Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 6. Девичьи грезы : А Котенко

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




Глава 6. Девичьи грезы

Женщина. Очень красивая и недоступная. Для Санджи Киномото ничего не могло быть желанней. Он мог часами, запершись в лаборатории, среди датчиков и компьютеров, сидеть и любоваться нарисованным собственными руками портретом. Сын этой женщины сказал, что Санджи угадал ее внешность. Он предвкушал встречу с принцессой Кией, прокручивал в голове не один диалог, думал, каким образом наиболее эффектно можно сделать предложение вдове из древнего мира.

Но временами кто-то невидимый будто щелкал выключателем в голове наместника, и он, ругался не самыми приличными словами, выкуривал по несколько сигарет кряду, и сворачивал портрет любимой женщины в трубочку.

– Что за наваждение? - ворчал под нос Санджи, измеряя лабораторию шагами, пока заваривался его любимый зеленый чай с лотосом. - Почему она мне нравится? Обычная женщина!

Он разворачивал ее портрет, любуясь сказочной красотой принцессы, фыркал и продолжал бубнить себе под нос:

– Она, конечно, хорошенькая, но у меня и без нее проблем хватает! Мне нужно помочь агентам из России вер…

И снова кто-то включает рубильник, и наместник крепко прижимает к груди портрет госпожи Кии и обещает спасти ее от всех бед и привезти в далекую для нее Ниххонию.

– О, ками[9]! - воет Киномото, когда рассудок вновь возвращается к нему. - Кто-то помыкает мной, кому-то надо избавиться от меня, нужно сказать об этом Ивану и…

Щелк… и наместник берет еще один листок и рисует на нем в пятьдесят какой-то раз овал лица прекрасной незнакомки.

И стоит его коллегам из России появиться на пороге лаборатории, мания становится невыносимой, из глаз текут слезы, а тело сводит от непреодолимой страсти. Кроме мыслей о Кие, в голове у наместника не остается ничего.

Так получилось и ранним утром, когда уставший Иван Дурак открыл дверь и тихо вошел в лабораторию.

Небритый Санджи, жуя карандаш и тыча сигаретой в лист акварельной бумаги, заканчивал неизвестно какой по счету портрет принцессы.

– Непорядок, - покачал головой Иван. - Не думаю, что вдова Эхнатона сойдет с ума от любви к какому-то обросшему прокуренному японцу в изляпанной рубахе.

– Ты ранишь меня прямо в сердце! - взвыл Киномото, падая перед агентом на колени.

– Так побрейся, надевай свое лучшее кимоно, отыщи самую заточенную катану и выбрось сигареты! И я отправлю тебя прямиком к принцессе!

Ошалелые зеленые глаза наместника, не отрываясь, смотрели на своего спасителя. В глубине души Санджи думал, как бы эти два придурка из России не натворили чего непоправимого в Ниххонии, пока наместник устраивает личную жизнь в ближайшем фрактальном пространстве.

– Я не вру! - Иван достал из нагрудного кармана компьютер, на экранчике которого уже светилась яркая приветственная надпись: 'Добро пожаловать в реалити-шоу от Бен-бен-ТВ'.

Третья передача для магов и волшебников из близлежащих фрактальных дыр обещала не уступать по интересности первым двум. Когда в сначала искали мертвую царевну, а затем стражу престарелого фараона обратили в лягушек, в новом сезоне ожидался не менее запоминающийся финал - мужик с катаной против египетской стражи. Иван не очень хотел посвящать Санджи в подробности первых двух игр, чтобы наместник испытал на себе как можно больше прелестей божественной игры. Нет, Дурак не считал себя издевателем, он просто-напросто боялся, что программа способна вынести Киномото не совсем в ту эпоху или в иную реальность.

– Так что, приготовься, принцессы не любят оборванцев, - повторил Иван, подмигивая.

У Санджи кто-то словно моторчик завел. Наместник тут же сорвался с места и кинулся в ванную мыться, бриться и причесываться. Не прошло и десяти минут, как сверкающий принц в салатном кимоно с мечом через плечо и незаменимой сигареткой во рту стоял перед российским агентом, рапортуя:

– Я готов!

– Держи! - Иван протянул японскому коллеге карманный компьютер с машиной времени.

Эту вещь агенту передала Ира вчера вечером. И если ее брат не врал и не придумал наместнику какой-нибудь подлянки, то Санджи должно было тут же перебросить в Древний Египет 14 века до нашей эры.

– Учти, - инструктировал программист Киномото, - войти и выйти можно только единожды. Ты не сможешь переместиться ни в один момент времени, предшествующий тому, куда тебя выбросит. В будущее ты вернешься домой. Если тебя убьют в том мире, ты тоже окажешься дома. Живой или мертвый - не знаю, не проверял… Все зависит от того, насколько твой портрет приглянется госпоже Баст.

– А как ей можно понравиться? - сверкнул глазами Санджи. - В профиль, в анфас, с сигаретой, или без кимоно?

Иван тяжело вздохнул. Вряд ли богине веселья доставит непомерное удовольствие работа с наглым японцем. Но иного выхода программист не видел. Если Санджи оставить дома и начать разбираться, кто зациклил наместника на его мечте, то существует ненулевая вероятность, что неугомонный Киномото разнесет Токио-Ниххонский в поисках прекрасной принцессы.

– Готов? Жми на самую большую кнопку? Чтобы вернуться - жми ее же!

Наместник кивнул, но прежде, чем запустить машину времени, покосился на томик манги, что лежал на системном блоке одного из компьютеров.

– Что это? - спросил Иван.

– У вас проблемы, мальчики, и очень серьезные… - только и успел выпалить наместник, и в следующее мгновение он бросился к портрету принцессы, сорвал его с мольберта и свернул в трубочку.

Пару секунд спустя от Санджи в Ниххонии осталось только несколько тускнеющих звездочек.

– Удачи тебе, Киномото-сан, да не прибьют тебя Эйе, Сехемра да Хари-хлеб или как там его? - грустно промямлил Иван, беря в руки оставленную мангу.

А приятного в ней оказалось мало. Будь Дурак слабохарактерной девушкой, от увиденного грохнулся бы в обморок.


– Так как Анико-сэнсей уволился, а директор школы не нашел нового учителя японского, - с нескрываемым удовольствием Иван сообщил ученикам новость, - то у нас вместо родного языка будут уроки алгебры.

Стоны недовольных заполонили весь класс.

– И вместо физ-ры у нас будет геометрия, - учитель решил до конца обрадовать старшеклассников.

– Нет уж, - поднял руку Тутанхамон, - Бака-сэнсей, а давайте вместо физкультуры у нас будет физкультура, неужели мы через эти станки для пыток прыгать не умеем.

– Ладно, - подмигнул напарнику Иван, - уговорили старика, придется обойтись без нахождения объема пирамиды Хеопса.

Облегченный вздох стал подтверждением тому, что слова учителя пришлись по душе многим ученикам. И опять интегралы, производные, пределы и прочие не самые легкие задачи… Девочки пытались строить глазки невозмутимому учителю, но нынче тот был несколько не в духе, и ставил нули за самые дурацкие ошибки: забытые константы да числа в знаменателях. Недовольству молодых людей не находилось предела. И чем яростнее был Иван Дурак и быстрее стремилось к бесконечности число неудовлетворительных оценок, тем скорее портилось настроение школьников.

– Бака-сан, я не могу решить задачку! - подняла руку Осака. - У квадрата с длиной стороны два найти площадь.

– И что? - чуть ли не заорал Бака-сэнсей, в конец выходя из себя. - Сложно?

– Ага, - всхлипнула девушка, - я не знаю высоту квадрата.

Гробовое молчание стало для нее ответом на поставленный вопрос. Одноклассники даже смеяться не могли, и только Тио-тян без спросу вышла к доске и нарисовала абсолютно ровный квадрат, написав рядом с ним 'дважды два равно четыре'.

– Ты станешь номинантом на премию 'Математик школы'! - ткнул в Осаку пальцем Иван. - Я научу тебя рассчитывать площадь криволинейной трапеции методом Монте-Карло…

Бака-сэнсей недолго подумал и добавил:

– В уме. Кидаешь камушки в плоскость и подсчитываешь…

– А много, - наклонила голову набок Осака.

– Нет, самую малость, - фыркнул Бака-сэнсей, - тысяч десять - как минимум.

Шутку оценила только Тио-тян, которая билась в истерике, тогда как остальные ученики попросили на полном серьезе обучиться тайному методу расчета площадей фигур. А сероволосый паренек на первой парте объяснял заучке-соседу, что благодаря тайной методе Бака-сэнсея они смогут весь триместр заниматься решением одной задачи и не слушать сложной теории в изложении нового учителя.

– Значит так, - сверкнул глазами Иван, - слушайте и внимайте!

Он резко развернулся на каблуках и принялся выводить на доске длинные трехэтажные формулы. Изредка учитель оборачивался к классу и злобно намекал: 'Пишите все, не то придет страшный монстр ктулху и съест ваш мозг!' Испуганные девушки и юноши, строчили вслед за ним, пока звонок не прервал научное красноречие учителя алгебры.

– Вот блин, - фыркнул Иван, вздыхая, - мы только подобрались к интереснейшему разделу 'Дифференциальные уравнения'…

Программист словно не видел, как измученные его лекциями по математике школьники трясут уставшими руками и, глядя на потолок, молятся всем существующим богам, что алгебра на сегодня окончена. И только один ученик, Тутанхамон, с нетерпением ждал, когда учитель покинет класс, чтобы тут же броситься вслед.

Иван Дурак стоял на крыше под проливным дождем и не хотел ни с кем разговаривать, в том числе и с напарником. Тутанхамон очень удивился, когда его лучший друг отказался утром ехать с ним на одном мотоцикле до школы, если раньше именно так они и добирались.

Одно было ясно - сегодня поутру Бака-сэнсей почему-то не в себе. Напарник списывал то на ночную операцию с Анико либо на явившуюся в гости супругу Ивана: а что, если они поссорились, и теперь разозленный программист вымещает свою злобу в неподъемных формулах. Хотя - нет, Тутанхамон поймал себя на мысли - вряд ли товарищ по работе мог расстроиться из-за Иры или извращенца Залесского. Отправив последнего в Москву, агенты радовались очередной победе и непомерной удаче чуть ли на до утра. А потом Иван решил отправить Санджи в Кемет.

– Все дело в Киномото? - тихо спросил Тутанхамон, подойдя к другу со спины.

Но ответа не последовало. Иван словно заткнул уши, и ни один звук не долетал до него.

– Этот прокуренный японец сказал тебе гадость? - пытался дознаться напарник.

Но программист лишь качал головой и молчал. Тутанхамон обошел его и посмотрел прямо в глаза другу. То ли дождь, то ли слезы ручьями текли по щекам Ивана.

– Значит, с Иркой расстался?! - тут же догадался напарник.

Но Дурак оттолкнул товарища и снова отвернулся. Депрессия - не самое приятное состояние. А если в нее впадает профессиональный агент - это грозит срывом важного дела. Тутанхамон понимал, что нужно как скорее привести напарника в чувства. Только как - оставалось пока вопросом.

– Не в этом дело, Тутен, попали мы с тобой по первое число! - сказал вдруг Иван.

Он засунул руку за пазуху и вскоре протянул ту самую мангу, что оставил агентам перед отъездом Санджи.

– О, Боги! И ты страдаешь из-за какого-то Сетова журнальчика? - сощурился Тутанхамон, забирая причину депрессии товарища.

Но вскоре и ему стало не до шуточек. Героями манги, что Киномото решил подсунуть российским коллегам напоследок, стали сотрудники ОСЯ. Конкретнее - Бака-сэнсей и его лучший друг - старшеклассник с именем великого фараона. Так значилось в заголовке журнальчика, изданного, надо сказать, кустарным способом. Переплет - на клею, странички с трудом подогнаны, краски на обложке - тусклые, словно издательство 'Йа-сама', занимающееся выпуском манги о новом учителе, печатало свои книги на офисном принтере.

Да и причем тут форма, если важнее содержание: на обложке Иван недвусмысленно обнимает Тутанхамона за плечи, а взгляд у обоих парней такой страстный, - вряд ли какая девица пройдет мимо столь симпатичных мордашек на обложке, не купив издание за… семь тысяч йен[10] (как было указано на обороте). Всего-то двадцать-тридцать листов за немалые деньги.

Бывший фараон с нескрываемым любопытством рассматривал картинки. Только чем дальше он углублялся в чтение предложенной ему истории, тем злее он становился. Не добравшись и до середины комикса, агент бросил его под ноги и заорал:

– Это жалкий компромат на российских подданных!

– Тише ты, россиянин недоделанный, - усмехнулся Иван, поднимая мангу. - Это значит, что кому-то в школе мы очень не безразличны. Коли уж про нас такую гадость напридумывали и решили распродать по всей аномалии.

Программист тут же успокоился, когда увидел, что напарник его находится не в менее праведном гневе и готов скормить крокодилам и художника Цугуми Юкато, и автора сюжета Мегуми Киясу, и всех продавцов книжных магазинов, которые стали распространять это элитное издание, компрометирующее иностранных подданных.

– У меня тут мысль возникла! - Иван обернулся к напарнику и взял его за плечи, словно на первой картинке в дорогой манге. - А что, если этот бред рисует кто-то из москвичей, а?

– Спросим у Дельской? Напишем в штаб?

– Именно, Тутен! - программист тут же достал карманный компьютер и принялся по буквам перепечатывать в письмо имена авторов манги-компромата.

– Только не пиши ей, что нас… - Тутанхамон несколько замялся, - как это называется… объяолили…

Злой взгляд в сторону напарника стал ответом - ни за что и никогда!

Кто, а самое главное, в какой момент догадался придумать сюжет о любви агентов - оставалось тайной. Если бы Анастасия Андронова сейчас не жевала попкорн в Москве, если бы Марина Зайцева не ожидала возвращения агента Дурака на родину, то можно было бы заподозрить этих девушек в попытке продать плоды своих фантазий за большие деньги.

Додзинси, или самодельные манги, которые рисовали фанаты того или иного аниме, не были чем-то из ряда вон выходящим как в Ниххонии, так и в Токио большого мира. Считалось, что если человек умел придумывать интересные истории и более-менее красиво рисовать, то он мог без особых проблем распространять свое творчество не только на книжных развалах или торговать напечатанной на офисном принтере мангой в метро, но и сдавать по несколько экземпляров от тиража в магазины.

Все это Иван Дурак узнал вечером, когда они с напарником отправились по книжным скупать весь тираж порочащей манги. Деньги на личном счету программиста заканчивались очень быстро, потому что таинственный автор назначил слишком высокую цену за свое творение, наверное, в надежде просто поиздеваться над Иваном или выкачать со счетов 'Отдела странных явлений' немалую сумму.

– Вообще-то, додзинси всегда не дешевы, - с улыбкой объясняла агентам продавщица в одном из магазинов, невысокая японочка в маленьком черном платье с белыми рюшами, - потому что на издание этих книжек уходит куда больше средств, нежели на бестселлеры типа 'Наруто', 'Лакомого кусочка' или 'Стального алхимика'.

– Только нерв эти самоизданные творения требуют куда больше, - недовольно фыркнул Иван, сгребая с прилавки стопку из десяти тоненьких манг.

Но не успели ребята покинуть магазин, у кассы раздался дикий крик. Тутанхамон с напарником тут же обернулись и увидели, как на несчастную продавщицу с кулаками кидается высокий черноволосый парень в элегантном сером плаще. Он тряс стопочкой тоненьких книжек и дико орал, что за продажу подобных изданий пора позакрывать все магазины.

– Это пропаганда того, чего не было! Да вы понимаете, что мне каждое утро присылают стопки писем с обсуждением подобной макулатуры! Да я…

Парень отвернулся и высморкался, а потом опять глянул на дрожащую за кассовым аппаратом продавщицу и продолжил вопли о том, как некие девицы записали его и коллег в 'Главные Геи Ниххонии'.

– Еще одна жертва, - воздохнул Иван, поглядывая на пакет, в который было уже сложено с полсотни экземпляров порочащей манги.

– Слушай, Вань, - дернул его за рукав напарник, - а мне, кажется, стало ясно, зачем печатают эти додзинси.

Вопросительный взгляд программиста не отпускал Тутанхамона:

– Дело в том, что те, кто рисует эти картинки, хотят заработать немало денег. А чтобы получить много и как можно быстрее, требуется издать что-нибудь такое пикантное, остренькое, любопытное, так?

– Ну вот и нарисовали бы, как я с Ирой вчера… ну, как мой медвед застукал Залесского. Стыдно, конечно, - покраснел Иван и отвернулся от друга, - но правда.

– В том-то и дело, - развел руками Тутанхамон, - правда - это скучно!

– Тогда… - программист задумался и посмотрел на розовое вечернее небо, будто среди золотистых облаков был начертан ответ, - почему бы им не нарисовать, как мы с тобой гуляем со школьницами. Во всех подробностях!

На этот раз настало время Тутанхамону смущаться. Не хотелось ни ему, ни другу быть изображенными с какими-то незнакомыми девками.

– Впрочем, - вздохнул Иван, прикрепляя пакет с порочащими додзинси к багажнику мотоцикла, - может, оно и к лучшему, что про нас еще порнушку не нарисовали.

Не видели парни, что как только их мотоцикл сорвался с места и помчался в сторону лаборатории господина Киномото, из кустов у забора вылезла высокая девушка в розовой школьной форме и, довольная, похлопала фотоаппаратом по ладошке.

– Ждите продолжения, голубки, - хихикнула она, направляясь в противоположную сторону.


Весь вечер Иван Дурак провел в лаборатории Санджи. Он разложил всю накупленную мангу и принялся изучать имена авторов, стили рисования, сюжеты и даже цены. То, что миниатюрные самоизданные творения стоили дороже - было ясно как белый день. Сорокастраничная додзинси оказывалась не намного дешевле пухленького томика лицензионной манги. И, что самое интересное, издание про Ивана и Тутанхамона по цене превосходило все остальные желтые журнальчики и додзинси вместе взятые.

– Тутен, гордись, - хихикнул программист, - мы с тобой дорого стоим.

– Единственное, чему я могу радоваться, - ехидно заметил бывший фараон, просматривая кустарную ниххонскую продукцию. - Хотя, нет… Еще тому, что мы на страницах манги только целуемся да обнимаемся.

– Пока, - скептически заметил Иван, в очередной раз пролистывая романтическую историю, нарисованную некой Мегуми.

Высокая цена не могла не навести на мысль. Казалось, в этом и таилась разгадка. Как бы того не хотели авторы додзинси, а они просто обязаны были выдать себя если не стилем рисования и сюжетными решениями, так чем-то еще. Изящные рисунки в манге могли свидетельствовать только об одном - госпожа Мегуми - девушка, и ее соавтор Цугуми - тоже. Да и молодые люди редко увлекаются сказками о голубых мальчиках.

Иван воспользовался компьютером Киномото, да простит его наместник, чтобы подробнее узнать про объект исследования. Куча трудов по психологии обещали стать увлекательным чтивом для агентов на ближайшую ночь. Программист надеялся, что наместник Ниххонии не очень сильно разгневается, если российские коллеги изведут на распечатку нужной им информации пару сотен страниц бумаги.

– Значит так, - чесал в затылке Иван, читая одну из статей, - авторы компромата - юные создания женского полу, не удовлетворенные личной жизнью.

– Откуда ты это взял? - Тутанхамон вопросительно смотрел на напарника.

– Элементарно, Ватсон, - поднял вверх указательный палец программист, - если бы девочка любила мальчика и была с ним счастлива, вряд ли бы она стала рисовать других симпатичных парней - это раз.

– И не пошла бы пропагандировать идею: 'Не доставайся же ты никому!'

– Именно! - Иван раскачивался в кресле и изучал следующие статьи. - В общем, мы с тобой стали объектами фанства и только. Если не учитывать цены на мангу.

Причины столь сильного завышения ни Иван, ни Тутанхамон найти не могли: то ли авторы хотели получить за свое незабываемое творение как можно больше денег, то ли им мечталось таким образом разжечь интерес - дороже, значит, завлекательнее. А может, девушки просто оказались не знакомы с курсом японской валюты и не знали, каковой должна быть цена на додзинси. Эту мысль высказал Тутанхамон, но Иван тут же отрицательно замотал головой:

– Чтобы анимешник не знал красной цены на мангу - нонсенс! Тут скорее либо нажива, либо желание самоутвердиться! И это значит, что наши фанатки…

– Родом из российской столицы, - тут же додумал за Дурака напарник.

– Именно! Значит, нам необходимо вывести их на чистую воду. И, похоже, придется отсканировать компромат, заслать его в Москву и попросить Катюшу Дельскую разобраться: кто из наших соотечественников мог такое придумать и нарисовать. Так сказать, прижмем врага по обоим флангам. Идет?

Напарник согласно кивнул, и программист отправился в дальний угол лаборатории, где Санджи держал манга-сканер. Это было фантастическое для современного человека оборудование. Устройства с автоматической подачей бумаги - жалкие пародии на этот агрегат. Манга помещалась в небольшой лоток, а после нажатия на кнопку запуска программы, металлическая рука переворачивала страницы книжки, прижимала ее к стеклу и сканировала по разворотам. Иван, наблюдая за тем, как быстро робот справляется со своей задачей, мечтательно говорил, что за такую машинку многие любители манги отдали бы не одну тысячу долларов.

Дурак понимал, что ошибиться он не мог. Вряд ли жертва мечтаний подозревала, что изобразила в своем комиксе тайных агентов. Но тем самым девочка прямиком угодила в ловушку, сама о том не зная.

А на следующее утро в школе только и было разговоров, что о новом не менее дорогом выпуске манги о Бака-сэнсее. На этот раз таинственный автор требовал не семь, а восемь тысяч йен, а на обложке значилась надпись: 'Горячие новости о Бака-сэнсее'! Многие школьники покупались на яркую рекламу и не жалея карманных денег, приобретали дорогое издание, что распространяла у входа в школу госпожа Феона.

– О! - протянул Иван, беря из рук своей ученицы компромат. - Никогда бы не подумал, что вы, Феона-сан, увлекаетесь столь низким жанром.

Девушка, не чувствуя и капли смущения, улыбнулась уголками губ, и спокойно заметила:

– Я всего-навсего продавец! Деньги нужны. А клуб обещал мне двадцать процентов от выручки.

– А если бы тебя порнуху попросили распространить? - сощурился Иван, испытующе глядя на ученицу. - Тоже бы из-за золотой йены согласилась.

Девушка виновато потупила взгляд и протянула учителю бесплатный экземпляр. Она не ожидала того, что наставник с радостью возьмет новый выпуск о себе, а потом молча проследует в школу. Но девица не понимала и того, что тем самым она стала главной подозреваемой в списке Ивана Дурака и злейшим врагом. Поэтому торговлю мангой пришлось ей отрабатывать на уроке перед доской, решая не самые простые задачки от Бака-сэнсея.

А пока школьники страдали над интегралами и производными, Тутанхамон увлеченно читал новый томик манги и узнавал одно за другим события вчерашнего дня. Словно кто-то следил за агентами, а они, профессионалы своего дела, не заметили хвоста. Конечно, в сюжете встречались и не произошедшие с парнями события - случайные падения в недвусмысленных позах, страстные поцелуи и недомолвки. Что это было - жучок, или просто кто-то шел за российскими агентами по пятам с фотоаппаратом - надо проверить и как можно быстрее нейтрализовать врага, пока вести о не совсем традиционной ориентации парней не достигли Москвы. На Катю и любимых девушек можно было положиться - ни одна из них не покажет порочащую мангу друзьям, но стоит яойным картинкам оказаться на компьютере какой-нибудь фанатки, так сразу весь Интернет только и будет говорить о том, что Иван с Тутанхамоном - одни из лучших типажей для историй о голубых мальчиках.

Психология яойщицы: девушка, которая никогда не влюблялась по-настоящему, ревнивый ребенок, боящийся, что объект ее обожаний достанется соседке или подружке, или это обиженная женщина, стремящаяся отгородиться от мужского племени, как от вида в целом. Можно найти сколько угодно причин увлечения этим странным жанром. Но пока следует отыскать тот самый клуб, который попросил Феону впаривать додзинси у входа в школу. Такое впечатление, что девочки специально устроили распродажу, чтобы привлечь к себе внимание агентов.

Это пару дней назад Тутанхамона не интересовала ни одна девочка из класса, теперь он в каждой фигурке в розовом пиджачке видел злейшего врага и папарацци. Толстушка Сэйлор-Деметра выводила круглые буковки в тетрадке. Могла ли она прыгать по закоулкам с фотоаппаратом - да запросто! Госпожа Зайцева ее многому научила. Еще и возмездие во имя Луны или чего-то там начнет вершить, стоит ее задеть. Две брюнетки на задней парте, которые вместо того, чтобы брать интеграл, перешептываются и тычут пальцами то в одного, то в другого - сплетницы. Отличные кандидатуры на роль неутомимых журналисток. Туповатая Феона, и вообще, не привлекает к себе внимание. Что-то пишет у себя в конспекте. Чем не агент паршивого клуба. Разве что Тио-тян да Осака вне подозрений. Эти девочки ни разу не оставались в клубах: одна лазила на крышу любоваться токийской телевышкой, а другая бежала домой кормить кошку и собаку. Хотя, чем Сет не шутит, думалось агенту: а вдруг Тио специально отводила от себя подозрения. Нет, это уже паранойя, сделал для себя вывод Тутанхамон: Тио слишком мала и достаточно умна, чтобы увлекаться такой ерундой, как скрещивание мальчиков.

Параллельные классы, к сожалению, бывший фараон знал очень плохо. Только Мари вызывала у него неподдельный страх. Остальные - да они запросто могли числиться членами девичьей тусовки. Только предводительница, Тутанхамон не сомневался, училась с ним в одном классе. Такой вывод он сделал потому, что автор манги очень хорошо знала о его дружбе с Бака-сэнсеем.

Есть еще один вариант - учительница! Но агент сразу же отмел его: неужели сорокалетняя физичка или престарелая историчка увлекутся столь странным занятием. Скрещивание - это, скорее, из области биологии. Однако преподаватель по этому предмету был мужчиной, скучным с виду и, казалось, совершенно ни в чем, кроме изучения скелета, не заинтересованным.

Поняв, что ни алгеброй, ни наблюдениями предводителя фанаток не вычислить, агенты решили отыскать место дислокации клуба. Но ни доска объявлений, ни заглядывание во все аудитории школы не помогло.

– Нелегалы, - хмыкнул Иван, выходя на крышу. - Нигде не сидят, но каждые два дня выпускают по томику манги.

– А что, если это Феона? - ни с того, ни с сего предложил Тутанхамон. - Если она врет?

– Ну, - протянул программист, - вполне возможно.

– Только… - напарник вдруг встрепенулся и бросился к лестнице.

Раздался топот, потом что-то, громыхая, свалилось вниз. А когда Иван спустился с крыши, то увидел рядом с лестницей своего напарника, который сцепился с некой рыжей девицей. Она была головы на две выше своего одноклассника, да и в плечах намного шире. Спортсменка, можно и не догадываться.

– Мико-сан! - разочарованным тоном заявил Дурак. - И как вам не стыдно вместо тренировок по баскетболу следить за другими людьми.

Девица с трудом избавилась от цепкой хватки Тутанхамона и, поправив пиджак, кинулась прочь.

– За ней, чего стоишь? - вопил Иван, не спуская глаз с потиравшего ушибленный затылок напарника.

– Да, конечно, - прошипел он, но не послушался, а прислонился к стене и ухватился за левое плечо.

Ушибся. Догадался программист. Но он не принялся утешать товарища, а сам бросился за убегавшей папарацци.

Клуб 'Девичьи грезы', как оказалось, располагался в беседке парка неподалеку от школы. Шестеро старшеклассниц в розовых формах сидели в кружок и рассказывали друг-другу байки о мальчиках. Вскоре к ним присоединилась и седьмая, Мико. Она, запыхаясь, протянула фотоаппарат Феоне и выпалила:

– Засекли!

– Правильно, - ехидно заметил стоявший за спиной рыжей спортсменки Иван Дурак, - мой напарник - один из сильнейших экстрасенсов в мире и обнаружить присутствие человека в радиусе десятка метров в замкнутом помещении для него не проблема. Вот на улице…

Программист посмотрел в небо и выдержал короткую паузу, чтобы члены клуба могли осознать все сказанное им.

– Одним словом, деятельность вашей тусовки считается запрещенной на территории Нишимаши.

– А наш клуб, - возмутилась Феона, - независимый, и учителя не имеют никакого права воздействия на него! Да и додзинси официально разрешены законом - что хотим, то и рисуем. Или мы правду узнали?

Услышав последний вопрос, Иван густо покраснел, словно содержание яойных додзинси - чистейшая правда.

– А если я про вас хентай нарисую? - сощурился он, отойдя от шока.

– Не осилишь! - хихикнула маленькая брюнетка из класса Мари.

– Посмотрим! - бросил вызов программист и, развернувшись на каблуках, быстро зашагал прочь, в школу к своему раненому в бою товарищу.

Если бы Иван оказался не столь самоуверенным или гнев не так сильно завладел им, возможно, он бы обернулся и увидел, что после его ухода в клуб заявилась еще одна особа. Кусты рядом с беседкой зашуршали, и оттуда вылезла фигуристая высокая девица с длинными красными волосами.

– Мари, и ты тоже решила вступить в наш клуб!!! - хлопала в ладоши ее одноклассница, а девочка-папарацци, прижимая к груди фотоаппарат, не спускала с новенькой благоговейного взгляда.

– Не знаю, за кого вы меня принимали, но я нормальная девушка, - улыбнулась Мари уголками губ.

Она прислонилась к белой колонне у входа в беседку и посмотрела в небо. Создавалось впечатление, что девушка явилась в клуб ненадолго, однако фанатки считали иначе. У них каждая новенькая была на счету.

– Ваш проект - Бака-сэнсей и его любимый ученик, не так ли?

Мари стреляла взглядом в каждую из членов клуба, желая найти предводительницу.

– Да, - склонила перед неотразимой гостьей голову Мико-сан, - еще десять томов планируется. Как минимум. Только…

Она замялась, нервно перебирая пальчиками складки на юбочке.

– Вы боитесь этих двух? - рассмеялась Мари.

– Скорее, это они от нас бегают! - фыркнула Феона, отворачиваясь от остальных и следя, как несколько малолетних детишек бегут по аллее парка за сизым голубем.

– Так в чем проблема? - не поняла Мари.

Она накручивала локон на палец и испытующе смотрела на каждую из великолепной семерки фан-клуба.

– Дело в том, что мы просто жаждем увидеть изображенное нами в реальности, - бухтела под нос Мико-сан.

Мари раскатисто рассмеялась, словно сказанное девочкой из параллельного класса было глупым анекдотом. Фанатки смутились, но вскоре поняли, какую ценную подругу в лице красноволосой любительницы эротики подарила им судьба.

Девушка прошла в центр беседки и велела слушать ее внимательно. Она говорила тихо, чуть шевеля губами, только для семерых членов нелегального клуба.

– Насколько мне известно, - глаза Мари беспокойно бегали туда-сюда, - у этих парней есть волшебная манга. Все, что вы там нарисуете, произойдет на самом деле! Вы…

Дальше гостья не смогла говорить, потому что гвалт девичьих голосов просто оглушил ее. Догадливые яойщицы тут же смекнули: эта книжица - то, что им нужно!

– Цыц! - рявкнула Мари. - Я еще не договорила.

Девочки тотчас затихли и слушали подругу намного внимательнее, нежели школьных учителей.

– Выкрасть артефакт не просто! Его носит при себе Хекайнушейма!

– И что? - не поняла Феона. - Этот хлюпик нам не ровня! Особенно, семерым!

– Не обольщайтесь, - предупредила фанаток Мари. - Бака-сэнсей не врал, когда сказал, что Тутанхамон - очень сильный маг. И если он узнает о ваших намерениях, то с ним будет непросто справиться. Не знаю, где он научился, но он прекрасный наездник и хорошо владеет ножом. Драться с ним не советую.

– Фи, - скривилась Мико-сан, - обмануть мальчишку - раз плюнуть!

– Ваша самоуверенность питает меня надеждой! - ухмыльнулась Мари. - Только подсказка моя не безвозмездна. Поиграйте с мальчиками, вымотайте их, а потом отдайте их мне.

Недоуменные фанатки переглядывались друг с другом. Странная, все же, их одноклассница. Сначала рассказывает способ, каким можно претворить в жизнь все мечтания клуба, а потом требует сдать ей двух чуть ли не самых симпатичных парней школы.

– Для чего? - не поняла Мико. - Они наши и только наши!

– А я - член вашего клуба! - тут же парировала гостья. - Поэтому после того, как вы скрестите мальчиков, вы повяжете их и запрете вот в этом классе.

Ключики сверкнули в руке у Мари, и вскоре они перекочевали на ладошку председательницы клуба. Уговор вступил в силу. Охота на мальчиков началась. Только жертвы ничегошеньки не подозревали.

Иван с Тутанхамоном неслись на мотоцикле домой. Жаль, что не 'Субару', расстраивался бывший фараон. Но Санджи Киномото строго-настрого запретил несовершеннолетнему по японским меркам агенту пользоваться автомобилем. Во-первых, нужно было избежать подозрений со стороны школьников, среди которых ни один не добирался на учебу на машине. А во-вторых, если бы девятнадцатилетний российский агент за рулем попался на глаза ниххонскому полицейскому, то схлопотал бы не только штраф за превышение скорости, но подпал бы и под статью 'несовершеннолетний за рулем'.

Мотоцикл же пришелся по душе юному агенту. Сколько бы Киномото не бился, уговаривая бывшего фараона ездить в шлеме, но Тутанхамон наотрез отказался надевать на голову черную кастрюлю.

– Эх, разобьешься, мозги придется собирать, - бубнил тогда Санджи под нос, а Иван только махнул рукой и попросил наместника не каркать.

Честно говоря, программист несколько бравился, потому что каждый раз, совершая поездку на мотоцикле в гору или, еще страшнее, с горы, он дрожал как осиновый лист, чем только мешал напарнику уверенно управлять черной 'Хондой', дарованной наместником.

В этот вечер агенты были несказанно рады: они обнаружили место дислокации девичьего клуба, Иван считал, что намекнул девочкам разойтись, правда, напарник ни на йоту не верил, что школьницы послушаются учителя. Когда мотоцикл пулей ворвался во двор дома наместника, и Тутанхамон затормозил, оба парни увидели, что на пороге дома стоит девушка.

Нет, она не походила ни на одну из школьниц или молоденьких учительниц. Ее никогда не встречали в городе. И даже в полутьме парни смогли узнать в глазастом аватаре блондинки с двумя пышными косами пшеничного цвета Машеньку.

Воплощение девушки, стройное, в прилегающем красном платье, практически не имело ничего общего с реальным человеком из большого мира. Если бы не вчерашняя встреча с Ирой, Тутанхамон бы тут же крикнул: 'А где наш малыш?!' Парни прекрасно понимали, что это был аватар.

Любимый подошел к ней, взял за руки и поцеловал взасос. Но вдруг страшная мысль молнией ударила Тутанхамона, и он отстранился от девушки.

– Что с тобой? - тоненький голосок Маши не скрывал удивления. - Ребеночек дома, в моем настоящем теле, все в порядке.

Да и Иван ничего не понимал: неужели эти двое успели где-то снова поссориться. Правда, в последний и единственный раз Маша с Тутанхамоном ругались еще в Уасете.

– Так, Маш-шу, - агент отошел от нее на пару шагов, а потом вдруг задал вопрос, - контрольный выстрел: назови мое тронное имя.

– Небхеперура, - пожала плечами девушка.

Только она договорила это слово, как очутилась в крепких объятьях любимого, который чуть ли не рыдал от счастья и кричал на весь Токио: 'Она настоящая!' А Иван Дурак не понимал сути эксперимента.


Сизый туман тонкой пеленой поднимался над горячим источником. Тяжелый влажный воздухзаставлял задержать дыхание. Несмотря на то, что Санджи Киномото строго-настрого запретил гостям пользоваться горячим источником на заднем дворе его дома, Тутанхамон решил ослушаться хозяина ради любимой девушки. Наместника все равно нет дома, и никто не узнает, что одним теплым осенним вечером российский агент отдыхал здесь с аватаром собственной невесты.

Пока гостья раздевалась и залазила в воду, ее любимый принес тазик со льдом с кухни, куда опустил два полотенца, которые следовало положить на голову, чтобы в конец не размориться от горячего воздуха и несколько обжигающей с непривычки воды.

– Нравится? - спросил Тутанхамон, погрузившуюся в воду Машу, которая, широко раскинув руки, вовсю наслаждалась японской природной ванной.

– Пожалуй, - она обернулась к любимому, - можно обожать аниме-мир только из-за этих источников!

– Ну да, - согласился он, быстро сбросив с себя халат и усевшись рядом с невестой, - только если не зацикливаться, как пленники мечты.

Она положила голову на плечо Тутанхамона и закрыла глаза. Чуть шевеля губами, девушка напевно говорила, как ей хорошо, что она хочет как можно чаще попадать сюда, чтобы встречаться с любимым. Была одна загвоздка - Локи не позволял. Хитрец сильно боялся, словно неведомые силы могли заметить лазейку, сделанную скандинавом для жен агентов, и украсть душу спящей.

– Ну, как заснувшую невесту пробуждать - это мы проходили! - улыбнулся Тутанхамон, обнимая любимую за плечо и прижимая к себе. - Чмок в губки алые - и нет проблемы! А то, что мне на тебе жениться суждено, это всем известно! Дело за малым - паспорт нормальный оформить.

И в подтверждение сказанного он чмокнул любимую, что та и слова вымолвить не успела. Маша медленно развернулась и устроилась у него на коленях, крепко прижимаясь к нему грудью.

– А как же малыш, не раздавишь? - он легонько отодвинул ее за плечи.

– Я - аватар, у меня другое тело. Маша только будет чувствовать, как мне хорошо с тобой.

– Зато я, - Тутанхамон отвернулся, выбрав объектом для непрерывного созерцания тазик со льдом и брошенный неподалеку белый махровый халат, - буду думать, что изменил Маш-шу.

– А я тогда кто? - аватар резко развернул его голову, желая, чтобы агент смотрел ей прямо в глаза, и чмокнула его в щечку.

Хорошее оружие. Или инструмент. Или способ. Не хочешь, чтобы собеседник возразил - целуй его так страстно, вскружи ему голову. А в горячем источнике соображалка, вообще, легко отключается, потому что тяжелый воздух и вязкий пар помогают чарам соблазнения овладеть разумом любимого человека. Не хочется ни нырять, ни плавать, ни даже мыться. Есть одно единственное желание - просто сидеть в этой бесконечно теплой минеральной воде и, задрав голову, смотреть на звезды и серебристый серп луны.

– Я запутался, - все-таки ответил Тутанхамон, когда расцеловавшая его девушка ловко перевернулась и оказалась сидящей на небольшом уступе у стенки бассейна, а он стоял теперь прямо напротив ее.

– Не просто так я очутилась здесь, - прошептала Маша, не выпуская любимого из объятий.

– Есть новости от Дельской? - сощурился он.

Но душе хотелось совсем другого. Работу можно отложить до утра. А пока школьники сидят по домам и корпят над задачками, или рисуют очередную часть голубой манги, никто не мешает отдыхать с любимейшей невестой, которая непонятно по каким причинам очутилась в Ниххонии.

– Не-а, - улыбнулась девушка, - мы ничего толком не нашли. Только то, что Феона - жена Шрека узнали. Думаю, пока я тут отдыхаю, Катя еще что отыщет и отправит Ване. Я пришла, чтобы повидать тебя, глупенький!

Она встала с уступа и сразу очутилась в объятьях жениха.

– Тут лучше, чем на твоем излюбленном пляже в Уасете, - прошептала девушка.

– Нет, Маш-шу, - он прижался лбом к ее щеке, - это совсем другое место. Не менее прекрасное. Просто другое.

– Ага, - тихо сказала она, когда ее руки сомкнулись у него на спине, и Маша почувствовала, что уже не стоит на ногах.

– А помнишь, как ты меня после дождя-то в Москве…

Но она не дала любимому договорить. Или он сам просто решил вспомнить первые дни жизни в российской столице.

Несмотря на примирение влюбленных голубков, после возвращения в Москву, Маша безапелляционно заявила, что видеть брехуна-фанаона не желает, и иметь с ним ничего общего не намерена. Она ушла в тот день от Ивана, громко хлопнув дверью. А потом даже отыскала компьютерный клуб и написала брату и его новому товарищу письмо, что в путешествия по Древнему Египту она ни капельки не верит, и что Иван специально подстроил ей этот розыгрыш, дабы свести с каким-то полоумным женишком из Интернета. И до вечера девушка сидела в своей съемной квартире на юге Москвы, готовилась к экзамену, отключила телефон и не подходила к двери, в которую настойчиво стучали.

На утро, когда Маша пришла сдавать экзамен, выяснилось, что из двух десятков звонков в ее дверь, половина принадлежала одногруппникам, которым экстренно требовалась ее помощь с конспектами. Так девушке пришлось рассказать товарищам, что брат устроил ей дурацкую игру, пытался свести с каким-то уродом, но в самый последний момент времени она все рассекретила и сбежала прочь.

Но, возвращаясь из университета, Маша, ведомая под руку рыжим ухажером Антоном, увидела того самого урода в стильном джинсовом костюме перед железной дверью в подъезд. Тутанхамон кланялся двери и взывал к всем известным ему богам, чтобы те помогли открыть врата во дворец любимой женщины. 'Сим-сим откройся!' - хлопнув в ладоши и набрав код на замке, сказал Антон и проводил девушку в подъезд. 'Отвали, козел противный!' - взвыла Маша, убегая прочь об обоих парней. Так ни Антон, ни Тутанхамон не поняли, к кому была обращена реплика девушки.

Рыжий сокурсник бы расспросил странную личность, ставшую причиной столь резкого изменения настроения Маши. Да только в этот момент из кустов вылез Иван Дурак да уволок странного парнишку прочь от подъезда, успокаивая, что мелкая не любит никого, а этот рыжий зазнайка нужен ей для одной цели - чтобы досадить Тутанхамону и показать, что у нее не имеется недостатка во внимании от мужского пола.

Как только рыжий скрылся за поворотом, брат принялся за осуществление еще одной части плана по примирению сторон. Всего таких частей Ваня и Тутанхамон испробовали штук двенадцать, но непокорная принцесса, ой, дочка сантехника, не желала ни на балкон выйти, ни дверь отворить, ни мобильный включить.

Даже соседка Машина, заметив, что согласно десятой части плана программиста Дурака, Тутанхамон устроился спать на коврике под дверью любимой девушки, с сожалением пригласила парня на чаек. Что это за таинственный напиток - бывший фараон тогда еще не знал. Но Анастасия Петровна, душевный человек, быстро поведала своему гостю о лучших сортах китайского чая и способах его заварки. 'И чего эта девка с каменным сердцем не хочет смотреть в сторону такого симпатичного парня!' - пожимала плечами пенсионерка, закалывая шпильками прическу поутру. Но гость ее, переночевавший вопреки плану друга, на диване у Анастасии Петровны, не хотел ничего говорить и, тем более, вдаваться в подробности событий прошедшей недели. 'Но ты не сдавайся! Растопишь сердце!' Так, в семь утра бывший фараон вернулся на коврик, и принялся изображать спавшего.

'Фу, бомжи под дверью разлеглись!' - пихнула его в бок Маша, а потом перешагнула и направилась на рынок за продуктами. Вовлеченная за ночь в авантюру Анастасия Петровна тут же выскочила из квартиры и, забыв о радикулите, подняла Тутанхамона за воротник и крикнула вслед соседке: 'Девонька моя! Посмотри какой симпатичный к тебе пришел! Что же ты его гонишь взашей!? Женихи на дороге не валяются!' Прекрасный артист Тутанхамон скорчил беспомощную гримасу и тяжело вздохнул. Он по-собачьи преданными глазами уставился на Машу и кивал в подтверждение слов соседки.

'Анастасия Петровна! - резко ответила Маша. - Ничего не знаете, и все туда же!' Она развернулась на каблуках и побежала вниз. А когда хлопнула подъездная дверь, пенсионерка положила руку Тутанхамону на плечо и заявила, что еще сутки, и девчонка сдастся и пустит парня на порог. Пока психованная невеста ходила по магазинам, жених-неудачник сидел на скамейке у подъезда, а мимо него продефилировал давешний рыжий ухажер. Парень нес в руках огромный букет белоснежных лилий. Не иначе как Машке.

А когда строптивая принцесса вернулась домой, она сперва одарила назойливого Тутанхамона язвительным замечанием, мол, настоящие фараоны так себя не ведут и не спят на ковриках у покоев любимых девушек. Все объяснения о том, что титул остался в далеком прошлом, а сейчас он сам не знает кто, любимая пустила мимо ушей и хлопнула железной дверью. Но спустя несколько минут, она высунулась с балкона и бросила вниз шикарный букет, фыркнув: 'Идиот, у меня астма!' - и принялась вдыхать благовония из ингалятора. А Тутанхамон инстинктивно поймал цветы и уткнулся носом в рыжие красящие пестики. Его совершенно не волновало, что теперь все лицо у него имело боевую раскраску. Война его с непреклонной возлюбленной не была окончена.

Антон, не солона хлебавши, вскоре покинул подъезд. Но он не подозревал, что Тутанхамон, сидевший с букетом у входа, дожидается именно его. Пара едких намеков о вкусах крокодилов и местоположении Дуата, торжественное вручение лилий в руки владельцу, и раздосадованный парень уже брел прочь к станции метро.

'Молодец, Тутен! Так их, конкурентов!' - похвалил невесть откуда взявшийся Иван. До вечера никто из женихов больше не тревожил Машу, потому что программист утащил бывшего фараона на другой конец Москвы отыгрывать роль Шаулиной на экзамене. Прекрасная принцесса было расслабилась, решив, что брат ее и его ставленник сдались. Но она ошиблась.

Еще целые сутки сидела она безвылазно в своей хрущевке, читала конспекты, готовилась к следующему экзамену. В дверь к ней стучали соседки. Болтушка Петровна разболтала по подъезду об интересной мыльной опере, происходящей у нее на лестничной площадке. И все поклонницы сериалов о любви, принялись помогать жениху-неудачнику намного охотнее и активнее, нежели Иван Дурак с его дюжиной безотказных планов, ни один из которых не сработал.

К исходу дня бабульки знали из уст Тутанхамона абсолютно все: и как он с Машей познакомился, и где, и что да когда между ними было, да почему влюбленные поругались. Пенсионерки охотно поверили во все фантастические бредни, а одна даже обещала записать историю любви, поведанную пареньком, да продать в качестве сценария к телесериалу, так как колумбийские подделки ей совершенно не нравились. Пенсионерки отнеслись к рассказанному подозрительно спокойно, не стали, как Кирилл Иллирионов, вопить: 'Где тут дурдом?' - когда им стал известен год рождения жениха-неудачника и место его предыдущей работы.

А наутро Маша отправилась на очередной экзамен. Тутанхамон, как ни в чем ни бывало, сидел на скамейке у подъезда, смотрел на сизые облака, еще ночью заволокшие все небо, и, заметив любимую, сказал: 'Да ступай ты в Дуат, нужна ты мне словно больше, чем Сету! Хорошей ты будешь закуской для Амта!' Не обращая ни малейшего внимания на девушку, он развернулся и пошел прочь. А Маша тем временем, стояла как вкопанная, а по щекам ее текли слезы. Доигралась. Но делать было нечего, она взяла себя в руки и побежала к метро, так как опаздывала в университет.

Через несколько часов начался дождь. Крупные капли падали с неба. Тутанхамон ни разу за девятнадцать лет, прожитых в Египте, не видел такого явления. Не мог припомнить он, и когда небо оказывалось заволоченным тучами. Он не знал, куда бежать. Иван не приходил, потому что у него в тот день были какие-то дела с Ирой. Маша - в университете. А подъездную дверь никто как назло не открывает. Даже старушки, словно договорились и остались на целый день дома смотреть свои сериалы.

Дождь не прекращался. Через некоторое время на улице стало жутко страшно: на небе сверкали молнии, гремел гром. И с каждым ударом Тутанхамон ёжился все сильнее. Ему казалось, что это боги разгневались на него, и стремились убить как можно более изощренным способом. А если боги, услышав его проклятья, пришли за любимой Маш-шу? Она же выставила за дверь его, сына Ра (если верить мифологии). Но подобные мысли вскоре сменились куда более банальными и приземленными: холод сковывал тело. Одежда очень быстро намокла, и судороги сводили ноги и руки. Голова начала кружиться, казалось, кто-то накалил лоб в намерении согреть тело изнутри и просушить брюки да куртку. Дрожь приступами охватывала все тело. Несчастный парень сидел уже на скамейке с ногами, обхватив колени и уткнувшись носом в противную промокшую джинсу.

'Тебе что, некуда пойти?' - ехидный голос Маши вывел его из забытья, и Тутанхамон, пошатываясь, встал на ноги. 'Только в Дуат!' - хриплым надрывным голосом прошептал он и чуть не упал. Он успел схватиться ледяной рукой за плечо девушки. Только поэтому и устоял.

'Ты бы в подъезд зашел, а сейчас простудишься!' - холодным тоном сказала она, но услышала в ответ очень странное - божества не впускают. Какой-то ненормальный этот ухажер. Может, и правда, все эти приключения в Древнем Египте не выдумка, - подумалось Маше. Но тогда у нее не было времени на раздумья, парень буквально валился с ног, а дать ему умереть у нее на руках, девушка не могла. Она потащила Тутанхамона к себе домой, раздела и усадила в горячую ванну.

Но та тесная посудина, заполненная хлорированной водой, не могла сравниться с ниххонским источником. Тутанхамон толком и не помнил, что с ним произошло. Он практически в беспамятстве лежал в постели любимой девушки и сам не помнил, что говорил: про Дуат, про желудок Амта, про милость Бастет и про любовь к ней, маленькой блондинке из страшного города под названием Москва. А однажды Маша притащила к нему настоящего парасхита в белом халате. Но стоило высокому плечистому мужчине попытаться засунуть в рот фараона какую-то плоскую железяку, как тот зажал ее зубами и прошипел: 'Не дам бальзамировать меня заживо! Скормлю крокодилам, противный!'

И почему-то Маша потом принялась объяснять этому мужчине, что Тутанхамон сдавал в каком-то университете какую-то египтологию, перегрелся и поэтому бредит теперь по-древнеегипетски. Но после того как любимая девушка схватила его за запястья и велела лежать смирно, 'паршивый парасхит' только посмотрел парню в рот, зачем-то потыкал какой-то круглой штуковиной по груди, а потом передал Маше маленькие бутыльки. Из них она после ухода доктора поила друга из ложечки отвратной жижей, причитая: 'Так лекарь сказал, тебе скоро станет лучше!'. Когда врач ушел, любимая легла рядом с Тутанхамоном и, расплакавшись, начала каяться, что ее переклинило после возвращения домой, что она не хотела доводить его до смерти, и вообще, что она дурында, коих свет не видывал. Но вскоре девушке пришлось переубеждать фараона: тот искренне думал, что от воспаления легких - одно излечение: Царство мертвых.

В те дни он болел, а сейчас, в полном здравии мог насладиться природной горячей ванной.

– И зачем ты тогда меня так? - спустя долгих полгода, решил спросить девушку он.

– Я перепугалась, - отвернувшись, сгорая со стыда, промямлил аватар Маши. - Очутившись дома, я восприняла Кемет как страшный сон. Я хотела избавиться от этого наваждения.

– И ты боялась человека, который пришел из сна в реальность, так? - он прижал ее к груди и, казалось, заплакал. - А я-то как испугался Москвы…

Нелегко Тутанхамону было перенести тот бой за сердце любимой девушки в незнакомом, чуждом ему мире. К счастью, ту войну он выиграл. Подхватив воспаление, истратив кучу сил, все равно, он добился своего - девушка сама привела его домой и выходила за пару недель. А потом стала помогать любимому обвыкать в новой жизни. Да и брат ее присоединился.

– Мы больше так глупо не поссоримся, правда? - шепнул он ей на ухо.

– Никогда, - она поцеловала его.

И больше они ничего не говорили. Ночь - это так мало для двух любящих сердец. И только оставленный в одиночестве Иван Дурак сидел на пороге дома наместника, раз за разом пролистывал яойную мангу, пытаясь найти разгадку или хотя бы намек на москвичек, придумавших сей сюжет. Глухо.

Когда совсем стемнело, программист отложил творение фанаток в сторону и от нечего делать выпустил на волю медведа, чтобы кармамон скушал очередной мешок собачьего корма.

– Эх, зря мы тебя, дармоеда, просто так кормим, - Иван был не в духе.

То ли он завидовал Тутанхамону, который сейчас отдыхал с любимой девушкой, то ли сердился, что сестра не обратила на него и малейшего внимания. Мишка пробежал пару кругов вокруг дома, а потом уселся напротив хозяина и принялся поедать приготовленные для него пять кило 'Чаппи'.

– Отрабатывать будешь! - безапелляционно заявил хозяин, когда медвед уплел половину мешка аппетитного корма. - Сожрешь - и на тренировку.


Наутро довольная троица и медвед сидели на кухне. Никто из них и минуты не вздремнул. Программист светился от счастья, он выучил кармамона новой атаке, не прибегая ни к помощи манги, ни к компьютеру с базой данных монстриков. А почему были счастливы его напарник и сестренка - спрашивать излишне. Их свежие румяные физиономии говорили за все. От души насиделись в горячем источнике, а потом… впрочем, неважно, после приключений с Анико-сенсеем в спортзале Тутанхамону просто необходимо было немного расслабиться. Маша словно знала и привела сюда своего аватара.

– Ладно, мальчики, мне просыпаться пора, что-нибудь передать Кате?

Оба агента синхронно кивнули, а Иван вытащил из-под стола второй том голубой манги.

– О! Продолжение вашей любовной истории! - у Маши глаза загорелись, когда она мертвой хваткой вцепилась в томик додзинси.

Недоуменные агенты дико переглянулись. Такого поворота они от девочки-неанимешницы не ожидали. А Маша тем временем увлеченно листала желтые странички и, причмокивая губами, озвучивала все впечатления от увиденного.

– Какие вы симпатичные! - стреляя глазками то в брата, то в любимого, протянула она.

– Маш-шу, ты с ума сошла? - удивился Тутанхамон, пытаясь вырвать додзинси из рук невесты.

– Маааааальчики, - напевала девушка, - вас так красиво нарисовали! Загляденье просто! Можно, я эту страничку на А3 увеличу и на стенку повешу?

Она открыла мангу прямо посередине, где в весь разворот были нарисованы Иван и Тутанхамон в страстном поцелуе.

– Ты что, не ревнуешь? Тебе нравится, что нас изображают геями? - возмутился Иван, густо краснея.

На наивном лице Маши был начертан безмолвный ответ, но девушка его все равно озвучила.

– Геи - это гадость! А яой - такая прелесть! Где же вас еще так красиво нарисуют?

Оба парня показательно сглотнули и отвернулись, покраснев еще больше.

– Ну что вы стесняетесь, - продолжала Маша, - вас же не с голыми барышнями нарисовали! Вот если бы с барышнями, я бы обиделась, развод и девичья фамилия! А тут…

– А тут еще хуже! - не выдержал Тутанхамон. - Я твоему брату просто напарник, коллега по работе и хороший друг, но не то, что ты тут видишь! Сегодня же, Маш-шу мы пойдем в школу и я поцелуюсь с тобой пред очами этих глупых художниц, да сожрет их Амт!

– Увы и ах, - развела руками невеста, - мое тело просыпается, я не могу больше тут задерживаться.

И аватар рассыпался в тысячу сверкающих звездочек, оставив агентов за столом с недоеденной яичницей, раскрытой на самой середине мангой и неутешительной мыслью: 'Человеческая душа - потемки, а женская - тем более!'

– Она же, - недоумевал Тутанхамон, - счастлива в любви, а все туда же - симпатичные мальчики, красивая манга…

– Значит, успех яойной манги, - Иван спрятал в кармамячик любопытно читавшего додзинси медведа, - не в комплексах обиженных девиц. Только как нам докопаться до истины?

– А у меня есть идея, - улыбнулся Тутанхамон, - только она тебе не понравится!


Катя в задумчивости смотрела в монитор. Надо помочь, но ничего не получается. Феона - жена Шрека, и такого - двести страниц из тысячи в поисковой системе. Дальше листать - никакого терпения не хватит. Остальные имена девочек из клуба 'Грезы' и вовсе не числились в качестве Интернет-ников. И тут Дельская хитро улыбнулась и быстро набрала адрес сайта торговцев аниме-добром. Катя не очень любила это место, потому что хозяин самодельного магазина закупал в Японии кучу интересных товаров и втридорога пытался продать их фанатам. Цена купленной Иваном додзинси - вот что подтолкнуло Дельскую заглянуть на сайт к барыге. Ни один японец не стал бы продавать свою мангу за семь тысяч йен. Тамошние жители хотят, чтобы их творение прочитали, зарабатывать на поклонниках - дело барыг. Значит, искать медведя надо в его берлоге, а не анализировать имена школьниц из параллельного мира.

Фигурки любимых персонажей, полтора метра ростом, двести тысяч; полное собрание манги - пятьдесят тысяч; статуэтка - три тысячи; книга с иллюстрациями - четыре, лицензионные DVD с Евангелионом - восемнадцать… И все это в рублях. Да для того, чтобы скупить весь магазин уважаемого Алексея Петрова, требуется как минимум годовой бюджет субъекта Российской Федерации. Под заголовком 'Аниме-магазинчик 'У Лехи-сана'' значится цитата: 'Я не мать Тереза, чтобы дарить вам мои коллекции!'

– Я внебрачный сын Ротшильда, только скрываю это! - буркнула Катя, листая каталог.

Реклама на сайте прельщала своей красочностью. Наверняка, владелец ресурса либо заказал яркие слоганы у профессионалов, либо сам слыл опытным рекламщиком. После просмотра сайта возникало желание что-нибудь купить, невзирая на запредельные цены, на то, что манга 'Зоомагазин ужасов' в книжном на Арбате продается в четыре раза дешевле, а 'Цельнометаллического алхимика' никто не мешает купить за двести рублей, а не долларов, на Горбушке. Мозг отключается, даже агент ОСЯ поняла, что с трудом может побороть в себе желание заказать что-нибудь.

– Ну вот! - вывел Катю из рекламной завлекухи голос Иры. - Мы с Машей, значит, завтрак делаем, а она мангу в Интернете покупает!

– Это работа от Вани, - сухо ответила Дельская, отворачиваясь от ноутбука, - нужно найти аниме-барыгу, который попал в Ниххонию. И, кажется, у меня появился подозреваемый.

– И как ты проверишь? - усмехнулась Иванова жена. - Нужны доказательства, что этот Леха и есть Феона! Ты хоть подумай, мужчина в женском обличье, не стыдно ли?

Катя недоуменно вытаращила глаза. За свою жизнь она посетила не один аниме-фестиваль, и прекрасно помнила, что есть такой тип фанатов, которые любили облачаться в девочек. Почему бы не быть приверженным к такой слабости и Лехе Петрову, владельцу самого дорогого магазина в российском Интернете.

– Очень просто, - размяла пальчики Дельская, и вскоре она уже набирала следующее письмо.

'Привет, Леха, а я Петька. Вчера мне родители подарили компутер с Интернетом, и я скачал из локалки три серии 'Хеллсинга'. Это онеме мне очень понравилось и я хочу найти продолжение. Но в локалке его нет. Поэтому я хочу купить его у тебя Леха. А еще как истинный поклоннек онеме я хачу купить Наруто, пакимонов, железобетонного (или как там его) алхимика и еще такой клевый мульт про пиратов. Только Леха, мне твои цены не нравятся. Можешь записать все, что мне надо за двести рублей на свои болванки. А то больше я не могу на школьных зафтраках сэкономить. Спасибо. Петька-кун'.

– Кать, ну ты даешь! - развела руками Маша, прочитав то, что сочинила подруга. - Ты думаешь, этот Леха поверит и что-нибудь тебе ответит?

– Да он моего Петю пошлет на три буквы! Причем со включенным капсом! - хихикнула Дельская. - Поверь мне, я некоторое время пыталась анимешникам диски записывать по цене болванок. Половина заказов - вот такая непосредственность: им и отказать жалко, но они считают, что должны получить все и бесплатно!

А пока Катя объясняла подругам об особенностях заказа аниме школьниками, она вышла еще на один не менее красочный сайт, только с более дешевыми заказами. И принялась сочинять послание несколько другого содержания.

'Привет, Зюзюка-сан. Пишет тебе Кавайная Нэка[11]. Запиши мне 5 сезонов Сэйлормун забесплатно. А я тебе потом двести клипов сделаю. Отдам тебе на продажу'.

– Неужели все покупатели такие идиоты? - дивилась Ира.

– Нет, - улыбнулась Катя уголками губ и откинулась на спинку кресла, - но нам надо, чтобы разъяренные продавцы ответили, так? И тогда мы вычислим их Ай-пи, потом найдем реальный адрес, паспортные имена… и дело в шляпе!

– Кстати! - Маша устроилась на ручке кресла, в котором отдыхала Дельская. - А мой брат умел проследить путь письма и без получения ответа.

Катя кивнула, мол, и я сумею, и открыла послание от Зюзюки. Продавец извинялся, что не может принять условия покупателя, но не это сейчас интересовало фальшивую Нэку. Коли Зюзюка ответила, значит, она не в Ниххонии, следовательно, ее имя можно вычеркивать из списка подозреваемых. И Катя принялась искать дальше любителей наживаться на хобби других людей. С компьютера Ивана во все точки столицы уходили письма: 'Обменяю Хеллсинг на редкие аниме', 'Куплю 200 DVD побесплатнее', 'Удружите фану, запишите сорок сериалов на мой винчестер на халяву', 'Мы не знакомы, но у меня нет денег, а фанство не проходит'…

Да эти анимешники - как наркоманы! Догадалась Катя, набирая очередное дурацкое письмо торговцу радостью. Посмотрели один мультик, другой, третий, и вот их уже не оторвать. Не все, правда, подсаживались на 'аниме-иглу', те, кто имел сильную волю, ничего не потеряли со своим увлечением. Вряд ли все эти Зюзюки да Лехи увлекались просмотром японской анимации. Для таких людей запись дисков и продажа куколок стала нелегальным бизнесом. Если представить, сколько всего Петров сбывает за год, то он может купить намного более роскошную квартиру, нежели имелась у Маши и Тутанхамона. А фанаты платят, желая получить одну дозу за другой, забыться, оторваться от реальности, провести весь день в обнимку с монитором, просматривая очередное творение заморских аниматоров.

Катя попыталась припомнить себя. Она последние лет десять смело называла себя анимешницей. Когда-то она убежала со встречи фанатов, так как ей подумалось, что она проводит полдня в жутком притоне, где народ, словно зачарованный, сидит, уставившись в монитор. Дельская не хотела становиться аниме-наркоманкой и старалась держаться рядом с людьми, которые разделяли ее точку зрения: любили аниме как искусство, а не способ уйти от наскучившей жизни или убить время. Таких людей, если посчитать, тоже немало. А этих, наркоманов, которые признают только себе подобных пруд-пруди. Самое обидное, такие люди и формируют общее впечатление об анимешниках, ролевиках, геймерах и прочих. Человек с неоконченным высшим, взявший третий академ кряду, проводит все время за компьютером или в Интернете, все свои сбережения тратит на очередную 'дозу', признает только японские имена и фамилии, отрицает браки, - вот портрет среднестатистического помешанного.

Именно такими и выглядели авторы писем Кати. Немало видела она подобных людей, поэтому, немного напрягя воображение, она без труда придумала с два десятка посланий.

Не прошло и три часа, как все продавцы вежливо отказали буйно-помешанным виртуалам Дельской. Молчал только один человек - Алексей Петров, владелец самого догорого Интернет-магазина по продаже аниме-ценностей в России.

– Не думала я, что торгаши могут быть так сильно увлечены своим товаром? Ну… не с точки зрения спроса и предложения, я имела в виду.

– А что, - Ира совершенно не удивлялась, - увлечение привело его в нелегальный бизнес - так?

Дельская не могла поспорить. Просто так торговать аниме-хламом никто не станет. Скорее всего, Петров побывал в Японии, увлекся, потом накупил себе добра, а когда оно перестало помещаться в квартиру, решил сделать на этом деньги. А так как нашлись дураки, готовые с радостью отдать кровные за то, что можно найти либо бесплатно, либо намного дешевле, то и продавец не нашел причины для снижения цены.

– Все равно я не верю, - топнула ногой Маша, - что Леха - это Феона! Может, это Каратель или Нару-кун?

Но Катя в ответ лишь покачала головой. Она была не в состоянии объяснить своих мыслей, но интуиция подсказывала, что Петров и Феона - одно лицо.

– Не забывайте, что мы имеем дело с гей-фанатками! - напомнила она.

– Не гей, а яой! - поправила ее Маша, прижимая к груди второй том додзинси про Ивана и Тутанхамона.

Следующие несколько минут девушки, словно очумелые фанатки, вырывали из рук подруги новенькое издание, а потом пускали слюнки по красивым картинкам. Не важно, какое содержание, главное - нарисовано прекрасно.

– Значит так, - фыркнула Катя, когда просмотр продолжения истории об агентах был закончен. - Этот Леха либо сам - трансвестит, либо это очередная Андронова под мужским именем. И я уверена, что три часа молчания продавца - это знак его отсутствия. Никто иной, только Петров, мог назначить за мангу о ваших возлюбленных такую цену. Барыгу не изменить, этим он себя и выдал!

Дельская не хотела слушать возражений. Женская интуиция - страшная сила. Она быстро написала Ивану о своих подозрениях, а потом с улыбкой посмотрела на подружек и предложила позавтракать. Очередное задание из Ниххонии было выполнено. Осталось только дождаться, когда Ваня отправит жертву домой, и сходить к теневику в гости в компании с налоговыми полицейскими. Этому человеку запросто можно предложить поработать на заводе по записи лицензионных дисков - пусть заказывает в своей любимой Японии материал, озвучивает его и продает законными путями.

– А как остальные? - вдруг спросила Маша, когда довольная Катя уже уплетала вкуснейшую яичницу. - Если среди членов клуба 'Грезы' остались еще москвички.

Но Дельская лишь отмахнулась - искать одну-двух девочек в толпе поклонниц голубых мальчиков сложнее, чем обнаружить иголку в стоге сена.


Класс просто рты открыл от изумления, когда увидел Бака-сэнсея в новом амплуа. Высокий блондин пришел на урок в элегантном белом плаще и в облегающем черном костюме. Подобная одежда хоть и считалась формально деловой, но в школе выглядела несколько странно: обычно учителя ходили одетыми в пиджаки с галстуками, а тут один из наставников решил выпендриться непонятно для кого. Иван поправил на носу очки-половинки и окинул взглядом пеструю толпу выпускников, словно ожидая от них некоторой реакции.

Но все молчали… до тех пор, пока на пороге аудитории не появился опоздавший ученик, Хекайнушейма-сан. Девочки просто глазами заморгали, когда перед ними предстал их любимый одноклассник с кошачьими ушами на голове да с виляющим черным хвостиком.

– Кавай! Кавай! - скандировали девочки с задней парты.

Больше всех исходила от счастья госпожа Феона, которая одарила Тутанхамона полным любви взглядом. Агент, покраснев до кончиков человеческих ушей, потупился и проследовал за свою парту.

– Опаздываем! - тут же прицепился к нему Иван, скорее, для профилактики, а вовсе не желая соблюсти школьный устав.

Напарник знал, что программист совершенно не признавал законов школы и не заставлял опоздавших стоять в коридоре с ведром воды на голове, якобы в наказание.

– Как всегда пофиг, - обреченно вздохнул Иван и принялся рисовать на доске таблицу Пифагора.

Вечно счастливая Осака хлопала в ладоши. Наконец-то на уроке стали проходить то, что было ей очень хорошо знакомо, и у девочки выдался шанс отличиться.

Когда все сто чисел были написаны, Иван обернулся к классу и подозрительно ехидно спросил:

– Что это?

Очевидный ответ никто давать не хотел. Ребята переглядывались между собой, некоторые перешаптывались, потому что страх овладел ими: а что, если Бака-сэнсей задумал какую-то математическую игру или заставит интегрировать таблицу умножения. Правда, как осуществить последнее - никто, даже гениальная Тио-Тян, не подозревал.

– Это матрица, десять на десять! - выпалил сероволосый парнишка с первой парты.

– Матрица, говорите? - Иван, не ожидавший такого ответа, посмотрел на таблицу чисел. - А ведь точно! Значит, записываем задачку! Тио-тян и мальчики - это первый вариант. Остальные - второй.

Ученики с усердием принялись выводить номер варианта, в то время как Дурак продолжал диктовать условие:

– Первый вариант ищет обратную матрицу, а второй…

– Учитель, это же… сложно! - попытался возразить парнишка-толстячок, который уже третий день как оккупировал парту Нару-куна.

– Самые умные делают это в точности до шестого знака после дробной точки, - тут же нашелся программист.

Как он и хотел, особо умные в классе отсутствовали.

– А второй вариант для девушек. Они будут искать яой в таблице умножения и использовать операцию деления в поисках слэша! - поднял указательный палец вверх учитель.

Тут же волна недовольства прокатилась по классу. Кто-то из парней принялся вопить, что разделение на варианты не честное, и что девушкам досталась более простая задача, но подобные выкрики оказались быстро пресечены репликой:

– Особо умным число знаков после запятой увеличиваю до восьми.

Тутанхамон, хихикая над изобретательностью напарника, делал вид, что считает обратную матрицу. Правда он сразу заметил зависимость между строками и записал очевидное решение - обратной матрицы не существует! Однако игра только началась, и к вечеру она обещала перейти в нелегкую операцию по отлову российских поклонниц голубой манги.

Казалось бы, невыполнимая задача для девочек вызвала в классе большой ажиотаж. Вскоре в соответствие каждому из десяти чисел старшеклассницы поставили горячо любимых ими мальчиков, а написать историю о каждой паре - труда не составляло. У школьниц в воображении имелся огромный набор шаблонных фраз и поступков, коими они и снабжали тексты для таблицы умножения.

– Кстати, - заскучавший Иван устало посмотрел на класс, - а сколько вы историй придумывать будете?

– Как же! - возмутилась Феона. - Конечно же, сто!

– Неверно! Низший балл! - стукнул кулаком по столу учитель. - Операция умножения - коммутативна, поэтому дважды три - это то же самое, что и трижды два! Кроме того, а как вы собираетесь записывать трижды-три? Что за само-яой? Давайте еще разок подумаем, сколько историй будет у нас в таблице?

Девочки недовольно фыркнули чуть ли не хором, а затем Тио-тян, оторвавшись от расчета обратной матрицы, прояснила ситуацию:

– Бака-сэнсей, это в таблице умножения пятьдесят пять разных результатов. А в яойной - сто минус десять без пар! Потому что яой не коммутативен, это каждая девочка знает! Итого - девяносто!

Иван чесал в затылке. Из общения со школьниками можно узнать столько нового. Оказывается, манга про однополую любовь имеет много нюансов: тот, что снизу, выполняет роль девушки, лишь анатомией отличается. Немного льстило Ивану, что в манге Феоны он оказался как раз верхним множителем. Очень не хотелось парню становиться ковриком голубого цвета.

К счастью, увлекательное занятие пришлось прервать на самом интересном месте, потому что за полтора часа ни ста сказок не сочинить, ни обратную матрицу столь большого размера без компьютера не найти. Странно, но даже гениальная Тио-тян не заметила линейной зависимости строк и не сообщила всем, что решения задачка не имеет. Довольный Иван только подмигнул напарнику, мол, все в порядке, пойду с той же самой методикой в параллельные классы, и поставил нули первому варианту. Да и Тутанхамон ответил ему - счастливой улыбкой и воздушным поцелуем, что привело в восторг почти всех девочек в классе, а самое главное, госпожу Феону, о которой Катя уже успела написать очень много интересных фактов из биографии.

В учительской элегантный облик Ивана вызвал немало странных толков. Макото-сэнсей, самая опытная преподавательница в школе, попыталась учить программиста уму-разуму и намекнуть, что в таких нарядах только романтические натуры под луной в парке гуляют. Возможно, кто-нибудь и прислушался бы к ней, но не Иван Дурак. Сколько раз он в детстве приходил в школу в спортивном костюме, невзирая на все запреты учителей и намеки завучей, что одежда должна быть деловой, а в спортивной форме надлежит только на уроках физкультуры появляться. Не понимали, что ли, учителя: маме дали зарплату, и она новую поддельную 'Пуму' сыночку на рынке купила! Грех не похвастаться! Но сейчас Иван вовсе не покрасоваться перед одноклассниками желал. У них с напарником родился очень интересный план, и они медленно, но верно шли к его реализации, и никакие престарелые физички не могли этому помешать! Да куда этой Макото было знать, что Бака-сэнсей - всего лишь российский магистрант, а не доктор математических наук, как значилось в нарисованном специально для агента дипломе. Санджи постарался на славу.

Новый физрук, биологичка, историк, учитель рисования… - все собрались на большую перемену в маленькой тесной комнатушке, и каждый из них не поленился заметить, что преподаватель алгебры и геометрии вырядился несколько странно.

– Дело в том, что мы решили применить алгебру на практике, - пытался отыскать отговорки Дурак, - вот и костюмчик подобрал специально для создания, так сказать, образа. Кстати, я бы хотел поговорить с учителем пения.

– Да, - отозвалась худощавая хрупкая девушка, которая словно серая мышка сидела в углу и листала тоненькую книжицу с нотами.

– Томо-сан, - поклонился перед коллегой Бака-сэнсей, - можно мне посетить сегодня ваш урок в одном классе и спеть с ребятами один популярный куплетец.

Большие глаза девушки от удивления заняли половину лица, ох ух эта манга, у каждого человека эмоции проявляются настолько своеобразно, порой со стороны это смотрится странно, а иногда и пугающе.

– Почему бы и нет, - пожала плечами девушка, несколько пасуя перед стилягой в элегантном плаще.

Иван понимал, что его шикарная одежда производит впечатление на девушек, но это было малой платой за ту операцию, которую они с напарником собирались провернуть.

– Значит так, - заискивающе улыбнулся агент, доставая из-за пазухи карманный компьютер, - все очень просто. Сейчас я вам дам аккорды. Вы играете на пианино, а я пою. И больше ничего не нужно.

– Но зачем это? - недоуменно спросила учительница, все еще не спуская влюбленного взгляда с очаровательного коллеги.

– Это секрет! - приложил указательный палец ко рту Иван и заискивающе улыбнулся.

Он развернулся на каблуках, чтобы идти прочь, но вдруг Макото-сэнсей позвала молодого учителя. Иван несколько перепугался: от пожилой дамы можно было ожидать чего угодно. Физичка, как успел понять Дурак, за недолгое время работы в школе, давно уже подсиживала директора, желая занять его место и установить свои порядки. Такая женщина вряд ли могла позвать за добрым делом.

– Бака-сэнсей, - горестно вздохнула физичка, пролистывая один из журналов. - Все уже пытались, ни у кого не вышло. Вы новенький, может, у вас получится, потому что он с вами еще не знаком.

– А что стряслось-то?

Дело попахивало банальными школьными разборками - прогульщик не желает посещать занятия, а учителя не знают, что с ним делать - то ли отчислить, то ли на второй год оставить. Тунеядец Тиномори Кенске перевелся в школу примерно месяца назад. Как уверяла мама ученика - мальчик он старательный, а плохих оценок много потому, что учителя к нему необъективно относятся и занижают рейтинги несчастному. Оттого, кстати, уверяла родительница, временами Тиномори не желает учиться и прогуливает занятия. Макото-сэнсей ни на минуту не сомневалась, что перевод мальчугана в другую школу был связан с одной из депрессий ранимой личности. Но с того дня, когда мать подала документы Тиномори, мальчик появился на одном уроке японского, а потом заявил, что в этой школе трудно учиться и пропал.

– Извините, я не психолог, - попытался отвязаться от поручения Иван.

Только разборок с местными лоботрясами ему не хватало. Когда его и напарника атакует армия поклонниц сказок о голубых мальчиках, ни одной минутки не найдется на разъяснительную беседу со страдающим воспалением хитрости Кенске.

– Вы не психолог, Бака, вы учитель! А это намного серьезнее! Поэтому либо увольняйтесь, либо заставьте Тиномори посещать занятия!

– Ультиматум принят к сведению, - во все тридцать два зуба улыбнулся агент, - но пока мне приходится заниматься психологией малолетних любительниц нетрадиционных отношений. Как только я справлюсь с этой проблемой, я обязательно приведу в школу вашего Кенске, и через два урока он мне не только обратные матрицы устно считать будет, но и…

– Давайте-давайте, - подбодрила Ивана биологичка, - мы все уже сдались!

Программист быстро смекнул, что игра 'Приведи Тиномори Кенске в школу и заставь его учиться' - это некоторое соревнование среди учителей, и награда за него может оказаться высокой. Что ждало проигравшего, Иван решил пока не думать. Макото-сэнсей соглашалась дать ему отсрочку на пару дней. Пока она не передумала, Бака решил поскорее ретироваться из учительской. Главную задачу он выполнил. Сейчас его ждал незабываемый урок пения.


Несмотря на позднюю осень, многие жители Токио выбрались вечером в парк Уэно[12]. Не важно, что сакура в середине ноября не цветет, да и лотосов в пруду не видно, не сезон. Но прогуляться по узеньким мощеным тропинкам, заглянуть в лучшие музеи Японии можно было в любое время. Раскидистые залотистые кроны сакур, укрывшие не одну влюбленную парочку от любопытных глаз, словно неподвижные охранники наблюдали за крочешными фигурками людей, медленно бредущих куда глаза глядят: кто в зоопарк, кто к пруду, а кто бесцельно стаптывал подошвы, лишь бы просто вдохнуть свежего воздуха в небольшом зеленом оазисе каменного мегаполиса.

Сколько пар, отдыхавших после учебы школьников, прогуливающихся стариков увидели на своем веку эти деревья: не перечесть. А в тот вечер им довелось познакомиться и с двумя иностранными агентами, которые задумали устроить в парке самое настоящее костюмированное шоу.

Невысокий черноволосый парнишка с кошачьими ушками бежал впереди своего долговязого товарища. Казалось, блондину совершенно не было никакого дела, для неугомонного дружка, парень со скукой смотрел на полную луну и надувал пузыри из давно ставшей невкусной жвачки. И только мальчишка с кошачьими ушами все время дергал его за руку и тащил в сторону небольшого полукруглого мостика через ручей.

– Как ты мне надоел! - протянул Иван Дурак, чуть заметно подмигнув напарнику.

– Ну пошли туда, пошли! - нервничал тот.

– Подожди, я куплю тебе розу, мой дорогой друг, - расплылся в галантной глыбке программист и поволок товарища прочь от мостика.

Они не оборачивались и, казалось, не замечали, что за ними по пятам следует с полдюжины школьниц в розовой форме. Предводительница их, сексапильная девица в коротенькой юбочке, стояла чуть поодаль под сакурой и что-то нашептывала длинной Феоне. Эти две красотки не собирались принимать участия в устроенном их подручными шпионаже. Неуклюжая девочка, Мико, с фотоаппаратом подошла к начальству и доложила, о маршруте следования героев додзинси. Девушки кивнули, и в следующее мгновение папарацци уже сломя голову мчалась в ту сторону, куда ушли жертвы фанатской манги.

А торопились они не зря, им очень не хотелось пропустить некую романтическую сцену. Иван с Тутанхамоном стояли на мостике через ручеек, и программист протягивал напарнику розу.

– Ну что, начинаем представление? - чуть слышно спросил Дурак, глядя на друга, сосредоточенного исключительно на своих ощущениях.

Тутанхамон закрыл глаза и, вцепившись в перилла чего-то ждал. Никому, только самому магу была видна трехцветная схема перемещения аур в пространстве. Агент с должной аккуратностью увеличивал радиус поиска, потому что ни напарник, ни растительность на дне ручья, ни даже добрый десяток сакур вокруг совершенно не интересовали парня. Ему нужна была девичья душа. Знакомая по школе девичья душа. И те случайные прохожие, которые попадали в область магического зрения, только мешали эксперименту.

И вот среди всей этой пестрящей красным, синим и зеленым катавасии стал проявляться девичий силуэт. Обладательница его, очевидно, чего-то либо стеснялась, либо побаивалась, потому что она будто бы слилась со стволом одной из сакур, и только слабая дрожь выдавала выслеживающую интересные подробности из жизни учителя математики и его ученика.

– Давай, - чуть шевеля губами, сказал Тутанхамон.

Он почувствовал резкий запах уткнувшейся в его нос розы, а потом дыхание напарника, возжелавшего показательно поцеловаться. Агент открыл глаза и увидел, как Иван, моржась и жмурясь тянется к его губам. И в этот миг Тутанхамон почувствовал такое отвращение к собственной идее, к розыгрышу, ко всему, что они с товарищем проделали для поимки неугомонных дев. Целоваться с лучшим другом только для того, чтобы выполнить задание. Как мерзко. И не важно, что Маше нравятся картинки из додзинси. В реальности этому сюжету не бывать! И Тутанхамон, перехватив Ивана через плечо, резко швырнул его в сторону, что напарник не удержался на ногах и свалился перед бывшим фараоном на колени, чуть не проломив перила маленького мостика.

– И что это значит? - не понял программист.

Шестое чувство напарника подметило, что девочка осмелела и отделилась от дерева, и теперь стояла у него за спиной, практически без прикрытия и щелкала на свою камеру сцены для главы: 'Милые бранятся, только тешатся'.

– Да ничего, я передумал, - отвернулся от друга Тутанхамон. - Я не понял, почему нельзя собрать этих дев и отправить тех двоих, которых ты непонятным образом вычислил, домой.

– А потому, - Иван поднялся и отряхнул плащ от пыли, - что на нас сейчас смотрят и делают соответствующие выводы. И еще нам не мешает их проучить, чтобы впредь не повадно им было делать из мальчиков голубых.

Всю свою гневную тираду программист старался произносить как можно тише, потому что шпионящую за парнями Мико, не в меру осмелевшую, он мог видеть и без владения каким-то специальным магическим даром. Девочка стояла под сакурой и шелкала один снимок за другим.

– Ладно, - громко, специально для папарацци, заявил Тутанхамон, - я просто отказываюсь целоваться с тобой не под листьями сакуры.

Если вспомнить то немалое количество манги, коим снабдил агентов Санджи Киномото - самые романтичные сцены старались рисовать именно в весенней обстановке, когда с сакуры облетал цвет.

– Не проблема! - Иван достал из общей сумки томик волшебной манги и уселся на перилла мостика.

Он вытащил из-под суперобложки автоматический карандаш и принялся рисовать росшее рядом со шпионкой дерево, с которого сыплется что-то крупное, круглое и вовсе не похожее на цветочные лепестки.

– Ты что, создаешь атмосферу? - догадался Тутанхамон, но в ответ лишь получил довольное 'ага' от воодушевленного художника.

Так как изображать круги - проще простого, Иван очень быстро справился со своей задумкой, и вскоре с сакуры на папарацци полетели белые мячи размером с не самый маленький надувной шарик. Девочка, визжа и охая, пыталась уклониться от подозрительных снарядов, которые возникали из неоткуда и пропадали в неизвестном направлении. Она схватилась за голову и бросилась к стволу, потому что туда не долетало ни одной бомбы.

– Мда, - почесал в затылке Тутанхамон, - хороший из тебя художник, только фотографа спугнул. Дай-ка лучше я!

Не дожидаясь разрешения товарища, бывший фараон вырвал у него из рук мангу и нарисовал, как с кроны сакуры вниз летят плоские закорючки самой разной формы, а девочка у ствола вывернула плечи и талию по египетскому канону.

– Не надо! - попытался остановить напарника Иван, понимая, что секунду спустя девочка-фотограф ощутит на практике не меньшую боль, чем досталась днем раньше извращенцу Залесскому.

– По крайней мере, она не будет думать, что внутри манги нет боли! - уверенно произнес агент, претворяя нарисованное в жизнь.

Поклонница яоя не ожидала, что кто-то изобразит ее в волшебной манге, поэтому она не успела и пикнуть, как оказалась завернута в замысловатую позу, а на нее с дерева полетела мелкая пыль, больше похожая на перхоть, нежели на цветочные лепестки.

– Нет, не романтично, - скептически протянул Иван, закрывая мангу. - Извините, но кина не будет.

Он спрятал книжицу в сумку и, взяв напарника за руку собрался было идти прочь не только с мостика, но и из парка Уэно, как вдруг к молодым людям подошла симпатичная блондиночка. Ее глаза орехового цвета так жалобно смотрели на агентов, ожидая от них невесть чего, что было бы хамством ей отказывать во внимании. Но Иван при исполнении прекрасно понимал - нет ничего обманчивей, нежели женский взгляд. Он оттолкнул от себя напарника и смело зашагал прочь.

– Я вам нарисую… сакуру! - ни с того, ни с сего вдруг заявила школьница, протягивая Ивану руку. - Вы же хотите романтики, а рисовать ее не умеете, так?

– Ну… - протянул программист. - Что-то типа того…

Словно зачарованный, он залез в сумку, и вскоре прекрасная блондинка держала в руках ценнейший экземпляр манги. Широкая белоснежная улыбка не покидала лица девушки, пока она смело водила карандашом по чистому листу. 'Словно Андронова!' - восхищенно успел подметить Иван Дурак, расхваливая манеру поклонниц аниме рисовать быстро и красиво. Во мгновение ока сакура покрылась цветами. Достаточно одного дуновения ветра, как розовые в форме сердечек листочки сорвались с веток и, кружась, полетели на землю.

Проходившие мимо подопытной сакуры горожане застыли на месте, любуясь произошедшим на исходе осени чудом.

– Ну же, целуйтесь, пока я держу мангу! - воскликнула блондиночка, предвосхищая события.

Иван с Тутанхамоном скептически глянули на приготовившуюся фотографировать их Мико и исполнили желание фанаток. Но только парни, закрыв глаза, коснулись друг друга губами, как видение исчезло. Сакура вновь превратилась в уродливое осеннее дерево.

– Манга! - вскрикнул бывший фараон, продрав глаза.

Девушки, которая только что стояла в двух шагах от них, словно сквозь землю провалилась, а счастливая от пойманного удачного кадра Мико радовалась своей победе, и ей было невдомек, что в ее клубе появилась воровка.

– Мы с тобой идиоты! - констатировал Иван, усевшись под сакурой, что росла по другую сторону ручья.

Один вид радостного фотографа из девичьего клуба досаждал больше всего на свете. Лучше бы все эти девки сквозь землю провалились. Как там говаривал Санджи Киномото - он предостерегал русских агентов, чтобы они не давали одно из сильнейших оружий Ниххонии, волшебную мангу, в руки яойщицам.

– Всё, - схватился за голову Тутанхамон. - Теперь нарисуют про нас гомосексуальное порно, а мы не сможем их не то, что крокодилам скормить, но и в Дуат послать.

– Это точно, - обнял за плечи напарника программист, - мы попали по полной. И теперь я обрадую тебя еще больше, мой дорогой ушастый друг…

Девочка, которая украла мангу, не числилась в клубе. Иван прекрасно помнил имена и лица всех поклонниц голубой манги. Мало того, эта таинственная незнакомка, пусть даже и одетая в форму той же школы, что и остальные, ни разу не появлялась на занятиях. Не могла она быть тем самым Кенске, которого разыскивали все учителя. Причина банальная - эта блондиночка - девушка, а не парень.

– Мы влипли, - констатировал Тутанхамон, снимая надоевшие за день уши.

– Впрочем, не все так плохо! - улыбнулся напарник. - Я не думаю, что девочки примутся рисовать порно прямо сейчас или завтра. Они потренируются сперва на простых вещах. И пока они не довели сюжет додзинси до маразма, мы вернем в Москву и неугомонную Мико, и Феону. То есть Феона.

То, что Леха Петров избрал себе в манге женский персонаж, Иван уже был уверен на все сто. А Мико - та самая Мечтательница, о которой почти никто ничего не знал. Программист вычислил ее очень просто, но пока не хотел ни с кем делиться своим гениальным приемом: даже с собственным напарником.


Учителя словно решили поиздеваться над Иваном. Как только молодой наставник появился наутро в школе, рядом с ним, словно ниоткуда материализовалась Макото-сэнсей и принялась спрашивать, как поживает Кенске-кун, не собирается ли мальчик прийти на занятия. Каждое слово, сказанное физичкой, казалось Ивану очередным гвоздем в крышку его гроба. А закончила свою речь Макото так же внезапно, как и начала:

– Ты извращенец, Бака-сэнсей! - и она протянула математику третий том додзинси, вышедший сегодняшним утром. - Вместо того чтобы заниматься работой, ты гуляешь с мальчиками по парку Уэно! Стыдобище!

Щеки программиста горели, он пытался отвернуться от неугомонной физички, возжелавшей во что бы то ни стало угробить его преподавательскую карьеру. Есть такой тип учителей, которые, отыскав в толпе одного неугодного, принимаются строить ему козни до тех пор, пока не достигнут поставленной цели: или отличнику низкую оценку в табель влепят, или студента до отчисления доведут… Немало таких людей встретилось Дураку в его московской жизни. И всех преподавателей, которые стремились выставить его ничтожеством и глупейшим учеником, ему удалось оставить с носом. Наверняка, те люди через год-другой нашли себе очередную жертву собственной неприязни. Не ожидал, правда, программист, что подобного человека судьба подкинет ему во фрактальной реальности. Поэтому Иван решил - это дело принципа выйти из битвы с физичкой победителем. Но пока голы забивала она, а ее соперник готовился к ответному удару. Только сил с каждым унизительным словом у него становилось все меньше.

В душе у этой Макото словно жил энергетический вампир, который поглощал силу воли, чувство собственного достоинства и прочие качества человека.

– Это был следственный эксперимент! - засунув новый выпуск манги под мышку, парировал Иван.

Он одарил обескураженную его ответом физичку нахальным взглядом из-под очков-половинок и направился в класс на очередной урок алгебры. А вслед ему раздалось ворчливое:

– Хорошо, хоть сегодня в костюме, а не в этом странном плаще.

Завтра надо будет выпендриться - сделал для себя вывод Иван, заходя в шумную аудиторию.


Как только закончились уроки, девчонки-авантюристки собрались в излюбленной беседке. На повестке дня - традиционный вопрос: что делать дальше и как развивать сюжет, чтобы не отпугнуть читателей. Феона, устало глядя на своих подружек по клубу, начала намекать, что манга имеет неслыханный успех не только в их школе, но и во всем Токио, и поэтому не мешает поднять цену еще на тысячу йен. Зря она это сказала, потому что девицы, недовольно зыркнув в ее сторону, начали шипеть, что большая часть доходов достается Феоне, которая ничего не делает, а только собирает их в беседке, но предприимчивая школьница тут же нашла чем крыть:

– Да если бы не я, на ваши каракули никто бы и не посмотрел!

– Вот именно! - раздался у входа ласковый мелодичный голос Мари.

Девушка старалась не обращать ни на кого, кроме Феоны, внимания. Она достала из портфеля мангу с портретом наместника Ниххонии и протянула ее президенту клуба.

– Ну совершенно непригодные девицы, - фыркнула фигуристая сокурсница. - Даже какую-то кустарную мангу у парней выкрасть не в состоянии!

– О! Твой номер с блондинкой выше всяких похвал, - расплылась в улыбке Феона, а на щеках девушки заиграл приятный розовый румянец. - Даже я бы до такого не додумалась.

– И заметьте, на этот раз я не требую с вас десять тысяч йен за свою услугу, - набивала себе цену Мари.

Пусть наивные школьницы думают, что их новенькая подговорила какую-то блондинку хитростью забрать артефакт у учителя и его любимого ученика. Мари не собиралась открывать этой компании своих секретов. Она уже добилась чего хотела, и теперь ей банально хотелось красиво уйти из этого клуба, чтобы ни одна девица ни в чем ее не заподозрила и не наябедничала Бака-сэнсею.

– Ой, что бы мы без тебя делали, - развела руками Мико, готовая чуть ли не целовать землю у ног гениальной спасительницы.

Любительница фотографии забрала у сокурсницы волшебную мангу и принялась пролистывать ее с самого начала. Стиль художников различался, но содержание книжицы непомерно радовало Мико. Маленькие Бака с учеником целовались на полянке, потом в манге встретился какой-то любитель животных, а в следующих эпизодах некто тренировался в изображении изощренных поз.

– Думаю, - Мико показала Феоне и подругам занятные картинки, - это может пригодиться для нашего сюжета.

– А я так не считаю, - заявила Анита, устроившаяся по правую руку от девушки. - Для наших симпатяг - это слишком жестоко! Хотя, я бы воспользовалась вот этим ктулху.

Пухлый пальчик девочки показывал на чудище с флажком, обвивавшее тело нарисованного в манге Анико-сэнсея. Последнего, правда, девочки не узнавали, потому что способности Тутанхамона к рисованию оставляли желать много лучшего.

– Это же обойный клей! Какие чудные розовые сопли, - мечтательно протянула Феона, заметив, сколько слизи оставлял этот ктулху на телах нарисованных персонажей. - Берем на вооружение!

– Ну, как вижу, вы теперь и без меня управитесь? - заискивающе улыбнулась Мари. - Только будьте осторожны, девочки, эти парни не совсем те, за кого себя выдают.

Она сделала шаг назад, и вдруг ее локоть уткнулся в чью-то пышную грудь. Исчезнуть на месте Мари не могла: девочки из клуба тут же заподозрят ее в причастности к магии и в лучшем случае попросят научить их так же точно становиться невидимками. Мадзоку от рождения, умеющая принимать любой облик, Мари скрывала свою сущность. Да и в школу она явилась вовсе не для того, чтобы учиться. Ее целью был Иван Дурак, а этот яойный клуб - просто инструмент, очередная ступенька, которую представительница темной расы с легкостью перешагнула.

Напуганная мадзоку не обладала экстрасенсорным даром, коим был наделен Тутанхамон. Локоть ее воплощения просто чувствовал чужое тело. В этом плане представительница темной расы ничем не отличалась от человека, она даже не могла пробраться на несколько минут назад по оси времени, чтобы посмотреть, кто еще явился в беседку. Девушка обернулась и встретилась с целеустремленным взглядом лазурных глаз очаровательнейшей блондинки. Красавица с шикарными золотистыми косами до пояса в белой шелковой блузке и красной клетчатой мини бесцеремонно отодвинула в сторону несколько обескураженную Мари и встала прямо напротив председательницы Феоны, будто заранее знала, кто тут главный. Подобные вещи, сказать по правде, девице пришлось узнавать очень долго, потому что художница и автор сценария не печатали своих фотографий в издаваемой манге. Или же у гостьи была развита интуиция.

Любительницы яоя, не ожидавшие прихода девочек из другой школы, не спускали глаз с грудастой красавицы. Неуклюжая толстушка Анита исходила от зависти - какие стройные ножки у их гостьи, а Феона, закрыв руками рот, уставилась на золотое колье таинственной незнакомки. Та, улыбнувшись кончиками губ, наконец, произнесла:

– Феона-сан? Приятно познакомиться! Я учусь в школе Тачикава тут неподалеку, но хотела бы вступить в ваш клуб вместе со своей подругой. Мы с Гек-сан лучшие художницы во всем Токио и, думаю, с нашим появлением в вашей команде, успех манги про Бака-сэнсея возрастет во сто крат.

Президент клуба переваривала полученную информацию в полном безмолвии. Ее подчиненные, казалось, не знали, что и делать: то ли прыгать от радости, встречая с распростертыми объятьями художниц из другой школы, то ли исходить от зависти от их непревзойденной внешности. Ведь рядом с этой блондинкой померкло и очарование Мари. Та самая Гек-сан, топталась у входа, краснея и пряча взгляд.

Не было и капли сомнения, что у красотки подруга окажется такой же милашкой, только полной ее противоположностью: маленькая с прямыми черными волосами и такой же непропорциональной грудью, как и подружка, словно обе они только что вышли из кабинета пластического хирурга, накачавшись силиконом.

Жаль, что форму свою школьницы выбрать не могут. Но эти прилегающие кофточки и клетчатые юбочки в сочетании с широкими белоснежными гетрами, свисающими снизу так, что закрывают черные ботинки на толстой подошке, очень впечатлили учениц в розовых костюмах.

– Чук-сан, - шепотом сказала стеснительная Гек, - пойдем, видишь же, у них тут междусобойчик. Нарисуем лучше яой про нашего историка.

– Дура! - пригрозила кулаком блондинка. - Я сделаю все, чтобы наша с тобой любимая манга стала лучше!

Она резко развернулась к Феоне и ухватилась обеими руками за томик манги с портретом Санджи Киномото:

– Это продолжение, да?

Ее голубые глаза сверкали, из них только звезды не летели, тогда как президент клуба, обескураженная и обалдевшая, неподвижно сидела, и над ее виском свисала массивная беленькая капелька. Да и остальные, включая Мари, были не в лучшем состоянии. Шестое чувство подсказывало Феоне, что неспроста явились две странные особы из Тачикавы, но объяснить свои подозрения девушка не могла.

– Нет, это не новый том. Это наши черновики! - догадалась вдруг Анита, взяв за руку незваную гостью.

И тут девочка неморгающим взглядом уставилась на грубую пятерню Чук-сан. Что-то в ней было не женское, несмотря на длинные красные когти, которые гостья явно не отращивала, а наклеила.

– Они не настоящие девушки! - прошептала вдруг толстушка, за что оказалась удостоенной полного ненависти взгляда высокой блондинки.

Та отдернула руку и, задрав нос к небу, фыркнула, мол, больно мне ваша манга нужна, если вы такие подозрительные. Но на сей раз подружка Гек пришла на помощь. Устроившись на коленях у Феоны, она заискивающе моргала и нашептывала на ухо президенту клуба, что ей очень хочется рисовать для учениц из Нишимаши, и ради этого она в следующем триместре переведется в эту школу. А пока Гек елейным голоском притупляла бдительность президента, она, во что бы то ни стало, подбиралась руками к лежащей на коленях у Мико манге.

– А я знаю, кто тут ненастоящая девушка, - ни с того, ни с сего вдруг ляпнула Гек, спрыгивая с коленей Феоны и тыча в президента пальцем. - А еще Мико страдает неизлечимым психическим недугом!

Оставшиеся шесть членов клуба повскакивали со своих мест, в ужасе глядя то на президента, то на заместителя, изредка бросая заискивающий взгляд на подозрительных гостей, которые, как поняли девочки, пришли вовсе не напрашиваться в команду художников. Остальное домыслить у юных любителей голубых мальчиков не получалось. Слишком много неизвестного свалилось на наивные женские головки. И даже мудрая Мари не совсем понимала, что за бестии эти Чук и Гек из другой школы.

– Феона - это мужик в женском теле! - безапелляционно заявила черноволосая красотка, испытующе глядя на президента клуба. - Он просто-напросто гей. По ауре видно.

– Кто ты? - взвизгнула Мари, кидаясь на гостью, но Гек легко увернулась.

Не ожидала ясновидящая старшеклассница только одного, что она споткнется о скамейку и полетит на свою лучшую подругу. Конечно же, Чук-сан не сориентировалась, она отступила назад, тоже споткнулась, но о бордюр беседки, и обе школьницы из Тачикавы грохнулись на землю под громкий 'Ох!' любительниц яоя.

– У них не настоящая манга! - шепнула Гек на ухо подруге и быстро поднялась на ноги.

Ахая, потирая спину от боли, села на траве и подружка, только… слишком странно смотрели на нее члены девичьего клуба: восемь пар восторженных глаз. И только сама Чук совершенно не понимала причины девичьей радости, пока не заметила, что ее челка вдруг стала слишком длинной, закрывающей один глаз. Волосы так быстро не растут - догадалась школьница, поправляя прическу одной рукой… А вот парики с головы запросто валятся. Особенно, если это огромные массивные косы.

– Бака-сэнсей! - скандировали любительницы голубой манги.

Иван краснее свеклы, содрал с головы парик и, плюнув, бросил искусственные волосы под ноги. Эх, не удался на этот раз номер со странницами Чук и Гек. Теперь фанатки с легкостью раскусят и его напарника, скрывающегося под личиной черноволосой старшеклассницы.

Феона с упоением малевала в якобы волшебной манге, как краем глаза заметил Тутанхамон. Но ни одна из фанаток не верила, что манга - не настоящая, а значит, ничего нарисованного в ней, не перенесется в действительность. 'Ваня, нужно срочно отправить их на родину!' - передал он мысль напарнику, и тот кивнул, словно план и на этот случай был у него приготовлен. Довольная Мари устроилась на спинке скамейки, ожидая позорную сцену с участием жертвы ее Хозяйки.

Зато перед Тутанхамоном стояла задача не из легких - ему срочно требовалось узнать, что же нарисовала неугомонная Феона. Длинная цепочка объектов между рукой мага и страницами альбома ложилась медленно и неохотно: дереявнный столб беседки, ауры девушек, вполне нормальных, кстати, девушек. Это только у Мико чувствовались какие-то отклонения в психике, но и те - несколько претупленные, словно наступил период ремиссии, и девушка медленно, но верно шла на поправку. Такое бывает, если пациент оказывается в благоприятных для его жизни условиях. Например, когда помешанный на японских комиксах ребенок сам становится частью рисованной истории. На момент магу стало жалко малолетнюю Мечтательницу, отрекшуюся от своего имени, как писала агентам Катя Дельская. Феона… Это, вообще, замечательный экземпляр для опытов в лаборатории Киномото. Достаточно приложить руку к ее телу, и сразу станет ясно, что внутри якобы женской оболочки - мужская анатомия, да и с психикой тоже далеко не все нормально. В мыслях - полная каша: 'Деньги и мальчики!' И это две самые навязчивые идеи из души Лехи Петрова, так искусно спрятавшегося в теле заурядной, ничем не выделяющейся школьницы. Гомосексуалист пропагандировал свои идеи с теле девочки, очень дальновидно, особенно, если учитывать любовь лиц женского пола к комиксам про мальчиков с нетрадиционной ориентацией. От такого человека можно ожидать любой картинки.

Однако, не очень смелая Феона, видимо, желая проверить правдивость слов Тутанхамона о поддельной манге, рисовала повалившихся на траву стриженную Чук и ее длинноволосую пока подружку. Естественно, губы школьниц из Тачикавы слились в страстном поцелуе. Ничего оригинального, и агент передал готовящуюся для них картинку по мыслесвязи напарнику. Иван засунул руки в карманы юбки и терпеливо ждал своей участи.

– Они нас слушаются! Они не отбирают мангу у Феоны! - хлопала в ладоши Анита, когда Тутанхамон одаривал чуть ли не самой ехидной на свете улыбкой.

И вот художница подняла картинку, показывая свое творение всем соклубницам. А агенты тем временем принялись инсценировать то, что нарисовал противный московский гей. Прекрасно помнили как программист, так и его напарник, что надо прикинуться безвольным человеком с остекленевшим взглядом.

– Как? Как вы умудрились? - металась Мари, которая словно не ожидала, что поддельная манга подействует на парней не хуже настоящей.

А когда Тутанхамон повалил напарника на траву и уткнулся носом в его щеку, вдруг что-то вспыхнуло, и посреди беседки материализовался кармамон медвед, высоко поднявший руки.

– Превед, деффчонки! - с интонациями Бори Моисеева прошептал монстр, перекрикивая визжащих девиц, которые сломя голову бежали во все стороны.

Тутанхамон ловко перекувырнулся через тело напарника и ухватил за ногу так кстати пробегавшую мимо Мико. Девочка свалилась, и вскоре агент придавил ее своим телом, оказавшись с психически нездоровой Мечтательницей в весьма недвусмысленной позе. Да и Иван не медлил. Как только напарник освободил его от своего веса, тот кинулся к застывшей посреди беседки шокированной Феоне.

Мир аниме и манги - замечателен, понял в тот момент программист. Эмоции, которые выражает человек, могут завладеть им и на время парализовать. Спрятать медведа в кармамячик - одна секунда. В следующее мгновение Феона начала приходить в себя, но гостья, то есть гость, из Москвы уже был в объятьях Ивана Дурака.

– Все тайное становится явным, Алексей Петров, - надменно улыбаясь, произнес агент отдела странных явлений, прикладывая карманный компьютер ко лбу незваного гостя. - Выдали вы себя завышенными ценами на мангу. Не знаю, зачем вы пришли сюда, но в России вам придется иметь дело с налоговой и заплатить в казну немалую сумму. Хотя…

Иван мечтательно глянул на голубое осеннее небо, а потом решил было закончить речь, но выбивающийся из его крепких объятий Петров голосил:

– Простите, оставьте меня здесь! Я такой бизнес развернул!

– И в России у вас бизнес, - протянул программист, - такой же нелегальный, как и в Ниххонии. Только тюрьма вам пойдет на пользу. Там столько кавайных мальчиков.

Отвлекающий маневр сработал, и Петров, намеренный сбежать от агента, засветился, услышав о месте, где можно встретить не один десяток мужиков. И в этот момент холодная кнопка карманного компьютера коснулась лба очередного пленника мечты.

– Вань, сокрее! - вопил Тутанхамон, которого за те немногие минуты, пока программист отправлял домой гея Леху, успела изрядно исцарапать Мико, оказавшаяся на самом деле жуткой истеричкой.

Прав оказался агент, когда заметил по ауре девушки психические отклонения.

– Да что ты бесишься! - крепкой хваткой прижимал к земле Тутанхамон трясущиеся руки девочки.

– Как писала Дельская, - скучным тоном произнес программист, подходя к борющейся парочке, - эта Мечтательница в десять лет сдвинулась умом на компьютерной игрушке, два года лежала в больнице, потом ее вроде как вылечили и отпустили.

– Я не псих, это мама у меня дура! - вопила девочка.

– Ну да, - усмехнулся Иван, - мама - дура, отец - недоумок, а дочка - с интеллектом Эйнштейна. А то, что ты в следующий раз сдвинулась по Smash - это тоже домыслы идиотки-мамочки?

Вот для этого-то и воспользовался Бака-сэнсей уроком музыки, попросив учительницу исполнить песенку любимой группы Мечтательницы. Как только Дурак получил информацию о странной девочке, он без труда вычислил ее, с восхищенным выражением лица, напевающую композицию любимейшего исполнителя.

– Они не понимают смысла жизни! - ныла Мико, но вырваться из крепких объятий Тутанхамона у нее не получалось.

– Ну да, - хихикнул в очередной раз программист Иван, - весь мир недоумки, а ты одна постигла истинный смысл бытия, тащишься по голубой любви.

– Потому что красивые парни не достойны этих девок-идиоток!

– Одна из которых - ты! - Иван сел на корточки перед мечтательницей и прижал к ее лбу карманный компьютер.

И спустя минуту Тутанхамон лежал на холодной траве, благодаря всех богов, что все закончилось, и уже пятеро подростков вернулись на родину. Об остальных членах клуба можно было не задумываться - рыба гниет с головы - а коли голову вот так просто отрубили, то и хвост не станет долго рыпаться. Разве что Мари… Какая-то она подозрительная.


Красноволосая стройная девушка склонила голову перед Хозяйкой. Статная Джуоо-сама последнее время не отходила от своего трофея: захваченного в плен Нару-куна.

– Спасибо тебе, - тихо сказала она, не глядя на служанку, - за волшебную мангу. Теперь мне ничего не стоит доставить сюда этих беглецов.

– Джуоо-сама, - прижав руки к груди, сквозь слезу молила Мари, - они и без этй книжицы достаточно сильны. Зачем они вам.

– Я просто хочу вернуть себе то, что принадлежит мне по праву!

Хозяйка, фыркнув, прошла и уселась на свой черный, инкрустированный золотом трон. Но Мари осталась неподвижно стоять у подножия статуи Нару-куну.

– Предупреждаю вас, Джуоо-сама, - снова взмолилась девушка, - вам их не взять одной лишь мангой.

– Трусиха! - рявкнула Хозяйка, судорожно вцепившись в подлокотники.

Напуганная прислужница поежилась и даже отступила назад, словно пытаясь уйти с глаз разъяренной работодательницы. Но запертая дубовая дверь не пускала девушку в коридор.

– И приведешь мне их сюда ты! - сощурившись, добавила Джуоо-сама, яростно сверкая глазами. - Не то я отберу у тебя то, что даровала тебе…

А это была немалая награда: вечная жизнь и статус мадзоку. Несколько месяцев назад заурядная японская школьница из болдьшого не могла и помыслить, что на самом деле она способна стать магом и обладательницей вечной жизни. Все в ее судьбе решил несчастный случай, когда старшеклассница из реальной Нишимаши попала под машину. В центре Токио такое напряженное движение, что отвлекся на секунду, и уже твои мозги намотаны на колесо какого-нибудь автомобиля.

Конечно же, девушка не поняла, как она очутилась в бескрайнем темном лесу, в котором росли лысые деревья сиреневого цвета, а на землю падали серебристые лучи неизвестного школьнице светила. Она брела куда глаза глядят и пыталась припомнить, что с ней такого могло произойти, раз небоскребы родного Токио вмиг превратилисьв лес.

Тупая боль в обеих руках заставляла ее постоянно останавливаться, облокачиваться на деревья. И Мари чувствовала, как те дают ей силу, притупляют боль, и она шла дальше в надежде найти выход. Пока не свалилась без чувств.

Следующее, что помнила японская школьница - небольшая комнатушка, уствленная разноцветными склянками, словно она попала в европейское фэнтези. А рядом с кроватью несчастной сидела высокая статная златовласка и тихим голосом успокаивала ее.

– Я тебя спасла, Мари, - вдруг сказала странная женщина. - Если бы не я, ты бы погибла. Ты жочешь жить?

Кивок.

– А жить вечно? - этот вопрос, как показалось в тот момент Мари, не подразумевал отрицательного ответа.

Скажи она 'нет', она бы очутилась непонятно где: ведь посмертие никому не известно. А пока она жива, и ей очень не хотелось лишаться того, что у нее есть. Вечная жизнь - это ж такие перспективы: сколько мужчин можно встретить, скольких свести с ума. Не обязательно не заботиться о детях, постоянно выслушивая нытье мамы, которая намекает на то, что девочка - это хозяйка и мать. Перед Мари открывалась новая жизнь, и она не могла отказать таинственной спасительнице. В семнадцать лет о чем только не мечтается - и вечная молодость - одно из самых заветных желаний многих юных персон.

И пострадавшая согласилась на предложение таинственной златовласки.

– Скажи спасибо девочке из далекой страны, которая предрешила твою судьбу, - прошептала спасительница, показывая Мари несколько фотографий.

На одной - женщина лет двадцати пяти, а другой - сама Мари, на третьей - незнакомая рыжая деваха с фигурой Мари.

– Твое тело разрушено, поэтому благодаря стараниям вот этой дамочки, - златовласка показала на первую картинку, - тебе было даровано тело вот этой рыжей красавицы. Говорят, что его собрали по кусочкам, выброшенным на берег неподалеку от Йокогамы.

Мари настолько запуталась, что отказалась понимать всего, рассказываемого ей спасительницей.

– Но за жизнь надо платить, - после недолгой лекции сказала та.

– Сколько? - тут же сориантировалась девушка, пытаясь найти в кармане юбки требуемую купюру.

– Словно жизнь можно измерить деньгами! - усмехнулась златовласка. - Глупая наивная школьница! Джуоо-сама может достать себе столько денег, сколько не наберется во всех банках большого мира вместе взятых, потому что мне подвластны все фрактальные аномалии!

Мари поежилась, испугавшись, что спасительница ее не кто иной, как дьявол во плоти или неугомонный демон. Не по-доброму сверкали янтарные глаза златовласки, но желание жить перебороло весь страх.

А после Джуоо-сама поведала, что иногда от нечего делать она рожает детей и отправляет их перекраивать большой мир. Она наделяет своих детей-мадзоку незаурядными способностями, и маги становятся великими людьми среди обывателей: императоры, ученые, революционеры - все они рождены Джуоо-сама и подброшены в колыбели вместо умершвленных младенцев женщин из большого мира. Но со своими детьми Хозяйка заключает договор - что они должны вернуться к ней, как только закончат свою миссию в большом мире. Одним из пунктов является условие - не оставлять наследников, так как те в свою очередь забирают силы у Создателя на себя и своих потомков, наделяя их незаурядными способностями.

– Вы жадина, - безапелляционно заявила Мари.

– Нет, - отвернувшись, парировала Джуоо-сама, - я не разбрасываюсь вечностью. Я всегда забираю отработанный материал, вот и все. Но кое-кто мне однажды помешал. Очень сильно, кстати говоря.

Спасенная школьница уже поверила во все россказни добродушной Джуоо-сама, и в оба уха внимательно слушала, что тревожит очаровательную златовласку.

– Все дело в том, что один обыватель увел у меня из-под носа моего наследника. Он не настоящий мадзоку, полукровка. От меня у него остался лишь магический дар. А так - он обычный человек. Два раза он практически был у меня в руках. Но сначала четырехмерные существа, а потом мои ставленники из одной мелкой аномалии вырвали его из имоих рук. А у него ведь в большом мире скоро ребенок родится. Не факт, что он окажется полукровкой, как и отец. Но папашку-то мне надо забрать, понимаешь, Мари?

– Вы хотите, чтобы я пошла против взрослого мужика? - поморщилась школьница. - Но у меня не получится, вы просто зря потратите на меня силы и деньги.

Но в ответ она услышала очередное пафосное заявление:

– Мадзоку не считают денег и силы, когда им нужно добиться своего! Поэтому я помогу тебе заманить моего неугомонного внучка и его хранителя в Ниххонию, параллельную вашему Токио реальность, а потом ты приведешь их ко мне! А я позабочусь, как уничтожить этих несносных мальчишек и забрать то, что принадлежит мне по праву!

Мари покорно кивнула: тогда она наивно подумала, что сможет как-нибудь избавиться от вверенной ей работы, улизнуть из шикарного дворца Хозяйки, но Джуоо-сама торопилась, она снабжала свою прислужницу магическими артефактами, и вскоре девушка забыла о прошлой жизни и полностью предалась службе величайшей волшебнице всех миров. И было это нелегко. И только после того, как Джуоо-сама получит себе Ивана и Тутанхамона, она обещала сполна расплатиться с жертвой одной из миллионов токийских автокатастроф.

А пока старшеклассница продолжала учебу в Нишимаши, только в ее аномальном аналоге, умела перемещаться по фрактальным дырам без помощи фантастического оборудования, кое требовалось людям из большого мира и умела принимать тот облик, который она хотела. Так за месяц своей жизни с Джуоо-сама Мари испробовала не одну тысячу ипостасей, но в школе появлялась исключительно в своем облике.

Вот и близился час расплаты. Почти вся приманка была возвращена на законное место. Оставались только двое: плененный Нару-кун и самый опасный да непредсказуемый фанат под ником Каратель, на которого Мари и возлагала все надежды, когда отправляла молодому человеку с почтового отделения на Окинаве незамысловатую посылку: черный блокнот на серебристой пружинке и коротенькую записку, в которой указывалось только два имени.


Ирина и Локи окинули скептическим взглядом тесную комнатушку одной из московских малометражек. Пять на пять метров - если судить по прилагающемуся к ордеру плану, что был приколочен к двери за подписью: 'Схема для эвакуации'. Только из заявленных двадцати пяти квадратных метров свободными оставался в лучшем случае один, и тот отведенный под облупившуюся белую табуретку с ножкой, обмотанной скотчем. То, что вторая комната в квартире - это кухня, проводница догадалась только по затхлому запаху из облепленного анимешными магнитами холодильника да раковине, с которой клочьями свисала пыльная паутина. Ванная комната, и та использовалась не по назначению: склад японских шампуней да просроченной косметики. Зато туалету хозяин квартиры отдал все почести. Ира с еле сдерживаемым смешком опустила на унитаз обитый кожей круг, а потом подвинула к себе столик, на котором стоял обклеенный японскими картинками ноутбук.

– Коля, как тебе рабочее место Лёхи Петрова? - усмехнулась она, подняв голову, и пытаясь подсчитать, сколько катушек с компакт-дисками пристроил торговец на полке под потолком.

– Думаю, нам стоит вызвать налоговую, пока наш специалист по теневой экономике и видео-пиратству прохлаждается во фрактальном Токио.

Ира кивнула. Что-то ей расхотелось заниматься воспитанием торговца японскими ценностями. Вряд ли хозяина такого огромного склада можно будет переубедить. Тем более, Катя говорила, что это личность нетрадиционной ориентации.

К сожалению, милиция не успела приехать к тому времени, когда на сидевшую на кожаном унитазе Иру набросился вломившийся в любимый туалет хозяин. Локи пытался удержать толстого рыжего парня за грязную майку, но желание разобраться с незваными гостями только придавало бугаю сил.

На вид этому мужчине лет тридцать - поняла Ирина. Она, стиснув зубы, поднялась с 'трона' короля аниме-торговли и попыталась просочиться в узкий проем двери, но не тут-то было. Леха Петров схватил хрупкую девушку за плечи и переставил ее в коридор.

– Чего приперлась?

– Б…брату 'Наруто' купить, - покосилась на Локи бывшая проводница, на ходу придумав план действий, - мы по адресу… на сайте прочитали… пришли, а тут дверь открыта… Думали, здесь магазин, а не… квар…тира.

– Наруто? - расплылся в счастливой улыбке Петров, и на его щеках заиграл румянец.

Он поправил мятую майку и залез с ногами на унитаз, чтобы дотянуться до многочисленных катушек.

– А вам лицензионный или с фанатскими субтитрами?

– Паленый, - тоном бывалой анимешницы заявила Ирина, - на лицензию зарплаты не хватит.

– Да и на паленый, - изучающее смотрел Петров на элегантное пальто не от самого дешевого производителя, - хотя, нет… хватит.

– Мой муж, - подмигнув, продолжила Ира, - будет очень зол, если я потрачу на собственного брата половину заработка. Так что, по сто рублей за DVD - самое то. А не по триста, как у вас на сайте.

– Ну… - почесал лысину Петров, а потом снял с полки катушку с дисками и уселся на унитаз. - Если по сто рублей за диск, тогда на DVD войдет только по две серии.

– А если по триста? - тут же нашлась Семенова.

– Тогда - восемь, - так что, решайтесь.

Барыга, он таким и остался - поняла Ира. Как хорошо, что она догадалась вызвать милицию. Она тянула время, просила показать сканированные манги, полнометражные фильмы и даже фанатские клипы. А Петров, не подозревавший, что покупательница вовсе не собиралась записывать у него ни единого сериала, расхваливал свой товар, перейдя слово за слово на шампуни, гели для душа, а потом и на фиругки персонажей в полный рост. Локи с удовольствием рассматривал предлагаемый товар и просился сфотографироваться с каждой фигуркой. Но и за это предприимчивый Петров решил потребовать по сотне рублей за снимок.

И так было угодно судьбе: когда Леха назвал итоговую сумму и протянул заказчице пачку записанных дисков, в дверь ворвались милиционеры и Шаулин с Марго.

– Отлично сработано, Ирина, Николай, - пожал начальник ОСЯ руки добровольным помощникам.

– Подстава, - догадался Петров.

Но сделать он ничего не мог. Его взяли с поличным.


Несколько лет назад, как честно призналась Катерина Дельская, она завидовала детям богатых родителей и мечтала об особняке в Подмосковье. Она одаривала тяжелым взглядом девочек и мальчиков, которые даже в гости приезжали в сопровождении охраны, и ей не хотелось думать, что постоянное присутствие телохранителей несколько угнетает, и что дети расплачиваются за страхи родителей исковерканной психикой. Кате просто хотелось денек пожить в загородном доме, словно героине бразильского сериала. Теперь она могла заработать не на один такой дом. Но желание давно пропало. Переболела. Но судьба не захотела так просто отпускать девушку и привела ее в дом Нины Дьяченко, той самой психически нездоровой Мечтательницы.

Это среди фанатов манги никто не знал истинного имени девушки: она даже по телефону представлялась своим Интернет-ником, зато для сотрудников спецслужб не составило большого труда. Достали адрес, по нему - имя отца, а установить после этого имя девочки - упражнение для курсанта.

Двухэтажный розовый дом с белыми греческими колоннами прятался за высоким каменным забором. Если бы не угрюмый осенний пейзаж да надпись на воротах 'Злая собака', дом запросто можно было бы снимать в латино-американском сериале. Собака, черный доберман, устроившийся в качестве стража у входа, оказался достаточно добрым животным, если не считать пары недовольных возгласов после звонка девушек.

– Кто там? - вежливый голос сторожа поинтересовался у гостей.

– Психологи из школы, - наврала Катя, потому что иного предлога попасть в богатый дом она не нашла.

Девочка постоянно находилась под наблюдением психотерапевта, и про школьного специалиста - вовсе не выдумка. Она очень часто приезжала в Орехово, чтобы поговорить с родителями об их дочери.

Но когда сторож открыл ворота и увидел двух незнакомых женщин: высокую брюнетку в простенькой дубленке и беременную блондиночку в норковом полушубке, он было закричал и начал возмущаться, что гостьи - воры, воспользовавшиеся личностью доктора. Но Дельская быстро достала из кармана корочку сотрудника спецслужб и ткнула ею в нос охранника.

– Так бы сразу и сказали, - на подгибающихся ногах, бугай отошел в сторону, оттаскивая от ворот и добермана.

Собачка, казалось, тоже прочитала написанное в корочке, поэтому и жалась к ноге сторожа.

– Но мы и есть психологи, - уверила его Катя.

И девушки проследовали к входу в дом. Не раз им еще пришлось показать свои документы: и горничным, и дворецкому, и даже хозяину дома.

– Дело тут непростое, - грустно глязя перед собой, говорил он.

Мужчина лет сорока пяти, уже изрядно поседевший и полысевший, с глубокими морщинами на лице, нервно перебирал пальцами.

– Любили мы с Жанной ее, все ее прихоти выполняли, а она… на наркотики подсела.

– Вот как?! - удивились сотрудницы ОСЯ.

– Да-да, - тяжело вздохнул отец.

И в этот момент Кате показалось, что и седина, и лысина, и морщины - это следствие борьбы за счастье и жизнь дочери. Хотя многие состоятельные люди быстро стареют совсем от другого: из-за проблем в бизнесе.

Жанна, привлекательная молодящаяся женщина, сидела в кресле рядом с мужем. По ней не скажешь, что у нее в семье есть проблемы, словно эта особа занимается исключительно собой, изредка отвлекаясь на мужа и дочь.

– А где сама Нина? - перешла к делу Катя. - Нам надо с ней поговорить.


Содержание:
 0  Манга по-русски : А Котенко  1  Пролог : А Котенко
 2  Глава 1. Две стороны одной медали : А Котенко  3  Глава 2. В Нарите хорошая погода, а в Домодедово опять идут дожди : А Котенко
 4  Глава 3. Стань карманником! : А Котенко  5  Глава 4. Бака-сэнсей : А Котенко
 6  Глава 5. Пакостные щупальца : А Котенко  7  вы читаете: Глава 6. Девичьи грезы : А Котенко
 8  Глава 7. Соблазнение принцесс от Санджи Киномото : А Котенко  9  Глава 8. Запись с летальным исходом : А Котенко
 10  Эпилог : А Котенко  11  Использовалась литература : Манга по-русски



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap