Фантастика : Юмористическая фантастика : Магфиг : Дмитрий Кружевский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  69  70

вы читаете книгу




Все вы наслышаны о мальчиках-волшебниках, девочках-волшебницах, а также, возможно, читали об их захватывающих приключениях. А вот каково приходится их учителям, вы не задумывались? Думаете, просто совладать с целой оравой юных магов и волшебниц, которых просто переполняет желание применить свои магические умения в деле? То-то и оно. Отвлечетесь на минуточку, и вам уже приходится угадывать, кто из учеников этот забавный зайчик, прыгающий среди парт, а то и самому квакать некоторое время. И все бы ничего, будь вы могучий, умудренный сединами маг. А если это не так? Если в вас нет ни капли магического искусства и вообще вы обычный учитель труда… правда, в магической академии. Тут впору хвататься за голову и уносить ноги, но зарплата… Да за такую зарплату… эх, где наша не пропадала!

1. Учитель труда

Пролог

Черные рыцари переглянулись, и дружно шагнули в мою сторону. Я затравлено заозирался. Нет, я не герой и хорошей драке предпочитаю не менее хорошее отступление, однако тут деваться было некуда. Мостик над пропастью шириной этак метров пять, впереди по курсу пара здоровенных железных болванов, позади десяток разозленных гоблинов, которые к счастью не спешили пока меня преследовать, а столпились у начала моста и выкрикивали в мою сторону не очень лестные отзывы, о мне любимом. Глубоко вздохнув, я развернулся к железным громилам, в черных доспехах, и решил попытаться уладить все мирным способом.

— Эээ, ребята, мне тут с вашим хозяином надо перемолвиться буквально парой уд…, словечек, а потом я сразу же уйду, ладно?

Не подействовало, хотя это никогда не действует, особенно когда ты убеждаешь тех, кто больше тебя и по численности и по размерам. Вот и сейчас мои противники лишь дружно звякнули доспехами и снова сделали шажок в мою сторону, я соответственно сделал шаг в обратном направлении. Гоблины позади меня разразились радостными воплями. Обернувшись и погрозив им кулаком, что заставило их несколько смолкнуть, ибо размерами оных господь меня не обидел, а их дивный запах они уже успели вкусить, я снова вздохнул и достал из-за спины свою киянку.

Вообще-то это ни какая не киянка, а настоящий гномий молот, по крайней мере, так уверял меня мой друг Гнор, — гном соответственно. Однако, по моему мнению, обычная столярная киянка, правда, размерами чуть побольше, ну ладно не чуть, а намного побольше. Длинна ручки около полутора метров и сам биток в диаметре сантиметров двадцать, к тому же сделан из превосходной гномьей стали и украшен специальными рунами. Но по виду и форме все равно, — киянка. Тяжелая правда, гномы ее выковали вообще-то для какого-то там героя, но тот ее элементарно не смог поднять и поэтому ее отправили на склад, где она и пылилась успешно, пока я ее там не нашел. Я, тогда как раз ограду делал, и для установки столбиков мне кувалда понадобилась, хотя…, ладно, об этом позднее.

Короче, пока я это все вспоминал, рыцари подошли поближе и дружно взмахнули своими руками в железных перчатках, видимо мечи доставать показалось им зазорно для такого оборванца как я.

Ну да, поистрепался немножко, а вы бы не поистрепались, особенно когда пришлось наяривать практически без передыху через леса, болота и разные буераки, да еще постоянно встречаться с такими типами, как те же гоблины. Мысленно погрозив им кулаком и пообещав разобраться на обратном пути, я поставил молот рядом и, сжав кулаки, двинул на встречу с рыцарями. Ну что поделаешь, такой я благородный не могу драться с «безоружными», — оружием, так что повезло им, хотя… Свою ошибку один из рыцарей наверное понял когда летел вдоль моста, судорожно пытаясь разогнуть вмятую решетку забрала.

Да помнится в армии так же повезло «дедам», которые решили поучить зеленого новобранца уму разуму. Правда стоматолог у нас в части был хороший, и на время моей службы ему работы прибавилось, но надо сказать был он не в обиде. Помню, еще наш лейтенант, всегда смотря на меня снизу вверх говаривал, что надо было меня в десантуру направлять, а не в мотострелки, а то такой бугай и в БМП толком поместиться не может. Ну, это он, конечно, преувеличивал, хотя надо признать, что создатель ростом и габаритами меня не обделил. Помнится потом на гражданке я встречал этих самых «качков», так сильно они мне уступали. Но это еще сразу после дембеля, а потом гражданка меня распустила, как впрочем, и первая, но, увы, единственная жена. Короче из могучего богатыря я превратился в не менее могучее «тело», к счастью или нет, моя дурная силушка никуда не делась, однако к ней добавился не менее дурной аппетит.

Ну да ладно я отвлекся. Короче второй рыцарь, проследив за полетом своего собрата, видимо сделал для себя какие-то выводы и, выхватив огромную железяку, здесь почему-то обзываемую мечом, с ревом ринулся на меня. Правда не добежав пары шагов, я к тому времени отступил на прежние позиции и ожидал его с любимой киянкой, рыцарь вдруг рухнул ничком и лежа сделал мне ручкой, «проходи мол». Я пожал плечами и, закинув молот за спину, подтянул спадающие штаны, и уверенно печатая шаг, направился к воротам.

Да, извините, забыл представиться: Краснов Ярослав Сергеевич или нет, в этом дурацком мире меня зовут иначе, правда, также по-дурацки. Короче, — Магфиг.

Глава 1

Не пиво в этот день было очень даже вполне, да и матч по футболу «нашим» удался. В коем веке они не бегали по полю с удивленными физиономиями в поисках мяча, а играли в настоящую игру.

К тому же мой друган, — Серега Краснов на днях купил себе здоровенный LCD, и смотреть по нему футбол было одно удовольствие, это не на моем стареньком «Самсунге» с его 54-ой диагональю и вечно запыленным экраном. Я отхлебнул пиво из высокого бокала и еще удобнее развалился в кресле. Серега, конечно, еще тот пижон ему пиво из бутылки хлебать неэстетично видите ли, да и вообще у него все дома по высшему разряду, а уж чистота. Я тайком вздохнул, мне даже в моей однокомнатной хрущевке порядок не удавалось навести, а он умудрялся его поддерживать в трех комнатах, не самого малого размера. А ведь оба холостяки. Он закоренелый, а я вот уже три года.

А как все хорошо начиналось, какая была любовь. Да и прожили вместе немало, практически семь лет. Хотя нет, все правильно. Моя жена красавица, умница, окончила учебу и устроилась на престижную работу, не то что я, — учитель труда в школе. Да у нее одна премия больше моей зарплаты раза в три. Нет, пока она училась, и мы более чем скромно жили на мою зарплату, все было в порядке. А вот потом. Сказать, что мы ссорились, да нет, не было этого. Просто у нас появились разные знакомые, разные интересы и мы тихо расстались. Она сейчас вышла замуж за какого-то бизнесмена и вполне счастлива, а я за, последний месяц, потерял даже свою преподавательскую работу. А ведь только наша школа превратилась в колледж, и я стал чуть больше зарабатывать, но нет, все моя неспокойная натура.

Дело в том, что в нашу школу… тьфу-ты, в колледж напринимали детишек всяких там шишек или просто богатеньких и ладно их бы объединили в отдельные классы, так нет, решили, что с детьми обычного народа будет лучше и демократичней. Ну конечно классы сразу разъединились по группировкам яростно ненавидящих друг друга. В одном из классов, где я вел урок труда учился мальчик, — Витя Свиридов, был он сынком владельца местных заправок и очень кстати мерзким типом. Вечно ходил с двумя охранниками, которые даже на уроках ошивались за дверью класса, а уж как любил всех задирать. А что ему скажешь? Эти его секьюрити даже ребенка готовы были придавить, если тот обидит их подопечного.

Так в принципе и случилось. Витеньке пришла в голову блажь повеселиться на уроке и он не задумываясь вылил банку «Бустилата» на голову одному из одноклассников. Тот, как ни странно, не стал терпеть, а смахнув стекающий клей с лица, засветил богатенькому идиоту прямо в глаз. Воплей было. И конечно сразу залетела охрана и, сбив восьмиклассника с ног, стала его избивать, тут уж я не выдержал. Нет, это уже какой-то беспредел начинался, так я и сказал одному из охраны оттаскивая его от мальчика. Тот лишь оскалился и врезал мне под дых. А надо сказать пресс у меня был ниче так, плюс богатая жировая прослойка, накопившаяся за годы, короче удар его был не настолько болезненный, как обидный. Я и обиделся. Короче, когда через пять минут прискакал запыхавшийся директор, которого вызвал кто-то из учеников, оба отважных секьюрити ползали среди верстаков, собирая остатки зубов с пола, что с поломанными пальцами в прочем не очень то и удавалось. Их же подопечный стоял посреди класса и обтекал, так как на него вылили вторую баночку клея, да еще обильно посыпали стружкой.

Короче вылетел я из колледжа со свистом, да еще его батя грозился меня засадить, правда после того, как его охрана лишилась еще двух своих сотрудников, он несколько успокоился и, стиснув зубы, пообещал меня пристрелить, где нибудь в темном уголке. Однако ниче прошло уже три месяца, а я живой, правда, тут надо сказать спасибо Сереге. Он работает в местном отделении ФСБ и ему удалось надавить кое на какие связи и уважаемому папаше сделали внушение, да и директора школы уволили: «За антидисциплину», однако вернуть мне работу это не помогло, да и другие предприятия теперь побаивались меня брать. Хоть продавай свою халупу, да подавайся, куда нибудь на заработки, на пособие долго не протянешь.

— Ну что заскучал? — спросил Серега, заходя в зал и кладя на стол трубку радиотелефона.

— Опять на работу вызвали? — догадался я, видя смущенное лицо друга. — Даже в выходные отдыха никакого.

— Что поделаешь служба, — вздохнул Краснов, разводя руками. — Ты, Яр, меня извини, я ведь думал, мы сегодня с тобой футбол глянем, а затем махнем ко мне на дачу и завтра с утра на рыбалку. Но там видимо что-то срочное.

— Да ладно тебе, — отмахнулся я, допивая пиво и поднимаясь из удобного кресла. — Все нормально Серега, я сейчас к себе приду, попробую уборкой своей конуры заняться, а то знаешь у меня такой слой пыли, что все тараканы в нем перетонули.

Мы вышли из подъезда и Сергей, махнув мне на прощание рукой, сел в черную «Волгу», ждавшую его у подъезда, а я понуро поплелся домой по пустынным и жарким улочкам нашего городка.

Была суббота, — пол шестого, и все уважающие себя члены общества, отработав, уже находились либо на даче, либо на пляже, ну как минимум где нибудь в парке отдыха. Дачи у меня не было, на речку тащиться не хотелось, а идти гулять в парк, который сейчас наверняка оккупировали орды молодежи и молодые мамаши со своими чадами, — да избавь бог. Вот-так я и брел по жарким улицам родного города, придаваясь мрачным мыслям. Вообще-то от дома Сереги, расположенного в квартале новостроек, до моей халупы, в хрущевке на окраине города, не менее часу ходьбы, но ехать в душном автобусе для меня было еще меньшим удовольствием. А уж когда, в одном из многочисленных ларьков, я купил бутылочку холодного пивка, настроение явно улучшилось. До дома, было, еще минут двадцать быстрой ходьбы и я, немного подумав, свернул в один из сквериков. Пройдясь по дорожке, с установленными вдоль нее полуразломанными скамейками, я обнаружил одну более менее уцелевшую от деяний нашей молодежи и тут же ее оккупировал. Пиво, надо сказать, было не очень, но в такую жару и оно казалось чудесным нектаром. Пожалев о том, что не купил рыбки или хотя бы сухариков, я принялся высматривать в какой нибудь киоск, но, увы, ничего поблизости не обнаружил. Если конечно не считать пары мусорных контейнеров, почему-то спрятанных в кустах, да доски объявлений, стоящей чуть дальше по курсу. Не торопясь, допив бутылку пива, я запустил ею в сторону мусорных бачков и, поднявшись со скамейки, направился дальше. Проходя, мимо доски объявлений я остановился, дощатый щит, закрепленный между двух металлических столбов, был проломлен в двух местах, однако уцелевшие части были богато усеяны пожелтевшими бумажками объявлений. В основном это были всяческие рекламки, которые обычно расклеиваются, где попало и в принципе ни кому не нужны. Кстати, меня, всегда, интересовал вопрос для кого они расклеиваются? Не уж-то хоть кто-то мог клюнуть на объявление типа: «Работа в офисе, карьера, заработок от 3000 у.е.», — бред. Это где так надо работать? В крупной нефтедобывающей компании одним из руководителей? Ага, у них людей, конечно, не хватает настолько, что они объявления чуть-ли не на столбах расклеивают.

Но привлекло меня не это, я уже давно и подсознательно не реагирую на подобные бредовые объявления. Привлек меня белый прямоугольник видимо недавно наклеенный, так как в отличие от остальных не выцвел и не потерял своей белизны. Заинтересовавшись, я подошел.

«Элитная школа с профессиональным уклоном примет на работу учителей следующих направлений: история, математика, трудовое воспитание, физкультура. Собеседование состоится 15 июля сего года в 21–00.»

Все и адрес, ни телефона, ни профессиональной направленности данной элитной школы. Хотя в последнее время их расплодилось столько… и все сплошь элитные. Куда простому человеку податься? К тому же время собеседования какое-то странное, — девять вечера в субботу. Почесав в голове и подумав о странностях жизни и управленческого аппарата элитных школ в том числе, я махнул было рукой, но потом передумал.

«Чем черт не шутит, а терять мне все равно нечего», — подумал я, отрывая полоску с адресом.

Судя по часам, до собеседования оставалось еще часа три, а значит, есть время переодеться и привести себя в порядок.

Моя квартира встретила меня тишиной и полным беспорядком. Сняв в прихожей кроссовки, я плюхнулся в кресло и несколько минут бездумно оглядывал комнату, припоминая, куда сунул свой единственный костюм. Так и не вспомнив, однако, решив, что всякое действие лучше полного бездействия, я встал с креслом и с тяжелым вздохом отправился разбирать свой шкаф. Почему с тяжелым? Ну, во-первых, шкаф я открываю максимум раз в месяц и то в основном, чтобы сунуть туда что нибудь, что обычно жалко выкидывать или лень стирать, а все что мне нужно и так либо висит на стульях, либо валяется тут же под рукой. Во-вторых, последние месяцы шкаф закрывался несколько туговато, и даже сейчас, когда дверки были закрыты на ключ, они выглядели несколько выпуклыми. Вот почему повернув ключик, я торопливо отскочил в сторону, с тоскою смотря на выпадающую лавину разнообразного барахла. Как ни обидно, но костюма там не оказалось. Кое-как втрамбовав все обратно, я уже в сотый раз пообещал себе навести там порядок и снова уселся назад в кресло, пытаясь вспомнить — куда я дел этот чертов костюм? Просидев так с полчаса, в отчаянной попытке вспомнить, я отчетливо понял, что моя память не меньшая мусорка, чем моя квартира. Она услужливо подсовывала мне воспоминания: о футболе, об оставленной вчера в холодильнике бутылочке свежего пива, даже о Ниночке из второго подъезда, которая пару раз при встречи строила мне глазки и если бы не ее возраст, гм… Короче в голове было все что угодно, кроме того что мне нужно. Посидев еще десяток минут и пожалев себя бедного, неухоженного, я все-таки решил как-то выходить из создавшегося положения. Так утюг в розетку, какие там у меня еще чистые рубашки остались? В результате через пару десятков минут я уже был готов отправиться на собеседование. Правда вместо строгого делового прикида пришлось довольствоваться рубашкой необычного стального цвета и джинсами, зато все это было новое, купленное на последнюю зарплату в федералке и практически ни разу не одеванное. Так теперь зеркало.

Я несколько минут покрутился перед трюмо, внимательно разглядывая свое отражение. Ну, волосы слегка неухоженные, легкая небритость, но это даже сейчас модно, а так красавец мужчина. Я даже попытался втянуть в себя пузо, но оно как назло этого делать не хотело и, как всегда, борьба закончилась в его пользу.

Бросив взгляд на часы, я обнаружил, что до «мгновения истины» осталось чуть меньше часа и, вздохнув, принялся обуваться. Адрес, указанный в объявлении, я хорошо знал, ибо это был старый кинотеатр расположенный примерно в квартале от моего дома. В детстве я с друзьями часто там пропадал, причем даже не столько из-за фильмов, сколько из-за возможности перед сеансом поиграть в стоявшие в холле автоматы. Как сейчас помню, особенно мне нравился морской бой. Однако в потом кинотеатр выкупили коммерсанты, и за последние годы он несколько раз переходил из рук в руки, пока не превратился непонятно во что. В данное время там находилось несколько коммерческих фирм занимающихся неведомой мне деятельностью, а бывший кинозал регулярно занимали какие-то партии, любители аквариумных рыбок, девушки-феменистки, рокеры-металлисты или что-то подобное, устраивая там свои собрания по нескольку раз на дню. Не знаю, что это были за люди, но на дверях каждый день висело объявление об очередном собрании членов такой-то организации с очередным вычурным названием.

Поэтому в бывшем здании кинотеатра было всегда оживлено и шумно — жизнь буквально била ключом, но не сегодня. Видимо сказывалось жара и суббота, когда даже любители аквариумных рыбок предпочитали обсуждать данную живность на природе, лежа на травке с бутылочкой холодного пива.

Поэтому холл кинотеатра был пуст, лишь присутствовал лишь охранник, сидевший в своей стеклянной будке и изнывающий от духоты несмотря на работающий во всю вентилятор. На мой вопрос о местонахождении искомого мной кабинета, он, молча, ткнул куда-то вглубь холла и снова уставился в экран компьютера. Я пожал плечами и не спеша направился в нужном мне направлении, ибо до начала собеседования было еще минут десять, а я не обольщался на счет того, что буду единственным пришедшим.

Так и оказалось, около двери на стульях, стоявших вдоль стены, уже сидело около десятка человек. Нескольких из них я знал и, приветливо поздоровавшись, скромно устроился на дальнем стульчике. Расспросов сегодня мне не хотелось, настроение было не то, да и вообще…

Собеседование началось ровно в девять нуль — нуль. Несколько обшарпанная дверь распахнулась, и на пороге появился приятный молодой человек в строгом деловом костюме. Оглядев сидящих, он приветственно кивнул и жестом попросил первого проходить. Я вздохнул, костюм на парне был явно не из дешевых, а я тут в джинсах за триста с копейками и такой же рубахе, то-то на меня все косятся. Пришел устраиваться в элитную гимназию — смех, да и только. Я уже было собирался подняться и уйти, в конце концов после времени должен был начаться неплохой боевичок, но тут дверь распахнулась и на пороге появилась первая из пропущенных претенденток. Сказать, что вид у нее был растерянный, значило совсем ничего не сказать, по моему мнению, женщина вообще находилась в полной прострации. Она ошалевшим взглядом оглядела сидящих и медленно направилась в сторону выхода. Все непонимающе переглянулись, но тут дверь снова распахнулась, и в кабинет отправился следующий. Вышел он минут через десять, на вопросительные взгляды других претендентов, мужчина только пожал плечами и буркнув что-то о тестах для космонавтов, спешно удалился. Короче моя очередь подошла довольно быстро, работодатели долго ни с кем не сюсюкались, отщелкивая претендентов одного за другим. И поэтому когда подошла моя очередь, то в кабинет я заходил уже из чистого интереса, а не в надежде на хорошо оплачиваемую работу.

К моему разочарованию внутри не оказалось ничего примечательного. Пара офисных столов со стоявшими на них ЖК мониторами и принтерами, да несколько шкафов уставленных какими-то толстыми книжками в вычурных переплетах, еще в углу стояла здоровенная тумба старого ксерокса. А еще в офисе было прохладно поэтому, после духоты коридора, я облегченно вздохнул и огляделся. Помимо парня, стоявшего около окна закрытого жалюзи, за одним из столов сидел — старец. Да, да — старец, по-другому я и сказать не мог, ну или патриарх. По моему мнению, такие вообще бывают только в кино. Да он мог этого, как его там, ну короче знаменитого волшебника из известного фильма без грима играть. Волевое лицо, орлиный нос прям как у вождя индейцев, пронзительные глаза из-под белоснежных бровей, а уж борода в стиле а-ля: «Санта-Клаус помер от зависти». Короче смотришь на него и ждешь, когда он достанет длинную трубку и, закурив ее, начнет рассказывать сказки. Вот только деловой костюм портил весь коленкор, ему бы мантию и островерхую шляпу со звездами.

Видимо мой вид все сказал вместо меня. Старик как-то сочувственно улыбнулся и жестом пригласил садиться в кресло напротив.

— Итак, насколько я вижу, резюме вы с собой не принесли, — сказал он.

— А надо было? — удивился я, пытаясь припомнить, что было написано в объявлении.

— В принципе нет, — успокоил меня старец. — У нас и так прекрасная база по всем возможным претендентам.

Он склонился над клавиатурой компьютера и несколько минут сосредоточенно щелкал по клавишам.

— Итак, Краснов Ярослав Сергеевич, 1979 года рождения, тридцать семь лет, в разводе, образование высшее, служил, не был, не участвовал, не замечен.

Чем дальше этот загадочный старик читал мое досье, тем отчетливее я чувствовал нехороший зуд в одном месте. Конечно, в моей биографии нет ничего таинственного, но я ведь пришел наниматься в школу, а не в подразделения ГРУ.

— Что ж — тем временем продолжил старец. — По данным вы вполне нам подходите, не желаете пройти парочку тестов, для того чтобы мы удостоверились в вашей профпригодности.

Я только пожал плечами, решив дойти до конца этого непонятного представления.

— Хорошо, — старик повернулся и посмотрел на стоявшего у окна парня. — Генрих, проводите нашего друга.

Молодой человек кивнул и жестом пригласил меня следовать за собой. Пройдя вместе с ним в другую комнату я неожиданно оказался…. Да хрен знает, где я оказался. По количеству электроники на сантиметр квадратный эта комната напоминала лабораторию какого-то безумного ученого из голливудского блокбастера. Свободным от нее был только небольшой столик с огромным монитором и белое кресло посреди комнаты, куда мне и предложено было сесть.

Следующие полчаса, меня просвечивали, простукивали и прослушивали несколько докторов или кто они там — не знаю. Напоследок выкачали из меня миллилитров сто крови и отправили назад в предыдущую комнату, растерянного и совершенно ошалевшего. Поэтому я несколько минут стоял столбом, затем оглядевшись и обнаружив, что в офисе совершенно один, подошел к окну и приоткрыл жалюзи. Глаза мои сделали попытку на мгновение вылезти из орбит, а сам я застыл, чувствуя, что моя челюсть медленно идет вниз, и всерьез беспокоясь за свое психическое здоровье.

— Ну что ж молодой человек, вы нам вполне подходите, — раздалось позади меня.

Я медленно, со скрипом в позвонках, повернул свою голову и посмотрел на старика, который уже раздувал свою длинную трубку. Идиотски хихикнув, я вновь повернул голову к окну и уставился на расстилающиеся далеко внизу луга, а главное на парящих недалеко от окна золотых драконов. Особенно мне понравился один с красным гребнем, он лихо выкручивал фигуры высшего пилотажа, пронесшись прямо перед окном, он на несколько мгновений завис напротив и задорно мне подмигнул. По-моему последней моей мыслью было: «Где же моя треуголка».

Глава 2

Если вы когда нибудь были в сумасшедшем доме, то поверьте мне на слово это место не намного лучше. По крайней мере, я до сих пор сомневаюсь, что решение остаться здесь было для меня предпочтительней, может лучше бы я лежал сейчас на кроватке под присмотром добрых дяденек санитаров и счастливо пускал слюньки. Но что сделано, то сделано. А так… Ну вот вам, предположим, один маленький примерчик из разряда математики. Вы вышли из учительской и направляетесь к кабинету директора находящемся от вас на расстоянии десяти метров, через, сколько вы будете на месте, если идти быстрым шагом. Думаете, ответ пара минут, ага — разбежались, если повезет минимум минут десять, а однажды я вообще шел два часа и то если бы не Гаврик….

Кстати о чем это я? Ах да, извините что забежал несколько вперед, просто наболело итак…

Очнулся я отчего-то холодного, что медленно стекало у меня по щеке. Открыв глаза, я обнаружил себя лежащим на кровати, а на голове у меня была намоченная холодной водой тряпка. «Странные у них в дурдоме методы лечения», — подумал я, снимая со лба тряпку и кидая ее на пол. Ну, я же типа сумасшедший, а значит на все плевать, можно даже было запустить ею вон в тот фикус, что стоял на окне. Но с другой стороны, я вроде как вежливый сумасшедший. Однако мой пассаж с тряпкой не остался незамеченным, шлепок, надо сказать, получился довольно смачным, поэтому я не удивился, когда через пару минут дверь палаты дрогнула и в нее влетела медсестра. «Не иначе как караулила под дверью», — подумал я, спокойно смотря на парящую в полуметре от пола девушку. А чего мне уже беспокоиться-то? Хотя с другой стороны — жалко, я еще не такой старый, а уже слетел с катушек, причем видимо со всех сразу. Я вздохнул, во все глаза, разглядывая стройные ноги медсестры, затянутые в необычные колготки голубого цвета в тон такому же халатику. Надо сказать, что видно некоторые «катушки» у меня наверное сохранились, на красивых девушек я все же реагирую вполне адекватно, т. е. грудь колесом, глаза полны молодецкого огня, ниже пояса, гммм… пропустим. А тут не просто красивая девушка, а очень красивая!!! Тут не тебе не банальные 90-60-90, тут где-то 120-50-70 — согласен, несколько странная конфигурация, — но это на глазок. Хотя талия может даже еще уже, по крайней мере, очень тоненькая, зато выше — закачаешься. А это точеное личико с белоснежной кожей и огромные глаза фиолетового цвета, а губки…. Ух. И что главное ее не портили даже чересчур длинные, на мой взгляд, ушки и небольшие клычки торчавшие изо рта. И пусть она в реальности может обычная серая мышка, но в моем больном воображении — просто мужской идеал. Девушка неожиданно фыркнула и, бросив на меня кокетливый взгляд, произнесла каким-то шипящим голосом.

— Вот надо же, первый день на работе, а мало того, что в кровати валяется еще и заигрывает, вот возьму и доложу о вашем поведении директору.

Она резко развернулась и вылетела сквозь дверь. Похоже, болезнь прогрессировала.

Через пару минут, когда дверь вновь открылась, я уже было приготовил пару комплиментов в адрес этой черноволосой красавицы, но был, к сожалению разочарован и вынужден отложить их на потом. В дверях стоял невысокий лысоватый мужик в белом халате и смотрел на меня грустным взглядом поверх небольших очков в золотистой оправе.

— Молодой человек, — наконец произнес он приятным баритоном. — Хочу вас разочаровать, но, увы — вы не сумасшедший.

Легко сказать: «не сумасшедший», тяжелее оказалось принять, особенно когда ты видишь такое, от чего нормальный человек давно начал бы задумываться как минимум о белой горячке. Вот и сейчас пока я сидел в приемной директора, ожидая когда меня вызовут, туда ввалилась компания чертей и, расположившись за журнальным столиком, принялись распивать бутылку коньяку. Один из них заметив, что я на них кошусь, жестом предложил присоединиться, но я отказался. Не хотелось попасть на прием к начальству с запахом. Черт только пожал плечами и, плеснув из новой бутылки себе в стакан, отсалютовал мне оным. Я только вздохнул.

Дверь кабинета неожиданно распахнулась, и чертей точно подменили, как они смогли за пару секунд ликвидировать все следы своего банкета — понятия не имею. Однако когда из кабинета вышел знакомый мне молодой человек, те смирно сидели вокруг столика, внимательно изучая какие-то буклетики. Секретарь бросил на них подозрительный взгляд, но промолчал, затем повернулся ко мне и жестом пригласил пройти внутрь кабинета. Надо сказать, что за время моего отсутствия там ничего не изменилось, лишь хозяин кабинета сменил свой строгий деловой костюм на какое-то подобие поповской рясы расшитой диковинными узорами. Однако привычный вид обычного городского офиса, заставил меня несколько успокоиться, а стоявший в углу запыленный ксерокс прямо вызвал во мне чувство умиления и прошиб скупую мужскую слезу.

— Садитесь, садитесь, Ярослав Сергеевич, — старик махнул рукой в сторону кресла. — Сейчас Генрих нам кофейку сделает, а знаете ли батенька какой у него кофеек?

Знакомые по многочисленным кинофильмам картавые нотки, неожиданно раздавшиеся в голосе старика, заставили меня вздрогнуть и с подозрением посмотреть на хозяина кабинета, вновь усомнившись в своей адекватности. Но тот только добродушно усмехнулся и, взяв с подноса чашку с кофе шумно отхлебнул. Генрих поставил на стол вазочку с печеньем и, удалившись, вернулся со второй чашкой для меня.

Кофе действительно оказался прекрасным, по крайней мере, после пары глотков в моей голове точно пронесся маленький смерч, неожиданно сделав мои мысли ясными и четкими.

— Ну как, Ярослав Сергеевич, пришли в норму? — спросил старик, добродушно улыбаясь в бороду.

— Вроде, — я благодарственно кивнул. — Кстати у вас там в приемной черти.

— Черти? — старик вопросительно посмотрел на Генриха.

— Команда Меченного, — голос секретаря был каким-то механическим.

— Ясно, — хозяин кабинета кивнул и, повернувшись ко мне, пояснил. — Это не черти а «графты», — раса такая, они у нас тут за лесников, разгильдяи конечно хорошие, но дело знают. Ребята Меченного, например, несут ответственность за Серебряный лес, там почему-то падает поголовье единорогов, вот я их и вызвал.

— А-а, ну если падает поголовье единорогов, то это да, — с умным видом заявил я. — Тогды конечно надо пропесочить и еще за выпивку…

— А что — пьют? — удивился старик.

— Пьют, — вздохнул я. — Причем прямо в приемной.

— Накажем, — пообещал хозяин кабинета, делая пометку в ежедневнике. — Кстати, Ярослав Сергеевич, вы зря ерничаете. Поголовье единорогов — важная составляющая экологического баланса лесов этого мира.

— Этого мира?

— Да, господин Краснов, или после всего увиденного, вы до сих пор думаете что находитесь на Земле?

Он усмехнулся и кивнул в сторону окна. Закрывающие его жалюзи неожиданно разошлись в сторону, открывая прекрасный предзакатный вид. Старик с улыбкой посмотрел на мое вытянувшееся лицо. Если честно, то у меня до этого вопроса была подобная надежда, но сейчас, смотря на заходящее за далекие горы светило, я со вздохом рассматривал второе, — чуть поменьше и ярко белого цвета.

— Налюбовались, — старик махнул рукой, и жалюзи вернулись на прежнее место.

— Автоматика тут у вас, — констатировал я, чувствуя противную дрожь в коленях: не каждый день тебя похищают инопланетяне или как их там…

— Успокойтесь, Ярослав Сергеевич, — старик достал из ящика стола пластиковую папку и протянул ее мне. — Вот ознакомьтесь с условиями вашего контракта. Кстати в свой мир вы можете вернуться в любое время. Только сперва прочитайте контракт.

Последние слова меня несколько обнадежили, к тому же я не раз слышал о людях якобы контактирующих с различными зелеными человечками и ниче, живут дальше, еще и бабло на рассказах зарабатывают, хотя скорее большинство из них банально дурят людей. Ну да ладно, сказали, что могу вернуться, так что пока поверю, а там… ну где наша не пропадала.

Я еще отхлебнул прочищающего мозги кофе и, покосившись на закрытое жалюзями окно, принялся читать контракт. Ну так вот, спешу вас разочаровать, ничего необычного в нем не было (даже душу не предлагали закладывать, хотя если честно, было у меня такое подозрение), — вполне стандартный контракт. Вот только сумма зарплаты… гм, я недоверчиво покосился на хлебающего кофе старикана.

— Вас что-то смущает? — спросил тот, уловив мой взгляд.

— Сумма, — почему-то пискнул я и тут же смущенно прокашлявшись, добавил. — В смысле зарплата.

— А что не так, или сумма вас не устраивает?

Не то чтобы она меня не устраивала, но если эта цифра была правдива, то с каждой такой зарплатки я мог прикупать себе по машинке, причем не бюджет-класса и еще бы на булку с маслом оставалось, точнее с икрой, — причем черной.

Старик же, точно прочитав мои мысли, — усмехнулся.

— Вас мучают сомнения?

— Мучают, — признался я, точно завороженный смотря на цифры возможной зарплаты. — Где тут кровью расписаться надо?

— Кровью? — брови старика изумленно взметнулись вверх, и он несколько минут меня пристально разглядывал, точно только увидел, затем покачал головой и произнес тихим голосом. — Ярослав Сергеевич, даже не шутите таким образом.

От этого почти шепота у меня мурашки рванули по всей спине и собрались где-то в районе копчика, заставив смущенно заерзать на стуле.

— Подписывайте, давайте, — неожиданно твердым голосом, почти приказал хозяин кабинета, и я, вздрогнув, послушно взял протянутую услужливым секретарем ручку и вывел в нужной графе свою закорючку, гордо именуемую подписью.

Секретарь забрал документы и коротко поклонившись, передал подписанные бумаги хозяину.

— Ну вот и хорошо, — кивнул старик, доставая откуда-то длинную трубку. — Если бы вы знали Ярослав Сергеевич, как я рад, прямо камень с души. У нас ведь вакансия трудовика уже год не занята. Уроки не ведутся, программа не выполняется, из министерства мне уже пару раз шею мылили.

— Ну я не думал что с учителями такая большая уж проблема.

— В том-то и дело, — старик раскурил трубку и, выпустив пару причудливых колец, заметил. — Текучка большая.

— С вашими-то зарплатами? — удивился я, прикидывая, что мне надо купить с первой своей получки.

— Некоторые считают их маленькими, — вздохнул хозяин. — А что я могу сделать? — он развел руками, — бюджет знаете ли.

— Да бюджет дело святое, — поддакнул я, уже совершенно успокоившись (в конце концов, за такую-то сумму, можно и подопытным кроликом у зеленых человечков побыть). — А когда мне приступать к работе?

— К работе? — хозяин кабинета, на мгновение задумался. — Ну, если хотите, то прямо с завтрашнего дня.

— Но ведь еще каникулы, — заметил я.

— Это у вас там, — махнул рукой старик. — У нас до конца учебного года еще три месяца.

— Вот как.

Я обреченно вздохнул, если честно была у меня подленькая мысль попросить аванс и сделать ноги домой, а там пусть Серега со своей конторой этими странными работодателями занимается, — не прокатило.

— Ну хорошо Ярослав Сергеевич, — хозяин кабинета поднялся со своего места, так что пришлось вставать и мне. — Генрих вас сейчас проводит к нашему заучу, он вас введет в дальнейший курс дела. Кстати, — старик хлопнул себя ладонью по лбу. — Извините меня Ярослав Сергеевич, но я ведь совершенно забыл представиться…

Я только мысленно ухмыльнулся, не знал что у пришельцев маразм тоже в ходу. Хозяин кабинета тем временем протянул мне руку и представился:

— Христофор Архипович Манглов

— Мангалов? — не расслышал я, мысленно развивая теорию о иноземных маразматиках.

— Манглов, — поправил меня старик. — Я бессменный ректор академии Штабурга вот уже на протяжении пятидесяти лет.

Кабинет завуча оказался на следующем этаже, куда меня и отвел молчаливый секретарь ректора. Хотя Христофор Архипович и сказал, что до каникул было еще три месяца, школьные (точнее академические) коридоры были пусты, лишь из пары классов доносились какие-то голоса, да один раз на встречу попалась девушка, одетая в какое-то подобие школьной формы, необычно ярких расцветок. Зеленая юбочка до колен с блестящими вставками, ярко синяя блузка и зелененький пиджачок сверху, опять же с разноцветными вставочками. Девушка приветливо поздоровалась с Генрихом, который надо сказать не обратил на нее ни малейшего внимания, затем бросила на меня внимательный взгляд, что-то буркнула себе под курносый носик и, гордо выпрямившись, прошествовала мимо.

— Что это с ней? — спросил я у Генриха, но тот только равнодушно пожал плечами.

Кабинет завуча больше всего походил на химическую лабораторию, по крайней мере, это было мое первое впечатление, при виде комнаты заполненной различными баночками, колбочками и прочей химической галиматьей, к тому же на стене красовалась таблица напоминающая Менделеевскую, правда размер ее был несколько побольше. Ну это конечно если мне не изменяет память, ибо все мои познания по данной тематике кончились сразу после окончания институтского курса химии. Ну, вот испарились и все тут, уж сколько ночей я вдалбливал в свою голову очередную формулу какой-нибудь пептидной (или как ее там) цепочки, а в результате в голове — ноль. Видно моим мозгам химия была строго противопоказана и поэтому сработал некий защитный механизм организма, полностью очистив их от этого научного яда.

Внутри кабинета вдруг что-то вспыхнуло, громыхнуло, откуда-то повалил густой едкий дым, заставивший мои глаза разразиться потоками слез, а самого меня зайтись в кашле, и быстренько выскочит обратно в коридор.

— У меня получилось!

Раздавшийся из задымленного кабинета восторженный вопль, заставил меня саркастически усмехнуться. Подобную дымовуху мы с ребятами устраивали еще в восьмом классе средней школы.

— Господин Краснов, — из клубящегося в дверях дыма, точно призрак вынырнул секретарь ректора, на которого едкий дым похоже не оказывал никакого влияния. — Завуч вас ждет.

Я кивнул и, кашлянув напоследок, набрал полную грудь воздуха, готовясь нырнуть в едкие облака. Неожиданно Генрих жестом руки остановил меня и, развернувшись к двери, махнул в ее сторону правой рукой, тут же откуда-то налетел резкий порыв ветра и задымление точно «корова языком слизала».

— Прошу.

— Спасибо, — я театрально поклонился, вызвав легкую улыбку на лице секретаря, и вошел внутрь.

Посередине комнаты ко мне спиной стоял невысокий человек, одетый в белый халат и наклонившись над столом, что-то записывал в раскрытой тетрадке.

— Кхе, кхе, — деликатно прокашлял Генрих.

— Минутку, — хозяин кабинета закончил писать и обернулся к нам. Я замер, а затем, медленно повернув голову к Генриху, и констатировал:

— Энштеин.

— Вы ошибаетесь, — спокойно ответил мне Генрих, с тревогой в глазах смотря на мою идиотскую улыбку, что счастливо растекалась по моему лицу.

А как ей не растекаться, если передо мной стояла копия знаменитого ученого, чью не менее знаменитую фотографию я помню с детских лет. Да-да ту самую, где по предположению моего школьного друга Васи Лопаткина, он был заснят после того, как на трезвую голову попытался понять свою теорию. Судя по виду — не получилось.

— Антиох Гоймерович, — представился «Энштеин», подходя ближе. — А вы, насколько я понимаю, наш новый учитель. Э-э-э.

— Краснов Ярослав Сергеевич, — представился за меня Генрих. — Учитель труда.

— Труда? — завуч вопросительно посмотрел на секретаря, а затем резко хлопнул себя ладонью полбу. — Точно, совсем забыл. Ну-с молодой человек и как вам у нас?

— Ну, — я неопределенно повел плечами.

— Понятно, — Антиох Гоймерович улыбнулся. — Кстати молодой человек, я тут одну интересную вещичку приготовил.

Он повернулся к столу и, взяв с него небольшую ретортку, протянул ее мне.

— Вот, понюхайте.

Я покосился на спокойного в стиле: «аля удав и мне все пофигу», Генриха и осторожно поднес ретортку к носу. Удар по моим обаятельным рецепторам был такой, что у меня уши зашевелились и зверски захотелось найти ближайшего белого друга (ага, того самого, что всегда ночует в отдельной комнатке и которого многие из нас любят приобнять с перепою). Видимо это желание столь явственно отразилось на моей физиономии, что этот химик-экспериментатор быстро сунул мне под нос какую-то колбочку, от чего у меня желание обниматься исчезло, но зато появилось желание взлететь к потолку и, зависнув где нибудь в уголку, прикинуться тучкой. Я вроде даже песенку тучки стал напевать.

— Совершенно нет реакции, — как сквозь вату донеслись до меня слова завуча. — Поразительно Генрих, вы не находите.

— Нахожу, — Генрих подошел ко мне и, взяв меня за руку, довел до ближайшего стула и насильно приземлил на него.

«Ну, нет» —, возмутилось все мое тучкино достоинство и я, громыхнув громом, стал прикидывать, как получше их облить своим дождиком, тем более его приближение остро чувствовалось.

— Чем это вы его? — спросил секретарь

— Да так, вытяжка из одного коралла, сейчас пройдет, — махнул рукой «Энштеин».

Чего там должно было пройти? Я попытался собрать все свои «тучковые» мозги в кучку, как вдруг в них что-то щелкнуло, и ко мне вернулась ясность мыслей.

— Бля, — невольно вырвалось у меня и я, поспешно отвернувшись, принялся застегивать ширинку с самым независимым видом: «мол, со всеми бывает» и «а вон тот плакатик очень интересный».

— Ну-с молодой человек, — начал опять завуч, прерывая мое изучение плаката, на котором был изображен какой-то мужик, запрещающий томной красавице сунуть руку в какой-то ящик.

Мужик был маленький и плюгавенький, в больших роговых очках и колпаке со звездами, а девица была вполне ничего, но она жадно тянула руки к небольшому ящичку, а тот тип буквально закрыл его своей тощей грудью, — видать деньги там тырил.

— Ярослав Сергеевич, — я вздрогнул. — Задумались?

— Да так, — почему-то смутился я.

— Ну ладно, — завуч с подозрением покосился на плакатик. — Вы меня извините, за этот маленький экспериментик, но я вынужден был убедиться. Дело в том, что подобные вам встречаются очень редко.

— Подобные мне? — удивился я.

— Да, да, — Гоймерович утвердительно кивнул. — Ладно сейчас объясню.

И объяснил блин.

Оказалось, что я попал не куда нибудь а в элитную академию, причем не просто в академию, а в элитную академию магии и прочих там прикладных наук с ней связанных.

А учились в ней соответствено… да, да, да вы правильно угадали, — всякие отморозки. Э-э-э точнее детишки различных супер-пупер магов, гениальные самоучки, всякие левши магического толка и прочий помешанный на этих вещах народ.

Короче история создания сего заведения была проста. Несколько конкретно крутых ребят воевали там друг с другом, захватывали города, жгли, грабили, ну и прочее, правда надо сказать не все, некоторые наоборот вели освободительную войну, а кто-то вообще изучал свойства материи, ну или разводил там бабочек, короче народ развлекался по полной.

Вот и представьте себе. Мужик, значит, собирается на победоносную войну произносит пламенную речь, все пучком — войска ликуют и рвутся в бой (ну чтобы оторваться, всем ведь охота), он садится на коня и вдруг оба-на… нехороший звук. Конфуз. В войсках разброд и хихиканье, а все почему? А все потому, что отпрыск от нечего делать решил приколоться над батей и подсунул ему под попону лошади подушку-пердушку. Или другой пример. Он корпел над огромным трудом всей своей жизни, проник в тайны вселенной, изобрел могучее заклинание, а его дочурка из записей сделала несколько бумажных куколок. Кошмар, инфаркт и все такое.

В общем, народ помучался, помучался и решил основать школу для своих чад, где они, значит, учились бы — уму разуму набирались под присмотром мудрых педагогов. А чтобы не так, как в той песне: «сделать хотел грозу, а получил….», короче хрень какую-то.

Ну значит создали академию, стали детишек учить. А маги надо сказать народ путешествующий, причем любят не только по своей планетке шастать, но и в соседние измерения со временем научились заглядывать. А почему бы и нет — прогресс он и в Африке прогресс. Мы вон на другие планеты рвемся, чтобы значит натоптать там, буквально чтобы у каждого инопланетянина в саду был автограф нашего ботинка и надпись: «Развалинами…», ой пардон, не из той оперы, вот: «Здесь был такой-то» и подпись. Вот и маги, они-то, чем хуже. Ну, значит, постепенно стало налаживаться общение, связи там всякие. Мир-то по сути один и тот же, ну где история пошла по другому, где еще что-то, но в принципе все друг друга понимали, хотя конечно не всегда, даже войны между измерениями случались, но не об этом разговор. Короче академия стала разрастаться и вскоре под ее даже выделили специальное измерение, а особый договор, заключенный между несколькими сотнями измерений, давал ей статус неприкасаемой территории. Охрану данного измерения поручили драконам и таинственным Хранителям. Причем драконам понятно почему, они существа такие, им на магию по большему счету наплевать с большой колокольни. Правда, не знаю, как они на ту же ПЗРК посмотрели бы, — думаю очень искоса, но на их счастье в мирах магии многое из техники не действовало и наоборот. Например, в нашем родном мире многие заклинания были бы просто забавным танцем с бубном или потешной песенкой. Маг, метнувший простенький «фаербол», потом бы лежал на кроватке под вот-такенной капельницей и получал кайф от уколов по полной.

А вот с Хранителями, ну с ними вообще было мало понятно. Они просто объявились в мире, где размещалась академия, и взяли ее под свою охрану. Кто они или что они, — похоже, не знал никто, но проверять как-то желания ни у кого и не возникало. Тем более после одного случая… ладно не будем о грустном.

Короче академия процветала. Только вот незадача, текучка среди учительского состава была просто колоссальна. А вы сами попробуйте, позанимайтесь с учениками, многие из которых новоявленные Ломоносовы в магических искусствах. Угу, вы правы, не успеете акнуть, как будете квакать или гавкать.

Если честно мне это как-то не хотелось, о чем я сразу и заявил Гоймерычу.

— Об это вам как раз и не грозит, — отмахнулся тот. — Вы батенька в некотором смысле уникум.

— Уникум?

— Угу, — он покачал у меня перед носом знакомой реторткой. — Запах этого вещества должен был превратить вас в обезьяну часа на два.

Я судорожно сглотнул. Страшно захотелось бананов и почесаться.

— Вот, вот, — продолжил тем временем «Энштеин». — А вам хоть бы хны.

— А вторая колбочка? — выдавил из себя я.

— Легкий тонизирующий наркотик, ничего страшного, им молодежь иногда балуется. К тому же обладает эффектом прочистки мозгов от всякой дряни.

— Ну, спасибо, успокоили, — облегченно вздохнул я.

— Вы Ярослав Сергеевич абсолютно имунны ко всем видам заклинаний, — неожиданно вставил Генрих. — К тому же ваша аура обладает способностью нейтрализовать заклятия где-то в радиусе полутора метров от вас. Так что даже если кто-то кинет в вас огнем, он просто исчезнет не долетев.

— Угу, — кивнул завуч. — Только если кто-то собьет дерево стоявшее за вами, то бац … — он хлопнул ладонями. — Лепешка.

Да уж — приободрили.

Я только на миг представил себя этаким неуязвимым героем, а тут на тебе. Получается, если кто-то запустит в меня, например табуреткой посредством магии, то она не долетит, а если кто-то запустит табуреткой посредством магии в другую табуретку, то та, отскочив…. Перспектива.

— Все это хорошо, — сказал я. — Ладно, я понял, значит у меня, как и у драконов иммунитет..

— Ну не совсем как у драконов, — начал было завуч, но я его прервал.

— Извините меня народ, но я не понял, нафиг вам учитель труда?

— На, что? — Гоймерович непонимающе посмотрел на меня.

— Нафиг — выражение такое, в смысле, зачем?

— Ярослав Сергеевич, — Генрих вздохнул. — Ну во-первых, труд своими руками— это полезно в воспитательных целях. Во-вторых, можно всегда оказаться в мире подобному вашему, где магия будет почти бесполезна. Надеюсь, вы меня понимаете?

— Понимаю, — кивнул я головой. — Хотите, чтобы дети хотя бы умели гвозди забивать.

— Хотя бы, — вздохнул завуч. — Однако с другой стороны программа трудового обучения значительно шире, но все в пределе ваших возможностей, — поспешил он меня успокоить.

— Надеюсь.

— Ну, вот и ладненько, — Гоймерыч скинул халат, оставшись в клетчатых брюках и белой полосатой рубахе, поозиравшись вокруг он извлек откуда-то помятый пиджак и, надев его, направился к дверям. — Пойдемте молодой человек, представлю вас вашему классу.

— Моему классу? — удивился я.

— Ну да, — завуч подозрительно покосился на Генриха. — Вы что не поставили его в известность?

Секретарь пожал плечами, равнодушно рассматривая что-то за окном. Гоймерыч вздохнул.

— Дело в том Ярослав Сергеевич, что вас еще и классным руководителем поставили, в 8-е класс, — завуч сочувственно посмотрел на меня и вышел из кабинета.

У меня по спине почему-то поползли огрО-Омные мурашки. Снова захотелось бананов.

Глава 3

Ну, на будущее надо заметить, что предчувствие меня не обмануло. Вообще мое предчувствие вещь уникальнейшая, это еще ребята в армии подметили. Стоило моему копчику зачесаться, как жди неприятностей, а если мурашки побежали, вообще — полный северный пушной зверек.

Но надо сказать, что пока мы с Гоймерычем… Ну не могу я его по-другому называть, хоть убейте, не Антиохом же, имя какое-то дурацкое. А Антиох Гоймерыч, не у меня от одного произношения на тупое хи-хи пробивает, чую, если так дальше пойдет, даст он мне нюхнуть чего-нибудь покрепче, что даже мой иммунитет не спасет, тогда точно: дерево, зоопарк, бананы.

Ну да ладно, идем мы значит по коридору, а я окружающее разглядываю, — другой мир все же, да еще магическая академия. Честно говоря, не очень. Не так антураж себе ниче все выдержано в древнеготическом стиле или как там. Ну, всякие там арочки, барельефчики в виде морд различных тварей, наверное, специально для учеников, чтобы не расслаблялись значит. Я, по крайней мере, не расслаблялся, особенно когда заметил, что некоторые из этих каменных тварей провожают меня вполне плотоядным взглядом. На всякий случай я перешел поближе к окнам, что тянулись вдоль противоположной стены коридора и, отвернувшись, стал разглядывать знакомые пасторальные пейзажи тянувшиеся за окном. Что странно, так это то, что в кабинете у ректора одно из солнц этого мира уже заходило, да и второе клонилось к закату, тут же за окном наблюдалась совсем другая картина. Желтое солнышко светило вовсю, а другое — бледно-белое только показалось из-за горизонта. Этот факт заставил меня замереть и погрузиться в раздумья. Нет, там у себя я фантастику иногда почитывал, а в ней и не такое встречается, но видеть это воочию..

— Ярослав Сергеевич, — раздавшийся над ухом голос завуча заставил меня очнутся от раздумий. — Замечтались?

— Да нет, — покачал я головой. — Вот думаю, почему в кабинете у ректора солнце садится, а здесь светит вовсю.

— Солнце? — Гоймерыч посмотрел в окно. — Ну, наверное, это потому, что кабинет нашего ректора, по сути, находиться в искусственно созданной точке флюктуации.

Ну, спасибо — объяснил. Я покосился на Гоймерыча. В конце концов, кто из нас больше Энштеин — я или он? Ну, вопрос конечно чисто риторический. Видимо все эти мысли настолько четко отобразились у меня на лице, что завуч вздохнул и сказал:

— Да не ломайте вы себе этим голову дорогой мой Ярослав Сергеевич. По-простому, так из кабинета ректора можно попасть в любой из известных нам миров.

— А типа портал, — решил блеснуть я своим знанием.

— Портал? — Гоймерыч возмущенно фыркнул. — Не говорите глупости любезнейший. Портал— это прямой прокол пространства между двумя точками. Представляете, сколько энергии требовалось бы для его поддержания?

Я попробовал представить и, вздрогнув еще раз осмотрел отрывающуюся из окна местность. Не найдя рядом строений местной АЭС, я облегченно вздохнул.

— Красиво тут, — перевел я разговор на другую тему, ибо, судя по виду Гоймерыча, тот готовился прочесть мне лекцию о флюктуирующих комнатах, а после этого мне точно покой и санитары понадобятся.

Завуч замолк и тоже уставился в окно, за которым носились знакомые мне золотистые драконы. Увидав красногребневого я приветливо помахал ему рукой, тот то ли заметил меня, то ли просто ему блажь в голову ударила, но он неожиданно заложил крутой вираж и взмыв свечей вверх выпустил в небо фонтан огня, рассыпавшийся разноцветными искрами.

— Классно, — я показал дракону большой палец и повернулся к завучу. — Красиво выдал.

— Выдала, — поправил меня тот. — Это она.

— Она?

— Угу, — Гоймерыч кивнул и, развернувшись, отправился дальше по коридору.

В класс я входил точно в клетку с тиграми. Судя по всему увиденному и услышанному мною за сегодняшний день ожидать можно чего угодно. А вы сами себе попробуйте представить деток на досуге балующихся магией, вот-вот я о том же, тут обычные детишки с палками, рогатками и обычными детскими шалостями часто вызывают такой геморрой, а уж эти…

Воображение рисовало мне то различных монстров с кучей клыков, рогов и прочей дребедени, то ряды очкастых мальчуганов с палочками наперевес. Реальность оказалась куда прозаичнее. Обычный класс с рядами парт, правда, установленных лесенкой как в институтской аудитории. К тому же парты имели необычную подковообразную форму и были рассчитаны на одного ученика. Кстати оных в классе было не так уж и много — человек пятнадцать. Как позднее оказалось, это было сделано специально, ибо в школе вообще как бы практиковался индивидуальный подход к ученикам, но по мне это так, для отмазки. Просто чем меньше человек в классе, тем проще с ними управляться, уж я-то это знал, не первый год преподаю. Ладно, о педагогике позднее..

Ну, в общем пятнадцать человек или точнее не совсем человек. Эльфов вот я сразу определил, эти для нас вообще как родные братья, столько про них снято фильмов, а книжек написано — жуть. И ведь похожи. Ушки там остренькие, глазки большие чуть с косцой (прямо как у удивленных китайцев, те тоже на рынке мне такие глаза делали, особенно когда я пытался обменять купленный у них сотовый), а личики — одно загляденье, не детишки а прелесть, к тому же обе девочки. Им бы еще бантики и косички, а не эти непонятные прически, типа «лес густой, холмы крутые», стилистов им тут явно не хватает, хотя скорее это и к лучшему. Вот только взгляд мне этих девчушек как-то не понравился, такой придирчиво-оценивающий, смерили меня им вдоль, поперек и, по-моему, даже вглубь, а потом выставили оценки, судя по их виду не очень высокие. Ну и ладно, потом с этим разберемся. Рядом с ними сидит мальчишка, такой невысокий крепыш — в сидячем положении девочкам примерно по грудь, взгляд вполне доброжелательный, на мага не очень похож, по крайней мере, в моем представлении, хотя если здесь учиться. На мгновение я оторопел, мальчишка за секунду вдруг покрылся шерстью, а его лицо вытянулось и превратилось в волчью морду, которая мне дружески улыбнулась, или оскалилась, выберите по желанию. Эльфийки бросили на соседа презрительный взгляд и дружно фыркнули, я покосился на них и сделал самую независимую физиономию. Все верно, в наших ужастиках и не такое увидишь, так что ничего страшного, а марку держать надо. Хотя признаюсь, коленки подрагивали, особенно когда я в рядах учеников рассмотрел еще одну интересную особу. Такая высокая девочка с пепельными волосами, белоснежной кожей и красными глазами, а уж когда она мне приветливо улыбнулась… что-то мне сразу поплохело, захотелось нажраться чеснока до отвала, и найти где-нибудь осиновый кол.

Остальные присутствующие вроде ничем от обычных людей не отличались, хотя если судить по примеру того ухмыляющегося мальчугана (ох будешь ты у меня делать табурет с хохломскими узорами), то на внешний вид уповать не стоит. Кстати все в виденной мною ранее зелененькой форме, только у мальчиков отсутствуют все эти разноцветные блестящие вставочки, то есть просто черные брюки, синяя рубаха и зеленый костюм сверху с гербом академии в районе сердца. Как потом я узнал на гербе изображена раскрытая книга и морда дракона поверх ее, дурацкий знак, по моему мнению, но всем вроде нравиться.

Так вот пока я рассматривал свой будущий класс, думая как я круто влип, помнится, в контракте что-то говорилось о двух годах и о штрафных санкциях (при здешних зарплатах о размерах оных даже не стоило задумываться), мне на ум приходили картинки из моей школьной биографии. Бедная наша классная руководительница…. видимо вот оно мое наказание. Я тяжело вздохнул и покосился на Гоймерыча, который беседовал о чем-то с ведущей урок учительницей. Надо сказать — колоритная женщина. Высокая, смуглая и не смотря на дающий знать возраст все еще довольно привлекательная, волосы черные как смоль, хотя в их густой гриве кое-где уже проблескивает седина. Одета тоже весьма экстравагантно. Некая помесь вечернего платья с цыганским прикидом. То есть обтягивающий черный верх с глубоким декольте и широкая пестрая юбка, к тому же дама настолько была богато увешана различными кольцами, браслетами и медальонами, что, после того как я прикинул их суммарный вес, мне стало ее жалко.

Наконец они наговорились и учительница, хлопнув в ладоши, видимо, чтобы привлечь внимание детей, сказала:

— Дети разрешите вам представить вашего нового классного руководителя и одновременно преподавателя ОБЖ и трудового воспитания у мальчиков — Краснова Ярослава Сергеевича.

ОБЖ? Я мысленно почесал в голове. Ну, это уже не в какие ворота. Какую безопасность я могу тут преподавать? Помнится нечто подобное у нас в школе вел военрук, так мы там разбирали АКМы с пропиленными стволами и кидали муляжи гранат, а еще напяливали противогазы на время, особенно потешно в них смотрелись наши девчонки. Сразу вспомнился бородатый анекдот:

— Пап, а пусть слоники побегают.

— Нет, сынок, слоники устали.

— Ну, пап!!

— Ладно сына. Рота! Газы! Бегом марш!

Я мысленно усмехнулся. Ну ладно это у нас, а тут что мне с ними проходить? Разбор магической палочки на время или безопасность при кормлении дракона гороховым супом, ну в последнем случае противогазы точно понадобятся, а еще лучше ОЗК.

Неожиданно над головой что-то треснуло и сильно запахло озоном, я вынырнул из пучины раздумий и растерянно посмотрел на Гоймерыча, но тот лишь улыбнулся и кивнул в сторону класса. Зато учительница буквально зверем зыркала в сторону преданно смотрящих на нее учеников, мне на мгновение даже показалось, что с ее губ срывается тихий рык. Наконец еще раз, обведя класс грозным взглядом, она повернулась ко мне и спросила:

— С вами все в порядке?

Я, молча, пожал плечами и с недоумением посмотрел на явно взволнованную учительницу и таинственно ухмыляющегося завуча. Чего это с ними? Класс тоже как-то подозрительно примолк. Короче все дружно пялятся на меня, а я как дурак на них и похоже кроме гада «Энштейна» никто ничего не понимает. Но тот только ухмыляется и молчит.

— Ладно, ребятки не будем дальше прерывать ваш урок, а с вашим новым классным руководителем вы встретитесь уже завтра, — сказал Антиох Гоймерыч подхватывая меня под локоток и увлекая за собой в сторону двери.

— Ну и что это значит? — спросил я, едва за нами захлопнулись двери кабинета.

— А вы, правда, ничего не заметили? — ехидно так хихикнул завуч.

А что я должен был заметить? Если учитывать местную специфику, то класс, как класс, ожидалось кое-чего похуже, а так вполне сойдет, ну особенно если раздобыть кое-где крест побольше, вязанку чесноку ну и ремень с серебряной набивкой, но последнее чисто для воспитательных целей. Кстати учительница ниче так себе, все при ней, жаль мне в тетушки годиться. И опять же, судя по количеству навешанных на нее побрякушек, либо фетишистка, либо ярая поклонница металлистов. Хотя…

Я задумался. Этот странный треск над головой и запах озона… стоп, стоп.

— Кажется, вы, наконец, поняли, Ярослав Сергеевич, — усмехнулся завуч, видимо над моей тормознутостью.

Понял ли? Возможно. По моим логическим измышлениям получается, что кто-то из шалопаев пульнул в меня молнией, вот откуда запах озона и треск, а также недоуменные взгляды учительницы и учеников. Ничего себе тут шуточки, это вам не стул гвоздями к полу или кнопку под одно место, не будь у меня описанного выше иммунитета, получилась бы неплохая запеканка под именем: «Ярик Краснов — сочный, с корочкой». Да уж, чую мне эти детки еще устроят. Интересно, долго до них будет доходить, что своей магией они ничего не добьются? М-да, а вот как дойдет… короче до этого времени мне надо их будет приручить, да так чтобы все были беленькие и пушистенькие, но только не как любимый мой северный пушной зверек, избавь меня бог от такого.

Думая об этом, я послушно плелся за Гоймерычем. Мы спустились на два этажа ниже и, пройдя большой холл с висевшим прямо в воздухе у стены расписанием уроков (вот это они классно придумали, такое большое светящееся табло на всю стену), направились по длинному коридору с необычным потолком в виде мозаичного стеклянного панно. Но что самое удивительное это панно двигалось, узоры складывались и рассыпались, чтобы через минуту вновь сложиться, но уже по-другому. Это несколько напомнило мне калейдоскоп, что был у меня в детстве, такая бумажная трубка с глазком, внутри которой было дробленное разноцветное стекло. Правда меня почему-то от него всегда чуток мутило, вот и сейчас, я сглотнул тягучую струну и быстренько отвел глаза. Хорошо еще что прямой солнечный свет не попадал на эту крышу, а иначе здесь была бы такая светомузыка, что наши дискотеки отдыхают.

— Ну, вот мы и пришли, — Гоймерыч достал откуда-то из внутреннего кармана своего пиджака длинный ключ и протянул мне. — Прошу вас господин Краснов.

Я взял покрытый пятнами ржавчины ключ и подошел к высокой двери, перед которой мы остановились. Надо сказать, дверь была конкретная, метра три высотой и вся такая в больших металлических заклепках. Нечто подобное я видел в одном музее, там модель бронепоезда стояла, так вот — очень, похоже. Интересно, тут она зачем? Или просто, как и у нас поставили то, что на складе завалялось? Ну, соответственно замок на ней тоже был не слабый, наверное, килограмм на пять весом и настолько покрыт ржавчиной, что ключик по сравнению с ним выглядел просто полированным, но на мое удивление открылся на раз. Вот так с огромным навесным замком в одной руке и «золотым ключиком» (Буратино блин) в другой, я впервые вошел в свой класс.

Надо сказать — впечатлило.

Помещение было просто огромным. Это не класс, — а ангар блин для дирижаблей. Окна большие и помещение прекрасно освещено, минус один — расположены метрах в десяти над полом и несколько пыльны, хотя, несколько — это мягко сказано. Мне вот сперва показалось, что на некоторых окошках занавесочки висят — оказалось остатки паутины. Бррр. Нет уж, мыть я их не полезу. Во-первых: я не Бэтмен — это можно определить хотя бы по моей фигуре, ну если бы им и был, то только строго наземной модификации. Во-вторых: этих насекомых с детства не переношу, а тут (судя по этим оконным коврикам), эти гады не меньше тарантулов. Я судорожно сглотнул и подумал, что надо срочно попросить у Гоймерыча местного дихлофоса или хотя бы той дряни, какой он вонял у себя в кабинете — забористая штука.

А так в остальном помещение мне понравилось — есть, где развернуться. Хочешь табуретки клепай в производственных масштабах, а хош авиалайнер забацай. Места — завались.

Кстати тут даже присутствовала отдельная комнатушка, видимо сделанная специально для учителя. Ну, чайку там попить или просто в тиши умные мысли подумать, пока ребятки мучаются над очередным изделием своих рук. Правда эта каморка была завалена каким-то хламом: старые доспехи, пара погнутых мечей, какой-то сломанный стол, пара бочек с металлической стружкой ну и прочее барахло. Под ноги попался старый шлем, о который я с успехом и споткнулся, выдав такую тираду из русских фольклорных слов, что сидевшая на сломанном столе мышь, тут же получила обширнейший инфаркт и рухнула в судорогах. Мысленно пожалев попавшую под красное словцо зверюшку (психика видно у ней была мягкая — чувственная), я подобрал злополучный шлем и, повертев его в руках, сунул под мышку ибо шлем был явно не из дешевок. Массивный такой, украшенный затейливой чеканкой, короче как пресс-папье или на крайняк горшок под какой фикус — сойдет.

Антиох почему-то все еще топтался в дверях наблюдая, как я слоняюсь туда сюда по огромному залу. Я показал ему свою находку, но он лишь бросил на нее равнодушный взгляд. Ну не надо, так не надо — приспособлю.

— Ну как вам тут? — спросил завуч.

— Нормально — просторно, только пусто, — я обвел рукой помещение. — И эхо…

— Эхо? — удивился Гоймерыч.

— Эхо, — подтвердил я, прислушиваясь к отголоскам своего голоса.

— Действительно, — завуч почему-то смутился. — А оборудование там, или еще что это вы к нашему завхозу, его комната дальше по коридору. Его Дорофеичем кличут, точнее он Дороф Бал, но так его уже давно никто не зовет. Обратитесь к нему, скажете, что вам нужно, он мигом все достанет.

— Понятно, — кивнул я. — Кстати, а где мне жить-то?

— Ну, на сегодняшнюю ночь вас Дорофеич где-нибудь пристроит, а завтра вам дом предоставим.

— Дом? — удивился я.

— Ну такой небольшой, — Гоймерыч развел руками. — Бюджет, знаете ли, на большие хоромы не рассчитывайте.

Вообще-то максимум, на что я рассчитывал то это на отдельную комнату или хотя бы с одним соседом, а тут дом.

— Ладно, — как можно спокойней сказал я, стараясь особо не радоваться. — Сегодня как нибудь перекантуюсь.

— Вот и хорошо, — завуч расплылся в улыбке. — Ладно, мне пора, опыты знаете ли, а сегодня как раз Алгибрус в Лире стоит, так что надо успеть все подготовить. Вы тут давайте к Дорофеичу, он вам все объяснит что надо, а завтра с утра ко мне. Надо обсудить учебный план на четверть.

«Дальше по коридору» оказалось метрах в двадцати от моего класса, причем идти пришлось по мрачному полутемному коридору средневековой наружности. Освещение почему-то отсутствовало как таковое, лишь небольшие окна в стенах, больше похожие на узкие бойницы, позволяли проникать сюда солнечному свету сквозь мутные стекла. Я подошел поближе и провел указательным пальцем по стеклу, оставив на нем яркую дорожку. И тут пыль! Я вздохнул. Похоже, что мой новый класс находился в каком-то полузаброшенном крыле академии, хотя с другой стороны, чего я хотел? Учитель труда в магической академии, да наверняка эту должность-то утвердили по прихоти какого нибудь чудака из местного министерства, так что надо сказать спасибо, что вообще к черту на кулички не засунули. А они это могли, если уж и не туда то к этим, как их там, ну тем, что коньяк в приемной ректора бухали, там я больше к месту пришелся бы, единорогов там погонять или еще что. А помещение надеюсь, в порядок приведут, иначе чему я в этом «ангаре» детишек учить буду, а?

Не, можно конечно хороводы водить или футбол тот же, ну накрайняк — догонялки сойдут. А еще можно зарядить ударный коммунистический субботник и самим привести там все в порядок. А что?

Я со всех сторон оглядел эту идею, обжевал, пропустил через все свои мозговые извилины и таки признал ее недурственной. Надо будет завтра Гоймерычу эту идейку втюхать. Детишки тут бойкие, вот пусть и поработают, это одновременно труд и воспитательный процесс, а заодно и сплоченность коллектива проверится. К тому же я смогу понаблюдать за отношениями в классе, в такой обстановке они лучше вырисовываются.

Так вот раздумывая, я потихоньку плелся по коридору, изредка останавливаясь перед очередной закрытой дверью. В конце концов третья или четвертая по счету оказалась искомой. С минуту, постояв перед дверью на которой белой краской большими буквами было написано «Завхоз», а ниже: «После двенадцати ночи пошли все…», кхм последние слова были замазаны, а жаль, мне даже стало интересно, — куда здесь посылают? Я бы навскидку сразу с десяток мест назвал, но может здесь есть свои, так сказать местные «достопримечательности» для любителей дальних странствий. Усмехнувшись, я вежливо постучал. Тишина. Я постучал посильнее. Опять тишина. Я примерился ногой, но тут дверь распахнулась, и моя конечность сорок шестого размера замерла в полете аккурат рядом с объемным пузом хозяина помещения.

— А я, вот, тут, это и вот? — выдал я, опуская ногу и виновато отводя глаза.

— Ага, — сказал в ответ, открывший мне дверь невысокий мужчина, провожая мою ногу подозрительным взглядом.

— Ага, — подтвердил я. — Стучусь вот.

— Ну тогды, заходь, — хозяин отошел в сторонку впуская меня внутрь.

«Блин, куда это я попал?» — была первая моя мысль, едва я переступил порог помещения.

Пещера Аладдина по сравнению с этим местом так, — кладовочка. Вокруг меня возвышались горы какого-то блестящего сверкающего и переливающегося всеми цветами радуги барахла. Какие-то монеты, кубки, стекляшки и прочее, причем тут же, среди всего этого богатства, в кучу были навалены различные части доспехов, некоторые весьма ржавые, и разнообразное оружие. За этими холмами добра угадывались горы еще подобного, а у же за ними высились Эвересты и Джомолумбы вообще непонятно чего.

— Да, да не прибрано, — вздохнул позади меня хозяин, огибая мою тушку и становясь впереди. — А что прикажете делать? Добра натаскивают вон сколько, спонсоры мать их за ногу, а сортировать, кто будет? И нет, чтобы помощников выделить, так Дорофеич ведь все может, — он справиться. А бедному гному и отдохнуть времени нет.

— Гному?

— А что, не похож?

Я посмотрел на Дорофеича и неопределенно повел плечами.

Не, ну скажите мне, откуда я должен знать, как выглядят гномы? У меня там других забот не было, только об этом и думал, только вот ни как они мне на глаза не попадались, видно маскировались хорошо. Уж я по этому поводу так переживал, так расстраивался…

Хотя стоп. Почему не попадались?

Я быстренько перебрал в уме все виденное и читанное мною на подобную тему и уже без сарказма задумался. Ну, в мозгу у меня быстренько сформировались два типа представителя гномьего семейства. Первый — это: невысокий крепкий человечек, этакий культурист недоросль, с длинной густой бородой, вечно хмурый и ворчливый, вооружен и очень опасен.

Тип два — это: маленький подозрительный чувак или группа чуваков роста … ну примерно полметра или меньше, живут в пещерах или лесных домиках, очень любят копать всякие сокровища, складировать и опять их перезакапывать, капать и перезакапывать, ну разновидность удовольствия у них такая — «мазохизм-копательный обныкновенный». Хотя иногда бывают неплохими ребятами.

Я саркастически осмотрел стоявшего передо мной. В принципе похож на разновидность один. Ростом мне примерно по грудь, плечи широкие, руки мощные, пузо, ну тут мы с ним вообще похожи, правда борода подкачала — слишком коротенькая и аккуратно подстриженная. Морда лица такая широкая и красная, глаза до-о-обрые, как у моего бывшего директора, когда он меня надбавки лишал. Оружия тоже не видно, если не считать конечно того что накидано вокруг, а вот судя по количеству разнообразного добра — это уже к типу два.

— Наверное, — наконец выдавил я, минут через пять.

— Ага, — вздохнул гном. — Значит все еще не так плохо. Кстати вы не представились?

— Краснов Ярослав Сергеевич — учитель труда.

— Приятно, — протянул руку хозяин помещения. — А я Дороф Бал или Дрофеич, как вам будет удобнее. Кстати, я не ослышался, вы сказали учитель труда?

— Труда, — подтвердил я.

Гном недоуменно посмотрел на меня, затем полез в карман куртки (кстати, одет он был в шикарную куртку с узорами в восточном стиле, такие же восточного типа шаровары и почему-то клетчатую рубашку), откуда извлек массивные очки в золоченой оправе и вогрузив их на нос вновь принялся меня разглядывать.

— А что, не похож? — спросил я с сарказмом.

— Ну не знаю, — гном задумчиво подергал себя за бороду. — А вы какой тип магии практикуете, а то вот ни как не могу понять.

— Никакой.

— В смысле? — Дорофеич опешил.

— В прямом. С магией не знаком, мало того до сегодняшнего дня считал ее выдумкой, ну или сказкой.

— М-дя.

Гном обошел меня вокруг, затем еще раз, затем в другую сторону и еще разок.

«Еще бы песенку про елочку спел», — подумал я, наблюдая за его похождениями.

— Уважаемый, — сказал я минут через пять, когда мне надоело наблюдать за круговоротом гнома вокруг моего бренного тела, и отошел чуть в сторонку, заставив гнома сбиться с образовавшейся вокруг меня орбиты. — Меня вообще-то Гоймерыч по делу прислал.

— Кто прислал? — Дорофейч замер, смотря на меня поверх очков растерянным взглядом.

— Ну, завуч ваш — Антиох Гоймерович. Сказал, чтобы я обратился к вам по вопросу обустройства своего класса.

— По вопросу обустройства? — гном мотнул головой. — Ну, так бы сразу и сказали, а то поставили бедного гнома в тупик.

— И чем же я вас поставил в тупик? — не понял я.

— Ну, мил человек, во-первых, вы заявили, что абсолютно незнакомы с магией, а это в рядах нашей академии — нонсенс. Во-вторых, я любую магию за версту чую, а вот в вас… — гном шмыгнул носом и развел руками. — Не понимаю. Либо вы сказали правду, либо вы настолько сильны в магическом искусстве, что можете закрыться даже от моего чутья.

Кстати, немного отступая от темы повествования, замечу, что чутье на магию у нашего завхоза было действительно просто феноменально.

Вообще, как оказалось, все гномы могли даже с закрытыми глазами определить магическая вещь или нет и даже назвать примерный тип использованной магии, но Дорофеич среди них слыл просто феноменом. Он мог учуять даже самый слабый магический след и, мало того, мог точно определить не только тип магии, но даже школу и примерные составляющие заклинания. Я долго не мог понять, что он делает со своим даром в академии в качестве обычного завхоза, когда мог бы зашибать порядочную деньгу в определенных кругах, пока не узнал, что в свое время Дорофеич перешел дорогу какому-то крутому магу или его подручному. Короче, ему пришлось долго скрываться от него по разным измерениям, пока он не осел в академии.

Его преследователь было сунулся сюда, но так получил по соплям от хранителей, да и дракоши ему добавили, что до сих пор о нем ни слуху не духу.

А Дорофеич привык, — понравилось ему здесь, да и во вкус вошел. Правда, скупердяем стал ужасным, за барахло свое трясется, бюрократию развел. Чтобы получить со склада молоток приходиться бежать за подписью к Гоймерычу, а иногда и к ректору, а того часто вообще в этом мире фиг застанешь, а вот однажды… Ладно, об этом как-нибудь потом.

В общем, в тот день Дорофеич меня приютил, и мы до ночи просидели за столом, обсуждая нужное мне оборудование, обстановку класса, да и просто всякие мелочи. Например, гнома очень заинтересовали наши сказки, и мне пришлось пообещать, что при случае привезу ему пару книжек. Кроме того Дорофеич очень удивился узнав какую комнату мне выделили, он долго что-то бурчал себе под нос, потом тяжело вздохнул и рассказал историю того помещения.

Я оказался прав, это крыло действительно осталось от старого здания академии. Остальное строение полностью перестроили где-то полвека назад, а это долго использовали как склад, кстати, остальные закрытые комнаты до сих пор и являлись складскими помещениями.

А вот с той, где разместили меня было не все в порядке, попытки использования его для складирования всяческого добра обычно заканчивались либо непонятной порчей оного, либо полным беспорядком, либо вообще пожаром. Выдвинули предположение, что буйствует какой-то дух, но все попытки магов поймать его оканчивались провалом. Правда надо заметить, что те не очень-то и пытались, а кому охота сидеть в полутемном складе и ждать непонятно чего? В результате на помещение плюнули и забыли.

Пару раз его пытались использовать для различных нужд, но там постоянно начинала твориться какая-то чертовщина, которая прекращалась, стоило только приблизится к нему специалистам по изгнанию духов. Создавалось такое впечатление, что неведомый призрак просто издевался над местными магами. Лет десять назад в этом помещении группа учащихся хотела организовать тайную вечеринку, в результате чего пострадало несколько учеников. Что там произошло на самом деле, либо просто сами учащиеся что-то не поделили, либо, как уверяли они, на них напал какой-то злобный дух, как бы там ни было, но помещение опечатали.

И вот теперь похоже решили испытать этого духа на мне, а что, у меня ведь иммунитет к различным магическим выкрутасам, а дух — это существо магическое, по крайней мере очень на это надеюсь. Так что сделать он мне ничего не сможет, ну пошумит там, цепями позвенит или еще что. В принципе мне, выросшем на голливудских ужастиках, чтобы по-настоящему испугаться надо будет показать такое… хотя… Я почувствовал, как копчик вновь предательски зачесался.

Глава 4

Проснувшись, я несколько минут непонимающе пялился на высоченный потолок украшенный рисунками по мотивам народных мифов и легенд или не легенд? Я вдруг вспомнил, где нахожусь и, резко сел, оглядываясь. Постель Дорофеича была пуста, а сквозь узкие окна склада уже вовсю пробивались яркие лучи солнца, от которых все эти груды наваленного вокруг добра сверкали так, что мне пришлось прищуриться и несколько минут изображать из себя лицо японской национальности, пока мое зрение хоть немного не адаптировалось к данной светопляске.

Поднявшись со своего импровизированного ложа, которое состояло из тонкого матраса брошенного поверх кучи каких-то монет на вид вполне золотых, я с хрустом потянулся. Помнится вчера, когда Дорофеич сооружал мне спальное место, на мой вопрос о жесткости данной точки отдыха, гном лишь улыбнулся и сказал что, дескать, и сам спит в подобных условиях и ниче — только телом крепчает. Вскоре гном и вправду приволок откуда-то из глубин склада второй матрас и пристроился на соседней куче немного разгребя монеты в стороны. Может и действительно всегда так спал, а может просто решил приглядеть за мной, чтобы я чего не зажилил, кто ж меня знает, а добра вокруг…

Кстати на вопрос о том почему все плачутся о бюджете, когда вокруг горы сокровищ, гном только грустно усмехнулся и пояснил:

— Угу, горы, только толку. Подобного барахла теперь любой мало-мальски грамотный алхимик тебе знаешь, сколько настряпает, тут только камешки кое-какие ценные попадаются и то в основном разноцветный хрусталь.

— А зачем же тогда все это хранить, — я непонимающе уставился на золотые завалы, которые стремительно обесценивались у меня в глазах.

— Да это для драконов, — отмахнулся гном. — Их заказик. Они любят как и я придремнуть на золотишке, да и в «топку» себе иногда нет-нет а пару десятков кило закинут. К тому же в этом барахле иногда и ценное попадается, вот я его и отыскиваю да в отдельную кучку приходую.

— Дела.

Сидя на своем матрасике, я нагреб кучку тяжелых золотых кругляшей, которые в этом мире являлись аналогом драконьей подстилки или накрайняк «вискаса» и принялся их рассматривать, размышляя о мировых ценностях, кризисах, финансовых системах и прочих проблемах, да так и уснул, положив голову на эту горку.

Как бы там не было, но после ночи я напоминал себе заржавевшего железного дровосека, суставы при каждом движений скрипели так, что я уже подумывал, где бы маслицем машинным разжиться, так что не знаю как на счет крепчать телом, но радикулит у меня точно покрепчал.

— А наш дорогой гость уже проснулся? — раздался позади меня голос Дорофеича.

— Вроде, — я обернулся и увидел добродушно улыбающегося гнома с большим чайником в руках.

— Ну, тогда чайку и займемся делами.

В моем новом классе ничего за прошедшую ночь не изменилось. Даже шлем, который я повесил на какой-то штырь торчащий из стены, болтался там же.

— Да, давненько я сюда не заглядывал, — вздохнул гном, оглядывая запыленное помещение. — Грязновато тут.

— Ниче, проведу с ребятами субботник, пусть немного поработают.

— Ну не знаю, — Дорофеич пожал плечами. — Твоя идея заставить наших юных гениев убираться попахивает авантюризмом.

— А что не согласятся?

— Это еще почему, — брови гнома удивленно взлетели вверх. — Как они могут не согласиться, слово учителя для них закон. У вас разве не так?

Я лишь тяжело вздохнул.

— Понятно, — покачал головой завхоз. — Странные у вас нравы. У нас с подобным не церемонятся, что-что, а за ослушание могут и силы лишить на некоторое время, а это скажу вам не сахар.

Я согласно кивнул. Ну, с этим все понятно. Сила и власть она всегда как наркотик, а тут эту силу с детства имеют, ребятишки на нее конкретно посажены, наверное, без какого-нибудь фокус-покуса и дня прожить не могут, естественно если этой силы их решить, то ломка будет, не позавидуешь. Так что с одной стороны мера конечно садистская, а с другой, ну что прикажете с этими юными гениями делать?

— А не пытались им в детстве способности блокировать, до совершеннолетия или пока не поумнеют? — спросил я у Дорофеича, поражаясь простоте и гениальности своей идеи.

Ну, умный я и все тут.

— Угу, — только и кивнул гном. — Пытались. Только взрослый детина, чаще хуже маленького, такое может потом устроить. К тому же такая блокировка не стабильна и на самом деле сила может в любой момент вернуться, а в неопытных руках… Все же попытки полной блокировки силы обычно заканчивались смертью испытуемых. Нет уж, лучше с детства всему обучить и вообще наставить на путь истинный, — поверь моему опыту.

Я бросил взгляд на нахмурившегося гнома и почему-то сразу поверил. К тому же представил что вот мне такому умному, красивому (ну мания у меня величия, но самую малость) и вообще всему положительному вдруг дадут какую силу, теми же молниями кидаться, ну или еще что. Да я…

Перед моими глазами возникла сочная картинка поджаривающейся на электрических разрядах тушки моего бывшего начальника. Я мотнул головой, отгоняя заманчивое видение. Нет уж лучше я как нибудь так, а то чую натворил бы делов.

— Значит меня они слушать будут, — я облегченно вздохнул. — А я то уж боялся как бы эти детки чего чудить не начали.

— И правильно, — кивнул гном. — Они порой такое учудить могут, что все маги академии с трудом разгребут. Но это так издержки молодости, да и кто внимание на детские шалости обращает.

Шалости? Ну да — это для них, а для меня сплошной нервный стресс.

Ну, подумаешь детки позабавляются, поколдуют там, попревращают друг друга черте во что или молнией и огнем подпалят пол-класса, а мне потом разбирайся. Хорошо когда учитель тоже маг он лягушку Петрова от черепашки Васечкина как нибудь отличит, а я?

Короче вопросы, вопросы… ладно, потом по мере возникновения подобных проблем разберемся, главное что у меня иммунитет, хотя бананов все еще хочется.

— Хорошо, Ярослав Сергеевич, давайте высказывайте свои мысли и пожелания по поводу обустройства вашего класса, — сказал гном, прерывая мой мыслительный процесс.

С полчаса мы с Дорофеичем носились по пустому помещению с местным аналогом рулетки, больше всего похожей на полосатую бечевку, и прикидывали, как лучше разместить верстаки и различные шкафчики под инструменты. Гном достал откуда-то мел и делал какие-то понятные только ему пометки прямо на мозаичной плитке пола. И все равно по моим прикидкам свободного места еще оставалось столько, что запросто можно еще баскетбольную площадку обустроить и поверьте — тесно не было бы.

— Ну, вроде все, наконец, — сказал гном, сматывая свой измерительный инструмент. — С вашей учительской комнатой я тоже все понял, сделаем все в лучшем виде. Вы со своими учениками пару дней с уборочкой обождите, а то я ребятками тут намусорю, зачем вам два раза одно дело делать?

— Пару дней, — я удивленно посмотрел на гнома. — Так быстро?

— А что тянуть-то, — фыркнул тот. — Вот с инструментом посложнее, на складе почти нет, так что придется заказывать. А насчет некоторых вещей вам вообще лучше к ректору или завучу обратиться. Вот, например, — гном напялил очки и, достав из кармана штанов мятую бумажку, по слогам прочитал. — Штан-гун-цур-куль, — это что за инструмент?

— Измерительный, — пояснил я.

— Ага, — усмехнулся гном. — И где его я вам возьму? Вы бы мне хоть его изобразили как нибудь.

Я пожал плечами и, попросив у него мел, прямо на полу набросал рисунок штангенциркуля, на ходу поясняя принцип работы с данным инструментом.

— Райсвиндер, — наконец выдал гном, выслушав мой монолог. — У нас так его называют, только выглядит он несколько по-другому.

Он забрал у меня мел и нарисовал рядом. Я, посмотрев на рисунок, из которого выходило, что пресловутый райсвиндер напоминает гибрид пассатижей с наждачной пилой и раскладным метром, только обреченно вздохнул.

Хочешь, не хочешь, а видимо придется обучаться работе с местным инструментом, и наверное не только с ним, ученики-то из разных миров. Об этом я и сказал Дорофеичу. Тот на минуту задумался, а затем заявил, что у него где-то завалялся справочник по различным инструментам и он поищет, а я выберу нужные образцы. Пока же придется обходиться тем, что смогут предложить его поставщики. Мы еще поболтали с часок, благо гном оказался довольно-таки общительным собеседником и вообще он мне понравился, гмм, ну как человек… тфу-ты, как гном естественно, а то подумаете невесть что. Тут я вспомнил, что меня сегодня просил зайти к себе Гоймерыч и вообще вроде намечалась встреча с классом, я бросил взгляд на часы, которые показывали около двенадцати и мысленно выругался, время-то местное наверняка другое. Оказалось не сильно. Гном минут десять разглядывал мои наручные часы качая головой и что-то бурча себе под нос, затем заявил что они вперед всего лишь на полтора часа. Быстро подведя стрелки и поблагодарив гнома, я пообещал забежать вечерком, после чего направился на встречу с начальством.

Как мне казалось, дорогу до кабинета завуча я помнил хорошо. Да и что тут было сложного: от моего класса через знакомый тоннель с калейдоскопной крышей, затем через холл, по широкой лестнице на два этажа вверх и вперед по коридору до нужной мне двери. Ага, два раза. Что что-то не так я понял, уже поднимаясь по лестнице на нужный мне этаж. Дело в том, что академия на этот раз выглядела очень оживленной, в холле толпилось множество учеников занятых различными делами, кто разглядывал расписание, кто разговаривал с друзьями, а кто просто слонялся без дела, короче обычная школьная суета или студенческая? Над этим вопросом я задумался. С одной стороны, ученики явно не дотягивали до возраста студентов, но с другой, данное учебное заведение гордо именовалось академией, так что еще тот вопросик. Хотя, скорее всего все-таки школа, а академия это так — для солидности. Так лавируя между учеников и постаравшись придать лицу выражения типа: «я тут давно и не такое видал», я двигался к нужной мне точке. Хотя посмотреть было на что. Такого разнообразия рас вы, пожалуй, нигде больше не увидите. Эльфы, гномы, люди, по-моему орки, — ну такие зеленые клыкастые с прическами Чингачгука. На мой взгляд в школьной форме они смотрелись несколько нелепо, им бы боевую раскраску и томагавки, а не пиджачки и тетрадки. Заметил я и пару вампиров, или как их там, но по виду точь в точь как та девочка у меня в классе, они стояли в сторонке и о чем-то спорили с эльфом. Ну, это я перечислил всех кого смог опознать, а уж скольких не смог. Например, я несколько минут с интересом смотрел на стоявших у расписания девушек, судя по виду уже старшеклассниц, у которых за спиной была сложена пара кожистых крыльев, а из под юбок выглядывали длинные тонкие хвосты. Некоторые ученики тоже с интересом оглядывались на меня и даже здоровались, я, молча, кивал в ответ, стараясь не пялится на них во все глаза.

И вот теперь подозрительная тишина, лишь один раз мне навстречу попался какой-то паренек, который при виде меня ойкнул и припустил вверх по ступеням. Поднявшись на нужный мне этаж, я с недоумением посмотрел на пустой коридор. Слишком тихо. Подойдя к ближайшей двери, несколько минут прислушивался, затем решительно взялся за ручку и потянул ее на себя. Дверь с легким скрипом открылась, и я вошел внутрь, оглядывая пустой класс. Непонятно. Я спешно вышел из класса и быстрым шагом двинулся вдоль коридора, по пути заглядывая во все двери. Везде пусто. Странно, может, в задумчивости проскочил этаж? Но все равно, где ученики? Не каникулы ведь. Я пожал плечами и, развернувшись, направился назад к лестнице. Шел минут пять, а знакомый лестничный пролет так и не появился. Тут уж меня пробрало. Длинный пустой коридор с рядами одинаковых дверей и такая тишина, что я даже услышал как шевелятся от страха мои волосы, причем на ногах!! И лишь за окнами знакомый пейзаж, да все также резвятся в небе золотые драконы. Их вид почему-то меня несколько успокоил и я, облокотившись на подоконник — задумался.

То, что я шел прямо по коридору и ни куда не сворачивал, было ясно понятно по моей цепочке следов отпечатавшихся в толстом слое пыли.

Пыли!!!

Я чертыхнулся, откуда тут ее столько, да судя по толщине тут столетия никого не было. Стало действительно жутко, на ум полезли фрагменты всяческих ужастиков и когда позади раздался протяжный скрип я (воздух не портил, ей богу, тут и так воняло) аж подпрыгнул, оборачиваясь прямо в полете и, приземлившись на одно колено, с изумлением уставился на стоящую в метрах в пяти от меня женщину.

Возникла пауза. Я значит, как идиот стою на одном колене — рыцарь испуганного блин образа, незнакомка тоже пялится на меня во все глаза, как будто увидела призрака, и тишина….

А женщина надо сказать шикарная. Лет тридцати, высокая, стройная, фигуристая, а волосы… — огненно — рыжий водопад, падающий на плечи, а лицо, а глаза. Мне даже подниматься расхотелось, наоборот, впервые пожалел, что не являюсь рыцарем и, наверное, впервые в жизни понял этих железных чурбанов, вечно бегающих по различным походам. Да за такую красавицу я бы лично… в поход, да любое чудо-юдо — в бараний рог, да, да даже на рынок, на весь день, таскать за ней баулы с покупками и послушно ждать пока она примеряет новую кофточку… эх.

«Стоп, стоп, что это со мной?» — мелькнуло у меня в голове. Я мотнул головой, чувствуя, что еще немного и начну поскуливать от радостной преданности. С трудом отведя глаза от восхитительной незнакомки я поднялся на ноги и, бросив взгляд на замаранные джинсы, громко чертыхнулся, после чего с самым независимым видом принялся их отряхивать.

«Да что же это такое?» — вертелось у меня в голове, пока я приводил свой гардероб в относительный порядок. Закончив с джинсами я с опаской покосился на незнакомку, стараясь рассмотреть ее получше. Действительно красавица. Белоснежная кожа, миловидное личико, правда, губы, на мой взгляд, чересчур тонки, глаза же наоборот большие необычного янтарного цвета с ВЕРТИКАЛЬНЫМИ зрачками!! Упсс, холодок пробежался у меня по спине. Похоже, меня только что чуть не загипнотизировали, другим я свое недавнее состояние объяснить не могу. Магия на меня не действует, но гипноз и не магия вообще, хотя после наших зомбоящиков (помниться, Серега всегда так отзывался о телевизоре) и различных психотерапевтов, магов, целителей, а особенно политиков по ним выступающих, может у меня и к этому уже иммунитет выработался. Если это так — хорошо, а то здесь всего можно ожидать, посмотрит такая красавица и все… горшок на голову, на верного Буцефала и с дикими криками в атаку на ближайшую мельницу.

Женщина тем временем моргнула и, каким-то неуловимым движением, вдруг оказалась рядом передо мной. Я вздрогнул, когда ее руки легли мне на плечи..

— Ээээ, — только и смог сказать я, ибо эта странная дамочка вдруг принялась меня обнюхивать.

Блин, а ведь я со вчерашнего дня и не мылся, к тому же ночь, проведенная в душном складе Дорофеича, отнюдь не способствовала моему благоуханию. А дамочка прижалась ко мне и елозит носом у меня по лицу и шее. Не сказать что неприятно, тем более она так плотненько ко мне прижалась… Эх соскучился я по женскому общению, помнится мы с моей бывшей… хотя ладно, не буду об этом. Так вот стоим мы как два тополя, нет, точнее как баобаб и лиана посередь саванны, — кто есть кто поняли, надеюсь. И знаете, волнительно мне становиться, в учебном заведении все же находимся, не дай бог кто из учеников или преподавателей увидит. И фиг с ним, если после таких поползновений жениться придется, а то ведь выставят за дверь, и плакала моя зарплата вместе с планами на будущее (кстати я вам еще о них не рассказывал).

— Фу, — наконец выдавил я из себя, пытаясь отодвинуть дамочку от себя. — Фу, ой, то есть, хватит. Вы мне же в шее дырку протрете.

Подействовало. Женщина отошла от меня на шаг и вновь уставилась на меня своим змеиным взором.

— Может, хватит? — вздохнул я, стараясь не смотреть ей в глаза.

— Вы кто? — вдруг спросила та каким-то необычно грубым голосом.

— Учитель.

— Учитель? Я всех учителей знаю.

— А я только вчера прибыл, вот шел к завучу и заблудился.

— К завучу? — женщина казалось, задумалась, а зрачки глаз из змеиных стали вполне обычными.

И все же она красива. Я вздохнул. Ей даже эти змеиные глаза к лицу.

— Хорошо, — неожиданно сказала прекрасная незнакомка приятным голосом. — Я вас провожу.

Она резко развернулась и направилась по коридору, сделав жест рукой следовать за ней. Несколько минут мы молча шли по пыльному коридору.

— А вы какой предмет будете преподавать?

Вопрос застал меня врасплох. Я в это время разглядывал странную одежду моей провожатой, пытаясь понять что это: платье из необычного материала или мелко-плетеная кольчуга в виде платья. В конце концов, стал больше склоняться к первому, трудно представить столь мелкое плетение.

— Учитель труда, — ответил я через мгновение и спросил сам. — А вы тоже преподаете?

Женщина повернулась ко мне и улыбнулась. Я вздрогнул. Ничего себе белоснежная улыбочка! Зубов было явно больше положенных тридцати двух и все заостренные!

— В некотором роде, — ответила та.

Я кивнул и тоже улыбнулся в ответ, чувствуя предательскую дрожь в коленях.

— Ну вот мы и пришли.

Незнакомка указала рукой на знакомую лестницу. Я посмотрел на нее, затем на лестницу, которой мгновение назад не было, и только вздохнул. Магия, — растудыть ее налево.

— Спуститесь на этаж ниже и окажетесь там где надою

— Спасибо вам, — я прижал руку к груди и поклонился. — Не скажете, как вас звать?

Ну, последнее я спросил как-то на автомате. Вряд ли она скажет, да и вообще, знай я что у ней во рту такая пила, так бы обнюхивать себя не позволил, а то вдруг голодная. Однако ответила, правда, судя по взлетевшим вверх изящным бровям, мой вопрос ее несколько удивил.

— Эльфира.

И снова блин улыбнулась. Эх, совсем никому моих нервов видимо не жаль. Короче, ретировался я поспешно вниз по лестнице и, через пару мгновений, оказался в знакомом коридоре. Несколько учеников, сидевших на широком подоконнике, при виде меня спрыгнули вниз и поздоровались. Я молча кивнул в ответ и чуть ли не бегом направился к кабинету завуча, уже отсюда чувствуя знакомый запах.

Гоймерыч встретил меня как родного и даже хотел дать еще чего-то нюхнуть, но я отказался, чем несколько разочаровал этого чудного старикана.

— Ну ладно, — наконец сказал он, убирая пробирочку с подозрительной желтой жидкостью в небольшой сундук с какими-то кабалистическими знаками на крышке. — Как там Дорофеич поживает?

— Нормально, — усмехнулся я. — Все уже обговорили, сказал, что через пару дней все будет готово.

— Да? Ну так это просто замечательно, — констатировал завуч.

— Я тоже так думаю. Кстати мне тут одна идейка пришла в голову.

— И какая же.

— Ну, — я замялся. — Грязно у меня там. Вот и подумал, почему бы мне свой класс к уборке не привлечь.

— Учеников к уборке? — Гоймерыч задумался, затем пожал плечами. — В принципе как хотите.

— Вот и ладушки. Кстати на счет того духа…

— Уже насплетничал? — вздохнул завуч, наверное имея ввиду Дорофеича. — Так вот не берите в голову. Этот дух, так — мелочь, если будет сильно доставать, пришлю кого нибудь из шаманов. Просто у Дорофеича на счет этого помещения всегда были свои планы, вот он страшилки и рассказывает. Ладно, посидите здесь секундочку, а я пока принесу материальчик, что специально вчера для вас подобрал.

Он скрылся где-то в глубинах своей лаборатории, оставив меня разглядывать стоящие на столе ряды химической посуды. Руки как-то сразу зачесались что-нибудь, куда-нибудь насыпать или капнуть, но я решительно подавил в себе данные поползновения. Хотя если в ту ретортку с зеленой жидкостью сыпануть вон того порошочка…

— А вот и я, — голос завуча быстро вернул меня на грешную землю, заставив загнать поганые мысли в дальний угол моих мозгов.

Гоймерыч со вздохом облегчения опустил на стол предо мной несколько толстенных запыленных книг.

— Вот, — выдохнул старик, вытирая со лба пот.

— Это что? — спросил я, с подозрением смотря на толстенные фолианты.

— Это «Энциклопедия рас» выпущенная, кстати, под редакцией вашего покорного слуги, — завуч почти ласково похлопал по обложке верхнего тома, вызвав небольшой выброс пыли из оного.

— И зачем мне это?

Я взял одну из книг и взвесил ее на ладони. Прилично. О таких обычно и говорят — «знание это сила». Приложишь таким «знанием» по башке, мало не покажется.

— Как это зачем? — между тем возмутился Гоймерыч. — Вы хоть знаете, сколько учеников различных рас учится в нашей академии? А из скольких миров? А ведь у всех есть свои особенности, традиции и табу.

Вот те на, я аж остолбенел. Действительно, как-то об этом я не подумал. Ведь даже у нас таких особенностей хватает, что уж говорить об разных мирах. Так, значит, первое время надо быть поосторожнее, поделикатнее и повнимательнее. Я с благодарностью посмотрел на Гоймерыча. Нет, ну кажется я уже люблю этого старикана (в дружеском смысле) — умный мужик.

— Ну вижу наконец вы осознали данную проблему, — покровительственно улыбнулся мне тот. — Так что читайте, вникайте. Кстати вот вам еще одно чтиво.

Он протянул мне толстую папку в твердом переплете расписанную причудливым орнаментом.

— Это личные дела учеников вашего класса, думаю, с ними вам нужно ознакомиться в первую очередь. До конца занятий еще часа три, так что время у вас есть. Кстати я вас ждал пораньше.

— Ну, — вздохнул я и принялся рассказывать о странном случае.

Гоймерыч внимательно меня выслушал и лишь развел руками.

— Ну Ярослав Сергеевич не знаю чем вы так не угодили нашей академии, что она вас в изнанку отправила.

— Куда?

— Ну, в изнанку, это как бы обратная сторона нашего мира.

Я непонимающе посмотрел на местного «Энштейна», который принялся сыпать какими-то научными терминами и даже притащил откуда-то книжку с графиками, по которым пытался мне объяснить понятие изнаночного мира. В результате всей этой лекции я понял одно. Изнаночный мир — это что-то типа отражения данного мира, этакая другая сторона монеты. Об этом я честно сказал Гоймерычу. Он несколько минут смотрел на меня как на придурочного, затем лишь махнул рукой, буркнув, что и так пойдет.

— Кстати, Антиох Гоймерович, а что вы имели в виду, когда сказали, что я не угодил академии?

— То и имел, — пожал плечами завуч. — Дело в том Ярослав Сергеевич, что здание академии в некотором роде одушевленное. Да, да не смотрите на меня как на выжившего из ума старика, — одушевленное. Мало того обладает своей странной магией.

— Но ведь на меня магия не действует? — удивился я.

— Не действует, — согласился Гоймерыч. — А на окружающую вас действительность еще как, или вы до сих пор думаете что мы с вами на родном вашем языке разговариваем?

Вот, те на — номер. Если честно, именно так я и думал, конечно, иногда проскальзывало удивление не уж-то наш «великий и могучий» настолько велик, что на нем и другие расы балакают, но факт-то был как говориться налицо. А тут оказывается, что не все так просто…

— Понимаете дорогой мой Ярослав, — завуч вздохнул. — Ваша невосприимчивость к магии вещь у людей конечно редкая, можно сказать даже уникальная, но этот мир целиком пропитан магией не думаете же вы что ваша способность может нейтрализовать ее всю.

— Нет, конечно, — согласился я.

— Вот и я о том же, — кивнул Гоймерыч. — В принципе это относится и к академии. Вы со своей невосприимчивостью радиусом около полуметра для нее не больше чем заноза в одном месте (вот за занозу большое спасибо), хотя даже, скорее всего, меньше. А так, ваше сегодняшнее путешествие просто ее каприз или вообще стечение обстоятельств, но все равно я этим займусь, так что думаю, в дальнейшем все будет в порядке.

— Спасибо успокоили, — усмехнулся я. — Вот только на счет языка я не понял, вроде вы говорите на чисто русском.

— На чисто русском, — Гоймерыч покачал головой и подошел ко мне вплотную.

— Агован, руг разут найден?

— Чего? — оторопел я.

Завуч улыбнулся и сделал шаг назад.

— Не поняли? — спросил он уже на нормальном языке. — Я просто попал в вашу полутораметровую зону. Вне ее то, что я произношу, сразу преображается магией академии в понятные для вас звуки. А звуковые колебания это уже не магия. Вблизи же магическое преобразование осуществиться не может. Вот-так.

Я оторопело посмотрел на Гоймерыча. Ну тут вроде все понятно, но с другой стороны возьмем ту же молнию, что запустили в меня — это ведь тоже не магия, а электричество или там действие идет по другому принципу, или… Так — хватит, а то голова треснет. Видимо как не крути, а все придется выяснять на собственной шкуре, чую, сладкие деньки меня ожидают.

— Ладно, — я подхватил лежащие рядом тома. — Вы мне хоть класс выделите, а то где я первое классное собрание проводить буду?

— Конечно, выделим, — кивнул завуч. — Соседний со мной класс как раз пустой. Располагайтесь, почитайте пока про ваших учеников. А после собрания я лично провожу вас в ваше новое жилище.

— Хорошо.

Я уже развернулся, чтобы идти, но Гоймерыч остановил меня вопросом:

— Кстати еще раз как звали ту женщину, что вас проводила до лестницы?

— Эльфира, — ответил я, покосившись на задумавшегося завуча. — Симпатичная такая. А она тоже преподает, а то спрашивал, толком ничего не сказала.

— Странно, что она вообще с вами говорить стала, — покачал головой старик. — И вообще она не женщина, а дракон.

— Дракон!?

Глава 5

Вы когда нибудь пробовали читать книги с расстояния полутора метров, — нет? Повезло вам. Вроде бы и недалеко, но посидеть, расслабиться с чашечкой кофе, неспешно перелистывая страницу за страницей, явно не получиться. Хорошо хоть у меня зрение стопроцентное. А к чему это я? Ах да…

Короче когда я открыл эту папочку с делами, то обнаружил, что все страницы покрыты какими-то черточками, загогулинами или вообще пиктограммами. Несколько минут я недоуменно хлопал глазами, пока до меня не дошло. Примостив папочку к стопке «Энциклопедий рас», тома которой я положил на стол выстроив таким образом мини-башню знаний, я отошел на пару метров назад. Опа-на, ура моему гению. Строчки непонятного языка пошли волнами, точно мое зрение на мгновение расфокусировалось и вот уже на меня смотрят родные буквы русского языка. Написано не мелким шрифтом, но блин, похоже придется где нибудь раздобыть бинокль, так на всякий случай, я вздохнул. Утешает одно, хорошо хоть что я преподаватель труда, а не русского языка и литературы, а то от проверки тетрадок у меня глаза бы точно на лоб повылазили, а уж ошибки подчеркивать… пришлось бы палку с прикрепленной к ней ручкой заводить. Хотя про палку идея неплохая, страницы же надо как-то переворачивать. Ладно, приступим к изучению класса, остальные проблемы потом, итак по списку у меня в нем четырнадцать человек.

Итак, нумер один: Аййдарано Эльторис и Аййдарано Глайдуэль, блин чуть язык не сломал, кто же такие имена придумал. О, ба, да это знакомые эльфийки, к тому же еще и родные сестры. Я с интересом принялся рассматривать фотографии девушек, неожиданно изображение на одной из фото подмигнуло мне, повернулось боком и, затем, невидимая камера отдалилась, показав запечатленную на ней девушку во весь рост. Через мгновение на меня вновь смотрела статичная картинка. Я только хмыкнул. Ну, движущимися картинками нас не удивишь. Фотка, тем временем, вновь ожила, повторяя предыдущие действия. Ладно, теперь почитаем что об этих девочках написано. Так дочери одного из владык какого-то там королевства и бла, бла, бла… я торопливо пробежал глазами по строчкам, пропуская ничего не значащие для меня названия и чины. А, вот, — магическая специализация. Пожалуй, это самое важное в моем случае, всегда нужно знать, что с тобой может сотворить сей отрок, просто поджарить на медленном огоньке или еще дать поколбаситься от электрошока. Так… «магия леса» — ну кто бы сомневался, эльфы же. Я ухмыльнулся. Знать бы еще, с чем эту «магию леса» едят. Ну, можно конечно предположить, что эти девочки хорошо цветочки разводят и зверюшек всяких селекционируют, но что-то вериться мало. Ладно, двигаем дальше.

Второй номер или точнее третий. Арландино Грей фор Маушам де. пум, пурум, пум Банко, ну и как прикажете его величать, да пока я эту фамилию прочту половина урока пройдет. Так фото. Ну, вполне ничего паренек, по виду вылитый чистый ариец. Белобрысый, с ясными синими глазами и взором, устремленным в бесконечность, нос вот только подкачал — курносый и веснушчатый. Ему бы орлиный такой профиль, вот тогда да.

Так, родители. Нифига себе. Я несколько раз перечитал указанные сведения. Прямо цельная сага в трех частях. Отец какой-то супер-мега злодей, местного конечно масштаба, этакий Темный властелин деревни Загагулино фиг знает какого уезда, но все равно — впечатляет. Так, специализация, — «магия земли». Ну да конечно понятно и внятно — «магия земли», ха и что же ей делают? Червей на рыбалку за один присест набирают или картошку там самокопом окучивают, а может погреба под заказ сами выкапываются, хотя… судя по папочке там скорее могилка сама выкопается и еще плитку сверху уложит — гранитную, тонны на три. Хе, хе.

Так, четвертый. Ом Кум, во, проще простого, ну хоть имя нормальное. Так, судя по фото, вылитый мальчик-волшебник — худой и в очках на пол физиономии. Родители, ну точно, тоже маги, отец какой-то доктор-магических наук, мать фея. Фея? Такая маленькая с крылышками, это извините, как? Или все же,…бррр, хватит подобных фантазий. Специализация: «молния». Стоп, стоп — молния!? Ага, значить это он меня хотел чуток подпалить, ради шутки, а на вид такой интеллигент, очки даже нацепил. Ну, ну, генератор ходячий.

Короче просмотр списка занял у меня около часа. Кроме вышеуказанных в классе были еще два эльфа, мальчик и девочка, правда, темных — причем в натуральном виде, этакие негры местного общества, точнее мулаты. Колайс и Анрайс Эльдурейз, в общем Колян и Анька. От первых девочек эльфиек отличающиеся, прежде всего, цветом кожи, которая у них была темно-коричневого цвета, как будто ребятки в солярии перезагорали. К тому же как оказалось они муж и жена… Не спрашивайте меня почему, сам знаю что им лет по четырнадцать — пятнадцать стукнуло, но факт остается фактом.

Позднее я, правда, узнал, что в их мире женят еще до рождения и разводы, увы, не предусмотрены, разве что в случае гибели одного из супругов.

Ну, про мальчика-оборотня и девочку с красными глазами, которая и в самом деле оказалась вампиром, можно и не рассказывать особо у нас про данный типаж столько фильмов наснимали, что можно сказать ребята практически родные. Парня звали Теодор Эф, и в специализации у него стояла «трансформация», как позднее оказалось парень может быть не только волком. Девочка — Эрнеста Гадриан, судя по записям, имела успехи в «звуковой магии», что бы это не значило, и кроме всего была чистокровным вампиром в десятом поколении. Кстати света она не боялась, правда, даже на слабом солнце мигом обгорала, а кремами от загара здесь не особо разживешься, так что когда мы с ребятами поехали на отдых пришлось мне ей доставать пару флаконов и потом…. упсс, опять отвлекся.

На чем я там остановился, ах да, еще две девицы какие-то там магички, причем одна из них блондинка (мама-мия!!), специализирующаяся на магии огня (вообще кирдык, срочно заказать Дорофеичу десяток огнетушителей или чего тут вместо них используется)!!! Не вы не подумаете что, вообще я к блондинкам вполне толерантен, они мне даже симпатичны, но тут…. короче, лучше перебдеть чем не добдеть. К тому же имечко Парфулия Омен, бррр, придумают же, правда, к концу чтения у меня создалось впечатление, что такие имена это особенность перевода, ну тут уже ни как не проверишь, приходиться довольствоваться тем что имеем. Вторая, Тея Гария, вообще ведьма. Ага, прям так и написано — ВЕДЬМА. Правда, весьма симпатичная, такая миленькая девочка с косичками. Эх, и не подумаешь даже, хотя с женщинами так всегда.

Так кто еще остался? А еще парень и девчонка — Райка Майлар Озерная и Дерик Ойбалд Луговой, оба из рода дриад, кто это интересно такие? Что-то вроде слышал, типа эльфов или что-то подобное. Хотя по фотке на скажешь что похожи, обычные люди разве только волосы зеленого цвета и ба… ушки на макушке, а-ля: «я киска», — прикольно. Кстати вроде дриады должны все быть женского пола, ну хотя кто их знает, в конце концов, не почкованием же размножаются, хотя здесь чую все может быть. Девочка специализируется на «магии ветра», мальчик на «магии воды».

Так и наконец последние в моем классе, вот тут интересно. Тори Гай Урсул фон Ройзенбраун, — сын повелителя добра (да, да так прям и было написано). М-да, значит полный набор, то есть, сын злодея — одна штука, сын добротея то же одна штука. Вот блин — сладкая парочка. Как же они уживаются? Так магия, вообще нормаль, — маг-универсал. Значит, может все, но очень не очень, вот такой блин каламбурчик.

И последняя девочка — Рейнерна Ярай. Техномаг и все. Ага, и все, в смысле вообще все, не строчки больше. Техномаг — это в смысле? Маг, производящий технику, или ремонтирующий ее, или, наоборот — поганящий? М-дааа. А как же быть с тем что тут многое из технических устройств не работает, хотя у ректора я даже компьютеры видел, или…. бррр вопросы, вопросы. Так, сейчас бы кофейку. Бабах, короткая вспышка и на другом конце стола появляется дымящаяся кружечка, судя по разнесшемуся аромату как-раз с кофе. Я неверящими глазами уставился на возникший из ниоткуда сосуд, затем встал и осторожно стал подходить к дымящейся кружке. Бабах. Я вздохнул, так и есть, стоило мне приблизиться поближе, как магия испарилась, но стоило мне усесться на свое место, как кружка с кофе вновь возникла на краю стола. Издевательство какое-то. Интересно, кто это так постарался? Я резко встал и двинулся к кружке. Бабах. Я сел на место. Бабах… Минут через пять, я уже возлежал посередине стола, а дымящаяся кружечка возникла на ближайшей парте. Садюги!!! Хотя, скорее всего это развлекается сама академия, как не парадоксально это звучит, но видимо завуч прав, чем-то я ей не приглянулся. Хотя чем понятно, вон Гоймерыч меня с занозой в одном месте сравнил, а кто же будет любить занозу? Через полчаса, когда ко мне заглянул Гоймерыч, чтобы сообщить, что уроки уже закончились и мои ученики скоро будут здесь, он застал вашего покорного слугу в раздраженно-нервно-депрессивном состоянии, задумчиво взвешивающим на руке один из томов энциклопедии и глазами прицеливающимися в стоящую на одной из дальних парт кружечку кофе. Покачав головой, он быстро куда-то смотался и вскоре перед моим взором предстал объемный кофейник с какой-то плошкой заполненной различными сладостями. Нет, все-таки местный «Энштейн» — мировой старикан, если бы ни эти его постоянные попытки испробовать на мне различные магические смеси, кхе-кхе, ну да ладно у каждого, в конце концов, свои слабости имеются. Короче, когда в класс стали входить первые ученики, мы с Гоймерычем пребывали в спокойно-расслабленном состоянии и неторопливо вели беседу о вечном, прекрасном и добром, — ну в смысле о женщинах.

Ребятки подтянулись шустренько и потихоньку рассевшись за парты, практически молча ждали пока мы с завучем наточим наши лясы, сразу видать, дисциплина тут не так уж и страдает, может я зря переживал.

— Так вроде все собрались, — сказал Гоймерыч, прерывая нашу беседу и оглядывая шушукающийся класс. — Нус-с, начнемс.

Завуч поднялся и несколько минут рассматривал замолчавший класс, затем заложил руки за спину и сказал:

— Итак, дети, как вы знаете у вас теперь новый классный руководитель, с прежним вы как-то не особо ужились и теперь он поправляет здоровье на курорте, кстати заметьте, за счет академии.

Вот так новость!! Я обеспокоенно покосился на стоявшего ко мне спиной завуча, что ж эти «ангелочки» сделали с прежним классником, что он до курорта докатился.

— Нус-с, я все сказал, надеюсь вы найдете общий язык с вашим новым преподавателем, за сим хочу откланяться, — между тем закончил свою речь Гоймерыч и повернулся ко мне. — Ну, Ярослав Сергеевич, теперь они все ваши, а я побежал, не то пропущу Герту в созвездии Дракона.

Проводив глазами завуча до двери, я медленно повернул голову к классу. Сидят мои умницы и даже не шелохнутся, ну, ну, меня этим не проведешь, я внутри просто сжатая пружина и как пионер готов ко всему.

— Ну, — я нахмурясь обвел грозным взглядом класс. — Вы меня уже знаете, теперь я хотел бы познакомиться с вами, поэтому давайте проведем перекличку, а затем обсудим кое-какие вопросы. Все понятно?

Молчат, только дружно улыбаются. Ох, не нравиться мне эта атмосфера, поди, пакость какую задумали. Помню когда в школе к нам пришла молоденькая учительница физики, вместо нашей заболевшей, хе-хе, короче не зря мой сосед по парте все утро доску воском натирал, а на химии, когда мы пересыпали реактивы — во фейерверк был! Интересно, что эти гаврики для меня припасли? Ладно, а пока перекличка. Я взял в руки журнал и …м-да, забыл как-то.

— Э-э-э, а кто у вас сегодня дежурный?

— Дежурный? — сидящая на в переднем ряду эльфийка недоуменно посмотрела на меня.

— Ну, да доску там вытирает, за порядком следит и прочее.

Теперь уже весь класс дружно таращит на меня глаза. Так понятно с дежурными облом, ну ничего это мы быстро исправим.

— Значит, нет дежурных, ну да ладно. Вот ты, — я ткнул пальцем в эльфийку от чего та аж подпрыгнула на месте и густо покраснела, а класс подозрительно и ехидно захихикал.

Блин, что-то не то, я быстро убрал руки за спину. Елки-палки, надо скорее прочитать энциклопедию, а то кто знает, что у эльфов обозначает подобный жест, может я ей только что в любви признался.

— Да, нер.

Эльфийка поднялась с места уставившись глазами в парту. Нет, ну точно что-то не то сделал.

— Э-э-э.

— Аййдарано Эльторис, нер, — представилась девочка.

— Точно, — облегченно вздохнул я. — Ты меня извини, я человек новый, может что не так сделал…

— Вы только что обратились к ней как к младшей жене, — неожиданно хихикнул сидящий на соседней парте очкастый мальчуган.

Блин, я почувствовал что краснею. Не хватало, чтобы меня еще в местные педофилы записали.

— Ну, ты извини, — пробормотал я. — У нас этот жест ничего такого не значит.

— Я понимаю, нер, — кивнула девочка. — Завуч нас предупредил, что вы можете допускать подобные оплошности, просто так неожиданно.

Она подняла на меня свои необычно изумрудные глаза и кокетливо улыбнулась. Блин, я почувствовал, что краснею, а мои ученички только что под партами не лежали от хохота. Очкарик вон вообще сполз по стулу и дергается в судорогах, как будто сам себя током шандарахнул. Приколисты, блин.

— Так, — я хлопнул ладонями рук по столу. — Эльторис, давай заканчивай краснеть с твоим замужеством потом разберемся, а пока марш сюда будешь мне список присутствующих зачитывать.

— Да, нер, — эльфийка подошла ко мне и взяла протянутый мною журнал, открыв его, она удивленно посмотрела в мою сторону. — Это же не список, а личные дела.

— Ну и что, просто называй каждого по фамилии, а названный пусть встает.

— Хорошо, нер. Тогда мне это не нужно, — она положила папку с делами на стол.

Ребятки вставали по очереди, а я их внимательно рассматривал, сравнивая свое первое впечатление с увиденным. В принципе все совпало, только это… тьфу ты, ну сын мега злодея, оказался таким невысоким, худеньким белобрысым пареньком, постоянно читающим какую-то книгу. На фотке он выглядел внушительней.

— Все? — спросил я когда эльфийка замолчала.

— Нет, нер, — покачала головой девочка. — Рей как всегда отсутствует.

— Рей?

— Рейнерна Ярай.

— Та, что техномаг.

Эльторис кивнула.

— И что с ней?

— Не знаю, — девочка пожала плечами. — Она вообще редко появляется на уроках. И вообще техномаги очень непредсказуемые создания.

Эльфийка фыркнула. Я внимательно посмотрел на девочку, мысленно сделав себе пометочку в голове, что эльфийка похоже находилась не в самых дружественных отношениях с последней.

— Ну, хорошо, — сказал я. — Теперь о планах. Итак, нам, точнее мне, выделили помещение, где будут проходить уроки труда, а так как я ваш классный руководитель, то в каком-то смысле это и ваше помещение. Вот.

Если честно сам не понял что завернул, но надеюсь, звучит умно.

— А что за класс? — спросил мальчик-оборотень, нежно так улыбаясь, но мне что, после улыбки очаровательной драконицы, или драконессы, или… ну короче его улыбка так, дружеский оскал хомячка.

— Класс? Ну, внизу через холл по коридору, а да там еще какой-то призрак обитает.

— Проклятая комната!!

Вот блин, надо же как дружно в один голос и что это они так этой комнаты бояться, вон темная эльфийка аж побледнела вся, лишь один … тьфу-ты, мать честная, короче этот белобрысый, оторвался так от своей книжонки оглядел класс изумленным взглядом — и дальше читать.

— Нер, вы уверены? — помогавшая мне девочка испуганно уставилась на меня.

— Вполне, — пожал я плечами. — Вчера и сегодня там полдня провел, ничего страшного, только грязно. Кстати насчет этого я и хотел с вами поговорить. Дорофеич сказал, что за пару дней там все установит, так что ребятки готовьтесь к генеральной уборке.

— К чему?

— К уборке, ну там помоем все, приберем, шторочки на окна повесим.

— Это еще зачем? — стоявшая рядом эльфийка удивленно посмотрела на меня. — У нас же есть феи-уборщицы.

— Феи, кто?

— Уборщицы, — со вздохом пояснила та.

— Ага, — я почесал в голове. — Это конечно все хорошо, но потом, а пока нам самим надо привести будет класс в порядок, и без возражений, считайте это чисто моей блажью.

Судя по их глазам, они именно так и считали.

— Ладно, на том и порешим, через два дня после уроков все в классной комнате, точнее зале, тьфу…, короче в новом кабинете труда. Всем все понятно?

— Да.

Как-то нестройно и без особого энтузиазма, ну да ладно, даст бог со временем подправим, будут как пионэры.

— Всё, все свободны.

Ребятки дружно встали и коротко поклонившись (блин, мне даже здесь нравиться начинает, — культура), потянулись к выходу. Я проводил их глазами и облегченно вздохнув, откинулся на стуле. Похоже, сегодня пронесло, наверное, мои гаврики настолько были поражены новостью об их новом классе, что все пакости у них из головы вылетели. Я усмехнулся и принялся раскачиваться на стуле и вдруг краем так глаза вижу нечто… Голова моя с диким скрипом поворачивается на обнаруженную цель, и я чувствую, что мои глаза начинают медленно вылазить из орбит. Сбоку от стола стоит этакое чудо чешуйчатое, помесь блин Годзилы с Гамадрилой и так ласково улыбаясь, смотрит на меня. Блин, рука, судорожно шарящая по столу в поисках чего-нибуть, нащупала нечто тяжелое и я, метнув толстенный том энциклопедии в ЭТО, сиганул с места як Сергей Бубка, только что без шеста. Ну, лечу я значит над полом, приветы посылаю пробегающей внизу живности, местные мыши мне там уже плакаты развернули с надписями: «Слава нашим летунам» и тут замечаю, что пущенное мною оружие возмездия, пролетает сквозь стоящего монстра. Елки— зеленые!! Приземлился я очень удачно, где-то между вторым и третьим рядом и с громкими овациями со стороны корридора.

Подловили все-таки! Я, кряхтя, поднялся, чувствуя, как с противными щелчками мои суставы встают на законное место, и бросил гневный взгляд в сторону двери. Тишина, я хмыкнул и, собрав свое добро в виде тяжелого оружия знаний, направился прямиком на ухмыляющееся чудо-юдо. Как я и предпо


Содержание:
 0  вы читаете: Магфиг : Дмитрий Кружевский  1  Пролог : Дмитрий Кружевский
 2  Глава 1 : Дмитрий Кружевский  4  Глава 3 : Дмитрий Кружевский
 6  Глава 5 : Дмитрий Кружевский  8  Глава 7 : Дмитрий Кружевский
 10  Глава 9 : Дмитрий Кружевский  12  Глава 11 : Дмитрий Кружевский
 14  Глава 13 : Дмитрий Кружевский  16  Глава 15 : Дмитрий Кружевский
 18  Глава 17 : Дмитрий Кружевский  20  Глава 19 : Дмитрий Кружевский
 22  Глава 21 : Дмитрий Кружевский  24  Глава 23 : Дмитрий Кружевский
 26  Эпилог 2 : Дмитрий Кружевский  28  Глава 1 : Дмитрий Кружевский
 30  Глава 3 : Дмитрий Кружевский  32  Глава 5 : Дмитрий Кружевский
 34  Глава 7 : Дмитрий Кружевский  36  Глава 9 : Дмитрий Кружевский
 38  Глава 11 : Дмитрий Кружевский  40  Глава 13 : Дмитрий Кружевский
 42  Глава 15 : Дмитрий Кружевский  44  Глава 17 : Дмитрий Кружевский
 46  Глава 19 : Дмитрий Кружевский  48  Эпилог : Дмитрий Кружевский
 50  Глава 1 : Дмитрий Кружевский  52  Глава 3 : Дмитрий Кружевский
 54  Глава 5 : Дмитрий Кружевский  56  Глава 7 : Дмитрий Кружевский
 58  Глава 9 : Дмитрий Кружевский  60  Глава 11 : Дмитрий Кружевский
 62  Глава 13 : Дмитрий Кружевский  64  Глава 15 : Дмитрий Кружевский
 66  Глава 17 : Дмитрий Кружевский  68  Глава 19 : Дмитрий Кружевский
 69  Глава 20 : Дмитрий Кружевский  70  Эпилог : Дмитрий Кружевский



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение