Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 5. Пакостные щупальца : А Котенко

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




Глава 5. Пакостные щупальца

– Извини, Паша, я не хочу быть с тобой!

– Зато я хочу!

– У нас не патриархат, отпусти меня!

– Я хочу тебя!

Катя, тогда еще жительница Москвы, ударила его по руке. Но он не отпустил, он еще сильнее прижал ее к себе, не желая расставаться.

– Убирайся. И с фестиваля, и из моей жизни.

Она пыталась оттолкнуть его, вырваться из крепких, словно чугунные оковы, объятий. Но Паша не собирался сдаваться. Она принадлежала ему и только ему. Он словно не слышал, что ему говорили, он прижимал ее к себе и тащил в подсобку. Девушка пыталась кричать, сопротивляться, но вскоре кляп оказался у нее во рту, а руки сковали холодные наручники. Обиженный и униженный прицепил ее к холодной металлической койке, по которой давно плакала свалка, а потом с такой силой рванул на себя шелковую блузку Кати, что пуговицы не выдержали и оторвались. Его нежные, а теперь такие противные губы, прикасались к груди девушки. Она пыталась сопротивляться, но ее бывший друг, сильный мужчина, который не пропускал занятий в фитнес-клубе, блокировал все атаки от строптивой партнерши.

– Я люблю, когда сопротивляются. А когда это делает девушка, которую я хочу…

'Ублюдок, сволочь, трахоман!' - говорили глаза Кати, когда он сдирал с нее юбку.

Когда-то она любила его. Он был для нее самым лучшим на свете человеком, он понимал и принимал ее внутренний мир, они вместе ходили на все столичные мероприятия, посвященные аниме и не только, он боготворил ее творчество и готов был защитить от настырных критиков. Но все оборвалось в один день. Тогда Пашу словно подменили: он стал жесток и безжалостен, в Кате он видел только средство для развлечений и больше ничего. Но когда девушка, возвращаясь домой, вдруг припомнила, что парень не сказал ей ни слова за два часа свидания, ей стало жутко. И за него она мечтала выйти замуж! Какая нелепость. И что с ним только могло случиться? Почему вот так вдруг?!

Она не сдавалась, пыталась завести разговор, но Павел Залесский, преподаватель японского языка из МГИМО, сводил все дискуссии к обсуждению марок и размеров резиновых изделий, продающихся в аптеке.

– Тебя только это интересует? - выпалила однажды Катя.

– Женщине другого и не нужно! - сухо ответил он.

– Мне - нужно! - не задумываясь, ответила девушка.

– Идиотка, - усмехнулся преподаватель, - семья, дети, квартиры, все это глупости жизни.

– Ты не способен заработать на квартиру и стать примерным семьянином, потому так и говоришь! - Кате раньше не приходилось защищать свою точку зрения, но в тот день слова лились у нее рекой, аргументы приходили в ее голову сразу.

– А мне это и не надо! Мне нужна женщина, просто красивая женщина! А суета, тупая романтика, прогулки под луной и пустые разговоры - не пища для тела настоящего мужчины.

– Кажется, - сощурилась Катя, - ты ошибся адресом, тебе на Ленинградское шоссе бы ночью выйти, вот там и найдешь себе женщину своей мечты. А мне с тобой не по пути.

– Нет, - лукаво смотрел ей в глаза Павел, - эти сучки-пустышки не сравнятся с тобой. Поверь мне, я это точно знаю.

– Я слишком хороша для тебя! - первый раз в жизни Катя позволила себе, гордо задрав нос, назвать такую высокую цену.

Тогда он дал ей уйти. Полгода он не писал ей ни слова, не звонил и не просил о встрече. И когда будущая Дельская уже и думать забыла о парне-извращенце, в новогодний вечер, к ней в ящик свалилась электронная открытка. Павел приглашал ее на свидание. Он намекал, что обижаться, тем более, безосновательно, на идеальных мужчин - глупо, что пора расставить точки над i и вернуться к прежней жизни, что не стоит губить большое чувство, которое некогда имело место быть между ними. Может, он и способен забыть былые обиды, но у Кати этого не получалось. Платье с последнего их свидания, пропитавшееся противным запахом его одеколона, девушка давно выбросила, чтобы оно не напоминало ей о совершенной ошибке. А он готов все так просто забыть и начать заново.

Он писал каждый день, рассказывал об идеале женщины, а когда понял, что неприступная Катя не сдастся, перешел на унижения. Так адрес Павла Залесского, доцента МГИМО, перекочевал у девушки в черный список. А, направляясь на косплей-вечеринку, она и не предполагала, что неотразимый самурай, уверявший, что аниме-хобби - это худшее из зол, тоже решит поблистать в костюмированном шоу.

Вместо того, чтобы наслаждаться показом моды девушек-кошек от одного из столичных дизайнеров, Катю уволокли в подсобку.

До правонарушения в тот вечер не дошло. Потому что в подвал спустился кто-то из охранников. Милиционер утверждал, будто собаки обнаружили стойкий запах наркотиков, и ему нужно срочно осмотреть помещение. Катя не раз слышала, что среди фанатов аниме были любители травки. Говорили, что некоторые сериалы только под кайфом и можно смотреть, чтобы понять весь их скрытый смысл, но эта вредная привычка вовсе не интересовала Катю. А в тот ужасный день она оказалась безгранично рада существованию наркоманов, запрятавших курево не где-то в залах клуба, а именно в подсобке. Когда охранник вышиб дверь, Залесский тут же закутался в кимоно и прыгнул в темный угол, зато несчастная жертва, абсолютно голая, прикованная наручниками к кровати, предстала перед охранником во всей своей красе. Бери - не хочу. К счастью девушки мужчина при исполнении не стал пользоваться оставленной куколкой. Он помог Кате освободиться от пут, а та в свою очередь указала прибежавшей охране на угол, в котором прятался неотразимый самурай.

– С…, б…га подколодная! - крикнул тогда Залесский в лицо некогда любимой девушке.

Но та только носом повела.


– А на следующий день я улетела в Екатеринбург, просто купила билет на ближайший самолет. Как говорится, ткнула пальцем в небо на удачу, и она меня не подвела, - покрасневшая до кончиков ушей, закончила свой нелегкий рассказ Дельская. - Через год я повстречала Лёшу и вышла за него замуж. А Залесского отпустили из обезьянника за отсутствием доказательств. Прилети я в Москву, я могла усадить его на пару лет за попытку изнасилования. Но мне это не надо. Он бы отсидел несколько лет, а потом отправился бы мстить мне за исковерканную жизнь? Но почему судьба вновь свела меня с ним? Наверное, я несправедливо поступила тогда с ним.

Имя доцента Залесского числилось в списке, который Катя отправила Ивану в Ниххонию. Девушки уже вычеркнули Андронову, а рядом с Зайцевой поставили галочку, так как Анастасия, если верить последнему письму из аномалии, была под пристальным вниманием ОСЯ.

Вечно счастливая Осака крутилась в кресле Шаулина, и это не мешало ей слушать душеизлияния девушки, которая увела ее из странного актового зала и с непонятной костюмированной вечеринки. Девочка из Ниххонии всю дорогу твердила, что до Рождества еще больше месяца, и что рядиться раньше срока не положено. Сколько бы не убеждали ее Ира и Маша, что это просто вечеринка для веселья, девочка не хотела оставить свои мысли.

Тогда-то Катя и рассказала историю трехлетней давности, чтобы поддержать ниххонскую школьницу. Девочку, явившуюся в Москву из Ниххонии, требовалось срочно доставить в Отдел, потому что она могла навлечь и на себя, и на своих фанатов немало бед. Катя не очень любила аниме со странным названием 'Адзуманга', персонажем которого являлась странная пришелица, но оперативная служба не подразумевала вкусовых пристрастий. Что подкинула - с тем и работай. Новоиспеченная сотрудница тихо радовалась, что ей довелось работать с глуповатой школьницей, а не с каким-нибудь демоном или злым волшебником. Последние бы не постеснялись вызвать на Москву и торнадо, и снег, и землетрясение, а потом встать на верхушку Останкинской башни и, созерцая разрушения, раскатисто ржать. В такой ситуации вечно счастливая дебилка, не мечтающая стать Сэйлор-воином или спасительницей мира, - идеальнейший вариант и несказанная удача.

Антон Викторович прибыл в офис только спустя полчаса. К тому времени успевшие уже переодеться девушки пили кофе вместе со своей подопечной. Илларионова, к сожалению, пришлось оставить у входа в библиотеку МГУ, сославшись на непреодолимое желание Осаки срочно выучить русский язык. Девушки не сомневались, что Кирилл не поверил ни единому их слову, но вряд ли Антон Викторович бы прыгал от счастья, провези они непосвященного по туннелям метро-два. Одной Осаки непонятного происхождения за глаза хватало. А что, если она москвичка, тогда придется просить Марго заняться удалением воспоминаний о дороге в ОСЯ.

– Бака-сэнсей, где Бака-сэнсей? - не унимаясь, твердила Осака, разглядывая невысокого худощавого начальника, который укоризненно смотрел на нее, почесывая седой затылок.

Девочка словно не хотела понимать, что уселась не в то кресло. Ей нравилась эта офисная каруселька с кожаным сиденьем. У ее родителей в офисе были только деревянные стулья, на которых не повертишься.

– Значит так, Ира! - серьезный взгляд Шаулина был направлен не на Дельскую, а на Иванову жену. - Судя по всему, кое-кто ошибся и прислал к нам в Москву не ту девочку. Для начала просканируем ее ауру.

Осака тут же прекратила вращение и дико уставилась на начальника отдела.

– Не надо, пожалуйста!

– Это не больно, - взял ее за руку Шаулин и попросил освободить кресло. - Ты же хочешь вернуться домой, а не вечно бродить по коридорам нашего отдела, правда?

Девочка покорно кивнула, а ее большие карие глаза наполнились слезами. Она была не в Ниххонии, поэтому эмоции ее выражались самым обычным образом, без дополнительных эффектов и капелек.

Осака, улыбаясь, дала себя привязать к железным носилкам ремнями и, счастливая, смотрела на яркую хирургическую лампу, свисавшую прямо над ее головой. Девочка видела, как кудрявая высокая женщина подошла к носилкам и надела ей на голову железный обруч.

'Будет, что рассказать Тио-тян!' - думалось Осаке в тот момент, когда женщина, завязав пояс на белоснежном халате, уселась рядом с носилками и нажала несколько кнопочек на аппарате, похожем на устройство для ультразвуковых исследований. Ниххонская школьница не спускала глаз с лампочек и вслух считала огоньки, пытаясь придумать незамысловатый стишок о том, как ее похитили, привезли в лабораторию и отдали на опыты.

– Все! - тихо сказала женщина, выключая лампу.

– Но я еще сказку не до конца придумала, - наивное, но такое счастливое личико Осаки умиляло ведьму Марго, когда та снимала с подопытной ремешки и датчики.

– Тебе срочно надо домой! - когда девочка уже стояла в кабинете Шаулина, сказала ведьма.

– Значит, она не из нашего мира?! - сразу же понял Антон Викторович и бросил одобрительный взгляд в сторону Дельской, Иры и Маши.

'Проблемы решаются по мере их поступления. Зверовой', - гласил старый, советских времен, лозунг над креслом начальника. Проблема была, а способа решения не находилось. Если девочка из Ниххонии каким-то образом проникла в большой мир, значит, должен был существовать и обратный путь. Ира набрала телефон брата и подробно описывала ситуацию. Школьник, отвлекаясь от домашней работы, пытался найти все возможные отговорки, чтобы только не отправляться в офис к Шаулину, но отвязаться от родной некогда сестренки у него не получилось. Поэтому скандинавское божество в теле современного мальчика уже через полчаса в задумчивости мерило шагами кабинет начальника.

– Нет, ну я могу переписать свою пакостную программку, - ехидничал он, - только я не даю никакой гарантии, что она перекинет вас в Ниххонию, а не в Эдо, в 12 век.

Шаулин толок кофе, лучше этого занятия начальника успокаивал только нитроглицерин под языком. Антон Викторович, не прекращая долбить кофейные зерна, сверлил взглядом нахального хитреца Локи. Но мальчишка, словно не замечал сестры, ее подруги, Дельской и девочки из другого мира, вертелся в комнате, предлагая одну безумную идею за другой. Тайные тропы индийских богов, лазейки Бэнтен[7] и прочие хитрые пути почему-то не очень нравились людям.

– Попроще, лукавый! - стучал по столу колотушкой Шаулин. - Один Дурак достал нам этот подарок, а другой вернуть не хочет?

– Простите, уважаемый, - сощурился Локки, - это вы меня, бога, называете дураком? А я и обидеться могу.

– Локи! Локи! - скандировала Осака. - Ты же учился в соседней школе!

Мальчишка резко обернулся и уставился на иномирянку.

Скажи кто, что эта девочка опасна для мира, Хитрец ни за что бы не поверил. Такого пустого, ничего не выражающего отстраненного взгляда он в своей долгой жизни ни разу не встречал.

– Значит так, решено! - хлопнул по столу Локи, - не будем искать сложных путей!

Лицо Шаулина просияло: 'Сразу бы так'. Однако тут же начальник ОСЯ поймал на себе укоризненный взгляд зеленых глаз Хитреца: 'Я не на посылках у людишек!'

– Карманный компьютер. Моя перемещалка, с которой Ваня попал в Лесоморье, а теперь выпускает фанатов из Ниххонии. Эта девочка и аватар одного из вас. Ясно?

Недоуменные лица повсюду. Никто, даже начальник ОСЯ, ничего не понимал. Только Дельская причитала про использование детского труда в интересах спецслужб и намекала на то, что вокруг нее творится нечто неправильное и невозможное.

– Милочка, я постарше тебя буду! - бросил ей Локи, улыбаясь до ушей.

И эта фраза до конца вывела молодого бойца из колеи. Она уже было поверила в аномалии и Тутанхамона, а теперь перед ней прохаживалось живое воплощение Бога, которое говорило об аватарах. Девушка чуть за голову не схватилась: мысли о продаже души дьяволу тут же вернулись к ней.

– Сделай лицо попроще, - хихикнул Коля Семенов, подмигивая Кате. - Тут все просто. Человек ложится спать и держит за руку эту вашу, как там ее…

– Осака, - представилась девочка, склонив голову набок.

– Вот, Осаку, - продолжил Семенов. - Карманный комп под подушкой. Я запускаю программку, и ниххонская дева переносится домой, а с ней отправляется и душа того, кто держит ее за руку. А так как душе нужно тело, то в Ниххонии для этого создастся аватар, нарисованный образ, чего тут не ясно?

– Спасибо, братец, - хмыкнула Ира, - разделять душу и тело - очень неприятное занятие, али ты не помнишь, как я в больнице лежала.

И тут Локи замотал головой и замахал руками:

– Нет, сестрица, тут совсем другой эффект! Ты сама управляешь собственным телом. Ты как будто спишь, а все, что происходит с тобой в Ниххонии, твое реальное тело воспринимает не иначе как сон. Ты ничегошеньки не чувствуешь, ты половину забудешь, когда откроешь глаза в реальном мире.

– И буду спать я так сто лет, пока Иван Дурак не разбудит меня своим поцелуем! - хихикнула Ира и тут же по ее щеке пробежала горькая слезинка.

У нее с Иваном даже брачной ночи не было, не говоря уже о медовом месяце. И все это из-за глупых фанатов, что влезли в чужую аномалию.

– Ты проспишь не больше восьми часов, - говорил ее брат, словно уже было решено, что в аномалию отправится Ира, - потом я просто выключу компьютер. Осака останется дома, а твоя душа вернется в твое истинное тело…

– Если госпожа Меритатон опять не захочет ее украсть! - руки в боки заявила сестренка.

Локи обреченно вздохнул: сестру не так-то просто убедить, да и ее подруги и Шаулин прекрасно поняли, куда клонит Хитрец, и не стали настойчиво предлагать свои кандидатуры для путешествия во сне в непонятную страну Ниххонию.

– Закономерный вопрос, - Дельская все же решила защитить Иванову жену, - а зачем кому-то отправляться в аномалию, если мы можем просто усыпить Осаку и все?

– А если Иван Дурак, увидев вернувшуюся школьницу, - сощурился Локи, - захочет ее снова вернуть в большой мир? Нам еще повезло, что Осака появилась в Москве. А что будет, если она в следующий раз сойдет с экрана в каком-нибудь Тьмутараканске?

– Где находится этот город? - тут же среагировал Антон Викторович, доставая из стопки бумаг толстую книжку, атлас России.

– Вот и я о том же, - забрал у начальника томик Хитрец, - ищи тогда, где Тьмутараканск находится… А если в Мухосранск или в этот… как там его… Преведмедведск. Широка страна ваша родная.

Заголосил мальчишка.

– И твоя, - поправила его Дельская.

– Простите, я в пригородах современного Осло родился, - хмыкнул Хитрец, - поэтому ваша. Но не в этом дело. Осака, собирайся домой, Ира тебя проводит. И это не обсуждается.

Все покорно кивнули, даже начальник ОСЯ, который давно усвоил строчку из устава отдела: 'С богами спорить бесполезно. Оболтают'.


Дверь в лабораторию Киномото не поддавалась. Даже тротиловая диадема ничем не помогла.

– Не тревожь влюбленного наместника! - разнеслось из-за двери.

– Кис-а-кис, - ласково начал Иван Дурак, - давай поговорим о принцессе Кие…

И тут дверь медленно отворилась. На пороге лаборатории стоял измазанный углем и черной краской Киномото, а на всех роботах на скотч были приклеены разнообразные женские портреты.

– Это ты мою маму рисуешь? - любопытствуя, спрашивал Тутанхамон, - разглядывая все плоды творчества наместника за двое суток.

А Санджи мог похвастаться очень многим - целыми двадцатью фотороботами митаннийской принцессы.

– Неплохой из тебя художник, - похвалил его сын таинственной незнакомки, - и, главное, ты почти угадал с ее внешностью на первом, восьмом и тринадцатом портретах. Остальные лучше выбросить, чтобы с толку не сбивали.

– С твоей фотографии рисовал, Хекайнушейма-сан, - поклонился господину фараону наместник, чем вызвал у молодого агента нескрываемую улыбку.

– Генетик, - хмыкнул в ответ Иван Дурак, - разглядывая восьмой портрет, - но я подтверждаю, что похожа.

И только зеленоволосая ниххонская школьница и российская студентка в одном лице удивленно хлопала глазами, созерцая все, что творилось вокруг. Лабораторию на втором этаже виллы она еще могла себе представить, но сумасшедшего художника-наместника - вряд ли. Да, она, помнится, встречалась с Санджи, когда тот пытался отправить ее и оставшихся пришельцев в Россию. Своих товарищей по несчастью в тот день Рёко не видела, потому что каждого гостя поместили в специальную капсулу для перемещений. Только почему Санджи никак не хотел узнавать ее - девушку очень сильно поражало.

– Киномото-сан, - обратилась она к горе-художнику, забирая у него из рук портрет, - вы меня помните.

– Всех школьниц в Ниххонии не запомнишь, - фыркнул Санджи, всматриваясь в картинки на мониторе. - Лучше скажи мне, где находится такая страна, как Кемет. Я давно в школе учился, географию не помню.

Но тут же кресло с наместником оттащил от компьютера Иван Дурак. Парень принялся объяснять любвеобильному ниххонцу, что надо сначала разобраться с пришельцами из России, а потом только приниматься за поиски прекрасной митаннийской принцессы. Только Санджи такой расклад не нравился. Словно кто-то специально направил в мозг наместника сигнал: 'Найди Кию и будет тебе счастье'. Розововолосый художник не хотел ни слова слышать о каких-то там незваных гостях из России. Он прижимал к груди тринадцатый портрет Кии и вопил:

– Пока вы не отведете меня в Кемет и не познакомите с этой женщиной, я отказываюсь вам помогать!

– Ненормальный, - покрутила у виска Рёко. - У Киномото-сана точно все с головой в порядке?

– Два дня назад он был вменяемым, - вздохнул Иван, - а теперь помешался.

– Ну расскажите, где находится Кемет, Хекайнушейма-сан, - ползал перед Тутанхамоном на коленях наместник.

Вид некогда гордого японца вызывал теперь только еле сдерживаемый смех.

– В Древнем Египте! - крикнул на Санджи бывший фараон, и встряхнул наместника за плечи, пытаясь хоть так привести его в чувства. - И тебе туда не попасть, понятно?

– Да хоть в мезозое! Принцесса Кия живет там, и я должен очутиться рядом с ней!

– Кажется, это называется помешательством, - протянула Рёко и щелкнула наместника в левый висок.

Но в ответ девушка получила лишь укоризненный взгляд желтых глаз и целую тираду ругательств, мол, демоны не отпускают наместника навестить его любовь.

Валерьянка, женьшень, жасмин, лотос и прочие травы, что нашли агенты в лаборатории Киномото, не помогли вывести наместника из гипноза. Санджи вел себя вполне адекватно: он постоянно курил, пил кофе, сосал леденцы, - как и раньше. Он занимался исследованиями на компьютере. Но как только разговор заходил о пришельцах из России, Санджи словно заклинивало, он очаровательнейшим взглядом смотрел на Тутанхамона и молил отправить его в Кемет на поиски принцессы Кии.

Что только не пришлось придумывать парням и Рёко, чтобы отговорить наместника от экспедиции в прошлое. Начали с того, что принцесса любит только уродливых мужчин, и Тутанхамон нашел в Интернете фотографию бюста отца, чтобы убедить Киномото - у него нет ни малейшего шанса понравиться таинственной незнакомке. Но это не помогло: наместник обещал выколоть глаз и скорчиться, к тому же изменить фамилию на Квазимодо. Следующую историю, то есть, лекцию, прочитал Иван Дурак. Он не касался личных пристрастий и вкусов митаннийской принцессы, он старался доходчиво объяснить, что в прошлое попасть невозможно.

– Но он, - Санджи ткнул в сторону Тутанхамона, - он же вылез из прошлого! Почему я не могу туда залезть?

– Потому что когда я залазил туда в последний раз, моя мама была уже мертва. А залезть в прошлое на несколько лет раньше последнего моего появления там я не могу. Вроде бы, понятно выразился.

– То есть ты не можешь проникнуть раньше той точки времени, в которую ты уже совался? - нахмурился наместник. - А кто тебя, вообще, просил возвращаться в прошлое после смерти матери? Ты же меня вдовцом оставляешь, Тутанхамонище проклятое.

– Хватит! - стукнул бывший фараон кулаком по клавиатуре прямо перед носом Санджи. - Когда я там был последний раз, говорили, что моя мать утопилась за два года до моего возвращения, а ее тела не нашли. Так что, вряд ли вам, Киномото-сан…

– Ура! - Санджи вскочил из-за компьютера и кинулся целовать первый портрет.

Уголь - такой материал, который пачкает все, что ни прикасается к нему: и руки, и губы, и щеки. Поэтому довольный поцелуями Киномото выглядел словно трубочист, а портрет - как размазня.

– И что все это значит? - скептически протянул Иван.

– Это значит, что Санджи Киномото явился в ваш Кемет вовремя и инсценировал самоубийство принцессы Кии!

– Идиот! - хором заметили агенты и Рёко, а последняя потом, вообще, принялась обвинять в сошествии с ума всех троих парней разом.

– Кажется, мы наболтали лишнего, - шепнул Тутанхамону на ухо напарник, тыча в сторону московской студентки.

Девушка, увлекавшаяся магией, с любопытством изучала все вокруг. И только ее эвакуация из лаборатории помогла умерить пыл будущего биолога в стремлении к новым знаниям. Ничего не оставалось делать - только вербовать фанатку-москвичку в команду ОСЯ. Иван прекрасно понимал, что не он начальник отдела, но другого выхода он не видел. Только будучи агентом, Марина Зайцева не могла разболтать всего услышанного ею в лаборатории Киномото. Наврать, что все услышанное ею - ложь, увы, не получилось. Девочка охотно верила во все происходящее вокруг и говорила, что и сказки имели место быть в реальности, поэтому в перемещениях агентов по оси времени девица ни на йоту не сомневалась. Наоборот, она даже просила отправить ее в Древний Рим во дворец к Юлию Цезарю или в Галлию, или на худой конец, в кельтские племена.

– Ничего, Марго ее обработает, - успокоил Иван напарника, - а пока нам не мешает кое-что обдумать.

Все трое уселись за широкий стол на кухне. Это Киномото лучше думалось среди роботов и датчиков, а русскому человеку мысли приходили только в окружении чайников, плит и набитых едой холодильников.

– Какой-то низкий стол, - фыркнул Бака-сэнсей, разглядывая японскую конструкцию высотой в тридцать сантиметров.

И только Зайцева, смотревшая немало аниме, положила под колени подушку и устроилась за столом. Учитель и его напарник сделали то же самое.

– Значит так, Зайцева, - грозно глядя на гостью из России, начал Иван Дурак, - ты уже поняла, что я - не учитель, а мой напарник - далеко не ученик. Мы агенты спецслужб, направленные сюда, чтобы вернуть семерых молодых людей обратно в Москву. Двух девушек мы уже вернули, ты - третья, осталась еще одна девица и три парня. И все будет хорошо. Думаю, ты понимаешь, что людям из большого мира не место тут.

– Не понимаю, чем для нас плоха Ниххония, - пожала плачами Марина, - лично мне тут нравится: время словно резиновое, никто не взрослеет, не стареет. Все, как нравится. Есть немного магии и все вокруг добрые. Та же Осака… милейшая девушка. В сериале она вовсе не такая… Бака-сэнсей, что с вами?

Тутанхамон с Иваном ошалело смотрели друг на друга.

– Осака - здешняя? - выдавил из себя Дурак.

– Мы, кажется, ошиблись…

– Что вы сделали с Осакой? - тут же взвизгнула Марина, хватаясь за голову.

– Ничего, - ласково улыбнулся программист, - просто отправили в турне по Москве. Ладно, у нас есть более серьезные вопросы. Нужно узнать, кто вас всех сюда отправил и убедил, что тут лучше!

Последняя фраза Ивана снова повергла студентку-биолога в нытье о хорошей жизни в Ниххонии и несносности российского общества.

– Кажется, их никто не убеждал, - заключил Тутанхамон, - их просто поместили в мечту и следят, чтобы их никто отсюда не извлек. Какой из этого можно сделать вывод?

– То, что мне и еще пятерым не стоит возвращаться домой! - хлопнула в ладоши Рёко-Марина.

Глупая девица, глянули друг на друга агенты. Для начала не мешает ей рассказать, что мечта - это не жизнь, это только имитация жизни. Мечта или есть, или ее нет. Она не развивается, она стоит на месте, словно монстр, поглощая жизнь человека, подверженного ей. Мечтать не вредно, стремиться к мечте - тоже, но жить в ней - нет ничего более ужасного. Попав в сказку, человек прекращает свое развитие, сидит в тупике и любуется красивой картинкой, изображенной на стене. Рисунок завораживает, и человек не желает расставаться с ним.

– Мечта, - протянул Тутанхамон, - а не кажется ли, что наместника тоже поймала его мечта?

– Кстати… мысль, - нахмурился Иван, грозно глядя на Марину. - Поможешь? Или продолжишь играть в жестяные диадемы, Зайцева?

Девушка впервые в своей жизни поняла, что стена в тупике разрушена, и перед ней - два пути. Один вел в такой же точно тупик, где она могла до конца дней своих наслаждаться игрой в Сэйлор-Афину, уничтожать гипотетических демонов в школе, а потом раствориться в черной дыре забытья, что обычно случалось с персонажами, о которых не вспоминал ни один поклонник. В начале второго пути стояли двое стройных парней из таинственной спецслужбы, они утверждали, что все увлечения девушки - лишь сказки, которыми она подменила реальность, они приглашали ее пройти с ними, попасть не в одну передрягу, возможно даже на полном серьезе сыграть роль Сэйлор-Афины, девочки-победительницы, борца за добро и справедливость. Но этот пусть вел ее в Москву, в банальную жизнь. Куда ей идти - она не могла решить сразу, быстро, сказав одно единственное 'да' или 'нет'. На одной чаше весов сказка, в которой ей еще долго будет восемнадцать лет, а на другой - 'Отдел странных явлений' и утекающее сквозь пальцы время, там уже через девяток лет она станет обычной женщиной с парой-тройкой сопливых детишек на руках, а еще через тридцать - умрет. Она зажмурилась, так ей легче, казалось, принять единственное верное решение.

– Сэйлор-Афина, - голос Ивана Дурака звенел у нее в ушах, - тебе решать, быть ли тебе мышкой, играя в школе в супер-героя. В этом случае тебя забудут через три-четыре года. Когда в российском Интернете пропадет твоя последняя фотография и твоя последняя цитата окажется удаленной, ты растворишься, погибнешь, тебя не будет. Но ты сейчас можешь стать и кошкой, найти того, кто заточил тебя в твою мечту. Тогда ты станешь свободной. И ты совершишь подвиг! Куда более значимый, нежели уничтожение рядового ночного демона в школе.

Рёко-Марина открыла глаза и полным решительности взглядом окинула Тутанхамона и Бака-сэнсея. Она поправила зеленые волосы своего аватара и уверенно сказала:

– Я пойду с вами, но если этот путь мне не понравится, я в любой момент сверну с него! И уничтожу вас, демоны!

Довольные агенты переглянулись. Кого-кого, а разъяренной девушки они не боялись. В пути главное сделать первый шаг, а дальше уже не свернуть. 'Отдел странных явлений' не позволит. Ничего, Милагрес Иванову перевоспитали, а эту двадцатилетнюю якобы волшебницу обработать будет куда проще.

– А теперь к делу! - тоном главнокомандующего заявил Иван. - Некто неведомый совершенно не хочет, чтобы наместник вернул всех пленников мечты в Россию. Это раз. Сначала Санджи просто не дают завершить операцию: возвращают фанатов в Ниххонию. Потом его самого делают пленником собственной мечты.

– Чтобы избавиться от плена, нужно осуществить эту мечту! - предложил Тутанхамон. - И чем быстрее Киномото притащит в Ниххонию мою маму, тем быстрее он станет свободным.

– Ладно, - программист быстро нащелкал на наладоннике письмо Кате Дельской, чтобы та прислала ему некую 'перемещалку во времени, Ира с Машей знают'. - Теперь дальше. Андронову нам удалось вернуть, никто не помешал, так?

Напарник кивнул, припоминая, что за страшным человеком оказалась эта Наталья. А если подумать - просто пленница мечтаний, не лучше и не хуже той же Рёко. Только увлечения девушек несколько различаются: одна мнит себя воспитательницей амазонок, а другой достаточно лишь дрессировать зверушек.

– А что, если Мари, - догадалась тут Зайцева, - если она…

– Любительница садо-мазо, - скептически заметил Иван. - И, к сожалению, ей нам и придется заняться. Плюс еще Нару-кун. Сдается мне, что он тоже пленник, а не местный. Не мешает найти список всех персонажей аниме, чтобы еще раз случайно не отправить прогуливаться по Москве местного школьника.

Тутанхамон водил ручкой по исчерканному напарником листочку, чтобы успокоить нервы, и спрашивал весьма закономерную вещь:

– И с чем мы пойдем охотиться на мазохистов?

– Через час, мои дорогие ученики, - заметил программист, - начинается урок математики, а кто-то не то, что всю ночь не спал, но и домашнюю работу не делал… А нам надо выглядеть в школе обычными учителями и учениками, никто не забыл?

С грустью смотрел Иван на спящих за столом напарника и Марину Зайцеву. Мечты мечтами, а телу тоже когда-то отдыхать надобно.


– А теперь Рёко-сан скажет нам закон Архимеда, - размеренным голосом напевала учительница физики.

Невысокая рыжая женщина средних лет нарисовала на доске большой сосуд, наполненный водой и прямоугольное тело, на которое действовали две силы: тяжести и выталкивающая. Ученики старательно перечерчивали изображение к себе в конспекты, и только Марина и Тутанхамон, каждый на своей парте, мирно спали. Не известно было агентам 'Отдела странных явлений', что их коллега, Бака-сэнсей, притащит их в школу и усадит за парты. А теперь еще Рёко грозила двойка.

– А?! Что?! - протирая глаза, сонным голосом прошептала девушка.

Увидев на доске чертеж сосуда с погруженным в него кирпичом, девушка тут же вспомнила физику за седьмой класс российской школы. Только ее не проснувшийся мозг отказывался выдавать что-нибудь вменяемое.

– Если тело вперто в воду, - тяжело вздохнув, начала она, - ты не выпрешь его сроду! Действует туды-сюды, силы выпертой воды!

Дочитав стихотворение до конца, Марина зевнула и продолжила свой сон.

Ошарашенная учительница не знала, что и делать! Девочка спала - да! Но в то же время, пусть даже на совершенно жутком языке, она правильно сформулировала физический закон. Макото-сэнсей так хотела поставить худшую оценку нерадивой ученице, но теперь, когда класс гоготал над ответом Рёко, она не могла осуществить своего злобного умысла.

– Новенький! - Макото так и не научилась правильно произносить фамилию Тутанхамона.

Она подошла к спящему парнишке и постучала указкой по макушке.

– Формулу напишите на доске.

– В картуше или без? - не совсем уяснив суть вопроса, спросонья поинтересовался тот.

Вот и найдена жертва! Торжествуя, что парень сказал глупость, Макото нарисовала в табеле жирный ноль.

'А мне все равно, как я учусь!' - подумал про себя агент. Не в этом заведении ему получать документ об образовании. А соглядатаи могут и плохо учиться. Но зато сон у него как рукой сняло. Он открыл учебник и принялся искать требуемую формулу. А когда Тутанхамон дочитал историческую справку об Архимеде, то шепнул сидевшей перед ним Рёко:

– Мне и не положено знать этого! Я жил в четырнадцатом веке до сей эры, а Архимед свою формулу вывел несколько позже.

Марина улыбнулась, но услышавшие странный комментарий соседки принялись обсуждать его и сорвали урок Макото-сэнсей. Строгая женщина вскоре не знала, что и делать со старшеклассниками, которые только и говорили о том, что человеку из далекого прошлого не понять формул будущего. Особо изобретательные ребята перевели дискуссию к разработке модели машины времени. Все бы ничего, но на учительницу уже никто не обращал внимания. И никому не было дела до темы о сообщающихся сосудах. Зато довольный Тутанхамон, ехидно улыбаясь, рассказывал совсем недавно завербованной в ОСЯ девушке, как просто организовать бардак в толпе.

– Прекратите! Сейчас же! Хватит болтать! - вопила Макото.

– Не нравится мне эта тетка, - хихикал Тутанхамон. - Рёко, ты не против, если я скормлю ее крокодилам?

– А можно? - не по-доброму сверкнув глазками, обернулась к агенту Сэйлор-Деметра, она же Анита.

– Еще как! - заискивающе улыбнулся бывший фараон, доставая из кармана пиджака красно-белый мячик.

Один щелчок по серой кнопочке, и на столе у Макото-сэнсей вспыхнул белым светом силуэт небольшого танцующего крокодильчика. Болтовня в классе тут же смолкла на радость физички. Но радовалась она недолго, потому что прыгавшее по столу животное уронило на пол сообщающиеся сосуды и продолжало скакать, словно на дискотеке.

– Ты считаешь, что он может сожрать учиху? - скептическим тоном спросила толстушка Анита.

– Подавится, - махнул рукой Тутанхамон, убирая кармамона обратно.

'Если честно, то я просто нашел момент проверить, освободились ли тела этих зверюг от влияния божеств', - подумал парень.

– Новенький! - не на шутку разъярилась Макото-сэнсей. - Что вы себе позволяете?

– Ничего особенного! - встав, пожал плечами парень.

Он одарил учительницу таким милым невинным взглядом, что никто не мог усомниться - этот человек не шалил на уроке.

Хотела его Макото выгнать, да не успела, потому что урок закончился.

А на переменке Тутанхамон продолжил записи в своем дневнике наблюдений.

'Физичка - типичная учительница. Вроде бы вчера в личных документах я видел, что она работает тут не один десяток лет. Женщина она строгая, но справедливая. Она не могла прийти из другого мира, поэтому меня она не интересует. Как мне повезло, что Макото-сэнсей дала мне повод проверить, ушли ли Баст с Себеком из сознания карманных монстров. К моему счастью, кармамоны теперь являются сами собой и их можно отправлять в Канто обратно профессору Дубу'.

– Эй! - дернула агента за плечо Марина. - На физ-ру опоздаешь! Все уже переоделись, а ты строчишь свои закорючки!

Тутанхамон тут же спрятал блокнот за пазуху и обернулся в сторону зеленоволосой Сэйлор-Афины, которая в дневной час вовсе не походила на супер-женщину или спасительницу мира. Это обычная школьница с внешностью пятнадцатилетней девочки (только агентам было известно, что Зайцевой на самом деле идет двадцать первый год). Если бы не рассказ Киномото о физкультурной форме учениц, Тутанхамон бы вскрикнул от удивления: 'Почему ты в трусах по школе бегаешь?' Но таковой была форма ниххонских школьниц: очень короткие черные шортики и облегающая маечка. Хорошо еще, что у парней менее облегающая одежда - подумал Тутанхамон, извлекая из сумки свою одежду для спорта.

Но самым большим удивлением для агента было то, что физкультуру вел Анико-сэнсей, тот самый нахальный преподаватель японского. За два дня, прошедшие с урока родного (якобы) языка, учитель не забыл новенького изгоя. Он тут же нахальным взглядом нашел в строю нерадивого ученика, написавшего на доске египетские иероглифы, и после физкульт-привета, добавил:

– Посмотрим, как ты ноги переставлять умеешь.

'Посмотрим!' - про себя усмехнулся агент ОСЯ.

Пусть он и не умел писать на японском, но с физподготовкой у работников российской спецслужбы все было в порядке. Даже если закрыть глаза на постоянные тренировки в детстве, фехтование, стрельбу из лука и езду на колеснице, три месяца после операции в Лесоморье Тутанхамон с Иваном посвятили тяжелым упражнениям и занятиям в тренажерном зале. Они не просто накачивали пресс и мускулы, не только бегали по стадиону, но и учились тому, что на школьных уроках никому даже и не снилось.

'Этот хлюпик, - думал в свою очередь Анико, - будет самым последним в этом классе: и в беге, и в прессе, и в подтягивании!'

И только чтобы унизить новичка, учитель устроил на уроке грандиозное соревнование. Но не очень-то у него получилось. Девушки из класса охали и ахали от того, как легко Тутанхамон справлялся со всеми козлами, канатами, бревнами и прочими самыми сложными заданиями.

'Нет ни одного снаряда, который бы он не взял!' - удивлялся Анико, тогда как женская половина класса в голос кричала имя новенького без единой ошибки.

Анико сидел на скамейке, его обнимали Феона и еще одна высокая девица. Учителя мучило сейчас только одно: в классе появился некто, способный пошатнуть его авторитет. Его, самого красивого и самого сильного мужчины во всей школе.

– Хватит! - рявкнул Анико, а обнимавшие его девушки дружно ахнули, словно они играли роли в фильме, а не обнимали учителя в реальности.

Ученики тут же остановились и подошли к наставнику, ожидая следующего задания.

– Ты, - ткнул пальцем в грудь Тутанхамону учитель, - отныне будешь состязаться только со мной.

– Хекайнушейма-сааан! - протянула толстушка Анита, повиснув на шее парня и поцеловав его в щечку.

Ученик только недовольно сощурился и слабым движением руки оттолкнул назойливую девочку прочь от себя.

– Ты рушишь мой авторитет, презренный! - не скрывая неприязни к Тутанхамону, крикнул Анико.

– А вам не стыдно говорить такое при учениках, сэнсей? - спросил тот, склонив голову набок.

– Я, - Анико обнял самую фигуристую девушку и принялся при всех массировать ее груди, - идеальный мужчина, и мне это простительно, правда, девочки?

Его дикий взгляд пробежал по лицам всех учеников, и те, словно загипнотизированные, подтвердили его слова. И даже мальчишки, будущие мужчины, покорно склонили головы перед непревзойденным, якобы, авторитетом Анико-сэнсея.

'Не чисто дело!' - проскочила мысль в голове Тутанхамона.

– А ты, - он еще раз ткнул агента в грудь, - просто пижон! Поэтому я вызываю тебя на физкультурную дуэль! Кто болеет за меня?

Авторитет - вещь наживная. Тутанхамон и не мог надеяться, что девицы отвернутся от учителя. Только Рёко-Марина не подняла руки в поддержку Анико-сэнсея и один из парней, который весьма скептически, как следовало из его реплики, относился к сердцееду Анико.

– Тогда приступим! - объявил учитель, указывая на полосу препятствий: стометровая трасса, козлы, бревно в двух метрах от земли, бассейн в полсотни метров, прыжки в высоту, силовой аттракцион и турник для подтягивания.

К концу такой трассы даже Терминатор придет как выжатый лимон, не говоря уже о Тутанхамоне, которого добрую половину урока выматывали на сдаче нормативов. На каждый из этапов учитель поставил по две девушки в качестве судий. Причем, для себя он выбрал наиболее симпатичных сексапильных красавиц, а сопернику оставил толстушек типа Аниты и малолетку Тио-тян.

– Выигравшему, - начал излагать условия соревнования физрук, - достанется отступница Рёко-сан. С ней можно будет сделать все, что хочешь. Проигравший будет назван главным неудачником школы.

– Какие-то первобытные правила, - сощурился Тутанхамон.

– Все нормально, - уверил его учитель, хлопнув по плечу. - Обычная школьная игра. Засалили заложницу. Ее нужно отыграть. Ничего страшного. Все пристойно и не противозаконно.

Только взгляд учителя, коварный и злой, говорил прямо о противоположном. Агент сразу понял, что Анико-сэнсей задумал нечестную игру, только как ее остановить, Тутанхамон не подозревал.

Один из парней, названный главным судьей, выстрелил из пистолета, и гонка началась. Уже к концу третьего этапа ученик заметил, что девушки-судьи накручивают очки сэнсею. Тогда, как Тутанхамон отжался полсотни раз и бросился бежать к следующему снаряду, Анико хватило и тридцати. Одного не учел нечестный дуэлянт - его соперник - маг и умеет прекрасно считать без судей за двоих.

Как и следовало ожидать на соревнованиях, болельщики разделились на два лагеря: одни болели за Анико, другие - за одноклассника. Только все равно создавалось впечатление, что объект фанского обожания был выбран не сердцем, а командой: 'На первый-второй рассчитайсь!'

Дуэлянты шли ноздря в ноздрю. Но когда ученик честно выполнял все предложенные трюки, учителю достаточно было просто не отставать от соперника.

– Ничего, в бассейне я отыграюсь! - крикнул отставший Анико, когда его соперник уже сорвал с себя футболку и бросил кеды в сторону.

Болельщики замерли, когда оба дуэлянта практически синхронно прыгнули в воду. Они ждали, кто же первым вынырнет по ту сторону бассейна. И опять победа была не за Анико.

Оставалась только финишная прямая - сотня метров по холодному асфальту. Тутанхамон прекрасно понимал, что соперник не задумал ничего хорошего, и единственным способом спасти Марину от странного учителя, была победа. Он не смотрел по сторонам, старался не замечать сковывающего мышцы холодного осеннего ветра, острых камней под босыми ногами. Казалось уже, победа в его руках, но тут наперерез парню откуда ни возьмись выскочила Осака в физкультурной форме.

Тутанхамон, не успев остановиться, сбил девочку с ног и сам упал на колени.

– Какого…Сета…? - запыхавшись, выругался агент, одарив вечноулыбающуюся девочку полным ненависти взглядом.

– Меня тетя Ира приве… - попыталась было ответить по ошибке отправленная в Москву девочка.

Но жаждущий победы Тутанхамон схватил Осаку за талию, взгромоздил тормоза на плечо и продолжил бег. Одноклассники такого поворота событий не ожидали. Но тех секунд, которые Тутанхамон потратил на возникшую словно из-под земли девочку, хватило Аноки-сэесею, чтобы вырвать из рук ненавистного соперника победу. Ровно два шага отделяли бывшего фараона от нечестного спортсмена.

Девушки, не важно, за кого они болели во время соревнования, скандировали: 'Анико-сэнсей! Анико-сэнсей!' И только молодые люди поддерживали изрядно измученного и выдохшегося во время соревнования одноклассника.

Заплаканная Рёко бежала прочь. Но учитель, вырвавшись из объятий девушек, быстро нагнал ее и схватил за руку. Его железная хватка ничем не отличалась от стальных наручников. Как бы Марина ни пыталась избавиться от нее, у нее не получалось, только сильно болело запястье.

– Ну что, неудачник? - усмехнулся учитель. - Что и требовалось доказать! Ты хлюпик, а я - настоящий мужчина.

Его руки обхватили хрупкое тело зеленоволосой Рёко, но девушка не сопротивлялась, словно уже поняла - бесполезно. Он провел рукой по ее груди, а потом по щеке и ехидно улыбнулся:

– Хорошая девочка, правда? Одна из моих любимых!

Не будь Анико учителем, возможно, Марина бы и крикнула: 'Я не хочу иметь с тобой дела, ублюдок!' Но гостья из Москвы старалась следовать всем правилам ниххонского этикета и подчинялась старшим, как и любая местная девушка.

– Урок окончен! - объявил учитель, освобождая от объятий Рёко. - Жду тебя после школы. Да, и не забывайте принимать витамины!

– Да, сэнсей, - покорно сказали ученики и поклонились.

А потом он бросил полный презрения взгляд на Тутанхамона.

– Я еще выиграю у вас в честном бою! - буркнул проигравший, натягивая футболку.


– Ты самая никчемная, глупая и бесполезная ученица в этой школе! - рычал на Осаку Тутанхамон, когда она поднимались на крышу.

– Но я так торопилась на урок! - совершенно не опечалившись, заявила девочка.

– Слушай!..

Агент перегородил путь девочке и достал из-за пазухи кинжал, пытаясь напугать вечно счастливую Осаку. Но не тут-то было. Девочка зашлась смехом.

– Из-за тебя Рёко теперь в опасности, понимаешь?

– Да ничего ей Анико-сэнсей не сделает! - отмахнулась старшеклассница.

Улыбка не сходила с ее лица.

– Но он же сказал… - попытался было противиться Тутанхамон, но тут же понял, насколько наивны его предположения.

Он поймал себя на мысли, что думает как ребенок: учитель сказал, значит, так и будет.

– Эй там, поднимайтесь! - раздался с чердака голос Ивана, и напарник, взяв девочку за руку, поспешил на крышу.

Ирина Семенова, высокая рыжая девушка, стояла на самом краю крыши и любовалась панорамой Токио. Прохладный осенний ветер играл ее тяжелыми шерстяными одеждами, а девушка просто улыбалась ему. Любимый муж обнимал ее за плечи и тоже смотрел вдаль. Агент ОСЯ, отправленный в далекую страну восходящего Солнца, лишенный из-за задания медового месяца, несказанно обрадовался, когда в его класс заглянули две девушки, в одной из которых он узнал собственную жену.

Ира не успела даже объяснить, что отправила в Ниххонию только свою душу, что тело ее сейчас спит в Москве, а брат-хитрец следит, чтобы ничего страшного не произошло, и душу девушки никто не украл. Иван сразу же решил закончить урок и отправиться на крышу с любимейшей супругой.

Естественно, на Осаку агент не обратил ни малейшего внимания. Поэтому девочка и отправилась на свой урок физкультуры и зачем-то выскочила на беговую дорожку. По какой причине она не перешла дорогу Анико-сэнсея - оставалось только гадать. Скорее всего, это можно было бы списать не пресловутый закон подлости или удачливость учителя. Что, впрочем, для Тутанхамона было тождественным.

– Ваня, - начал было напарник, но программист не обратил на него ни малейшего внимания.

– Вот, - подтвердила Осака, - тетя Ира привела меня сюда, а когда она Бака-сэнсея увидела… то сэнсей зациклился только на ней.

– Ирочка, Ваня! - попытался позвать их Тутанхамон.

К счастью, влюбленные отвлеклись от долгого поцелуя.

– Я рад тебя видеть, ты на подмогу? - тут же спросил бывший фараон у проводницы.

– Нет, - покачала головой Семенова. - Я только вашу ошибку исправила. Скоро мое время закончится, и я уйду.

– То есть, как это?

А Осака стояла чуть поодаль и наматывала все услышанное на ус, чтобы потом выдать на одном из уроков в качестве пересказа.

– Это мой аватар, Тутен. Я пришла сюда на несколько часов и…

– Так что же ты раньше молчала?! - вскрикнул Иван. - А я так надеялся… что у нас будет медовый месяц!!

– Медовый месяц с воплощением, - грустно заметила Ира и отвернулась.

Не понять ее невозможно, ее муж только что целовался с картинкой, с образом, а настоящая Ира только видела все со стороны во сне, который показывал ей родной брат.

– Ну и что! - крепко прижимая воплощение к груди, говорил программист. - Когда я вернусь домой, у нас с тобой будет настоящий медовый месяц, а сейчас - пусть виртуальный.

– Ваня, нет! - вскрикнул Тутанхамон, хватая напарника за руку.

– Прости, Тутен, но я не могу, встретив жену, просто так отпустить ее.

Иван, взяв Иру за руку, прошел к лестнице, ведущей на нижние этажи школы.

Женщина - самое страшное оружие против агента. Это значилось в начале учебника 'Курса молодого бойца', что должен был читать каждый новобранец в ОСЯ. Но только ни Иван, ни его напарник за все время работы не открыли ни одного руководства, кроме теоретической книги Киномото о фрактальных аномалиях. Ребята всегда действовали по наитию, и у них прекрасно получалось выйти сухими из воды. Только теперь, бывший фараон чувствовал, что вечером и ночью должно произойти что-то ужасное, что Анико не просто так 'выиграл' Марину в нечестном бою. Шестое чувство, магический дар, подсказывал агенту, что физрук - один из тех, кого нужно отправить в Москву. Только как его зовут, мог сказать только предводитель, Иван Дурак. Ну, или хотя бы Санджи Киномото. Но к одному явилась жена, и он не хотел отпускать ее, не проведя с ней сказочной ночи. А другой с ума сходил по принцессе Кие. Оба зациклились… на собственных мечтах.

Страшная мысль посетила Тутанхамона. Не мог Иван Дурак так просто бросить задание на несколько часов и отправиться гулять по Токио с любимой женой. Это было так не похоже на агента. Он скорее взял бы с собой Иру на задание. Зацикленность на мечте. Только утром они втроем с Рёко обсуждали этот порочный круг.

У Тутанхамона не осталось и тени сомнения: кто-то специально заставляет агентов Кису и Баку думать о чем угодно, только не о задании. И пока эта напасть не коснулась его, достаточно сильного мага, нужно действовать и постараться вернуть на родину как можно больше пленников мечты.

– Осака, иди домой! - твердо приказал Тутанхамон девочке, которая с блаженной улыбкой на лице рассматривала черный силуэт токийской телевышки.

Она не сдвинулась с места. Ладно, коли гора не идет к Магомеду… агент бросился вслед за Иваном и, нагнав напарника на улице, все-таки отвлек от него Ирину.

– Мне нужен комп, чтобы при случае вернуть гастролеров из России домой.

– Не пори горячку, - совершенно не своим тоном, как-то отрешенно, сказал Иван, махнув рукой.

А супруга его поддержала, еще крепче прижавшись к любимому мужу. 'Если Локи видит сей маразм, - подумалось Тутанхамону, - то он может его прекратить! Почему же хитрец не торопится?' Агент понял, что обоих супругов околдовали, зациклили на собственных мечтаниях. Но и Анико не ждал. Пока этот злобный учитель не сотворил ничего противозаконного, его не мешает отправить домой, и пусть его судят по российским, а не по ниххонским законам. Правда, это еще вопрос, чье законодательство более жестоко для нахального учителя.

– Тутен, ну что ты идешь за нами по пятам? - томно спросила Ира, когда случайный прохожий толкнул на нее не отстающего агента.

– А что, если ты отправишь в Россию еще одну Осаку? - фыркнул Иван. - Поспи до утра. А там разберемся.

Нет, нет и еще раз нет. Бывший фараон решил пойти на маленькую хитрость. Он сперва просто затерялся в толпе, а потом, когда Ира с Иваном зашли в переполненный вагон поезда, осуществил свой злобный замысел.

Нельзя медлить - это Тутанхамон понимал прекрасно. Кто-то уже наступает на пятки агентам, в Россию удалось вернуть только одного человека из семи. И если работников ОСЯ уничтожат раньше, чем из аномалии будет депортирован последний незваный гость, то еще неизвестно, какие напасти произойдут с большим миром и его окрестностями.

Урок физкультуры, казалось, совсем не вымотал агента. Тутанхамон бежал по мощеной улочке в сторону школы, не обращая ни на кого внимания. А зря, потому что вдруг ему наперерез выскочила высокая фигуристая девушка. Так получилось, что парень затормозил, уткнувшись носом в ее шикарный бюст. Агент медленно поднял глаза на ее лицо. То была Мари, девочка из параллельного класса, та самая любительница садо-мазо, похитившая Нару-куна.

'Ну вот и доигрался ты, агент Тутанхамон!' - проскочила мысль у него в голове.

Но отступать некуда. Цепкие пальчики Мари уже схватили его за запястья, и не собирались отпускать при всем желании жертвы вырваться.

– Куда спешим? - сладеньким голоском вопросила школьница, добровольно выпустив пойманного парня.

– Никуда, - попытался отбрехаться Тутанхамон.

Он прекрасно понимал, что молодой человек, бегущий сломя голову по улице, не может никуда не спешить. Поэтому после недолгих раздумий он добавил:

– Вряд ли тебе это будет интересно.

– Ошибаешься, - облизнувшись, словно дикая кошка, протянула Мари. - Ты спешишь в школу, чтобы выручить Рёко. Ведь ты догадываешься, что с ней сделает Анико… а?

Тутанхамон признался себе, что он ни на минуту не задумывался над тем, что может устроить физрук. Агент просто понимал, что с гостьей из России не может произойти ничего хорошего.

– Ей без тебя будет очень хорошо, - лукаво улыбнулась школьница, - как и тебе без нее. Ты же любишь другую!

Она развернулась на каблуках, а потом неморгающим взглядом уставилась в глаза Тутанхамона.

И тут агенту почудилось, что вокруг Мари засверкали разноцветные звездочки. Они становились все ярче, слепили, заставляли зажмуриться. И мгновение спустя напротив Тутанхамона стояла не искусительница из параллельного класса, а совсем другой человек. Хрупкая стройная фигурка, волосы до плеч, заколотые в два маленьких хвостика… Это была та, кого он больше всех на свете любил: его Маша, правда, одетая в розовую школьную форму и белые гольфы, как и одноклассницы Тутанхамона. Ее красные, а почему-то не карие глаза, ласково смотрели на любимого.

– Тутен! - она бросилась на шею жениху и расплакалась.

Получается, Маша тоже упросила Локи отправить свой аватар в Ниххонию вслед за Ирой. А вдруг ничего страшного Анико и не сделает - подумалось Тутанхамону. Одна ночь с любимой девушкой ничего не изменит. Эти семь часов счастья не сорвут миссии. Иван был прав, можно подождать.

Его рука медленно гладила спину любимой девушки, а губы шептали только ее имя.

– Маш-шу, а как ребеночек? - спросил вдруг Тутанхамон, еще крепче прижимая к груди аватар любимой.

– Какой ребенок? - вытаращив глаза, вдруг спросила девушка.

Мысли мгновенно сформировались в голове агента, и не прошло и секунды, как он, зажмурившись, оттолкнул от себя девушку и заорал на всю улицу:

– Иллюзия!

Ему было все равно, что прохожие оборачиваются на него, крутя пальцем у виска. Сейчас агенту нужно было только одно - он понял, что его пытались утащить в его мечту, и ему надо было срочно из нее вырваться. Настоящая Маша заботилась о еще не рожденном ребенке, она не могла позволить себе подобного вопроса, даже будучи в теле пятнадцатилетнего аватара.

Девушка отлетела к стене и, ударившись о нее, мигом вновь превратилась в искусительницу Мари.

– Как добраться от Алтуфьево до Аннино! - тут же выпалил агент контрольный вопрос.

– А где эти префектуры? - тут же спросила высокая девушка, поправляя бант на блузке.

'Или идиотка, или притворяется, или не москвичка!' - четвертого не дано, понимал Тутанхамон. Только вывод его не отдавал утешительностью. И агент решил думать, что Мари, все-таки местная, волшебница, которая на кого-то работает. Но тогда она - самый опасный враг, которого не мешает остановить как можно раньше. Вдруг это она и завлекает всех в мечту, не давая возможности избавиться от навязчивых мыслей.

Пока девушка стояла и размышляла над префектурами Токио, Тутанхамон успел убежать. Все-таки, манга - хорошая вещь. Это в реальной жизни не получилось бы главного врага ввести в ступор одним единственным вопросом. А тут - пожалуйста. Спрятавшись за углом, фараон открыл украденную у Ивана Дурака мангу и нарисовал в ней Мари с закрытыми глазами и приписал сверху: 'Спи, моя радость, усни'. На долго ли хватит забвения - агент не знал. Но для того, чтобы он смог беспрепятственно добраться до школы, должно быть достаточно.

Применив заклинание, Тутанхамон высунулся из-за угла, чтобы удостовериться, что девушка, как стояла посреди улицы, так и осталась, словно памятник. Люди, что шли мимо, тыкали ее в бока, недоуменно пожимали плечами и продолжали свой путь.

Надо спешить - понял агент, не то народ скоро растолкает девушку, и вся работа будет насмарку. До школы оставалось бежать не более двухсот метров.


Смеркалось. Вряд ли в школе остался кто-нибудь, кроме демонов, несчастных жертв Рёко. Нару-кун сегодня не бродил по пустынным коридорам, его куда-то утащила Мари. Ничего, думал Тутанхамон, вот Иван избавится от своего наваждения, они вдвоем займутся коварной колдуньей и вызволят пленника. А пока следовало найти Анико-сэнсея и Рёко, которая на удивление быстро подчинилась всем указаниям деспота-учителя.

Еще одна странность - заметил агент. Сегодня ни звука не доносилось из музыкального класса. То ли солистка решила сегодня пропустить репетицию, то ли голос сорвала.

Тутанхамон достал на цыпочках прокрался к двухстворчатой двери. Тишина, как и ожидал агент, оказалась обманчивой. Стоило ему положить руку на одну из лакированных створок, как в его сознание ворвался тихий голос Анико-сэнсея.

– Я знаю кто ты на самом деле, тебе давно уже не пятнадцать лет и ты не девственница. Зачем ты защищаешь этих дурех, отдаешься мне вместо них?

Девичьи стоны стали ответом на этот вопрос. Агент понял, что у Рёко во рту, скорее всего, кляп, и ничего сказать девушка просто-напросто не может.

– Впрочем, какая разница, ты или они. Просто мне жалко, что ты лишаешь ниххонских школьниц возможности почувствовать вкус настоящего мужчины.

'Ну да, - хихикнул про себя агент, - человечина не вкусная! Даже если мясо - от идеального мужчины!'

– Но почему ты отвергла меня в Москве?

Ага, вот оно! Анико прекрасно знает, что Рёко не местная. Но взаимно ли это знание, или Зайцева только сейчас поняла, что ее учитель - такой же пленник мечты, как и она. Но другой вопрос сейчас мучил Тутанхамона - если девушка знала о происхождении учителя, то почему она не поделилась со спецслужбами: боялась, хотела подставить, или у нее были другие причины.

Еще одна вещь, которую вытащил напарник у Ивана Дурака в метро - карманный компьютер, теперь ему очень пригодилась. Не важно, что пришелец из древности первый раз в жизни работал на налодоннике. Он неуклюже тыкал палочкой по нарисованным кнопкам. С…дцатой попытки ему удалось-таки загрузить ящик напарника и прочитать список жертв. Три мужских имени. Точнее, два имени и кличка - и какое из них могло принадлежать Анико-сэнсею.

Кличка Каратель - очень подходила, если вспомнить сегодняшний урок физкультуры. Но это был вовсе не учитель. Следом за списком в ящике хранилось письмо от Кати Дельской, помеченное как сугубо личное. Кто-кто, а Тутанхамон мог поклясться, что сохранит тайну коллеги, и без зазрений совести открыл письмо, адресованное напарнику.

'Ваня, только не рассказывай никому этой страшной истории. Я была неприятно удивлена, что мой бывший, Павел Залесский, тоже оказался пленником этой дурацкой ситуации. Когда я последний раз говорила с этим человеком, он был твердо уверен, что низкопоклонство перед японским искусством - худшее из зол, что аниме и манга - это трата времени для старшеклассниц. Наверное, я ошибалась. Я хочу предупредить вас с напарником - это очень страшный человек. Эгоистичнее я никого не встречала. Ему сейчас тридцать три. Он умен и коварен. Кроме того, он считает, что наикратчайший путь к сердцу женщины лежит через интим. Отработает все иллюстрации из камасутры, да бросит. Мне очень жалко тех, кто окажется в его власти. Постарайтесь как можно быстрее вернуть его в Москву. И если получится, сделайте с ним что-нибудь такое, чтобы он понял, что любовь - это не только физическая близость и что партнершу стоит уважать не меньше себя. С уважением Катя Д.'

– Итак, оно звалось Залесским, - ухмыльнулся Тутанхамон, пряча компьютер за пазуху.

Он встал перед дверью, глубоко вздохнул, набираясь смелости, а потом разбежался и что было сил пнул ее.


Чуть различимый сладковатый аромат лотоса быстро заполонил комнату, стоило Ире зажечь изящную белую свечку. Ее золотистые лучики словно тоненькой глянцевой пленкой обернули все вокруг - и бокалы с игристым шампанским, и сочные ягоды клубники в узорчатой вазочке из японского хрусталя.

– Ира, я так рад, что ты… - начал было Иван, но тут же почувствовал сладковатый вкус клубники на языке.

– Я заждалась медового месяца, и хочу, чтобы он был сейчас, пусть даже несколько виртуальный, - потупился аватар.

Последнее слово, казалось, отдавало горечью. Но Ира ничего не могла поделать. Ее брат не согласился перетаскивать внутрь фрактальной аномалии тело человека, официально не числящегося в штате 'Отдела странных явлений'. Сказать по правде, Коля и операцию с аватаром провернул только после долгих уговоров Шаулина. А когда начальник узнал, что Хитрец отправляет в Ниххонию госпожу Семенову, душу которой уже однажды похищали… впрочем, сама Ира не знала, о чем спорил ее малолетний (с виду) брат с Антоном Викторовичем. Зато девушка несказанно обрадовалась, когда Коля пообещал ей свидание с любимым мужем.

– Я понимаю, - проглотив клубничку, тихо сказала Ира, - что у тебя работа, негодяи не ждут, да и мне скоро пора, но…

На этот раз не договорила она. Потому что муж протянул ей бокал и предложил выпить за встречу.

– Ничего страшного, напарник сегодня подежурит, а завтра мы с ним всех поймаем и вернемся в Москву, обещаю.

– Бравишься, - вздохнул аватар Иры, пригубив шампанское. - Ты завтра не вернешься. Я-то чувствую. Через недельку - в лучшем случае.

– Когда это моя жена стала пессимистом? - нахмурился программист, прижимая любимую женщину к груди.

Последняя фраза Иры несколько насторожила парня: а что, если супруга чувствует что-то пугающее, вдруг она во сне увидела, что Ваня с напарником задержались в Ниххонии дольше, чем на месяц. Если так, то он уже никогда не сможет вернуться в большой мир, и придется Ивану с Тутанхамоном, как и Кисе, скитаться по ближайшим фрактальным дырам, на пару часов заглядывая в московскую квартиру, чтобы выпить чашку кофе в компании любимых жен.

Нет, этому не бывать! - решил для себя Иван Дурак. Не для того он устроился на высокооплачиваемую работу, чтобы сгинуть в параллельном мире на каком-то примитивном задании: спасении пленников мечты. Но сейчас вверенное программисту дело его не очень-то и волновало. Словно кто-то неведомый стремился увести его подальше от работы. Рядом - любимая жена, она пришла совсем ненадолго - только вернуть на родину глупышку Осаку да встретиться с самым дорогим на свете человеком.

Он не мог просто так ее отпустить. Иван не хотел прогуливаться с женой по шумным улицам Токио или фотографироваться на фоне Сэнсодзи. Просто побыть вместе. Час. Два. Три… Сколько суждено. Дурак душой чувствовал себя бесконечно виноватым перед супругой, лишенной медового месяца.

Поставив бокал рядом со свечой, Иван подошел к окну и задернул тяжелую зеленую штору. Теперь даже последние алые лучи, что бросало на Ниххонские земли солнце, не могли проникнуть в крошечную, но столь уютную спальню Санджи Киномото. О, как благодарен был Дурак, что наместник заперся в лаборатории в поисках способа провалиться в четырнадцатый век до нашей эры. Но только следующим утром Иван решил отдать неугомонному Санджи карманный компьютер с машиной времени, который притащил в аномалию аватар Иры.

Иван несколько боялся, что очередная версия хитрой программы будет содержать не меньше ошибок, нежели предыдущие, но другого способа угомонить наместника русский программист не видел. Жалко, конечно, думал агент, если Киномото провалится не в то место, не в ту эпоху или перепутает время. Но альтернативы на ум не приходило. Помешательство наместника требовало срочного лечения кардинальными мерами.

А пока устройства для прохождения по оси времени покоилось на комоде, а русский агент страстно целовался с аватаром собственной супруги. Нарисованная Ира оказалась несколько более худой и фигуристой, нежели оригинал. Только программист, обреченно вздохнув, решил не говорить супруге об этом: не то еще обидится. И так он несколько неуютно чувствовал себя с ненастоящей Ирой. Он то и дело оглядывался на закрытую на замок дверь, боясь, что если не сейчас, то через минуту сюда ворвется Тутанхамон или Кирилл и начнут читать лекции о виртуальном сексе и его неутешительных последствиях.

Одно успокаивало программиста: тело аватара было теплым, сердце в груди билось, осталось только поверить, что манга-версия Иры и есть его супруга. Это идеализированное нарисованное тело, эта упругая грудь, гладкая шелковистая кожа - да картинка намного лучше оригинала. Страшная мысль молнией пронеслась в голове программиста - а что, если с настоящей женой будет не так хорошо, как с ее аватаром.

– Вот как рушатся семейные отношения, - пробормотал Иван, глядя в большие зеленые глаза Ириного воплощения.

На них навернулись слезы, казалось, девушка и сама испугалась, что она в реальности намного хуже той, какой ее изобразил родной брат.

– Ты хочешь сказать, что мой аватар затмил меня настоящую?

– Я… боюсь, - шепнул Иван, коснувшись кончиком носа ее лба.

– С девушками никогда не спал? - ехидно заметила Ирка, прижимая его к себе, мол, коли начал - продолжай.

– Не в этом дело, милая моя… - его руки медленно ласкали мягкую, словно шелк, кожу аватара. - Я боюсь, что ты настоящая приревнуешь меня к тебе нарисованной.

– Ерунда! - рассмеялась девушка, снова прижимая к себе любимого мужа. - Считай, что я настоящая чувствую то же, что и этот аватар. А он поступает так, как поступила бы я.

И воплощение, закрыв глаза, чмокнуло Ивана в щечку.

Если бы все оказалось так просто - поверить, переключить в мозгу один-единственный рубильник, подменить любимую жену аватаром.

– Это все неправильно, Ира, - прошептал Иван.

Он понимал, что отступать уже некуда. Да и его супруга была слишком настойчива.

– Лучше бы я не говорила всей правды, что я не настоящая.

Ее горячие губы прикоснулись к его щеке. А может, лучше забыть обо всем хотя бы на одну ночь, пока Тутанхамон выслеживает странного Анико-сэнсея, похитившего московскую студентку, пока Санджи Киномото рисует тридцать пятый портрет принцессы Кии, и пока не дремлющий враг дал агенту шанс оказаться заключенным в собственной мечте.

– Пожалуй, - прошептал Иван прежде, чем поцеловал любимую жену взасос.

То, что русские агенты окрестили музыкальным классом, оказалось спортивным залом. Наверное, тут проводили занятия физкультурой в те дни, когда на улице лили нескончаемые дожди или шел мелкий, как манная крупа снег. В удручающей полутьме было совсем неуютно, но Тутанхамон отдернул руку от выключателя. Зажги он свет - он мог спугнуть тех, кто находился тут - господина Залесского, или просто Анико-сэнсея, и похищенную им Рёко. Агент не понимал, почему девушка так легко поддалась воле подозрительного учителя. Скорее всего, Сэйлор-Афина разглядела в нем демона и решила побравиться перед работниками московских спецслужб, самостоятельно схватив и уничтожив злодея.

– Кто тут? - голос учителя эхом отражался от высоких стен зала.

Вероятно, Анико-сан уже разглядел хрупкую фигурку ненавистного ему паренька в скудном свете уличных фонарей. Только Тутанхамон еще не приспособился к темноте спортзала и не мог найти, куда запрятался физрук-извращенец. Рука быстро нащупала фонарь во внешнем кармане куртки. Но для того, чтобы заметить хоть что-то кроме козлов да бревен в этом помещении, требовалось куда больше света.

– Пожалуй, пора воспользоваться выключателем, - Тутанхамон закрыл глаза, нажимая на кнопку у входа.

Не успел агент ничего сообразить, как оказался подвешенным в сетке под потолком. Зато отпала всякая необходимость в поисках господина Залесского. Физрук стоял прямо напротив, и даже в темноте можно было различить злобную ухмылку на его лице.

– Ну что приперся, неудачник. Девку свою спасать!

– Она не моя девушка, - крикнул Тутанхамон, схватившись обеими руками за канатное плетение сетки и пытаясь раскачать ловушку.

– Так я и поверил, - усмехнулся учитель и включил свет.

Несколько секунд понадобилось, чтобы привыкнуть, но когда агент оценил ситуацию, ему стало несколько не по себе. Подобных изощрений он не видел даже у себя на родине, когда некоторых не очень порядочных девушек избивали при людях.

Абсолютно голая Рёко была искусно привязана к турнику такими же веревками, из которых предусмотрительный физрук сплел и ловушку для агента. Одного взгляда на сплетение было достаточно, чтобы понять, что затянутая грудь, заломленные за спину руки и веревка вдоль тела девушки от груди вниз, а потом туго привязанная где-то в области лопаток, - это нечто извращенное. Так пленников не вяжут.

– Что, нравится? - полным достоинства голосом заявил Анико, бросая футболку под ноги. - А, да куда тебе, неудачнику, оценить искусства связывания женщины.

Физрук махнул рукой в сторону пленника и направился к девушке, которую его приспособления успели довести до такой кондиции, что перед Рёко не устояла бы даже статуя.

Надо что-то делать - это единственное, что понимал агент, когда его щеки наливались румянцем, а телу захотелось побыстрее выбраться из ловушки и добраться до несчастной пленницы. Причем, не только, чтобы ее освободить.

Этот Залесский, на самом деле, человек страшный. И ради получения удовольствия от первой встречной женщины готов на все. Понятно, что он не любит ни одну девушку, которую он приводит в свой спортзал и привязывает к турнику.

– Кстати, - решил крикнуть Тутанхамон, пока уже стянувший с себя штаны Залесский, не стал инсценировать перед учеником-неудачником образчик идеального секса, - а Катю Волкову ты так же мучил?

Вопрос словно молния поразил ниххонского ловеласа, что тот остался стоять в позе 'сейчас я тебя отлюблю'. Только лаком покрыть - и будет скульптура.

– Гаденыш, откуда ты знаешь эту с…суку? - сквозь зубы прошипел Залесский, медленно оборачиваясь к висящей под потолком сетке.

Тутанхамон на это и рассчитывал - стоит помянуть девичью фамилию Дельской, как это вызовет неприятные эмоции у ее бывшей партии.

– Если тебя так интересует моя порно-жизнь, - злобно ухмыльнулся физрук уголками губ, - то после общения с этой фригидной дрянью я и начал заниматься искусством возбуждения женщин. Жаль, что она меня бросила в такой неподходящий момент, и я не испробовал на практике.

'Да сожрет тебя Амт на страшном суде!' - подумалось агенту. Такого плотоядного бывший фараон даже во время охоты на юге Египта не встречал. Даже древние дикие племена более трепетно относились к своим женщинам, нежели это цивилизованное создание. Зайцева была подвешена слишком далеко, но Тутанхамон прекрасно видел, как она пытается послать ему полный благодарности взгляд. Но в то же время агент уже знал, что возбужденную девушку просто так не оставить, кому-то все равно придется унимать ее огонь желания. Кому выпадет честь совершить сей рыцарский поступок, пока думать было рано, хотя после увиденного Тутанхамон и сам был не против. Только отдавать несчастную Сэйлор-Афину в руки извращенца вовсе не хотелось.

– А если я вспомню, - Тутанхамон уже обвыкся в своей сетке и вспоминал досье на физрука от Кати Дельской, - господин Павел Залесский, что вас задерживали в Москве за попытку изнасилования. Делу не было дано хода только потому, что госпожа Екатерина Волкова…

– Заткнись! - рявкнул Анико-сэнсей, образ непревзойденного ловеласа которого рушился в глазах двух старшеклассников.

Учитель понимал, что если не Тутанхамон, то Рёко обязательно расскажет о произошедшем сегодняшней ночью в спортзале. И тогда ни одна девушка в школе впредь не обратит на него, лучшего мужчину школы, ни малейшего внимания.

– А мне нравится болтать! - раскачивался в сетке агент. - Я могу еще поведать Рёко-сан о том, что делу не было дано хода, потому что Волкова банально решила все замять и уехала из города. Скорее всего, она тогда еще любила вас, господин Залесский, но…

– Прекрати, гаденыш!

Голый Залесский схватил первое, что попалось ему под руку - свой ботинок - и бросил его в сетку. Ох, и больно же пришлось плечу агента. Однако Тутанхамон только улыбнулся, возрадовавшись тому, что физрук не пустил в ход баскетбольного мяча или какой-нибудь тяжелой штуковины для метания.

– Ой, напугал! - Тутанхамон показал извращенцу язык. - Меня не так-то просто взять. Только жаль мне тебя, Пашенька.

Теперь агент решил предстать перед обидчиком ласковым и нежным, жалеющим. На создание, которое смотрит на врага милыми заискивающими глазками, рука не поднимается, поэтому атаки баскетбольным мячом могло и не последовать. Жаль было только Марину-Рёко, которая пыталась вырваться из веревок в поисках удовлетворения собственной страсти. Но девушке приходилось терпеть. Да и за тем, как искусно некогда тихоня-неудачник расправлялся с нахальным учителем стоило посмотреть.

– О! Таким идеальным мужчинам как я, достигшим совершенства в постели, не нужна ничья жалость! У меня есть все! Даже надоедливый мерзкий завистник, мозги которого я сейчас размажу по сетке.

Искусный артист Тутанхамон и не подозревал, что его ласковые беседы о любви не остановят Анико-сэнсея, и что извращенец не швырнет в сетку баскетбольный мяч. Но агент умудрился так извернуться, что мяч попал ему прямо на толстые подошвы ботинок, и вскоре полетел обратно к обидчику. Идеальный мужчина, накаченный физрук или просто Павел не ожидал такого финта от подвешенного пленника, поэтому не успел среагировать, и баскетбольный снаряд угодил ловеласу прямиком в пах.

– Ой, извини, я помял твое оружие! - сокрушался Тутанхамон, прикрывая рот рукой, чтобы несчастный Залесский не мог видеть его улыбки.

Только школьному ловеласу и доморощенному адепту садо-мазо было далеко не до этого. Охая, он стоял, скрючившись, посреди спортзала и отборным русским матом посылал то ли баскетбольный мяч, то ли натренированных агентов спецслужб. Даже подвешенная с завязанным ртом Рёко, казалось, смеялась над тем, как физрук получил от неудачника.

Но радость девочки оказалась недолгой. Стоило боли немного утихнуть, Залесский подошел к ней и вынул кляп.

– Ну и подонок же ты! - тут же фыркнула девушка.

Возможно, она сказала бы еще что-то, но извращенец не дал ей договорить и заткнул рот, отнюдь не кляпом.

– Не боишься, что я откушу кусочек от твоей сардельки? - оскалилась Рёко, выплевывая предложенное лакомство.

Но ответа не последовало. Физрук знал, что он делает, и он пользовался беззащитностью плененной девушки.

'Так, пора атаковать!' - решил Тутанхамон, доставая из-за пазухи самое страшное свое оружие - мангу.

Марина-Рёко несколько удивилась, когда учителя отнесло на несколько метров от турника.

– Э! Что это значит? - Павел смотрел по сторонам, но ничего не мог понять.

Ни руки, ни ноги не слушались его. Он словно превратился в куклу. В очень уродливую марионетку. Руки его выгибались под прямыми углами, голову резко развернуло в профиль, а в талии так перекрутило, что ноги норовили идти вбок, а не прямо.

– Что такое? - вопил он.

И в такой странной позе застала учителя ворвавшаяся в спортзал Мари. Охая и причитая о незавидной судьбе физрука, девушка тут же кинулась к нему, сбрасывая на ходу единственную свою одежду - шелковый халатик. Одну ошибку она совершила - метнувшись к физруку, она не заметила подвешенного под потолком агента. И тем более, она не подозревала, что у него есть волшебная манга.

– Тьфу, как противно! - выругался Тутанхамон, продолжая рисовать занятные картинки.

Мари вдруг тоже выгнуло на манер персонажей египетских фресок, и она взвыла от боли едва ли не громче учителя.

– Так, какой бы им урок преподнести? - почесал в затылке горе-художник.

Вряд ли кто из присутствующих подозревал о том, что стало причиной странных телодвижений. Нейтрализовав развратников, Тутанхамон принялся спасать жертв: для начала он нарисовал Рёко свободной от пут, предварительно одев ее в костюмчик Сэйлор-Афины без диадемы. Волшебное украшение в такой момент давать девушке чревато, не то натворит делов - не расхлебать.

– Э-э-э-э! - только и смог сказать плененный мангой Павел Залесский.

– А зачем тебе она? - пожал плечами агент. - Ты ее не любишь. Да и у тебя уже есть замечательнейшая партнерша, которой тоже хочется удовольствия без любви. Почему бы вам не… Тем более, что вы и так тут каждую ночь…

– Нееет! - взвизгнула Мари, попытавшись изменить свою позу, но все, что она могла делать - стонать от боли и ошарашено смотреть на издевающегося над ней и физруком Тутанхамона.

'У него есть один из экземпляров волшебной манги! - думалось тогда Мари. - Плохо дело! Этой книжицей и убить можно!'

– А знаете, Залесский-сан, - искоса посмотрел на извращенца агент, - что самое обидное писала о вас Волкова? То, что вы не чувствуете женщину в любви. Вам плевать на ее переживания, вам главное получить удовольствие для себя и своего тела.

– Хлюпик, который никогда не трахался, смеет учить меня жизни? - скорчил надменную рожу Павел.

– Не суди о людях, не познакомившись поближе! - гордо заявил Тутанхамон, прикладывая разворот манги к сетке.

То, что произошло дальше, никто ожидать не мог. Веревка, за которую ловушка была подвешена к потолку, лопнула, агент вместе с сеткой свалился на пол. Конечно, парень все рассчитал и приземлился на обе ноги. Однако чтобы руки были свободны, пришлось зажать мангу в зубах. Увы, стоило ему закрыть волшебную книгу, как заклятье развеялось, и физрук с подругой, превознемогая боль в вывернутых мышцах тут же кинулись в сторону ненавистного вредителя. Тут даже глупец догадается - кто источник всех бед. Недооценил Залесский своего противника, не ожидал он, что агент российской спецслужбы откуда-то сумеет достать волшебную мангу. И, казалось, матч-реванш останется совсем не за Павлом, которого сейчас поддерживала только Мари.

Агент ловко увернулся от атакующего его извращенца и подтолкнул Рёко к выходу. Но девушка не убежала, она уперлась, словно ослица. Скрестив руки на груди, она стояла и в ужасе наблюдала за происходящим. Тем временем Тутанхамон успел забраться на шведскую стенку и открыть мангу на следующей странице. Не ожидал извращенец того, что школяр-неудачник так основательно подготовится не только к освобождению из ловушки, но и к жестокой мести.

Опять судорога свела тело физрука. И снова его вывернуло не в самую удобную позу с египетских фресок. Только на этот раз Павел почувствовал, как отрастают его волосы, плечи становятся более узкими и… о нееет! эта грудь… это уже не мужской торс, а самая настоящая пышная женская грудь!

– Что это значит? - завопил пленник манги.

И в этот момент он оглянулся на стоявшую рядом с ним Мари, которая с такой же скоростью превращалась в стройного мускулистого мужика.

– Я хочу, чтобы ты, Залесский, - сквозь зубы прошипел Тутанхамон, - узнал, что чувствует женщина, когда ее, как ты выражаешься, трахают.

Глаза Павла вылезли на лоб, а над головой образовалось несколько увесистых капель. Однако Мари спокойно относилась к своей участи, будто операция по перемене тела (и пола) не была для нее чем-то противоестественным.

– Не надо! - вопил что было сил недавний смельчак-извращенец, когда к нему сзади подкрадывалась переменившая пол ученица.

Мстительный агент решил не останавливаться. Он припомнил, как однажды Иван Дурак рассказывал ему о такой забаве как бдсм. И сайт с картинками агент прекрасно запомнил, и содержание этих картинок. Аккуратно Тутанхамон выводил на чистом листке бумаги чудище с круглой головой и извивающимися слизкими щупальцами. Странное существо, похожее чем-то на кармамона, увенчанное флагом-вывеской 'ктулху', медленно ползло к дрожащему словно осиновый лист Залесскому. Физрук уже до конца успел превратиться в тетушку Пашеньку.

Чудише обвило тело жертвы, а потом и принялось своими щупальцами возбуждать свежесотворенную дамочку.

– Ай! Не надо! - начал ныть извращенец.

– Надо, Паша, надо! Я еще и твои садо-мазо игрушки нарисую! - смаковал Тутанхамон, выводя вокруг шеи жертвы шипастый ошейник.

– Ты хоть позу мне смени, паршивец! - стонал стоящий на четвереньках физрук, вокруг тела которого извивалось одноглазое розовое чудище, - я человек, я не собака, не надо меня сзаааади.

– Прости, - пожал плечами агент, - но я иначе рисовать не умею.

И старательно Тутанхамон вывел фигуру Мари в мужском облике, которая сзади приблизилась к Павлу и начала с ним совокупляться.

Хорошо, что Катя Дельская не видела столь изощренной мести ее бывшей пассии. Но зато Павел в ту ночь получил незабываемый урок. Агент российских спецслужб старался на славу, выводя одну позу за другой. Потом к нему присоединилась и Рёко, помогая изобразить те самые веревки, которыми она была опутана. Насилие возможно излечить только насилием? Вряд ли. Тутанхамон не считал, что он с помощью магии насилует москвича. Это просто жестокий урок, который ему никогда не смогла бы преподнести жизнь - оправдывал себя бывший фараон. Хотя и ему, и Рёко временами было больно смотреть на то, что получалось из их рисунков и слушать вопли жертв древнеегипетской графики.

Но когда извращенское действо было в самом разгаре, произошло нечто незапланированное. В волшебной манге никто такого не рисовал.

Вдруг рядом привязанными к 'коню' Пашей с ктулху на голове и Мари полыхнула яркая вспышка и возникла высокая грузная фигура. Только в следующий момент Тутанхамон понял, что произошло.

Высоко подняв лапы, посреди зала стоял кармамон медвед и громогласно орал на всю школу:

– Превед, кросавчег!

– Ваня! - хором крикнули Тутанхамон с Рёко, спрыгивая со шведской стенки.

Их напарник стоял за спиной монстра, широко улыбаясь. Он отодрал от головы Залесского розового теплого ктулху и внимательно разглядывал плод фантазий своего лучшего друга.

Только манга… она захлопнулась, и двое извращенцев начали превращаться в тех, кем они были до того, как агент решил их немного подучить жизни. Да и слизкий розовый ктулху вдруг лопнул, обрызгав державшего его Ивана вонючей жижей. Веревки, удерживающие Павла на привязи, тоже растворились в воздухе, и обессилевшая от большой физической нагрузки парочка сползла под спортивный снаряд.

– Ты за все заплатишь, гаденыш! - шипел Павел, вылезая из-под тела Мари.

Но получалось у него не очень, потому что оба они были перемазаны слизью похотливого чудовища.

– Это что за передача у вас тут… 'В мире животных'? - еще до конца не оценил обстановку программист, пытаясь очистить джинсовую куртку от розовой гадости.

– В Москву его! Срочно! - скомандовал Тутанхамон, доставая из-за пазухи наладонник и тыча в сторону еще не до конца пришедшего в себя Залесского.

Иван и сориентироваться не успел, он просто прижал карманный компьютер ко лбу вымотанного коллеги-учителя.

Вспышка, и от Павла в Ниххонии остались только записи в школьной бухгалтерии и сброшенная в порыве страсти одежда.

– Хорошо, что я случайно придавил кармамячик, когда мы с Ирой… - программист густо покраснел и отмахнулся, - впрочем, неважно. Вовремя успел, не то бы вы замучили его до смерти, инквизиторы. И где только научились? Хорошо еще, что Маша этого не видела!

Напарник и Рёко потупили взгляды, понимая, что немного переборщили с картинками в волшебной манге. Сэйлор-Афина, казалось, уже отошла от садо-мазо плена и ей не требовалось срочного удовлетворения желаний. Это не могло не радовать российских агентов, у которых в планах не числилась даже по экстренной необходимости измена своим любимым.

– Не замучил бы, - бросил косой взгляд на уставшую Мари Тутанхамон, - хотя… чтобы избежать дальнейших инцидентов, я бы порекомендовал вернуть домой и нашу уважаемую Афину.

Рёко тут же встрепенулась и принялась убеждать, что еще не все демоны в школе пойманы, и что она очень пригодится. Она даже заявила, что не раз отдавала себя в плен извращенцу Залесскому, чтобы спасти от подобных пыток местных школьниц, якобы она подозревала физрука, что он родом из Москвы.

С этого момента чуточку подробнее, как попросил Иван Дурак. А история получилась весьма банальной. Месяц назад, когда Марина обнаружила себя в Ниххонии и пришла устраиваться в школу в качестве переводной ученицы, там же появился и непревзойденный Анико-сэнсей. Никто не знал его японского имени, все величали его Анико, и никак иначе. Он прекрасно знал японский и хвастался сертификатом второго уровня[8], а когда учительница физкультуры уехала на длительную стажировку за границу, то он занял освободившуюся вакансию, сославшись на большие спортивные достижения.

Девушки с первого дня обожали нового учителя и крутили перед ним…

– Всеми выдающимися частями тела! - хихикнул Дурак, припоминая, как встретили эти самые девушки его и Тутанхамона.

– Именно, - вздохнула Рёко и продолжила.

Она и сама по уши влюбилась в идеального мужчину, коим себя выставлял Залесский. А спустя неделю после приема на работу он начал устраивать странные соревнования, на которых он выбирал победительницу и оставался с ней в школе после уроков. Марина однажды выиграла из любопытства. Тогда она и поняла, что физрук-извращенец вечерами тренируется в…

– Хентайном искусстве, если выражаться по-японски, - смутилась Рёко, пряча взгляд.

– Ну, чего стесняешься, - встряхнул ее за плечи Иван, - тут все свои! Видели же мы, чем этот… мучитель занимается.

– Вот я и решила, коли мне нечего терять, хоть одноклассниц уберегу от…

Марина утерла слезу на щеке, понимая, что ничего она толком и не помогла обществу.

– А однажды пришла она! - девушка ткнула в сторону еще одной жертвы самодельной манги, сексапильной Мари.

Та уже завернулась в свой шелковый халатик и, тяжело дыша, держалась за козла и слушала рассказы девочки из параллельного класса.

– Как же я упущу такого сладкого мужчину! - причмокнула сексапильная девица, которая пару дней назад недвусмысленно клеилась к Ивану Дураку.

– Впрочем, я отдала ей Залесского, - отмахнулась Зайцева Марина, - а сама стояла на карауле, типа демонов гоняла. Хотя… попутно убила парочку, честное слово!

Как только речь зашла о таинственных демонах, глаза Рёко загорелись, словно две сверхновые. И она перешла к любимейшей теме и убеждению агентов, что ее присутствие в токийской школе просто необходимо.

– Чего только не наплетет, чтобы мы ее оставили, - вздохнул Иван, запуская программу. - Извини, Марина, но без надлежащих тренировок ты для нас просто балласт.

Он приложил наладонник ко лбу расплакавшейся девушки и нажал было кнопку. Но вдруг холодная рука Мари схватила программиста за ногу, а второй рукой девушка ухватилась за переносимую домой гостью.

– Я не отпускаю ее, - прошипела она, но тут же оказалась закрученной в замысловатую позу.

– Молодец, Тутен! - похвалил напарника Иван, продолжая перенос неугомонной Сэйлор-Афины. - Мы еще встретимся, Марина. Звони каждый день и жди, когда я выйду на связь. Я приведу тебя на службу в ОСЯ…

И в последний момент он отобрал у напарника перо и написал на ладони девушки номер своего сотового. Он надеялся завербовать ее на службу в отдел. Но все ли его слова услышала Рёко - оставалось вопросом.

– Кто вы такие? - прошипела Мари, когда уже второй человек пропал в неизвестном направлении.

– А ты кто? - ответил вопросом на вопрос Иван Дурак. - Мечтательница ли? Каратель? Анжелика Яковенко? Ну же…

– Не угадали, - ухмыльнулась девушка, тяжело вздохнув. - Но вы правы, я не простая студентка. И Анико-сэнсей меня интересовал не просто так, да и вы, Бака-сэнсей - тоже.

Она заискивающе подмигнула агентам и, щелкнув пальцами, растворилась в воздухе, словно она в спортзале и не появлялась.


Мелкий, словно крупа снег, сыпался из черных туч, закрывших небо над Москвой. Катя Дельская быстро шла от остановки в сторону старой хрущевской пятиэтажки на юге города. За три года, что она жила в Екатеринбурге, девушка не забыла этого, некогда самого дорогого ее сердцу адреса.

На то был приказ Шаулина проверить, насколько успешно вернулся в родной город Павел Залеский. К сожалению, Ира только вернулась из ниххонского сна. На радость ее странноватого брата, с ней ничего не произошло, и ни один злодей не покусился на душу жены Ивана. Маша осталась с родственницей, чтобы почесать языки о том, как молодожены провели виртуальную брачную ночь, и как маг свистнул у напарника мангу да компьютер. А ей, новобранке, приказано было ехать по ставшему три года назад ненавистным адресу. К Павлу Залесскому.

Катя очень боялась. Она никак не могла забыть последней встречи со своей первой любовью, когда преподаватель японского чуть не изнасиловал ее. Сколько бы девушка ни пыталась, она не могла забыть того страшного дня. Даже три года и две тысячи километров ни капли не повлияли на ее память.

Она любила Павла, а он, как оказалось, нет. Это потом, когда Катя познакомилась со своим ненаглядным Лешенькой, она поняла, что такое настоящая любовь. Залесского интересовал сам процесс завоевания женщины. Он изображал ласку и заботу, клялся в вечных чувствах и рассказывал о том, что он заберет Катю с собой в Токио, и там они будут жить лучше, чем в этой засраной России. Девушку несколько покоробила тогда эта фраза любимого, но она решила не замечать, подождать… Не прошло и трех месяцев со дня их знакомства, как Катя поняла, что жить без него не может. Однако стоило ей отдаться этому мужчине, как через некоторое время все пошло наперекосяк. Словно Павел, завоевав очередную крепость, отправился на поиски новых рубежей.

С содроганием сердца, спустя долгих три года, Катя набрала на кодовом замке те самые четыре цифры пароля, что говорил ей некогда ненаглядный Залесский. Не сменили… Дельская словно возвращалась в свое прошлое. Дернув дверь подъезда на себя, она еще некоторое время стояла, закрыв глаза, и думала - не пойти ли домой и не сказать ли Шаулину и коллегам, что с Залесским все в порядке. Сомневалась она, что ее работодатель решит проверить - была ли она в Чертаново и говорила ли с бывшим любовником.

– Нет, я не могу наврать Антону Викторовичу, - шепнула под нос осмелевшая Катя, переступая порог подъезда.

Она медленно поднималась по лестнице на третий этаж. Ничегошеньки не изменилось. Прошлое словно ожидало ее прихода, чтобы расставить все точки над i. Та же обитая малиновой кожей дверь, тот же старенький советский звонок, истошно ревущий на всю квартиру. И он… в полосатых ситцевых штанах и белоснежной футболке открывает дверь… Нет, не он…

Перед Катей стояла невысокая плотная блондинка лет пятидесяти в синем халате в красный горошек.

– Катенька! - ахнула женщина, распростерев перед гостьей руки. - Давно тебя не видела.

Мама. Ангелина Ивановна. Припоминала Дельская. Душевная женщина. Добрейшей души человек. Но за какие грехи ей достался такой сын. Это Катя не могла понять и три года назад. Она даже сочинила письмо для матери любимого, где глубоко извинялась перед ней за то, что она больше не придет пить чай с круассанами. Тогда Катя Волкова не раз ходила вокруг дома Павла, думая, в какой момент лучше опустить письмо в ящик. Так дело дошло до Нового года, и она вложила свое послание в открытку, но все равно не решилась отправить его или бросить в ящик. Следующие пару месяцев обиженная любовница занималась частным сыском: она отыскала магазин, в молочном отделе которого работала Ангелина Ивановна. Девушке не понадобилось никого нанимать - информация, полученная из уст Павла, сопоставление фактов и справочник организаций Москвы ей помогли не хуже самого профессионального детектива. Но и когда Волкова нарисовалась перед прилавком Ангелины, она не смогла ни слова сказать, ни передать письма. На вопли женщины: 'Милая Катенька!' Она развернулась и, буркнув, что продавщица обозналась, убежала. А через несколько дней Павел чуть не изнасиловал свою бывшую девушку.

– Я уезжала, - холодно сказала Катя, стараясь смотреть прямо в серые глаза Пашиной матери.

– А Пашенька так сокрушался, что ты исчезла из его жизни.

'Жаль, что он не рассказал о последней нашей встрече!' - подумалось Дельской, но вслух она язвить не стала.

– Вот так сложилось, - стушевавшись, заметила Катя. - А теперь я пришла навестить его.

Как и следовало ожидать, Ангелина Ивановна тут же пригласила ее войти и побежала на кухню, причитая, что ее сын несколько дней гулял на каком-то японском мероприятии в центре Москвы, и только сегодня утром, вымотанный и полуголый, с вывихнутой рукой, заявился домой.

– Нашел-таки себе девушку, - улыбнулась Дельская.

Хотя, она лукавила. Катя прекрасно знала, где был Павел. А про полуголого, измотанного и покалеченного она могла лишь домысливать. Она прекрасно помнила нахальные лица Ивана да Тутанхамона: они способны изобрести такой изощренный способ воспитания, что мало не покажется. Да и рассказы Иры и Маши о подвигах их ненаглядных чего стоили. Если эти агенты сумели через Ученого Кота ток в несколько тысяч вольт пропустить да Кощея в сказке припугнуть, то Пашку Залесского они уму-разуму в два счета научат. Изобретательности им не занимать.

– Нет, не нашел, - вздохнула Ангелина, - после того, как ты исчезла, он совсем другим стал. Распродал все учебники японского, из университета уволился, и засел за компьютерные игры да какие-то мультики, прости Господи, с голыми девками! И это в тридцать-то лет! И как мне его на свою зарплату прокормить! Еле на работу устроила… администратором в компьютерный клуб…

– Но я не виновата, что… - Катя задумалась.

Ей показалось, что мать Павла ставит ей в вину то, что некогда отличник и кандидат филологических наук, брошенный девушкой, решил чуть ли не руки себя наложить. Но и Ангелина, казалось, не хотела ее ни в чем обвинять.

– Впрочем… меня повысили, отправили в Екатеринбург, в новый филиал нашей фирмы. Я не могла отказаться. Да и с Пашей я попрощалась.

Хорошая отговорка. Девушки долго придумывали речь для Кати. Да и сказанное сейчас Дельской не было такой уж и ложью. Когда девушке пришлось покинуть Москву, она на новом месте устроилась в дочерний офис той же фирмы.

– А сейчас ты в командировке и решила заглянуть к нам на чай с круассанами? - ласково спросила заботливая хозяйка.

Ангелина сняла салфетку с тарелки, на которой красовались несколько поджаристых круассанов, которые некогда так любила Катя Дельская. Словно Пашина мать чувствовала, что однажды бывшая девушка ее сына заедет в Чертаново, чтобы снова отведать вкуснейшей выпечки.

– Вроде того. Но я пришла к Павлу, чтобы попрощаться. Теперь…

Она не договорила, потому что тяжелая мужская рука легла на ее плечо. Вздрогнув, девушка подняла взгляд и встретилась с его черными жгучими, как и три года назад, глазами. Его красивое лицо без единой морщинки, казалось, ни капельки не постарело, несмотря на то, что мужчине было уже без малого тридцать три.

– Не ожидал увидеть тебя тут, Волкова.

– Дельская, - поправилась Катя. - Я вышла замуж и хотела попрощаться с тобой навсегда.

– То есть, - он нахмурился и почесал небритый подбородок, - нашелся человек, которому оказалась нужна такая…

Он встретился с укоризненным материнским взглядом и тут же замолчал.

– Да, нашелся, и он меня очень любит. И я в нем тоже души не чаю. Так что, Паша, спасибо тебе за все, за твою любовь и остальные незабываемые моменты, что ты дарил мне. Но мы… никогда бы не сошлись характерами.

Катя говорила с трудом. Меньше всего на свете она хотела, чтобы мать этого не очень достойного человека узнала обо всей той грязи, от которой девушка долгих три года пыталась отмыть душу и память.

– Я хочу, Пашенька, - нежно сказала Катя, - чтобы и ты однажды нашел свою избранницу.

– Да-да, обязательно, - бросая косые взгляды на мать, бубнил Залесский.

– Думаю, у меня все. Приятно было снова побывать в этом доме, - улыбнулась Дельская.

Ни капли искренности, но хозяева поверили в ее игру. Она сделала то, что от нее требовалось - Залесский дома, под присмотром матери, лечит вывихнутую руку, о Ниххонии ни слова. А работа… Катя отчего-то была уверена, что такой взрослый человек, как ее бывший, сможет найти место под солнцем.

Она быстро вышла в коридор и, второпях накинув кожаное пальто, выскочила из квартиры. Больше ничего не связывало ее с этим местом. Она могла с чистой совестью забыть и адрес квартиры в Чертаново, и код от подъездного замка, но тех чувств, что пылали в ее груди по отношению к Залескому, увы, не вычеркнуть. Это было, и навсегда останется в памяти.

Захлопнув подъездную дверь, Дельская открыла зонт и быстро пошла к остановке.

– Катя, стой! - раздалось сзади, и она невольно обернулась.

Она поняла, что Павел пошел за ней. Но она ни капли не боялась его. Она, замужняя беременная женщина, не испытывала страха перед тем, кого три года назад она могла без зазрений совести засадить за решетку. Сейчас, когда во дворе не было ни души, если не считать дикой кошки под кустом да промокшей под снегом собачки-бродяжки, Залесский мог запросто завладеть своей бывшей девушкой. У нее - ни одного шанса сбежать на восьмисантиметровых шпильках, ни на помощь позвать, если сексуально-озабоченный мужик начнет приставать к ней. Несколько иномарок рядом с гаражами-ракушками… вряд ли рядом с ними сейчас ошиваются водители.

– Я все сказала, Паша, - прошептала она, отвернувшись. - Что было - прошло. Я нашла себе место в жизни. У меня есть карьера, любимый мужчина и скоро родится ребенок. И тебе того же желаю.

– В России? Ты сделала себе карьеру в России? Ты, никчемная фанатка?

Удивляется… Дельская все же обернулась и протянула ему зонт. Ей было жалко парня в одной ситцевой рубашке и тонких брюках, который выскочил следом за ней.

– Да, в России. Ты когда-то осудил меня, что я чрезмерно увлеклась аниме, - усмехнувшись, припомнила Катя, - но именно благодаря своему хобби я теперь могу купить себе квартиру в элитном доме, обеспечить мужа и детей, и безбедно жить.

– Это невозможно, ты как всегда лжешь, Волкова, ты пытаешься задеть меня, но у тебя не получится.

– Я никогда не врала, - задрала нос девушка, - и сейчас я говорю правду. Если не будешь работать - ничего и не добьешься. А ведь когда-то я тебе завидовала, Пашенька… Кандидат наук, второй уровень японского, доцент МГИМО… куда мне было до тебя. Как изменчива жизнь. Теперь все иначе.

– Издеваешься?

– Нет. Просто в погоне за удовольствием ты кое-что потерял. Желаю тебе это найти! И еще…

Катя крепко обняла Павла и, прикоснувшись носом к его щеке, прошептала:

– Я не хочу выносить сор из избы. Пусть твоя мама не знает о произошедшем три года назад. Эта тайна для нас двоих.

Она резко развернулась и пошла прочь, оставив зонтик в руках у обескураженного Залесского. Теперь, несомненно, в их отношениях стояла жирная точка.


Высокая женщина в белой тоге сидела на обитом черным бархатом кресле и курила. Она смотрела в одну точку - разукрашенную блестящими красками фреску на высоком, метров пять, полотке.

– Как скучно, - ее низкий хрипловатый голос нарушил тишину в зале, уставленном многочисленными белыми столами.

Средь синих, чуть посеребренных колонн, изредка пробегали маленькие черные зверьки, но, завидев хозяйку, прятались в густых тенях. И только в противоположном креслу углу комнаты на мраморном постаменте расположилась статуя мальчишки пятнадцатилетнего подростка. Казалось, что еще минуту назад он был живым человеком, а его просто завернули в тонкую пленку и облили лаком, обездвижив.

Красавица в белой тоге, поправив роскошную золотую прическу, стояла напротив статуи и любовалась. Обычный рыжий школьник в потрепанном пиджачке. Такой бы женщине наслаждаться статуями королей да императоров, а не никчемных мальчишек.

– Джуоо-сама, - тоненький голосок вывел статную женщину из раздумий и она, обернувшись, бросила полный ненависти взгляд на кошачье отродье, упавшее перед ней ниц.

Хрупкая девочка с большими черными ушками и пушистым хвостиком, словно осиновый лист, трепетала перед своей хозяйкой, опираясь на тросточку.

– Ну и как? - сощурившись, спросила Джуоо-сама, ожидая не очень приятных вестей.

Слишком жалко выглядела гостья, чтобы сообщить о победе. Похоже, ее жестоко избили, потому что девочка-кошка едва опиралась на перебинтованную ногу. Как девочка умудрилась встать на колени оставалось тайной.

Не нравилось хозяйке поведение прислужницы, которая боялась каждого движения госпожи.

– Еще двое, - потупив взгляд, сказала девочка-кошка, перебирая крошечными пальчиками складки на розовом клеше.

– Ничего страшного, моя милая Мари, - улыбнулась Джуоо-сама уголками губ и еще раз посмотрела на статую уснувшего школьника. - Пусть хоть всех вернут. Их дорога домой все равно лежит через мой дворец.

Прислужница по-кошачьи улыбнулась, а когда она кивнула, колокольчик на ее шее издал чуть слышный звон. Хозяйка погладила девочку по голове, и всю боль кошачьего создания словно рукой сняло. Счастливая улыбка озарила лицо гостьи, когда она смогла согнуть ногу в колене.

– Они намного сильнее и хитрее, чем я думала. Но… от судьбы не уйти, - напевно рассказывала девочке хозяйка, - можно бежать как угодно быстро, куда угодно. Но любые дороги рано или поздно приведут вас в Лес Судеб, Иван да Тутанхамон… Умерев однажды невозможно жить дальше… так ведь гласит наш закон, моя дорогая Мари?

Девочка-кошка послушно мяукнула, обняв хозяйку за ногу.

– И только у мадзоку есть тысяча жизней…


Содержание:
 0  Манга по-русски : А Котенко  1  Пролог : А Котенко
 2  Глава 1. Две стороны одной медали : А Котенко  3  Глава 2. В Нарите хорошая погода, а в Домодедово опять идут дожди : А Котенко
 4  Глава 3. Стань карманником! : А Котенко  5  Глава 4. Бака-сэнсей : А Котенко
 6  вы читаете: Глава 5. Пакостные щупальца : А Котенко  7  Глава 6. Девичьи грезы : А Котенко
 8  Глава 7. Соблазнение принцесс от Санджи Киномото : А Котенко  9  Глава 8. Запись с летальным исходом : А Котенко
 10  Эпилог : А Котенко  11  Использовалась литература : Манга по-русски



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap