Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ Последняя передышка : Антон Краснов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Последняя передышка

Россия, дача Ковалева, октябрь 2004 года1

– Дома-а-а-а!!!

Этот крик, который более пристал бы одичавшему обитателю планеты Земля после грандиозного катаклизма, а не Жене Афанасьеву, вполне еще цивилизованному, машинально вырвался из его глотки в тот момент, когда он оторвал голову от прибрежной травы, увидел покосившийся столб с трансформаторной будкой и прикрепленным к ней металлическим щитом… А на этом щите была надпись на русском языке, которая сразу дала понять Жене, что он действительно дома: «Не влезай! Убьет!»

– Дома, дома… – бормотал Женя. – Торквемада, Владимир Ильич, открывающий Америку… Христос и рыбацкая деревня… Бред, но такой явственный, такой настоящий! Пелисье… а где Пелисье?

– Наверно, он остался там, – ответил кто-то.

– Там? Ерунда, не может… не может такого быть.

– А вот это? Тоже ерунда? – вдруг прозвучал голос поднимавшейся с травы рядом с Афанасьевым Ксении, и она коснулась рукой его плеча. – Вот это, Женя? Посмотри…

– Да-а-а! – протянул Альдаир, словно спросонок трущий глаза.

Одна Галлена промолчала, но вытянула перед собой руку, указывая на обгорелые развалины какого-то большого дома, обнесенного покосившейся и кое-где завалившейся металлической оградой. Афанасьев глянул и тотчас же узнал в этих развалинах то, что еще не так давно считалось гордостью Коляна Ковалева – его дачу, его, Коляна, загородный дом. Конечно, она и в подметки не годилась вилле прокуратора Иудеи Публия Валерия Гарба на берегу Генисаретского озера, однако то, что имелось, предоставляло Ковалеву достаточно оснований для понтов и выпендрежа.

И вот теперь дом Коляна лежал в руинах. Верно, недавно прошел дождь, и лишь несколько издыхающих струек дыма просачивались откуда-то из самого нутра мертвых развалин. В первое мгновение Афанасьев хотел кинуться к развалинам, перемахнуть через разрушенную ограду и начать пласт за пластом отворачивать эти проклятые обломки стен, сложившихся безвольным карточным домиком, прогоревших до углей… Мало, дескать, одного Пелисье, оставшегося где-то там, на берегу далекого озера!.. Но опыт множества потрясений сделал свое: Афанасьев взял себя в руки и, повернувшись к Галлене, спросил:

– Как же так? Они?..

– Едва ли погибли, – опережая его вопрос, тут же отозвалась она. – По крайней мере не все… Ведь тут оставались Вася Васягин, Коля Ковалев, наш доморощенный бес, кандидат сатанинских наук Добродеев Астарот Вельзевулович… Они оставались с Вотаном Боровичем и Анни, а старый Вотан и Анни – дионы, и Лориер не может причинить им вреда, потому что тем самым он подточит и собственное могущество!.. Он не может посягать на собственную кровь, нет! Так что если с кем-то что и случилось… – Голос Галлены прервался, – то не все… не все…

– Не все, – эхом откликнулся Афанасьев, и Ксюша машинально повторила за Женей эти два коротких слова.

– И что делать?

– Если дача Ковалева сгорела, точнее, ее сожгли, потому что в момент нашего отбытия к Торквемаде, а вашего, соответственно, к Пилату, – замысловато и чуть нараспев, словно разгоняясь, начал Афанасьев, – эти дикари начинали подготовку к штурму… Значит, если предположить…

Вялые и невнятно формулируемые положения Афанасьева не получили дальнейшего развития. Невдалеке затрещали кусты, послышался шум мотора, и прямо на берег реки выкатился армейский бронетранспортер! Женя даже зажмурился, предположив на секунду, что мезолитические товарищи научились управлять этой техникой… Особенно если учесть, что солдаты-новобранцы порой не сильно отличались по своему развитию от нынешних обитателей уроненной во мрак планеты.

Впрочем, уже в следующие несколько секунд он уверился в своем заблуждении. Нельзя было ошибиться, увидев этот бронетранспортер вблизи!.. Потому что поперек него была криво намалевана белой краской аббревиатура ППС, на башне корчил рожу зеленый чертик с красными бельмами и белыми рожками, в физиономии которого Женя и его товарищи уловили даже какое-то портретное сходство с… М-м-м… А довершал этот эксцентричный дизайн бэтээра кумачовый плакат, содержание которого никто не успел прочитать. Потому что крышка бэтээра откинулась и оттуда, как инфернал из табакерки, выскочил не кто иной, как сержант Васягин собственной персоной!..

– Васек!!! – обрадованно закричал Женя.

Вася Васягин неспешно распрямился, строго шмыгнул носом, посмотрел на часы и сказал:

– Опаздываете, товарищи.

– Когда это ты таким бюрократом успел стать? – весело спросила его Галлена, расплываясь в улыбке. – Как наши? Все живы-здоровы? Эллер и Поджо вернулись из средневековой Испании? А мы тут еще две «отмычки» приволокли – облачение Торквемады, вон, на Женьке, и кувшин Понтия Пилата.

– Поджо и Эллер прибыли уже две недели назад. Более того, Поджо, как наиболее сохранивший силы, вместе с Коляном Ковалевым и Астаротом Вельзевуловичем, товарищем Добродеевым, побывали в фашистской Германии, где добыли еще одну «отмычку», а именно усы этого задохлика Шикльгрубера, он же Гитлер. Такая сволочь!.. Пусть потом никто не жалуется, что мы испортили дипломатические отношения Германии с СССР! – хихикнул Васягин, потом, практически сразу же став серьезным, продолжал: – Так что твое возмутительное опоздание ни в какие ворота не лезет. Дело-то к концу подходит, а ты, Женя, безобразничаешь! Нужно теперь думать о Китае, где добыли первый кирпич из Великой Китайской стены, – хмуро закончил сержант Васягин.

– Сам ты кирпич! – обиделся Женя. – Ты что, Васягин, не рад нас видеть? Мы еле ноги унесли. Я – так вообще из двух миров сразу. Я от Торквемады ушел, я от Колумба ушел, от Пилата ушел, а от тебя, дурень ты этакий, и подавно уйду, если не закончишь свои протокольные шуточки…

Васягин спокойно выслушал гневную тираду Афанасьева и только после этого, повторно шмыгнув носом, промолвил:

– Какие тут шуточки. Вы прибыли на две недели позже, чем было рассчитано. А тебя, Афанасьев, мы вообще не рассчитывали увидеть. Если бы нас не предупредили, то, быть может, мы тебя и ждать бы перестали…

– Ага! – рявкнул Афанасьев. – Жди меня, и я вернусь, только очень жди!.. И кто же вас предупредил, что еще есть смысл ждать заблудшего члена концессии, Афанасьева Евгения?!

– Да, собственно, это был я, товарищ Афанасьев.

Женя поднял глаза и почувствовал, как у него медленно отвисает челюсть. Стоящая рядом с ним Ксения округлила глаза, и даже невозмутимые дионы сделали какое-то резкое поступательное движение по направлению к бронетранспортеру. Еще бы!.. Ведь на бэтээре появилась фигура, которую можно увидеть разве что в американских комиксах, где наблюдается эклектичное смешение всех жанров, помноженное на тотальную невежественность создателей этих самых комиксов. Появился Владимир Ильич Ленин. Собственной персоной.

Конечно, явление Ильича на бронетехнике – факт достаточно хрестоматийный. Однако сейчас вождь мирового пролетариата выглядел по меньшей мере странно: на нем было какое-то невообразимого фасона рубище, сшитое из дубленой оленьей шкуры и открывавшее татуированную грудь. Впрочем, к чести Владимира Ильича следовало заметить, что была видна только часть татуировки, да и то прикрытая вульгарным ожерельем из бирюзы и просверленных ракушек – чрезвычайно модным украшением в индейских племенах.

Товарищ Ленин поправил прическу. В редких волосах, отражаясь в лысине, торчало белое перо. Возвращаясь же к татуировке, следует сказать следующее. Если бы Владимир Ильич снял верх своего «обмундирования», то все увидели бы изображение мускулистого индейца, который метлой смахивал с земного шара (земной шар напоминал при этом татуированного Колобка из русских сказок) пузатого капиталиста в цилиндре и попа в соответствующем облачении. Портретное сходство духовного лица, изображенного на тату, с фреем Торквемадой было несомненным. Под татуировкой виднелась надпись на русском и испанском языках, довольно-таки бессмысленная: «Вся власть индейскому пролетариату!» Афанасьев прищурился и только тут разглядел и другую надпись, а именно, лозунг на кумаче, прикрепленном к борту бронетранспортера: «Каждая скво должна уметь управлять государством!»

Владимир Ильич спрыгнул с бэтээра, энергично потряс руку Афанасьеву, поздоровался со всеми прочими возвращенцами, при этом держа в руке гранатомет «Муха». И заговорил в своей обычной манере:

– Здравствуйте, здравствуйте, товарищи!.. Признаться, очень рад вас видеть! Вот вас, товарищ Афанасьев, я, откровенно говоря, не чаял увидеть так скоро. Вы ведь так скоропостижно исчезли с корабля товарища Колумба. Я об этом немного наслышан, расскажу чуть попозже. А что насчет меня, так я, признаться, принял участие в открытии Америки, гм-гм, да, товарищи! Я сразу же начал разъяснительную и агитационную работу среди местного населения! Товарищ Колумб и его прихвостни с ходу начали бессовестный обман наивных индейцев, выменивая бусы, разные мещанские побрякушки и колокольчики на чистое золото!.. Я попытался указать товарищам индейцам на неравноценность такого обмена, потому что уж кто-кто, а я хорошо знаю, к какому ограблению трудящихся масс приведет открытие Нового Света. Конечно, товарищу Колумбу не понравилась такая моя инициатива, и он распорядился меня повесить. Уф! – Владимир Ильич даже подпрыгнул от возмущения, словно стараясь казаться выше ростом. – Но, к счастью, рея, на которую меня ловко вздернули по распоряжению этого эксплуататора, несколько пообветшала и поиздержалась за время длительного путешествия через Атлантику, так что она не замедлила обломиться. Архивезение! Я упал в воду и добрался до берега, где был встречен гостеприимными индейцами. Они приняли меня в свое племя, и очень скоро я стал вождем.

– Я же говорил, что вы переквалифицируетесь!.. – весело воскликнул Афанасьев. – Всё-таки вождь мирового пролетариата и вождь индейского племени – это сходные профили! И как же вас там именовали? Указующая Рука, как я и предрекал?

Владимир Ильич важно посмотрел на Женю и ответил:

– Мне дали имя Кальфоукоуру Солнечная Голова.

– Солнечная Голова – это, наверно, за то, что им понравилось, как лучи солнца играют на вашем сократовском лбу, – не унимался Женя.

– Не ерничайте, товарищ Афанасьев. Эти меньшевистские штучки со мной не пройдут. Да, меня прозвали Кальфоукоуру Солнечная Голова. «Кальфоукоуру» в переводе означает «бледнолицый воин, вышедший из волн великого океана со стороны восходящего светила, рекущий только правду и ничего, кроме правды…» Ну, и так далее, я дальше забыл, а там еще есть. Архимудреное имя, товарищи. Впервые в моей революционной деятельности такое мне дали. Ну так вот, я широко развернул в своем племени революционную агитацию. Мне даже удалось создать первичную партийную организацию, в которой я внедрял азы политграмоты…

– Я же говорил, что он будет учить индейцев марксистско-ленинской философии и прочей диалектике… – склонившись к самом уху Ксении, насмешливо выговорил Афанасьев.

Владимир Ильич, как оказалось, имел чрезвычайно чуткий слух. Он с живостью обернулся и, одной рукой придерживая гранатомет, а второй потрясая в воздухе, воскликнул:

– А что же вы думали, товарищ Афанасьев? Именно так, именно так, батенька! В моем племени жил любознательный старик-индеец, по имени Сухорукий Муравьед. Однажды он пришел ко мне в вигвам и сказал: «Вождь Солнечная Голова, вот ты употребил слово „логика“ и еще – „диалектика“. Сухорукий Муравьед не хочет уйти к праотцам, не узнав, что это такое». Я сказал: «Конечно, товарищ, я вам всё объясню на очень простом и общеизвестном примере. Так вот, представьте, что идут к ручью два индейца: один чистый, другой грязный. Который из них будет мыться в ручье?» Старик отвечает: «Конечно грязный, потому что он грязен, а ведь он не может прийти к своей скво грязным и вонючим, как хорек, потому и должен вымыться». – «Правильно, товарищ Муравьед. Теперь объясню, что такое „диалектика“, на том же примере. Идут к ручью два индейца, один грязный, а другой чистый. Казалось бы, мыться должен грязный. Но он оттого и грязный, что не моется и является неряхой и грязнулей. Значит, мыться идет чистый индеец. Вот это и есть диалектика».

– Кажется, я знаю, чем всё дело кончилось!.. – смеясь, воскликнул неуемный Афанасьев, который с момента возвращения и встречи с друзьями вообще пребывал в превосходном настроении. – Этот ваш Криворукий Мозгоклюй…

– Сухорукий Муравьед! – топнул ногой товарищ Ульянов.

– Ну да, именно так я и хотел сказать, Сухорукий Муравьед. Наверно, он при таком вожде не мог не узнать, что такое «философия». А вы ему стали объяснять на том же примере: «Слушай, Сухорукий Муравьед. Идут к ручью два индейца, один чистый, другой грязный. Известно, что один из них идет мыться. Так кто же всё-таки идет мыться, а?» Тут ваш копченый старик-индеец хватается за свою башку и, вконец запутанный, стонет: «А хрен его знает!» – «Правильно. А вот это и есть философия».

Все захохотали. Уж больно заразительной оказалась веселость, звучавшая в рассказе Афанасьева. Не смеялся один Владимир Ильич, который усмотрел в словах Жени попрание своих партийных принципов. Он неодобрительно сморщил лоб и проговорил:

– Всё шутите, товарищ Афанасьев, всё шутите. А вот мне было не до шуток. Впрочем, у вас были еще те шутки. Известно ли вам, каким манером вы исчезли с каравелл Колумба и, судя по всему, провалились в другой временной пласт, как это мне уже объяснили товарищи? (Женя насторожился.) Неизвестно? Нет? Так я вам, батенька, расскажу, гм-гм. Накануне прибытия в Новый Свет вы напились со штурманом де ла Росой, маргинальным типом и вообще пьяницей. Шлялись по палубе и под конец поссорились с одним из членов команды и случайно уронили его за борт. Знаете, кто это был? А это был не кто иной, как Висенте Пинсон, первый помощник товарища Колумба на «Санта-Марии»! Благодаря вашему пьяному усердию товарищ Пинсон так и не открыл устье Амазонки и Ориноко, атлантическое побережье Бразилии и вообще половину Южноамериканского континента! Он так и не стал адмиралом Испании, а всё потому, что в невменяемом состоянии наткнулся на вас, веселый товарищ Афанасьев, и вывалился за борт, где преспокойно пошел на дно. Вас, понятно, за такие штучки тотчас же выбросило из той эпохи, потому что Пигсона вы утопили, и открывать Южную Америку вменилось в обязанность кому-то другому, вот так, батенька! – Владимир Ильич снова выбросил вперед руку с чуть отставленным большим пальцем и продолжал свою речь: – Вот так вы пошутили, товарищ Афанасьев. А вот мне, признаться, вскоре стало не до шуточек. Я прожил среди индейцев несколько месяцев, вполне подготовил их к борьбе с испанскими колонизаторами, и тут прибыла вторая экспедиция Колумба. Целая флотилия на семнадцати кораблях! Меня всё-таки выловили и повесили. Да-с, батеньки, именно повесили, повесили за шею и за антииспанскую агитацию и призывы к восстанию! Впрочем, я не умер, а оказался на берегу этой реки, примерно в том же месте, где мы вот сейчас, патрулируя окрестности, обнаружили вас.

Афанасьев оглядел воинственную фигуру вождя индейского пролетариата и произнес:

– Ну, еще бы вас не выбросило из той эпохи, Владимир Ильич. Большего исторического парадокса, чем сеньор Колумб, вешающий товарища Ульянова-Ленина за призывы к бунту против испанского самодержавия, и придумать трудно!

Товарищ Ленин, казалось бы, не обратил внимания на последние слова Жени. Он зыркнул своими быстрыми узкими глазками куда-то за спину стоявшим полукругом путешественникам. Легко тронул за плечо Ксению, призывая ее посторониться, и быстро проговорил:

– Чуть в стороночку, товарищ Ксения, чуть в стороночку! Дайте-ка мне переговорить с контрреволюционным элементом!

«Переговоры» оказались довольно короткими: товарищ Ульянов вскинул на плечо гранатомет «Муха» и, почти не целясь, выстрелил в сторону лесополосы, отделяющей реку от основного жилого массива дачного поселка. Грохнул взрыв. Из гущи переплетшихся горящих ветвей, падающих стволов и ломающихся сучьев выбило целые снопы красно-желтых осенних листьев. Вслед за взбитыми листьями, вращающимися и бьющимися в клубах густого дыма, деревья исторгли из своих нестройных рядов несколько вопящих дикарей. Взрывом их разметало на несколько метров в стороны, и вскоре всё утихло, только горели, треща и извиваясь, ветки и дымилась осевшая груда листьев.

Владимир Ильич деловито сбросил гранатомет с плеча, любовно похлопал рукой по еще дымящемуся стволу и произнес, глядя на Ксению:

– Хорошая штучка, матушка, знаете ли! Жаль, что у нас в Красной армии товарищ Троцкий не имел возможности, поставить этакое ружьецо на вооружение!

– Только гранатометов вам в Гражданскую войну и не хватало в придачу к вашему товарищу Троцкому… – отозвалась Ксения без особого энтузиазма. Товарищ Ульянов ничуть не смутился и кивнул:

– Гм-гм, да что мы тут прения развели? Да вы влезайте на борт, товарищи, влезайте! Тут стоять столбами небезопасно. Надеюсь, сейчас я привел вам убедительный пример.

И юркнул внутрь бэтээра.

– Кепочкой махать – можно, пальцем в светлое будущее тыкать – видел, но чтобы Ильич стрелял из гранатомета – это, братцы, перебор, – ворчал Афанасьев, карабкаясь на бронетранспортер.

– Да ты на Ильича не тяни, – остановил его Вася Васягин, – он дядька неплохой, только с придурью, конечно, да и чокнутый на всю голову. А вообще он со мной в патруль уже третий день ездит. Колькину-то дачу спалили ко всем чертям.

– Кто? Дикари?

– Ну да. Мы еле умотали. Если бы Колян не знал местных окрестностей, то нам кранты могли бы настать. А так – ничего. Нам удалось пробраться на брошенную военную базу, она тут, в пяти километрах. Зачистили ее от этих… необразованных. Там нормально. Правда, когда мы туда только пришли, там шлялось этих троглодитов пещерных штук сорок, но мы их оттуда быстро выкурили. Они ж ни хрена не понимают!

Бронетранспортер тронулся с места и пошел от реки, набирая ход. Вася Васягин продолжал с несвойственной ему словоохотливостью:

– Там раньше была церковь, ее при коммунистах оборудовали под военный склад и построили вокруг нее военную базу, а при демократах церковь снова переделали в действующий храм. Вот такие дела. Жратвы там навалом!.. Всё продуктовое довольствие было в консервы закатано, а у дикарей ума не хватило, чтоб, значит, научиться банки открывать! Так что у нас там жратва хоть и однообразная, но обильная!

– Ишь ты, – сказал Афанасьев. – Речь-то у тебя какая круглая стала, даром что мент чистопородный. Три дня патрулирования с товарищем Ульяновым бок о бок зря не прошли.

– Да ладно тебе! Мы с ним каждый день выезжаем на реку, проверяем, не появитесь ли вы, болваны!

– А сколько тут до базы, ты говоришь?

– Да километров пять.

– Значит, если бы пешком идти, то…

– Пешком вы тут и трехсот метров не прошли бы! – сердито перебил Васягин.

Не прошло и нескольких минут, как его слова получили полное вещественное доказательство. Бронетранспортер мчался по лесостепной дороге; местность была холмистая, с перелесками, с пологими склонами, густо поросшими кустарником, дорога то круто поворачивала, огибая холм, то ныряла в низинку, то взмывала на гребень возвышенности. И уже несколько раз Женя Афанасьев наметанным глазом видел, как то из леска, то из гущи кустарника выныривали небритые свирепые физиономии. А пару раз было и так, что полусогнутые фигуры, размахивая руками, вышатывались от одного ствола к другому, и сверкали из-за полуоблетевших ветвей дикие глаза. Дикари двигались короткими перебежками, следя за стремительно двигавшимся бэтээром.

Припадали к земле, ползли в густой траве, сливаясь с местностью… Когда же бэтээр проезжал небольшой мосток, переброшенный через бегущий в узком овражке заболоченный ручей, на перила моста вдруг с дикими воплями вспрыгнули двое. Один в прошлой жизни был, по-видимому, сантехником, потому что держал в руке кусок водопроводной трубы, а второй вовсю размахивал вырванным из земли дорожным знаком и рычал при этом не хуже иного недокормленного в зоопарке тигра.

– Наверно, бывший автоинспектор, – равнодушно промолвил Васягин, которому, видно, не впервой были подобные выходки диких аборигенов, и, привстав, рявкнул на них:

– А ну, пшли отсюда, охотнички!!! Соловьи-разбойники, бля!

И дважды выстрелил из пистолета в воздух.

Тех как выкорчевало с перил моста – они сорвались вниз и рухнули в овражек, прямо в холодную осеннюю воду ручья. От берегов вскипела взбаламученная тинистая муть и закачалась болотистая ряска… Храбрецы-«охотнички» окунулись в воду по самые глаза и сидели так до тех пор, пока бэтээр не отъехал на достаточное расстояние…

– А ты, Женя, говоришь – пешком, – произнес Васягин, пряча пистолет в кобуру. – О… почти приехали!

Вскоре бронетранспортер остановился у высокой, метра три с половиной, бетонной стены, по верху обнесенной колючей проволокой. Владимир Ильич вырулил к железным воротам, окрашенным в цвет перезрелого горошка, и посигналил. Вася Васягин, не удовлетворившись этим звуковым упреждением о своем прибытии, закричал:

– Эй, кто там! Открывай! Мы тут не пустые! Принимай гостей, говорю!

Ворота загудели, и массивная металлическая створка начала отъезжать в сторону. Афанасьев поднял глаза… и у него снова, в который уже раз, отвисла нижняя губа. Хотя, казалось бы, такие милые инциденты последнего времени, как драка у Пилата и исцеление бесноватого декуриона Деция должны были начисто излечить пагубную и бессмысленную привычку удивляться чему бы то ни было.

У ворот, у самого входа в будку контрольно-пропускного пункта, стоял огромный жирный офицер СС. На эсэсовце был черный мундир, на рукаве виднелась красная повязка со зловещим черным крестом-свастикой. Кроме того, на нем красовалась высокая черная фуражка с серебряным имперским орлом, дымчатые очки и элегантные черные сапоги, начищенные до зеркального блеска. Эсэсовец колыхнул брюхом и, замахав руками, принялся орать:

– Нах форн, шнеллер! Нах форн!

– Черт возьми… – пробормотала за спиной Афанасьева Ксения.

Офицер СС был не кто иной, как толстый дион Поджо.

2

Бронетранспортер въехал в ворота, и тут появился Колян Ковалев. Этот тоже был одет живописно. На нем были мятые тренировочные штаны «адидас», розовые тапочки и подполковничий мундир, перепачканный то ли сметаной, то ли майонезом. На пальце Колян крутил гранату Ф-1, и Афанасьев не поручился бы за то, что это безобидный муляж.

В отличие от Васягина, Колян Ковалев бурно обрадовался прибытию дорогих и долгожданных гостей:

– О, Женек, Ксюха!.. Здорово! Рад вас видеть! А у нас, видишь ли, уже новоселье почти как две недели! Тут такие дела без вас творятся, ребята! Ну да ладно, о делах позже, вам с дорожки отдохнуть нужно, закусить, выпить, в баньку сходить! – хитро подмигнул «подполковник» Ковалев. – Идем, идем! Ты, эсэсовская морда, закрывай ворота! – заорал он на Поджо. – Или хочешь, чтобы местные обезьяны нам на хвост прыгнули и влезли на территорию базы?.. Ы-ых!

– Ты, Коля, я смотрю, вжился в роль коменданта, – улыбнулась Галлена.

Галантный Афанасьев подал руку сначала ей, потом Ксении, помогая им спуститься на землю. Колян посмотрел на джентльменские ужимки своего друга, махнул рукой и сказал:

– Да тут вообще веселуха. Дачка моя сгорела. Не, я ничего, жаба не душит, а только всё равно жалко. Погоди… – остановился он. – А где… а где Ванек? Где Пелисье-то? – Все замолчали. Ответила Галлена:

– Он остался ТАМ, Коля. В древней Иудее. Ты не печалься. С тобой ведь тоже такое бывало. И с Женей, и с Владимиром Ильичом.

– Вернется он, – сказал Афанасьев умирающим голосом. И тут же замолчал, потому что дернулось под ложечкой что-то колючее, острое, и шершавый ком залепил горло. И, как ни отмахивайся, не оставляла, не отпускала, не разжимала цепких и хватких челюстей проклятая тварь – интуиция: «Не придет. Не увидишь. Никогда».

«Да, – подумал Афанасьев, – конечно, бывало. Вот только чтобы вернуться, нужно как минимум или погибать самому и тем создавать исторический парадокс, как наш великий товарищ Ульянов. Или – идти на убийство исторически значимой личности… А кто такой Пелисье, чтобы ради него менялся, даже неуловимо, целый пласт истории?.. Никто».

Наверно, все эти пессимистические мысли были написаны у Жени на лице, потому что Колян взглянул на него горячо и требовательно – и вдруг отвернулся, уткнувшись носом куда-то в плечо. Выпустил из губ ни к чему не обязывающие дряхлые слова:

– Но я на этих уродах отыгрался и еще отыграюсь… Мы еще… посмотрим еще… сволочи!.. Ну, хорош пока о делах скорбных, – тряхнул он головой. – Пойдем-ка, поздороваемся с братвой. Вон Вотан Борович вылез! – указал он в сторону приземистого серого здания в тридцати метрах от них. В окне второго этажа, высунувшись едва ли не до пояса, появился древний дион и приветственно махал своей чудовищной жеваной шляпой… Реяли, текли по ветру седые космы.

Спустя некоторое время освежившиеся, успевшие перехватить закуски и даже пропустившие кто по сто, кто по сто пятьдесят граммов путешественники сидели в довольно просторном помещении, которое раньше, по всему видно, являлось офицерской столовой. Колян с деловитым видом осмотрел накрытые столы и, хлопнув в ладоши, рявкнул:

– Эй, салаги! А ну-ка тащите сюда еще хавчика и бухла!

Афанасьев пересчитал всех присутствующих, убедился, что не хватает только Поджо, стоявшего на КПП у ворот и насвистывающего какой-то бодрый марш, и Добродеева, которого еще не видели. Ксении пришли в голову те же соображения, потому она взглянула поперек офицерских погон Ковалева на присвоенном тем мундире и, лукаво улыбнувшись, спросила:

– А что, товарищ подполковник, вы призвали Астарота Вельзевуловича на действительную военную службу?

Колян хитро усмехнулся.

– Не-а, – сказал он. – Вельзевулыч у меня интендант. Сидит на складе, ведает пищевым довольствием и учетом боеприпасов. А что? Хороший такой интендант, не ворует, да и к чему ему воровать? На службу я других призвал! Эй, Корытько, Ушастов, Бекбарбайметов!

В столовую довольно четким строевым шагом – почти в ногу – вошли три солдата. Видок у них был довольно дикий и взгляды бессмысленные, однако они смотрели на Ковалева хотя и не без свирепости, но с осознанной готовностью подчиняться.

– Вот! – сказал Ковалев. – Здесь служили, пока не одичали. А что? Я Корытько и раньше знал, он пацаном в моем дворе бегал. Тупой, как валенок. А Бекбарбайметов, – кивнул он на злобного тощего азиата, – даже поумнел с этим катаклизмом, как мне кажется. Мы когда выгоняли остатки личного состава одичавшей части с базы, я подумал: а что, если кого-нибудь выдрессировать и оставить на службе? Рабочие руки у нас не лишние. Вот я этих троих и рекрутировал и теперь занимаюсь с ними повышением воинской дисциплины, а также боевой и политической подготовкой! Как стоите, олухи?! – повернувшись к солдатам, рявкнул Колян. – Я хоть и во флоте служил, но армейского пороху нюхнул и вас научу, долбозвоны! Как говорил мой флотский корабельный старшина Казаков, тут вам армия, а не сбор парижских богоматерей!!! Смиррррна!!! Брюхо подбери, баран! Что уставился, салага? Тебе всё понятно? Нет, вам всё понятно?

Троица разинула рты и издала нечленораздельный вопль, вызывающий прямые ассоциации со звуком полупустой булькающей бочки, катящейся под уклон по брусчатой мостовой. Из этого грохота Жене Афанасьеву, впрочем, удалось вычленить словоформы «тыврр-ртыщщщ» и «тьоктввщно», долженствующие, очевидно, означать соответственно «товарищ» и «так точно» – понятия, предписанные воинским уставом.

– То-то же, вонючки, – сказал довольный Ковалев. – Попомните у меня. За тушенкой и скумбрией консервированной – шаго-о-о-о-ом…. арррррш!!!

– Н-да, – сказал Афанасьев, глядя вслед удаляющимся солдатикам. —Личный состав части у тебя подгулял, прямо скажем.

– А что? Эти еще самые смирные. Остальные вообще дрессировке не подлежали, пришлось выкинуть с базы. Напугали их ракетницей, – сказал Ковалев. – А чем тебе мои рекруты не нравятся? Ну да, туповаты и язык не ворочается. Так это что! Солдату мозги и язык разве что только в супе пригодятся. А то, что они Пушкина от Пизанской башни отличить не могут и таблицу умножения со словарем разбирают, так это мелочь. У меня в девяносто седьмом был в бригаде один братуха, Валек Слон погоняло у него было. Так этот Слон не то что разных там гоголей-моголей, а и собственного папашу не знал, как по имени-отчеству. А звал его по зоновской кликухе: Ржавый. Вот и прикинь!.. И на хрена ему упали разные там Достоевские и всякие… которые мелодии для мобил пишут… Моцарты там, Бетховены?.. Он и без них по жизни как сыр в масле катался, а по городу катался на «паджерике». Катался, пока вместе с этим «паджериком» не взорвали ко всем чертям! Так что мои салаги еще ничего.

– Кстати, о чертях, – сказал Афанасьев. – Где там Добродеев?

– На складе.

– Нужно позвать. У нас тут серьезный разговор намечается.

Колян помрачнел.

– Да знаю я, полное фуфло ситуация, – отозвался он. – Я себе этих мартышек в обмундировании только завел, чтобы как-то развеиваться, отвлекаться. У самого башка пухнет. Поговорить – да, есть о чем. Щас кликну Вельзевулыча. Придет через минуту.

…Они сидели в полном составе, завернутые, как в тонкую влажную простыню, в такую тишину, как если бы даже звук дыхания признавался святотатственным. Все были в сборе: Афанасьев, Ковалев, Альдаир, Галлена, Эллер, старый Вотан Борович, Вася Васягин, инфернал Добродеев, Ксения, Поджо и Анни. Не было только Пелисье, выпавшего из их слаженной команды, Пелисье, замененного другим. И этот другой сидел тут же – сидел как воплощение абсурдности тех поисков, которыми все присутствующие выматывали себя вот уже столько времени. Сидел татуированный вождь индейского пролетариата Кальфоукоуру Солнечная Голова, сподвижник Колумба и идейный оппонент инквизитора Томаса де Торквемады, он же символ мировой революции Владимир Ильич Ульянов-Ленин, ныне научившийся водить бэтээр и стрелять из гранатомета «Муха». Каковые умения и пригождаются ему ежедневно во время патрулирования местности – пятачка огромной, дикой, скатившейся во мрак планеты…

На столе лежали: письменные принадлежности Ленина, шлем Александра Македонского, сутана Торквемады с навеки расплывшимся на ней пятном крови фрея Хуана; маленький полиэтиленовый пакетик, в котором лежала щеточка черных волос – усы Адольфа Гитлера. Чуть в стороне стоял кувшин Пилата.

Кряхтя, поднялся во весь рост Вотан Борович, который всегда начинал в качестве первого докладчика, сам себе отводя эту роль. Конечно, никто не прекословил. Зачем? Вотан Борович натянул шляпу до самых ушей и, сверкая из-под повисших полей, повел такую речь:

– Радостно мне думать, что собраны пять из семи Ключей, при помощи которых можно мысленно низвергнуть коварного Лориера, погубителя, выдавливающего из нас по капле жизнь. Горько мне думать, что силы наши давно не те и тают, аки пчелиный воск на солнце. Успеть бы, успеть!.. – хрипло вырвалось из его широкой груди, старый дион закашлялся и, согнувшись вдвое, почти рухнул на свое место.

Астарот Вельзевулович Добродеев, чье и без того не самое худое личико за то время, пока он занимал сытный пост интенданта, заметно округлилось, – поднял руку и сказал:

– Не понимаю, уважаемый Вотан. Кто отнимает у нас время? Времени у нас целая пропасть. Все прошлые века к нашим услугам. К тому же осталась только одна отмыч… то есть – Ключ. Я понимаю, что мой бывший босс Лориер коварен и силен, но осталось всего чуть-чуть. Да, мы не знаем седьмого Ключа, в пергаменте так невнятно всё это прописано… но тем не менее… клянусь копытами своего дедушки!!

Подала голос Галлена:

– Мы, дионы, были неправы, что не сказали вам, коренным жителям этого мира, сразу… Наверно, не хотели показывать свои слабости. Но, так или иначе… Словом, у нас на исходе силы. У меня, у Альдаира, даже у Эллера и Поджо, а менее всех сил осталось у Вотана… Лориер закрыл для нас источник силы, и мы варимся в собственном соку.

– К-какой источник? – протянул Колян Ковалев. – При чем тут Лориер? Жратвы у нас полно, верно, Вельзевулыч?

– Точно так, – подтвердил кандидат сатанинских наук.

Галлена покачала головой:

– Да не в этом дело. При чем тут еда? Нет, конечно, мы тоже не можем без пищи, хоть наши физические возможности несравненно выше, чем у людей. Помните, Альдаир не так давно перевернул КамАЗ? Так вот, он и сейчас, возможно, сумеет это сделать, однако я говорю о другой СИЛЕ. Той, от которой питаются все наши возможности – в том числе проникать в прошлое, телепортироваться, становиться невидимыми… Мы черпаем эту силу непосредственно из мирового эфира, из космоса…

– Что она такое несет? – пробормотал Колян.

– Тише ты! – так же шепотом одернул его Афанасьев.

– А с тех пор как Лориер стал править этим миром, он перекрыл нам каналы Силы. С нами остался некий запас, который был у нас в тот момент, когда мы активировали те, ПЕРВЫЕ, Ключи. Понимаете? Ну это… как если бы ныряльщик ушел в воду, имея с собой некоторый запас кислорода, и вот кислород уже кончается – и горло начинает сводить удушье. Вот такое удушье подступает к нам. И каждый НЫРОК – туда, в прошлое, за каждым из Ключей – съедает какую-то часть кислорода, а пополнить его негде: всё в руках Лориера. Вот… – Она опустила глаза. – Вот теперь я сказала… всю правду.

– Ну, что скажете, товарищи люди? – прямо-таки в манере товарища Ульянова-Ленин а проговорил Альдаир. – Вот ты, Афанасьев. Ты же вроде умный.

– А что я могу сказать? – выговорил Женя. – Конечно, я видел, что с вами делалось… Что в последние перемещения вы ТАМ, в мирах Ключей, ничего толком и делать не могли, только… уж позвольте говорить откровенно…

– Говори!!! – бухнул Вотан.

– Ничего делать не могли, да и не делали, а только отлеживались да пузыри пускали, – договорил Афанасьев и добавил про себя: «Если вы теряете свои экстраординарные способности, то, значит, и мысли мои уже читать не можете, и перекачивать информацию из мозга? Ну-ка!»

И вздрогнул, потому что кто-то тронул его за плечо. Он повернулся. Сзади, неслышно встав со своего места и подойдя со спины, стояла Галлена. Она наклонилась к самому его уху и тихо выговорила:

– Ты правильно догадываешься. Почти не можем. Обрывки, урывки… фрагменты. С трудом. Скоро мы станем как обычные люди. Равные вам и даже слабее вас. Не физически, нет. Но…

– Я понял, – в тон откликнулся Афанасьев.

– Что вы там бормочете? – громыхнул Эллер. – Громче!

«Вот видишь, – гулко прозвучало в словно опустевшем черепе Афанасьева голосом Галлены, – он уже переспрашивает.. А раньше ему, чтобы слышать, не нужны были уши и не нужны слова, высказанные вслух…»

– Я скажу! – взвинтила она голос на три тона. – Я скажу!!! Самое главное, самое важное! Нам остался последний Ключ, и мы должны отобрать тех, кто за ним отправится, – тех, кто сохранил сил более остальных. Но те, кто останется… Видите ли…

– Что? – друг привстав, спросила Ксения, и обе женщины, чем-то неуловимо похожие, впились в зрачки друг друга. Галлена первая отвела взгляд и выговорила:

– Недавно я прочитала очень красивую земную легенду о Прометее. Вероятно, это был один из наших родственников, своевольный и строптивый. Он отбился от рук, а фантазия людей обожествила его и сделала из него героя. Так вот, по легенде, Прометей украл с Олимпа божественный огонь и по лепестку принялся раздавать его людям. Но пока у него оставалась хоть самая малая частица божественного огня, Зеурс, отец Альдаира – тот, кого древние люди звали Зевсом, – не мог его тронуть. Божественный огонь – это, верно, та Сила, которая есть у дионов и которой не обладают люди. И пока у нас – хоть у кого-то: у меня, у Вотана, у Альдаира, у кого-то из нас – есть хоть чуть-чуть этой Силы, Лориер не может нас тронуть. Он может высылать мелкие отряды дикарей, строить козни, но он не может тронуть нас напрямую – таков Закон, и даже великий Лориер… даже Люцифер не может его нарушить!!!

Афанасьев кашлянул. Он глянул на непривычно тихую и скованную Галлену, на молчаливых дионов и проговорил, запинаясь:

– То есть Лориер ждет, пока вы иссякнете… а этого недолго ждать… и тогда он бросит на нас всю свою дьявольскую мощь?! Все… все черные силы, которыми он повелевает? И – сотрет нас в порошок?

– Да.

Снова замолчали. Только Колян бормотал себе под нос что-то малоразборчивое, которое вполне подошло бы к словарному запасу его мезолитических рекрутов. Подал голос Владимир Ильич, от которого, если признаться, менее всего ждали какого-то дельного совета. Хотя уж кто-кто, а товарищ Ульянов в свое время поднаторел в вопросах борьбы с превосходящим противником, к тому же наваливающимся сразу на нескольких фронтах.

– Тут вот такое дело, товарищи. Значит, этот недобитый товарищ Лориер, который нам не товарищ… значит, он выжидает, что мы совершенно выбьемся из сил, так? Но ведь осталась только одна задача, которую решить – вполне в нашей компетенции. А недостающий, седьмой, Ключ – это уже следующая задача. А задачи, товарищи, лучше всего решать по мере их поступления.

Это непреложная истина классовой борьбы. Сейчас предлагаю избрать состав той группы, которая отправится к нашим китайским друзьям.

– За кирпичами, – задушенно ухнул Поджо, сидевший всё в той же эсэсовской форме и рассматривающий живописные нашивки.

– Вот именно, вот именно, батенька! За кирпичами! А для этого следует перегруппироваться и выяснить, кто меньше всех сил потратил в предыдущие миссии!

– А ведь дельно, – сказала Галлена. – И очень просто.

– Товарища Ковалева я сразу предлагаю оставить здесь, потому как он совершенно незаменим в своей коли руководителя данного фортификационного укрепления, – продолжал ораторствовать Владимир Ильич.

– Владимира Ильича следует тоже оставить здесь, – не остался в долгу Колян Ковалев, – в роли заместителя командира по политико-воспитательной работе! Замполита, короче! Женьку, Ксюшку, Галлену и Альдаира посылать никуда не следует: они и так еле на ногах стоят, а отдыхать некогда, я так понимаю.

– И кто же остается? – тихо отозвался Женя.

После не очень длинного, но бурного обсуждения пришли к выводу, что наиболее сохранившими силы дионами следует признать рыжебородого Эллера с его молотом Мьелльнир, а также его брата Поджо. Последний хоть и вернулся недавно из путешествия в гитлеровскую Германию, где сыграл немаловажную роль в осуществлении миссии по проникновению в секретный бункер фюрера, – но выглядел достаточно свежо, хотя непрестанно жрал. Рацион у него был до крайности убогий – тушенка вместе с содержащими ее консервными банками, – но он никогда и не строил из себя гурмана. Сыновья скандинавского бога Тора, внуки Вотана Боровича, тотчас же выразили готовность отправиться в Древний Китай. Впрочем, вскоре Поджо был забракован по профнесоответствию, и вместо него в миссию кооптировали Анни. Вывод Поджо из состава миссии объяснялся двумя моментами:

1) тесты, проведенные Галленой по какой-то ее хитрой методике, выявили у него почти полное отсутствие СИЛЫ (отсюда следствие – он мог застрять в Древнем Китае как простой человек, вот так);

2) Поджо наотрез отказывался снимать с себя форму офицера СС, даже под страхом самых страшных кар, которые перечислил и детально описал ему сначала Вотан, а потом разозлившийся Эллер. Толстому диону настолько понравился мундир штандартенфюрера СС, что он намеревался отправиться в нем в древнюю Азию. Сложно представить, как смотрелось бы обмундирование кадрового офицера гитлеровских спецслужб на фоне древнекитайских одежек, разных там штанов, именуемых «ку», расшитого узорами костюма «ишан» и пояса кожаного «гэдэй», к которому подвешивались украшения из нефрита, именуемые «шоу»…

– Да пошел ты к черту! – сказала Галлена. – Отправится Анни! А ты, Поджо, прей тут в своем идиотском мундире! Пошел ты к черту! – повторила она еще раз.

Астарот Вельзевулович Добродеев и Владимир Ильич Ульянов-Ленин тотчас подали ноту протеста на фразу «пошел ты к черту». Замяли.

К избранным в миссию Эллеру и Анни были приданы двое недионов, а именно: сержант Васягин и недавний протестующий инфернал – Астарот Вельзевулович Добродеев. Последний, впрочем, принялся усиленно отказываться от высокой чести, давя на то, что он не любит китайскую кухню и вообще далек от ориентализма, но его не послушали. А за «ориентализм» он чуть не получил по морде от Ковалева, не ожидавшего от своего интенданта таких крепких выражений.

– А кто же консервы учитывать будет и выдавать продукты? – жалобно спросил Добродеев.

– Я!!! – выкатив грудь и по-военному выпучив глаза заорал Колян Ковалев. – В военное время комендант должен быть и жнец, и этот… кузнец, и на дуде игрец! Понятно тебе, Вельзевулыч? А если будешь пузыриться, я тебе как прочту «Отче наш»!

– Так вы же не помните, Николай Алексеевич, – вежливо ответил Добродеев, что-то рисуя на полу кончиком туфли.

Колян скорчил показательно свирепую мину и прорычал:

– Мне Женек подскажет! Тем более они с Ксюхой и товарищами только оттуда вернулись… САМОГО видели! Кстати, как он из себя?

– А мы и не поняли, кто из них Иисус, – за Женю ответила Ксения. – Был такой один чудесный целитель… Но мне кажется, что это не он!

– Стоп, стоп, стоп, Ксения Израилевна! – запротестовал Добродеев. – Вот только не надо говорить о нем! Это вы меня ниже пояса бьете! Я же, к примеру, не кричу: «Бей жидов!!!»

– Ладно, Вельзевулыч, кончай разводить эту хреновину. Полчаса тебе на сборы. И тебе, Васягин, тоже. Кстати, Васек, ты как насчет китайской грамоты? – И, не дожидаясь ответа, Ковалев высунулся в окно и заорал так, что его голос раскатился по всей территории базы, разросся до упругой звуковой волны и, ударив в бетонную стену, рассредоточился на множество отголосков:

– Рррядовой Корытько! Начистить мои сапоги до зеркального блеска, не хуже, чем у штандартенфюрера СС Поджо! Рядовые Ушастов и Бекбарбайметов, немедленно вымыть бронетранспортер. Руководство над вами, болванами, поручаю сержанту Васягину! Иди, Вася, поцелуйся со своей машиной!.. Давай, братуха, давай, что ты загрустил!

Через час два бронетранспортера выехали из ворот военной базы. Они направились к берегу реки – обычного и неотъемлемого компонента ПЕРЕМЕЩЕНИЙ. Ксения сидела на борту бэтээра, свесив ноги. Рядом расположился Женя Афанасьев: он вставлял патронный рожок в АКМ. С соседней бронемашины слышались недовольные реплики Добродеева, который заявлял, что он ненавидит рис, а если китайцы его будут обижать, он изобретет им не только порох, но и тринитротолуол и гексоген. Ксения повернулась к Афанасьеву и уронила:

– Женя!

– Что? – Он поднял голову.

– А как ты сам думаешь?..

– Что? – повторил он.

– Был ли среди них, там, на вилле прокуратора… был ли среди них Иисус?

Он склонил голову набок и взглянул ей в глаза. Потом криво усмехнулся и отозвался:

– Я не хочу об этом думать. У меня и так мозги набекрень, а тут думать о том, что, быть может, рядом с тобой стоял живой Христос… Но если честно, Ксюша: я до сих пор вижу глаза этого смешного парня с клочковатой бородкой, а запястье… Он меня ухватил за запястье, чтобы я не…

– Да, я помню.

– У меня до сих пор ноет рука, как будто он пустил кость на излом. А ведь он еле коснулся меня пальцами. Значит, не в силе, с которой он сжал мою руку… не в ней дело.

Бронетранспортеры выехали на берег реки.


Содержание:
 0  Апокалипсис для шутников : Антон Краснов  1  Часть первая ЕЩЕ СЕМЬ ОТМЫЧЕК ВСЕВЛАСТИЯ : Антон Краснов
 2  ГЛАВА ВТОРАЯ Колян Ковалев делает очередные успехи в изучении истории : Антон Краснов  3  ГЛАВА ТРЕТЬЯ Архибезобразие : Антон Краснов
 4  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Архибезобразие продолжается : Антон Краснов  5  j5.html
 6  ГЛАВА ШЕСТАЯ Торжественная жеребьевка и ее последствия : Антон Краснов  7  ГЛАВА СЕДЬМАЯ Говорящая жаба, псы господни и другие экзотические животные : Антон Краснов
 8  ГЛАВА ПЕРВАЯ И пока что не очень веселая… : Антон Краснов  9  ГЛАВА ВТОРАЯ Колян Ковалев делает очередные успехи в изучении истории : Антон Краснов
 10  ГЛАВА ТРЕТЬЯ Архибезобразие : Антон Краснов  11  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Архибезобразие продолжается : Антон Краснов
 12  j12.html  13  ГЛАВА ШЕСТАЯ Торжественная жеребьевка и ее последствия : Антон Краснов
 14  ГЛАВА СЕДЬМАЯ Говорящая жаба, псы господни и другие экзотические животные : Антон Краснов  15  Часть вторая ТУПИКОВАЯ ВЕТВЬ РЕВОЛЮЦИИ : Антон Краснов
 16  j16.html  17  j17.html
 18  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ Новые приключения Пелисье, или Курочка Ребе : Антон Краснов  19  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ Три коротеньких шажка к истине : Антон Краснов
 20  вы читаете: ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ Последняя передышка : Антон Краснов  21  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ Ключ номер семь : Антон Краснов
 22  ГЛАВА ВОСЬМАЯ Толедо – Палое, с пересадкой : Антон Краснов  23  j23.html
 24  j24.html  25  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ Новые приключения Пелисье, или Курочка Ребе : Антон Краснов
 26  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ Три коротеньких шажка к истине : Антон Краснов  27  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ Последняя передышка : Антон Краснов
 28  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ Ключ номер семь : Антон Краснов  29  Эпилог. Может, таки ничего и не было?.. : Антон Краснов
 30  Использовалась литература : Апокалипсис для шутников    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap