройдут эти два с половиной года… Я написала несколько черновиков о Фуфляндии. Приедешь, почитаем вместе, а?

– Да… - я опешила, - конечно… только я сначала сдам бухучет… Давай вечером.

Образ Димиана всплыл у меня в памяти, и я твердо решила, что у нашего с Зиной романа будет счастливая концовка. Коли там я числилась Избранной, то у меня должно было хватить сил прорвать защитную оболочку и прочитать левитацию для Димиана. После чего мы должны были отправиться в Лутиниэль и пожениться.

– Вечером, хорошо, - эти формальности выбили меня из мечтаний, - где?

– Чкаловская в центре зала…

* * *

Я с трудом открыл глаза.

– Мари, - простонал я.

Чего я не хотел делать, так это называть ее по имени. Я видел, как она плюнула в меня, когда Эйзо уносил их с Зиной в Клюквянку. И правильно, она так и не узнала моего истинного облика. Но зато я в полной мере познал природу мерисью. Отвратительные создания. Но почему я подсознательно позвал ее? Между нами образовалась такая сильная мыслесвязь.

Но надо мной свесилось совсем другое, и куда более милое лицо: Нюкукулюэль.

Я было потянулся, чтобы поцеловать ее, но ее холодные руки уложили меня обратно в постель.

– Ее больше нет. Торрет отправил ее на родину, - шепнула мне эльфийка, - еще три месяца назад.

Сколько? Я чуть не подскочил на кровати. Оставалось два месяца до защиты, а я, скорее всего, потерял все свои записи, и мне придется многое восстанавливать.

– Лежи, лежи и отдыхай, - Нюкукулюэль всегда была заботлива и спокойна. - Раны затянулись давно, но вот сила восстановилась с большими проблемами. Я было подумала, что ты исчерпал себя.

Нечто подобное она говорила и в предыдущую нашу встречу. Какая тревожная особа эта эльфийка.

– А я расскажу тебе, что произошло.

Оказывается, меня поймал Торбо. Дракон настолько ненавидел Марию, что решил во что бы то ни стало унести меня от нее куда подальше. Он спрятался и ждал, когда Эйзо утащит двух мерисью в Клюквянку, а потом вылез из своего убежища, кинул меня на спину и унес в Лютиниэль, где меня и выходили.

Инга, как я и хотел, попала прямиком в кабинет к Торрету. С криком: "Димиан, теперь я самая могущественная ведьма", - она всадила плазменным шаром в любимую собачку директора школы. Начались разбирательства, и мою конкурентку исключили из школы и отправили успокоиться и прийти в себя в другом мире. Как мне жалко те земли, на которые ступит ее нога. Потому что эта коварная женщина слабо отличается от мерисью, обитающих в Москве.

Торрет вскоре после ссылки Инги наведывался ко мне в эльфийский замок, но Нюкуку поведала ему неутешительные новости: я потерял всю силу и больше никогда не смогу пользоваться магией, даже если и приду в себя.

Но все сложилось гораздо лучше. Я быстро шел на поправку и уже через неделю чувствовал себя полным сил не только физических, но и магических. Я взялся за написание диплома, и к сроку сдал свой труд Торрету. О, как был рад мой наставник, когда я, похудевший (я после лечения походил на скелет), бледный, но уверенный в себе, передал ему переплетенную работу.

А в день получения диплома школы магии Торрет позвал меня к себе.

– Анди идет на поправку, мы его вовремя спасли, - начал он, - но сильнейший маг этого выпуска уже никогда не станет таким, как был раньше. Инга сильно потрепала его. Да и тебя тоже, но твое здоровье меня удивляет. Как будто в тебе есть неисчерпаемый источник жизненной силы.

Кто знает, может, и так, но я ничего подобного не чувствую.

– Анди получит свой золотой кубок, потому что он изобрел эликсир молодости. Да, Инга подмешала туда каких-то странных веществ, устроила взрыв в замке у Анди, но все равно… он говорил, что все формулы в целости и сохранности.

– Это замечательно, - я был искренне рад за сокурсника.

– Но и тебя, Ди, я тоже не хочу оставлять без возможности стать магистром. Вопреки законам, Клюквянка возьмет в этом году двух соискателей в магистры.

Мой рот самопроизвольно открылся. Чего я не ожидал, так это подобного решения магистрата.

– Но учти, Ди, я делаю это исключительно потому, что мне требуется продолжение исследования мерисью: откуда они берутся, что их делает такими и так далее. Они не отличаются от людей, но в них есть что-то разрушительное. И я даже рад, что собственноручно спас мир от этих двух девушек.

– Вы хотите, чтобы я разрушал Фуфляндию и дальше, устраивая невинные прогулки упертым девицам, которые мнят себя Избранными? - не понял я.

– Нет-нет, Ди. Это нам как раз и не нужно, - Торрет ходил взад-вперед, как будто не знал, с чего начать разговор со мной. - Ты отправишься в эту Москву, на родину мерисью и узнаешь, каким образом они проникают в наш мир и в другие государства. Нам нужно закрыть все порталы, чтобы ни одна подобная девушка не попыталась больше спасти наш мир. Понятно?

Чего не ясного-то? Мне предстояло отправиться в незнакомый мне мир, туда, где кишат убежденные в своей неимоверной везучести и избранности девушки, способные разрушить мир своими наивными идеями. Как выглядит их родина… Мне стало интересно.

Торрет предложил мне отправляться немедленно. Обратный портал он обещал провесить через полгода, когда я, возможно, закончу свое исследование. Или умру, потому что иного с мерисью не светит.

– Только предупреждаю, - тихо сказал наставник, - в том мире нет магии, и ты не сможешь воспользоваться ни одним из своих фокусов. Так что, это путешествие станет для тебя и своеобразным уроком, Димиан. Ты неразумно расходуешь свою силу, а там ты научишься бороться за жизнь без магии.

О, без нее я чувствовал себя как без рук. Мне на мгновение показалось, что в личине Торрета передо мной стоит Инга, придумавшая мне в ответ вот такую жестокую шуточку. Но нет, рыжая нахалка бороздила чужой мир (и я искренне не завидовал тамошним жителям), а магистр отодвигал от стены книжный шкаф.

– Доброго пути тебе, Димиан, и всяческой удачи, - он похлопал меня по плечу.

И я шагнул туда, где сгущалась непроглядная тьма. Я подумал, как хорошо было бы встретить там Марию Сусанину, посмотреть в ее красивые зеленые глаза, полные печали, провести с ней еще одну незабываемую ночь… Но потом я вспомнил: я не могу пользоваться магией, у меня не получится создать красивую иллюзию, от которой девушка и сходила с ума. И еще я подумал: если мы все же с ней встретимся, примет ли она меня таким, какой я на самом деле?

 Здесь и далее по тексту приведены слова из песни Дмитрия Колдуна "Work your magic". Уважаемый Дмитрий, простите эту глупую фанатку.


Содержание:
 0  Двойная игра : А Котенко  1  Глава 2. Предсказание : А Котенко
 2  Глава 3. Игры для орков : А Котенко  3  Глава 4. Гномий снобизм : А Котенко
 4  Глава 5. Эльфийские песнопения : А Котенко  5  Глава 6. Кипящая кровь : А Котенко
 6  Глава 7. Мастер иллюзий : А Котенко  7  Глава 8. Обалдеть, дайте две! : А Котенко
 8  вы читаете: Глава 9. Дашь мне силу? : А Котенко  9  Использовалась литература : Двойная игра



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.